body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » artificial death in the west


artificial death in the west

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[icon]https://forumstatic.ru/files/0013/08/80/43749.jpg[/icon]

https://images2.imgbox.com/18/c3/UemiTqLK_o.jpg https://images2.imgbox.com/ab/f3/65LHmFdJ_o.jpg


// jason todd, cassandra cain :: gotham :: 0 days since last accident //

если представить, что мёртвое тело — червячок, копошащийся в ладони, что оно, маленькое, но тяжёлое, действительно в ней умещается; что руки у кассандры, ну, пахнут уже совсем отвратительно; то зря, что ли, кого-то раньше звали робином, чтобы не прийти и не клюнуть? приятного аппетита

[lz]<a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=43">therapy</a> is the only thing I regret — talking to me is like a fucking body missing it's neck[/lz]

Отредактировано Cassandra Cain (2019-01-28 14:41:05)

+7

2

[icon]https://forumstatic.ru/files/0013/08/80/43749.jpg[/icon][lz]<a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=43">therapy</a> is the only thing I regret — talking to me is like a fucking body missing it's neck[/lz]

новой войны не случилось.
снова учу названия улиц.

кассандра ждёт каждый час: отсчитывает шесть-де-сят снова и по кругу. когда ты заговоришь?
осознание ошибки назревает, как гнойный прыщик, каждые шесть-де-сят три слога (по 60 на минуту и 3 штрафных); вчерашний сон тычет пальцем — смотри сюда, глупая — но разве боли от прыщика достаточно? (кассандру и не задели, это потом она, сидя на крыше, содрала костяшки, пытаясь сточить с ладоней падаль) вчерашний сон тычет пальцем в место проёба (так, хорошо, это уже немного больнее), потому что во сне к ней не приходит укоризненно вращающий глазами мертвец, нет. ей снится брюс, не говорящий ни слова, снится харпер, говорящая много слов, снится стефани, говорящая только «ай». кассандра откуда-то знает, что и это её «ай» значит мы так и знали.

кассандра ждёт каждый час: придёт брюс и у него не будет глаз,
он будет держать по одному в каждой руке, на щеке — смородиновая веточка с каплей сока; рот пузырится тем, что никогда уже не произнесут, потому что с такими, как она, не разговаривают. и глаза ему не нужны, потому что смотреть не на что; кассандра подцепит кармин ногтем, положит себе под язык и скажет «ай».

кассандра ждёт каждый час: придёт харпер и у неё не будет глаз,
кассандра будет держать по одному в каждой руке, но не знает, почему. придётся спросить у харпер — харпер ответит «почему бы тебе не забрать и это?».

размышления о том, как правильно видеть совестливые сны, постепенно лишают сна; на вторую ночь ни заснуть, ни сосредоточить мысль (кейн не возвращается в место нового дома — слоняется по пригороду готэма, пытаясь по цвету сукровицы угадать, вина или безнаказанность). улицы бугрятся бестолковыми застройками, зубоскалят злее первой подаренной дэвидом бешеной псины; кассандра бродит в непривычной — обычной — одежде и зачарованно разглядывает полоску потемневшей кожи чуть ниже лодыжек (сначала испугалась и подумала на какую-то болезнь; стефани всё объяснила). тени переплетаются под ногами; кассандра бы рада ощущать усталость, но трёх бессонных дней недостаточно; под языком горчит украденное из чужого оставленного блюдца печенье; кассандра пока не выучила названия, потому оно было просто с орехом; о него сточились щёки и нёбо, и кейн водит языком туда-сюда, беспокойно вылизывая царапины.

