body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » вечные акции » разыскиваем повсюду


разыскиваем повсюду

Сообщений 31 страница 52 из 52

1

САМЫЕ НЕОБХОДИМЫЕ
они разыскиваются тут.

выкупленные заявки необходимо в обязательно-принудительном порядке согласовывать с заказчиком, йеп. одно сообщение - не более одной заявки на трёх персонажей. для более глобальных поисков есть данная тема.
важно: пункт с примером игры придуман не для красоты. при игнорировании этого пункта, администрация может отправить вашу заявку на доработку или же вставить его самостоятельно.
также важно: все персонажи, проходящие по нужным героям, получают дополнительные дропы и бесплатного твинка в подарок.


те, кого ищут:

[!] отмечаются выкупленные заявки/касты, взятие которых в обязательном порядке необходимо согласовывать с заказчиком;
1 подобными цифрами отмечаются заявки в том случае, если на одного и того же персонажа претендует несколько стекложуев.

0 ... 9
...


A  B  C

[!] a song of ice and fire

ygritte

[!] christian mythology

[!] asmodeus

[!] cyberpunk 2077

kerry eurodyne
victor vector


D  E  F

[!] final fantasy xv

aranea highwind
cor leonis
etro
gladiolus amicitia
iedolas aldercapt
ignis scientia
prompto argentum
ravus nox fleuret
shiva
titus drautos


G  H  I

haikyū!!

hinata shōyō


J  K  L
...


M  N  O

marvel

[!] bucky barnes
[!] en dwi gast «grandmaster»
noh-varr
norman osborn
[!] peter parker
[!] peter quill
[!] quentin beck
[!] steven rogers

[!] naruto

hozuki suigetsu
jiraiya
jugo
kimimaro
otsutsuki kaguya
shimura danzo
uchiha fugaku
uchiha itachi
uchiha madara
uchiha mikoto


P  Q  R
...


S  T  U

shin megami tensei: persona

haru okumura

slavic folklore

baioun

the sandman

dream

[!] the witcher

[!] eredin break glass
ladies of the wood

the wizarding world

[!] harry potter
lucius malfoy

tolkien's legendarium

meriadoc brandybuck


V  W  X

warcraft

talanji


Y  Z
...


— fandom —
http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/77800.jpg
прототип: имя знаменитости латиницей (если есть);

name surname [имя фамилия]
род деятельности, раса

важная информация


дополнительно:
пожелания и еще важная информация

пример игры;

а здесь постик


ШАБЛОН ЗАЯВКИ
Код:
[align=center][size=16][b]— fandom (маленькие буквы) —[/b][/size] 
[img]http://forumstatic.ru/files/0019/e7/0f/77800.jpg[/img]
[size=10][b]прототип:[/b] имя знаменитости латиницей (если есть) (немного больше маленьких букв);[/size][/align]
[align=center][b][size=16]name surname (да, снова маленькие буквы)[/size][/b] [size=12][имя фамилия (и тут тоже маленькие буквы)][/size]
род деятельности, раса (тут можно даже заборчиком, спасибо)[/align]

[quote]важная информация
[hr]
[size=14][b]дополнительно:[/b][/size]
пожелания и еще важная информация[/quote]
[spoiler="[b][size=14]пример игры;[/size][/b]"]а здесь постик[/spoiler]

+3

31

— tolkien's legendarium —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1485/545442.png
прототип: hugo weaving is good;

elrond [элронд]
полуэльф, владыка Ривенделла, член Белого Совета, хранитель кольца Вилья

Жизнь, особенно такая долгая - увы, не вечная весна. Прожитые годы лишь множат потери и редко кому удается сохранить в своем сердце свойственную молодости беззаботность. Элронд хлебнул печалей с детства. Держал брата за руку - крепко, чтобы не потерять, когда Феаноринги убивали соседей, товарищей, когда по улицам текла кровь. Они же приютили, обогрели, дали защиту после. Как это уложилось в его голове? Как удалось принять? Смотрел ли он на вчерашних палачей затравленным волчонком? Как стал тем, кем стал - оруженосцем Гил-Гэлада, служащим, похоже, с искренней верностью?
Столько потерь - пропавшие в море родители, выбравший судьбу смертных брат (говорят фэа близнецов связаны крепче других), замученная, сломленная жена. Элронд же, поселившийся в Имладрисе, остается воплощением мудрости и всепрощения. И сам Ривенделл, сокрытое убежище, где каждый найдет отдых, покой, совет и знания - будто бы воплощение своего владыки.
Трандуил невольно вспоминает родной Дориат, укрытый завесой Мелиан, чья кровь течет и в жилах Элронда. Об этом он, конечно, не скажет. Обо всем остальном сказано уже давно, еще на равнинах Дагорлада. В сердцах и не выбирая слов. Столько жертв - и все впустую. Только потому, что кое-кто позволил Исильдуру уйти с Кольцом. Все могло закончиться тогда - раз и навсегда, но все жертвы потеряли смысл. Столько жизней отдано лишь чтобы отсрочить неизбежное. Жизнь короля Орофера - отдана.
«Люди слабы», - с горечью поясняет Элронд.
«Действительно», - язвит Трандуил, подливая вина.


дополнительно:
Трандуил в мирных, но довольно сложных отношениях с другими эльфийским владыками заперся в своем углу и говнится и я не рассчитываю на частые совместные посиделки, но уже вижу как минимум пару интересных эпизодов. Давайте соревноваться в красноречии, а может и не только, выяснять кто здесь "менее мудр", а кто терпила.

пример игры;

Не похож на больного.
Юноша быстро уточнил что имел в виду, да это и так понятно, но слова все же успели, сделали свое дело.
Не похож на больного.
Рой хотел бы услышать нечто подобное на протяжении вот уже нескольких лет, казалось бы, ему должно быть приятно, что кто-то не считает его хуже остальных, но отчего-то скорее больно. На мгновение можно успеть почувствовать себя в порядке, только чтобы тут же после ощутить свою неполноценность лишь острее. Обида жжет изнутри, душит — иногда сильнее, как сейчас, иногда Рой почти забывает о ней. У обиды нет объекта, нет лица или имени, ее не на ком выместить, некого обвинить во всем, должно быть поэтому невозможно от нее избавиться. Рой не должен был стать таким.
Вины юноши в этом нет, по правде говоря он очень воспитан.
— Рой, — слабо улыбается, протягивает руку, — меня зовут Рой. Уокер. Я ищу своего доктора, но, похоже, ему не до меня. Докторам сейчас тяжело приходится.
"Пожми ему руку, Рой, как думаешь, он уже заразился?"
Как скоро проявятся первые симптомы? Может быть, ему остались считанные дни, недели. Совестно за собственные мысли, перспектива заразиться самому щекочет нервы, мешает азарт со страхом, но все же перспектива эта скорее желанна. За эгоизм тоже совестно, но остановиться тяжело. Должно быть, это все равно, что подговорить ребенка украсть морфий, только в тот раз он не знал, чем все обернется. Просто не думал об этом, цель была куда важнее, настолько, что больше ничего не имело смысла. Теперь Рой думает слишком много. Но в болезни он хотя бы не виноват. Не он заразил Мэйсенов, все, что с ним происходит и еще произойдет, случилось бы и без его участия.
Пришлось приврать, чтобы попасть сюда  — госпиталь теперь неохотно принимает не зараженных испанкой пациентов. Пациентов, которые вполне могут и подождать, пересидеть в своих жилищах. Если не жалуются на страшные боли, как Рой. Все чтобы просто пожать руку кому-то вроде младшего Мэйсена.
— Кажется, выбор теперь не особо велик — умереть на войне или от лихорадки. Я бы предпочел войну, но мне сказали, что я слишком хорош для армии. Не смогу сбежать с поля боя, стану героем. Кому-то не хватит медали.
Сомнительно шутить над своим состоянием Рой стал относительно недавно. Кто-то бы сказал, что он справился, но это больше похоже на расковыривание ссадины. Озвучить то, что терзает постоянно, но как будто это не так — в этом есть что-то такое, отчего ненадолго легчает. К тому же, если пошутить, люди немного расслабляются, будто бы все его увечья и не всерьез. Люди хотя бы смотрят на него, а не куда-то ему за спину.
А его собеседник наверное уже целую вечность не улыбался. Шутка ли, отец слег от болезни, которая убивает людей тысячами, мать места себе не находит, вполне возможно вскоре последует за отцом. Все рушится на глазах. Детство остается в прошлом. Рой помнит каково это, помнит слишком хорошо. Его мать умерла быстро и неожиданно, будто свечу задули — ее просто не стало. У тринадцатилетнего Роя почва исчезла из-под ног, будто она, мама, ею и была, и он все падал и падал.
Видеть, как родные постепенно угасают, наверное обессиливает. Наверное это куда тяжелее. С другой стороны, успеваешь осознать, осмыслить, подготовиться. Если к этому вообще можно подготовиться. Человеку всегда проще цепляться за призрачную надежду, чем смириться с худшим.
Впрочем, может быть надежда не такая уж и призрачная и эти люди выкарабкаются.
— А тебя как зовут?

Отредактировано Thranduil (2020-06-11 23:01:22)

+7

32

— tolkien's legendarium —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1491/100132.gif
прототип: dominic monaghan;

meriadoc brandybuck [мериадок брендибак]
хоббит из Шира, оруженосец короля Рохана вторая 0,5 которой вечно так не хватает

Кто-то скажет, что у Мерри с Пиппином одна голова на двоих и та Мерри и они будут правы. Дело ли в том, что Мерри старше, или в том что единственный ребенок в семье, которому никогда не нужно было бороться за внимание? Просто Мерри немного вдумчивее, внимательнее и выше.
Пиппин знает Мерри столько, сколько себя помнит. Мерри же, должно быть, еще помнит тот день, когда увидел в Тукборо едва научившегося ходить хоббитенка («это твой кузен Пип, присмотри за ним», сказали они).
Когда-то Мерри удавалось подговорить его на что угодно, Пиппин ведь маленький, его не накажут. Пиппина вообще удивительно легко подговорить, направить его мысли в нужное русло. Может быть ход мыслей у них просто похож. Наесться свежих пирогов, испеченных к празднику. Сбить пчелиный улей и бежать потом до реки так, будто за тобой гонится банда орков. А можно отправить Пиппина в заросли крапивы - это просто весело. Не подумайте, что Мерри только и делал, что манипулировал и издевался, они с Пиппином горой друг за друга. Просто есть шутки, которые должны быть пошучены.
Как вроде отправиться в дальние странствия. Только вот поджидающие там опасности и чудовища - вовсе не шутки. Но не отпускать же Фродо одного. Хоббиты должны держаться вместе.


дополнительно:
Я просто хочу сыграть по-настоящему хорошую дружбу, давайте танцевать на столах, творить херню, влипать в неприятности и спасать мир вместе, а потом умрем в один день.

пример игры;

Не похож на больного.
Юноша быстро уточнил что имел в виду, да это и так понятно, но слова все же успели, сделали свое дело.
Не похож на больного.
Рой хотел бы услышать нечто подобное на протяжении вот уже нескольких лет, казалось бы, ему должно быть приятно, что кто-то не считает его хуже остальных, но отчего-то скорее больно. На мгновение можно успеть почувствовать себя в порядке, только чтобы тут же после ощутить свою неполноценность лишь острее. Обида жжет изнутри, душит — иногда сильнее, как сейчас, иногда Рой почти забывает о ней. У обиды нет объекта, нет лица или имени, ее не на ком выместить, некого обвинить во всем, должно быть поэтому невозможно от нее избавиться. Рой не должен был стать таким.
Вины юноши в этом нет, по правде говоря он очень воспитан.
— Рой, — слабо улыбается, протягивает руку, — меня зовут Рой. Уокер. Я ищу своего доктора, но, похоже, ему не до меня. Докторам сейчас тяжело приходится.
"Пожми ему руку, Рой, как думаешь, он уже заразился?"
Как скоро проявятся первые симптомы? Может быть, ему остались считанные дни, недели. Совестно за собственные мысли, перспектива заразиться самому щекочет нервы, мешает азарт со страхом, но все же перспектива эта скорее желанна. За эгоизм тоже совестно, но остановиться тяжело. Должно быть, это все равно, что подговорить ребенка украсть морфий, только в тот раз он не знал, чем все обернется. Просто не думал об этом, цель была куда важнее, настолько, что больше ничего не имело смысла. Теперь Рой думает слишком много. Но в болезни он хотя бы не виноват. Не он заразил Мэйсенов, все, что с ним происходит и еще произойдет, случилось бы и без его участия.
Пришлось приврать, чтобы попасть сюда  — госпиталь теперь неохотно принимает не зараженных испанкой пациентов. Пациентов, которые вполне могут и подождать, пересидеть в своих жилищах. Если не жалуются на страшные боли, как Рой. Все чтобы просто пожать руку кому-то вроде младшего Мэйсена.
— Кажется, выбор теперь не особо велик — умереть на войне или от лихорадки. Я бы предпочел войну, но мне сказали, что я слишком хорош для армии. Не смогу сбежать с поля боя, стану героем. Кому-то не хватит медали.
Сомнительно шутить над своим состоянием Рой стал относительно недавно. Кто-то бы сказал, что он справился, но это больше похоже на расковыривание ссадины. Озвучить то, что терзает постоянно, но как будто это не так — в этом есть что-то такое, отчего ненадолго легчает. К тому же, если пошутить, люди немного расслабляются, будто бы все его увечья и не всерьез. Люди хотя бы смотрят на него, а не куда-то ему за спину.
А его собеседник наверное уже целую вечность не улыбался. Шутка ли, отец слег от болезни, которая убивает людей тысячами, мать места себе не находит, вполне возможно вскоре последует за отцом. Все рушится на глазах. Детство остается в прошлом. Рой помнит каково это, помнит слишком хорошо. Его мать умерла быстро и неожиданно, будто свечу задули — ее просто не стало. У тринадцатилетнего Роя почва исчезла из-под ног, будто она, мама, ею и была, и он все падал и падал.
Видеть, как родные постепенно угасают, наверное обессиливает. Наверное это куда тяжелее. С другой стороны, успеваешь осознать, осмыслить, подготовиться. Если к этому вообще можно подготовиться. Человеку всегда проще цепляться за призрачную надежду, чем смириться с худшим.
Впрочем, может быть надежда не такая уж и призрачная и эти люди выкарабкаются.
— А тебя как зовут?

Отредактировано Peregrin Took (2020-06-16 20:36:14)

+13

33

— slavic folklore —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/888/180567.png
прототип: тео ю;

baioun [кот баюн]
папин бродяга, мамин симпатяга ; знаю где можно поесть человеченку и знатно выпить коньяку на валерьяне ;

обозвать таксиста ебаным мудаком - done ; закусить язык, пожаловаться самому себе - я блять священное животное тварина, - и выпихнуть тушу из испачканного кровью салона киа рио.
пока дураки бегают от гепарда, сломав свои новые airpods'ы и теперь слушая песни так громко, что даже стоящим рядом в метро слышно, кот лишний раз старается не смеяться.
смех у него отвратительный - так когтями по костям проходят.
кот научился так смеяться, когда понял свои неизбежные трагикомедии -
волк не понимает, почему баюн постоянно влюбляется в девочек, у которых церковь по воскресеньям и рахманинов на полную громкость по вечерам. волк ковыряется ножом в зубах, пытаясь вытащить застрявший человеческий сустав.
когда волк случайно ( нет ) сжирает одну из таких девочек, баюн тяжело вздыхает и даже почти соглашается разделить ужин.
вчера баюн считал, что курить беломор - вполне себе нормально, - сегодня он достаёт из кармана пачку цветного собрания так, чтобы каждый увидел. волк закатывает глаза.
кот оказывается уязвлён чистыми и невинными человеческими девушками и как-то невольно ищет себе оправдания, когда очередная малая превращается в ведьму - названивает, требует, истерит. он переплетает пальцы и сокращает им жизнь на ещё один год - они потратят его на психотерапевтов или батюшек в церквях - у кого сколько мозгов окажется.

- это мерзко, - морщится волк, - я тут тебе блять целую ногу оставил, твои обалденные девочки как-то не вписываются сейчас в мою настоящую картину мира, знаешь ли.

если у волка всё черно-белое, голодное и злое, то кот ему удивительно сильно завидует - его макнули лицом в палитру, в настройках графики зачем-то выставили цветокоррекцию для дальтоников - ему ни хрена не видно. девочки заставляют карабкаться вверх, отрицать свою животную натуру и пытаться быть человеком.
пока голод не ударит куда-то в вестибулярку. он темным комом прокатывается по шероховатому небу, перекрывает дыхание и застывает.

волк всегда отвечает на телефон, после первых трёх гудков - если после двух, значит взбешён звонком, если после четырёх, значит уже слишком поздно ; волк либо на цепи у чернобога сидит, либо жрёт, либо спит - коту почти так же хочется.
но после ужина они всегда расходятся - волк обратно на цепь, кот обратно мотаться между цивилизованностью и потерянностью.
мартовское мяукание превращается в хруст конечностей.


дополнительно:
давайте притворимся , что по заявке понятно чего я хочу - хочу в целом другую сторону волка ( наверное ??? ) - то есть пока волк не задаётся вопросами , жрёт людей и делит всё на раз-два , то кот наоборот - слишком много мыслей , слишком много проблем ( возможно даже придуманных ) . вот так и живут ;
два друга-хуюга , которые разными путями вляпываются в одно и то же дерьмо ;
есть другие варианты для внешности : бульвар депо , тифест , пашенька табаков ; но тео ю я люблю всей душой и хотелось бы , чтобы вы тоже его любили ( у меня на волка три внешности , поэтому как бы ... ) ;
пример вашего поста обязателен .

пример игры;

во втором дистрикте не боятся высоты — боятся падать ; дети маленькие в горы забираются, колени разбивают и кожу на руках камнями острыми царапают. но продолжают лезть. когда очередной ребёнок не возвращается вечером домой, а с утра находят его труп, никто уже не удивляется.
во втором дистрике горы — это жизнь и это смерть ; возможность хоть как-то служить капитолию и хоть где-то видеть своё величие.
если бы не скалистая арена, кассиопея вряд ли бы выиграла.
любовь кассиопеи к горам — из плоти и боли, кривых утёсов и холодного ветра, — незаменима ничем ; ни красивым морем в четвёртом, ни спокойным лесом в двенадцатом. возможно, ей действительно повезло — полюбить горы заново на арене, окропить их кровью, принести себя и остальных в жертву.
во втором дистрикте горы похожи чем-то на новых и абсолютно непохожих ни на кого богов. в них порой тихо и аккуратно верят даже больше, чем в капитолий — но говорят шёпотом, чтобы не показать, не признать, не умереть. дети падают со скал — приношение в крови и слезах родных.
все почему-то больше пугаются, когда находят там мёртвых и потерянных взрослых — позже кассиопея выучит слово 'самоубийство', позже она его даже немного поймёт, — дети гуляют по скалам и соревнуются в храбрости каждый день, взрослые не каждый день сдаются.
каждый год у капитолия не находится для дистриктом подарков лучше, чем еще один год — если они себя хорошо ведут.
кассиопея это за единственную правду принимает — она верит, что они не заслужили что-то большее. взбунтовавшиеся дистрикты, вышедшие из-под контроля, запертые в плену у собственной гордыни.
капитолий хватает чужих богов и сажает их на цепь. кассиопея послушно воет.
винит во всём прошлое и даже немного саму себя, но ни в коем случае не столицу.
во втором дистрикте не боятся высоты — кассиопея забирается на кажущийся непреодолимым утёс и закидывает камнями мальчишку из первого дистрикта, что за ней полез ; она обещала ему союз, она обещание не сдержала.
кассиопея забирается в капитолий, высота недоступная большинству из второго дистрикта, но вместо невероятного чувства полёта, она чувствует лишь падание.
капитолийцы смотрят, руки в помощь не протягивают.
« даже от победителей пахнет деревней, как грустно » — шепчутся. кассиопея искусывает губу до крови.
от луки деревней не пахнет — кассиопея совсем не знает даже как это ;
быть профи — чувствовать себя одной из двадцати сигарет в только что купленной пачке, рука берёт её не глядя ; быть победителем — как последняя сигарета в пачке, когда по ту сторону экрана доносится предложение покурить.
от кассиопеи пахнет детским набором с мыльными пузырями, словно она только что его разлила, как маленькая пятилетняя девочка.
маленькая пятилетняя девочка, что выдувала пузыри на чьих-то похоронах.
пузыри несутся по чистым капитолийским улицам и лопаются один за другим. у кассиопеи начинает болеть шея, ведь она постоянно смотрит вверх. в капитолии дома высокие, красивые, на них хочется взобраться, но там есть лифт — есть лестница, обязательно красивая и позолоченная — это неинтересно.
кассиопея пытается считать этажи. выходит куда больше, чем собственных сбитых выдохов.
— конечно знаю, — между каждым слогом поставить недостающий вздох. бегать от смерти во время голодных игр было почему-то легче, чем от капитолийской знати. — лука цезарь или сезарь ?
наверное, знай она в зале полных людей, кто он, не попросила бы о помощи ; кажется каблуком порвался подол платья ; зачем просить помощи у того, кому она тоже нужна ? стилистка будет ругаться.
когда кассиопея лезет в гору вместе с мальчишкой из соседнего дома, ей кажется, что она вот-вот упадёт ; его руки сильнее, его глаза храбрее. он хватает, не даёт стать очередным потерянным и разбитым ребёнком ( в буквальном смысле, конечно ).
в который раз повиснув над пропастью, в этот раз под названием капитолий, она ухватилась за очередного человека — глаза луки, словно летят вниз вместо неё.
— выглядишь так, словно тебе нравится сбегать с таких мероприятий, — усесться на землю, размять затёкшие икры, скинуть каблуки — капитолий одевает её в куклу, забывая, что она убийца. как забавно они впускают в свой дом взращённых маленьких монстров, давно уже лопнувших все их мыльные пузыри.
луке стоит сказать своему стилисту, что золото ему не идёт. кажется, это единственное, что её сейчас действительно волнует.
и —
— они заметят ? нас накажут ?

