POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Голоса на ветру


Голоса на ветру

Сообщений 31 страница 60 из 77

31

Следовало отдать должное юным даочжанам, – они были настороже ещё до того, как к дверям приблизились шаркающие шаги, и каждый уже держал наготове заклинание, когда поднятый мертвец заколошматил в дверь. Тонкие рейки могли бы не выдержать уже и первого удара, но труп сдерживали не они и не хрупкие листы рисовой бумаги, а символы, на них нарисованные. Защиту ставил Ванцзи, и он не умел делать халтуру.
Команда Вэй Ина последовала вместе с жестом, снявшим защиту. На резкое: "Сейчас!" – впрочем, среагировал не только мертвец. Ученики в то же мгновение образовали полукруг лицами ко входу, и восемь магических мечей вылетели из ножен.
Ванцзи коротким жестом остановил руки, уже готовые направлять заклинания и разить сталью.
Он не мог одобрить сделанное УСянем, оживлять и приводить труп в гостиницу, полную постояльцев, даже на очную ставку с призрачной убийцей, было противно любому воспитаннику ГуСу Лань. Но... таков был УСянь, и то, чего не стерпел бы от него Ванцзи, сейчас, вероятно, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
Впрочем, на случай, если этому сумасброду захотелось бы устроить турнир "труп против призрака", Лань Ванцзи приготовил заклинание на всех троих.
Нет, УСянь всё же не стал развлекаться подобным аморальным образом. Ванцзи укоризненно качнул головой и указал ученикам на труп:
— Присмотритесь. Позднее я задам вам вопросы.

Путь, каким призрак попала в ловушку, теперь был единственным для нее возможным путем бегства, но Ванцзи словно полностью упустил это из виду. И когда фигурка женщины стала терять четкость, а окруживший её туман струйками потянулся к незащищённому углу комнаты, он по-прежнему ничего не видел, не слышал и не делал.
Лань Сычжуй, вместе с остальными рассматривал живого мертвеца, но уловил, охнул и метнул вдогон духу полоску с заклинанием. Вслед за ним на призрак снова устремились взгляды остальных учеников, но их участие не потребовалось. Заклинание настигло призрак, и женщина снова обрела почти материальный вид и застыла на месте, повиснув в воздухе на прерванном полушаге.

Ванцзи посмотрел на УСяня. Его глаза тепло мерцали. "Смогут ли?" – словно переспрашивал его взгляд.

— Решайте взвешенно, – напомнил он ученикам и указал на призрак.
Те закивали, губы младших зашевелились в шепоте, явно цитируя "правило трёх У".

Выбитая дверь зияла, и с нижнего этажа уже вовсю слышался беспокойный гомон людей, не решавшихся вступить на лестницу наверх.
— Потом поставьте на место дверь, – добавил Ванцзи и вышел в коридор.
Он не смотрел на живой труп, а только на УСяня.
— Молодой господин Мо, предлагаю проводить этого господина в его комнату и позволить ему отдохнуть.

Прошло лишь два часа со смерти невезучего гостя, и выглядел он, скорее, как заболевший, но вполне живой. Поднимать среди людей панику появлением воскресшего мертвеца было равносильно тому, как прокричать о начале новых войн за гору Луанцзань. Старейшина И Лин стал героем страшных сказок, и не стоило возвращать его в сознание обывателей в ином статусе.

+2

32

В ответ на покачивание головой Лань Ванцзы и явно неодобряющий взгляд, Вэй Ин развел руками и широко улыбнулся.
- Ходячая улика, да ещё и так недавно убитая, я не мог удержаться, - кажется, ученики посмотрели на старшего, и тоже не стали с отвращением реагировать на труп посреди комнат, ну кроме попытки его прирезать вначале. Хорошие юноши, их готовность атаковать зло и собранность приятно удивила Вэй Усяня ещё в деревне Мо.
Интересно, что же за вопросы потом им задаст Ванцзы? Даже захотелось попросить присутствовать рядом при этом.
Только Вэй Ин подумал об этом, как чуть не хлопнул себя рукой по лбу. Почему он решил побыть с ними по какой-то причине, если собирался убежать при первой возможности? Что за желание посмотреть на учеников, помочь им в их нелёгком пути? Что за странное ощущение, что ему сейчас легко и комфортно в их компании? И в объятьях, хотя обнимал мужчину только он сам, Лань Чжаня было спать очень спокойно. Проснулся то он, когда мужчина уже ушел, может быть, и кошмар поэтому начал сниться? Нет, это полнейший бред и несуразица. Нужно бежать, как только получится. Но с утра, потому что эти гонки за призраками его изрядно утомили.
Призрака Ванцзы явно оставил на учеников, а вот с трупом нужно было что-то делать, ещё и не волнуя особенно окружающих, и идея списать всё на веселого уставшего гостя была гениальной. Так что Усянь коротко свистнул, и мертвец повернул к нему лицо. Хорошо, что Вэй Ин пока не играл на флейте, и мертвец не был раздражен или злобен. Так что он подхватил труп, положив его руку себе на плечо, и шепотом приказал тому идти в сторону его комнаты.
- Ох, господин, ну не надо было столько пить! - запричитал он таким громким голосом, чтобы всем было слышно, - Давайте мы поможем вам дойти до комнаты, чтобы вы больше не тревожили никого и не стучались в двери...
С этими словами он прошёл мимо Ванцзы, помогая трупу ковылять в ту комнату, которая ему принадлежит. Он весил много, так что Усяню пришлось тяжело, когда он тащил его на себе, но выбора не было, он сам его поднял.
Распахнув дверь, перед которой остановился мертвец, он впустил Лань Ванцзы и зашёл следом, закрыв за собой комнату.
Потом опять свистнул, и труп поковылял в сторону кровати, бухнулся на неё с громким стуком и затих.
- Извини, мне показалось, это хорошая идея. Точнее... - он поджал губы и обхватил руками плечи, - Эта мразь призрак смогла вывести меня из равновесия, и я не задумался о последствиях, когда поднимал его. Просто... Когда я был в её воспоминаниях, она действительно пережила ужасные вещи. И я будто продолжал ощущать это, даже когда наша связь уже разорвалась. Тварь... - злобно выплюнул он и замолчал.
- Я могу оставить его здесь и успокоить, но может быть спросить о том, кто он такой и о его семье, чтобы они забрали тело? Мне не нужен в дальнейшем ходячий мертвец, я поднял его только для этого призрака.
Кажется, Усянь не был уверен в том, что будет делать дальше, поэтому продолжал выплёвывать из себя слова.
- Я хочу разобраться с возможными призраками убийцами и уехать из этого места, мне неприятно здесь находиться. С каждой минутой я всё больше хочу его сжечь и начать с купальни, - последнюю фразу он почти прорычал, но потом встрепенулся и посмотрел на Ванцзы. Какого черта вообще сейчас он так распинается перед ним, как будто он его добрый друг? Нет, он и был... В прошлом, но сейчас он занимает тело Мо Сюаньюя.
Насколько сильно зацепила его этот призрак? Может быть, его душа пострадала, а он этого не заметил? Он ведь многого не помнил из своих последних дней, всё прошлое как в тумане.

+2

33

Деревенская гостиница не роскошествовала, и тратить на свечи и лампы столько же, сколько позволяли себе крупные ордена заклинателей, хозяин не мог. В коридоре второго этажа тлела единственная, наполовину прогоревшая, свеча в деревянном шандале, позволяя увидеть лестничный спуск. Всё остальное скрывали тени.
На первом этаже полуодетые растрёпанные со сна люди поаыскакивали из своих комнат на шум, кто-то держал подсвечники, кто-то пытался разжечь лампы, но и здесь освещение не было достаточным, чтобы труп на плече одного из гостей отличить от крепко подвыпившего гуляки. Увидев, как двое почтенных господ помогают пьянчуге добраться до комнаты, гости стали успокаиваться. В адрес пьяницы посыпались возмущенные замечания, но переполох уже стихал, и люди снова подались по постелям.
Оставшись в комнатушке размером с чулан, наедине с покойником, УСянь и Ванцзи уложили того в пристойной позе и накрыли одеялом. Утром труп обнаружат, но, вспомнив ночные блуждания, решат, что гостя погубило чрезмерно выпитое.
Что будет близко к истине.

Узнать больше о мертвеце и помочь ему упокоиться, – это было привычной частью действий для адептов ГуСу Лань, но услышать такое предложение от УСяня Лань Ванцзи, пожалуй, не ожидал.
И одобрил не только предложение, но и те перемены, какие произошли в УСяне, коль скоро тот стал вдумываться в последствия своих действий.
..хотя бы иногда.
Он кивнул и вышел из комнаты, оставив УСяня расспрашивать труп.

Двери короткого коридора в общий зал были раздвинуты, и харчевщик неуверенно переминался с ноги на ногу, держа высоко в руке односвечник.
Увидев Ванцзи, он метнулся к нему на полусогнутых, и лебезя, и упрекая за шум, и пытаясь выспросить, что же всё-таки разбудило его гостей.
Ванцзи прошел мимо него в зал, чем вынудил хозяина поспешить следом, не интересуясь, что остался делать второй гость в чужой комнате.
Настойчивые и тихие, расспросы выдавали его тревогу. Ванцзи сел за стол, демонстративно потрогал холодный чайник, чем заставил харчевщика тотчас засветиться с жаровней, водой и чаем. Наблюдая, как тот нервно машет деревянным веером, раздувая уголья в жаровне на скамеечке рядом с его столом, Ванцзи поинтересовался спокойно и негромко:
— Когда случилось последнее убийство?
Харчевщик от неожиданности уронил веер и тут же схватил его с углей прежде, чем занялся огонь.
— Г-ггсподин...
— Не ври мне. Встань, – он чуть нахмурился, когда харчевщик упал на колени, – и сделай всё же чай. Тебя я не обвиняю. Рассказывай.

Таких историй заклинателя приходилось выслушать немало. Давным-давно разбойничала банда... Все поумирали, были убиты или казнены... Спустя время, мирная и хозяйственная семья обзаводится хозяйством, не очень хорошо зная историю места, и их хлопоты и добросердечие, а также хорошее расположение дома превращают их гостиницу в спокойный и уютный уголок.
В самой гостинице ничего не случается. А то, что время от времени постояльцы, отправившись после ночёвки в путь, исчезают, или за деревней изредка находят трупы путешественников, – ну так чего только не бывает, ведь правда?

Ванцзи взял чашку и неторопливо сделал глоток. Чай, несмотря на волнение харчевщика, получился хорошим. У хозяина гостиницы и впрямь была добрая аура.

— Бывает, – согласился Ванцзи. – Тогда почему ты чувствуешь свою вину?
И снова, подождав, пока харчевщик справится с первым приступом дрожи, повторил с холодной силой:
— Рассказывай.

