body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » save you from yourself


save you from yourself

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/SCqXCiq.png

https://i.imgur.com/1oRtZr0.png

[indent] В МАЛОМ ДВОРЦЕ ШУМНО — нина всему виной; зоя закрывает уши руками и стремится поскорее вернуться на фронт (там кричат мёртвые, но никогда живые), зое говорят: учи. зое говорят: объясняй. зое приказывают: возьми зеник с собой. зоя – сосредоточенное раздражение, хватает больно нину за запястье, бьет кулаком под дых, нина морщится, смущенно улыбается, рассыпается в извинениях — зоя кричит.


БЫЛА ЖИЗНЬ И НИНА С ЗОЕЙ [icon]https://i.imgur.com/o53BgtX.png[/icon]

+6

2

в шуме рождаются эмоции, нина хочет есть их ложкой, вертится и занимает места непозволительно больше, чем есть на самом деле. нина не знает, что такое непозволительно.
нина влюблена в новую жизнь – нина влюблена в жизнь – нина влюблена.
равнодушия не терпит, не может принять, оно ее мучает и кусает. равнодушие губительно, нина хочет быть окружена восхитительной каруселью эмоций, с остальным она может справиться.
нина зеник, беспокойная, непослушная, шумная девчонка.
может справиться с чем угодно.
(мнит о себе слишком много. бестолковая. непослушная. не знает, что такое субординация.
зоя говорит о ней не так много вещей и эти в списке вещей, сказанных ей, пожалуй будут на вершине.
нина ловит себя на том, что ей хочется, чтобы зоя говорила о ней.
нине хочется ее слушать.)
нина думает об этом много – непозволительно, слово снова мерзкое, слово снова кусается. из всех вещей, что нине не позволены, она могла бы собрать как минимум шестнадцатиэтажный торт. съесть его в одиночку. демонстративно облизать пальцы.
нина ненавидит запреты.

the beauty is so oppressive

нина ловит себя на этом снова и снова, ей хочется быть как зоя.
зоя ослепительна, глаза штормовые, яростные, зоя неотвратима, когда она приближается к нине в ходе занятий, нине не хочется стать меньше ростом (нина ведь не враг. зоя, я не враг тебе. может быть, только наказание.), но отчаянно хочется тянуться к ней, позволь мне. только позволь мне.
нине пока никто не объяснил, что второй зоей становиться не нужно, нужно стать ниной.
но кто такая нина? кто же ее знает. что она прячет в руках? нина никому не скажет.
кто такая зоя назяленская знают, кажется, все.
неотвратимая, штормовая, шквальная, «вот эта сучка», такое нина тоже слышала, впрочем даже последнее было произнесено с уважением.
ее боялись.
нина не хотела бы, чтобы ее боялись, кто потом сможет разрушить это чудовищное одиночество?

i ache

нина следует за ней как приставучий хвост, зое сказали учи – и зоя учит, нине иногда кажется, что мучает.
нине иногда кажется, что мучается.
однажды нина не выдерживает и выпаливает, - я не хотела стать для вас обузой, честное слово, - качает головой, потому что это решительно не то, что нина хотела сказать на самом деле, а «то» ей в голову так и не приходит, нина не в первый и не в последний раз ловит себя на то, что сохранять голову трезвой в присутствии зои ей сложно.
зоя назяленская повторяет ей, что голова трезвой у нее должна быть всегда.
нина иногда думает, что с трудом удерживается от того, чтобы добавить «если голова на этих плечах есть вообще.»
и нина продолжает, неуклюже, слова куцые, лучше бы молчала, нина не умеет молчать, нина хочет с ней разговаривать.
нина читает про волков, про фьерду, пока ее подружки пугают друг друга зоей, нина все не может на нее насмотреться.
- неужели наставничество – это в самом деле так ужасно?
нина запинается.
- я никогда не хотела стать ничьим ночным кошмаром. даже дурным сном. но мне кажется, что стану все равно?
нина вспоминает то время, когда могла предложить младшим только собственное тепло и собственную честность. в тепле зоя не нуждается, в честности, возможно, тоже.
- как это? быть самым прекрасным кошмаром малого дворца?

штормом без факта штормового предупреждения.
нина еще ничего не знает. ни о ней, ни, тем более, о себе.
ничего.