+3

34

— the wizarding world —
https://i.pinimg.com/originals/7a/b1/a2/7ab1a21f8fa6e7e978de07afcce21d69.jpg
прототип: на ваш выбор;

lucius & narcissa malfoy [люциус и нарцисса малфой]
волшебники, люди, родители, неудавшиеся, но пытавшиеся пожиратели смерти

Ответственность и надежда стоят за спиной Драко, опускаются грузом на плечи с руками Люциуса и Нарциссы. Сначала его это забавляет и воодушевляет. Он полон уверенности в своих силах, в своей значимости, избранности, в том, что он лучший. Мать подпитывает это каждый день, отец изредка подтверждает кивком. Драко растёт счастливым ребёнком, уверенным в том, что весь мир у его ног, а те, что не дружат с ним - эти самые ноги целуют. Он с гордостью демонстрирует письмо матери, что, исправно выполняя свой материнский долг, улыбается каждый раз. Несётся в кабинет отца, а после обратно, неся с собой его гордость, мелькнувшую во взгляде. Он едет в школу в полной уверенности, что он - лучший, но там этого никто не подтверждает. Никто, кроме слизеринцев, готовых есть с руки, лишь бы попасть в его свиту (отвратительно, вульгарно, но слишком важно для мальчика одиннадцати лет), чтобы быть рядом. Подтверждает Пэнси, подтверждают те, кого с натяжкой можно назвать друзьями. Драко понятия не имеет, что такое дружба, но то, что есть, его устраивает. И странно, если бы нет, ведь большая часть окружения знает, кто такие Малфои, в отличие от кретинов с других факультетов.
Драко ещё долго пытается цепляться за то, с чем он рос, за то, что впитывал не с молоком матери, но с каждым годом проживания в своей семье. Он - лучший, он - Малфой, он - чистокровный. Так было, так есть, так должно быть всегда. Но с каждым годом это становится всё призрачнее, ускользает всё быстрее, всё дальше. Чёртов Поттер, чёртова Грейнджер. Даже этот предатель крови, ходящий в обносках и сверкающий рыжей макушкой. Даже он сумел подружиться с Поттером и теперь бесконечно на первых ролях. Такие недостойные, такие оскверняющие, такие грязные кровью. А его, лучшего, чистого, с гордостью носящего свою фамилию, замечают всё меньше. Скоро ему уже становится плевать на благосклонность профессора Снейпа, потому что он начинает видеть то, что получает от других.
Всё меняется после пятого курса. Тёмный Лорд, его благосклонность, которую видит Драко, не замечая всё остальное. Его отец среди Пожирателей, не рядом, но близко. Он будет там же, он будет таким же, он, наконец, сможет стать таким, каким отец всегда хотел его видеть. Таким, как он. Он будет гордиться, он будет рад, он... Ожидания с треском рушатся, мечты разбиваются, эйфория исчезает, уступая место реальности, страху, ненависти. Драко смотрит на отца и видит того, кем никогда и ни за что на свете не хотел бы быть, но вот вам смешная шутка - именно сейчас он похож на него больше всего. Такой же жалкий, такой же трясущийся от страха, практически переставший спать, а если и засыпает, то с палочкой, сжатой в кулаке. Вздрагивает от каждого шороха, ловит насмешливые взгляды и слышит их разговоры, чувствует их жалость. Мать старается, пытается защитить. Идёт к чёртовому Снейпу, просит о помощи, снова вмешивается в его дела, снова пытается сделать всё за него. Он умоляет о помощи, но получив её, проклинает всё на свете и ненавидит. Ненавидит за то, что даже она не верит в него, ненавидит за декана, что неотступно следует за ним, что следит словно даже во снах. За декана, который смог сделать то, чего, как и ожидалось, не смог он.
Тёмный Лорд приходит к власти, а жизнь Драко становится всё более отвратительной. Он излучает слишком ощутимое разочарование в родителях, отчаянный страх и совершенное отсутствие надежды на то, что что-то ещё может исправиться.
Тёмный Лорд повержен, а жизнь Драко не становится лучше. Мир вокруг него разрушен, как разрушен его собственный. Ему бы закрыться в одиночестве, переживать самому, пытаться придумать, что делать и понять, как жить дальше. Но родители снова лезут в его жизнь, снова решают, как ему будет лучше. Драко уже не скрывает разочарования, огрызается на любые попытки, выдёргивает руку из материнских, не отводит взгляда от отца. Разочарование друг в друге читают оба, но если Драко на него имеет право, то Люциус - нет. Нарцисса пытается всё исправить, пытается загладить вину, Люциус остаётся собой.
Драко выкидывает старую жизнь на свалку, а она снова возвращается. Драко устало шепчет, что теперь хочет решать всё сам, а родители уже нашли ему невесту. Драко раздражённо бросает, чтобы повторно женились сами, а они подсовывают ему под дверь статью из Пророка о его скорой свадьбе.
Мир вокруг Драко не меняется и меняться не собирается. Драко ненавидит его, стремится уничтожить, шипит, ругается, но кричать и сражаться сил нет. Как и желания. А они внезапно начинают этим пользоваться.


дополнительно:
У нас есть каст первого поколения, где вам, скорее всего, будет интересно. Есть потрясающая Белла, Меда, полный состав Мародёров, Родольфус. Я знаю, что это скорее для мамы, чем для папы (сёстры ждут, я уверен), но и для него всегда можно найти компанию! Кто ищет, тот всегда найдёт, как говорится, а мы будем искать. И, естественно, в первую очередь вас для себя ищу я. Про первое поколение говорю лишь потому, что там все молоды и горячи, а в моё время вы уже взрослые, ответственные родители, на плечах которых (уже не висит, но вам то это не докажешь) груз в виде меня. Мы играем сейчас нечто послевоенное - послевыпускное, но, естественно, играть можно и нужно всё! У нас целая жизнь в нашем распоряжении, как настоящее, так и прошлое с будущем.
Приходите, я вас очень жду! Без родителей совсем плохо. Явно хуже, чем с ними.

пример игры;

[indent] Тьма окутывает Драко со всех сторон, улыбается беззубым ртом. Она рада, он слышит её тихий скрипучий смех. Он всегда думал, что такой должен быть у смерти, но, как оказалось, он её предвещает. Тьма тихо становится сзади, обнимая его костлявыми, почти прозрачными руками. Ну такие точно должны принадлежать смерти, думает он, но снова ошибается. Смерть придёт однажды, но какой у неё будет смех и руки, он теперь не знает. Не оборачивается, чтобы не заглядывать тьме в глаза. Догадывается, что увидит там, и не хочет. Боится. Боится каждого шороха, своего собственного слишком громкого и резкого вздоха в ночной тишине, стука шагов отца за дверью и ласкового, но нервного прикосновения матери. Боится просыпаться утром от громкого смеха Пожирателей и ещё более громкого крика того, кто оказался неугоден Тёмному Лорду. Мать в ярости, в бешенстве и в бессилии. Она сжимает руки в кулаки, бросает быстрый взгляд в сторону отца. Драко кажется, что он слышит, как крошатся её зубы, когда она их сжимает, как расходится пол под ногами отца, готового исчезнуть из комнаты. Но в последний момент он цепляется всеми силами за неё, чтобы не провалиться, потому что там внизу ждёт нечто более ужасное. Там внизу всегда может находиться он, со своим змеиным взглядом, что пробирает до невозможного, с улыбкой, что страшнее любой гримасы, с диким змеиным шёпотом, что предвещает мучительную смерть. Люциус боится умирать мучительно. Драко его понимает.
[indent] Мир вокруг Драко рушится на куски. На крохотные, они больно впиваются своими острыми краями в руки, залетают в глаза, оседают странным привкусом на языке. Драко оглядывается, перемещаясь по коридорам некогда безопасной (для него точно, ведь он не Гарри Поттер; впервые прокатывает тень сожаления и ещё большей ненависти, к нему, к себе) школы. С опаской заворачивает за каждый угол, не знает, чего ожидать за любой из дверей. Ему кажется, школа словно следит за ним, каждый взгляд, с которым встречается, говорит о том, что Тёмный Лорд узнает. Узнает о каждом его шаге, каждом действии, каждом вздохе. Узнает о каждой новой неудаче и будет наказывать. Безжалостно и с удовольствием, доступным только ему одному. Даже фанатичная и до безумия преданная Беллатрисса не сможет прочувствовать всего вкуса. Затронет край удовольствия, но не дойдёт до конца, никогда не поймёт. Никто не поймёт, кроме него, Драко уверен.
[indent] Тьма следует за ним по пятам, шелестит каждым шагом по коридорам, даёт знать, сворачивая за угол вслед за ним. Не отходит ни на секунду, не даёт отдохнуть, не позволяет расслабиться. Хочет, чтобы знал - она рядом и никуда не уйдёт. Не теперь. Если раньше ещё был шанс, то несколько месяцев назад он собственными руками оттолкнул его. Кажется, думал, что хочет этого. Кажется, думал, что будет по-другому. Не так страшно, не так отвратительно, не так смертельно. Верил во что-то, что придумал сам, верил, не слушая никого, не замечая, что происходит на самом деле. Кичился мнимой приближенностью к Тёмному Лорду, был как никогда горд собой, верил во что-то невероятное. Самодовольная улыбка сползла лишь вместе со слетевшим шипением приговором - убить директора или убью тебя. Мир вокруг Драко дал первую трещину. Самую большую, самую глубокую, от которой каждый день расходятся новые. Маленькие, не заметные глазу, но слишком сильно ощутимые.
[indent] Каждая идея - провал, каждый провал на шаг приближает к концу. Драко не знает, с чего начнёт Тёмный Лорд, если ему не удастся убить Альбуса Дамблдора. Драко не задумывается, почему он. Пытался несколько ночей, но не нашёл ответа. Действия Тёмного Лорда не поддаются объяснению для него. Если пытаться отыскать причину, становится только хуже, а паршиво и без того так, что дальше некуда. Он никогда не желал смерти директору. Ухмылялся, когда отец говорил про него, поддерживал, когда хотел занять его место, кивал на слова о его некомпетентности и беспомощности, и тайно радовался, когда Альбус Дамблдор вернулся в своё кресло. Уважение и чувство безопасности были с ним всегда, пока директор был рядом. Могущество, что он источал, величие, следовавшее за ним по пятам, сила, что была видна даже при беглом взгляде. Драко не представлял себе человека, способного хотя бы на равных сразиться с ним. В панике загонял эти мысли так глубоко, как только мог, помня о способностях Тёмного Лорда, но снова и снова возвращался к ним. Знал, что нет на свете волшебника, способного одолеть директора Хогвартса и в те моменты, когда не занимал мысли попытками придумать план, понимал, что это конец. Его конец. Никто не ждёт, что он справится с заданием. Никто не ждал этого с самого начала. Они просто развлекались. Наблюдали за ним, как за загнанным зверем в клетке. Тем, что не мог даже выпустить когти и зашипеть, ведь это означало бы ускорить собственную смерть. Драко боялся смерти и любил жизнь. Он сам не верил, что способен хотя бы приблизиться к Альбусу Дамблдору. Несколько раз пересекаясь в коридоре со взглядом ясных голубых глаз, понимал - он всё знает. Отгонял от себя эти мысли, пытался справиться со страхом, а иногда понять, кого боится больше. Мир вокруг Драко окрашивается в цвета темнее чёрного, пахнет безысходностью и смертью, улыбается узким ртом на змеином лице, шипит и всё плотнее затягивает ядовитое кольцо. Жизнь Драко становится всё менее реальной с каждым днём, а смерть так активно пытается стать другом, что он задумывается.

+3

35

— warcraft —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/430047.gif
прототип: личико подберем;

lianna brimstone [menethil] [лианна бримстоун (менетил)]
бастард и последняя живая наследница Лордерона, обычный человечек

[indent] Малютка Лианна не нужна никому в этом мире, а кому бы и сподобилась - те уже в могиле лежат. Уж точно не своей загульной мамочке, не так ли? Ей куда как важней было, что скажет ее строгий отец-король, нежели жизнь доченьки, которую она понесла от обычного солдата их регулярной армии и на которого в итоге и сплавили пищащий сверток, да отправили куда подальше от дворца. "До лучших времен" - говорили они и мечтали, чтобы ты, котенок, растворилась в небытие, вместе со своим отцом, покусившимся на святое. Бастарды они такие, да, никому ненужный продукт пары веселых ночей и ворох последствий с головной болью в придачу. Хотя откуда тебе знать, твой папочка тебя от этого знания оберегал, такой добрый и заботливый, не так ли? Как же, должно быть, ты его любила и как тебе грустно было, когда в итоге все же потеряла. Не сразу, конечно, вовсе нет, он сумел защитить тебя от нашествия Плети, от ужасов катаклизма, от народных волнений и очередной войны, которую Альянс и Орда устраивают от скуки, а вот от Легиона уже не смог, пришлось его похоронить и резко повзрослеть, стать самостоятельной, ведь у твоей мамочки появилось много неотложных и важных дел, намного важней, чем ее родная дочь и она счастливо ускакала в свое жречество, оставив тебя одну с тяжелым грузом осознания того, кто ты есть.
[indent] А ты, котенок, Менетил, настоящая, мать ее, принцесса, единственная наследница трона Лордерона, который сейчас лежит в руинах и по его землям бегают ходячие мертвецы, бьют себя пяткой в грудь и кричал "Лок’тар огар" не желая даже вспоминать, что с живыми имели что-то общее. Ты носительница самой ненавистной фамилии, твой родной дядя самый ненавидимый ублюдок на любом континенте, как думаешь, сколько народу решит на тебе отыграться за все, что сделал Артас? Ты хоть представляешь, в какой ты заднице, котенок? Ты думаешь, никто не копает под не_мертвую Калию Менетил, например, какой-нибудь Алый орден, которому твое существование как кость поперек горла? Ты им все планы рушишь, милая, тебя проще убить и прикопать в лесу, стереть тебя, как пятно с меча, и никто не узнает о том, что вообще такая существовала. И ведь они даже не одни такие существуют, в какой уголок земли не сунься - кругом западня и смерть неизбежная.
[indent] Но не волнуйся, котенок, я тебя защищу. Да, возможно выгляжу я не так свежо, как все эти живые ребятки, но и у тебя выбора особо так нет. А все потому, что ты такая же, как и мы - отвергнутая. ОТРЕКШАЯСЯ. Нам для этого пришлось умереть и возродиться, тебе же просто на свет появиться бастардом; мы тебя понимаем, лучше, чем кто бы то ни было еще. Ты для нас не пустое место и не помеха, не приложение к своей загульной мамашке, которая себе уже другого нашла, не успели вы и отца похоронить. Доверься мне, малютка Менетил, я научу тебя бороться, я покажу тебе, как наказать всех тех, кто хотел сделать тебе больно. Я помогу тебе отомстить...


дополнительно:
С вами Натанос и его охуительные истории.
У нас тут намечается сюжетец со скандалами, интригами, расследованиями и немножечко с резней. А еще мы тут наиграли достаточно много и устроили настоящий альтернативный варик с блекджеком и стеклом. Наша история начинается с того, что Сильвана Орду и пост вождя покидать не собирается, то бишь в данный момент она все еще номинальный правитель земель Лордерона... ну как, в ходе военных действий эти земли были отбиты и сейчас под контролем Альянса, как и низина Арати, которые пришлось уступить в угоду заключения союза, но вы же помните, что сказал король-львенок? Да-да, Лордерон принадлежит Менетилам, он отдаст эти земли по праву крови, а кто у нас тут единственный живой наследник трона? Чуете куда веду?
Сейчас между Ордой и Альянсом мир, ресурсы истощены, воевать вновь нельзя, а земли возвращать надо и вот тут на сцену выходит бюрократия и Натанос, которому поручили вернуть Лордерон обратно, а он в свою очередь находит малютку-Менетил и переманивает к себе. Конечно же он использует девочку, которой сейчас примерно 15-17 лет от роду, ее подростковый максимализм, вполне удачно настраивает против загульной Калии, которая очень часто бросала свою семью и вот теперь опять, вспомнив о своем "королевском" долге решила поиграть в политику и получила стрелу куда надо, становясь ходячим трупом. В общем у Натаноса много рычагов давления, начиная от не особо теплых отношений между матерью и дочерью (а они явно такие, ибо какой ребенок смирится с тем, что мама их вечно кидает и убегает по "важным" делам), обещания защиты (очень многие хотят убить тех, у кого в строчке [фамилия] стоит Менетил, да-да, тот же Алый орден, приходите, я покидаю вам очень классные листовки, которые они оставляют в Тирисфальских лесах, добавьте к этому ШРУ, которые явно не хотят отдавать отвоеванные земли обратно, король у нас, конечно, добрый, но не тупой и куда ветер дует чует), обещания силы (Натанос не зря считается самым лучшим учителем, он долгие годы из рукожопных оболтусов делал настоящих героев, любили они его методы или нет - все признавали, что этот мертвый хуй самый эффективный ментор для будущих машин для убийств), ну и конечно обещаний, что только здесь малютка будет счастлива и только тут она по-настоящему нужна.
Плюс младшОй-Менетил в том, что она существует, она вполне так твердая и заверенная часть канона, но при этом все еще где-то в тени и развить ее можно так, как хочется игроку, она может стать из "ну она там крч где-то неизвестно где, да и срать на нее" от близзов, до важного персонажа, который реально имеет вес на политической арене.
В общем приходите, мы тут с тетей Сильваной будем совращать печеньками, а добрый король обещает тянуть одеяло на светлую сторону, веселуха да и только! Стучитесь к дяде-Натаносу в личку, я вам еще много охуительных историй расскажу и покажу, а заодно поболтаем, может вы ее видите как-то по своему, тоже вариант.

пример игры;

Его колотит, словно в горячке, тонкие сероватые пальцы трясутся и, Тьма со всем, он не хочет думать в чем именно они испачканы. Он смотрит на лицо Сильваны и словно бы не узнает — она другая, абсолютно другая; да, лицо все так же прекрасно, тонкое, очерченное, пусть в тенях этих резкое, отличающееся далеко нездоровым цветом кожи и глаза ее рубиновые, а не голубым сиянием солнечного источника наполненные. Но дело не только в этом — голос, словно из могилы кто-то вещает. Это не тот голос, что звал его раньше, при свете дня или в ночи, это голос сломленный, надломленный и ему невыносимо смотреть на такую на нее намного сильнее, чем на собственные руки.

— Не надо... — ее рука касается щеки и Натанос в ужасе осознает что ничего не чувствует. Нет той теплоты, что раньше жаром куда-то вниз ухала, нет нежности прикосновений, словно холодное что-то перехватило, сдавило, да так и оставило, он лишь только рот открывает, пытаясь дышать, делая вид, что дышит, сглатывая горький ком.

— Нежить... — Натаносу кажется, что сглохло все, а может и правда в этом краю больше живности шумной нет, у него словно уши забиты. — Нежить... — Он повторяет словно заведенный, словко попугай какого-нибудь засранца из Пиратской бухты, который решил сунуться дальше на север в поисках нечестной работки. У него в голове это не укладывается, как не утрамбовывай, как не пытайся впихнуть.

Он был мертв. А сейчас он... нежив.

— Нет. — Он отстраняется, в ужасе, в сожалении, в стыде. Ему стыдно перед командиром, что таким его нашла, что ради него весь этот путь проделала. Ему стыдно, что он мало того, что свой долг не выполнил, не смог защитить ее, прямую свою работу делая, так еще и после смерти служил... мальчишке. Он служил мальчишке. Да, Натанос был подданным Лордерона, но до короля и его мелкого отпрыска ему не было никакого дела, как и им собственно до какого-то обедневшего следопыта с самой окраины — это казалось честным. И гадким одновременно, что в конечном итоге его призвали к служению своей короны насильным способом. — Нет... — Он опускает взгляд вниз и видит изломанный труп лошади — ноги передние переломаны, кости торчат, на исхудавшей от изнеможения морде дичайший ужас, а стеклянные глаза в пасмурно-грязное небо направлены и отражают в себе густые желтые облака; в животе дыра, из которой внутренности вывалились прямо на землю, вокруг которых мухи дикой черной стаей собрались и следы зубов — человеческих зубов — Натанос в ужасе руки свои поднимает и осознает ЧТО он делал, пока его не окликнули. Во рту вкус гнили, вкус свернувшейся крови. — Нет... — Он оборачивается к Сильване. Зачем... зачем она пришла сюда? Зачем вырвала из этого коматозного состояния? Что это за пытка, что за издевательство. Он делает шаг назад и еще один, а затем еще, разворачиваясь. В голове лишь одно — убежать, забиться в самую темную щель и выть там раненным и издыхающим зверем в надежде, что кто-нибудь его пожалеет и наконец прикончит. Ноги не слушаются и он опирается на руки, тонкие и ломкие, на четвереньках бежать оказывается намного быстрее, худая спина выгибается, позвоночник хрустит и ломается, хотя какая разница.

