body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » the beasts have eaten it


the beasts have eaten it

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/ykZDEco.pnghttps://i.imgur.com/39f28c0.pnghttps://i.imgur.com/GZEQrW3.pnghttps://i.imgur.com/dgkPyTA.pnghttps://i.imgur.com/R5AEXPW.pnghttps://i.imgur.com/dDeDJ3P.pnghttps://i.imgur.com/5ZIxrqP.png


They weren’t my tribe, but I believed that legend. Witches and werewolves were real. Why not Windegos? And isn’t that what happened to the Donner Party out in California? Being so desperate for meat, for food. Could relate to that. Pitied any person with nothing to fall back on, enough to eat someone’s heart out.


[nick]Todd[/nick][fandom]romance club[/fandom][status]geek brain[/status][char]тодд, 17[/char][lz]sarcasm is my only weapon[/lz][icon]https://i.imgur.com/y48OFPn.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/i4ewAgU.gif
NIKHROUM & калифорния
[/sign]

Отредактировано Rey (2020-11-17 21:59:58)

+2

2

В лесу всегда всё иначе.
Воздух — тёрпкий, влажный, забивается в ноздри, в самого Джейкоба, будоражит нервы и сознание, вызывая кучу ощущений за раз. Лес Клирвью кажется иным измерением, отличимым от реального мира; звуки громче, обострённый слух улавливает каждый шорох, совершаемый лесным зверьём, любое перешёптывание листьев, что плотным шатром смыкаются над его головой (там, где-то высоко-высоко, около звёзд, Джейкобу не дотянутся), скрипы и хрипы сухих веток, что трутся друг о друга, словно престарелые любовники; перекрикивание птиц, что всё ещё не спят (или только просыпаются; над ухом ухает сова).

Мощные лапищи взметают вверх пожухлые листья, прижимают к земле сочную зелёную траву, что в плотной мгле, обволакивающей зверя, кажется тёмно-серой.

Он бежит.
Бежит долго, наслаждаясь работой каждой мышцы тела зверя, что работает идеально и слажено; мышцы эти реагируют на малейший нервный импульс, посылаемый его корой, молниеносно, и ритмичные движение лапами (бег, что скорее напоминает бесконечные прыжки вперёд) приносят ему удовольствие. Своеобразный кайф, знакомый всем оборотням, от которого сносит крышу не хуже психостимуляторов; ломка из-за того, что долго не надеваешь настоящее своё обличье — обличье зверя.
Джейкоб бежит.
И ещё, и ещё.
Волк не знает усталости; лишь иногда он останавливается для того, чтобы принюхаться — есть тут кто? Волки. Мелкие, похожие на собак ободранных, да такие же, под стать им, лисы — маргиналы и люмпены в мире фауны. Джейкобу они не ровня, Джейкоб даже ухом не ведёт, ведь те таятся где-то глубоко внутри этого огромного монстра — леса Клирвью — и убегают, поджав хвост, едва заслышав приближение Джейкоба, едва учуяв его запах.
Очередная остановка — оглядеться, посмотреть, где он находится.
Сознание человека стоит где-то за гранью, но грань эта постепенно стирается, и, чем дольше Джейкоба находится в обличье волка, тем прозрачнее и невидемее становится грань. Где-то за него отвечают инстинкты, где-то — рефлексы, человек же сидит где-то внутри него, наблюдает своими человеческими глазами, подмечая и понимая.