+2

34

Лань Ванцзы поступил... да как Лань Ванцзы. Да и что он мог сказать в ответ на его слова, кроме как укоризненно покачать головой и напомнить об опасности Темного Пути и том способе, которым кончил Старейшина Илин. Как будто Вэй Ин и сам не знал, как он кончил...
И с какой-то стороны он был благодарен Ванцзы за его молчание. Иногда требуются не ответные слова, а возможность высказать, что на душе.
Когда мужчина вышел, Вэй Усянь склонился над лежащим на постели трупом и начал расспрос. Спустя некоторое время он знал всё, чем тот был готов поделиться, и, кажется, действительно упокоится с миром. Вэй Ин со вздохом поднялся с колен и вышел из комнатушки, направившись к главному залу, откуда его острый слух определил идущие голоса.
Он оказался прав, и появился в комнате, где Лань Чжань уже сидел за столиком и пил чай, а рядом очень нервный хозяин гостиницы что-то ему объяснял.
- Кувшин вина. После такого мне нужно выпить, - заявил Усянь и сел за столик напротив Ванцзы, подперев ладонью голову и рассматривая его лицо, пока тот молча пил чай.
- Ах да, наша одежда еще не готова? Мне то всё равно, а вот заклинателю уважаемого Ордена ГуСу Лань ходить по гостинице в одном банном халате - неподобающе.
Когда расторопный трактирщик, явно благодарный небольшой передышке отошел, он наклонился над столом.
- Я узнал у несчастного всё. Ты отправишь весточку его родственникам, или попросить об этом хозяина гостиницы?

+2

35

При свете лампы, которую он зажёг, чтобы трактирщик не пытался прятать лицо, Ванцзи смотрел на УСяня, отмечая и его огорченную складку у бровей, и усталость в глазах. Каково было Старейшине И Лин после возрождения? Что он пережил за эти, вряд ли ещё долгие дни, как ощущал себя теперь? Он, казалось, прибегал к старым своим приемам как человек, проверяющий свои навыки и не уверенный в окружавшем его мире. Он был больше похож на мальчишку, с каким Лань Ванцзи только-только познакомился в год его обучения, чем на мрачного, искаженного болью пережитого Старейшину И Лин.
Этого мальчишку ни в коем случае нельзя было снова пустить на гору Луаньцзань...
— Я напишу, – кивнул Ванцзи. Его голос звучал обыденно, ровно и с уютной прохладцей, создавая атмосферу спокойствия.
Он посмотрел за окно. Шел самый темный час ночи, вскоре начнет светать.
— Здесь убивали примерно раз в месяц, и только заезжих, останавливающихся в гостинице. Убивали уже потом, на дороге. Всё походило на случайности, грабежи. Ты заметил в купальне курильницу и маленькое изображение?.. Хозяин гостиницы узнал о существовании духа и регулярно молился ему, прося не убивать внутри гостиницы, а только на дороге. Своего рода договор. Я полагаю, что его платой был отказ вызывать заклинателей на зачистку.

Нейтральный тон, каким Лань Ванцзи излагал рассказанное трактирщиком, не нес в себе ни осуждения, ни эмоций. Харчевщик был человеком из простого люда, к таким у заклинателей не было ни интереса, ни тех же моральных требований, по каким жили они сами, и если простой человек совершал незначительное нарушение, таким заклинателям,  как адепты ГуСу Лань, не приходило в голову терять время на их наказание или наставления. Если же простолюдин совершал серьезный проступок, не было и снисхождения или поиска глубинных мотивов.
Лань Ванцзи, как и его брат, считал своим долгом помогать беспомощным, но в самих этих "беспомощных" он не видел отдельных лиц и фигур, а лишь неких абстрактных "попавших в беду".
— Истоком служат бесчинства разбойников в этом районе около полусотни лет назад. Числа жертв никто не помнит. Их банда обосновалась в доме, прежде занимавшем место гостиницы. Разбойники запугали деревенских, и те не сумели перечить. Затем, видимо, банду уничтожили... Но не упокоили души жертв и не истребили души бандитов.

Лань Ванцзи поднял взгляд на лестницу, уводившую на второй этаж.
— Та женщина виновна в смертях многих путников. Но она сдерживала души бандитов. Теперь нам надо ими заняться, молодой господин Мо.

+2

36

После того, как Лань Ванцзы согласился написать родственникам покойного, Усянь передал ему всю информацию, что рассказал несчастный мужчина, жертва призрака.
А потом внимательно слушал пересказ того, что до этого упомянул хозяин гостиницы, периодически кивая. Понятно, почему трактирщик сбежал, как только появился шанс, его совесть явно была нечиста, раз он молил призрака убивать путников на дороге. Возможно, Ванцзы не понимал причин, но общавшийся больше с простым людом Вэй Ин понимал, что человек выбрал из двух зол меньшее. Он не был заклинателем, и столкнувшись с такой бедой эгоистично решил защитить себя. И это именно то, что делает слабый человек в таком случае, это не красило его, поскольку можно было просто позвать заклинателей на помощь. Но уже было поздно, по стечению обстоятельств он оказался не сообщником, но своим молчаливым попустительством соучастником убийств.
- Значит, призрак женщины не единственный, кто убивал людей, - в голосе Вэй Усяня можно было заметить лёгкую грусть, он-то уже собирался переодеться и выпить, чтобы забыть о нервной дрожи, но если так идут дела, то вино подождёт. Он не напивался перед Охотой.
- Хорошо, только прежде стоит переодеться. Ты иди пока в комнату к покойному, там нас никто не потревожит, - предложил ему Усянь и пошёл навстречу к служанке, которая выбежала с другой стороны зала с аккуратно сложенной одеждой в руках.
Поймав её за рукав и зашептав ей на ухо особенное поручение, встретив удивленный взгляд, он порылся в вещах Ванцзы и выудил слиток, который с улыбкой, внушающей доверие и добрым словом вручил ей. Кажется, это убедило девушку в его добрых намерениях, и она скрылась из комнаты, возвращаясь вскоре с ещё одним комплектом одежды в руках. Свернув её, Вэй Ин спрятал женское платье в рукаве и тогда уже пошел в комнату, где должен был ждать его Лань Ванцзы.
Отворив дверь, он протянул чистую и сухую одежду мужчине, не став того радовать известием, что он уже опустошил мешочек и забрал все деньги, которые в нем были. Вэй Усянь собирался сбежать сразу после всех этих разборок, не доезжая до Облачных Глубин, поэтому ему пригодятся деньги. А с Ванцзы же не убудет, у Ордена ГуСу Лань проблем с деньгами не было.
- Если они убивали путников на дороге, их стоит ждать за двором гостиницы. Если на нас никто не напал по пути, значит, нам нужно пойти по дороге в другую сторону.
С этими словами, он начал переодеваться, надеясь, что целомудренный Ванцзы отвернется, и не будет смотреть на него, пока он обнажен. Тогда женское платье перекочевало уже в рукав его обычной одежды. Вот только почему так хотелось украдкой посмотреть на то, как переодевается Ванцзы? Он же уже всё видел в купальне... И почему память подкинула ему именно тот момент, когда пальцы мужчины были в его волосах, а он сам прижат к нему таким образом, каким обычно влюбленные прикасаются друг к другу. Ощутив, как вспыхнуло его лицо, Усянь отвернулся и подошёл к двери, опираясь о неё спиной и задумчиво рассматривая свои сапоги, пока Ванцзы одевался.
- Пойдем?

+2

37

Синева на восточной стороне неба едва начала тлеть глубоким сапфировым мерцанием, а чуть выше и до краёв западного горизонта всё так же бархатно и глубоко лежала ночная тьма.
Ванцзи не дал себе надолго  предаться  наслаждению, ощущая на коже привычный тонкий лён и шелк своей одежды, даже выдать облегчения, с каким он переоделся, холодный нефрит клана Лань себе не позволил. Но сменить одежду было приятно, не говоря уже о том, что куда удобнее. В комнате было тесно, Лань Ванцзи не мог не вспомнить вечерний казус в купальне. Он держался на возможном расстоянии от УСяня и не поднимал взгляда, но не смог настолько отрешиться, чтобы не замечать краем глаза то белую кожу, то изящной лепки ступню с длинными пальцами и стройной щиколокой, пока УСянь без лишней спешки упаковывался в свой костюм.
Балансируя на одной, потом другой ноге, Ванцзи натянул сапоги и расправил мягкую кожу по икрам, затем перекатил ступни с пятки на носок, плотно подгоняя посадку. Он снова вложил в рукава мешочки цзянкунь с мелочами, какие бывали нужны в походе, но не обнаружил серебра. Тех несколько серебряных слитков, какие он обычно держал при себе, чтобы не всякий раз прибегать к помощи талисмана.
Можно было бы подумать на вороватую гостиничную прислугу. По какой-то смутной причине Ванцзи ни на миг не пришла в голову такая мысль. Теплая ирония согрела его взгляд, направленный на секунду в никуда.
Когда оба привели себя в порядок, Ванцзи учтиво поблагодарил покойного за гостеприимство и первым вышел из маленькой комнаты.

В гостинице уже снова воцарилась тишина, их приглушённые шаги через зал звучали шепчущим эхом в темных углах. Сверху доносилось невнятное бормотание и возня, ученики, похоже, обсуждали, как им поступить с призраком, но делали это без лишнего шума.
Ванцзи отметил в памяти, что должен будет объяснить им необходимость накладывать звукозащиту, когда ночная охота идёт посреди спящего дома или поселка.
Сдвинув за собой двери, два охотника оказались наедине с ночью, цикадами и исчерна-бархатным небом.
Было похоже, что мирное время избаловало селян, – выйдя из костиницы на улицу, ни фонаря сторожей, ни звука сторожевой трещотки ни вблизи, ни поодаль заклинатели не заметили. Как предписывал порядок, у каждого дома тоскливо тлел небольшой фонарь, но и это была лишь дань формальному закону – фонари были небольшими и практически ничего не освещали; обитатели деревни умели быть бережливыми.
Зыркнув через плечо янтарными глазами, серый кот развернулся с полпути, энергично подошёл к Ванцзи и потерся боком о его сапог, после чего удалился тою же чинной поступью. Где-то неподалеку истошно взоржал козодой, замолк и перепорхнул куда-то повыше, после чего заорал снова.
Треск цикад накатывал волнами, то стихая, то вновь возносясь до вершин хорового мастерства. Ванцзи шел по улице, не спеша и не замедляя шага. Его чувства были настороже, и в то же время глубокое ощущение покоя согревало его.
Покоя и уверенности.
Он смотрел вперёд или вокруг, совершенно не уделяя внимания УСяню, и в то же время каждый миг чувствовал, где тот находится, и улавливал его состояние, хотя, конечно, не мысли.
— Она делала, что могла, – заметил он негромко. – Сильная и отважная женщина.