[icon]https://i.imgur.com/P54zYhk.png[/icon]

+5

3

[indent] КОГДА СКАЗАНО ВСЕ
за пределами малого дворца продолжается жизнь, а еще – война. зоя молится святым: елизавете, феликсу, григорию, юрису, но они ее продолжают не слышать; святых не существует – вот и весь секрет. из каньона лениво выползает скифа, на скифе десяток обезображенных трупов и едва живых гришей, они стонут и молят о смерти. зоя соединяет запястья, отгоняет запах тошнотворной сладковатой гнили от соседнего городка подальше. солнце обязательно взойдет, они забудут что такое война и ужас.
в малом дворце продолжается жизнь, маленькие гриши бегают по коридорам от класса до озера, от озера до обеденного зала, от обеденного зала до класса, вокруг шумно и весело; зоя на каждого посмотрит строго и холодно, время неподходящее для веселья (они же дети, зоя, вспомни какой была ты, – с упреком женя шепнет); зоя себе беззаботной быть не позволяла, а сейчас война, сейчас смерть дышит каждому в затылок. ну как же они не поймут? зое хочется топнуть ногой, чтобы дети умолкли, чтобы они осознали: дарклинг не сможет всех защитить, царь не сможет всех защитить, старшие гриши не смогут всех защитить, она тоже не сможет. зоя злится от собственной беспомощности, дети во дворе играют в ручеек, зое хочется немедленно покинуть дворец и вернуться на линию фронта или хотя бы в каньон.

[indent] Я ВЫРВУ ИЗ БЕЗДНЫ МОМЕНТ
нина зеник – талантливая гриша, зоя бы даже была готова поставить на нее все свои сокровища, но нина до безобразия несобранная, до безобразия беспокойная, до безобразия любит мир. нина не может сосредоточиться, успокоиться, вечно ей куда-то бежать надо, что-то делать, нине постоянно нужно говорить много и громко, кого-то защищать, спасать, все делать по-своему. некоторых не назвать солдатами – они не бойцы, а нина – боец, каких поискать, но не солдат.  у нее ни выдержки, ни способности подчиняться приказам. зоя знает, но надеяться продолжает, попытки жалкие из нее что-то вылепить сносное не оставляет (лишь бы знать, что с ней все будет хорошо).
зоя устала хоронить. каждая смерть ложится на плечи – будто ее вина. держать спину прямой почему-то сложно, хочется согнуться, но кто ее тогда узнает? у зои прекрасная осанка и нет жалости в глазах; зоя все еще пытается верить в лучшее, чудо обязательно случится; зоя выпивает половину горячего самовара чая, чтобы согреться, но холодно внутри от страха – согреться не получается. страха никто не увидит. за спиной юные гриши шепчутся – зоя все слышит, но молчит; зоя глянет – разбегаются. где-то обязательно недалеко зоя встретит взглядом нину, уже даже не удивляется.

[indent] ВЕДЬ МЫ СДЕЛАЛИ ВСЕ, ЧТО МОГЛИ
на занятиях с ниной зоя себе уже мозоли на языке набила: «нина, внимательнее» ; «нина,  забывай дышать» ; «нина, не отвлекайся» ; «нина, смотри на цель» ; «нина, голова должна оставаться трезвой всегда» ; «нина, замолкни» ; нина ; нина ; нина ; нина ; нина ; нина.
зоя в нину вкладывается вся, а та будто противится. зоя разминает кисти, ей сбежать хочется, если не на фронт, то хотя бы в свою комнату: принять горячую ароматную ванну, расчесать волосы, намазаться маслами. эти занятия зое практически в тягость, на тридцатой минуте начинает болеть голова и все тело, зоя солдат, приказы выполняет исправно (хочется лезть на стену).
– не так уж ужасно, когда меня слушают и приказы выполняют беспрекословно.
тон скучающий, зоя смотрит на свои ногти, смотрит на нину. не в привычках зои признавать в гришах себе равных, но если бы нина приложила усилия – она могла бы обязательно хот бы приблизиться (стать).
– не мели чушь, зеник, давай еще раз, нападай.

[indent] НА СВЕТ НА СВЕТ НА СВЕТ
багра учила жёстко, багра была учителем прекрасным, человеком не очень. зоя пробовала по началу как она, но она не багра, у нее нет множества лет за плечами, она не пугающая старуха в душной избе с клюкой, зоя учит по-своему: очередной ученик отлетает и бьется о мягкие стены тренировочного зала, большинство из них даже не пытается; зоя злится, как они смогут за себя постоять?
нина больше болтает – зоя привыкла, почти не раздражается. отношения ко всем ученикам одинаковое, но к нине особое, ей на занятиях позволено сказать больше, чем пять слов. зоя не может сообразить, когда позволила, да и позволяла ли? наверное, девчонка опять все решила сама, зое бы ее проучить, но не складывается. зоя маску удерживает: приятно, когда тебя кошмаром считают враги, неприятно разве что, когда свои. ночной кошмар для фьерданцев, штормовая ведьма для шуханцев, сука и бог знает, кто еще, зое хочется нину схватить за плечи встряхнуть.
– зеник, кошмар – он за пределами ос-альты. кошмар он в смертях детей, в смертях мужей. он в горе трупов на севере и в изуродованных людях около каньона.
зое хочется этого разговора избежать, но с девчонкой хочется быть откровенной как никогда. будто это поможет ей понять жизнь, будто это поможет ей стать хорошим солдатом.
– я прекрасна, спору нет. но кошмар не может быть прекрасным. кошмар приносит страдание и боль. не называйте меня так, оставим для фьерданцев.
хочется замолкнуть и больше никогда разговора с ниной не заводить. и без того сказала слишком много, лучше было бы молчать. лучше было бы сделать вид, как всегда, что не услышала, лучше было бы девчонку открыто игнорировать, нины здесь нет – возомнит еще себе что. зоя представляет себе мягкую постель и тяжелый том книги в руках.
– знаешь, нина, ты талантлива, но солдатом тебе не быть.
то ли из желания защитить, то ли из желания избавиться.
то ли из желания защитить, то ли из желания.
то ли из желания защитить, то ли.[icon]https://i.imgur.com/o53BgtX.png[/icon]