Под руками мутное, липкое, Натанос осознает, что к озеру прибежал. То глубокое, темноватое, что в его воспоминаниях по берегу осокой везде поросло, сейчас голым было, вдоль выжженной земли, а на кромке воды разлилось черное и склизкое масло, что поверхность в зеркало преображало. Он аккуратно к нему подходит, словно к дикому зверю, которое следует приручить. Он вообще дикое приручать не особо любил, к чему волю свободного ломать, куда как лучше с младенчества взрастить, выходить, чтобы лицо твое на всю оставшуюся жизнь отпечаталось не жестокими побоями и муштрой, а привязкой, привычкой. Он на колени на берегу опускается, склоняясь вниз.

На него смотрит нечто, чьи щеки давно ввалились, обтягивая свисающую челюсть, которую уже ничто не держит, обнажая зубы черные, меж которых застряло подгнивающее мясо и черная кровь по рту и наполовину вылезшей бороде сочится. Глаза белесые абсолютно, мутные, как у трупа — да он и есть труп — смотрят прямо в воду. Волосы тоже вылезли, а остатки их серо-седыми стали, это можно было проглядеть там, где грязи на них не прилипло и крови.

На него смотрело чудовище. На него смотрел он сам.

Натанос ревет диким воем, так псы в псарне воют, когда одного из своих теряют, долго, протяжно, он руками в воду забирается, и пальцами цепляя, грязной водой с себя пытаясь смыть все то, что на нем налипло, головой прямо в мутную воду опускаясь и растирая до изнеможения. Плевать, что вода грязная, что на ней запах масла горючего, лишь бы отмыться от этого кошмара. Он не выдерживает, бьет руками по воде, по отражению, что в нем все никак не хочет растворяться и верить не хочет. Колотит, словно своего самого злейшего врага, злобное существо, жуткого монстра. Таких монстров он по шкафам Стефана искал поздно вечером, когда мальчик спать боялся в темноте одному оставаться; ему бы рыкнуть что-то из разряда, что рыцари ничего не боятся, да и он не должен, но вместо этого лез в шкаф невидимого врага прогонять и потом как герой вылезать обратно. Он отослал Стефана к дальним родственникам, когда вся эта шумиха со странной паникой после возвращения Артаса началась и ему оставалось лишь надеяться, что брата вывезли раньше, чем...

Пожалуйста, только не так.

Он не слышал шагов, но знал, что она здесь, смотрит на него, наблюдает и ждет. Он горбится, худые лопатки словно обломанные крылья на серой гнилой коже, а позвоночник пиками острыми. Какой же он сейчас отвратительный, какой же он сейчас жалкий...

— Сильвана... убей меня. — Это прозвучало так... логично. Мертвым место в земле, мертвые не должны ходить так, не должны делать то, что делал он. Это природе противно, это отвратно Свету, хотя хрен с ним со Светом, он в него никогда не верил — это отвратно ему и скорее всего отвратно и ей тоже. — Куда меня забирать... разве что в могилу. Такому отродью только место в могиле... Хотя ладно, нахрен могилу, так на земле прогнию. Нельзя тебе на это... на такое смотреть. Убей...

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-09-20 21:19:20)

+4

36

— shin megami tensei: persona —
https://i.imgur.com/2LLvM5l.png
прототип: whatever;

haru okumura [хару окумура]
мушкетёр на полставки, воровка за просто так, самая богатая в компании, ну и так себе космонавтка

[indent] будь хорошей девочкой, пожалуйста, и не создавай проблем - у хару это получается замечательно, лучше всего, у хару только это, на самом деле, и выходит; будь хорошей девочкой, пожалуйста, и дай взрослым разобраться самим - она складывает руки на коленях и улыбается сладко-сладко, когда ей разрешают выйти из своей комнаты, смотрит себе под ноги или смотрит мимо, открывает рот - иногда, только после того, как попросят, - и смеётся не очень громко, потому что так учили. она просто умница - так говорит папа, если у него хорошее настроение после деловых встреч, так говорят его партнёры после очередных переговоров, на которых она слушает только изредка, потому что это не её дело. она наследница, но только совсем чуть-чуть, понарошку, только до тех пор, пока не найдётся удобное мужское плечо с широкими карманами и точно такой же душой. самое дорогое, что у меня есть - говорит папа нежно, пока не говорит больше.
[indent] папина принцесса: занимается балетом, разливает чай, выращивает гортензии на подоконнике. читает только хорошие книжки со счастливыми концами: в тех, где вонзают ножи поглубже в спину и оставляют умирать на траве - было весело, мой милый принц, а теперь - всего хорошего. она старается так сильно, что это разбивает ей сердце; сложнее всего принять, что папа всё ещё любит, но папа всё равно жесток, и этого недостаточно - сложнее всего принять, что папа умирает строго по часам и это показывают по национальному телевидению. никто не предлагает ей объяснений - только много-много утешающих слов и сочувствующих улыбок, а ещё отцовскую компанию, неразорванное предложение о помолвке и ворох интервью, на которых ей сказать нечего.
[indent] она обязательно выдержит, если не сломается раньше.
[indent] она будет просто умницей.


дополнительно:
я предлагаю вам: ничего
хотел бы сказать, что я выше шуток про хару и экранное время, но я не пиздабол я пиздабол это неправда. солюсь ли я до сих пор по этому поводу? да. перестану ли я солиться в ближайшее время? вряд ли. у меня большой стаж и целый список претензий, а ещё много хотелок, и если атлусы не знают, что делать с хару, то я придумаю. пейринга не хочу, зато хочу ревёрснуть ПАВЕР ДИНАМИКУ, хочу выдавить из хару нормальное развитие и человеческую реакцию - у девочки только что умер любимый папа, с которым она была в не самых здоровых отношениях, на девочке всё ещё хочет жениться мерзкий пацан, который домогался её ещё неделю назад, девочке рассказывают, что её новые друзья убили не только её отца, но ещё и школьного директора - и мне предлагают просто скушать историю про её веру в магию дружбы? когда у неё ПРОБЛЕМЫ С ДОВЕРИЕМ написано красным на двери в комнату? в общем, очень хочу взаимодействия, хочу хуёвых попыток в манипуляцию со стороны акечи, которому всё равно, хочу хару, которая злится, потому что это человек, который убил её отца и оставил её травмированной. хочу хару, которая выдаёт мне больше реакции, чем непонятный бубнёж сайдовой репликой во дворце маруки один раз. хочу сильную девочку, которая понимает, что с ней сделали, и может дать топором по лицу. ну и сделает это, само собой, только дайте ей возможность.
связаться со мной можно через гостевую, в личке, в телеге, в вк, по радио, телепатически, как угодно. с реном тоже можно, но я акшли не спрашивал. иногда мы пишем посты, но ради бога, только не на миллион страниц.

пример игры;

он считает.

минуты, палубы, гудки в трубке, оставшихся в живых наследников — минус десять, четыре, восемь, минус два. ещё одного королевского телохранителя находят мёртвым на их территории; курапика упускает момент, когда перестают подрагивать нервно руки, когда его перестаёт тошнить от запаха крови. ойто смотрит загнанно, кусает губы и прижимает вобл ближе к сердцу — шепчет с акцентом неприятно-знакомым, щёлкает языком по зубам и тянет дифтонги. шепчет с акцентом, от которого несёт йоркшином, и есть что-то знакомое в том, как она опускает взгляд, но в её руках сквозит нежность, и этого оказывается достаточно, чтобы остаться с ней; этого оказывается достаточно, чтобы, помимо прочего, решиться за неё умереть.

курапика осознаёт иронию в полной мере, но смех душится в глотке, не успевая сформироваться толком. у мизайсторма, когда он рассказывает об этом, голос звучит глухо и как будто из-за стекла — или ему кажется, может быть, собственное сердце стучит слишком громко, чтобы быть уверенным. секунды, чтобы выдохнуть, чтобы перестать видеть перед глазами пожары - привилегия недоступная, он вырывает её с корнем и давит под каблуками лакированных туфель, спрашивает себя: что дальше? - не может подобрать ответ нужный. растерянность оставляет неприятный осадок на лёгких; под палубой заводятся пауки, и ему — ему так не хочется вскрывать доски. но дело никогда не было в его желаниях. только в страхах и животной необходимости.

гуррелидер - господи боже, ведаешь ли ты о том, что натворил?

он ожидает, что найти их будет труднее. он ожидает йоркшин, но от четвёртой палубы несёт смертью, потом и чем-то сгнившим — так начинает пахнуть, когда забываешь вовремя проверить крыс в родных стенах, — и курапика думает зло, что ему подходит, и всё ощущается правильно впервые за долгое время и на своём месте. прячет глаза в темноте подвала, расставляя перед ними ритуально свечи, прячет глаза за тёмными линзами, не делает усилий прочих - мафии известно, кто он, и это не играет ему на руку, но у него не слишком много вариантов рабочих - только едва годящиеся. мизайсторм говорит о двух золдиках, и это простая математика: он убил одного, и хисока перестал быть одним из сразу после. на четвёртой палубе пахнет рвотой, и он не останавливается на третьей, чтобы проверить леорио.

леорио скажет, что это ужасная идея; леорио обязательно скажет, что это того не стоит - будет прав, скорее всего, но курапика думает о глазах в формалине, о растопленном воске и неправильной улыбке на лице четвёртого принца, о пайро, и старый страх цепляется за его кости знакомо, подталкивая внутрь. дёргает на себя дверь со скрипом, и почти никто не оборачивается, чтобы посмотреть в его сторону; он не вписывается сюда страшно, от него пахнет королевским парфюмом и белыми лилиями с коридоров на первой палубе, но всего слишком много: других людей, прочих звуков, иных угроз. бьёт в голову запах дешёвого алкоголя. ему не требуется много времени, чтобы найти взглядом нужный стол.

знает: они заметили тоже.
время не замедляется.

оркестр, аплодисменты, занавес. узрите солнце.

останавливается в паре шагов от них, не закрывает глаз, не даёт себе выдохнуть. может представить себе это: цепь вокруг его шеи, дёрнуть на себя — до того, как он успеет опомниться. первое движение всегда к горлу. дальше кто-нибудь умирает. предчувствие резни утомляет его невероятно.

это всё неправильно, и он не хочет быть здесь. не должен быть здесь. смотреть на него неприятно - больно, - и это точно так же, как в йоркшине - пепел на лёгких, запах гари, бьющееся бешено сердце, дрожь в ладонях. животная ярость на дне его глаз и в его горле. не говорит, пока они не поднимают головы.

— идём, - глухо. прячет левую руку в кармане брюк, правую держит рядом. тяжесть цепей - фантомная и привычная; не угроза - напоминание неприятное. - здесь шумно.

его голос не дрожит. он планирует быть напоминанием неприятным, пока они все - до последнего - не передохнут способом самым жалким и самым уродливым.

если ему повезёт, даже не от его цепей.

Отредактировано Akechi Gorō (2020-10-01 20:54:41)

+6

37

— the witcher —
https://64.media.tumblr.com/825ab897dff2b7ba49b1b6eacba9166e/41bba5b4fd9870b4-f2/s640x960/b069dbc6c766e3cdabf6af22518a5072b82744cf.png
прототип: royce pierreson or your choice;

istredd [истредд]
человек, чародей, лучший археолог, первая любовь(?)

Звенит, разбиваясь, зеркало, за которым Йеннифэр укладывает волосы. Чародей эхом ловит его отзвук где-то в районе груди, неотрывно наблюдая за этой картиной. Он был готов сидеть так вечно, если бы она позволила. Но несколько взмахов руками и Йенна поднимается и уходит, не подарив даже взгляда на прощание. Уходит к своему ведьмаку, с которым проводит намного больше времени. Истредд замеряет. Жадно отсчитывает минуты, принадлежащие ему и часы, что забирает себе Геральт. Забирает у него, сам того не зная, от этого обида прожигает лишь сильнее. Истредд слишком давно живёт на этом свете, чтобы ненавидеть, поглощённый ревностью. Чародей слишком умудрён опытом, слишком умён, слишком спокоен, чтобы поддаваться чувствам, что бурлят внутри. Он принимает всё как должное и лишь ждёт каждого нового утра, лишь снова собирает осколки зеркала, кажется, попавшие в самое его существо.
«Остаться должен один из нас.» Произносит легко, словно это самые верные слова за всю жизнь. Смотрит на белоголового ведьмака, смотрит оценивающе, пытается понять, что она нашла в нём, почему он дороже. Пытается понять, что он делает не так и что может дать ведьмак, чего не может он. Ищет и не находит. Понимает, что лучше. Не придирается, не считает себя выше, не считает монстром его, просто понимает как факт. Он может дать намного больше. Он даёт намного больше. Он всегда был более выгодной партией, лучшим другом, соратником, любовником, будущим мужем. Тем, с кем каждая мечтает свою жизнь связать, с кем любая жаждет оставаться до своих последних дней. А та единственная, что оказалась нужнее всех, уходит снова, оставляя лишь запах, въедающийся под кожу, растворяющийся там и не оставляющий места ни для чего. И ни для кого.
Истредд знает, что не сможет быть счастлив без неё и готов умереть, чтобы не пришлось проверять. Геральт думает так же. Йеннифэр думает лишь о себе, оставляя обоих, оставляя каждого со своей болью, с выедающей всё существо любовью. Йеннифэр любит его, Валь слишком большая и прочная часть её жизни. Она думает о нём иногда и в своих мыслях убеждает себя, что он не прав, что он сможет стать счастливым без неё. Йеннифэр всегда знает, чего хочет и как этого добиться, кроме одного случая, растянувшегося на всю жизнь.


дополнительно:
Мне нравятся эти отношения, мне нравится наличие в саге и в жизни Йеннифэр Истредда и то, как они друг к другу относятся. Я не знаю, как это будет развиваться и к чему в итоге придёт, предлагаю решать вместе. Персонаж, к сожалению, практически не раскрытый, экранного времени у него мало, а книжного и того меньше. Это я предлагаю исправить и прочно вписать его в жизнь чародейки. К тому же, так ведь интереснее, можно строить его практически с нуля, практически полностью самому. Персонаж интересный для меня, надеюсь, является таковым и для вас. Как и их отношения, естественно. Приходите, я буду очень ждать. Геральт тоже, но он как всегда этого не знает.
Посты пишу от третьего лица, могу и от первого, второе не пробовала. Пишу с использованием больших букв, могу без них, никаких проблем. Вас ни в какие рамки не ставлю, ничем не ограничиваю, пишите и украшайте текст как вам удобно, главное - сойтись в игре, а остальное решаемо и осуществимо. От 5000 это точно и выше, как пойдёт вдохновение, но меньше немного странно в наше время, согласитесь? Активности огромной не требую, сама по постам не скорострел. Любовь к флуду на ваше усмотрение, любовь к Йеннифэр обязательна, свою, какую смогу, гарантирую так же.
Однажды ниже появится пост от Йенны, а пока что имеем.

пример игры;

[indent] кол пробует новые чувства на вкус. они отдают какой-то горечью, и он пока что не может понять, чья она. он принюхивается, но чувствует только запах корицы, которой щедро посыпаны булочки рядом. закрывает глаза и слушает своё сердце - совершенно обычно. прислушивается, но не слышит больше ничего, кроме громких разговоров под самым окном - не обычно. не открывая глаз, берёт булочку, пальцы полностью погружаются в мягкость, колу нравится. он сдавливает чуть сильнее, улыбается краешком губ и с нескрываемым от пустоты вокруг удовольствием откусывает ровно половину. там, где её держат пальцы - половина, кол уверен. медленно пережёвывает, пробуя языком каждую коричную пылинку, прислушивается к ощущениям, шумно выдыхает. булочки хочется ещё, крови - нет. закидывает вторую половину в рот, жуёт медленно, словно первый раз. кажется, каждый раз словно первый. каждый раз пробует, каждый раз проверяет, каждый раз прислушивается к себе и ждёт. жажду он помнит слишком хорошо. лучше, чем многое другое. лучше, чем практически всё. за тысячелетия так и не разобрался, жажда или голод больше подходит под определение. пробовал, перебирал, уходил от одного, возвращался к другому, но так ничего для себя и не решил. а потом умер и решать стало нечего. в новом теле кол был голоден однажды - не ел весь день, чтобы проверить. новое тело постоянно подвергается экспериментам, иначе никак. и это было лишь отголоском того голода, что чувствует вампир. кол уверен, он мог бы просуществовать без еды вечность, потому что знает, что такое настоящий голод и умеет бороться даже с ним. умеет, но, естественно, никогда не хочет. не хотел.
[indent] первое время каждое утро начиналось с проверок. кол привык не доверять. даже себе. снова и снова пробовал пищу, а затем кровь. пытался бежать, пытался слушать. а потом колдовать. колдовать нравилось больше. кол протягивал руку и произносил заклинание. сначала быстро, для проверки, а потом закрывал глаза и погружался полностью. магия воспоминаниями текла по венам, там, где когда-то текла чужая кровь, заменяя свою. тысячелетия стёрлись сразу же, подарив место в памяти лишь тем недолгим месяцам, когда он практиковался. и тем, когда пытался делать то же самое, не имея магии. магия манила и очаровывала, магию кол любил и сразу же признался себе, что скучал. магия нравилась ему больше смерти, больше голода и вечной жизни. магия была больше любой жизни. магия умела находить себя. он чувствовал это, находясь рядом с матерью и финном. чувствовал их магию, разливающуюся вокруг ураганом, готовым снести новый орлеан с лица земли. кол чувствовал и знал, что, объединившись, они способны на многое. он знал, что тело финна сильнее его собственного и это бесило слишком сильно. но он знал куда больше, это радовало. он чувствовал ведьм нового орлеана, чувствовал их магию, научился различать её. не ведьм, только магию. и одну единственную ведьму. ту самую, что была ему нужна. ту, чья магия казалась самой близкой. ту, чью магию хотелось попробовать, хотелось узнать, хотелось забрать. но ещё кол чувствовал, что не сможет. а потому оставалось лишь умело использовать.
[indent] в тот день давина смотрела на него внезапно сияющим взглядом, милой улыбкой наивной девушки и сквозь неё в кола проходило то, чего он был лишён слишком долго. чистота, невинность, искренность. они заполняли её всю, а она заполняла всё вокруг. кол протягивает руку и произносит имя. колу нравится играть, не говорить правды, знать, что она никогда её не раскроет, если он не позволит. он ей понравился, это было видно сразу, а значит отсутствовала любая опасность, что она захочет что-то узнать. люди склонны доверять тем, кто им нравится, а давина клэр определённо была самым обычным человеком, наделённым самой необычной силой. она делала лучшее из того, что могла - всеми силами старалась таковой оставаться, из последних сил цепляясь за тот узкий круг нормальности, что ещё оставался рядом. за калеба.
[indent] - спасибо. - кол улыбается, не скрывая ничего, берёт протянутый стакан и с удовольствием втягивает жидкость. гора сахара с наслаждением растекается по всему существу и кол улыбается ещё больше. - я не люблю спать. - он улыбается в третий раз, скрывая всё. маленькая ведьма всегда хочет слишком много сразу. пытается узнать всё, пытается вытянуть правду, думает, что может обмануть, что может хитрить и добиться чего-то. - считаю, что сон - пустая трата времени. времени, которое можно потратить на что-то стоящее. - кол отвлекает, тянет время, уводит в сторону. ему не сложно рассказать, этого он скрывать не планировал, за этим возит её сюда и тратит её время. но ему нравится игра, нравится молчать, нравится наблюдать, как она пытается сама, как думает, что что-то нащупала и разочаровывается, понимая, что нет. забавно поджимает губки и пытается убить взглядом. - когда я был вампиром, я не спал. - он улыбается четвёртый раз. любит напоминать ей о том, кто он, любит смотреть на реакцию. милая маленькая ведьма, так ловко совравшая марселю, не сдавшая его совершенно никому, никак не может смириться с тем, что калеба не существует. есть лишь кол майклсон и он никак не может нравиться. но он нравится и это сбивает с толку ещё больше, чем недосказанность и откровенная ложь. - но спасибо за заботу. - он улыбается в пятый раз и думает, что исчерпал запас улыбок на вечность два раза назад, но она будто приклеивается к новому лицу, а кол даже не пытается сопротивляться.
[indent] - однажды ты научишься мне доверять, давина клэр. - слова покидают кола легко. он редко чувствовал подобную лёгкость. он ухмыляется, снова даже не пытаясь сдержаться. видит мимолётную реакцию и она ему нравится. - ну а пока делай то, что я говорю, потому что тебе интересно. я это вижу. и не задавай лишних вопросов, ведь всему своё время. - он тянет руку, заправляя за ухо выбившуюся прядь, едва заметно касаясь щеки. делает вид, что случайно, делает вид, что не заметил, пряча ухмылку, надевая серьёзность. - магия - это не только полезно, но и интересно. прекрасно. интригующе. волнительно. будоражаще. - щёлкает пальцами, пытаясь вспомнить слова, погружается в это весь, но выныривает без результата. - в общем, ты поняла. - сбиваясь со счёта, улыбается снова, ловя ответную улыбку, пропитываясь ей весь, но совершенно не задумываясь об этом. он никогда не думает о чувствах, что вызывает в нём она, замечая лишь те, что вызывает в ней и успешно играя с ними. - поэтому попытайся ещё и получить удовольствие, как бы это не звучало. не давай ей использовать тебя просто так, используй её в ответ. уверен, ты понимаешь, о чём я, ведь ты же умная маленькая ведьма. - кол запомнил, что давина не любит быть маленькой. беззащитной. не любит, когда защищают её, а не она, не любит упоминаний о возрасте. - ты слишком умна для своих восемнадцати, кажется. - не любит чего-то не знать и ненавидит ложь. - кстати, хочу облегчить тебе задачу. меня зовут кол. кол майклсон. после того, как ты узнала, кто я, ты назвала меня по имени пару раз случайно, оба раза неверно. - он расплывается в улыбке и буквально слышит, как трещит его новое лицо и зарождается негодование в душе маленькой ведьмы. - поэтому повторю ещё раз, мне не сложно. кол майклсон. я предпочитаю, когда ко мне обращаются по имени, а не показывают пальцем, подзывая. спасибо. - резко разворачивается спиной, не собираясь дожидаться ответа, заходит в хранилище - его гордость, ценность и любовь, если бы его сердце было способно на подобное. - сегодня будет ещё один интересный день, давина клэр. - шепчет тихо, не давая ей услышать, усмехается и чувствует странное предвкушение, словно именно этого ждал всегда.

