Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Infra-Red


Infra-Red

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s9.uploads.ru/DIWM1.jpg

• there is no running that can hide you

cause i can see in the dark

http://s7.uploads.ru/9Q8ux.jpg

• i'm coming up on infra-red •

http://s3.uploads.ru/x46sK.jpg

http://s5.uploads.ru/sypqm.jpg

• forget your running, i will find you •

[nick]Bella Swan[/nick][icon]https://i.imgur.com/Hbmdym4.png[/icon][status]diem[/status][fandom]Twilight[/fandom][char]Белла Свон, 17[/char]

Отредактировано Shouta Aizawa (2019-10-09 21:14:56)

+6

2

[icon]http://s3.uploads.ru/cfzH7.jpg[/icon][status]evil spawns evil[/status]
[indent] Концентрированные пошлости, состоящие из всевозможных вариаций и отглагольных форм лексемы «to fuck», роились в голове его целым снопом, пока на руле серебристого Volvo C30 с резким треском появлялись десять симметричных вмятин. Если бы Эдвард умел дышать (i.e. если бы в этом был смысл), то вбирал бы сейчас в лёгкие воздух с шумовым аккомпанементом, являя собой картинную иллюстрацию первобытного гнева. Но Эдвард дышать не умел, а потому лишь по-звериному скалился, всё сильнее и сильнее сжимая руль, вдавливая попеременно педали тормоза и газа в пол. Сильно обращать внимание на дорогу сейчас не было смысла: нормальные люди уже издалека заметили сбившегося с трассы гонщика Formula 1 и сделали всё возможное, чтобы не оказаться у него на пути. Весь его разум был занят одним — абсорбировал мысли и чувства двоих ублюдков, преследующих её
[indent] Если бы Эдвард был живой, всё естество его уже бы кипело — температура тела бы поднималась скачками, увеличиваясь в геометрической прогрессии, глаза налились кровью, костяшки пальцев побелели, на лбу проступила испарина и проглянулась бы вена, всегда проявляющаяся у него на шее в момент чрезмерного напряжения.
[indent] Но Эдвард неживой. И руководит им не горячий гнев, а холодный звериный инстинкт.
[indent] Он видит картину так, как видят они: её маленькую фигурку, петляющую в лабиринте товарных доков, её редкие взгляды назад и напряжённые волнением плечи. Всё бы ничего, если бы не сопровождение — попытка импровизации на тему криминальных сводок небольшого приморского городка «Изнасилование в подворотне». Гримасничая и ухмыляясь, ублюдки сокращали разрыв, размеренно приближаясь к жертве. Чем ближе были они, тем ярче и чётче в их головах отображалось задуманное, теперь уже в красках и со всей театральностью попыток несчастной убежать или отбиться от их домогательств. Едва ли хотя бы у одного из них был реальный опыт совершения преступления более тяжкого, чем карманная кража, но разгорячённые алкоголем, подгоняемые пустотой окрестных улиц и удобностью сложившейся обстановки, они расхрабрились в достаточной мере, чтобы сделать то, что решено.
[indent] Эдвард не успевает и подумать — куда уж быстрее, — и всё происходит само собой. Он ведь совершенно не хотел следить за Беллой, она же ему никто, просто девушка, делящая с ним парту в кабинете биологии, такая обычная, ничем не примечательная... разве что своим ошеломляющим, всепоглощающим, ослепляющим запахом, следуя за которым он готов вырезать целый город и стать самым жестоким убийцей, только бы не терять его (и её). А потому тело Эдварда больше не слушает разум: руки сами заводят машину, а инстинкты охотника помогают выследить Беллу за пятьдесят миль от дома. Он не простит себе, если с ней что-то случится. Ровно как и не простит им саму мысль о том, чтобы причинить Белле вред. Совсем не из геройских побуждений, конечно. Просто она — его территория.
[indent] Из забытья Эдварда выводит свист шин — машина тормозит в метре от девушки таким образом, что пассажирская дверь так кстати оказывает подле неё.
[indent] — Садись и жди здесь, — открывает дверь и медленно говорит ей; в голосе скрежет металла.
[indent] Последние попытки совладать с собой он прекращает, когда видит её лицо. Конечно, она боится — «следовало бояться раньше» желчным шёпотом в голове. Ему абсолютно плевать, каким образом её сюда, в эту глушь, занесло и как она умудряется с такой потрясающей частотой и столь успешно — удачно — искать неприятности себе на голову; единственное, что имеет сейчас смысл — разобраться с подонками и выпустить всё это напряжение, скопившееся внутри из-за одной единственной девчонки, так совершенно не вовремя и совсем не кстати появившейся в его жизни. Он ничего не может и уже не пытается даже с собой поделать, ведь эта безумная, беспощадная жажда сводит его с ума, и он более не в силах противостоять своему дикому, первозданному желанию убивать. Если уж не её, то следует хотя бы попросту свернуть кому-то голову.
[indent] Неудачливые хулиганы, впрочем, совершенно не верят в опасность происходящего, не догадываются о ней. И даже когда Эдвард выходит из машины, они продолжают смеяться. Но стоит им взглянуть на выражение его лица, все их инстинкты с готовностью преображают их в жертв — несчастных зверушек, попавшихся в ловушку хищника. Один, стоявший позади, разумно пятится в сторону ближайшего поворота, первый же храбрятся, не обременённые разумом, даже не пытается убежать.
[indent] — Слушай, ты... — первый из них, видимо, самый старший, а потому и самый большой дурак — уж Эдвард может понять это, — говорит, ещё веря в своё преимущество, ведь за спиной ещё секунду назад стоял его друг, а вместе они с такой лёгкостью и с таким удовольствием набьют морду этому недоделанному герою комиксов. Впрочем, вера несчастного длится недолго — когда он чувствует ледяные руки на собственной шее и осознаёт, что при всё желании не сможет выбраться из захвата, в этом-то и нет уже смысла.
[indent] — Ты труп, — тихие, не отягощённые эмоциями слова звучат в звенящей темноте сумерек поразительно громко. Громче на этом фоне звучат лишь хрипы несчастного и хруст его костей.
[indent] И вот тут-то звериная кровожадность уступает место той маленькой толике разума и человечности, которая ещё теплилась в глубине его (не)души. И осознание содеянного накрывает его будто оглушающей волной, настоящей контузией; и всё, что он видит теперь — её большие карие глаза, огнями горящие на обуреваемом страхом лице.

Отредактировано Edward Cullen (2019-10-28 19:34:05)

+8

3

[indent] Ты - Жертва.

[indent]Напуганная, в угол загнанная, словно зверь тяжело раненый, что в попытке защититься, по итогу сам себя в капкан загоняет; в ловушку приводит, из которой выбраться шансов нет.

[indent] Они - Охотники.

[indent] Жестокие, кровожадные, беспощадные: жалости не знают, бьют - наотмашь, едва только удается дотянуться. От них не укрыться и не спастись, ведь даже госпожа удача вряд ли соблаговолит вновь улыбнуться зверю и руку свою протянуть, а господь бог молитвы не услышит, что про себя произносит беспрерывно, в надежде на спасение мнимое.

[indent] Мысли Беллы страхом наполнены, путаются безмерно, рассудок помутнен и даже идей для спасения выдать не может никаких абсолютно, из-за чего лишь бежать способна, практически без оглядки. Дыхание сбилось, грудь при каждом вздохе словно раздирает миллионами игл от воздуха ночного промозглого, а ноги не слушаются и готовы подвести в любой момент, отказав своей владелице и подставив ее под удар. Белла жалеет, что пожалела денег и не взяла такси. Белла понимает, что сглупила как никогда сильно в своей жизни. Белла осознает, что шансы спастись сводятся едва ли не к нулю и вот-вот, буквально через несколько коротких мгновений, она наконец загонит себя в тупик и останется лишь шипеть, словно кошке бездомной, что к забору стая собак дворовых прижала, в намерении разорвать и жизни лишить, вероятно.