Он говорил о призраке, пожиравшем, как меньшее, одну душу в месяц, о призраке-убийце. Но более пятидесяти лет не позволять духам бандитов распоясаться и затерроризировать живых, как когда-то живые бандиты делали это здесь, – хрупкой женской душе нужны были силы. Она брала их у тех, кого убивала. Меньшее зло?..
Такого понятия в нравственных правилах ГуСу Лань не существовало, однако Ванцзи отдавал должное человеку, и после смерти старавшемуся изо всех сил.

+2

38

Прежде чем выйти из комнаты следом за Ванцзы, Вэй Ин проверил мешочек, подхваченный им на горе Дафань, убедился в сохранности всех вещей, в том числе компаса, и закрыл дверь в комнату погибшего за собой.
Они быстро, но без особой спешки пересекли зал и вышли на улицу, где белые одежды Лань Ванцзы практически слепили взгляд. В них мужчина лишился некоего очарования банного халата, и будто бы этим стал дальше, серьёзнее. Чужим. Вэй Усянь в очередной раз задумался над тем, как изменился Лань Чжань за эти шестнадцать лет. То, что он стал терпимее - это было очевидно, его попытки вывести, как обычно, мужчину из себя, тем игнорировались или пресекались. Если бы Вэй Ин не знал так хорошо Ванцзы, то решил бы, что тот потакает господину Мо по неясной пока причине. А может быть, причина действительно была? К сожалению, вместе с телом он не получил памяти Мо Сюаньюя, поэтому ничего не мог знать о том, встречался ли при жизни этот юноша с Ванцзы, и какие их связывали отношения. Если учесть, что последний не должен был подозревать в Усяне Старейшину Илин, то вывод мог быть только один - они были знакомы раньше. Или у Вэй Усяня просто разыгралась паранойя, и он пытается найти скрытые мотивы там, где их нет. Может быть, Ванцзы действительно стал терпимее, и просто хотел защитить господина Мо от гнева Цзянь Чена.
Тихий, но от этого не менее глубокий и бархатистый голос Ванцзы вырвал его из мыслей, и Усянь не сразу понял, что он имел в виду. А когда догадался, усмехнулся. Кажется, его молчание Лань Ванцзы принял за сдерживаемый гнев по поводу призрака, поэтому решил затронуть в разговоре эту тему. Но рассуждения его не походили на правильного и следующего "праведного" пути второго нефрита Ордена ГуСу Лань.
- Лань-гэгэ, мне послышалось, или ты оправдываешь действия озлобленного призрака? Мне казалось, что в вашем Ордене мир делится на "чёрное" и "белое"...
Он продолжил усмехаться, тихим голосом продолжая свою мысль.
- Я прав, ты и мои тёмные практики не считаешь злом? Может быть, ты и Старейшину Илин не считаешь монстром и чудовищем? - голос его дрогнул, когда он сказал последние слова. Почему-то ему было очень важно услышать, что Лань Чжань думает по поводу его прошлой жизни. И такой повод подвернулся, тихо и между делом понять, как он относится к нему самому.
- Она действительно делала то, что могла, но одного я простить ей не могу, - продолжил он после паузы, когда они вместе вышли практически на границу деревни. На дороге впереди не было никого, верхушки деревьев были окутаны предрассветным туманом, но солнце должно было выглянуть через несколько часов, а не минут. Здесь было тихо и очень красиво, поневоле Вэй Ин залюбовался этим видом, этой дикой природой, которая уж точно не делилась на доброе и злое. Он прошел чуть дальше и вытащил из мешочка компас, наблюдая за тем, как поворачивается его стрелка. Удобное изобретение, спасибо самому себе.
- Она заставила меня пережить и прочувствовать физическое насилие. Я не знаю, зачем она это сделала, но я чувствую себя после этого слабым, беспомощным, раздавленным и униженным. Как она могла поделиться таким с мужчиной? Никто не должен переживать такого, но почему она сделала это со мной? - с последними словами он сорвался на тихий крик и стиснул зубы, сдерживая себя.
- Ты не поймёшь, что я чувствую сейчас, но можешь поверить мне, я никогда не переживал таких отвратительных ощущений. Единственное, что мне остаётся, это стереть с лица земли тех ублюдков, которых я видел в этом воспоминании , только тогда я не буду чувствовать себя опороченным, опозоренным и жалким. Ты можешь подумать, что для такого как я унижение не в новинку, но... - он замолчал, так и не в состоянии высказать все эмоции, бурлившие в его душе. Поэтому уставился на стрелку компаса и махнул рукой.
- Нам туда, - хриплым голосом сказал он и молча пошел в том направлении, не смотря на Ванцзы при этом. Было ему стыдно за такое признание? Нет. Но он не хотел увидеть на лице Лань Ванцзы жалости или ещё хуже, отвращения. Поэтому он струсил и не смотрел на мужчину вовсе.

+2

39

"Почему?"
Ванцзи привык думать не словами, и это внутреннее: "почему?" – не прозвучало у него в голове, а сразу охватило несколько уровней недоумения. Почему УСянь разделил в своем вопросе себя и Старейшину И Лин? Могло ли новое воплощение что-то сдвинуть в психике? Он принимает себя за Мо Сюаньюя? Нет, было непохоже, чтобы УСянь не отдавал себе отчёта, кто он. Каким бы ни был сумасбродом сам молодой господин Мо, но чудил он настолько идентично Вей УСяню, что не могло быть подобных двоих. И глаза – это были глаза, которые Ванцзи знал и в смехе, и в боли, и в отчаянии, и в безумии... И в нежности. Это были глаза УСяня, а значит, душа срослась с телом без изъяна.
Тогда – почему УСянь ведёт себя так, будто пытается доказать ему, что он не УСянь?

Впрочем, если бы Ванцзи пытался понять мотивы и причины Вэй Иня, он давно ходил бы с рукой, приклеившейся ко лбу.
Он снова сделал то, что эти двое суток делал не раз: отодвинул все мысли о несуразностях в поведении УСяня и сосредоточился на моменте.
— Суждения следует выносить на основании фактов и строгих критериев. Действовать надлежит согласно правилам и принципам, безупречность которых подтверждена долговременным опытом, – Ванцзи говорил тихо и ровно, и от того, что его голос звучал негромко, он, казалось, рокотал как мурлыканье крупного кота,  хищного кота, чьи янтарные глаза не ошибаются в добыче. – Но, вынося самые суровые суждения, мы остаёмся людьми и должны быть человечны. Если дух творит убийства в попытке сохранить иные жизни, его намерения похвальны, а методы и действия небезупречны и заслуживают пресечения... Старейшина И Лин был человеком, стремившимся к прекрасным целям. Но стрела не попадает в мишень, если дух лучника неспокоен.
Ванцзи чуть изменил шаг и на короткое время оказался вплотную к УСяню, плечом к плечу.
— Не надо идти путем, что ведёт к слепоте и разрушению.
Быть может, его слова снова пропадут втуне, но на этот раз Ванцзи знал, что не ограничится словами. Третьего шанса им не дадут.

Он позволил расстоянию между ними снова стать прежним и следил краем глаза, как УСянь достает из цянькуня компас, как пробует определить положение нежити. Смотрел – и в молчании слушал его слова.
Он мог бы напомнить, что "Сопереживание" не зависит от воли духа, – какая там воля, если ты давно мертвец, – а лишь показывает самые насыщенные эмоциональные моменты, нередко те, что привели его к смерти.
Он мог бы разбить несостоятельные доводы логикой, — но Ванцзи чувствовал потрясение и боль УСяня, о какой логике или спорах он стал бы думать?
— Там, – коротко сказал он, на глазок прикинув погрешность компаса и структуру фен шуя этой местности.
Никакого сочувствия или слов утешения. Он лишь вынул Бичэнь.

+2

40

- Правила, правила, - ворчал Вэй Ин, пока шел по лесу в ту сторону, куда указывал компас, - Неужели никогда не было желания поступать, как хочется, а не как правильно?
Это он хоть и говорил себе под нос, но шедший рядом Лань Ванцзы вполне мог услышать. И пусть слышит, только Усянь решил, что его старый друг изменился, как тот показал всю свою твердолобость и заученное следование правилам. Аж тошнит и возвращает к тому времени в мыслях, когда он нарушил какое-то и целый месяц переписывал всю эту муть. Да, он выучил каждое, но это не вдолбило в него желания выполнять их. Наоборот, нарушить его, зная, что ты доводишь кого-то до белого каления, было ещё приятнее.
Вэй Ин повторял про себя высказанное Лань Чжанем о Старейшине Илин. Это было не честно, конечно, говорить о ком-то за его спиной, да и против правил, но технически они говорили о присутствующем, просто Лань Ванцзы не знал этого. Почему от слов мужчины на душе стало спокойнее, он не знал. Но мир, где каждый ненавидит тебя, стал чуть светлее от осознания, что один человек, сыгравший в твоей жизни не последнюю роль, которого ты всё-таки уважаешь и относишься к нему хорошо, не считает тебя монстром. Пусть и говорит об этом юному последователю Темного Пути, предостерегая того от ошибок. Вэй Усянь не считал свои поступки правильными, он знал, что были вещи, которые он хотел бы исправить. И слова о пути слепоты с разрушением тронули что-то в его душе, убедили в правильности своих планов на будущее. Он сбежит от Лань Ванцзы, будет путешествовать, может быть, даже на Яблочке, ему нравится компания этого безумного осла. Возможно, он будет помогать жителям деревень с бедой, если тех давно не навещали заклинатели крупных Орденов или кланов поменьше.

А ещё Вэй Ин был благодарен Лань Ванцзы за его тактичность. За то, что он не стал ничего говорить в ответ на слова Усяня о его переживаниях, позволив душе выплеснуть гнев, не причиняя вреда своим долгим горячим перевариванием внутри.
- Да, - коротко ответил на последнее слово Вэй Ин, и в одной его руке появилась флейта, а другая приготовила несколько заклинаний. Они помогут обездвижить, оглушить, возможно, поймать в ловушку. Не оставит же он всё веселье Бичэню и его искусному хозяину!
- Я не могу понять, сколько их, приготовься, - с его языка чуть не слетело "будь осторожен", и Вэй Ин усмехнулся. Ещё немного, и он привыкнет к Ночной Охоте с этим идеальным во всем заклинателем, но таким упрямым занудой.
Он прошел немного вперёд, и под ногой что-то с громким хрустом сломалось, юноша только чудом не упал, тихо чертыхнувшись. Посмотрил под ноги и остолбенел, но не от страха, только неожиданности.
Его нога в сапоге раздавила старый череп, скалящийся на него белозубым черным провалом рта.
Вэй Усянь, намеренно коверкая ноты и прерываясь, заставил флейту проиграть первые ноты "Призыва". Посмотрим, кто явится на зов, убийцы или их жертвы?
В лесу вдруг кто-то издал протяжный стон, а потом сорвался на рык.
- Упс, - коротко сказал Усянь и спрятался за спиной Ванцзы. А что, у него же меч!