незадолго до (до чего именно — пока никто не признается) ей кажется, слышится знакомое имя; про тодда на улицах вообще говорят много — это только дома из пыльных комодов достают рамки с фотографиями и учатся заново произносить имя. когда кассандры не было, словом «джейсон» призывали скорбь и тоску (и ещё обрамлённое головой брюса чёрт знает что); сейчас тон учатся выправлять с обеспокоенной тревоги (обыкновенно «джейсон» вызывал у говорящего глазную дрожь, и даже самый уверенный зрачок косил куда-то влево и вниз) на что-то, что кассандра периодически подслушивает в свой адрес. хочется думать — принятие (хочется даже верить), такие интонации настолько редко слышишь, что спутать можешь разве что с собственным голосом.
хочется долго вертеть эту мысль так и эдак — настолько очевидные параллели и настолько в лоб, одно семейное разочарование к ещё даже не семейному — если бы не звук, напоминающий дребезг стекла (так стекло, защищающее фотографию, прицеловывается к каминной полке),
— тодд, — восходящий тон значит вопрос, на проговаривание которого сил пока не хватит,
(что ты тут делаешь?)
кассандра думает о том, что лучше бы их не видели вместе, иначе придётся опускать рамку, в которой пока даже нет её фотографии.

Отредактировано Cassandra Cain (2019-01-28 14:41:17)

+7

3

он много раз слышал, что о покойных или только хорошее или игра в поддавки - завяжи подъязычную мышцу в морской узел, ни к чему трогать усопших, если не хочешь столкнуться лицом к лицу с мертвецом (разжигай огни, не открывай дверь какому попало).
рука, тянувшаяся из ада, из земли, - его мокрая ладонь. смерть и тьма лижут песок у его ног, собаки трутся боками о желтые камни: позови меня, если красивая голова тебе надоела.
кровь стекает к его ботинкам, гнев застывает под эпидермисом лавой, вулканическим стеклом и оловом. между тем, как должно быть и как правильно - только джейсон и трогательные сказки про раскаяние и воскресные ужины в поместье уэйнов. костюм, в котором хоронили джейсона тодда - не принадлежит ему, как те покрышки с бэтмобиля, но он помнит по детским воспоминаниям - в мире бэтмена так много устаревших правил, так много условностей, глухо замаскированного чувства беспомощности, пока педофилы насилуют детей в подвалах, никто не может запомнить, что закон в Готеме только один.

вырежи им глаза
скорми псам
выжги города

(скверна)

укором - он стоит, как что-то что должно уравновешивать чужие ошибки,
как сыновья не отвечают за деяния своих родителей, так джейсон ступает по следам брюса, чтобы исправить то, что названный отец оставил после себя - безнаказанность, гниль и мусор. не важно, что это ранит их обоих. не важно. не важно. в глубине души у джейсона растет черный сорняк, и день за днём он просит об одном и том же - чтобы пришло время голодных и обратило в бегство трусость и непогребенных (гниль, гниль, гниль и плесень).
как геноцид. война. как мать, отказавшаяся от тебя. как приёмный отец. как ты - в тот момент, когда тебя не стало.
губы размыкаются - и ни звука
пальцы раскрываются - и ни движения
Если произнести вслух, звуки обращаются в манную кашу, движения - в смазанный кадр.
джейсон идет напролом, копирует чужую позу - кас меньше его на несколько голов, приходится гнуться вширь и вглубь.

- разве бэтмен не говорил тебе, что у поступков есть последствия?
если черная кошка переходит дорогу, жди беды, держись за железную пуговицу и молись.
если поймал за крыло летучую мышь, не отпускай без зарубки на память.
- зачем ты прикончила того старика?
(ты сумасшедшая или как?)

+7

4

[icon]https://forumstatic.ru/files/0013/08/80/43749.jpg[/icon][lz]<a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=43">therapy</a> is the only thing I regret — talking to me is like a fucking body missing it's neck[/lz]SPIRAL TO ME

ела сойленты, в смысле, кормили ими в детстве, так что с молоком матери ничего впитать не удалось, да и вообще впитательная смесь — лучший выбор для вашей маленькой девочки, если готовите на убой, но не для того, чтобы съесть; мышцы нарастут, связки когда-нибудь окрепнут, руки не забудут, как держать нож. что ещё нужно

SPIRAL TO ME

когда резались зубы, грызла ножи, огрызки дерева, ножку кровати, свою руку — суперсолдат прямого действия, самоуничтожится по вашему приказу, когда будет нужно. предъявителю флаера скидка 10%, не забудьте пиздить своего сироту почаще, не то зубы начнут резаться вглубь, а не наружу