[indent] Внутри нее - один лишь только страх, холодом сковывающий и дыхание перехватывающий, и от присутствия которого едва ли не сознание теряет, с трудом оставаясь по эту сторону тьмы непроглядной, что обступает со всех сторон, пощады не ведая. Она не проигрывает ему, но терпит поражение в реальности, когда мышцу на ноге неожиданно судорогой сводит болезненной, из-за чего та подгибается предательски и девушка на асфальте мокром оказывается в мгновение ока и лишь чудом успевает ладони перед собой выставить, чтобы головой не удариться и окончательно под удар себя не подставить, хотя в голове все равно лишь одна мысль, что бьет набатом - "мне конец".

[indent] - Вот и стоило ли так надрываться, детка? - голос за спиной насмешливый, едкий, омерзительный, зато в чувства приводит без промедления, заставляя на ноги подняться спешно, наплевав на боль в ноге и дыхание сбившееся, из-за которого даже вдохнуть не выходит нормально, ведь грудь спазмом сводит и от нового витка боли хочется лишь пополам согнуться с тихим стоном, вот только делать этого нельзя ни в коем случае - чревато последствиями. Белла спину выпрямляет, плечи расправляет движением аккуратным и взгляд на обидчиков своих поднимает, от чего страх новой волной накрывает, ведь на лицах их отражается лишь безумие, вперемешку с чем-то более жутким, о чем даже думать не хочет, но все же приходится. Это... Конец? Да быть того не может.

[indent] - Вы п-п-пожалеете, - голос дрожит предательски, не то от тревоги нутро разъедающей, не то от нехватки воздуха - Белла не знает, но понимает отчетливо, что тем самым лишь усугубляет свое положение и делает только хуже. Хотела сказать, что Чарли их найдет и сдерет с них шкуру, но какое им дело до того, что твой отец - местный шериф? Если убьют девушку, не останется даже свидетелей и что тогда? Да и к тому же, мстить за мертвецов - весьма извращенное удовольствие, толку в котором ноль, а боли столько, что даже представить сложно. Что с того, что их найдут? Не факт, что это случится, да и прямо сейчас они наверняка уверены в своей безнаказанности, к тому же один из них точно пьян, а в таком состоянии и море по колено, ублюдок не боится ни-че-го. Ни единого шанса на спасение, Белла. Смирись с этим или же борись до конца, ногти в кровь раздирая и себя не жалея. Вариантов не так уж много.

[indent] За всеми этими мыслями шум мотора замечает не сразу, да и визг тормозов слышит словно из под толщи воды ледяной, потому испугаться не успевает по новой, да и хватает на лице отражения страха иного, ведь даже не смотря на шанс на спасение, легче не становится совершенно, потому что Белла не верит, что удача ей все же улыбнуться решила, подкинув в качестве спасителя самого Эдварда Каллена, знаменитого на всю школу, весьма нелюдимого парня. Вот только... Что он может сделать? Юноша сильным не выглядит абсолютно, разве что за пазухой у него пистолет не припрятан или чем там еще богатые мальчики могут похвастаться? Вот только не смотря на недоверие, приказа слушается беспрекословно, на переднее сидение автомобиля запрыгивая тут же и дверь за собой захлопывая, в надежде от опасности себя куском металла оградить, раз и навсегда, ведь Эдвард сейчас погонит прочь, но...

[indent] Вместо этого парень просто выходит из машины и направляется к обидчикам девушки. Только этого сейчас не хватало. Кажется, надежда на спасение где-то внутри девушки все же скончалась. Ничем хорошим это не кончится.

[indent] Белла едва ли вновь инстинктам не поддается: выскочить из машины и бежать без оглядки, пока силы окончательно тело не покинут. Сколько они будут возиться с Эдвардом? Минуты три от силы, ублюдки выглядят как минимум сильнее и крепче, но этого времени вполне может хватить на то, чтобы найти укрытие и затаиться в нем до тех пор, пока опасность не минует окончательно. Дернуть ручку. Распахнуть дверь. И бежать. Ты сможешь, Белла. Успевает даже руку протянуть к замку, но тут же замирает, взгляд сквозь лобовое стекло вперед устремляя, глядя на то, как человек на землю оседает, с неестественно вывернутой головой и этот человек - Не_Эдвард_Каллен.

[indent] Теперь они сами - Жертвы...

[indent] Белла в кресло вжимается, взглядом невидящим прямо перед собой смотрит, боясь на садящегося рядом знакомого взглянуть. В себя приходит не сразу, только когда машина скорость набирает. Ремень безопасности тянет медленно, пристегнуться удается не с первой попытки, ведь руки дрожат предательски. Что это было? Так-не-бывает. Это невозможно.

[indent] - Как ты это сделал? - тихий вопрос с губ срывается сам по себе, любопытство берет верх, а страх наконец уходит на второй план, но вряд ли надолго. Может, он просто псих? В моменты обострения на подобное способны шизофреники, кажется, и при таком раскладе, ситуация становится только хуже.

[indent] Ты - все еще Жертва.

[indent] А вот Охотник - теперь уже новый. Кажется.

[nick]Bella Swan[/nick][icon]https://i.imgur.com/Hbmdym4.png[/icon][status]diem[/status][fandom]Twilight[/fandom][char]Белла Свон, 17[/char]

+3

4

[icon]http://s8.uploads.ru/khomf.jpg[/icon][status]brutal services of ancient infidels[/status]

стоит только приглядеться —
все затравленно молчат.

[indent] Он бы хотел, чтобы это была глупая (пусть и жестокая) шутка; чтобы, знаете, вдруг где-то включился прожектор, и белый столб света на долю секунды ослепил глаза, осветил сцену, из-за кулис выбежали помощники режиссёра, а оператор стать двигать камеру, прежде чем снять второй дубль. Он бы хотел оказаться на сцене третьесортного театра или стать героем независимого артхаус-кино, которому, как всегда, не хватило денег на стоящие спецэффекты (и то, и другое, ему, кстати, не очень-то нравилось); да где угодно он хотел бы быть в настоящий момент, лишь бы оказалось, что всё вокруг — неправда и бред больного шизофренией: эти посеревшие под пробивающейся сквозь тучи луной железные стены доков, мокрый асфальт, и она — Господи, пожалуйста, если ты есть, только не она!
[indent] Правда медленно, словно нехотя, пробираясь по венам (которых нет), попадает в голову, и становится в очередь информации на обработку. Сейчас Эдвард хотел бы стать человеком (собственно, как и всегда), потому что тогда до него бы дошло не так быстро, что он только что сделал.
[indent] Человеческая жизнь — навес золота во всех смыслах: во-первых, потому что её у Эдварда нет, во-вторых, потому что у Эдварда есть уникальная возможность по щелчку пальцев её прервать, и вот он уже почти что сто лет старается делать это как можно реже. Конкретно эту жизнь он жалеть бы не стал — если бы прочитал в новостных сводках о смерти хулигана в подворотне, подумал бы: «так тебе и надо, паршивый, лучше бы жизнь твоя досталась кому-нибудь другому, он бы распорядился ею мудрее» — но ведь сейчас именно он оказался вершителем судеб. Только по его воле (читай: идиотской бешеной прихоти) жизнь этого несчастного (читай: неудачника) прервалась, и на счету Эдварда теперь ещё одна жертва.

что за роль тебе по сердцу?
жертвы или палача?