Кто-то, кроме него. Здесь, прямо сейчас. Недалеко. Он ведёт носом, пытаясь уловить этот запах, что редко появлялся здесь, так глубоко внутри, в этих чащах, которые способны свети с ума любого, кто недостаточно хорошо знает эти места.
Ведёт носом, вдыхает глубже — тело окликается тем, что объём воздуха в легких увеличивается, грудная клетка расширяется, мышцы же работают на максимум. Как и анализатор, что находится внутри него — мысленный ориентир. Он срывается с места, туда, откуда запах раздаётся отчётливее. И снова летят листья под его лапами, снова влажная земля приминается под силой его веса; подушечки лап пружинят, отчего Джейкобу удаётся отталкиваться ещё больше, ещё выше, быстрее.
Он находит его — раньше, чем видит; каким-то шестым чувством улавливает присутствие парня, что будоражит кожу — в облике зверя все чувства усиливаются в разы; да ещё и встреча неожиданная — никогда не знаешь, кто попадётся тебе ночью в чаще. Охотник, свой, чужой оборотень, добыча или?
Бесшумно ступает лапищами — листья надежно глушат все звуки, мягкий ковёр из травы и мокрого грунта даёт ему возможность подкрасться.
Зачем? Азарт охотника ли, любопытство?
Джейкоб не знает. Настоящий Джейкоб сидит внутри, полудремает, прикрыв глаза, отдав пульт управления зверю — это его дело, не Джейкоба.
В темноте зверю видно лучше; он идёт следом за ним, крадётся тихой тенью, остаётся ею незамеченным. Сливается с ландшафтом.
Интересно, надолго ли затянется это преследование?
Из горла раздаётся рык; это уже Джейкоб, он смеётся, развеселённый ситуацией — маленькие человеческие мальчики в лесу не гуляют в такую темень, куда же ты вышел?
Парень оборачивается инстинктивно, на звук; глаза его расширяются при виде него, рот — безмолвная буква "о". Странно, что не кричит. Думает, что делать, вспоминает инструкции, которые раздавали в школе — твои действия при встрече с самым опасным существом на планете, часть первая? Или цепенеет от страха? Джейкоб не успевает придумать ответ, как парень срывается — прочь, прочь, ещё дальше, ещё глубже, на растерзание волкам, медведям и кабанам — умно, ничего не скажешь.
Джейкоб — за ним. Нечто первобытное откликается в нем, нечто кровожадное и противоестественное для Джейкоба, но вполне знакомое и понятное для зверя.

Импульс — догнать. В висках шумит кровь, погоня продолжается.

Совы, переполошенные, даже не ухают. Молчат.

[nick]jacob black[/nick][status]спичку дважды не зажжешь[/status][icon]https://i.imgur.com/fDlNliw.jpg[/icon][fandom]romance club: love from the outer space[/fandom][char]джейкоб блэк[/char][lz]индифферентность[/lz]

+1

3

Еще каких-то пару недель назад у него была жизнь обычного школьного задрота, а потом на голову в буквальном смысле свалилась парочка инопланетян (они существуют — сюрприз!), и вся жизнь перевернулась вверх дном. А теперь он в темном-темном лесу, темной-темной ночью пробирается сквозь заросли, потому что они, видите ли, оставили на базе военных какую-то супер-важную штуку и надо её срочно достать. Ну надо, значит надо. Друзей в беде не бросают.

Еще и Джейкоб не пошел, сославшись на какие-то семейные обстоятельства. Без него ночью в лесу они были как кучка слепых котят. Тыкались туда и сюда, все никак не могли найти дорогу к базе.

Решили разделиться.

Он им говорил — не стоит такого делать. Ведь именно так начинается подавляющее большинство фильмов ужасов: Пятница тринадцатое, Фредди против Джейсона. Это ж первое правило просто — выехать в лес и разделиться. Проблемы гарантированы. Он им говорил, но да кто слушает Тодда, никто не слушает Тодда, никто не воспринимает Тодда всерьез. Так что они все равно разделились, и он остался один. В лесу. Непроглядной темной ночью.

Круг света от фонарика едва выхватывал дорогу впереди, щедро присыпанную листьями. В лесу все было иначе: звуки громче, ощущения ярче. Тодд слышал как шуршит листва у него под ногами — слишком громко, этот звук казался в тишине леса инородным. Он сам себе казался инородным в этом месте, словно был пришельцем, посмевшим потревожить покой дикой природы. Изогнутые ветви смыкаются над головой как острые клыки огромного чудовища, а Тодд, кажется, продвигается прямо в желудок.