+2

41

Основы ночной охоты были просты и жизненно оправданны: сначала защита, потом нападение. Мертвый или израненный, заклинатель не будет способен хорошо исполнять свой долг. Поэтому и защитное шитье, покрывавшие одежды ГуСу Лань, и настойчиво вырабатываемая в учениках привычка иметь при себе в избытке заклинания и сигнальные огни для призыва помощи, и до автоматизма заучиваемые техники создания защитных полей, клеток, барьеров, и главное – выучка с детства не переоценивать свои силы и не стыдиться позвать на помощь, – всё это сделало адептов ГуСу Лань столь эффективными в сражениях с нечистью. Никто из них не бывал одержим манией самоубийственного героизма.
Поэтому, оценивая ситуацию, Лань Ванцзи не мог не ощутить недоумения, когда УСянь поспешил спрятаться за его спину. Тактически в этом не было смысла. И теплая ласковая волна пробежала по телу Ванцзи вместе с этим пониманием. УСянь не спрятался за него.
Нет.
Усянь дал Ванцзи защищать его.
Ванцзи не сомневался, что сейчас УСянь способен обойтись без его помощи, и этот внезапный его жест был неожиданно приятен.

Дикий вой звучал характерно для лютого мертвеца, – Ванцзи недавно услышал, как новое поколение учеников коротко называет этот тип нежити "лютиками", но  только не при нём. При Ванцзи младшие строго придерживались рамок и терминологии.
— "Лютик", – негромко произнес Ванцзи, не оборачиваясь.

+2

42

Дикий вой повторился с той же стороны, что и раньше, и Вэй Ин вдруг ощутил страх. Ему показалось, что этот вой похож на собачий. И хоть лая слышно не было, он непроизвольно вцепился в Ванцзы, обняв его руками за талию и выглянул из-за его спины.
- Л-лютик - это же не собачья кличка? - как ни стыдно ему было показывать свой страх, всё-таки кроме тактичного Лань Чжаня рядом никого не было. И Вэй Ин надеялся, что он не будет потом припоминать этот случай... Да точно не будет, это же Ванцзы!
Вдруг ещё один вой раздался рядом с предыдущим, а за ним ещё один. Все трое кричали на разные голоса, явно приближаясь к ним. И только сейчас до Вэй Усяня запоздало дошло, что он мог опять позвать Вэнь Нина звуками своей флейты. Но он же приказал в тот раз ему убежать подальше. Битвы Ванцзы с ним он точно выдержать бы не смог.
- Кажется, их не больше трёх. Разве это банда? - когда стало понятно, что собаками тут не пахнет, объятья Вэй Усяня ослабли, но совсем немного. Выглядывать из-за спины Ванцзы было очень забавно. Теперь у них и разница в росте была такая, что ему приходилось задирать голову вверх, чтобы увидеть лицо мужчины.
- У меня нет меча, о прекрасный Ханьгуан-цзюнь, ты так силен, ты же защитишь меня от этих чудовищ? - тон его голос был шутливым, но смысл в этих словах был, Вэй Ин хотел как можно меньше использовать темные практики, раз уж сегодня уже "наследил ими". Только то, что помимо него здесь были призраки, мешало стрелке компаса Зла показывать и в его сторону тоже. Темной энергией он очень хорошо напитался в купальне, не вся она была сожжена заклинанием.
Поэтому он отпустил талию Ванцзы и лёгким движением запрыгнул на ветку дерева над ними. С неё он и заклинания сможет бросать, и за обстановкой следить. Хотя трое лютых мертвецов для Ванцзы должны быть - как пара орешек.
И они не заставили себя ждать, выбежали на ту небольшую поляну, на которой остановились заклинатели, и почуяв близость энергии Ян, без раздумий бросились вперёд.

+2

43

Ну вот, снова из его попытки пошутить получилось совершенно обратное. Ванцзи принял это как очередной факт своей неудачи: он не умел шутить. Вместо улыбки "лютик" напугал УСяня, – а кстати, почему? Что там он сказал про собак?
Страх в голосе Вэй Ина был близок к панике. И вслед за тем он сумел справиться с собой и уже опять болтал, посмеиваясь, наверняка не зная, что восхищает и вызывает гордость за него.
Лютых мертвецов было трое, они появились почти одновременно, но шли вразброд, с разных сторон. Заметив живых, все трое рванулись вперёд. Ща ци, переполнявшая их,  была так сильна, что придавала каждому исключительную боевую мощь.
Лютые мертвецы.
Не души бандитов, а тела.
Бандитов?
Или?..

Бичэнь описал короткую дугу, отмеряя точный сектор, в котором двигались мертвецы. Волна энергии хлестнула по нежити, сбивая с ног. Одного удара хватило, чтобы мертвецы разлетелись навзничь, но тут же они перевернулись на четвереньки и начали подниматься. Источаемая ими ярость вибрировала и звенела под напором светлой энергии, как штормовая волна, бьющая и бьющая в волнолом.
УСянь ощущался позади и чуть наверху, похоже, он забрался на дерево.
— Первым – Упокоение, – бросил Ванцзи через плечо.
..скольких же здесь закопали неупокоенными?

Поддерживая Бичэнем границы по сторонам и перед лютыми мертвецами, Ванцзи достал полоску с заклинанием и отправил в полет. Вспыхнув при встрече с темной энергией неупокоенных, заклинание тут же разбежалось сверкающими голубыми линиями по земле, создавая рисунок поля. Лютые мертвецы поднялись на ноги, но теперь им некуда было двинуться.  Несмотря на силу своей злобы, пробить грани своей клетки они бы не сумели.
Сектор, захваченный полем, был довольно большим, и Ванцзи не удивился, увидев, как вместе с тремя лютыми мертвецами в клетке проявились, дрожа и стеная, злясь или хныча, несколько духов. Он мог ожидать здесь и большего.
Но тех душ, какие им требовалось найти, среди плененных явно не было.
Следовало сохранять бдительность. Разбойники оставались на свободе.

+2

44

Движение Бичэня были завораживающи. За тем, как стремительно летал меч, повинуясь желанию своего владельца, голубыми росчерками ограничивая подход лютых мертвецов к ним. С Ванцзы действительно не было страшно, его способности были на очень высоком уровне, с этим никто не стал бы спорить, даже Вэй Ин.
Он наблюдал за мертвецами сверху, болтая ногами, но равновесие удерживал очень хорошо. В его руках были заготовлены заклинания, но пока не было необходимости пускать их в ход, тем более, что Ванцзы вдруг решил напомнить ему про первое "у".
- Не нужно так ко мне относиться, я не дурак, не буду больше приманивать, - обиженным тоном заявил Вэй Усянь с дерева и присвистнул, когда пространство перед ними замерцало голубыми нитями, сдерживая не только троих мертвецов, но и парочку духов.
Тогда он спрыгнул с дерева и мягко приземлился на обе ноги, подошёл к границе клетки, насвистывая какой-то незатейливый мотив.
- Это не разбойники, я не узнаю никого из этих троих. И эти плачущие тоже жертвы, скорее всего. Это настоящее кладбище, сколько же людей погибло здесь, а их родные не знали, где они лежат.
Он вздохнул и обернулся на Ванцзы с желанием продолжить рассуждения, но слова так и замерли невысказанными. А потом он ловко метнул за спину Ванцзы заклинание, и оно с шипением приклеилось ко лбу ещё одного мертвеца, не связанного ловушкой.
- Сзади! - он отпрыгнул, спиной ощущая покалывание от энергии ловушки, которая держала мертвецов за ним. А с другой стороны на них уже шло около пяти новых, и даже пусть их лица были искажены смертью, он их узнал.
- Ублюдки, - сплюнул он на землю, сжимая флейту в руке до хруста, но вовремя опомнился, времени вырезать новую не было.
- Если ты не хочешь, чтобы я натравил на них жертв у меня за спиной, может быть, я их пока попробую успокоить? - с рукой в тот раз получилось неплохо, мелодия флейты раздражала её и отвлекала, так что гуцинь Ванцзы легко одолел её. Вэй Ин бросил заклинание ошеломления на ещё одного мертвеца, который собрался броситься на них, и посмотрел на Ванцзы. Ну давай, кто тут из нас великий второй Нефрит, а кто всего лишь господин Мо "обрезанный рукав"?

+2

45

Опустив глаза, чтобы зрение не было помехой другим чувствам, Ванцзи подпрыгнул вертикально вверх и вкруговую нанес Бичэнем широкий удар, в той же технике, что и первый. Удерживая баланс, в движении "цапля у водопада" он развернулся в воздухе вокруг себя и плавно опустился на цыпочки одной ноги, согнув другую для нового шага. После кругового удара труп, что уже был остановлен заклинанием УСяня, свалился и передумал подавать признаки жизни, а скорбные духи попадали на колени, оглашая ночь мольбами о помощи и пощаде.
Пятерых не ищущих покоя озлобленных духов, остатки душ разбойников, при жизни поставивших крест на своем перерождении, удар Бичэня накрыл с леденящей силой и заставил хоть как-то защищаться. Один из духов, взревел, пытаясь одолеть охватившее его замедление, другой прикрыл руками голову, третий, что держался позади всех, и вовсе отвернулся, при этом сгорбив плечи и что-то пытаясь достать из-за пазухи. Ещё один, головорез непомерного роста и, при жизни, – немалого веса, набычил голову в ярости, тупо сопротивляясь внезапной внешней силе. Пятый попытался отпрыгнуть в сторону, смышлёный и хитрый, он сейчас наклонился к земле и выжидал, словно в засаде.

Ванцзи опустил вторую ногу и коротко назвал:
— Покой.
Он держал озлобленных духов в поле внимания и не опускал Бичэнь, поднятый вертикально перед грудью. Но атаковать их прямо сейчас, вслед за первым ударом, передумал.