[indent] А совесть, она не спит: сначала тихое, её ворчание перерастает в оглушительный визг; в мыслях всплывают душевные метания того периода, когда умерщвление рода человеческого было частью ежедневной (ладно, недельной) рутины. И вновь, некогда приглушённая вина за собственное (не)существование разгорелась с новой силой — по-хорошему, с переломанной шеей (другие варианты: простреленным сердцем, оторванной головой, вырванной селезёнкой) сейчас лучше бы было оказаться ему, потому что он больше не хочет да и просто не может брать на себя ответственность за (не)жизнь другого.
[indent] Единственным (Эдвард убеждает себя, что слабым) оправданием произошедшего может служить она, Белла, сидящая сейчас в его машине — если бы он всё-таки не свернул ублюдку шею (можно, на самом-то деле, было обойтись просто сломанным носом — ах да, тогда бы Эдвард бы размозжил ему череп), у девушки, как минимум, была бы психологическая травма («будто теперь, идиот, её у Беллы не будет»), а, как максимум... А как максимум — лучше не думать, потому что гнев суть субстанция самовозгорающаяся, самозаводящаяся, а Эдвард так и не научился держать её под контролем.
[indent] Но в забвении он проводит недолго, логичный вопрос медленно, словно ржавая пила, режет мозг: почему нельзя было просто увезти её отсюда куда-нибудь подальше, раз она, непонятно откуда взявшаяся искательница приключений на собственный зад, так тебе важна? Зачем надо было убивать, пусть и урода, но зачем нужно было это делать? Ответа на данный вопрос у Эдварда не было от слова «совсем».
[indent] Ещё от слова «совсем» у Эдварда не было желания объяснять Белле что-либо в принципе. Кто она такая вообще, чтобы он это делал? («например, единственный свидетель убийства, идиот») Свидетелем единственным она была по той причине, что напарник неудачливого хулигана ушёл (читай: убежал) уже достаточно далеко к моменту Х, чтобы что-либо слышать, и был слишком пьян, чтобы запомнить лицо убийцы или номер его машины.

нос поломанный синеет,
под глазами – фонари.

[indent] — Я сделал это руками, Белла, — такая концентрированная язвительность в голосе, наверное, была излишней, но время вспять не повернуть (а жаль), и что сделано, того не исправить. Эдвард садится в машину (ещё тёплое тело мешком лежит посередине каменного тротуара), и его начинает трясти (у людей это называется «шок»). Осматривает углы окрестных домов в поисках камер слежения — их, благо, там не оказалось — а в голове промелькнула мысль, что теперь убивать незаметно гораздо сложнее, чем тогда, в тридцатых. Конечно, сложнее, если ты, не задумываясь, делаешь это при свидетелях.
[indent] — Ты же понимаешь, что это тоже входит в разряд тех вещей, в которые никто не поверит, и о которых не надо распространяться? — в голове мелькают события двухмесячной давности, когда вместо Беллы случайно пострадал минивен Тайлера: Эдвард искорёжил дверь и, судя по всему, повредил ось, хотя на самом-то деле машина должна была получить лишь царапины (и оказаться измазанной в крови, конечно). А парень-то и не заметил, как навязался в местные (личные) супергерои.
[indent] — Сука, — слово вырывается непроизвольно: мозг слишком занят попытками выдумать, что теперь делать? К кому бежать, куда звонить, в какое место обращаться? Как рассказать обо всём Карлайлу (стоит ли?), как смотреть в глаза Элис, которая уже точно это увидела? Мыслей и неотвеченных вопросов было так много, что начинала болеть голова (у вампиров разве такое бывает?).
[indent] Смотреть на девушку Эдвард боялся — ему хватило этого страха в её глазах, он был много хуже всякого осуждения. Но ему очень, просто чертовски хотелось, чтобы она что-то сказала, и это мёртвое, убивающее молчание, прерываемое только полуистерическим монологом убийцы на полставки, превратилось во что-то большее. В конце концов, Белла Свон виновата во всём этом тотальном дерьме — так хотелось думать Эдварду, но получалось пока плохо.

кто из нас двоих сильнее
эту боль боготворит?

+4

5

и я ищу свой новый день
в обрывках фраз чужих песен

[indent] Пальцы обеих рук сжимает в кулак, следом тут же разжимает - взгляд от них не отводит; снова сжимает - разжимает - сжимает: замкнутый круг, в попытке найти спокойствие где-то внутри, пока выполняешь одно и тоже монотонное действие. Иногда помогает, но сейчас не выходит ни черта и Белла с шумом воздух из легких выдыхает, кажется весь, следом глаза закрывая. "Сейчас бы закурить, а потом сбежать." Из машины, на полном ходу. Вдруг разобьется, приземлившись головой на асфальт? Мисс Свон никогда в жизни о самоубийстве не задумывалась, да и о смерти всегда размышляла, как о чем-то далеком и не слишком реальным на данный момент времени, но... Рядом с Эдвардом ей становится страшно до такой степени, что кровь в венах застывает, а пальцы холодными становятся, словно у трупа. Белла рациональных объяснений этому не находит, ведь вроде бы Каллен вполне обычный парень, красивый, статный, богатый, но... Всегда все портит одно единственное "но" - он кажется ей странным. Не_человечески странным. И именно это девушку пугает до мысли о том, что лучше с жизнью покончить, чем столь ужасно себя ощущать в присутствии кого-то.

[indent] Она не_понимает его. Она старается не_думать о нем. Вот только этот чертов Каллен все мысли заполняет порой свои присутствием и тогда ей снова становится жутко. Может... Это ощущение опасности? "Кто знает."

[indent]- В присутствии тебя подобных вещей становится слишком много, Каллен, - наконец берет себя в руки и отвечает негромко, но твердо - в голосе лед и холод, что Белле не свойственны, но момент критичен. В голове набатом бьет лишь одно слово, по кругу, множество раз: "Убийца. Убийца. Убийца!" Она сидит в машине рядом с тем, кто хладнокровно и чересчур легко свернул человеку шею. Да, редкостному ублюдку, но все же че-ло-ве-ку. И, само собой, в это никто не поверит, потому что это не-во-з-мож-но. Кто в здравом уме прислушается к ее россказням о том, что Эдвард Каллен не особо напрягаясь свернул кому-то шею? Да Белле в лицо рассмеются и добавят нечто в духе: "а потом он оторвал ему голову?". Бред, какой же бред. Белле бы списать все произошедшее на богатое воображение, разыгравшееся из-за стресса и самой себе дать логическое объяснение, что такого быть не может, но... Это подействовало в первый раз, когда Эдвард предотвратил аварию, загородив ее от машины Тайлера собственным телом, но во второй раз подобное уже не прокатит. Слишком много странных историй на одного пугающего, во всех смыслах этого слова, подростка.

[indent]- Ты не отвертишься на этот раз, Эдвард. Я закрыла глаза на случившееся в прошлый раз, но сейчас - не выйдет, - Белла злится, вполне оправданно. Белла боится, потому что страх рождается из неведения, ведь все случившееся окутано завесой тайны, которую этот парень раскрыть не позволяет. Белла не верит в мистику, но в душевные заболевания и сдвигаемые пределы человеческих возможностей - вполне. Сколько есть случаев, когда мать защищает свое дитя, используя при этом те ресурсы своего тела и сознания, которые прежде никогда не задействовала? Сколько есть психов, совершенно не развитых физически, но способных использовать имеющуюся мышечную силу так, что позавидует даже тяжелоатлет? Может, все это байки и просто легенды, но других объяснений у девушки нет, от чего, становится только хуже и, кажется, даже дыхание сбивается вновь, словно продолжает бежать марафон, где-то в доках, как делала это буквально пять минут назад.