JUICE IT WANTS TO TOUCH A TONGUE

стефани несёт на ужин чизкейк, это как сойлент, только гуще и со вкусом

SPIRAL THROUGH ME

когда тот мужчина падает вниз (и не как в замедленной съёмке, быстро живёшь — быстро дохнешь), кассандра думает про чизкейк, ну и ещё немного про маму, но потом в мысли вклинивается брюс и вешает на ногу gps-браслет, говорит, отследит её по чувству вины — давай попробуй найти её в готэме, лол
(стефани пишет лол и показывает смешные картинки про бэтмена)

REFLECTION IN THE TEA

лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол лол

SPIRAL TO ME

кассандре больше нравится общаться сообщениями, конечно, ведь так не нужно визжать раненой чайкой и глотать кипяток, чтобы горло отдохнуло (хуй знает, с чего она взяла, что помогает кипяток); чаще всего кассандра отправляет «...» — нельзя, чтобы сообщения были насыщеннее мыслей, героям нельзя лгать

SPIRAL THROUGH ME

храбриться будем так, что рёбра выступят из грудной клетки, а позвоночник выйдет из кожи; может быть, так удастся не подцепить от джейсона никакую заразу, потому что болеть дважды одним и тем же не хотелось бы
«...»
кассандра спину держит прямо, а на языке — вкус чизкейка
«...»
— ты расскажешь брюсу?

I NEED YOU TO SHOW ME
HOW MANY TIMES I'VE BEEN WRONG

«...»
— я сама расскажу.
никого мы не убиваем, они умирают сами — так учил дэвид. кассандра хотела бы это рассказать, но не может, так что придётся тодду читать мысли и окончания непроизнесённых предложений

Отредактировано Cassandra Cain (2019-01-28 14:41:29)

+8

5

- он не поймет.
нет никакой разницы между стариком и ребенком: и те, и другие виновны. джейсон трогает кончиком ногтя грязь под большим пальцем - небо хмурится, размениваться тут неловким молчанием то ещё испытание.

когда он умирал, ничего не было. среди мальчишек с готэмских улиц ходили разные слухи - о смерти и возрождении, женщине без лица и адских кострах - ковырни ножичком у замочной скважины, может, и адрес подскажут. джейсон не был святым, и у него есть причины - в готэме не до щелканья клювом, успевай выхватывать - не заточкой, так краденным револьвером. смерть коснулась его лица по-матерински ласково - но он узнал её имя, как только родился. джейсон не то, чтобы везучий сукин сын (кого ещё джокер угостит ломом, пока вы навещаете бросившую вас мать? ОГЛАСИТЕ ВЕСЬ СПИСОК), но на поместье уэйнов хватило - если не фарта, так наглости.
в шестнадцать лет джейсон не хотел умирать, а не жить вечно. он несколько раз слышал, что смерть для каждого разная. если к нему она пришла никакая, оцените уровень воображения бывшего Робина от 1 до 10, где 1 - "чувак, как тебя угораздило?" и 10 - "креативный подход - не твоя сильная сторона"?
он до сих пор помнит ту слепящую вспышку после пустоты - и только тогда осознал, насколько бережно с ним обошлось ничто. насколько мягко вынесла к своим берегам и как отвратительно быть живым. когда он умирал, зная, что джокер - ебучий джокер - отнимет у него с трудом накопленное: его ебанутую семью, костюм робина, обретенную мать и право отомстить - не так уж и много для пиздюка с улиц.

но нельзя украсть у смерти. когда тодд просыпается в своих временных ночлежках, задыхаясь спросонья, ударяясь слишком прямым лбом о суконную балку - бильярдный стол никогда ещё не был так близок к уничтожению - комья земли на ладони говорили о времени: таймер отмерял сворованное время. сколько ни швыряйся часами о стену, сколько не тверди Я НЕ ПРОСИЛ МЕНЯ ВОСКРЕШАТЬ БЛЯТЬ БЛЯТЬ БЛЯТЬ - время уходит смятой бумажным комом на лице двадцатишестилетнего юнца.