+3

38

— marvel —
https://i.ibb.co/S7w092N/b85166dd922e9f7c64f3c96ca8f15f93.gif
прототип: sebastian stan;

james buchanan "bucky" barnes [джеймс бьюкенен "баки" барнс]
солдат/наемник, человек

“Во времена холодной войны существовала одна теория: один солдат в нужном месте в нужное время с нужными навыками может быть эффективнее целой армии”

хвала отчаявшимся, если бы не мы,
то кто бы здесь работал на контрасте

Джеймс Бьюкенен “Баки” Барнс - боксер, боец, герой войны, лучшее оружие Гидры, Зимний солдат, убийца, преподаватель Академии Красной комнаты. Человек без памяти. Человек без прошлого.

Человек со слишком богатым прошлым. Таким, что лучше не помнить.

На войне не бывает не раненых солдат. Ты ранен, солдат? Руку можно заменить бионической, в мозг вставить импланты, в сердце... Сердце лишь мышца, что качает кровь. Много крови, ты по щиколотку в ней, по колено, по пояс. Руки в крови - это не аллегория.

мы городские сумрачные власти,
любимые наместники зимы

Анабиоз - и жизнь солдата начинается с нуля. Гидра стирает память, Гидра упраздняет мораль, Гидра уничтожает личность, Гидра убивает…

Помнишь мальчишку, которого спас от хулиганов, с которым возвращался домой в кузове рефрижератора, потому что вы просрали все деньги? Который держался за твое плечо на похоронах матери? Которому ты обещал быть вместе до конца?

Желание. Ржавый. Семнадцать. Рассвет.

Помнишь рыжеволосую девушку, которую учил драться, жестко и безжалостно, ведь в Красной комнате выживают лишь жесткие и безжалостные? Ту, к которой пробирался по ночам тайком? Ту, с которой вы не должны были быть вместе? Она всегда любила тебя больше.

Печь. Девять. Добросердечный. Возвращение на Родину.

Помнишь их всех? Тех, кто стал твоей целью - их лица, имена - или они так и остались номерами приказов на уничтожение, для выполнения которых все средства хороши, солдат…

Один. Грузовой вагон.

R e l o a d i n g…

“Меня с детства учили убивать и раз за разом посылали в бой. Меня взрывали, замораживали, промывали мне мозги и заставляли работать на врага, пока все, кого я когда-либо знал, старели, забывали обо мне и умирали”

отчаянье, плоди неуязвимых
мы доблестное воинство твое


дополнительно:
Хотелось бы видеть сильного персонажа, поломанного, но не сломленного, прошедшего через ад, а потому знающего цену настоящему.
Для тебя у нас много интересной движухи: кровавые флэшбеки, полушпионские сюжеты другой войны, отыгрыши по комиксным аркам, военные истории и, конечно, до хрена стекла (ну, а зачем еще мы все тут собрались).

пример игры;

Можно вытащить Стива Роджерса из Америки, но не Америку из Стива Роджерса. Можно делать, что угодно, но этот солдат не покинет службу, даже если умрет, как, собственно, уже было — капитан Америка геройски погиб и на 70 лет стал бессменным оружием добра.
Но сейчас перед ней не капитан, а обычный парень Стивен Роджерс, потерянный герой, который не знает, чего хочет. Отними у него Америку и что останется? О нет, эти двое вцепились друг в друга клещами — не оторвать.

Наташа открывает вторую бутылку и садится прямо на траву рядом с мотоциклом. После терпкого пряного виски джин обжигает горечью и хвойным запахом. Наташа кашляет и делает еще глоток. Они так и пьют без закуски, ощущая вкус и минутное, тут же проходящее опьянение. Но пьяным немного легче говорить, и она перемежает слова с глотками.
Стив Роджерс патологически честен, и иногда это убивает. Старк как-то назвал ее двуличной дрянью, и был прав, пожалуй, они со Стивом полные противоположности. И это было бы смешно, но почему-то совсем нет.

— Спроси у кого угодно, что он на самом деле хочет, и он вместо этого станет рассказывать тебе, чего он не хочет, — Наташа смотрит на Стива снизу вверх. — Здесь нет быстрых решений или секретных способов — нажал кнопку, получил результат. Мы до сих пор блуждаем в темноте, когда дело доходит до самих себя, и каждый сам придумывает себе какой-то смысл.

Легко ли сделать из человека символ? Проще простого на самом деле, сейчас достаточно армии маркетологов, формирующих общественное мнение. Сложнее, если символ все еще не может перестать быть человеком. Человеческое в нем кусается и царапается, вылезая в самый неподходящий момент, мучает по ночам, бьется и вырывается. Это чертовски неудобный символ, который вдруг отказывается сиять начищенной бляхой, говорить пафосные речи, который лезет с ненужными вопросами. Который наконец стоит совершенно опустошенный и вновь протрезвевший на берегу реки и не знает, чего он хочет.

— Тот, кого ты оставил там, Стив, тоже теперь здесь, — говорит она тихо.

Вспоминать о Зимнем все равно что загонять себе под ногти острые иглы. Что ты чувствуешь, когда лучший друг стреляет в тебя? Что ты чувствуешь, когда человек, которого ты любила, стреляет в тебя?
Н и х е р а
Ни хера ты не чувствуешь. Ты валяешься в грязи, истекая кровью, и думаешь о том, что лучше бы он тебя убил. Перестать существовать — это выглядит охренительно привлекательной идеей. Потому что твое дурацкое прошлое настигает тебя зверем и опрокидывает на обе лопатки, смеясь и скалясь, с его клыков капает свежая кровь — твоя кровь — и у тебя нет сил на сопротивление.

система выполнила недопустимое действие и будет закрыта

Потому что в глазах Зимнего глубокая пропасть и пустота, и ты просыпаешься по ночам от этого холодного равнодушного взгляда, комкаешь влажную подушку, сбиваешь простыни, выходишь на кухню выпить воды, и зубы стучат о край стакана.

Стив — это ее ходячая совесть, он никогда не оставит Баки, найдет, вытащит, эти солдаты своих не бросают. Сама она не может похвастаться таким упорством — мысли о Зимнем она задвинула в самый темный угол, навесив огромный замок, поклявшись себе никогда к этому не возвращаться. И вот теперь замки рухнули и все то, неприглядное, что она скрывала, вывалилось наружу, даже если никто кроме нее не видит, она знает об этом, и этого достаточно.

И потому она не может дать Стиву Роджерсу убивать себя одиночеством, скатываясь в депрессию и безнадегу. Погибнет Роджерс — и от совести Наташи Романофф ничего не останется,  а она должна знать, что есть те, кто поступят лучше, чем она. Даже если для этого придется выдумывать какие-то смыслы и цели, оправдывающие существование.

Отредактировано Natasha Romanoff (2021-01-12 19:42:11)

+8

39

— a song of ice and fire —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1607/443883.png
прототип: hoyeon jung;

ygritte [игритт]
родом из-за стены ; одичалая , потому что не пользуется инстаграмом и не смотрит телевизор ;

[indent] Боги создали землю для всех людей, но потом пришли короли с коронами и стальными мечами и потребовали ее себе. Мои деревья, говорили они, — не ешьте с них яблок. Мой ручей — не ловите в нем рыбу. Моя земля, мой замок, моя дочь, уберите руки, не то я отрублю их, но если вы поклонитесь мне, я, может, и дам вам понюхать. Вы обзываете нас ворами, но вор хотя бы должен быть храбрым, умным и ловким, а поклонщик только и умеет, что кланяться.
[indent] Игритт вытирает руки, испачканные в грязи ; Игритт раскрывает грудную клетку, убитого ею оленя. Перед выстрелом она моргает быстрее, чем Джон, но превосходство над ним чувствует совсем по другому поводу. Джон не жалуется. Ему за Стеной жаловаться вообще опасно - любое слово может стать последним, потому что каким бы вольным народом одичалые не были, с чужой волей они прощаются довольно легко - пусть оружие у них и старое, украденное у каких-нибудь фермеров, курок всё так же легко нажимается. А если не зажмётся, всегда можно достать нож.
[indent] Игритт стреляет метко, а Джон не отворачивается.
[indent] Воля — штука опасная, но со временем ты привыкаешь к ее вкусу.
[indent] Игритт нет дела до девушек в высоких замках и шумных городах ; она за Стену хочет не потому что ей нехватает спутниковой тарелки или телефона с кучей приложений на нём : Игритт знает, что идёт вслед за Долгой Ночью, а Джон вовремя понимает, что, сколько бы их не травили в детстве сказками о чудовищах, самыми страшными оказываются те, кто следует за бурей и те, кто восседает на железных высоких стульях. Игритт ухмыляется.
[indent] Джон повторяет за ней.


дополнительно:
- мы играем в модерн ау - советую ознакомиться с нашей фандомной темой - здесь.
- ничего не имею против сериальной внешности ;
- можем обсудить вариант 'как Игритт не умерла' ;
- попрошу в лс или тг выслать пример поста ;

пример игры;

да, конечно: заповеди и Библия.
но нет ли у тебя, Господи, для нас еще каких-нибудь пожеланий?
ИДИ НАХУЙ ГОСПОДИ.
ouch. эдвард не понимает, какого хуя его всё это так волнует — что-то яростно и отчаянно болит, врач советует заливать спиртным, чтобы не загноилось, эдвард послушно выливает ром в рот. боже, придурок, не так надо. эдвард разводит руками отражению в зеркале — прости, чувак, мы всё проебали. корабль неодобрительно косится — был бы живой, сам за борт капитана выкинул и уплыл. но эдвард внимательно наблюдает, как якорь опускается на дно гавани кингстона — там потом в пьяном бреду понимает, что корабль опять угнали, но не очень переживает.
последнее воспоминание перед тем как алкголь свалился на голову, словно гильотина — раз и всё. нет тебя. и хорошо, и плохо, и свободно. эдвард горланит песни до самого утра, посылает нахуй квартермейстера ( он то корабль и забирает ) и отмахивается от галлюцинаций — они приходят всегда словно по часам, а на самом деле, когда алкоголя в крови становится меньше привычной и необходимой дозы — призрак мэри рид обвиняет его в бездействии и алкоголизме, эдвард очень громко смеётся — так и хорошо же, вот он я такой настоящий, что вы из меня непонятно кого делаете ?
мэри рид умирает у эдварда на руках, и он моет их в солёной воде до тех пор, пока итак грубая кожа не становится похожей на наждачную бумагу — ему кажется, прислонит к лицу, разрежет себя насквозь, да только не замечает — уже пополам разрушенный, покрывшийся грязью и позором.
либо смейся, либо пей. порох в пистолете каждый раз оказывается мокрым, когда эдвард подумывает со всем покончить — его избивают другие пираты, смеются над его когда-то звучным именем капитана кенуэйя и бросают в воду — эдвард с морем давно слился и как бы не хотел, уже в нём не утонет. слишком родное, слишком любимое — он ради него всё дорогое продал, даже жену в англии оставил вместе с душой.
i dont get this life anymore — эдвард поёт моряцкие песни, словно воет — криков уже не осталось, — пытается ходить в церковь, но блюёт пастырю под ноги. а потом долго беседует с галлюцинацией христа, посылая его самыми суровыми и отвратительными моряцкими ругательствами. утром просыпается в компании козлов и смеётся. опять, блять, смеётся.
ну и какого хуя его всё это так волнует ? не знает, где могила мэри, не знает, где будет его — пиратам она вроде бы не нужна, но эдварду хочется, чтобы к нему порой приходили — цветы может клали или бутылку рома. он его, конечно, не выпьет, но будет рад. но вот только приходить больше некому — все, кто его когда-то на плаву держал, либо погибли, либо оставили, повернув свою спину и проявив милосердие, спрятали взгляд отвращения.
капитан эдвард кенуэй превратился в постыдного пьяницу, который связь с реальностью стабильно теряет через десять минут, после того как проснётся во второй половине дня.
ну и заебись ? да ? йо-хо-хо пиратская жизнь по мне. йо-хо-хо вот бы сдохнуть поскорей.
ouch. уже не замечает привкус соли на губах, уже устаёт жаловаться, что они взяли слишком мало рома. бочки в трюме закончатся, когда на него снова нападёт приступ плохого настроения — когда галлюцинации снова начнут стучаться в череп и пробираться сквозь трещины внутрь. адевале съебывает к ассассинам — у них цель благородная, а не как твоя — золото-золото-золото. адевале возвращает эдварду 'галку', тот смотрит на белые паруса и дрожит. оправданий уже никаких — у эдварда слишком сухо в глотке, чтобы посылать негра в жопу — он почти называет его никчёмным и глупым рабом, но вовремя прикладывается к бутылке. эдвард, куда ещё ниже, мальчик.
хочешь на дно ? а что, я ещё не до конца на него опустился ?
эдвард хочет набрать побольше воздуха в лёгкие, привязать камень к ноге, выйти в открытое море, упасть в воду и опуститься вниз на дно, лечь на спину и представить будто вот она жизнь — под водой, в тишине. как жаль, что он сразу сдохнет, даже не добравшись до дна — воздуха не хватит, он же не какой-нибудь искатель жемчужин с насау.
все пираты попадают к дьяволу — так говорит церковь, так говорят охотники на пиратов ; эдвард смеётся, когда осознаёт, что делает — спешит к морскому дьяволу по своему собственному желанию. забавно, так сильно хочет жить — так сильно хочет избавиться от чувства вины, от галлюцинаций и позора, что готов прыгать в ад — матросы дрожат, им идея капитана не нравится ; их осталось всего десять — самых отбитых, единственные, кто согласился с ним плыть, устав от кингстона. эдвард улыбается — он теперь всегда улыбается, когда хуёво. и даже почти трезв — трезв, как матрос, то есть выпил лишь пол бутылки рома, чтобы море не шатало.
— ну и где, блять, ваш морской дьявол ? — он свешивается через бортовые перила, на воду смотрит и рифы с разбитым кораблём. плыть туда на шлюпке как-то не очень хочется — у эдварда инстинкт самосохранения в абсолют возведён — жить слишком хочется. — э-э-э-э-эй, осьминог, выходи, дело есть !
он громко смеётся, поворачивается к команде — кто-то крестится, эдвард фыркает, браваду строит. зачем вам бог, если мы идём к дьяволу ? тут его точно нет. море бурлит — оно теперь всегда для эдварда бурлит, словно один огромный котёл с кипятком — даже странным не кажется.
толика любопытства сжирает его изнутри — почти живым себя чувствует от этого — ну где же, правда, ваш дьявол ? я так сильно хочу его увидеть, спросить, попросить, может быть даже молить ? эдвард выбросил свой крестик несколько лет назад — бога рядом нет и никогда не было. а вот дьявол — его дыхание он чувствовал всегда — иногда острее, иногда слабее.
иногда — прямо сейчас.
эдвард расплывается в улыбке. ouch, i'm in shit, aye.

Отредактировано Jon Snow (2020-10-13 12:14:08)

+7

40

— haikyū!! —
http://forumstatic.ru/files/001a/a6/b8/56743.png

hinata shōyō [шойо хината]
номер 10

Хината поднимается на ноги: один раз, второй, третий; глотает слезы или кровь из разбитого носа, зажимает в кулаке острые стекляшки чужих слов. Хината — поначалу — раздражает невыносимо: Кагэяма с ходу готов назвать один или десять поводов, но так и не может понять, почему именно. Потом до него дойдет, конечно: дело в доверии, протянутом на липких, грязных от шоколада, ладонях — безвозмездно, как будто это ничего не стоит. Так не делается, хочется рявкнуть, хочется оттолкнуть подальше или отдать обратно, но Хината так и продолжает раздавать его кому попало. По кусочку, как нагревшийся в руках апельсин.

Идиот, — говорит Тобио себе под нос, отворачиваясь. Идиот, — повторяет в следующий раз гораздо громче. Прекрати, думает, твою мать, что же ты делаешь, прекрати, кто тебе разрешал и кто тебя об этом просил, прекрати это немедленно, ты что, не видишь, это же больно.
Хината говорит: я разыграю любой пас, который ты мне бросишь, и Тобио хочется его ударить.

Доверие — апельсиновая косточка — прорастает медленно, а потом рвет грудь изнутри: разъезжаются ребра, красно лопается натянутая до упора кожа. Хината не знает, но продолжает раз за разом давить на самое больное: Кагэяма подтягивает его к себе за смятую футболку и швыряет, как котенка, на пол, но легче от этого почему-то не становится. Хината вытирает предплечьем нос и смотрит исподлобья: он похож на мелкого, зубастого зверька. Тонкие брови сведены к переносице, карие глаза блестят зло: в тот день Тобио первый раз сбивается, встречая его взгляд. Первый раз думает: это красиво.
Первый, кажется, раз думает об этом без пренебрежения: я тебе не проиграю.
Он сбегает почти сразу, конечно.

Острые лопатки подрагивают обещанием расправленных крыльев, солнечный свет теплым молоком расплывается по зрачку. Хината заставляет себя полюбить с тем же бесноватым упорством, с которым берется за все остальное: Кагэяма понимает, что рассчитывает на него, только когда становится слишком поздно, чтобы повернуть что-то назад. Хината говорит что-то вроде: когда я с тобой, ты неуязвим, что-то вроде: давай сделаем это еще раз, Хината говорит столько бесполезной ерунды, что это абсолютное чудо — тот факт, что его еще кто-то не прибил. Хината врезается в мышечную память слишком высоко и быстро летящим пасом, забывает по чужим карманам свое барахло, заставляет выглядывать в толпе лохматые рыжие макушки. Хината повторяет: я ударю по любому мячу, который прилетит в мою сторону, и в какой-то из этих разов Тобио готов поклясться — он отчетливо слышит его шаги у себя за спиной.

Ты можешь взлететь еще выше, — говорит Тобио.
И в следующий раз, гораздо громче, — не переживай. Я не отстану.


дополнительно:
ищу отвагу в пару своему слабоумию! безумно люблю взаимодействие между этими дебилами и считаю хинату очень интересным персонажем, файт ми. по исполнению хотелось бы меньше безгрешной сладкой булочки и больше отбитого животного: хината с кагэямой мне интересны в первую очередь тем, что это два человека, бесконечно ебнутых на одной и той же теме, и взаимодействие танцевать хотелось бы в первую очередь от этого. еще хотелось бы, разумеется, увидеть пример поста, чтобы понять, получиться ли сыграться хотя бы в теории. в принципе готов к любому таймлайну, но больше всего интересны второй-третий год старшей школы и пост-таймскип. хэдканонами сыплю, графикой делюсь, если попадете мне в сердечко этой ролью, рискуете остаться в нем навсегда.
p.s: bonus track

пример игры;

— DO YOU RENOUNCE SATAN?
— I DO RENOUNCE HIM.

тонуть, оказывается, веселее вместе — ангелы спят до судного дня, не разбудишь даже выстрелом без глушителя. цвет крови со временем перестаешь отмечать в принципе — подсознательно регистрируется как часть окружения, потом на встрече с капо обнаруживаешь, что пропустил на костюме пятно: неудобно. тонуть веселее вместе, и поэтому бывший коп оказывается совсем неплохим (хуевым) решением — бруно предлагает леоне аббаккио зонтик, руку, работу, желание жить, смысл или содержание, и надеется, что хоть за что-то из этого тот возьмется. все, конечно, исключительно в интересах дела: я нанял тебя стрелять в других, а не в себя, шипит бруно, отдай сюда ствол — и какая разница, что руки тряслись потом вокруг рукояти, если леоне этого не заметил. все в интересах дела: свалится, к примеру, с почечной недостаточностью — работать точно не сможет. на кой ляд тебе сдался этот алкаш, смеется польпо из-за пуленепробиваемого стекла, в семье, что ли, надежных людей не хватает? бруно усмехается уголком рта, прячет руки, пожимает плечами: сострадание, говорит, это добродетель.

в неаполе взрываются машины, ржавеют кресты, закат окрашивается в грязно-розовый — походка аббаккио становится ровнее, перестают дрожать пальцы, взгляд, пусть и в сетке лопнувших капилляров, останавливается на цели. проспался, говорит бруно, вот и замечательно, — смотрит леоне в глаза, в руки перебрасывает заряженный пистолет, — у нас дело. работается, кстати, отлично — за плечом у бруно он смотрится то ли телохранителем, то ли гробовщиком (вероятнее, всем сразу). бруно рассматривает ногти: расскажешь сам или позволим аббаккио докопаться до правды? у него, знаешь ли, к этому талант; — первый вариант почему-то оказывается очень популярным, удобно: марать руки лишний раз бруно ненавидит.