[indent] Это страх. Где-то на грани с истерикой.

давай быстрей, приходи и убей
меня без ножа, одним взглядом

[indent] - Останови машину. Немедленно, останови машину! - срывается едва ли не на крик, а когда Эдвард все же ударяет по тормозам, выскакивает из автомобиля в мгновение ока при первой возможности и отбегает, на несколько шагов в сторону, не потрудившись закрыть за собой дверь, хватаясь за голову и прикрывая глаза. Дыхание постепенно восстанавливается, едва различимое спокойствие возвращается и вот девушка уже тянется за сигаретами, трясущимися руками вынимая смятую пачку из сумки и несколько раз щелкая дешевой, старой зажигалкой, в попытке выбить из нее пламя.

[indent] - Я не знаю, кто ты такой, - еще пара щелчков, прежде чем удается прикурить и сделать первую затяжку, выдыхая дым в сторону. Собирается с мыслями, оглядывается по сторонам и, убедившись в отсутствии посторонних на ночной улице, продолжает говорить, сбивчиво и не слишком громко, но следя за тем, чтобы Эдвард точно расслышал каждое произнесенное Беллой слово, - Я не знаю, кто ты такой... Да и во всякую сверхъестественную хрень вроде супергероев я не_верю. Вот только с тобой все не так просто, Каллен. И я требую объяснений. Без них я с тобой дальше никуда не поеду. Тебе все ясно?

[indent] Белла не думает, что этот чертов Каллен прямо сейчас начнет объясняться, возможно выдумывая какие-то абсолютно нелепые вещи, в которые невозможно поверить в здравом уме, но Белла заранее знает точно, что в машину к этому парню она больше не сядет, по крайней мере, пока не узнает всей правды. Пойдет пешком, вызовет такси, в конце концов - позвонит Чарли и попросит ее забрать отсюда. Неважно.

[indent] Важно лишь то, что эта череда странностей должна прекратиться прямо здесь и сейчас. Все просто.

[indent] И одновременно - чрезвычайно сложно. "Сука."

+3

6

[indent] Когда Эдвард был маленький (i. e. жил человеческой жизнью), его старшие товарищи то и дело говорили, что с женщинами бывает иногда очень трудно: в решающие моменты они нежданно собираются закатывать истерики, тогда, когда следовало бы промолчать, говорят слишком много, требуют всякого, на что совсем не имеют права. У Эдварда случая проверить расхожие домыслы в полной мере пока что не было (если, конечно, не считать Розали, но ему всё же хотелось верить, что дело не во всей женской половине человечества, а только в ней единственной); и вот теперь-то, в самый неудобный, неуместный час из всех возможных женская истерия проявила себя во всеоружии — с заламыванием рук, глазами, полными слёз, и глупыми, непонятными обвинениями. Если бы Эдвард был человеком, он, наверное, понял бы, насколько всё это было уместно, но он же нечеловек, а память о прошлом ему напрочь отшибло.
[indent] — Белла, не беси меня, Бога ради, — говорит, сцепив зубы и резко выворачивая руль на очередную пустующую улицу Порт-Анджелеса. Эдвард уже и запутался, что его, к слову, бесит больше: он сам со своими ублюдскими выходками или Белла, которая не может хотя бы пару минут не задавать тех вопросов, на которые ответа у Эдварда нет, — дай мне успокоиться, и — я обещаю — я всё объясню, — последняя оставшаяся в живых клетка его мозга (остальные сгорели в тщетных попытках утихомирить теперь уже его собственную бешеную, но немую истерику) всё-таки настойчиво указывает на необходимость хотя бы как-то обозначить Белле цели, мотивы и ход только что минувших событий.
[indent] Эдвард бы очень хотел сейчас знать, о чём думает девушка; так было бы гораздо проще придумать хотя бы хоть сколько-нибудь удобоваримое объяснение любой той мелочи из всего каскада событий, о которой она осмелится поинтересоваться. Так, будь у него, на худой конец, минимальных доступ к её размышлениям, Эдвард узнал бы, во что — чисто теоретически — Белла могла бы поверить. Но вместо привычных отрывков душевных метаний и внутренних споров, которые, согласно практике, отхватывают разум всех обычных людей в экстренных и чрезвычайных ситуациях, Эдвард слышит ужасающую, будто мёртвую, тишину — будто кто-то на другом конце линии, не желая разговора, бросил трубку и добавил тебя в чёрный список. Белла, вестимо, человек необычный, но заниматься поиском на то причин у Эдварда не было сейчас ни сил не желания.
[indent] В конце концов, когда Белла требует выпустить её из машины, Эдвард уступает просьбе: останавливает Volvo на обочине шоссе у въезда в город; как накрути и чего не делай, должно быть, любое другое его действие только испугает её ещё больше. Он задерживается внутри салона, смотря сквозь стекло на попытки её зажечь сигарету, но слышит её так же прекрасно, как если бы стоял снаружи.
[indent] — Слушай, Белла, давай мы поедем домой, твой отец, должно быть, волнуется, — в попытке потянуть время, Эдвард озвучивает не самый лучший аргумент, ведь говорит он с дочерью местного шерифа: ей же даже в участок идти не придётся, чтобы доложить о случившемся, а заодно сдать его самого с потрохами, ну и всё семейство Калленов в придачу. Эдвард ухмыляется мысли о том, какой водоворот сплетен могло бы запустить хотя бы одно неуместное её слово: из образцово-показательной семьи, репутацию которой всеми силами поддерживают Карлайл и Эсме, они бы единомоментно превратились в виновников всех несчастий и трагедий округа.
[indent] Когда на него обрушивается очередной шквал обвинений, они — неожиданно — действуют больнее и более метко, нежели обычно — задевают Эдварда за живое: — Я тоже не знаю, кто я такой, — шепчет едва слышно, всё ещё сидя в машине, уверенный, что она его не услышит. Но проблема же не решится, если они попросту разойдутся по углам, верно?
[indent] — Что ты хочешь узнать? Говори по порядку. Давай сделаем так: ты поделишься своими предположениями, а я постараюсь сказать, которое из них ближе всего к правде, — говорит, выйдя из машины и встав у девушки за спиной. Подобная тактика кажется наиболее безопасной — так будет время подумать и проверить, готова ли психика девушки к настоящей правде и есть ли необходимость делиться ею с Беллой в принципе, — Хорошо, мы никуда не поедем, только давай постараемся без истерик, — Эдвард не уверен, к кому слова эти относятся больше: к девушке, непреднамеренно ставшей свидетельницей убийства, или ему самому.

+5

7

[indent] Белла дышит часто и глубоко, сигарету вновь к губам подносить не спешит - лишь сжимает ее все крепче в дрожащих не то от страха, не от промозглого холода, пальцах. Девушке нестерпимо хочется оказаться там, где тепло и спокойно, где не придется вздрагивать от каждого шороха, где нет необходимости думать о том, что с головой больше не дружит, в попытке доказать самой себе, что Эдвард Каллен  н о р м а л ь н ы й  парень, а все остальное - игра лишь ее больного воображения. В первый раз она поверила в то, что он стоял рядом. В то, что он просто ее оттолкнул, при этом не прикасаясь к стремительно летящей в нее машине. Белла тогда, в больнице, во время разговора, без труда уловила некую озлобленность в его словах и действиях, но все же заставила себя поверить в то, что Эдвард не верблюд, но теперь...

[indent] Два раза молния в одно место не бьет. Здесь все совсем не чисто.