+2

46

За тем, как двигается Лань Ванцзы, можно было наблюдать вечно. Его белые одежды рассекали полуночный мрак яркими росчерками, его движения были быстры и точны, а Бичэнь не щадил никого вокруг. Хоть Вэй Ин не раз видел, как Лань Чжань сражается, сейчас он был зачарован и очарован той картиной, что перед ним открывалась, кажется, что она была достойна прямо сейчас сойти с кисти художника.
Но он оставался настороже, тем более, что пятерка призраков по разному отреагировали на нападение заклинателя. Характер при жизни у них точно был разным, и после смерти они действовали согласно ему. Это убеждало Усяня в том, что они имели дело с особенно озлобленными духами, их разумность была совершенно не похожа на поведение обычных призраков. Эти твари не первый год поглощали души людей и питались их энергией.
Услышав название песни, Вэй Ин не раздумывая кивнул и поднес флейту к губам. Переливы флейты первыми же нотами ворвались в какофонию рыков, плача и стенаний. Мертвецы и призраки, которые всё ещё были заключены в ловушку за его спиной, становились всё тише, пока, наконец, не замолчали совсем.
На разбойников песня действовала, но не так быстро, как на остальных, они были сильнее и яростнее. Конечно, на таком инструменте играть было не слишком удобно, и ноты выходили не стройными, да и Усянь делал вид, что его навыки не так хороши, намеренно коверкая и изменяя мелодию. Но даже несмотря на всё это, песнь Покоя действовала. А если нет разницы, то зачем раскрывать себя и услаждать слух Ванцзы своей игрой на флейте? Вдруг тот подумает что-то, заподозрит его? До момента, когда Вэй Ин собирался бежать, он точно не хотел, чтобы у Лань Возникли подозрения на его счёт.
- Они не прорвутся? - поинтересовался он, для вида сделав передышку и шумно восстанавливая дыхание. Он не сомневался в навыках Ванцзы, но у господина Мо могли быть сомнения, разве нет?

+2

47

Инструмент был, говоря деликатно, неважный. И мастерство флейтиста тоже немало уступало его прежней виртуозности. Но то, чего не могли достичь нетренированные лёгкие Мо Сюаньюя, уже со вторым тактом УСянь компенсировал давним опытом и духовной силой. Чтобы Песня Успокоения звучала непрерывно, и звуки вплетались один в другой, как капли в струях воды, он интуитивно прибег к технике коротких прерываний. Пусть теперь Песнь не была потоком, но она стала прекрасной завесой дождя, сотканной из сверкающих мгновений.
И когда Ванцзи уже наслаждался гармонией простого и изысканного, – УСянь вдруг начал калечить мелодию! От неожиданности Лань Ванцзи едва не вздрогнул.
Что за муха его...
Мелодия, изувеченная до жалостного, перестала оказывать воздействие, но прежде, чем нежить опомнилась, флейта вновь взяла верный тон.
Так, спотыкаясь, точно руки и губы флейтиста принадлежали двум разным людям, УСянь домурыжил и духов, и трупы, и Ванцзи до точки полного невозврата, – двое первых уже впали в горестную меланхолию, а последний лишь навыком многолетних медитаций удерживал себя подальше от убийства.
Он испытывал искреннюю благодарность к УСяню, когда тот решил оторваться от секса с дудочкой.

Насколько бы ни были далеки от жизни духи бандитов, но их лица теперь тоже отражали глубокое страдание, – Ванцзи полагал, что понимает их чувства к этому моменту.
Можно ли считать такую флейту нарушением принципа о милосердном обращении с пленными? Вопрос для Учителя Цыженя...

— У тебя есть талисманы-клетки? Позаботься об остальных.

Ванцзи шагнул к пятерым злобным, а теперь – немало измученным духам и быстрыми штрихами создал для них усиленный барьер.
Добычи оказалось больше ожидаемого, и остальную работу можно было передать ученикам. Следовало опросить души, выяснить всё, что требовалось для их успокоения, а от бандитов узнать детали их злодейств, чтобы не оставить в забвении другие их жертвы.
Ванцзи предполагал, что из Облачных Глубин придется выслать группу адептов – окончательно разобраться с последствиями давней истории, но всё, что сегодня они могли сделать сами, следовало сделать.

Он вернулся к УСяню и зажёг талисман, рассматривая лицо друга. Ванцзи показалось, что тот выглядит несколько изнуренным. Тело молодого господина Мо, не получившее должной подготовки, было молодым и потому крепким, но есть пределы, до каких можно вытягивать силы из естественных резервов.

+2

48

Да! Теперь на лице у Ванцзы было то самое выражение, которого Усянь не смог добиться, практически откровенно заигрывая с ним. Интересно, если продолжать истязать уши Лань Чжаня таким кошмаром, он выгонит его от себя подальше? Если не удастся сбежать до Облачных Глубин, Вэй Ин поставил себе заметку - потренироваться там в игре на флейте. Если Ванцзы не выгонит его, то остальные могут упросить Цыженя сделать это. Но он надеялся всё-таки использовать трюк с платьем и сделать это раньше. Почему именно женская одежда? Чтобы посланные за ним ученики точно не заподозрили ничего. Яблочко только придется оставить, слишком заметным он был животным, чтобы брать с собой. Но если подкупить прислугу, они могли оставить осла в стойле, и Усянь бы вернулся за ним спустя несколько дней. Ну не направится же он в Облачные Глубины, свернет на другую дорожку и окружным путем вернётся в эту деревню за Яблочком. План был таким гениальным, что его распирало от гордости за себя.
- Да, сейчас, - он оторвался от самолюбования и порылся в мешочке, где действительно нашлось несколько талисманов-клеток. Успешно заключив всех мертвецов и духов, что томились за его спиной, в клетки, он почувствовал, что обессилел.
Всё это время злость давала ему сил, но сейчас, когда всё закончилось, не было даже на то, чтобы уничтожить этих разбойников, как он собирался. Ночь выдалась насыщенной на события и трату духовной энергии, так что он хотел только спать и возможно испить вина.
- Теперь я хочу допить свои кувшины с вином, потому что я заслужил, - жалобным тоном сказал он, когда рядом с ним появился источник света. Ванцзы всматривался в его лицо по неясной причине, поэтому защитной реакцией Усяня было вновь играть с ним.
- Что такое, Лань-гэгэ? Я так прекрасен, что ты не можешь отвести от меня взгляда? - с озорной улыбкой на губах он вдруг подскочил к Ванцзы и обвил руками его талию. После купания самого мужчины и чистки его одежды запах сандалового дерева, сопровождавший Лань Чжаня постоянно, пропал.
- Мы можем вернуться в свою комнату, если ты этого желаешь... У меня ещё остались силы на то, чтобы хорошенько тебя умотать, - голос Вэй Ина был сладок как мед, и даже шум со стороны дороги не помешал ему продолжать ластиться к груди Лань Ванцзы. Если это старшие ученики пришли на шум сражения и звуки флейты, так даже лучше. Чем больше людей видят это, тем лучше эффект. Может быть, Ванцзы и может терпеть такое отношение наедине, но вдруг получится вывести из себя кого-то ещё?

+2

49

Ванцзи отвёл руку с огоньком талисмана в сторону, чтобы не обжечь вдруг разыгравшегося УСяня. Звуки на дороге, со стороны деревни, говорили о группе людей, но если бы ученики его Ордена были так шумны среди ночи, выдвигаясь, предположительно, на ночную охоту, Ванцзи не на шутку обеспокоился бы здоровьем Лань Цыженя, – его школа не допускала таких погрешностей.
И почти в то же время, как они услышали шум, блики лунного света отразились на чем то вверху.

..здесь автору очень хочется изменить сдержанному стилю персонажа и объявить:  "Авиадесант юных героев ГуСу Лань подоспел на поддержку!"
Так оно и было.
Донельзя гордые своим мастерством пилотажа, и в то же время до чёртиков опасаясь выволочки за непрошеное явление, не слишком удачно держа строй, восемь сияющих белых фигур добрались до места сражения и, кто как сумел, рухнули на головы плененным трупам, призракам и паре старших заклинателей.
Лань Цзинъи, решительный во всём, постарался блеснуть своим полетом, заложил вираж, круто пошел вниз, но не рассчитал скольжение и с размаху вписался в клетку с призраками. 
Младшие, державшиеся в две шеренги за ним, – пусть шеренги эти были на подлёте похожи на пляску пьяных ночных мотыльков, – не стали повторять его маневр. Им было пока не по силам флиртовать показательными полетами, так что все постарались просто и сосредоточенно спуститься к самой траве, спрыгнуть с мечей и убрать их в ножны движением, по мере возможного соответствовавшим правилам. В результате только двое столкнулись на посадке лбами, а один зацепился полой мантии за куст и навернулся с меча кувырком. Остальные переводили дыхание, полет дался им не так просто.
Лань Сычжуй спустился последним и выбрал место подальше от Ванцзи. Он летел экономно, не тратя энергии больше нужного, и при посадке был так же бодр, как после короткой пешей прогулки.

Понаблюдав за их посадкой, Ванцзи почему-то посмотрел на УСяня. Взгляд его был задумчив.
Лань Цзинъи с силой вогнал меч в ножны, сердито оглянулся на трясущихся призраков, будто обвинял их в том, что врезался в барьер, и зашагал к старшим.
— Мы решили, что будем здесь полезны, Хангуан-цзюнь.
Лань Сычжуй уставился на него широко раскрытыми глазами, не то осуждая, не то восхищаясь его дерзкой решительностью. Он видел сверху, как бездарно его друг навернулся при посадке, и мог ожидать чего угодно, но не такой атаки на Лань Ванцзи.

+1

50

Да что... Что с этим Ванцзы не так? Вместо того, чтобы оттолкнуть, он только талисман подальше отодвинул. Почему с флейтой вышло так хорошо, а откровенный флирт так терпеливо сносится? Кажется, у него будут проблемы, если он не повысит градуса поведения, и быть ему в Облачных Глубинах, куда он клялся больше ни ногой никогда.
И только он подумал об этом, как их уединение разрушили, но вовсе не шумная компания с дороги. О нет, ученики Ордена ГуСу Лань решили буквально упасть на голову подобно первому снегу, во всей красе.
- Осторожнее, тут же добыча, - обиженно проворчал Вэй Ин, даже не думая отрываться от талии Ванцзы. Как ни странно, последний ничего не сказал, только посмотрел на него. Вэй Ин выдержал взгляд и подмигнул ему совершенно озорным способом, чем вызвал недоумевающие взгляды совсем недавно появившихся здесь учеников.
- Ханьгуан-цзюнь уже расправился с... "лютиками" и прочим, так что вы действительно будете полезны. Тут ещё столько работы, а ему надлежало быть в кровати до пяти утра по вашим правилам.
Вэй Ин погрозил ученикам флейтой и вновь прильнул к Лань Ванцзы.
- Если вы думаете, что можете пользоваться его терпением, то я всегда готов высказать чистую правду, - он посмотрел на Ванцзы снизу вверх, пытаясь по его красивому, но не выражающему никакого отношения лицу понять, что же он хочет с ним сделать за такое неподобающее поведение.
- Но я не буду указывать вам, что делать и поучать учеников Ордена ГуСу Лань, - он вдруг придумал что-то, и в его глазах загорелся огонек, - Поэтому я пойду обратно в постель фантазировать, а вы уже тут разбирайтесь.
Он разорвал объятья, развернулся на пятках и направился в сторону гостиницы. Но не прошел и десяти шагов, как удача его покинула. Он со всего размаху споткнулся о корень дерева, а когда попытался встать, то поначалу ноги подкашивались. Полив бранью дерево и его корни, он всё-таки постарался подняться и продолжить путь. Конечно же, он думал сбежать, но кажется, подвернул ногу, так что наступать на правую было больно. Но что такое боль, когда тебе нужно просто доковылять до гостиницы, а там, может быть, получится выпросить что-нибудь для ноги, да хоть повязку наложить.