«удобно» вообще хорошее слово, как-то даже слишком — к тому, что делать можно не одному, бруно привыкает не сразу, к тому, что иногда, кажется, можно кому-то доверять — еще дольше. бруно упускает момент, когда постоянный контроль (отобрать бутылку, изложить задание, перезвонить, не сдох ли) превращается в надежное присутствие, когда он позволяет себе закрыть глаза, уснуть спокойно, положиться — когда леоне аббаккио становится незаменимым. ощущение безопасности расслабляет, а этого позволять себе нельзя — бруно хмурится и продолжает наблюдать: с кем и как леоне разговаривает, сколько, к примеру, пьет, где находятся слабые места (и куда, скорее всего, ударят). информации получается много, например: дома леоне собирает волосы в неаккуратный хвост, например: на сигаретах и чашках после него остается четкий след фиолетовой помады, например: он выше бруно на десять сантиметров, и если стоять лицом к лицу, взглядом утыкаешься прямо в губы — неловко (почему?). информации получается много, в основном, кажется, лишней — бруно зачем-то продолжает запоминать, отмечать, регистрировать. если надолго засмотришься, можно наткнуться на ответный взгляд — спокойный, внимательный, чистый. через какое-то время леоне начинает смотреть на него так, будто действительно видит — бруно отворачивается и неловко ведет плечами.

— как ты, блять, с этим живешь?
— давно.

— AND ALL HIS WORKS?
— I DO RENOUNCE THEM.

зло когда-то было большее и меньшее, а сейчас идет в семи фабричных размерах, еще большем количестве цветов, вы уже пробовали нашу лимитированную серию? улыбчивый продавец в начале смены выставит на прилавок, проведет к стеллажам, заботливо объяснит разницу — выбирай, блять, не хочу. бруно когда-то размышлял и взвешивал, часами пытался выбрать наименее хуевое решение из пятнадцати равнозначных, а потом пришло понимание: как ни пытайся карабкаться, все равно затянет только дальше в грязь. здесь, конечно, впору искать объяснения и доводы, лицемерно глаза отводить — никто, разумеется, признавать, что он гнида, не хочет. оправданий, если только захотеть, найдется целая ебаная куча — бруно с ноги разбивает лица, пересчитывает героиновую выручку, спускает курок у виска очередного незадачливого лоха. изо всех сил старается не думать: ему же сказали, он же исполнитель, если бы отказался, по стене (в лучшем случае) тонким слоем оказались бы его мозги. охуеннее всего когда начинают умолять — заикаются, плачут, ссут под себя от страха — в один из этих вечеров бруно отбирает у леоне бутылку и прикладывается сам. опять, бля, пятно посадил, — выдохнуть хрипло, вытереть рот, хлопнуть леоне по плечу: завтра отдыхаешь. на лапу бывшим коллегам аббаккио бруно сходит дать самостоятельно — тело запишут как непознанное, похоронят в общей могиле, папка с делом марио росси через три месяца уйдет в архив.

а теперь, блять, еще и это.

на леоне, конечно, в первую очередь хочется наорать — платят ему, в конце концов, как раз за то, чтобы такой хуйни не было. семье, разумеется, на жизни гражданских плевать, но лишние трупы бруно буччеллати до зубовного скрежета ненавидит: общеизвестная информация. соображения тут чисто практические — с мертвецами много возни, они требуют времени и внимания, имеют свойство накапливаться, заполняют собой коридоры и улицы, по ночам тянут руки из-под кровати: за все, мол, ответишь (бруно спит с открытым окном, но в комнате все равно воняет падалью). у меня груз, говорит аббаккио, и его хочется ударить, покрыть матом, послать вместе с грузом туда, откуда приехал — ты его подцепил, сам и разбирайся. у бруно свидетелей не оставалось, все проходило гладко, без последствий, с отличием — польпо нравилось. бруно открывает багажник и рассматривает пацана, поджимает губы — когда проводил свою первую сделку, он был даже младше (а периметр, блять, проверить все равно догадался).
ладно.

— а какие есть варианты? — леоне, если на него все-таки посмотреть, выглядит потерянным (зрелище неприятное), бруно привычно стирает с лица выражение, облокачивается на машину. — даже если побежит стучать, дела они не заведут, конечно. но польпо не очень хочет светить этих людей перед карабиньери. ты же знаешь, какой он нервный. — по корпусу отбивает пальцами ритм: ситуация получается забавной. почти, блять, ироничной.
недовольство показывать нельзя, гнев — в исключительных случаях, а чем сказать «я не знаю, блять, что делать», лучше отрезать себе язык. бруно играет давно и хорошо знает правила: делает вдох, считает до пяти, выдыхает.
— можно его припугнуть. вероятно, даже сработает, если у пацана с мозгами все в порядке, — если: вместо того, чтобы поскорее пройти мимо, цивил зачем-то стоял и пялился. — но тебе, — бруно голосом выделяет слово, раздражение не выходит дальше подтекста: ответственность была леоне, наказание, соответственно, его тоже, — придется следить за тем, чтобы он не наделал глупостей.
— это, конечно, если его не видели люди польпо. если видели, — бруно смотрит в багажник снова: у мальчишки из кармана выпал билет на «звездные войны», а на лице уже наливается краской гематома, — придется убивать.

— AND ALL HIS POMPS?
— I DO RENOUNCE THEM.

через десять лет оказаться в том же блядском круге, но уже на другом месте — если господь наблюдает сверху, ему там сейчас наверняка охуеть как смешно.

Отредактировано Kageyama Tobio (2020-11-30 13:24:29)

+9

41

— bleach —
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/888/66859.png

grimmjow jaggerjack [гримджоу джаггерджак]
шестой из эспады - секста эспада ; арранкар ;

[indent] « You are a Shinigami and I am a Hollow! Whichever side losses will be annihilated. That’s how it’s always been for thousands of years. Do you need any other reason to fight? Come on. The one who remains standing will return alive. That’s all it comes down to!  »

Став Пустым, ничего больше не остаётся - если хочешь выжить, значит заучи правила, значит полюби жрать других больше, чем даже просто жить ; Гриммджоу скалится. Перекличка терминами всё равно ничего не принесёт - чужая плоть на зубах, это уже другое дело. Гриммджоу всегда был хищником - охота для него не способ стать лучше, стать сильнее, эволюционировать - охота это он сам.

Оказывается, что можно ещё сдаться - пройти долгий путь из съеденных пустых, что не успели убежать от клыков и когтей, а потом понять, что всё бесполезно. Естественный ход природы. Сильный оказывается слабым, значит его можно тоже сожрать.
Оказывается, сильных жрать даже приятнее.

Пока они подчиняются закону природы, что не меняется из измерения в измерение ( только глупые шинигами пытаются наладить его ход под себя и свои моральные устои ), всё идёт как надо. Одни умирают, Гриммджоу становится сильнее. Лёгкие правила игры.

Форс-мажоры пробираются в щели недомолвок и скрытых амбиций с настойчивостью паразитов. Они копошатся под кожей и откладывают личинки.

Гиммджоу скалится. Если тонкая линия силы выстроилась в одном измерении, можно начать охотиться в следующем.

Следующий раз, когда ты услышишь имя Гриммджоу Джаггерджак, будет твоим последним.


дополнительно:
- как хорошо , что гриммджоу вернулся в последней арке - это даёт большую почву для классных хэдов ; так же как и пост-канон , конечно ;
- плюс в голове , конечно , аушка , где ичиго арранкар ;
- требований по скорости игры не имею - сам пишу как пойдёт вдохновение ; пример поста более чем приветствуется ;

пример игры;

покрытая пылью жизнь приходит в норму биполярности — в какой-то момент сам уже не замечаешь ; креон давится по утрам таблетками и ароматом свежей выпечки, что приносит его молчаливая ( язык то вырвали ) домработница. одно заставляет его жить, другое заставляет его молчать в ответ.
странно разговаривать с немым. это становится очередным бессмысленным диалогом с самим собой — почти даже спором, в котором креон обязательно проигрывает.
потом долго смеётся и ищет свою отражение в стакане воды.
иногда кажется, что домработница, пока протирает несуществующую пыль на поверхности журнальных столиков, смотрит на него с немым вопросом 'вы в порядке, сэр?', но сэр ей не верит. он предпочитает не доверять людям, что слишком много молчат — потому что они слишком много думают.

когда политика капитолия сама по себе становится похожей на голодные игры, уже не до смеха. рогом изобилия становится любое необдуманное действие — съедают тебя живьём, потому что делать уже больше нечего.
муравейник копошится, царица-матка прячется и ни о чём не думает.
никогда нет вчерашнего завтра, зато есть сегодня.
смерть становится ноотропом, пока она не твоя.

креон обещает ромулу : 'ты только оставь меня подле себя, а я цепным псом, волком за тобой буду, буду за разом раз распинать бога в могиле и разрушу все замки песочные'.
а потом обещает себе не выполнять это обещание.
с каждым днём ждёт, когда внутри станет густо от ненависти к самому себе, но на деле — там пусто.
лишь минусы к карме в голове проставляются, а потом друг на друга делятся. получается плюс.

на рёбрах циссы растекались фиолетовые трещины, когда креон забывал о бледноте и нежности её кожи. когда цисса умерла, трещинами покрылись его руки. зараза схватилась за его запястья и отказалась отпускать. такие же следы креон видит на руках победителей, но никогда не находит в себе силы у них спросить — почему ? как ?

они убивают, потому что так захотел капитолий ; креон тоже убивает циссу, потому что так захотел капитолий. кто из них прав, кто виноват ?

у победителей в глазах пепелище обугленное, выстраданное, выжженное, и креон знает, что он один из тех, кто поливал их зажигательной смесью. очередное непрочувствованное до конца чувство вины.
креон падает в зрачки ромула сесиля с пониманием неизбежного — системы не живут слишком долго, когда они пьют чью-то кровь и сжигают чьи-то дома, даже если это всего лишь бумажные замки внутри самих людей.
последней картиной циссы оказывается горящий капитолий, который теперь висит у него за спиной в кабинете. если посмотреть на улицу сквозь окно его спальни, можно увидеть откуда она взяла этот пейзаж.

креон знает, куда гретхен прячет свой взгляд, когда не хочет смотреть на него — больше некуда. в масляное пламя картины, ставшей одной из причин для смерти очередной наивной и глупой девочки.
победители выходят с арены потерянными детьми, которые оставляют свою наивность возле тела первого убитого ими трибута — от этого общаться с ними становится чуть приятнее.

— если ты думаешь, что мне нужно твоё тело, то ты ошибаешься, — он выстраивает прямую линию сразу, а вокруг него спасительный бордюр, чтобы не упасть.

ромул сесиль оказывается в какой-то момент темнотой незамеченной, не досмотренной, креон не понимает как так. когда-то думали, что принесут с собой salvation, оказалось, что не принесли ничего — растеряли по дороге и даже себе не оставили. пока креон шатается от транквилизаторов до откровенного лицемерия, пытаясь сохранять долю рассудка и, как ему порой говорят, либерализма, ромул гогочет над смертями детей, когда они вместе смотрят очередные голодные игры.

когда гретхен победила, ромул шумно расстраивался — поставил деньги на другого.

— я когда-то ставил на тебя.

и думал прислать в подарок на арену кардиотоксин — для себя или для кого-то другого, разницы почти никакой.
в этом слове почти кроется кипяток, который сжигает креону мозг. он почти перестал верит в панем, он почти перестал хотеть его изменить, он почти захотел всё прекратить.

+3

42

— the wizarding world —
https://i1.imageban.ru/out/2020/12/07/7b62baef9b5b5f8e72fffff176a92566.png
прототип: alden ehrenreich; daniel radcliffe; your variant*

harry james potter [гарри джеймс поттер]
мальчик, который выжил; муж, который не вывез; мракоборец**, который не сходит с газетных полос;
друг, который пропал.

Гарри, привет, как дела, приятель
Надеюсь, что ты там ещё не спятил
Низкий поклон тебе от всей нашей братии
С этих глухих болот ц.

Кажется, вы знаете всё про этого парня, раз дошли до этой строчки. Гарри Джеймс Поттер в магическом мире не нуждается в представлении. Его социальный рейтинг неизменен (пока), дальше по популярности может сравниться только Тёмный Лорд (всё ещё). Не сказать, что мистеру Поттеру это нравится, но можно сказать, что он уже привык за столько лет. Теперь он не только бывший гриффиндорец (а бывают ли бывшие?), легендарный ловец, мальчик, который выжил, и парень, который победил Волан-де-Морта, а ещё мракоборец, метящий последние лет пять в начальники, но всё чего-то никак (в ММ жуткая бюрократия не вымрет даже если её заклеймить авада кедаврой), а ещё и некогда муж, но в последние месяцы кольцо на пальце носить необязательно согласно ликвидированному штампу в паспорте (разводы, к слову, тоже оформляют не быстро).

Возможно, он разочаровался в жизни, но жизнь всё ещё лучше смерти, её пожирателей и чёрного чулана под лестницей (с годами развилась клаустрофобия?); возможно, ему и работа давно пресытилась, только продолжает он по наитию - за неумением ничего другого (нюх на опасность, зад в шрамах от приключений); возможно, он бы охотно уделял больше внимания Джинни, вечно пропадающей в разъездах на время чемпионата (т.е. всегда); возможно... кто вообще толком знает, что стало с Гарри Поттером? Уж точно не Пророк.

Рону нужен Гарри, Гарри нужен Рон (и Гермионе, но это другое) - брат за брата, так за основу взято - и всё в этом духе. Жизнь обоих потрепала в самом начале, не щадит и с десяток лет спустя, однако былые приключения давно позади, пришло время бытовых проблем: переработки, перегорания, разводы, переезды, война с писаками из Ежедневного Пророка по поводу и без. За кубком эля встречаются всё реже - минусы работы в разных отделах. А ещё поэтому Рон страшно не хочет слышать точку зрения Гарри на его, Уизли, тяжбы с Гермионой. Дружить под завалами рутины и перипетией любовных неудач - то ещё испытание.

Сейчас мир охвачен новым огнём, пока не имеющим козла отпущения: скачки магии приводят в ужас всех и каждого. Однако, главная звезда (в лице Гарри Поттера) куда-то пропала, и это ещё один повод для паники. Звезда захватила с собой и Гермиону Грейнджер - для усложнения задачи. И пока все пытаются понять, что же делать, куда бежать, где рыть землю носом, Гарри и Гермионе предстоит решить свою задачку в странном месте, не имеющим времени, но имеющем весьма очерченные границы***.


дополнительно:
* если вы вдруг смотрели Дивный новый мир с Олденом в главной роли - вы поймёте мои чувства и мотивы, впрочем, на лице я не настаиваю;
** мракоборец или аврор - как вам больше нравится;
*** сюжет, как можно догадаться, есть, но подробности уже при диалоге.

Как можно понять я не мастак писать заявки заявка схематичная и почти полностью дающая свободу автору, за исключением нескольких фактов, придуманных в ходе игр (да и их можно обсудить). Требований особых нет, разве что перед тем, как начать диалог об игре, так как я старый гусар и не знаю слов любви ц. я попрошу вас скинуть мне ваш самый любимый пост во избежание дальнейших недопониманий по совместимости. Со своей стороны обещаю интересную игру, не самую быструю (к слову от вас спидпостинга тоже не требую), но гарантированную. Очень жду, фандом очень ждёт. Приходи.

пример игры;

Рональд страдал бессонницей вот уже ~дцать ночей, мигренью в придачу и апатией в довесок. Все дни стекались в один бесконечный: будильник, стакан воды, пиджак, трансгрессия, коридоры, кабинет, бумаги, буквы, рапорты, обед, чернила, заклятия, записки, совещания, коридоры, ливень, сырость, пинта эля, Косой переулок, аптека, пижама, подушка, фонарь за окном, рассвет. Изредка в этот ряд попадали такие моменты как выезд на место происшествия и попытки побеседовать с Гермионой. Последнее сталось совсем тщетным, первое же более не вызывало в не. прежнего трепета, с коим молодой парниша, переживший сдачу СОВ, оплеухи Снейпа, чемпионаты квиддича, мамины «передачки» и вторую магическую войну, пришёл работать в Министерство Магии. Аппетит пропал вместе с любопытством и той скудной фантазией, что у него имелась на выдумку стандартных фирменных клише для заполнения форм и рапортов. Следом расстроился и режим, и за последние полгода Рональд Уизли стремительно начал походить на какую-то плохо смастерённую пародию себя же: щетина росла клочками, кожа сделалась серой, щеки втянулись, сосуды на белках потрескались, а свежими остались лишь мешки под глазами. Психотерапевты из мира магглов бы сказали, что у Уизли затяжная депрессия, требующая уже медикаментозного вмешательства, но в мире магии подобное классифицировалось во всеобъемлющем понятии «душевные переживания», граничащие с «душевным расстройством». Тонкая грань, проходящая между ними, определяла профпригодность и место-койки в больнице Святого Мунго в том отделении, где потом отмыться за пару шуточек и пинт не получится. Уизли держался. И не за горлышко бутылки, чем был определённо горд. В конце концов, зря ли он выжил в итоге?

Обещанный утренний туман запаздывал. Вместо него в столицу прибыл обильный ливень. Вступив случайно в лужу, Рон по привычке выругался себе под нос, окончательно потерял нейтральное выражение лица и поковылял дальше в поисках входа в портал. Зонт вымок насквозь и рисковал порваться от резких порывов ветра. Холод пронизывал до костей, и все, о чем приходилось думать, так это о чашке горячего чая прямо по прибытию в отделение происшествий и катастроф. Правда вряд ли выпить ее удастся спокойно: Камилла послала сову даже раньше положенного времени смены дежурных, из чего следовало, что за ночь что-то произошло. Подобные явления (ровно как и переработки) уже давно перестали волновать Уизли, лишь вызывать раздражение, а в последние месяцы даже этого не осталось. Зубы начали стучать, прежде чем он свернул в нужном направлении, а затем сгинул в голубом огне, очутившись прямиком в большой и просторной зале Министерства. Народа почти не было: ни в коридорах, ни у лифтов. Рон прошмыгнул к рабочему столу без вынужденных остановок и задержек.

— Ты не поверишь, что произошло!

Напускная встревоженность Мэттью, коллеги, что сидел по другую сторону стола, не предвещала, чего-то ошеломительно приятного, особенно в 6-ли часу утра.

— А, ты уже здесь… В мой офис.

Камилла, будучи главой отдела на протяжении львиной доли своей карьеры, была преимущественно немногословна, особенно с утра, особенно при поступлении весточки о ЧП.

— Поздравляю. Тебе выпала уникальная путевка  на север Шотландии.

Мужчина сдержанно вздохнул. Спустя полчаса он был в курсе первых деталей, спустя час уже собирал затертый до неприличия чемодан.

***
Сколько Рон себя помнил, он практически всегда краснел из-за семьи, причём неважно, был ли кто-то из них рядом — достаточно было только упоминания. В случае с шотландским происшествием фантазии и прагматизму ему не хватило просчитать, как дело может обернуться. Уизли действительно надеялся быстро со всем разобраться, отписать бумаги в аврорат, бахнуть местного виски дегустации для, и вернуться в дождливый, серый, склизкий Лондон в аккурат перед очередным этапом чемпионата по квиддичу. Однако, как оказалось, даже самые незатейливые, мимолётные мыслишки материальны. И вот какая из них посетила Рона во время того, как он знакомился с делом:

— Чарли бы это понравилось.

Далее Рон вздохнул, нахмурился совсем как дед Уизли в лучшие его годы, и продолжил слушать повествование старшего хит-визарда Чатли:

— … других следов обнаружено не было. Мы полагаем, что далее воры или трансгрессировали, или поднялись в небо прямо на драконах. Деревенские слышали рык, ну и пожар ещё…

— Какую площадь затронул пожар?

Рон не продолжал поднимать глаз от бумаг и только по нависшей паузе понял, что вопрос требует уточнения:

— Дом, улицу, половину деревни?

— В основном пострадал заповедник, пара домов  и крыша церкви. Обливаторы уже провели первый этап…

— И что же они выдали за официальную версию, лейтенант Чатли? Я не вижу здесь полного заключения по происшествию, территорию продолжают осматривать, верно? Драконолог уже прибыл?

Чатли, казалось, так взмок перед ликом того самого, «живого» явления того самого начальства из Министерства, что еле подбирал слова, а из-за местного колоритного акцента понимать его было ещё сложнее:

— Но сэр… Маглы стали свидетелями живого дракона. Взрослые маглы...

И на этой фразе случилось именно то, из-за чего Рон львиную долю своей жизни всегда краснел: в тесном помещении появился его старший брат Чарли, и, как подобает всякому из семейства Уизли, так был рад увидеть родственника, что не приминул зажать в объятиях и без того помятого Рональда.

— Хватит, Мерлина ради, хватит!

Уизли снова бурчал под нос пока брат на всю ораву продолжал радоваться. После того, как пытка была окончена, Рон отступил шаг назад, аудитория зашлась смешками и улыбками (как обычно):

— Я тоже рад тебя видеть, Чарли.

Официальный тон, маниакально поправленный "скучный", как его называла Камилла, галстук.

— Брат и старший инспектор по этому ЧП. Господа… и дама /Рон не сразу заметил такую же рыжеволосую женщину-хит-визарда/, у нас не так много времени, как нам хотелось бы. Первоначальная экспертиза показала, что нападение на драконов было совершено порядка 8 часов назад. Тела или их остатки не были найдены, что даёт нам надежду на то, что эти редкие  существа все ещё живы. Лейтенант Чатли, какая версия в итоге была предоставлена маглам?

В таком русле совещание и продолжилось. По ходу повествования Рон понимал, что застрял тут не на вечер, и даже не на два. Но, что ещё хуже, он застрял тут с Чарли, с которым не виделся чертову прорву лет, из которых последние два-три года имели горький привкус.

Вы спросите: что плохого в том, что у Уизли крепкие семейные узы? В том, что каждый член этой семьи наровит залезть в печенку с вопросами и советами. Рон сознательно избегал внимания сородичей последние полтора года. Но, как показывает жизнь, все время сбегать не получится. Поэтому, когда позже тяжёлая рука старшего брата опустилась на тощее плечо, Рон заглотнул воздуха поглубже и хлебнул эля побольше.