[indent] - У отца сегодня дежурство, он пока понятия не имеет, что меня нет дома, поэтому стоять здесь могу сколько угодно, - запоздало реагирует на слова о Чарли, но все же отвечает, чтобы окончательно дать понять Эдварду - настроена на разговор она серьезно. Может, в ином случае, Белла послушалась Каллена и вернулась в машину, чтобы как можно скорее оказаться дома, но сегодня ей, в какой-то мере, повезло. Куда спешить, если у тебя буквально вся ночь впереди? Да, после пережитого, ей бы хотелось поскорее запереть все двери в доме и не высовываться на улицу до утра, а лучше до следующего вечера, но Белла понимает, что сейчас ее никто не тронет - по крайней мере, пока Эдвард также находится здесь, посреди улицы, в не самом благополучном районе соседнего с Форксом города. Не даст же он меня в обиду, после того, как один раз уже спас за сегодня? То-то же.

[indent] Когда Эдвард все же сдается и выходит из машины, ради разговора, Белла внутренне ликует, но длится ее радость недолго - ровно до того момента, пока парень не встает прямо у нее за спиной, из-за чего становится откровенно не по себе, но... "Вряд ли он планирует свернуть мне шею, как тому мудаку. Спокойно, Белла, просто сохраняй спокойствие." Сглатывает шумно, делает затяжку последнюю, сигарету почти истлевшую добивая до фильтра и выдохнув, хочет обернуться, но что-то ее останавливает - не зря ведь он решил встать именно за спиной? Значит, стоит пока играть по его правилам. "Но только пока."

[indent] - Без истерик, окей, согласна, - Белла, прикрыв глаза, согласно кивает на озвученную просьбу и с минуту молчит, собираясь с мыслями и формируя в голове вопросы, которые действительно хочет озвучить. Девушка до последнего была уверена, что точно знает, что именно хочет узнать, но прямо сейчас, когда ей позволяют выдвинуть предположения и даже соглашаются с ней поговорить, впадает в некий ступор, вероятно, потому что Свон действительно не ожидала, что до подобного исхода они с Калленом все же дойдут. Осталось только в очередной раз собраться с мыслями, как бы сейчас не было тяжело это сделать.

[indent]- Я просто хочу знать, кто ты такой, Эдвард. И что тобой движет... Нет, серьезно, ты мне сегодня жизнь спас, а когда мы первый раз встретились, ты от меня отшатнулся, словно я прокаженная. Это не-нормально и очень странно. Ты чересчур сильный, но по тебе этого не скажешь. Это... - Белла запинается, переводит дыхание и в какой-то момент даже хочет обернуться, чтобы взглянуть парню в глаза, но порыв сдерживает и продолжает стоять прямо, глядя перед собой в одну точку, - Это не-человеческая сила, понимаешь? О чем я могу после этого подумать? Либо, что ты псих, либо, что ты какая-нибудь мистическая хрень, что прикидывается человеком. Есть еще вариант, что с ума сошла здесь я и ты просто мне подыгрываешь, чтобы потом сдать меня отцу и заявить ему, что ваша дочь сбрендила, но... Я видела то, что видела, Эдвард. И я не думаю, что мне все это привиделось.

[indent] Вдох. Выдох. Еще один вдох, глубокий, шумный. Белла тянется за сигаретами, но в последний момент передумывает, резко отдергивая руку от сумки, висящей на уровне левого бедра. Девушка не слишком рада тому, что не видит лица Каллена, но продолжает следовать правилам его игры и положения не меняет. Захочет свернуть ей шею, просто схватив ледяными руками ее со спины - пускай. Все равно выйдет, что глупость эту совершила сама и если бы хотела, то обернулась гораздо раньше.

[indent] Но нет, смотри, я слушаюсь тебя. На удивление. Пусть и дрожу от страха, пусть еле держусь на ногах.

[indent] Белла вновь веки прикрывает, голову приподнимая и плечи чуть опуская, словно намеренно шею для удара открывая. Глупо, но пусть. Терять ей особо нечего, она ведь и без того ему жизнью обязана. "Дважды."

+3

8

[indent] ты рассказывал столько сказок, [indent] [indent] Парадокс сложившейся ситуации в том, что оба героя этой дешёвой драмы случайно ли, специально, но смирились с необходимостью разговора: знаете, нормального, человеческого разговора (когда говорят ртом, а не читают мысли / бьют морду / скалятся / плачут / бьются в конвульсиях), когда слова складываются в предложения (не оскорбительные), а испепеляющий взгляд не служит ответом на очередной вопрос. Эдварду это не нравится: ещё никогда в своей жизни (иронично) никто не заставлял его (даже обстоятельства) объяснять какое-либо своё движение/действие. А тут стоит она, ч е л о в е ч и ш к а, бесконечно бесящая непонятно откуда взявшейся храбростью (наверное, всё же, та идёт от незнания).
[indent] Зато Эдварду нравится стоять к Белле так близко: от неё просто замечательно пахнет, а со спины открывается бесподобный вид. Стоит только протянуть руку — и ощутишь, как течёт кровь по сонной артерии, почувствуешь, как бьётся сердечко, так отчаянно быстро, несмотря на всю браваду, в которую себя облачила Свон. Исключительно животный инстинкт, превалирующий в желании Эдварда быть рядом с Беллой и защищать её от опасностей, на некоторое время слепит разум, а вместе с ним уходят на второй план страх и гнев, попеременно выигрывающие первенство в своём импровизированном турнире по руководству над эмоциональными порывами.
[indent] даже лучше шахеризады, [indent] [indent] Ветер едва заметно теребит непослушные пряди её волос, порывы, доходящие до лица Эдварда, полны её аромата; Эдвард закрывает глаза и вдыхает полной грудью — её запах меняет вектор размышлений, что, в ближайшей перспективе, снизит градус накала страстей, а в дальнейшей — поставит ещё одну жизнь этим вечером под угрозу.
[indent] — Жаль, что ты не расцениваешь как вариант собственное безумие, поверь, так всем было бы проще, — неудачно шутит в очередной попытке отдалить резкий, неприятный финал; недолгое молчание, — то есть, о положительном контексте в отношении меня ты даже не думаешь, правильно я понимаю? — на лице ухмылка; это, вообще-то, задевает гордыню начинающего спасителя глупых девчонок, с детства отрешённых от даров Фортуны, — вот это «хотя по тебе не скажешь», кстати, даже обидно, — впрочем, подобный расклад сам собой ликвидирует первостепенную проблему — Белле не нужно нормальное, логическое, обусловленное законами природы (знакомой ей, конечно же) объяснение, поэтому, должно быть, есть смысл сказать всю правду или хотя бы её часть.
[indent] прекращались на время спазмы, [indent] [indent] А резона скрывать что-то ведь не было абсолютно: она же всё видела, и не раз — тогда, на школьной стоянке, и сейчас, на одной из одинаковых улиц Порт-Анджелеса, она видела его непомерную силу, скорость; как-то раз она нечаянно прикоснулась к его руке — и в ту же секунду отпрянула, поражённая холодом пальцев. Эдвард не знал, насколько отсутствие каких-либо человеческих черт в его рационе бросалось в глаза окружающим, он так же не знал, способна ли Белла сопоставить простые факты и догадаться сама, в чём подвох. Это, конечно, зависит от её осведомлённости и вообще готовности к новому — наличии здравой доли научного интереса в отношении к жизни; впрочем, Эдвард слышал, что шериф Свон плотно общается с одним из вождей Квиллетов, кажется, Билли Блэком: должно быть, хотя бы какие-то легенды ей известны, а потому хотя бы некоторые слова покажутся ей знакомыми.
[indent] словно выпустили из ада, [indent] [indent] — Ты правда хочешь, чтобы я сказал правду? Учти, она тебе совсем не понравится, — ещё секунду назад готовый выпалить речитативом срывающиеся с языка слова, сейчас он медлит: незваная волна страха накрывает его с головой. Что она сделает, когда услышит? Побежит? Закричит? Расплачется? Засмеётся? Хуже всего было бы, если бы она промолчала: подобное неприятие фактов ранило бы Эдварда серьёзно — он же открыл перед ней все карты, стоит, будто обезоружен, и Белла будет вольна распоряжаться теперь как этим знанием, так и им самим, по собственной воле. Более того, ещё одно слово со стороны Эдварда — и жизни этой безумно невезучей девчонки будет угрожать потрясающая опасность, которая прежде ей и не снилась; ещё одно слово — и на ней тоже будет лежать ответственность за каждое сказанное слово, за каждый совершённый поступок всей его семьи, а Эдвард так легко, будто бы и не думая вовсе, распоряжается спокойствием, безопасностью самых близких ему людей.
[indent] — Мистическая хрень?.. Так ты сказала? Как метко ты всё же подметила, — неуместный смешок, — в общем, к... обычным людям я действительно имею мало отношения.