+2

51

— Клетка, –  Ванцзи указал Лань Цзинъи на призраков, между которыми тот завершил свой полет. И юного Ланя, и УСяня он выслушал внимательно и без всякого выражения на лице. Когда УСянь рванул бежать к деревне, Ванцзи глянул в его сторону, чуть нахмурив брови. Но приоритеты требовали закончить с нежитью. И с учениками.
Лань Цзинъи тотчас развернулся к "клетке", – сам напортачил, сам и ремонтируй, – хотя поставленная УСянем защита от водворения ученика не колыхнулась и ни на малость не ослабела.
Ванцзи обвел взглядом младших, затем – на Сычжуя, и вот теперь его взгляд был далек от бесстрастного.
Лань Сычжуй торопливо подбежал, поклонился, подобающе соединив руки перед собой, остальные поторопились отряхнуть одежды и собрались за ним.
— На ночную охоту идите пешком, – медленно, вкрапливая каждое слово а их умы, проговорил Ванцзи. – Кто способен сейчас сражаться в полную силу?

В первый момент подростки запротестовали, уверяя, что силы у них немеряные, и что повалят любую тварь одним ударом, – но уже на паре слов бурчание приняло виноватый оттенок и стихло.  Сочтя наступившую тишину достаточным знаком понимания, Ванцзи строго взглянул на Сычжуя.
Юноша вздохнул.
— Я виноват, Хангуан-цзюнь.
Он и Цзинъи были в группе старшими и несли ответственность, но если Цзинъи по складу характера был склонен отвечать только за себя, то Сычжуй понемногу принимал и главенство, и связанные с ним сложности.
Ванцзи кивком подтвердил его слова. Старшему нужно обдумывать последствия заранее и учитывать силу и слабости каждого в своей группе.
Ванцзи открыл было рот, но в этот момент лёгкий звук заставил его оглянуться. Нико больше не расслышал, но Ванцзи продолжал держать УСяня в поле внимания и тут же уловил, когда тот шлёпнулся на корни.
— Сычжуй, узнайте всё, что нужно, чтобы упокоить поднятых. Потерянных уничтожьте. Будьте осторожны с ними. Остальными убитыми здесь позднее займётся Орден.

Приказ не оставлял недопонимания. Ученики оживлённо зашевелились, Сычжуй поклонился Хангуан-цзюню и тут же занялся распределением задач.
Вщмахом руки Ванцзи охватил место недавней стычки, накрывая все клетки и учеников иллюзией невидимости.
А затем быстро зашагал вслед УСяню. Если бы не необходимость соблюдать должное поведение, он бы побежал, но при младших проявлять тревогу лишь потому что господин Мо споткнулся о корень в темноте, означало сеять в них беспокойство и недоумение.

Оказавшись среди деревьев, Ванцзи ускорил шаг и нагнал УСяня.
Не говоря ни слова, он взял его за плечо, повернул к себе лицом, всмотрелся и без разговоров вытащил Бичэнь.
Положив меч на воздух, он подхватил УСяня за талию, вспрыгнул на лезвие, и Бичэнь устремился вверх.
До деревни было недалеко, тем более в полете.
Но только увидев небольшую толпу деревенских, с гвалтом и пересудами топтавшихся у ворот на дорогу, Ванцзи понял, что придется успокаивать местных. Те тыкали пальцами вверх, указывали вдаль и явно были переполошены. Вылет восьми заклинателей из гостиницы на мечах не остался незамеченным.
Ванцзи закрыл глаза и качнул головой. Дети... Он никогда не умел с ними иметь дело.

+2

52

Почему-то Вэй Ин не сомневался в том, что Лань Ванцзы его догонит. С больной ногой он бы всё равно не смог убежать, вот только думал почему-то, что следить за ним отправят кого-то из учеников. Но Лань Чжань решил действовать самостоятельно, чем в очередной раз удивил Вэй Усяня. Не понимал он, что же движет его старым другом, что он так следит за господином Мо! И почему нужно делать это самостоятельно?
И тогда когда его плеча коснулись чужие пальцы, развернув лицом к обладателю этих самых сильных рук, Вэй Ин по его слишком уж внимательному взгляду понял - да из-за него переживали! Мир будто бы закрутился волчком, от этого осознания легче не стало, и поведение Ванцзы не стало понятнее, но его отношение к господину Мо стало яснее. Ханьгуан-цзюнь действительно переживал за юношу, это не было просто желание сохранить пленника(ну а как иначе относиться к тому, что ему не дают сбежать!) в целости и сохранности для допроса или до прибытия в Облачные Глубины для чего-то ещё.
Погруженный в эти мысли и всё ещё находясь в шоке от таких изменений в характере Ванцзы, он даже не успел отреагировать, когда его подхватили и подняли в воздух. Почему-то одно дело было, когда он сам обнимал Ванцзы, а вот изменившая ситуация ровно наоборот заставило сердце пропустить пару ударов. То ли напомнило о событиях в купальне, то ли прикосновения к нему нашли отклик в тех воспоминаниях, которые ему показывала призрак, но Вэй Ин нервничал от того, как крепко держал его Лань Чжань. Он не мог оставаться спокойным от самого факта, что мужчина к нему прикасается, сам, а не в ответ на какие-то его действия. Понятно было, что иначе на мече не устоять, тем более что Усянь мог опираться только на одну ногу, но зачем вообще использовать Бичэнь для того, чтобы донести господина Мо до гостиницы?
- Лань Чжань, но нас же все увидят, - наконец, пришел в себя Вэй Ин и попытался вырваться из захвата. Но пальцы Ванцзы очень крепко держали его, так что ещё немного, и потом синяки останутся на теле. Он давно не летал на мече, поэтому с непривычки было немного боязно терять равновесие. Хотя что-то ему подсказывало, что Ванцзы не даст упасть, пусть даже придется схватить за шиворот.
- Ты как будто похищаешь меня, что подумают люди? - которые как раз столпились у ворот, выходящих на дорогу к засаде разбойников, да. Ну неужели Лань Ванцзы совсем не волнует мнение других и то, что он опозорится перед ними?
- Ты мне так синяки оставишь, не нужно меня крепко держать, - заныл Вэй Ин и обнял мужчину за талию, прижимаясь щекой к шелковым одеждам. Ага, откуда-то всё-таки брался запах сандалового дерева, неужели он так въелся в волосы Лань Ванцзы, что его даже мыльным корнем не смыть?
- Видишь, я сам за тебя держусь, никуда не сбегаю. Даже наоборот, я спешил в комнату, чтобы ждать тебя там, - промурлыкал он это и потерся щекой о грудь Лань Чжаня. Видят боги, он изо всех сил старается вывести его из себя!
- Уважаемые люди, не стоит волноваться, никакой опасности нет! Орден ГуСу Лань разберётся со всем, пожалуйста, вернитесь по домам! - прокричал он сверху, махнув рукой и покачнувшись, чуть не потеряв от этого равновесия.
- Ты так спешишь отнести меня в постель, что решил использовать полет на мече? Лань-гэгэ, у меня ещё никогда не было такого настойчивого ухажера, - прошептал он это только для Лань Ванцзы, всматриваясь в лицо мужчины, чтобы понять, ну вдруг он это воспримет как оскорбление? Пожалуйста? Не говорите мне, что на самом деле ему это только нравится, и всё зря? Тогда останется только флейта в активах.
План с женским платьем пока что был самым лучшим, учитывая больную ногу, так можно было не бояться быть пойманным, потому что уйти далеко теперь он не мог, даже если сильно захочет.
Но был плюс, чем скорее Ванцзы его донесет до комнаты, тем скорее он ляжет спать, и тогда... В глазах Вэй Усяня вспыхнуло предвкушение своего прекрасного будущего.

+2

53

"Такого настойчивого ухажёра?"
Ванцзи стиснул зубы. Тут же он расслабился, возвращая себя к безмятежному уравновешенному состоянию. Не отвечая ни на болтовню УСяня, ни на взгляды и вопросы людей снизу, он положил пальцы свободной руки на запястье Вэй Ина. Тело и дух не соответствовали друг другу, УСянь требовал от себя столько же, сколько и привык, но тело принадлежало слабо подготовленному заклинателю, к тому же в последние годы проводившего время крайне нездоровым образом.
Стремительно опустившись на гостиничный двор, он мягко спрыгнул с меча, крепко прижимая к себе УСяня за талию, одним плавным движением взял из воздуха меч и вернул его в ножны.
С гостиничного крыльца уже сбегал, кланяясь, прислужник, а в ворота шумно ввалилась толпа деревенских жителей и, сделав пару шагов к заклинателям, смущённые, они остановились, кланяясь почти до земли.
— Господа почтенные, господа заклинатели, что же такого случилось? Чего нам бояться?..
"Кто вызвал заклинателей?" – слышался ропот. — "Наверное Ян Маджун, наверное, он, раз они остановились у него, а почему мы ничего не знаем?.. Дело серьёзное, я точно вам говорю!.."
Ванцзи, не обращая внимания на шум, повел – вернее, понес, едва давая тому касаться ногами земли, – УСяня в гостиницу.

— Принесите в нашу комнату два чайника кипятка и чашки, – распорядился он.

До самой комнаты он не отвечал на слова УСяня и не давал ему сделать лишнего движения, а, оказавшись наверху (ученики тщательно вернули дверь и от призрака избавились бесследно), попросту уложил его в постель.
В его собственную постель, ещё не примятую с вечера.
Подойдя к чайному столику, куда прислужник уже втащил пару чайников и чашки, Ванцзи достал из цянькуня фарфоровый тонкой работы фиал и накапал в чашку немного снадобья, затем залил кипятком.
По комнате растекся живительный травяной аромат.