— Что думаешь? Этих черночешуйчетых вообще реально похитить и трансгрессировать с ними же?

Игра на опережение — тактика, которая есть в любом состязании. Только вот Рон чувствовал, как удавка в виде внеочередного разговора «по душам» сдавливает шею.

+14

43

— dc comics —
https://i.imgur.com/VLjnWVj.gif
прототип: kristen wiig (опционально);

barbara ann minerva (cheetah) [барбара энн минерва (гепарда)]
суперзлодейка, наемница, охотница, когда-то была археологом

[indent] что ты наделала, барбара?
о, если бы я могла изменить все, остановить тебя от ужасных поступков, спасти, когда ты нуждалась во мне. но, мы оба знаем, что каждый раз я терплю неудачу и мне не удается помочь тебе. спасти от самой себя. ты не монстр,  барбара — гепарда это не ты, сколько бы ты не твердила мне обратное.
[indent] я готова сразиться с тобой сколько угодно раз, если потребуется. однажды мне удастся утолить твою злость и боль, подруга.
[indent] давай же, назови свое имя. ты не гепарда — ты барбара энн. и я буду повторять это столько раз, сколько потребуется, чтобы спасти тебя.


дополнительно:

[indent] — существует несколько вариантов происхождения гепарды — я знакома с версией кисы в нью52, реберсе и даже на фильм успела посмотреть. все три версии происхождения отличаются [и мотивация персонажа тоже], поэтому я так детально не прописывала заявку: мне бы хотелось все это обкашлять вместе и нащупать лучший вариант для игры. если нужно, я готова кинуть комиксами, показать и рассказать.
[indent] — вас ждет много стекла и не только, сюжетных затравочек и вообще без игры лично от меня не останетесь, барбара энн мне очень нужна. единственное, что я далеко не быстрый игрок, но всегда на связи и не дам заскучать.
[indent]

пример игры;

[indent] Донна ощущает себя пустой — оболочкой, в которую вдохнули жизнь, но забыли наделить чем-то большим. Она помнит, как проснулась в не_своей квартире, в которой больше никого не было. Пробуждение выдалось таким, будто Трой несколько недель к ряду непробудно пила.

[indent] Последнее, что она помнит перед пробуждением — свою же смерть. Бликами, урывками, всполохами. Осколки воспоминаний, которые снова невозможно собрать воедино.

[indent] Донна не смогла найти никого в квартире и никто не приходил после. В её новоявленной обители оказалась одежда и даже документы, явно кто-то постарался. Она пыталась собрать головоломку или хотя бы вспомнить, но ничего не получалось. Разве что оказалось, что она мертва уже не первый год — пять лет большой срок. Донна даже не может нормально осознать, за что и как умерла.

[indent] Внутри вместо воспоминаний все та же пустота — она будто зависла над пропастью, а сил шагнуть вперед. Остается только терпеть и ждать, вдруг кто-то подтолкнет. Трой с неохотой вспоминает, кем и чем является. И ей очень сильно не хватает хоть кого-нибудь, чтобы ей напомнили, что она Донна Трой — амазонка и Чудо-Девушка, Троя. Она нечто большее, чем податливая глина, с которой её слепили.

[indent] В какой-то момент сидеть и ждать ей надоедает. Донна решает найти кого-то, кто может знать больше, но не Титанов. Ей немного боязно показываться перед глазами друзей живой. Она принимает решение отложить свое воскрешение для близких друзей на потом, а сначала поговорить с Дианой. Кто, если не она сумеет помочь ей восстановить все события? Помочь осознать, что происходит в принципе.  Донна, может, и потерянная девочка, которую выкинуло с того света, заново слепленное оружие, но она все равно нуждается в совете. Как минимум той, которая что-то знает о различных ритуалах и том, как вернуть амазонок к жизни обратно.

[indent] В квартире находится её меч и щит, но не лассо убеждения. Донна улавливает в этом некоторый подвох, но все равно никто не появляется. За все те дни, которые она провела в Бостоне, пока отлеживалась в кровати, потом методично возвращалась к тренировкам и выискивала Диану.

[indent] Благо, Чудо-Женщину теперь искать слишком долго не придется. Надо же, она даже стала частью некой Лиги Справедливости. С каких пор Диана не отсиживается в тени? Трой нисколько её не винит на самом- то деле, но все равно звучит удивительно. Ей даже нравится эта мысль, что больше героев объединяется для благой цели.

[indent] Донна знает, что засиделась и ей пора в путь.

х х х х х х х х

[indent] Вашингтон не слишком изменился со времен, как она погибла, но прошло-то несколько лет всего. Для большого мегаполиса могло измениться ровно столько же мало, как и много для любого из людей. Донна почти привыкла к быстротечности некоторых аспектов человечества вокруг, а может просто отчаянно цепляется за сказочку, которую ей внушили на Темискире.

[indent] Диана неплохо устроилась, но найти её оказалось не так сложно. Трой знала Чудо-Женщину получше многих, но одновременно не знала ничего. Она даже не до конца уверена, что те детские воспоминания о совместных тренировках не являются лишь сладким вымыслом. Прошлое — вечный камень преткновения, неизменная проблема.

[indent] — Привет. — она стучит в дверь, и когда ей открывает смотрит почти испуганно на единственное живое существо, способное ей объяснить.

[indent] Воспоминания ошеломляют её.

[indent] Донна отходит на шаг назад, отшатываясь от двери, вспоминая далеко не все, но понимая одно — если кто и повинен в её смерти, то только Чудо-Женщина. Трой пыталась убить её в последнюю их встречу. Снова эти вспышки, эхо сказанных слов и слепое яростное отчаяние.

[indent] — Диана, подожди, послушай! — она не хочет сражаться, и не хочет убивать. В здравом уме и не захотела бы никогда.

[indent] Донна верит, что теперь вольна выбирать свою судьбу и свой путь. Зря она так решила, очнувшись спустя годы в чужой квартире без толковых объяснений. Возможно, вспомни она раньше, то не сунулась бы к Диане ни за что, но сейчас отступать некуда — за спиной стены. И им все-таки следует поговорить.

[indent] Только вот Донна не знала, как объяснить все Диане. Она не понимала и не знала — и не считала нужным, по-хорошему, начинать этот классический разговор с её извинениями и оправданиями на тему того, кем её же и сделали амазонки. Донна не просила ничего из этого — и не попросила бы, будь у нее хоть малейший выбор. Но, внезапно разыгравшаяся гордыня вместе с обидой плохой вариант для встречи после попытки друг друга убить в прошлый раз.

+1

44

— sword art online —

http://forumuploads.ru/uploads/0010/7e/dd/2/66924.gif

http://forumuploads.ru/uploads/0010/7e/dd/2/892431.gif

alice zuberg [алиса цуберг]
бывшая ученица Священного искусства, нынешний рыцарь Всецелого, ответственный за муниципальный округ «Центория», владелец меча Душистая олива

канон:
в один жаркий день вместе со своими друзьями Юджио и Кирито отправляется в пещеру расположенную севернее деревни, передвигаясь вдоль реки в поисках льда. достигнув глубины пещеры они натыкаются на дракона  из легенд о Беркули. ее очень удивило массивный скелет и загадочный меч, который они едва могли сдвинуть все вместе. после нахождения долгожданного льда, они направляются к выходу и обнаруживают, что им совсем незнакомо это место. выйдя наружу они видят темную территорию. это место запрещено посещать законом их мира, нарушившего его ждало жестокое наказание. но вдруг в небе они видят сражение двух рыцарей на драконов. это был легендарный Рыцарь единства.
дети впервые видели такое зрелище не могли оторвать своих взглядов, как вдруг светлый рыцарь одерживает верх над темным и обрушивает его неподалеку от них. Алису чувствует что ему нужна помощь и делает легкий шаг вперед, но в этот момент подскользнувшись падает и краем пальцев задевает черную землю. в страхе они быстро возвращаются домой бежа со всех ног. на следующий день в деревню прилетел Рыцарь Единства, и забрал с собой беспомощную Алису. Кирито предпринял много попыток помешать ее забрать, но было все четно. с этого момента начинается ее новая история.

старшая сестра Селки и подруга детства Кирито и Юджио в арке «Проект Алисизация». была ученицей священного искусства у Сестры Азарии до тех пор, пока не нарушила один из законов «Индекса Табу» (задевает рукой запретную землю). за это её арестовывают и увозят в Центорию, после чего стирают воспоминания. владеет мечом «Душистая Олива». одна из немногих, кому удалось сломать печать послушания. после победы Кирито над Габриэлем Миллером пульсвет Алисы переносят в робота, благодаря чему она получает тело в реальном мире.


дополнительно:
Алиса является одним из немногих жителей Подмирья, которым удалось сломать печать послушания (даже Кардиналу и Администратору не удалось её сломать). по случайному совпадению, её зовут так же как аббревиатуру плана компании RATH, «Искусственное лингвистическое интернет-компьютерное существо»; а так же и существующий проект в реальности (A.L.I.C.E).

* основные изменения
после того, как Кадзуто вернулся в реальный мир вместе с Асуной и Алиса предстала перед всем миром, компания смогла изъять оставшийся флактлайт Юджио и воплотить его в жизнь. но сам юноша помнит лишь то, что в последней битве за Алису, он смог помочь Кирито ( на тот момент Юджио не подозревал, что настоящее имя Кирито это — Киригая Кадзуто ) спасти Алису и после его память полностью исчезает. полный провал в памяти. что с ним было? куда делись частички его души?     читать в эпизодеtime-drug and wine-cures

пример игры;

( если бы я знал, когда видел тебя в последний раз, что это последний раз, я бы постарался запомнить твое лицо, твою походку, все, связанное с тобой. и, если бы я знал, когда в последний раз тебя целовал, что это — последний раз, я бы никогда не остановился )
[indent]  [indent] сожаление      × × ×

я ощущал жуткое сожаление о том, что сказал. о том, что сделал. но теперь это чувство смешалось и с растерянностью. болью. грустью. все это так сильно перемешалось, что я уже не понимал. . расстроен ли я или же нет? неужели я. . разочарован? но в чем именно? в Кадзуто? в его словах о том, что нужно все забыть? или же в поцелуе, который сделал сам. или же в поцелуе самого Кадзуто? 

Н Е Т
я разочарован в самом себе. мои слова оттолкнули его. оттолкнули те чувства, что он испытывал. какой же я глупец. как я мог просто вот так взять и напомнить, что я не живой. такой же, как и Алиса. искусственное тело, но чистый и живой разум. душа. крупица эмоций. нет, это не крупица, это огромный ком эмоций, что сейчас испытывали это несовершенное тело и показывали, как я слаб.

я знаю боль. сначала тебе кажется, что сможешь вынести её, а на деле оказывается, что не можешь. и когда это происходит, ты либо находишь причины жить дальше, либо... итак, когда вы перестанете испытывать боль, у вас появится желание жить. ЖИТЬ.

именно так.

и никак иначе.

[indent] я люблю тебя. как мне жаль, что это не означает «никогда не сделаю тебе больно». ведь я только что, пусть и неосознанно, но причинил тебе боль. какие мысли тебя посетили? какие эмоции, кроме боли? разочарование во мне? скорее да, чем нет. Кадзуто. неужели ты думаешь, если закрыть эту тему, боль уйдет?

— забудем?

единственное, что я могу произнести. забыть? закрыть тему? полностью истребить то, что сейчас произошло? прости, Кадзуто, но пусть я и не настоящий человек в этом мире, но я и не машина, которая может отформатировать свою память и просто-напросто извлечь эту часть моей истории. нашей истории.

я не понимаю, почему это называют разбитым сердцем. такое чувство, что и все кости сломаны тоже.
снова мне    б о л ь н о
а время — оно не лечит. оно не заштопывает раны, оно просто закрывает их сверху марлевой повязкой новых впечатлений, новых ощущений, жизненного опыта. и иногда, зацепившись за что-то, эта повязка слетает, и свежий воздух попадает в рану, даря ей новую боль… и новую жизнь… время — плохой доктор. заставляет забыть о боли старых ран, нанося все новые и новые… так и ползем по жизни, как ее израненные солдаты… и с каждым годом на душе все растет и растет количество плохо наложенных повязок…

— идем.

снова коротко. будто я боюсь снова сказать что-то не то. да, я боюсь этого. ведь он уже все решил. нет. нельзя показывать эмоции. нельзя показывать боль на лице, боль в глазах. нужно быть собой. улыбчивым и добрым. только таким. ты будешь таким для всех, но не для себя, Юджио. ты знаешь. сейчас ты разбит. полностью. убит второй раз. и ты убил себя сам.

берешь за руку. встаешь. но убираешь руку. незачем держаться за руки. вы просто. . друзья? братья? уже не уверен, что мы вообще кто-то друг для друга. ты знаешь, куда он пойдет, Юджио. не жди его. ты ведь знаешь его любимое место. там и скажешь ему, что ты ошибся. да, ты скажешь ему. что не сможешь общаться с ним, как раньше. или не стоит?

* * *
( ты просто идешь вперед. уходя с территории академии. ты видишь, что он идет рядом. но молчишь. сказать больше нечего. все уже сказано. а сказанного не вернуть. не вернуть тот момент, после поцелуя и. . изменить. сказать, что любишь. любил еще тогда.)

идешь слишком медленно. словно вот-вот упадешь. ноги подкашиваются. система барахлит? ты приседаешь. просто садишься на корточки и закрываешь голову руками. жарко. но разве такие как я могут чувствовать жар? не понимаю. ничего не понимаю.

Отредактировано Eugeo (2020-12-23 20:44:53)

+1

45

[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/000b/09/4f/4047-1607264572.gif[/icon]— final fantasy xv —
https://thumbs.gfycat.com/GrippingJollyAquaticleech-max-1mb.gif https://thumbs.gfycat.com/EasygoingIllKomododragon-max-1mb.gif
прототип: jon campling + original;

regis lucis caelum [регис люцис кэлум]
человек, CXIII король Люциса

отец - это самая важная фигура в жизни ноктиса. смерть отца - это самый страшный его кошмар, самый ключевой момент жизни, самый неминуемый и мрачный из поворотов. отец - это его жизнь. отец - это единственная привязка к патриотизму и инсомнии. отец - это король, правитель, образец, иерархия и тот, кого приходилось разочаровывать, не желая того. отец - этот тот, кто скрывал его от людей, из лучших побуждений держал в золотой клетке и пытался дать возможность жить полноценной жизнью, ведь... отец - это тот, кто вместе со всей своей свитой так и не решился сказать своему сыну правду. струсил. ты рождён для того, чтобы умереть, нокт. ты не станешь королём, нокт. у тебя нет своего собственного будущего, нокт.


дополнительно:
по требованиям: игрок может писать посты в какой угодно манере с какой угодно подачей, мне лишь важно, чтобы по ним просматривалась грамотность, качественное содержимое и интерес. а ещё стабильность, потому что пост в месяц-два-пятилетку я не вынесу, признаюсь с порога. однако наиболее важным для меня является заинтересованность в герое и истории; чтобы не приходилось напоминать о своем существовании, тащить и унижаться, выпрашивая посты. наивно верю, что мы приходим на проекты играть ради удовольствия и отдачи, потому это must have; в свою очередь обеспечу фидбэк такой мощный, что хоть станции тесла подключай. я в принципе игрок активный, очень сильно горю темой. посты пишу классические: третье лицо, без птицы-тройки, с заглавными буквами; однако ради соигрока, если увижу отдачу и подачу, готов писать как угодно, разве что не забором и без цвето-выделения [давайте лучше выделять слюну и пот на игру друг с другом, это приятнее]. готов активно обсуждать, упарываться, содействовать во всём посильном, водить 100500 сюжетов и вот это всё, если оно не касается ирл и ирл-нытья. мы взрослые грустные люди, так давайте же ценить и оберегать друг друга и наше время?
по сюжету: когда разработчики убили versus, переобувшись в 15-ку, они планировали сделать акцент на теме отец-сын, что в процессе переросло в тему братства-дружбы и вот этого всего. остатки данного початка тем не менее сохранились и в финальном продукте, потому почва более чем в наличии. как и стекло, ибо пятнашка буквально состоит из него, если откинуть местами неуместный юмор и распутать клубок сути мира-сюжета-эоса. на данном проекте мы отошли от канона и выстроили в каком-то смысле свой собственный канон [со своим мини-лором], основанный на versus, его и играем, однако с регисом я готов играть что угодно. в каких угодно вариациях. переигрывать 100500 раз 100500 версий, потому что драма, трагедия и мрачность отсыпаны максимально щедро. к примеру, если говорить о "вне канона", я люблю темы того, что регис продал сына этро, дома люцисов как мафиозной группировки, политики двойных стандартов, грязи и прочих тем, что имели место в концептах при начале работы над финалкой. мы вольны играть что и сколько угодно, и если игрок пожелает, я завалю его постами, идеями, шутками, да чем угодно; мне лишь нужен будет отклик и интерес в ответ.

пример игры;

Ноктису чуть больше пятнадцати и это, кажется, слишком много для него. Слишком много ни то жизни, ни то её отсутствия на каждую клетку тела, на каждый нерв и на каждый вздох. Он ведь как: живой ведь, как ни крути, да? А. будучи живым, как можно одновременно являться мёртвым? Покуда кровь течет, покуда боль, покуда потребности, а глаза зрячие — это можно было хоть как-то соотнести со смертью? Вот и Ноктис ни о чём подобном не думал, считая себя живым; по всем параметрам подходил, совпадал, не выделялся. Просто так выходило, что его натура, объединившись с телом, кажется решили выгонять из него, отгонять куда подальше саму жизнь в её изобилии определений и проявлений. Начав и закончив, конечно же, на самом принце.

К Ардину за помощью больше не обращался. Не похоже, чтобы имперский канцлер знал больше Ноктиса по той проблеме, с которой столкнулся, да и странными их встречи выходили. Что во снах, что в материальной плоскости: слишком долгое послевкусие и обилие неприятных, противоречивых ощущений. Да и всё что мог "дедушка" для принца правда сделал, ведь некоторое время ему стало проще спать. Активнее ударился в тренировки с Гладио, что также помогало засыпать, а заодно и совершенствовать свои навыки какой-то едва ли не физически ощутимой потребностью держать в руках меч, пускать магию, фокусироваться там, на этом деле, словно иного Ноктису не дано. Прогресс на лицо, но ещё... Ай, сейчас на лице слишком много того, чего не называть этим громким словом. Потому что мальчик рос, а вместе с ним росло странное давлении и внутреннее отторжение непонятно чего. И если с телом сё, не считая последствий давнего нападения, все развивалось как следовало, то со всем остальным что-то шло не так. Ноктису казалось, что это нормально для их семейства; считал до какого-то момента. Пытался считать так и сейчас.

Много, часто, очень настойчиво — под конец даже ультимативно — просил Игниса ничего не говорить отцу: тот в переговорах, в государственных и не очень делах. К тому же, если честно, что-то подсказывало подростку, что у Короля он ответов не найдёт, но лишь породить больше проблем, на что не имел ни права, ни желания. Потому долгое время [полгода, год?] умудрялся не создавать имитацию нормальности, но избегать ненормальной  демонстрации того, что способно вызывать беспокойство. В конце-то концов, его энергичность, распределение жизненных сил, поведение и интересы всегда были достаточно... специфичны, и долгое время этого правд хватало. Молчалив, замкнут и сонный более обычного? В школе программа, стоило учиться, потому что при бытии принцев поблажки — это позор, это явно не то, что соответствовало королевской репутации и так далее, и так далее, и так далее. Тренировки, как и учеба, выматывали, после них нормально быть усталыми, а сокольнику это основное занятие Ноктиса — никаких вопросов, не так ли? Меньше времени с отцом, больше — формально — за занятиями, а коли жили все в Цитадели, то и беспокоиться не о чем, ведь всё под боком.

Просто так получилось, что в какой-то момент толк от снотворного пропал практически совсем. От целого блистера, что вызывало беспокойства у Игниса и было запрещено инструкциями, но мало волновало юного принца: он просто хотел спать. Хоть иногда. Не хотел путать реальности, не желал галлюцинаций, хотел бы реагировать без агрессии и не залипать в невозможности, бывало,разобрать слова.

Первой пострадала и без того низкая социальная активность: принц перестал выходить в Инсомнию в принципе, раздражаясь шуму, обилию света, вывесок, движения, вообще мельтешения всех мастей кругом. Следующей досталось учёбе: сейчас Ноктис не вспомнить, когда в последний раз делал её, часами пытаясь себя заставить сделать хоть что-то, но... Вытягивал Игнис, просто потому что понимал; потому что таковы договоренности, обещание, приказы, просьбы — называйте как хотите, совершенно наплевать. В Ноктиса не заходило. А потом проблемы дошли до самого страшного — до тренировок: принцу салоне хватать энергии, он быстро сдувался, не мог фокусироваться; и дело вовсе не в лени и не в экзаменах, как полагал Гладио.

Последние недели выдались особенно жесткими, потому что при бытии живым наследный принц не стал бы утверждать, что чувствовал себя таковым. И без того бледный, сейчас он дошел до той стадии, что усомнишься в присутствии в нём жизни, пока не потрогаешь. Из него словно выкачали все цвета, поселив их в темные синяки под глазами, что казались пустыми, усталыми и без своего фокуса. Когда цеплялись за что-то при этом, стоило молиться, лишь бы этим объектом фокуса стали не вы. Потому что не по себе, потому что подростки, как и дети, так не смотрят и не сквозят, потому что... А почему? Нокт не обладал, не отдавал силы за защиту, стену, что угодно ещё. Однако складывалось впечатление, что уже высосан наследной безделушкой Этро до самого конца, оставшись лишь оболочкой; не беззаботным мальчишкой, каким его по возможности пытался сделать отец, так или иначе получивший и свою порцию умеренного детства, и свою долю умеренного внимания.