Отредактировано Edward Cullen (2019-10-15 23:47:41)

+4

9

Тише дыши,
Никто не услышит...

[indent] В детстве Белла любила сказки. Рассматривать картинки яркие, цветные; воображать себя очередной принцессой, попавшей в беду, но встретившую принца не менее сказочного, а в каждой тени, в детской, по вечерам видела существ различных, что пришли защитить ее сон от недоброжелателей, таких же воображаемых. У Свон воображение всегда было богатым, наверное, поэтому она и начала рисовать, пусть и без претензии на профессионализм и признание.
[indent] Будучи подростком, Белла привязалась к фантастике, по сути - все тем же сказкам, только более взрослым, но притягивали они ничуть не меньше: будоражили сознание, заставляли глубже уходить в тему, читать о различных существах, в которых верили прежде, а многие не сомневаются в их существовании и по сей день. Возможно, им просто интереснее вести жизнь в таком ключе, так почему нет?
[indent] Сама Свон, хоть в детстве и окружала себя миром фантазий, на данный момент не верит ни в кого. Феи, гномы, эльфы, леприконы... Нежить, призраки, оборотни, вампиры... Все это осталось где-то далеко позади и кажется, что до сегодняшнего дня, никто не мог ее переубедить касательно того, что среди людей скрываются и другие существа, которых в толпе различить практически невозможно. Они выглядят как люди, так же общаются, соблюдают нормы поведения - ничего примечательного.
[indent] Разве что выглядеть могут чуть иначе, но... Люди ведь тоже бывают разные, верно?

Ты боишься меня, боишься себя
Боишься той свободы, которая мне дана

[indent] - Может тебе и было бы проще, а я не хочу внезапно оказаться больной на голову, столько лет прожив в здравом уме, - пропускает остальные замечания мимо ушей и даже не обращает внимания на то, что ему могло стать обидно - Белла говорила правду и то, что у нее на уме, поэтому забирать слова обратно не собирается, да и прощения за них просить - тоже. Тем более, что разговор их сейчас направлен на раскрытие всех карт и подбирать слова, кажется, было бы неуместно.
[indent] - Да, мне нужна только правда. Плевать, если она не придется мне по душе, уже поздно сдавать назад, не думаешь? - Белла не выдерживает и наконец оборачивается, бесцеремонно нарушая правила его игры. Глаза в глаза, снизу вверх, напрямую, ведь все равно здесь довольно темно и от того, не слишком неловко, потому что стоят слишком близко друг к другу. Девушке хотя бы на полшага назад отступить, приличия ради, но этого не делает принципиально - наверное, надеется по глазам различить ложь, если Эдвард лукавить все же начнет. "А он наверняка начнет, сомнений почти не возникает."

[indent] Каллен наконец начинает говорить, подходя к сути издалека, но подтверждая одну из приведенных ранее догадок - к обычным людям он не относится. Белла с легким прищуром, чуть склонив голову набок, продолжает в глаза парня пристально вглядываться, в свете уличных фонарей различая лишь тьму непроглядную и ничего более. В их первую встречу его глаза были темными, почти черными, словно небо ночное, на котором и звезд не видно. В следующий раз цвет их был карим, светлым, весьма необычным - словно надел линзы цвета янтарного, что на свету готов переливаться беспрерывно, из-за чего взгляд отвести не представится возможным... До следующего наступления темноты. Сейчас цвет его глаз представляет нечто среднее между перечисленными прежде вариантами, что весьма необычно, но уже не кажется странным - это всего лишь некая необычность, связанная только лишь с ним одним. Во всяком случае, до настоящего времени, Белла никогда не сталкивалась ни с чем и ни с кем подобным.
[indent] Девушка в памяти вылавливает и иные факты, на которых не делала акцент ранее, но теперь воспоминания приходят одно за одним, складываясь в единую картину, которая привлекательной не кажется, да и в принципе - изображение на ней весьма бредовое, но полет фантазии уже не остановить и теперь, Белла просто вслух начинает перечислять все то, что замечала прежде, не забывая при этом пристально наблюдать за эмоциями Эдварда - на всякий случай.
[indent] - Ты согласился с мистическим вариантом, верно? - вопрос риторический и ответа она не ждет, потому продолжает сразу, не давая вставить парню ни единого слова, - У тебя - нечеловеческая сила. Кажется, что ты и передвигаешься довольно быстро, иначе как ты успел загородить меня от машины Тайлера... Да, я продолжаю настаивать, что ты находился далеко от меня. Еще... Ты холодный, даже ледяной... - для подтверждения последних слов, медленно поднимает руку и без какого-либо стеснения, но очень аккуратно, кончиками пальцев касается правой щеки Эдварда, холодной, словно могильная плита, - Ты словно труп, уж прости за подобное сравнение. Знаешь, после всех этих размышлений, вариантов твоего происхождения у меня не слишком много, - руку резко от лица его одергивает, но назад не отшатывается - ощущает себя так, словно к месту ее гвоздями прибили, из-за чего сдвинуться не может, - Вот только вампиров не существует, Эдвард, а шутка что-то слишком затянулась. Хотя нет, мне все еще интересно, как ты сумел так сильно охладить кожу. Да, я скептик, прости.
[indent]Белла сомнениям подвержена как никогда и, кажется, поверить в свою догадку уже готова, в противовес словам произнесенным только что, но ведь она столько лет сама себе доказывала, что ничего подобного не существует и, если все это окажется не_шуткой, то пересмотреть придется слишком многие вещи, да и взгляды на мир изменить. Нет, я к этому не готова. Жаль только, что реальности глубоко плевать, на ее подготовленность. Также, как и Эдварду. Кажется. Но не зря ведь он согласился на этот разговор? То-то же.

У тебя чернеют глаза и это такая тьма,
Что тишина режет уши, да
Я пожалуй боюсь тебя...