+2

54

Кажется, шутка про настойчивость Лань Ванцзы была не совсем шуткой. А как иначе относиться к тому факту, что даже подлетев к гостинице и ступив на твердую землю, он не выпустил Вэй Усяня из рук. И даже бровью не повёл на его слова про синяки, вот же жестокий человек! Когда он успел стать таким? Что же случилось за эти шестнадцать лет с Лань Ванцзы, что он не мог его узнать и просчитать его действия? Вэй Ин чувствовал себя ребенком, делающим первые шаги, а не взрослым человеком, который умеет давить на нужные рычаги.
Со стороны это всё могло показаться так, что уважаемый заклинатель помогает попавшему в беду другому заклинателю поскорее добраться до постели и принять лекарство.
Почему-то Вэй Ин, увидев такую толпу зрителей, не стал устраивать спектакля с похищением прекрасного господина Мо коварным Лань Ванцзы, а просто позволил донести себя до комнаты на втором этаже. Донести в буквальном смысле, ноги его еле касались пола, учитывая их разницу в росте, которая до сих пор ввергала Вэй Ина в ступор. Кажется, что пожелай Лань Ванцзы понести его на руках, и это не составит труда, хоть и выглядеть они будут очень странно при этом.

- А вина? Хотя бы кувшинчик? - но Ванцзы был глух к его просьбам и вёл себя очень невоспитанно. Впрочем, не первый раз он игнорировал попытки Усяня капризничать. Кажется, он всерьез не воспринимал его просьб и был намерен поступать так, как ему хотелось.

- Куда так спешить, неужели кровь так и бурлит в теле? - говорил он, пока Ванцзы тащил его в комнату. Дверь уже была на месте, ученики всё-таки привели помещение в порядок, прежде чем вылететь на помощь.

Оказавшись в постели, Вэй Ин принял соблазнительную позу, но Лань Ванцзы был больше занят тем, что готовил ему чай. Это даже обидно было, он так старался привлечь его внимание, но мужчина и не думал поддаваться на его провокации. Зато руки распускал по собственному желанию и вводил в ступор этой нелогичностью.
- Лань-гэгэ, мы с тобой ещё не преклоняли колен, а ты уже ведёшь себя как мой муженёк, запрещаешь мне пить, носишь меня на руках. Мне, конечно, нравятся властные мужчины, но я всего раз побывал в твоей постели, и кроме объятий у нас ничего не было. Или ты решил взять быка за рога, пока я беспомощен и не могу сбежать от тебя? - он тихо рассмеялся, прикрывая рот, и перевернулся на живот, положив голову на руки, прогнувшись в спине.

+2

55

- Вино запрещено, - ответ прозвучал сухо, словно  говорил все тот же прежний Ванцзи, не проживший этих шестнадцати лет. Он подошел к постели с чашечкой приготовленного настоя и протянул ее УСяню. Уже самый запах освежал голову и вливал силы, в составе ощущались ароматы лекарственных трав, хвои, женьшеня, горчинка и сладковатый ягодный привкус.
Он рассматривал УСяня от волос до кончиков сапог и обратно с пристальным вниманием. Когда Ванцзи прижимал к себе УСяня, удерживая его на мече, он отметил, что один из рукавов одежды Вэй Иня тяжелее и вроде бы набит чем-то мягким. Теперь, глядя на того, лежащего на постели, Ваньцзи убедился по форме рукава, что  в тот что-то вложено, примерно с тот же винный кувшинчик размером. Но - мягкий кувшин?
Мешочек цзянькун, который Ванцзи видел у УСяня, вероятно, не позволял хранить в себе вещи, отличные от магических принадлежностей, и  УСяню пришлось прятать что-то в рукав.
Впрочем, детские хитрости и проказы УСяня не занимали сейчас Ванцзи. Он всматривался не в одежду, а в положение тела, фигуру, в выражение его лица и цвет кожи, высматривал деформации энергетического поля, окружавшего его друга.
- Пей всё, - понукнул он еще раз. Отошел к столику, наполнил кипятком вторую чашку, добавил пару капель снадьбья, затем взял льняную салфетку и как следует вымочил ее в полученном растворе. Отжав лишнюю влагу, Ванцзи вернулся с чашкой и салфеткой к УСяню и сел рядом с ним на край постели.
- Оботри лицо, уши и грудь, - он протянул тому влажную. исходящую паром и ароматом трав салфетку. - Действуй, пока салфетка горячая.
Существовало немало способов восстановить энергию челвека или заклинателя, если тот не был истощен до предела. Зная, что лему предстоит встретиться и помогать ученикам, Ванцзи взял у алхимиков зелье из трав, не только восстанавливавших ци и выносливость, но повышавших способность тела к тренировкам, временно, конечно. Чтобы УСянь мог достичь своего прежнего уровня или хотя бы приблизиться к нему, тело Мо Сюаньюя следовало интенсивно развивать. Пульс показал, что золотое ядро этого тела хотя и получало лнужное развитие некогда, но так и не достигло своего потенциала. Молодой господин Мо был изрядным бездельником, его способности угасали в бездейсттвии.
Внезапно Ванцзи осознал, что для обтирания УСяню придется распахнуть одежду. Пусть они оба видели друг друга совершенно обнаженными, это не означало, что правила тактичного поведения в иных ситуациях теряли силу. Ванцзи поставил чашку с горячим настоем у руки УСяня, встал и отошел в другую половину комнаты.

- Тебе пора приниматься за фехтование, - проговорил он нейтрально, - одна флейта - этого мало. Молодой господин Мо.

На этот раз он  сделал ударение на имени, и в недосказанности остались очевидные слова: "Флейты было достаточно для Вэй Иня, но ты не обладаешь его силой".

+2

56

- Вино запрещено, - тихо передразнил Лань Ванцзы Вэй Ин и показал в спину язык, пока тот не видел. Это уже было больше похоже на его старого доброго Ванцзы времён обучения в Облачных Глубинах. С языка чуть не сорвался едкий комментарий про Улыбку Императора или то, что ничего не меняется, но Вэй Усянь вовремя себя остановил. Слишком расслабился, чуть не проговорился, а всё так хорошо идёт, Ванцзы ничего не подозревает. Он не знал, что Лань Чжань сделает, если узнает, что перед ним в чужом теле находится Вэй Ин. И это незнание пугало, он боялся неизвестности, тем более, что новый, изменившийся Ванцзы был не похож на открытую книгу. И если прежнему ещё можно было что-то объяснить, то новому... Как бы его не пронзили Бичэнем сразу же.
Судя по запаху Ванцзы действительно готовил какое-то лекарство - аромат целебных трав был знаком, хотя Вэй Ин и не разбирался в этом так, как алхимики.
А вот пристальный взгляд заставил занервничать и опять вызвать защитную реакцию - Вэй Усянь кокетливо улыбнулся и протянул, сделав глоток из чашки.
- Нравится картина?
Но Ванцзы опять оставил вопрос без ответа, только наказал допить всё. Конечно, это было не вино, но второй раз повторять было не нужно, Лань Чжань хотел помочь ему с ногой, значит, стоило выпить весь травяной настой, что был в чашке.
Пока он допивал остатки, Лань Ванцзы уже вернулся к нему с салфеткой и новыми указаниями. Которые так же были вполне логичными. Что там было в настое, и почему не надо было протирать ногу, Вэй Ин не знал, но не стал спорить. Лань Чжань лучше него разбирался в травах, это было понятно ещё с того случая в пещере с черепахой. Как же давно это всё было, как будто в прошлой жизни... Хотя погодите, оно и было в прошлой жизни.

Вэй Усянь развязал пояс и стянул с себя верхние одежды, а потом принялся протирать лицо, уши этой салфеткой. Чтобы протереть грудь, он спустил с плеч нижнее одеяние, обнажившись по пояс.

- Фехтование? - заявление Лань Ванцзы застало его врасплох. Что это, увидел потенциал даже в таком случае, как молодой господин Мо? У него не было меча, но причин Вэй Ин не знал, может быть, не заслужил или не доучился. Или его родственничек украл, пока они всей семьёй гнобили Мо Сюаньюя и сводили того с ума.
Но то, что голос Ванцзы донёсся с другого конца комнаты заставило сердце Вэй Усяня забиться сильнее, он ликовал. Кажется, его слова и позы всё-таки вывели из равновесия серьезного и праведного Лань Чжаня, он сбежал от него подальше.
И тут до Усяня дошло, что пока тот считает его раненым, будет постоянно крутиться рядом, проверяя самочувствие и не сводить с него глаз. Нужно было его как-то от себя отвадить, чтобы утром под предлогом долгого сна улизнуть в чужой одежде.
- Лань-гэгэ, что случилось? - он закончил протирать грудь и наклонился, складывая верхние одежды так, чтобы женское платье не было видно.
- Ты не можешь подойти ко мне? Или ты уже собираешься спать? Скоро пять часов, разве в это время у вас уже не наступает подъем? - он развернулся на кровати, не утруждая себя набрасыванием одежды на плечи и торс.
- Ты можешь лечь со мной, если хочешь. Я не против, скорее наоборот. Хочу отблагодарить за заботу и лечение, и за то, что ты терпишь мой характер. И за то, что ты спас меня от этих ужасных призраков! - воскликнул он и опустил ноги с постели, намереваясь сам пойти к Лань Ванцзы, если он не подойдёт. Вот только забылся и застонал от боли, стоило только наступить на пол. Стон сорвался от неожиданности, чем от сильных болевых ощущений, поэтому он опёрся руками о постель и попытался встать, удерживая равновесие на одной ноге.
Да ты бегать будешь от меня, не то что подходить проверить самочувствие!

+1

57

Стон, раздавшийся от постели УСяня, вырвался явно не в шутку, и досада, в нем прозвучавшая, была для Ванцзи плохим признаком. Он тут же обернулся, охватывая УСяня беспокойным взглядом. Полураздетый, тот спустил ноги с постели и сейчас наклонился вниз, рукой к щиколотке ноги.
Одним шагом Ванцзи оказался рядом с ним, опустился  на колени и положил ладонь на щиколотку УСяня, поверх мягкого сапога. Нога горела, жар ощущался через тонкую кожу сапога и ткань ноговицы. Мысленно Ванцзи дал себе оплеуху за то, что посчитал падение УСяня лишь следствием усталости, а его нежелание самому подниматься наверх – очередной забавой и чудачеством.
Он поднял глаза, чтобы видеть лицо УСяня. Но прежде лица взгляд не мог не скользнуть по белой груди, порозовевшей от горячего растирания. Жёсткие и задорные, его потемневшие соски топорщились с веселой дерзостью.
Не желая того, Ванцзи ощутил, как охватило жаром его губы. Он быстро перевел взгляд вверх, захватывая взгляд УСяня.
— Потерпи.
Стараясь быть предельно осторожным, но не затягивая движения, Ванцзи скатал вниз мягкое голенище сапога и затем быстро стянул сапог с ноги УСяня.
Лодыжка была опухшей.
Легко прикасаясь пальцами, Ванцзи прощупал повреждённые мышцы. Нажав акупунктурные точки над лодыжкой и на стопе, он уменьшил боль.
Затем взял ступню УСяня в обе ладони, как взял бы птицу, бережно и крепко.
"УСянь, я причиню тебе боль..."