+3

4

зоей можно либо восхищаться, либо бояться до одурения, зоя штормовая и беспощадная, зоя – генерал, нина ей любуется и нина не пропускает ни слова, на самом деле.
нина не во всем с ней согласна, нина все никак не может отказаться себе в страстности, если я не буду слушать сердце, если я не буду слушать его – что же мне тогда.
нина знает, что самым разумным было бы стать ее тенью, еще одним наблюдателем, когда зоя входит в комнату – на нее смотрят все. нина тоже. и как противиться убийственной красоте шторма?
нина знает, что разумным было бы не лезть к ней под кожу.
не трогать, обходить за километр, не прикасаться, ни словом, ни взглядом, ни даже тенью мысли.
но это не то, как нина работает.
нина слушает стуки сердца. даже собственного. даже во сне.

your shadow invents you every time

нина улыбается, искренне, зоя кажется этого делать не умеет и не нине ее учить, в зое жесткости ровно столько, чтобы не хватило пару ложек до жестокости.
нина за честь считает, что зоя с ней занимается.
не говорит об этом, но нападает отчаянно, в нине – страстность и ярость, в нине живое, человеческое.
там, где в зоне живет неотвратимый природный катаклизм.
когда они сталкиваются – это не спор природы с человеком или даже не наставника с нерадивым учеником, нина знает, где прокололась не закончив движения, и знает, что окажется на полу.
но выдыхает сквозь зубы, - какой прок в учениках, если они молчат как рыбы. если они как бараны исполняют любой приказ. вы сами были такой? я не верю.
но нина слушается.
нина пробует снова.
будет пробовать до тех пор, пока зоя не скажет хватит, пока нина не разобьет упрямый лоб.

о кошмарах нина слушает с жадностью, со смесью испуга и чего-то его, чего-то, чему не подобрать слов.
- но ведь все это было реальностью. а кошмар – это в голове.
нина отвечает почти шепотом, испытывает жгучий стыд за то, что вообще полезла туда, куда не звали, взялась рассуждать из своей теплицы о серьезном и о высоком, но упрямо встряхивает головой, убирает вылезшие из косы волосы с лица.
- кошмар – это то, что они сами себе рисуют. фьерданцы. другие. все мы. они боятся вас, я тоже вас боюсь, но кошмар – это только в голове. вы не безликий монстр и вы никогда им не были. вы не сокрушительная война. и вы можете сейчас назвать меня глупой и наказать даже. но если бы вы были только этим – вы бы не стали тем, кем являетесь. вы бы никогда не смогли никого вдохновить. и вы бы никогда..
нина поднимает руки, становится в боевую стойку снова, нина будет пробовать, пока зоя не скажет хватит. пока нина не разобьет упрямый лоб. снова и снова.
- не говорили о таких вещах, они были бы вашей рутиной.
нина склоняет голову, - простите, я нарушаю границы, наверное. но ведь я об этом хотела спросить. и ни в коем случае не сравнить вас с..
нина думает о детях. о своих младших. о том, как любила их, о теплых ладонях, о расскажи нам историю. что у тебя в ладонях, нина.
все на свете.

light fails to pass through you

нина поднимает голову, зоя знает, как бить, чтобы дольше болело.
и нина сжимает зубы, - возможно, вы правы. не стану. если солдат – это пушечное мясо, что беспрекословно исполняет приказы и никогда не думает своей головой. если солдат – это послушная тень. если солдат – лишенное имени беспристрастное месиво. если таких людей вы хотите выпускать на поле боя, если такие люди будут сражаться за нашу страну – безликие, безмолвные, умрут и неважно, то таким солдатом я точно не стану. никогда не стану. беспристрастным. и в этом нет ничего стыдного. назовите меня глупой и взбалмошной снова. возможно, вы будете правы.
нина любит свою страну до абсурдного.
за нее не страшно умирать.
нина любит зою, потому что у нее глаза нининой страны.
и за зою умирать тоже совершенно не страшно.
нина отходит на шаг, склоняет голову снова, почтительно, но смотрит на зою, смотрит все равно.
- я готова. давайте попробуем еще раз.