Отредактировано Bella Swan (2019-10-16 01:16:23)

+3

10

я искал,[indent] Эдвард всегда был скептиком, но но сам никогда не становился предметом подобного отношения: как-то так повелось, что все самые близкие ему (не)люди совершенно случайно оказались вампирами, а потому доказывать им что-либо относительно своего естества, своей природы ему и не приходилось. Более того, уровень доверия в семействе Калленов был максимальный, а больше ни с кем связей до последнего времени Эдвард не имел, а потому ровно никакого опыта в откровенности с людьми малознакомыми у него не было. Белла же - спасибо её потрясающему невезению, абсолютному безразличию со стороны удачи и волшебной способности ввязываться в передряги без особой на то необходимости - внезапно стала претендовать не просто на внимание со стороны Эдварда, но на честность и искренность. С этой мыслью он, как видно, смирился достаточно быстро: а что ещё, собственно, делать, когда вместо способности ко внушению или управлению чужим разумом тебе вдруг досталось что-то совершенно нефункционирующее, неприменимое к данной ситуации и попросту бесполезное - чтение мыслей. Эпизодов, в которых Эдвард повёл себя абсолютно неправильно - Розали уж дала ему это понять и, должно быть, сейчас вновь находится в состоянии слепого и безжалостного гнева, - было слишком много, чтобы пытаться девушку одурачить, а она, к своему несчастью, оказалась достаточно умной и жадной до правды, чтобы оставить секреты собственных волшебных спасений без какого-либо объяснения.
не нашёл,[indent] Эдвард был готов ко всему со стороны Беллы: к молчанию, злости, страху, удивлению, куче вопросов, в конце концов, к попытке побега (ведь с полным списком функций и опций идеальной машины для убийств девушка ознакомлена ещё не была, а потому не знала, что такая попытка непременно закончилась бы стремительной неудачей). Но он никак не ожидал, что она не поверит, хотя это была первая и единственно правильная реакция здорового человека (не обременённого шизофренией или верой в приведений, например) на подобные опусы.
[indent] - Показать тебе, как я охладил кожу? - говорит едко, сузив глаза, наклонив голову; спустя пять минут недолгой передышки злоба вновь заполняет его без остатка - он же открылся ей, а если точнее, доверил, самый важный секрет в своей жизни (иронично), поставил жизнь свою и своей семьи под удар, а она, видите ли, не верит! Впрочем, если девица решила строить из себя умницу, долго это продолжаться не будет.
ни тебя, ни себя,[indent] Эдвард оглядывается по сторонам, проверяет, нет ли неподалёку случайного свидетеля (второе убийство за одни сутки - слово до сих пор не укладывается у него в голове - не переживёт ни его собственная совесть, ни нервы Эсме) и резко бросается вперёд, хватает девушку за руку и с лёгкостью, что логично, тянет её за собой, без особых усилий, но под крики сопротивления, запихивает её в машину и давит по газам. Теперь он не следит за резкостью движений и жестов - она же не верит, так пусть поверит и хотя бы раз в своей жизни испугается, - не следит за тем, чтобы выглядеть по-человечески.
[indent] Volvo быстро движется по шоссе, обгоняя фуры и редкие легковые автомобили; исполняя не совсем законные манёвры на дороге, Эдвард, кажется, не уделяет особого внимания тому, что творится за лобовым стеклом, а то и дело поглядывает на девушку, ожидая хотя бы какой-нибудь реакции с её стороны. И всё-таки в машине они проводят недолго: Эдвард берёт первый попавшийся поворот, ведущий куда-то в лес (мысли подсказывают, что там всё равно никого нет - он ничего не слышит), ведь именно в таком окружённом безмолвием месте можно устроить наглядную демонстрацию собственных способностей.
[indent] Не выключая фар, чтобы Белле было хорошо видно, он в одну секунду оказывается снаружи, останавливается перед машиной и ослепительно улыбается, а потом моментально исчезает - так должно показаться Белле, глаза которой не приспособлены к его бездушной скорости. Вновь в поле её зрения он появляется спустя мгновение, но в одной руке он держит... целое дерево, которое без особых усилий разламывает напополам.
[indent] Завершив показательные манёвры, он с той же неуловимой быстротой отказывается в машине и выплёвывает Белле в лицо:
[indent] - Ну что, нравится?
не нашёл ничего, если честно.

Отредактировано Edward Cullen (2019-10-28 19:33:52)

+4

11

надвигается шторм

[indent] У Беллы реакция странная, необычная - понимает сама прекрасно, но поделать с этим ничего не может - все сложилось так, как уже сложилось. Злость Эдварда замечает сразу - видна невооруженным глазом, стелется словно пелена цвета алого, опутывая все вокруг, в том числе и девушку, что стоит слишком близко к... вампиру. Нет, все это действительно похоже на злую шутку, затянувшийся розыгрыш, который подстроили одноклассники. Подговорили Каллена, подкупили тех ублюдков, чтобы сыграли как можно натуральнее, а после один из них повалился якобы трупом на холодный асфальт... Вот только с каждым мгновением наедине с Эдвардом, выстроенная теория рассыпается, рискуя обрушится окончательно и обломки все свалить прямо на голову Беллы, чтобы осознание  п р а в д ы  тяжелым грузом сверху рухнуло, боль причиняя нечеловеческую. "Кажется, я все же действительно схожу с ума, безуспешно пытаясь доказать обратное."
[indent] — Показать тебе, как я охладил кожу? - Белла на поставленный вопрос ответить попросту не успевает, а когда Эдвард хватает ее за запястье хваткой ледяной и вовсе дар речи теряет, на мгновение, прежде чем попытаться вырваться и закричать, что есть мочи, вот только Каллен действительно силен и в машину заталкивает девушку с поразительной легкостью, словно веса в ней не больше, чем в пушинке. Подобное осознание в ступор некий вводит, потому и не пытается выскочить из машины прежде, чем Эдвард сядет за руль и заведет мотор, хотя шанс на побег у нее и был. А может... Мне просто стало интересно, чем все это закончится?

предчувствие в сердце

[indent] Белла спешит пристегнуться где-то на интуитивном уровне, словно заранее знает о том, что Эдвард будет гнать по трассе словно сумасшедший - "а он разве не такой?" - и практически вжимается в сидение автомобиля, попеременно переводя взгляд с дороги на водителя и обратно. Белла боится, но не столь сильно, как прежде. Кажется, ей все же любопытно, к тому же, в движениях парня все же замечает нечто нечеловеческое  с н о в а  и это видение ломает абсолютно все убеждения, заставляя поверить собственным глазам и в то, что все это правда. Странная, нелогичная, пугающая, но все же правда.

[indent] Эдвард Каллен - вампир. Он еще ни черта ей не доказал, хотя явно собирается это сделать, но Белла готова поверить и без того, лишь бы он перестал гнать с такой скоростью, начал следить за дорогой, а не за ней, и просто отвез ее домой, если это в принципе еще возможно. Что он собирается сделать? Убить ее? "Так вперед, Эдвард, зачем тянуть время, устраивать уличные гонки и страдать херней? Господи, какой же бред." Вот только поворот на лесную, узкую дорогу, все же заставляет испугаться настолько, что по телу просто толпами начинают бежать мурашки, в огромных количествах, а в горле застывает ком, не позволяющий нормально дышать и говорить. "Блядство."

неизбежность хуже чем гром

[indent] Удар по тормозам, хлопок двери, Эдвард в ярком свете - похоже на театр одного актера в весьма умелом исполнении, где она - единственный зритель, который обязан оценить искусство в лучшем свете, ведь за иной расклад ожидать будет только лишь смерть. Догадка такая себе, но Белла действительно готова согласиться с чем угодно, лишь бы одноклассник все же отпустил ее, не причинив никакого вреда, а после исчез из ее жизни навсегда или до ближайшего урока биологии, где они просто будут работать вместе, а после разойдутся. Потерпеть его раз в неделю? Не сложно. Только пусть сейчас все закончится быстро.

[indent] За происходящим следит взглядом почти невидящим, не замечает вещей многих и когда Эдвард неожиданно оказывается с ней лицом к лицу, вздрагивает ощутимо, словно от порыва ветра ледяного. В ответ на вопрос слов не находит и лишь отрицательно качает головой, после чего отстегивается и неспешно покидает машину, чтобы на негнущихся ногах дойти до лежащего на земле сломанного дерева и убедиться в том, что оно настоящее, а не сделано из пенопласта, в качестве продолжения все того же розыгрыша, в существование которого верить перестала почти окончательно и... Да, дерево действительно оказывается настоящим, а значит - Эдвард Каллен действительно не_человек. Иного объяснения, разумного, Белла найти уже не в силах.