- он не поймет. - улыбкой джейсона можно пользоваться как лезвием - само по себе предмет, заточенный под помощь, в знающих руках - убийца. тебе к первым или вторым?
ха. этот мешок, набитый пустыми ожиданиями. джейсон хотел бы быть последним - последним усыновленным мальчиком, последним мертвым робином, последней жертвой джокера, и посмотрите на них: кассандра кейн сходит с плакатов "поможем сиротам", "не проеби свой шанс на участие". у тодда чешутся зубы разгрызть готэм по кускам и разнести по разным частям света, старый мудак ничему не учится.

- он не поймет.
альфред бы понял. но альфред им не отец.
нельзя украсть у смерти, повернуть назад, изгладить год в коме, несколько лет под крылом лиги теней, талию, просто поманив пальцем. это-то брюс понимал. когда откашливаешь в ладонь не часть легкого, а чернозем и малиновое перо - себя шестнадцатилетнего - не до детских игр. когда изощренная больная ненависть играет в прятки со справедливостью, приближая час большого суда, что такое один больной мертвый старик на пути к чему-то большему?

- он не поймет. но знаешь что? бэтмен идет на хуй.

+5

6

[icon]https://forumstatic.ru/files/0013/08/80/43749.jpg[/icon][lz]<a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=43">therapy</a> is the only thing I regret — talking to me is like a fucking body missing it's neck[/lz]раз-раз, проверка
тебе не справиться / но им не нравится / знают наперёд / кто не дойдёт

кассандра много чего хочет спросить (мало — рассказать): каково живётся? каково убивать? каково спать по ночам? каково знать, что сон уходит не от чужой смерти? от собственной? кассандра не понимает, что именно хочет спросить, потому что полотно мысли протянуто крепко (слов не выгрызть). спрашивать у тодда, наверное, не стоит — про него у других тоже не справиться, не потому, что напиздят, просто не умирали. и не убивали, пожалуй. да, как-то так.

кассандра смотрит на тупое ничего, оставшееся вместо воспоминаний о двух смертях, и пытается вычислить: это действительно ноль, нейтральность, отсутствие, или просто нет для них слов? если открыть словарь или почаще слушать разговоры других, пустоту можно будет заполнить? её нужно заполнить словами или чем-то ещё, джейсон?, почти говорит кассандра, и вместо слова «пустота» она показала бы пальцами нолик, потом на себя, а потом задумалась бы, что это так же невнятно, как и её мысли, и пальцы бы разомкнулись, и из границы ногтей это ни-че-го бы разлилось по бетонной плите, доползло до ног тодда, а там, как знать, и по всему готэму.

а женщины красятсяи дети прячутсявстать в хороводникто не врёт

смерть теперь тоже хочется, мне правда хочется, брюс, представлять в виде черты, которую нельзя зацепить даже ногтем. кассандра только недавно узнала про суды, лечебницы, ограничения свободы; смерть теперь — черта, за которую! мы! не! заходим! говорят все (ладно, не говорят, потому что не думают, что кассандру нужно этому учить, не говорят, а думают и знают, не сомневаясь). раньше смерть была заданием, приказом, финальной точкой, целью, смерть была товаром, и кассандра — таким же товаром, подарком маме, и подарки не учат моральным принципам. может быть, если бы в детстве её научили,
ну правда, мне правда хочется, джейсон:
— тебе не страшно? от себя, — кассандра хочет сказать «пусто» вместо «страшно», но так, наверное, будет непонятно.

тебе не нравится * и им не нравится * спят сыновья * молчит семья

в смерти дэвида тоже виновата она, в этом сложно сомневаться: он бы не умер, не реши кассандра, что сможет присоединиться к бэтмену (отказаться от мамы вышло, от отца — нет), если бы не надеялась, что сможет забыть о его словах (забыть про детство, забыть про маму, забыть про травмы, забыть про себя). если бы ты действительно от всего отказалась, кассандра, смерть отца не приходила бы к тебе по ночам и не разводила руками, мол, чего уж там, и кассандра не понимает, зачем он это сделал, как будто хотел дать ей шанс или возможность на то, что забыть никому никогда не удавалось. никогда.
— я не хотела его убивать, — говорит она (неважно — про отца или про того неловкого мужчину, имя которого она даже выговорить не может), — правда.