Последние дни спать не удавалось совсем. Иногда принц проваливался в подобие дрема, но не способен был различить, кода таковой наступал, когда ему казалось, а когда он обманывал себя. Это раздражало, это обостряло реакцию, но вызывало нытьё и бестолковость. Подросток продолжал пытаться пичкать себя таблетками и магическими эликсирами — что тоже долгое время справлялись со своей работой недурно, — вот только толк пропал едва ли не полностью. Тени, голоса, глаза, чьё-то присутствие, касание к плечу, от чего рефлекторно тянулся нападать, перехватывать, а несколько раз даже призывал меч — насколько именно это нормально? Каждый ли Люцис Кэлум проходил через подобное? Ардин намекал, что нет, не каждым, и вообще-то практически никто, исключая самого "дедушку"; на свой мотив, отличавшийся от Ноктиса. Вот только что подростку делать?

Устроившись в комнате на полу у стены, так, чтобы было видно всё пространство и можно было как улечься на пол, так и качаться-тереться сюда, при этом иметь под собой опору; в любой момент быть в состоянии дотянуться ногой до пульта, подушки, подтянуть стул или что угодно, Нокт бессмысленно теребил учебник на коленях с рабочей тетрадью. Не написано ничего. Его почерком — уже давно, хоть у Игниса и получалось подделывать великолепно, что не то чтобы различишь, не вглядываясь. Сколько он так сидел — вообще без понятия. Как о том, в какой именно момент локоть оперся о колено, а пальцы оказались запущены в волосы где-то ни у челки, ни то у виска. Чётко знал, что слышал собственное дыхание, а остальное... прекратится ли оно хоть когда-то? С Ноктисом все будет неправильно, да?

— ... Отец? — появление Короля оказалось неожиданным, но он явно прибыл сюда не как правитель. В этой комнате, в этих помещениях — нет. Странная грань, странная разница, однако они имели место быть. Да и несмотря на общую раздражительность, заторможенность и бытие чуть ближе к понятию "технически мёртвый", Ноктис не мог не отреагировать на действия отца. Это было бы странно. И в любом случае вызвало бы ещё большую необходимость реагировать. Принц поднял глаза, до того глядевшие куда-то в район страниц, но давно потерявшие их из виду, на Региса, моргнув. Хорошо бы собрать на нём фокус, да. Он тоже устает. Все уставали. И все выдерживали. Значит, и Ноктис обязан. — Тема сложная, но я... занимаюсь. Правда.

Отредактировано Noctis Lucis Caelum (2020-12-25 01:53:33)

0

46

— marvel—
https://funkyimg.com/i/2Vf6n.png
прототип: jake gyllenhaal;

quentin beck [квентин бек]
mysterio

Квентин Бек – безумный гений, человек, собравший вокруг себя настоящий культ талантливых беспринципных ученых. Их проект, получивший, с легкой подачи, имя «Мистерио», оказался способен обвести вокруг пальца практически всех, включая верхушку «Щита». Квентин не обладает сверхъестественными способностями, но ближе всех прочих земных ученых смог постичь тонкую грань соприкосновения магии и науки, обратив ее во зло. В нем есть здоровая доля садизма и авантюризма, он жаждет славы, убивает ради развлечения. За счет харизмы легко втирается в доверие, может сыграть роль парня «своего в доску». Тщеславен, что является главным уязвимым местом. Полагается во всем на технологии, даже перед страхом смерти применит скорее их, чем самолично кинется в бой.


дополнительно:

Просить о таком я конечно не люблю, но придется считаться с одним эпизодом
Наш общий сюжет вольно интерпретирует события канона и игнорирует почти все после Альтрона, за редким исключением. Бек в нашем сюжете все еще работает на Старка. Но вы можете сами прописать, какие цели он преследует, что им руководит. Если вы хотите взаимодействовать с персонажами в сюжете, придется закрепить важную деталь – целью Квентина стала Алая Ведьма. Он расшатал ее не самое стабильное психическое состояние, решив, что всплеск сил Ванды пойдет на пользу его планам. На ваш откуп – каких результатов он ожидал, о чем думал и как потом будет справляться с последствиями.
Если же вам не интересно продолжать чужие сюжетные арки – все равно напишите мне в лс, мы придумаем, как перестроить сюжет. Найдем компромисс. Квентин нам очень нужен, я от себя лично предложу несколько идей для ау, сюжетки и вообще – куда мы без главного наеб… мистификатора?)

пример игры;

Временная высадка на Дельту Омегу III оказалась куда удачнее, чем мог себе представить Локи. Ковчегу требовалась починка, в том числе, систем жизнеобеспечения и пищевых репликаторов. Благо, по пути подвернулась планета, находящаяся на пересечении нескольких миров и двух крупных транспортных путей.
Собрав все, на что можно было купить запчасти, население корабля приступило к масштабной реконструкции. Локи же, вложив максимум красноречия и харизмы в переговоры с начальником космопорта, выторговал неплохую скидку на аренду оборудования и после сумел незаметно улизнуть в город.
Ему хотелось отдохнуть — предыдущая остановка выдалась крайне напряженной. Тор долго смотрел на него укоризненным взглядом одного ярко-синего глаза, но не дождался ничего более внятного, чем: «нас схватили, хотели продать в рабство, мы сбежали». О появлении нескольких новых коробок с грузом Громовержец уже спрашивать не стал — понимал, что ответ придется не по душе.
В целом отношения братьев медленно шли на лад, однако Локи яснее осознавал свою уязвимость от вновь поднявшихся в душе семейных чувств. Он видел в них свою слабость, особенно перед надвигающейся угрозой. С недавних пор старый кошмар начал преследовать вновь, оставляя после себя вязкое предчувствие смерти. Что-то грянет, совсем скоро. И имя ему — Танос.
От всех этих мыслей трикстеру хотелось поскорее избавиться, хотя бы на один вечер.
Поэтому сейчас он сидел за барной стойкой первого встреченного на пути в город питейного заведения и отчаянно флиртовал с пышногрудой девицей неопределенной расы, ни то людей, ни то котов. Впрочем, в ответ на все изощрённые ухаживания она смущённо хихикала и возбуждающе щекотала его ногу хвостом. Ловить было особо нечего — кошкоподобные расы редко соглашаются на секс с незнакомцами, но Локи уже попросту хотелось общения. В принципе, он был согласен и на обычную беседу за парой-тройкой коктейлей с кем угодно, да только все, кто был в этот момент в баре, выглядели ну совсем уж не расположенными к обсуждению философии или искусства тонких материй.
Локи украдкой зевнул в кулак и повернулся к бармену — восьмирукому веснушчатому пареньку —  заказав ещё один коктейль, на сей раз: «Вон тот оранжевый, с красной щупальцей и крылышками» про себя отмечая, что местный алкоголь практически не бьёт в голову, хотя имеет приятный вкус, оттеняемый весьма специфическими закусками. Если, конечно, это были именно закуски — никто не предупреждал, можно ли есть эти странные украшения в виде щупалец и прозрачных крыльев, похожих на стрекозиные, подаваемые к напитку.
Стоит сказать, перед попаданием на Сакаар, Локи предпочитал пить лишь асгардский мёд, да ванахеймскую брагу, не понимая пристрастия к более крепким напиткам. Однако, Грандмастер умел быть крайне убедительным, да и в немилость попадать не хотелось. Поэтому теперь трикстер разбирался в огромном количестве алкоголя. Мог поддержать тему с сомелье и, при желании, по запаху пробки, легко определить, сколько лет выдержки было у напитка. Как говорится, никогда не поздно открывать в себе новые грани таланта, даром что у богов не бывает похмелья в чистом виде. И пить они могут все, что горит. И даже то, что физически гореть не может.
За неспешным потягиванием третьего коктейля Локи не заметил, как место его, так и не состоявшейся любви-всей-жизни-на-одну-ночь опустело, и моментально оказалось занято новым посетителем.
— Брат, не уж-то решил составить мне компанию? Когда ты в последний раз отдыхал?

Отредактировано Loki Laufeyson (2021-01-04 00:33:35)

+2

47

— marvel—
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2021/01/26ae847373c70d9f392c39859a8082fb.png
прототип: christopher robert evans;

steven rogers [стивен роджерс]
Капитан Америка [Сосулька][Арктика][Лучшая задница Америки]

Простой парень из Бруклина. Случайно родился в День Независимости, с тех пор преисполнен патриотизма и желания насаждать справедливость и причинять добро.
Генно-модифицированный суперсолдат отморозок из прошлого, любит сильных женщин и не любит фондю после восьми часов вечера.
Первый Мститель, наше heart and soul.


дополнительно:

А если серьезно, наш каст очень нуждается в Стиве. Он настоящий лидер, не мотает сопли на кулак, пережил кризис ностальгии по прошлому и уверенно движется в будущее.
В основном сюжете отсутствует Гражданская война и все последующие события. Капитан постепенно собирает и тренирует молодых супергероев, которые позже придут на смену Мстителям.

С Наташей у Стива доверительные дружеские отношения. Баки все еще в бегах, но Романофф знает, как на него выйти.
Нам бы хотелось учитывать уже сыгранные эпизоды: 1, 2

Актив в игре обсуждаемый, но пост раз в месяц для нас будет слишком медленным.

Если не интересно продолжать чужие сюжетные арки — все равно напишите мне в лс, мы найдем компромисс.

пример игры;

Временная высадка на Дельту Омегу III оказалась куда удачнее, чем мог себе представить Локи. Ковчегу требовалась починка, в том числе, систем жизнеобеспечения и пищевых репликаторов. Благо, по пути подвернулась планета, находящаяся на пересечении нескольких миров и двух крупных транспортных путей.
Собрав все, на что можно было купить запчасти, население корабля приступило к масштабной реконструкции. Локи же, вложив максимум красноречия и харизмы в переговоры с начальником космопорта, выторговал неплохую скидку на аренду оборудования и после сумел незаметно улизнуть в город.
Ему хотелось отдохнуть — предыдущая остановка выдалась крайне напряженной. Тор долго смотрел на него укоризненным взглядом одного ярко-синего глаза, но не дождался ничего более внятного, чем: «нас схватили, хотели продать в рабство, мы сбежали». О появлении нескольких новых коробок с грузом Громовержец уже спрашивать не стал — понимал, что ответ придется не по душе.
В целом отношения братьев медленно шли на лад, однако Локи яснее осознавал свою уязвимость от вновь поднявшихся в душе семейных чувств. Он видел в них свою слабость, особенно перед надвигающейся угрозой. С недавних пор старый кошмар начал преследовать вновь, оставляя после себя вязкое предчувствие смерти. Что-то грянет, совсем скоро. И имя ему — Танос.
От всех этих мыслей трикстеру хотелось поскорее избавиться, хотя бы на один вечер.
Поэтому сейчас он сидел за барной стойкой первого встреченного на пути в город питейного заведения и отчаянно флиртовал с пышногрудой девицей неопределенной расы, ни то людей, ни то котов. Впрочем, в ответ на все изощрённые ухаживания она смущённо хихикала и возбуждающе щекотала его ногу хвостом. Ловить было особо нечего — кошкоподобные расы редко соглашаются на секс с незнакомцами, но Локи уже попросту хотелось общения. В принципе, он был согласен и на обычную беседу за парой-тройкой коктейлей с кем угодно, да только все, кто был в этот момент в баре, выглядели ну совсем уж не расположенными к обсуждению философии или искусства тонких материй.
Локи украдкой зевнул в кулак и повернулся к бармену — восьмирукому веснушчатому пареньку —  заказав ещё один коктейль, на сей раз: «Вон тот оранжевый, с красной щупальцей и крылышками» про себя отмечая, что местный алкоголь практически не бьёт в голову, хотя имеет приятный вкус, оттеняемый весьма специфическими закусками. Если, конечно, это были именно закуски — никто не предупреждал, можно ли есть эти странные украшения в виде щупалец и прозрачных крыльев, похожих на стрекозиные, подаваемые к напитку.
Стоит сказать, перед попаданием на Сакаар, Локи предпочитал пить лишь асгардский мёд, да ванахеймскую брагу, не понимая пристрастия к более крепким напиткам. Однако, Грандмастер умел быть крайне убедительным, да и в немилость попадать не хотелось. Поэтому теперь трикстер разбирался в огромном количестве алкоголя. Мог поддержать тему с сомелье и, при желании, по запаху пробки, легко определить, сколько лет выдержки было у напитка. Как говорится, никогда не поздно открывать в себе новые грани таланта, даром что у богов не бывает похмелья в чистом виде. И пить они могут все, что горит. И даже то, что физически гореть не может.
За неспешным потягиванием третьего коктейля Локи не заметил, как место его, так и не состоявшейся любви-всей-жизни-на-одну-ночь опустело, и моментально оказалось занято новым посетителем.
— Брат, не уж-то решил составить мне компанию? Когда ты в последний раз отдыхал?

Отредактировано Loki Laufeyson (2021-01-14 02:57:13)

+5

48

— cyberpunk 2077 —
https://i.imgur.com/6RsSKXM.gif https://i.imgur.com/o5UV8G6.gif
прототип: original or whatever;

kerry eurodyne [керри евродин]
красивый парень, стильный, модный, молодёжный, и иногда даже похож на человека

– на гитаре играешь почти так же хорошо, как на нервах
– не просто стар, а суперстар
– скупил весь запас платинового блонда в НС
– суицидник, который не смог
– бог рока, странных картин и забагованных халатов.


дополнительно:
от нас: крайне горячая и бесконечная любовька, нэжные тычки в бока и всяческий (иногда рандомный) упорин, много сюжетов и порции кухонной философии; адекватное отношение, никакого подсчёта строчек/знаков, выедания мозгов на тему всех возможных сроков и прочие плюхи.
от вас: море вдохновения, желание и умение упарываться и отрываться, делиться своим бэтмобилем и смело взрывать те микроавтобусы девочковых поп-групп, которые ещё остались.
Пы.Сы. Ви плачет без тебя по ночам, это уже невозможно терпеть. Приходи.

пример игры;

Хватай свою очаровательную задницу и тащи её ко мне. Или я сделаю это сам.
Буквы на экране телефона появляются одна за другой, складываются в слова будто бы без какой-либо посторонней помощи, выстреливают, а отвернись — вовсе заживут своей собственной жизнью.
Одно дополнительное движение — «отправить». Экран продолжает отсвечивать приглушёнными красками в вечернем сумраке, пока сообщение улетает в считаные секунды фактически на другой конец города. Или куда угодно ещё, ведь  никогда нельзя сказать наверняка, где в настоящий момент может быть Альт. Найт-Сити разбрасывает своих жителей в абсолютно рандомном порядке, закапывает в бесконечной беготне, стирает все следы, но если захотеть — найдёшь.
Он смотрит на экран ещё несколько долгих минут в ожидании ответа, но в итоге становится свидетелем того, как «задница»  стремительно теряет в размерах, укутываясь в упавшую на поверхность экрана труху от сигареты, которую он в задумчивости зажимает в зубах.
«Зад мне».
Джонни хмыкает себе под нос с нескрываемым весельем: в принципе, да, теперь всё больше походит на правду. Пальцами свободной руки стряхивает с экрана пепел и затыкает мобильник в карман штанов. Уверен — ответ не заставит себя долго ждать.
Хлопок двери. Урчание мотора. Под задницей приятно скрипит обивка кресла. Джонни делает ещё одну глубокую затяжку и отправляет окурок в полёт через открытое окно. Этот город, кажется, был построен на горах мусора. Если бы не дорогостоящие небоскрёбы, можно было бы смело заявить, что и строят-то из говна и палок.
Красивая обёртка. Конфета с привкусом отборного наебалова внутри. И приправлена сегодня эта «конфета» группой дегенератов, которые явно не секут фишку и не понимают, когда нужно завалиться и сделать ровно то, что от них хотят.

Какой смысл в том, чтобы вырывать себе путь на самый верх, если всё равно из раза в раз оказывается, что существует какой-нибудь сальный жирдяй-толстосум, из-за которого всё идёт по пизде. Чёртов город с его ублюдской пищевой цепочкой: как бы усердно ты ни дёргался, всегда найдётся тот, кто имеет кошелёк толще и срёт гуще на голову тех, кто в этой самой цепочке остался далеко внизу.
Город возможностей, да? Можешь срывать звёзды голыми руками, стоит только захотеть? Чушь это всё собачья. Хитрожопый маркетинговый ход. Будто бы все разом ослепли и не понимают, насколько глубоко увязли в жопе.

Начавшее едва ли успокаиваться раздражение взвивается с новой силой, накрывает жгучей волной моментально, будто бы и не было никакого затишья ещё несколько минут назад.
Ответа всё ещё нет, экран мобильника, которого несколько минут назад небрежно кинули на соседнее сиденье, всё ещё поблёскивает своей безучастной темнотой, а в голове скрипит показательно нейтральный голос хрена лысого. Парень возомнил себя каким-то богом, не иначе, и со всем присущим ему выдроченным официозом заявил, что «нет, не пройдёте, потому что ваше имя в чёрном списке».
В списке, блядь. В чёрном. Ну конечно.
Всё дело в том, что человек по природе своей — тварь эгоистичная и желающая комфорта только для самого себя, а все проповедники с «деяниями во благо ближних» могут сходить в пешее эротическое. Нет ничего катастрофического в том, чтобы свою жопу пристроить получше в этой жизни, где всегда найдётся умник, который решит тебе эту самую жопу надрать.

Педаль одним выверенным движением вдавливается в пол в порыве выжать максимум скорости. Авто петляет по залитым неоновым улицам большого города, рассекает разноцветные яркие волны. Давным-давно ходили разговоры, что Нью-Йорк никогда не спит, но те времена давно уж прошли. По сравнению с Найт-Сити «Яблоко» находится в перманентном коматозе.
Пальцы вновь сжимают пачку сигарет. Джонни мчит уже по опустевшему кольцевому шоссе, мычит под нос в унисон с хрипловатым голосом из радиоприёмника. Радиоволна непопулярная, гоняет старьё, которое слишком хорошо ложится на душу.
Отпускает руль всего на пару секунд, чтобы щёлкнуть зажигалкой и сделать новую затяжку. В цепких путах грудной клетки сердце стучит нескладным хором барабанов. Телефон продолжает хранить молчание, Джонни постукивает пальцами правой руки по обивке руля и решает:
Да нахуй это.
Автомобили то появляются, то исчезают по обе стороны от него, выныривают из темноты, блестят боками под фонарями, а потом снова растворяются вдалеке, а он едва ли следит за дорогой и набирает номер, который и забивать в адресную книгу нет никакой нужды — выжжен где-то на подкорке головного мозга.
Включает громкую связь и бросает аппарат обратно на сиденье.
Решила меня игнорировать? — в голосе жгучий микс из недовольства и какого-то надрывного веселья, мол, чем вообще можно заниматься, чтобы не отвечать целую вечность. — Где ты? Заеду за тобой и…
И какое, собственно, «и»? Чего он вообще сорвался с места и теперь юлит по городу взвинченным? Хочет ли выслушивать всё то, что происходит сейчас в жизни Альт, когда от собственной охота стулья об стену ломать?
Хочет ли он признаться даже и самому себе, что бросил всё и, уязвлённый, побежал искать утешения? Нет. Разумеется, нет. Зато в голове рождается идея.
И мы можем прогуляться.

Отредактировано Johnny Silverhand (2021-01-09 00:41:31)

+4

49

— marvel—
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2021/01/4cfcc7d057b23f3c3a85533311e34584.png
прототип: tom holland;

peter parker [питер паркер]
Дружелюбный сосед, Человек-паук

Паренек из Квинса, школьник-ютубер, и юный Мститель (точный возраст на ваше усмотрение).
Хлебнув сполна горя в детстве, оставшись без родителей, а позже – и без дяди, рано узнавший, что такое сила и ответственность – Питер сумел сохранить стойкость духа, позитив и веру в людей. С одной стороны, Паркер обычный школьник, с присущими пубертатному периоду проблемами и дилеммами, а с другой – без пяти минут супергерой, страж порядка, защитник слабых и обездоленных. Как эта гремучая смесь повышенной ответственности, юношеского максимализма и бурлящих гормонов еще не разорвала парня на части – загадка.
Не теряя оптимизма, оставаясь дружелюбным ко всем – Человек Паук, сам того не подозревая, остается, пожалуй, самым искренним героем в своих делах и помыслах.


дополнительно:

В текущем общефандомном сюжете не учитывается Гражданская Война, «Возвращение Домой» происходит в 2015 году, т.е. на момент текущих событий Питер год как Человек Паук.

Инициатива «Юные Мстители» только начинает создаваться, и Паркер может стать лидером нового поколения.

Лично от себя скажу, что очень хочу играть, как и в рамках сюжета, так и в различных ау. Нашим героям есть о чем поговорить и есть чему поучиться друг у друга. Питер полон искренности, энтузиазма, доверчивости – Локи увидит в этом некий отголосок себя в юные годы.