но что может быть хуже смерти

[indent] - Быть такого не может, - шепотом, за голову хватаясь и разворачиваясь к машине, чтобы сквозь стекло лицо парня увидеть. Что теперь? Вариантов не столь много, так может, лучше спросить напрямую?
[indent] - Теперь меня убьешь, да? Здесь даже свидетелей нет, весьма удачно, - голос повышает, чтобы он точно мог ее расслышать и на шаг назад отступает, по сторонам оглядываясь. Какие шансы у нее на побег? Пожалуй, что нулевые. Тогда, стоит попытаться умереть с гордо поднятой головой, а не моля о пощаде, которой все равно не заслужит. "Скорее всего."

Отредактировано Bella Swan (2019-10-19 14:37:24)

+2

12

[icon]http://s8.uploads.ru/khomf.jpg[/icon][status]brutal services of ancient infidels[/status]

я пытался сбежать, возвести себе крепость, обнести себя рвом и закрыться навек,

[indent] Эдвард никогда и не знал, что такое возможно, но в эту секунду был полностью, неоспоримо уверен, что он страдает от какой-то нечеловеческой (вампирской - если бы не ужасный контекст, Эдвард посмеялся бы над собственной шуткой) формы раздвоения личности, никогда доселе не проявлявшейся, но теперь показавшей себя во всей своей ужасающей красе: тот, кто прежде прятался под покровом из непроницаемого безразличия, пуленепробиваемого самоконтроля, небывалой по силе решимости быть чем-то большим, чем-то лучшим, чем Эдвард был на самом деле, - под всем этим прятался не просто монстр и даже не животное, а непонятное, сошедшее с ума бесконтрольное существо, принадлежность которого к какому-либо из известных Эдварду миров всё ещё оставалась открытым вопросом; существо, которое совершенно не ведает, что творит, забывает думать о последствиях, которое руководствуется даже не инстинктами, что ещё можно было бы простить, но эмоциями, при том самыми нелепыми, самыми человеческими - обида, злость, ненависть.
[indent] Вспышками, резкими всполохами света, но никогда не ослепляющими до той степени, чтобы к сознанию вернулась ясность мысли, в голове Каллена появляются резонные вопросы: «что ты делаешь?», «зачем ты её пугаешь?», «что и кому ты пытаешься доказать?». Мозг - при всём располагаемом арсенале возможностей лучшего, опаснейшего из хищников планеты - на эти вопросы отвечает с перебоями, совершенно избирательно, игнорируя то, что видится раздражающим фактором. Внезапно центром сосредоточения всех чувств Эдварда становится эта беззащитная девушка, стоящая в промозглой лесной темноте, но трясущаяся совсем не от холода, а скорее от ужаса, в который Каллен умудрился за недолгие полчаса её ввергнуть. Такой всеобъемлющий (и такой естественный) страх в её глазах возвращает его из потустороннего мира, где у каждого выбора нет своих последствий, где не нужно быть в ответе за любое движение, за любой свой шаг. Где можно делать то, что попросту хочется, а в данной конкретной ситуации - быть искренним, честным. А ещё не видеть трепещущий ужас на её лице.

в мире столько легенд об уродливых монстрах, но меня каждый раз убивал человек.

[indent] На смену его безответственной, падкой на слабости версии приходит разумная - а потому постоянно сожалеющая, раскаивающаяся, но способная хотя бы как-то отвечать за собственные поступки часть Эдварда. Он вновь выходит из машины, смотрит на Беллу пристально, изучающе, стараясь всем своим видом показать отсутствие напряжения в своих движениях, сбавляя остроту накалившейся почти что добела атмосферы вокруг них, словно давая ей время осознать, что ничего страшного случиться не должно. Руки его больше не сжимаются в кулаки, на лице не застыла маска гнева или жестокого возмездия. Он вздыхает, как будто вся эта иррациональная неправильная в свой сказочности ситуация могла его утомить. Нет, усталости, он не чувствовал - попросту не мог, - зато теперь всё его естество захватило снедающее, будто давящее, буквально сжимающее сердце (если бы оно было) сожаление. Сожаление за всё сказанное и сделанное: за то, что не совладал с эмоциями, впервые за столько лет не сумев воспользоваться вышколенной, выдрессированной выдержкой, за то, что открыл ей тайну, которой не имел права делиться, которую она, должно быть, не заслужила знать. Но больше всего невыносимое сожаление (если бы это было возможно, в горле стоял бы ком) мучало его по той причине, что она ему не поверила. Вернее не так - она ему не доверилась. Разве мало было доказательств тому, что он заслужил веру? Разве - как бы то ни казалось на первый взгляд - делал ли он что-то плохое ей? Ради Беллы - да, ради Беллы, выходит, что уже и не раз, ради Беллы, похоже, Эдвард может свернуть голову незнакомцу (это не шутка), но зато за всё те недолгие часы, которые они провели вместе за последние месяцы, с её головы не упал ни один волосок. Ни стоит и упоминать, каких сил и стараний это в принципе Эдварду стоило.
[indent] - Не иронизируй, пожалуйста, Белла, - вздыхает, пропуская руку через бронзовые волосы, - убивать тебя никто не собирается. Я думаю, ты видела всё, что хотела. Теперь нужно отвезти тебя домой.
[indent] Эдвард ждёт, пока она вновь заберётся в машину - время течёт медленно, а он и не старается считать секунды, ведь торопиться им некуда, и Белла может собираться с мыслями (и храбростью) сколько угодно. Когда злоба окончательно отпускает, на своё место руководителя всех теперешних желаний и целей неспешно возвращается болезненная и абсолютно неправильная зависимость от её присутствия: не только физическая, теперь, вестимо, и эмоциональная тоже. Её сомнение глубоко его оскорбило и, похоже, отныне первостепенной его задачей окажется изменение образа её мыслей. Конечно, в том, чтобы пытаться убедить её в положительной коннотации как собственного образа, так и всего происходящего, не было смысла изначально, но Эдвард уж постарается сделать так, чтобы она - хотя бы - его поняла, увидела что-то... положительное в его поступках.
[indent] Как никак, они теперь были связаны - по воле судьбы, с халатного попущения Эдварда - общей тайной, от которой зависели жизни намного большего количества героев, чем те, кто присутствовал сейчас на лесной поляне. Белле только предстоит узнать, что одну смертельную опасность она в этот промозглый вечер сменила на другую, более страшную и опасную. Эдвард усмехается этой мысли, что выводит его из ступора.

а смешнее всего… то, что жизнь продолжалась, и швыряла, как щепку, и била о брег,

[indent] - Я понимаю, что от моих слов вряд ли что-то изменится, но, честно, я не причиню тебе вреда, - в голове звучит предательское «ты постараешься», пока Эдвард вновь выруливает на ночное шоссе, - Белла, по крайней мере, здесь и сейчас, тебе бояться точно нечего, - говорит он и с шумом вдыхает заполнивший салон автомобиля её запах: такой сладкий, манящий, практически сводящий с ума, а потому - конечно же - ставящий её жизнь в зависимость от самоконтроля того, кто всего лишь полчаса назад с успехом продемонстрировал, как легко может его потерять.
[indent] Действительно, чего же здесь можно бояться?

чтобы после, очнувшись, я вдруг обнаружил, что спасал меня… ангел? да нет, человек.

Отредактировано Edward Cullen (2019-10-28 21:11:43)

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Infra-Red