— Молодой господин Мо, – он смотрел в глаза УСяня потемневшими строгими глазами, – ты не связки растянул. Это вывих. Я вправлю его, крепко возьмись за кровать.

+1

58

Когда это было необходимо, Лань Ванцзы был очень быстр. Он оказался рядом с постелью буквально за пару секунд, когда Вэй Ин застонал, и опустился перед ним на колени. Это было слишком, да, слишком смущающе. Лань Чжань не должен был так поступать, вставать в такую позу, он же всё-таки один из лучших заклинателей, а не какой-то слуга!
- В-все в порядке, - поспешил заверить его Вэй Ин, поймав обеспокоенный взгляд. - Я  просто ушиб ногу, когда упал в лесу...
Закусив нижнюю губу, он тихо застонал, когда Ванцзы стянул с него сапог, предупредив прежде о возможных неудобствах. Он может потерпеть такую боль, это мелочи по сравнению с тем, что переживал ранее.
А вот внешний вид ноги сорвал с губ удивленный вздох, он и не думал, что та могла так распухнуть.
- Ай-ай, - прошипел он, когда тонкие и холодные пальцы мужчины коснулись щиколотки, но не стал плакать и выражать неодобрение, как мог бы господин Мо. Он всё ещё был под впечатлением того, что смотрел на Лань Ванцзы сверху вниз, и эта картина вызывала какое-то волнение в его душе. Губы пересохли, так что он облизал их, прежде чем ответить на звуки чужого имени.
- Да, Лань-гэгэ? - и продолжение ему совсем не понравилось. Чертов вывих, если его не вправить, то могут возникнуть проблемы. Он доверял Ванцзы, и сейчас был готов позволить ему что угодно сделать, лишь бы помочь справиться с этим. Тело молодого господина Мо странно реагировало на болевые ощущения, отзываясь жаром в груди и на кончиках пальцев, а ещё внизу живота.
- Да, сейчас, - он коротко кивнул, сжимая пальцами кровать, понимая, что не знает, сможет ли сдержать крик. Но в обморок от боли точно не упадет.
- П-понежнее? - криво улыбнулся он, на всякий случай стиснув зубы посильнее? Кажется, это тело стоит тренировать ещё и по части болевых ощущений, не только выпивкой и физическими упражнениями…

+1

59

Ванцзи чуть кивнул, его пальцы скользнули по ступне к щиколотке, обхватывая голень чуть выше лодыжки, вторая ладонь крепко сжала пятку УСяня. Он, казалось, собрался было вправить сустав, – но вдруг взгляд Ванцзи переместился за спину УСяня с выражением крайнего и неприятного изумления.
— Что это там?! – в возгласе Ванцзи слышался едва ли не испуг и уж точно – тревога и неожиданность.
В ту же секунду, едва ресницы УСяня вздрогнули от услышанного, а голова была готова рефлекторно обернуться и посмотреть, "что это там", – Ванцзи точно и коротко дёрнул, чуть поворачивая, его пятку.
"Там", безусловно, ничего не было.

— Не двигайся, – предупредил он УСяня. В протянутую в сторону руку привычно лег Бичэнь, выскользнулв из ножен на прикроватном столике в другой половине комнаты. Полупрозрачное лезвие дышало сиянием льда. Ванцзи положил Бичэнь на постель, вплотную к ноге УСяня, и холод клинка стал вбирать жар поврежденного тела.
Ванцзи вышел из комнаты, отдал прислуге распоряжения и вернулся снова. Взгляд его остановился на ноге УСяня, потом вскользь, словно вовсе не замечая его наготы, прошёлся по животу и груди, чуть задержался на губах и коснулся глаз Вэй Ина.
Наклонясь к постели, Ванцзи тронул пальцами поврежденную щиколотку. Опухоль немного уменьшилась, а жар, поглощённый Бичэнем, почти полностью угас. Ванцзи вернул меч в ножны, взял у вошедшего слуги всё принесенное и сел рядом с УСянем. На подносе были сложены бамбуковые палочки одинаковой длины и ленты чистой, небеленой материи, которые могли послужить бинтами.
Устроив ногу УСяня  у себя на коленях, Ванцзи зажал ее в бамбуковые шины и наложил плотную, но не тугую обвязку. 
Вместо того, чтобы затем позволить УСяню переложить ногу на постель, он приложил два пальца к точке повыше щиколотки. Пульсируя, целительное мерцание ци заструилось в блокированные травмой меридианы.
Полумрак тускло освещенной двумя свечами комнаты, аромат курений, недавно сожженных здесь, по-своему уютный обжитой беспорядок – всё было так далеко от каменных сводов пещеры Черепахи-Губительницы или изуродованных ща ци деревьев Луаньцзань. И лицо, с которого на Ванцзи смотрели глаза УСяня, было иным. Но не его душа и не его  аура. Днями раньше, в деревне Мо, Ванцзи лишь показалось, что он ощутил что-то знакомое в лёгком исчезнувшем ощущении. На горе Дафань он стал окончательно в этом уверен.
Сейчас, видя и ощущая УСяня рядом, Ванцзи понял, что узнал бы его в любом облике, – так глубок был оставленный ими друг в друге след.
— Больно? – спросил он, помолчав. И, помолчав ещё немного: – Ты всё ещё хочешь вина?

+1

60

Хуже всего не сама боль, а её ожидание. Мозг начинает рисовать за тебя ощущения, которые могут наступить, но ещё не наступили. Он прикрыл глаза, чтобы Лань Ванцзы не заметил в них боли, оставив себя без одного из чувств, только ощущая железным обручем сомкнувшиеся вокруг ноги руки мужчины. Когда, кажется, Ванцзы был готов вправить вывих, открыл глаза и в этот момент Лань Чжань посмотрел за его спину с тревогой. В тоне его голоса было что-то, заставившее коротко моргнуть и рефлекторно обернуться. Что если сзади стоит кто-то, кого ему совершенно не хотелось бы увидеть?

Но именно в этот момент ногу пронзила боль, так что Вэй Ин, совершенно не ожидавший от Лань Ванцзы такого коварства, не сдержал стона. Теперь это уже нельзя было списать на "показалось", этот... Этот человек обманул его!
- Ты! Зачем? - невзирая на выступившие на глазах слезы, Вэй Ин с обидой смотрел на мужчину и попытался вырваться, но замер подобно кролику, когда Ванцзы сказал не двигаться. Его тело точно кто-то захватил! Лань Чжань не мог быть таким жестоким обманщиком! Или это какая-то ложь во благо, которой он научился за это время?

- Я мог бы и потерпеть, зачем было меня обманывать? - прекрасно зная, что его вопрос останется без ответа, Вэй Усянь только закусил губу, и стон вырвался только когда обжигающе ледяной меч коснулся поврежденной и пышущей жаром ноги.
В голове мелькнула безумная мысль, не сломал же он ему ногу, чтобы не убежал? Не мог же Ванцзы превратиться в такого подлеца? Но тут же успокоил себя, что небо упадет на землю, если такое случится, и возможно Лань Чжань просто пожалел непривычного по его мнению к боли молодого господина Мо, и как ребенка отвлек его от неприятных ощущений.

Но клинок делал своё дело, как и вправленный вывих - своё. С кровати Усянь не слезал, хотя был такой хороший момент сбежать, когда Ванцзы вышел из комнаты. Но он не был безрассудным идиотом, далеко бы не доковылял, да и в лесу Лань Чжань его быстро догнал ... Нужно сначала дождаться, пока мужчина уснет или уйдет надолго.

Вернулся Лань Ванцзы достаточно быстро, окинул его взглядом, и Усянь запоздало понял, что всё ещё оголен по пояс. Да и плевать уже, болевые ощущения от ноги поднимались выше, обдавая жаром, но Бичэнь успешно их давил.
Встретившись взглядом с обладателем ледяных глаз кристальной чистоты, так похожей на лезвие меча, ему принадлежащее, Вэй Ин вдруг отвёл свои глаза в сторону. Вдруг они раскраснелись от пережитого, слезы ещё были непрошенные...

Когда руки Ванцзы вновь коснулись щиколотки, проверяя её, жар действительно стал уже меньше, так что помощь меча уже была не нужна.
- Необычное применение меча. У лобной ленты вашей тоже есть другие применения? - пошутил он, прекрасно зная про правило с этой самой полоской ткани, что её запрещено использовать в иных целях. В каких, например? Подвязать вместо пояса? Фантазия Вэй Усяня иссякала при мысли об этом

Когда нога оказалась на коленях у Лань Ванцзы, Вэй Ин напрягся и вновь почувствовал себя странно, хоть мужчина и сидел рядом, а не стоял перед ним на коленях. Оттого, что он остался в одних нижних одеждах, мягкая ткань сильно задиралась на бедре, когда поврежденную ногу поднимали так высоко. Но когда ниже колена появилась повязка, а Ванцзы стал лечить его вливанием ци, Вэй Усянь позволил себе на пару минут прикрыть глаза. А потом посмотреть на сосредоточенное лицо Лань Чжаня с каким-то странным выражением. Смесь благодарности и опасения, да ещё немного подозрительности. Он изучал и точеный профиль, опять натыкаясь на красиво изогнутые губы, и на длинные ресницы, прячущие взгляд самого Ванцзы, когда он прикрывал глаза на мгновение.
А потом вдруг как будто пронзал его своим пристальным взглядом. Так и хотелось спросить, что же ты видишь, почему так смотришь на меня? Что за мысли у тебя в голове, когда ты так на меня смотришь? Ты сомневаешься во мне? Или...

- Уже не так больно. У тебя приятно холодные пальцы, - без лишней издёвки или игры ответил Вэй Ин и тихо вздохнул. Комната, окутанная запахом сожженных не так давно курительных палочек, погрузилась в короткое молчание.
- Вина? - Усянь даже от неожиданности глаза распахнул шире, сейчас ему действительно предлагают то, что запрещено пить в Облачных Глубинах? Сам Ханьгуан-цзюнь?
- Да, я всё ещё хочу вина. Мне нужно оно, чтобы забыть некоторые вещи, произошедшие сегодня... - он прижал руку ко рту и потёр его, зажмурившись. День был насыщен событиями, и не все из них были приятными.
- Кто бы мог подумать, Лань-гэгэ, что твои руки способны быть такими нежными, - задумчиво сказал он, потому что пальцы Ванцзы всё ещё лежали на его ноге, а она сама на коленях у мужчины.
Он ещё не отошёл от недавно пережитых болевых ощущений, что просто откинулся на подушки, не пытаясь принять при этом позу пособлазнительней, скорее наоборот, просто не стесняясь того, как выглядел сейчас с распахнутыми полами одежды и растрепавшимися волосами.
- Два кувшина? - он приоткрыл один глаз, рассматривая им Лань Ванцзы.

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Голоса на ветру