как будто дэвид дал ей возможность, которой ей не воспользоваться, и из всех людей, которые хоть что-то понимают, он должен быть первым, кто знает, что она с этим шансом совершенно нихуя не может сделать. даже не подержать в руках. это что-то, к чему она даже прикоснуться не может.

потому и страшно ? потому и страшно ? лёд не спасёт ? майор идет

кассандра много чего хочет спросить: каково тодду спится по ночам, если другие вручают тебе цветы, которые не выйдет положить под язык и переварить, а на груди они смотрятся глупо; каково живётся по дням, когда семья бросает тебе мяч и кричит лови, разбирая твои пальцы по фалангам, семья вертит мелкие косточки, кривит носом, а мяч выскальзывает из рук, и его подхватывают другие, многие другие, но не ты.

майор идет

Отредактировано Cassandra Cain (2019-01-28 14:41:42)

+5

7

когда совсем небольшой стаей
они шли из мертвых мест
в них содержались и те,
кто будет убит,
и те,
кто будет убивать.
и те, кто убьет убивших

- я хотел бы испугаться однажды. - такой улыбкой канонизируют мертвых: солнечные блики с калифорнийского берега, волна слизывает соль с камня и уходит в красное - в одной улыбке на молодом лице.
тодд пожимает плечами - под кожаной курткой перетекают мышцы, ветер трогает полоску шеи, он по-мальчишески щурится, бесстыдно живой, нежеланный мертвец готэма. вздыхает, будто взрослая тень за спиной — догоняет и дразнится.

- дойти до пустоты, что ли.
хорошо быть мертвым, солнце целует серые щеки. голод иного рода въедается в сны — сладкие, как дурман-трава, о которую режешь пальцы. алое на сочно-зеленом. некого любить, некого терять. впереди ещё столько сокровищ: поджоги, ограбления, доносы. обернуть нагое в кровавое полотенце.
в пологое, в злое.
до безумия, как до китая, — раком. у тодда билет в первом ряду и ведро попкорна.

безмятежность — его второе имя, первое пропиталось трупным ядом, разочарованием. имя оголодало и пожрало само себя. его время здесь заканчивается. тодд высовывает язык из довольной пасти, пробует ветер - взрывчатка в церковном подвале вот-вот созреет:
- ты - обуза, пока не сражаешься за то, что тебе дорого.

яма лазаря забрала шрамы робина - все до единого, от выемки у колена до плохо сросшихся ребер. забрала карту болезни, аллергии, уроков: ножи бывают острыми, огонь опасным, а люди - уебками. пришлось учиться заново. нельзя перевернуть историю, нельзя вернуться к точке исхода.
но кто сказал, что это не может быть весело?
- но когда мир в огне, что ты можешь сделать с одним ведерком? надеть себе на голову? не проще ли найти подонков и заставить их заплатить.

он подбросил пистолет в воздух.
- смерть старика на твоей совести, и она придёт за тобой. что будешь делать? подставишь щёку, как велит Б? насилие порождает насилие - так ведь? так что ты сделаешь, девочка, позволишь Б решать за тебя или закончишь сама?
полтора часа до конца света.
- он ведь не блядский святой.