Боковым зрением он постоянно улавливает какое-то движение. Злой волк? Безобидная белка? Мудрая сова? Опасно? Безопасно? В лесу сложно отличить паранойю от интуиции, продиктованной инстинктом выживания. Перебравшись в бетонные джунгли, люди притупили свои инстинкты, разучились им доверять.

Липкий страх сочиться через поры на коже.

Сердце в груди бешено стучит, кровь шумит в ушах — Тодду кажется, что всякая зверушка на мили вокруг может это слышать, и что всякую зверушку, рождаемый им, шум раздражает. Все здесь кажется враждебным. Так как отличить «кажется» от «так и есть»? Чёрт, был бы здесь Джейкоб, он бы разобрался.
Был бы здесь Джейкоб...

Кто-то, что-то, рычит у него за спиной. Тодд разворачивается на звук — свет фонарика выхватывает звериную морду, искривленную в опасном оскале. Оно похоже на волка, но Тодд быстро соображает, что это — не волк. Тварь слишком огромная, почти в человеческий, блять, рост. И пасть у этого чудища такая большая, что оно могло бы отгрызть Тодду голову одним укусом.
По спине пробегает толпа мурашек.
Тодд разворачивается и бежит, что есть сил в направлении «подальше от». Ветки бьют его по ногам, но рукам, по лицу. Он спотыкается о камни и выступы, о ветки деревьев — кажется, весь лес работает против него. Лес хочет, чтобы он оказался в лапах этой твари, чтобы эта тварь его сожрала, потому что тварь — часть леса, а Тодд — нет. Он здесь чужой.

Интуиция подсказывает — бежать бесполезно. Лапы быстрее ног, зверь догонит.
Не беги — гаденько нашептывает внутренний фаталист — только умрешь уставшим.
Но инстинкт самосохранения толкает в спину — вперед, быстрее. И Тодд бежит. И вперед, и быстрее, и еще быстрее. Бежит, падает, поднимается, не обращая внимания на разодранные на коленях джинсы и содранные о мелкие камушки ладони.
Интересно, эта штука умеет лазить по деревьям?
Он хватается за эту мысль как утопающий за спасательный круг и с разбегу запрыгивает на одно из, подтягивается на руках — откуда только силы берутся, он отличником по физкультуре никогда не был. Выше, еще выше. Достаточно. Вцепится в ветку, перевести дух, опасливо глянуть вниз на чудище, которое уже, естественно, тут как тут. Скалиться измазанными в слюне зубами и смотрит так красноречиво — я до тебя мол доберусь.
Почти по-человечески. Взгляд такой.

Джейкоб как-то рассказывал у костра легенду о вендиго. О зверях-оборотнях, бывших когда-то людьми, проклятых жаждой человеческой крови, проклятых голодом, который невозможно насытить до конца. Они вырывают людям сердца и жрут их сырыми.
Так значит это не была просто страшная история у костра? Ну почему бы и нет? Инопланетяне же существуют, почему бы не существовать и тварям из страшных историй. Тодд готов уже поверить практически во что угодно.

Глаза у зверя кажутся немного знакомыми, сверкают в темноте похоже на...
Глаза сверкают похоже.
У костра в глазах Джейкоба отражались искры. Глаза сверкали.
Джейкоб рассказывал о вендиго. Не рассказывал — предупреждал.
Безумная догадка мелькает в голове — не-не-не, только не это, лучше бы ему ошибаться.

— Джейкоб? — Тодд аккуратно зовет с дерева, но лес будто подхватывает звук его голоса и усиливает стократно.

Потому что голоса людей для леса инородны.

[nick]Todd[/nick][fandom]romance club[/fandom][status]geek brain[/status][char]тодд, 17[/char][lz]sarcasm is my only weapon[/lz][icon]https://i.imgur.com/y48OFPn.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/i4ewAgU.gif
NIKHROUM & калифорния
[/sign]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » the beasts have eaten it