пример игры;

Временная высадка на Дельту Омегу III оказалась куда удачнее, чем мог себе представить Локи. Ковчегу требовалась починка, в том числе, систем жизнеобеспечения и пищевых репликаторов. Благо, по пути подвернулась планета, находящаяся на пересечении нескольких миров и двух крупных транспортных путей.
Собрав все, на что можно было купить запчасти, население корабля приступило к масштабной реконструкции. Локи же, вложив максимум красноречия и харизмы в переговоры с начальником космопорта, выторговал неплохую скидку на аренду оборудования и после сумел незаметно улизнуть в город.
Ему хотелось отдохнуть — предыдущая остановка выдалась крайне напряженной. Тор долго смотрел на него укоризненным взглядом одного ярко-синего глаза, но не дождался ничего более внятного, чем: «нас схватили, хотели продать в рабство, мы сбежали». О появлении нескольких новых коробок с грузом Громовержец уже спрашивать не стал — понимал, что ответ придется не по душе.
В целом отношения братьев медленно шли на лад, однако Локи яснее осознавал свою уязвимость от вновь поднявшихся в душе семейных чувств. Он видел в них свою слабость, особенно перед надвигающейся угрозой. С недавних пор старый кошмар начал преследовать вновь, оставляя после себя вязкое предчувствие смерти. Что-то грянет, совсем скоро. И имя ему — Танос.
От всех этих мыслей трикстеру хотелось поскорее избавиться, хотя бы на один вечер.
Поэтому сейчас он сидел за барной стойкой первого встреченного на пути в город питейного заведения и отчаянно флиртовал с пышногрудой девицей неопределенной расы, ни то людей, ни то котов. Впрочем, в ответ на все изощрённые ухаживания она смущённо хихикала и возбуждающе щекотала его ногу хвостом. Ловить было особо нечего — кошкоподобные расы редко соглашаются на секс с незнакомцами, но Локи уже попросту хотелось общения. В принципе, он был согласен и на обычную беседу за парой-тройкой коктейлей с кем угодно, да только все, кто был в этот момент в баре, выглядели ну совсем уж не расположенными к обсуждению философии или искусства тонких материй.
Локи украдкой зевнул в кулак и повернулся к бармену — восьмирукому веснушчатому пареньку —  заказав ещё один коктейль, на сей раз: «Вон тот оранжевый, с красной щупальцей и крылышками» про себя отмечая, что местный алкоголь практически не бьёт в голову, хотя имеет приятный вкус, оттеняемый весьма специфическими закусками. Если, конечно, это были именно закуски — никто не предупреждал, можно ли есть эти странные украшения в виде щупалец и прозрачных крыльев, похожих на стрекозиные, подаваемые к напитку.
Стоит сказать, перед попаданием на Сакаар, Локи предпочитал пить лишь асгардский мёд, да ванахеймскую брагу, не понимая пристрастия к более крепким напиткам. Однако, Грандмастер умел быть крайне убедительным, да и в немилость попадать не хотелось. Поэтому теперь трикстер разбирался в огромном количестве алкоголя. Мог поддержать тему с сомелье и, при желании, по запаху пробки, легко определить, сколько лет выдержки было у напитка. Как говорится, никогда не поздно открывать в себе новые грани таланта, даром что у богов не бывает похмелья в чистом виде. И пить они могут все, что горит. И даже то, что физически гореть не может.
За неспешным потягиванием третьего коктейля Локи не заметил, как место его, так и не состоявшейся любви-всей-жизни-на-одну-ночь опустело, и моментально оказалось занято новым посетителем.
— Брат, не уж-то решил составить мне компанию? Когда ты в последний раз отдыхал?

Отредактировано Loki Laufeyson (2021-01-14 03:22:54)

+1

50

— cyberpunk 2077 —
https://i.imgur.com/okmkTY4.gif
прототип: original;

victor vector [виктор вектор]
рипердок, самый крутой человек в Найт-Сити буду драться если не согласны

— вообще ни единого раза не мать Тереза мира киберпанка, просто любит ставить в долг хром  непутёвым на вид наёмникам;
— выглядит, как булочка с корицей, но на самом деле может убить тебя;
— любитель просматривать бои в записях и придаваться ностальгии;
— мастер по пинанию стульчиков на колёсиках и катанию на них;
— работает 24\7 и готов простить любой проеб, главное вовремя приходить на осмотры имплантов;


дополнительно:
а ещё, ви часто приползает весь изломанный, переломанный, да так, что дышать уже час как не должен. но нет, ползёт упрямо к виктору, доводя того каждый раз до микроинфарктов. [прости]
как говорят умные люди: было бы желание, а что играть всегда придумаем.
раскуриваем фандом в разных направлениях и углублениях. очень любим обсуждать всякие сюжетный штуки, шутить шутки и вообще – мы классные  [не скромные, и это даже не влияние джонни, да]; не толкаем и не торопим с постами\ строчки не считаем и над душой не висим, честное слово!
скачем вдохновлённые вокруг, всегда готовы упороться. очень ждём, ведь, как мы без тебя? кто будет тяжело вздыхать и возмущаться, мол, чудес не творит, хотя на самом деле да?

пример игры;

[indent] о, он прекрасно видит это довольное выражение лица. ну что, шалость удалась, да?
может даже слишком. а может, он зря всё это делает, пытается найти какие-то компромиссы, решение «их» проблемы самым хорошим путём. чтобы по итогу было всем хорошо, так же выйдет?

[indent] ну, ему никто не сказал прямого и чёткого – нет. так что будет наивно верить, что в жизни не всё просрано, ведь по фатку, он ничего с этого не теряет. немного начинает путаться в своих и чужих воспоминаниях, ощущениях. теряется иногда, зависает на пару секунд.

[indent]  [indent]  [indent] — твоё счастье, что ты не можешь получить по лицу, — тяжело вздыхает. нашёлся тут самый главный юморист Найт-Сити. в прошлый раз город разнесло по кусочкам от его «шуточки», но хочется верить, что тату реально одна.

[indent] так и сейчас. вот вроде бы состояние такое, что самое время показать средний палец Сильверхенду, послать куда подальше и сказать, что будет выебываться, начнёт глотать блокаторы и вытащит его как какого-то паразита, а тот даже не узнает. но сказать такое кажется чем-то диким, неправильным.

[indent] а после, чужие слова неприятным эхом отдаются в голове. на одну сраную секунду Ви кажется, что мир схлопывается, исчезает и ничего кроме холодной пустоты ему не светит. один. буквально.

[indent] специально отдаляется от Виктора, Мисти, а смотреть в глаза маме Уэллс вообще не может - удавкой на шее ощущая вину за то что не уберёг Джеки.

[indent] что когда начало вонять жареным они не сделали ноги. весь план держался на слове какого-то уебка, что отсутствовал в городе слишком долго, а потом вдруг начал так гладко стелить, мол, всё заебись. за ними малое дело.

  [indent]  [indent]  малое. да.
   [indent]  [indent] один погиб.
   [indent]  [indent] второй умирает.
   [indent]  [indent] третий стал невольным участником этого спектакля.

[indent] ну да, такой же у них уговор, верно? в конце концов, Джонни уйдёт, а он продолжит жить, выгрызая зубами себе путь на вершину. надо ли ему это? если честно – уже нет. но так есть цель, есть что-то, за что можно уцепиться мёртвой хваткой, сделать смыслом жизни.

[indent] и насрать, что радости это приносит как-то подозрительно мало. плевать, что он осучился и порой действует грубо, рубит, бьёт. ловит себя на херовой мысли о том, что проще дебилу отрубить конечности пуская в ход «богомолы», чем как раньше  - попытаться договориться.

[indent] останется не только это мысленно отзывается Ви, а потом глаза закатывает. минутная сентиментальность будет стоить подъебов – факт. порой сложно привыкнуть к тому, что достаточно подумать, чтобы мужчина все услышал. можно списать на похмелье, помутнение сознание. а можно просто не развивать тему, каждый из них понимает к чему всё так или иначе движется.

[indent] оглаживает пластиковую бутылку с водой, подушечками пальцев ощущая прохладу. слишком неприятную, отталкивающую. из-за чего приходиться прикрыть глаза и сделать вид, что это не толпа неприятных мурашек пробегает вдоль позвоночника. сраная жизнь.

[indent]  [indent]  [indent] — так что, куда тебя в этот раз занесло? беглым взглядом пробегается по комнате. ничего такого на самом деле здесь нет. слишком похоже на серверную куда зачем-то притащили диван и украсили. может так оно и есть, но Ви плевать.

[indent] в том плане, что никто не врывается размахивая пушкой, не стучит в двери и шум улицы, если не прислушиваться, то вообще не слышен. любопытное местечко. и чёрт бы побрал его слишком доброе сердце. курить хочется слишком сильно. ему? Джонни?

[indent] приходиться вновь принять сидячее положение, чтобы пальцами дотянуться до края куртки, что сиротливо валялась на полу. потому что там в кармане мятая пачка сигарет, а организм требует, орёт о том, что не получил порцию своей отравы.

[indent] забавно как он быстро привык к тому, что его убивает.
и ведь не факт, что речь сейчас про сигареты.

[indent] чиркает зажигалкой, делая глубокую затяжку и вновь растекается по дивану.

[indent]  [indent]  [indent] — ни слова, — бросает серьёзный взгляд, пытается играть на опережение. да, он курит, да ему нормально. привык. не смертельно же, да? ну не о буквальном речь, принципы иногда можно гнуть, особенно, если они тут только вдвоём и не нужно отвечать и объяснять, мол, нет, не начал курить просто вот так захотелось.

+4

51

— the wicked + the divine —
https://64.media.tumblr.com/817adbac506f9c28be7104b202c36e39/tumblr_pv5g49XUA41sg9b9lo1_250.png https://64.media.tumblr.com/391be8297f356c65625f0e75081b1949/tumblr_pv5g49XUA41sg9b9lo2_250.png
прототип: я вижу keiynan lonsdale или tyler the creator, но вы можете видеть кого-то другого;

dionysus (umar) [дионис (умар)]
бог кайфов, олицетворение рейвов, член пантеона

он, буквально, самый хороший мальчик в нашем пантеоне. его не интересуют все наши тачки, срачки, ты преисполнился в своем сознании настолько, что перестал спать. за черными глазами и бесконечными тусовками скрываются лопнувшие капилляры и бесконечная усталость. он и есть рейв, он сливается с музыкой и ярким мигающим светом, и этот миг для него прекрасен. дионис просто хочет, чтобы всем было хорошо, чтобы все жили лучшими моментами их жизней. он до последнего ставит интересы толпы во главу угла. его не портят слава и могущество, в нем все еще жив тот человек, которым он был до обращения. но божественная сущность требует больше, божественные разборки вытягивают из него последние силы. он не боец и не любовник, просто самый хороший мальчик, который не заслужил всего произошедшего.


дополнительно:
ой ну просто хочется, чтобы вы были классным, живым, писали иногда посты, помогали сделать наш каст great again и тоже ждали, когда эшбио выкупит права и снимет про нас всех офигенный сериал. нас немного, но мы все любим викдив и диониса, поетому никакой вам комы, придется ебашить андеграунд и вот ето вот все. никаких пейрингов и отношений особо не навязываю, все по вашему желанию. насчет внешности тоже воля ваша, можете, вообще, оставить онли арты, пушо, ето, ну, рисовка викдива - ето просто мильен из десяти. так все ладно, заканчиваю drochit' и просто жду.

вот вам мемы еще например
пример игры;

волшебные чернила тонкими линиями входят под кожу, оставляя за собой приятное жжение и раздражающее покалывания в области бедра, где на свободном месте в скором времени будет красоваться новая небольшая татуировка. жак любил экспериментировать на самом себе, оттачивать мастерство и пробовать новые техники. особенно в те моменты, когда приходилось безвылазно сидеть в собственной комнате с самого утра. после закрытия хогвартса на карантин, все стало гораздо более скучным и серым. выходные дни превратились в дни заточения, в которые больше всего хотелось вздернуться от безысходности. кроме учебы и порядком надоевших соседей по спальне у гринграсса ничего и не осталось. поэтому он продолжал сидеть один, выводя чернильные узоры на своей коже и медленно допивая вторую или третью кружку наколдованного пива. нужно же хоть как-то создавать себе настроение.

время тянулось мучительно медленно, стрелка часов в гостиной едва переползла за два часа, что говорило лишь о том, что впереди еще, минимум, восемь часов до отбоя и, примерно, десять часов до того, как жак сможет уснуть. почему-то, именно глядя на старый циферблат на стене, парень вдруг вспоминает о том, что слышал буквально вчера от своих сокурсников. те якобы нашли на четвертом этаже тайный проход за статуей одноглазой ведьмы, который ведет в хогсмид и, вероятно, не заблокирован никакими заклинаниями. идея дурная и довольно сомнительная, но всяко лучше, чем играть в плюй-камни посреди гостиной или ковыряться в учебниках. тем более, что с жакмюса опять спало дурацкое заклятье, позволявшее ему нормально читать.

собрав рюкзак и не найдя в гостиной лелани, гринграсс решает отправиться на разведку в одиночку. если уж идея провальная, то хотя бы только он в крайнем случае попадет под раздачу. сейчас их почти не наказывают лишними отработками по предметам или помощью учителям, а снятые с факультета баллы совсем не волновали парня. он уже давно перегорел этим фанатичным желанием победы своего факультета, особенно в этом году.

- прости, ke$ha, я не могу тебя взять с собой, но обязательно принесу тебе чего-нибудь вкусненького из сладкого королевства, - обещает жак своей мартышке, поглаживая лимонно-желтую шерстку за ухом.

жакмюс старается незаметно проскальзывать через толпы слизеринцев, надеясь, что никто из сокурсников и так называемых друзей не окликнет его. теплый белый вязаный свитер скрыт черной мантией, чтобы ни у кого не возникало лишних вопросов. узкий коридор заканчивается тупиком. волшебный пароль заставляет кирпичики расступиться в разные стороны и позволяет жаку спокойно покинуть гостиную. замечательно, в этот раз старост решили не приставлять ко входу. но не успевает парень сделать и десяти шагов, как вдруг чья-то рука крепкой хваткой впивается в его плечо, утаскивая куда-то в сторону.

- да бля, - нервно выпаливает слизеринец, совсем забывая о том, что это сейчас может быть кто-то из учителей.

к счастью, обладателем бульдожьей хватки оказывается не преподаватель, а всего лишь гребаный дурсль с гриффиндора. и что, вообще, он забыл в это время в подземельях? гринграсс недовольно кривится, пока его плечи не оказываются свободны. через мгновение недовольство сменяется удивлением, возможно даже приятным. жакмюс прогибается в спине и оглядывает ричи с ног до головы.

- хочешь в хогсмид? мне надоело сидеть в спальнях, когда у нас выходной, - жак то ли игнорирует вопрос дурсля, то ли пытается так на него ответить; в любом случае, реакции от парня он не дожидается, а просто обходит его и направляется в сторону выхода из подземелий, где-то глубоко внутри себя надеясь, что ричи пойдет за ним.

сменяя один за другим пустые коридоры и лестницы, жакмюс продолжал уверенным шагом следовать по нужному маршруту. у него была какая-то феноменальная память на ориентиры, поэтому местонахождение нужной статуи как будто само по себе всплыло у него в голове. он просто знал, куда идти, видел свою цель и не видел препятствий. спиной он как будто бы чувствовал дыхание ричи, таким образом понимая, что тот идет следом, хотя жак скорее ориентировался по звуку раздающихся сзади шагов.

- что ты делал в подземельях? неужели гриффиндорцы у нас теперь нарушители порядка? - жакмюс на пару мгновений оборачивается к дурслю, чтобы выдать первую, на сегодня, колкость и проверить реакцию.

Отредактировано Inanna (Сегодня 01:12:28)

+3

52

— the wicked + the divine —
https://36.media.tumblr.com/cd649a5cb4c9ad97144be78a97a21ace/tumblr_nid6fcfDp41thxuwqo2_r2_1280.jpg
прототип: я вижу michael b. jordan или rome flynn или кого-то еще;

baal hadad hammon (valentine campbell) [баал хадад хаммон (валентин кэмпбелл)]
бог грома и огня, любитель жертвоприношений

баал самым первым появился в этом круге перерождений, и ананке рассказала ему про ритуал, про тьму, которая идет за ними, про неизбежный конец, и то, каким он будет. и баал решил поиграть в папочку, спасти всех от неминуемой гибели. он еще не знал, что тупая старуха обводит его вокруг пальца, а потому до самого конца верил в свою роль спасителя и главного защитника. но, в первую очередь, он защищал себя, покрывая ложью собственное естество. он прячет в своем убежище неисчислимое количество трупов, потому что он баал хаммон, и ему нужны жертвоприношения. не такой уж ты и святой, правда? может, это нас всех стоит защитить от тебя? может, тебе уже пора снять пелену ярости и гнева? баал хочет спасти всех, но забывает о том, что спасать его самого никто не будет. потому что хорошим для всех быть нельзя. потому что тебе нужно разобраться в своей голове. и даже если всех в конце ждет хеппи энд, и баал останется с ебаной лорой, инанна все равно будет вспоминать его каждый раз, когда в небе сверкает молния.


дополнительно:
так ну во1 поебался и поебался с люци че бубнеть, давай все спокойно обсудим и разберемся в наших общих бедах с башкой (а точнее просто грохнем бабку).
ну а во2 приходи весь такой классный любитель писать посты и зависать в фандоме или где-нибудь еще, у нас тут намечается свой движ париж с сюжетом, шоб все хорошие жили, а плохие получали по-заслугам. насчет фанкаста и внешки решай сам, я, вообще, ни разу не буду против чисто артов, в общем, обкашляем. настроение, конечно, на такой своеобразный лавхейт и «ты меня обидел», готов извиниться, подарить плюшевого медведя два метра ростом и букет из 1001 чайной розы.

ну рас ну два
пример игры;

волшебные чернила тонкими линиями входят под кожу, оставляя за собой приятное жжение и раздражающее покалывания в области бедра, где на свободном месте в скором времени будет красоваться новая небольшая татуировка. жак любил экспериментировать на самом себе, оттачивать мастерство и пробовать новые техники. особенно в те моменты, когда приходилось безвылазно сидеть в собственной комнате с самого утра. после закрытия хогвартса на карантин, все стало гораздо более скучным и серым. выходные дни превратились в дни заточения, в которые больше всего хотелось вздернуться от безысходности. кроме учебы и порядком надоевших соседей по спальне у гринграсса ничего и не осталось. поэтому он продолжал сидеть один, выводя чернильные узоры на своей коже и медленно допивая вторую или третью кружку наколдованного пива. нужно же хоть как-то создавать себе настроение.

время тянулось мучительно медленно, стрелка часов в гостиной едва переползла за два часа, что говорило лишь о том, что впереди еще, минимум, восемь часов до отбоя и, примерно, десять часов до того, как жак сможет уснуть. почему-то, именно глядя на старый циферблат на стене, парень вдруг вспоминает о том, что слышал буквально вчера от своих сокурсников. те якобы нашли на четвертом этаже тайный проход за статуей одноглазой ведьмы, который ведет в хогсмид и, вероятно, не заблокирован никакими заклинаниями. идея дурная и довольно сомнительная, но всяко лучше, чем играть в плюй-камни посреди гостиной или ковыряться в учебниках. тем более, что с жакмюса опять спало дурацкое заклятье, позволявшее ему нормально читать.

собрав рюкзак и не найдя в гостиной лелани, гринграсс решает отправиться на разведку в одиночку. если уж идея провальная, то хотя бы только он в крайнем случае попадет под раздачу. сейчас их почти не наказывают лишними отработками по предметам или помощью учителям, а снятые с факультета баллы совсем не волновали парня. он уже давно перегорел этим фанатичным желанием победы своего факультета, особенно в этом году.

- прости, ke$ha, я не могу тебя взять с собой, но обязательно принесу тебе чего-нибудь вкусненького из сладкого королевства, - обещает жак своей мартышке, поглаживая лимонно-желтую шерстку за ухом.

жакмюс старается незаметно проскальзывать через толпы слизеринцев, надеясь, что никто из сокурсников и так называемых друзей не окликнет его. теплый белый вязаный свитер скрыт черной мантией, чтобы ни у кого не возникало лишних вопросов. узкий коридор заканчивается тупиком. волшебный пароль заставляет кирпичики расступиться в разные стороны и позволяет жаку спокойно покинуть гостиную. замечательно, в этот раз старост решили не приставлять ко входу. но не успевает парень сделать и десяти шагов, как вдруг чья-то рука крепкой хваткой впивается в его плечо, утаскивая куда-то в сторону.

- да бля, - нервно выпаливает слизеринец, совсем забывая о том, что это сейчас может быть кто-то из учителей.

к счастью, обладателем бульдожьей хватки оказывается не преподаватель, а всего лишь гребаный дурсль с гриффиндора. и что, вообще, он забыл в это время в подземельях? гринграсс недовольно кривится, пока его плечи не оказываются свободны. через мгновение недовольство сменяется удивлением, возможно даже приятным. жакмюс прогибается в спине и оглядывает ричи с ног до головы.

- хочешь в хогсмид? мне надоело сидеть в спальнях, когда у нас выходной, - жак то ли игнорирует вопрос дурсля, то ли пытается так на него ответить; в любом случае, реакции от парня он не дожидается, а просто обходит его и направляется в сторону выхода из подземелий, где-то глубоко внутри себя надеясь, что ричи пойдет за ним.

сменяя один за другим пустые коридоры и лестницы, жакмюс продолжал уверенным шагом следовать по нужному маршруту. у него была какая-то феноменальная память на ориентиры, поэтому местонахождение нужной статуи как будто само по себе всплыло у него в голове. он просто знал, куда идти, видел свою цель и не видел препятствий. спиной он как будто бы чувствовал дыхание ричи, таким образом понимая, что тот идет следом, хотя жак скорее ориентировался по звуку раздающихся сзади шагов.

- что ты делал в подземельях? неужели гриффиндорцы у нас теперь нарушители порядка? - жакмюс на пару мгновений оборачивается к дурслю, чтобы выдать первую, на сегодня, колкость и проверить реакцию.

0

Быстрый ответ

Напишите ваше сообщение и нажмите «Отправить»




Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » вечные акции » разыскиваем повсюду