+4

8

[icon]https://forumstatic.ru/files/0013/08/80/43749.jpg[/icon][lz]<a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=43">therapy</a> is the only thing I regret — talking to me is like a fucking body missing it's neck[/lz]

дети лицами вверх лежат
их лица красны

воспоминания зудят в голове, что царапины на коленке: как кассандра босыми ступнями на прошлой неделе топталась по траве и пересаживала жуков с пальца на палец (стефани подошла тогда, лопая розовым жвачным пузырём и приторным запахом, и сказала тебе нужно подстричься, посмотри, концы секутся). воспоминания переругиваются, как соседские псы: кассандра думает о заплёванном зеркале в её каморке в пещере, о тупых ножницах, которыми дэвид сказал укоротить чёлку (в прошлый раз она видела эти ножницы, когда он вскрывал ими пасть собаке — имя ей кассандра побоялась давать, оказалась права). со стефани они пошли в парикмахерскую. есть люди, которые зарабатывают на жизнь, орудуя ножницами. интересно.
чёлка снова лезет в глаза.
— а что тебе дорого?

все дома о чём-то волнуются (брюс, может, думает, что никто не видит, но кассандра видит, конечно). тим в последнее время даже огрызается иногда, хотя ни разу — злобно; стефани волнуется почти всегда, потому это, наверное, не считается. у всех какие-то проблемы. кассандра думает, что из-за неё: сравнивает лица, находит различия, игра увлекательная, и касс всегда в неё проигрывает, потому что воспоминания зудят — старые, новые — и все тычут пальцами под рёбра, забираются поглубже; конечно, это из-за неё. все тебя видят, касс. не ломай голову. эту задачку тим бы даже не брался решать — ответ в вопросе.

тодд волнение скрывает лучше всех — оно проступает, словно дрожащие руки под толстым покрывалом. то есть, может, и не дрожащие (всё равно не видно); касс завороженно поднимает голову и хочет запомнить его лицо, жесты, мимику, как он подбрасывает пистолет, как он падает в его ладонь — словно возвращается домой. дело плёвое, говорит лицо тодда (руки говорят что-то другое).
касс хотела бы не волноваться. не решать ребусы из чужих волнений, не думать о том, какие факты указывают на неё. ещё бы выбрать что-нибудь, что поможет не сомневаться — выбрать раз и навсегда, понимать, что это оно, и стыдиться только тогда, когда не может подобрать слово (такое произойдёт ещё сто раз, а потом ещё сто). касс хотела бы так же небрежно выплёвывать слова — может, менее насмешливо.

— я не знаю.
сказать нечего.
хотелось бы не волноваться.
— я сомневаюсь.
наверное, если рассказать ему о том, что ей часто снится, что в костюме бэтмена не брюс, а она — тодд рассмеётся.

+2

9

     sharing shy smiles we thought
     then walked on by never again to meet;

кас задает вопросы. правильные вопросы - джейсон в её возрасте был совсем дурной. не то чтобы что-то сильно изменилось - ухмыляется сквозь дешевые выебоны. смерть меняет что-то внутри - чужая или своя, не важно. иногда он ворочается в своем убежище, зовёт дика, альфреда, редко - брюса. что-то не может умереть окончательно, сколько бы не умирал. но чувство отчуждения въелось в волосы, кожу, как медовый поцелуй памелы. чувство отчуждения, взывающее из глубины того, что раньше звалось ебучим джейсоном тоддом.

- может быть, свобода. - ласково. настороженно, расслабленно. ни одно из слов не звучало правильно, - может быть, справедливость. может быть, ничего из этого.

ничего не меняется. сомневаться каждый день - это нормально. дни могли быть хорошими, прямыми, как стрела, как выстрел, как цель. дни могли быть упрямыми или черными, серыми от злобы и усталости, алыми и горькими от гари и пороха, от крови и зноя. но были и другие дни. дни, когда он не знал, зачем
зачем ты выжил, малиновка
зачем ты выжил,
зачем ты
зачем

сомневаться - это нормально.
тодд убирает пистолет за пазуху, наигравшись, сверлит взглядом кассандру, решает в уме задачку. ветер швыряет волосы кас ей в лицо - воронье крыло. завернуть бы откровенность в сталь и унести в себе, как пепел в волосах, как красную маску.

- хочешь выясним вместе?
не то, чтобы он хорош в присматривании за кем-либо.
не то, чтобы Б. лучше.

Отредактировано Jason Todd (2019-06-19 21:04:00)

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » artificial death in the west