[icon]https://i.imgur.com/P54zYhk.png[/icon]

+2

5

никого она не щадит – выпивает до дна кровь безымянных солдат, врывается в невинные жизни и ломает тысячи судеб. никого она не щадит – на завтрак, обед и ужин у нее без разбору старики, богатые, дети, бедные, гриши или обычные люди; подхватывает жизни еще нарождённых и слизывает слезы женщин, умывается отчаянием мужчин. война никогда никого не щадит.

[indent] внешнее сходство и голос знаком
что-то внутри клокочет – ярость. поднимается по горлу выше и бьёт каждый раз точно в цель, прямо под корень языка, зоя давно бы захлебнулась эмоциями, но рот растягивает в улыбке и прячет подлинное под лживым. грусть – это злость, радость – это раздражение, скорбь – это презрение, страх – это азарт, ярость – это умиротворение. зоя растягивает все свои чувства на веревке и выбивает из них ненужные составляющие: слезы, улыбки, объятия. маска приклеивается к лицу зои намертво, ее отодрать не получается, как не старайся. не подцепить ее ногтями, не ухватить ее краешек ножичком, в новокрибирске маска спадает самостоятельно, стоит зое порог тетиного дома переступить. тлеет камин, лада смеется, когда зоя дарит ей серебряный гребень, лилиана держит зою за руку – зое хотелось бы остаться и жить вместе с ними, есть горячий хлеб и по вечерам рассказывать друг другу истории – долг зою зовет, застывает на лице маска.
нина вся жизнью светится; руку протяни и обожжет своей силой. зоя не рискует и лишний раз нину не трогает. волосы у нины будто с золотыми нитями, поцелованы солнцем; зоя нину не трогает. зое хочется нину уберечь – нина напоминает зое ладу (нина напоминает зое саму себя). упертая и своенравная, девицу хочется спрятать от бед и стеречь – девица этого не оценит, зоя не оценила бы этого сама. чтобы выжить нужно за себя уметь постоять самостоятельно, здесь не на кого надеяться, здесь нападай первым и за горло кусай.
– я поняла, зеник, – зоя руку предостерегающее поднимает, велит нине заткнуться. зоя не любит оправданий, ей бы действие видеть, результат. зое бы знать, что все недаром, толк имеет, в случае чего нина за себя постоять сможет.

[indent] каждое слово неправда (клянусь)
кто-то называет мужественной, кто-то называет беспощадной, кто называет бессердечной; зоя передергивает плечами и поднимает выше подбородок, руки складывает на груди (детей на войну зое отравлять невыносимо – она не бессердечная) (в ужасе горло спазмируется, когда зоя очередному фьерданскому генералу перекрывает кислород – она не беспощадная) (у зои трясутся поджилки, когда она отгоняет ничегой от скифа – она вовсе не мужественная). зоя человеком обычным оказывается, сама признавать это отказывается, сама от осознания простой истины открещивается, прячется от правды в насмешках и злости, в пустых требованиях, в жалких попытках стать необходимой дарклингу, его правой рукой, его холодным мозгом и острым языком.
зое невыносимо так много, но слабость особенно. собственную слабость можно не замечать, можно переступить (собственная слабость тяжелей всего) – зое не привыкать. глаза прикрыть, выдохнуть, сделать, муки совести заглушить громким празднованием и новыми вещами. зоя говорит: я люблю спасать жизни, – и улыбается самодовольно; зоя не помнит ни одного имени спасенной души, но помнит имена людей, которых собственным и руками погубила, за прошений год скопилось двадцать четыре имени, зоя на воскресной службе молится за их небесный покой. ей хотелось бы с ниной поделиться. отдать ей немного своей бессердечности, своего мужества, своей беспощадности; ей бы хотелось научить нину быть не менее устрашающей ведьмой, но зоя не может. зоя на самом деле обычная, ничем не примечательная, слабая (и она никогда не позволит никому это понять).
– давай так, зеник, – зоя раскидывает одним движением за спиной волосы, будто красуясь, а другим мягко на пол падает, – добей лежачего, останови мое сердце.
зоя терпеть не может слабости, а слабости нины могут стоить девчонке жизни. зое не хотелось бы молиться за ее упокой; если нина умрет, значит зоя учила ее недостаточно хорошо, значит гибель ее будет только на зоиных руках. зоя перебирает на языке слова и глядит на нину с безграничной усталостью:
– ну же, нина, не будь слабачкой. мы обе устали, покажи на что способна и закончим.
[icon]https://i.imgur.com/o53BgtX.png[/icon]

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » save you from yourself