POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » shit, this is it


shit, this is it

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/C8d5B.png

я быть должен тряпичной куклою с парой пуговиц вместо глаз - всё равно в них не видно пламени,
всё равно все черты не узнаны,
всё равно уголёк волнения в моём сердце НЕ ГАСНЕТ. 

если жаждешь увидеть истину, я не стану тебя держать.

[icon]http://s7.uploads.ru/8tlQM.png[/icon]

+5

2

ты не видишь меня, ( а может увидишь вот так ? )

В Самую Длинную перестают падать даже кометы. Кто-то заблаговременно перерезает звёздам горло и держит ладонь на разрезе, чтобы ничего не вытекло - у звёзд яркая светящаяся кровь. Северное сияние лордовских глаз гаснет вместе с ними. Дорога до четвёртой кажется бесконечной и очень холодной - тропа утанцовывает, глаза покрываются чешуйками, язык прокалывают булавками. Кажется, что слышно грозовую дрожь неба - небо внутри Лорда серое, заполненное облаками, которые режут глаз напополам ржавым ножом. Похожими ножами прирезают тех, кто решил позариться на Закон.
Эту Ночь они не ожидали и тем она слаще. Тем ярче и краше хочется её использовать. Кто-то разукрасит голосом сорвавшимся до хриплого шёпота, кто-то чужой кровью на туалетном полу.

Лорд знает, что уйдёт в неё на совсем ; всем, даже Курильщику не захочется задавать вопросов - Лорд возвращается из Наружности другим, но всё равно собой. Свои прошлые привычки он не стирает насовсем, градообразующие столбы стоят смирно. В комнате иногда находятся маленькие зеркала - может Крыса ненароком приносит ( хотя делает ли она хоть что-то ненароком ? И она ли это вовсе ? ), - Лорд до сих пор в них не смотрится. По утрам, после склизких ночей, губы дрожат от усталости, а Лорду слышно, как шепчутся запястья, которые хотят стать толще, сильнее ; волосы врастают в подушку, требуют яркого цвета ; пальцы в ярости душат друг друга и страдают немотой.

Этой ночью сердце откровенно скулит, как старый пёс, ожидающий еду у Горбача, слышно любому, кто прислушается. Оно понимает, что из Лорда ничего толкового не выходит, что Лорд - дело пропащее, неуместное, найденное и возвращённое обратно чудом и жалостью. Сердце не жалуется, потому что понимает - тело требует красоты. Не для себя - Лорд оставляет капризы вместе со своими волосами, стекающими последним драконьим золотом в ржавый водосток, - Лорд хочет сделать себя таким, каким будет нужен Рыжей. Тяжело любить себя, когда даже пальцы, ключицы, волосы тебя не любят ; зато так проще любить кого-то другого.

я спрятался в пепелище сгоревших образов - ни один из них не впечатался

Дни в четвёртой похожи на лихорадку, иммунитета от которой нет только у Лорда. Он смотрит на стену, туда где должны прилетать чайки, и с тоской понимает - там, где живут драконы, нет ни моря, ни тем более чаек. Там сухие пустоши, а посреди них неимоверно богатые дворцы из капризов, которые оказываются сразу же разграблены, стоит дракону куда-то пропасть. Отстраивать заново нет смысла, ведь если пропал один раз, можешь пропасть и ещё раз - страх становится сильнее, когда появляется впервые и не обещает покинуть навсегда. Лучше поселить там кого-нибудь другого и сделать рвы с огнём - ещё лучше всё сразу и в одном.

Жульничать и догонять Рыжую, куда бы она не бежала, нет смысла. Закрывать уши руками, зажмуриваться тоже. Если бы Лорд боялся огня, всё было бы иначе. Но он не боится его сколько себя помнит. Голыми ладонями водит над свечками, тушит их кончиками пальцев. Это не его стихия, ни в коем случае - Лорд не присваивает себе чужое, - но он уже без огня не может.
Сумерки, что предшествовали Ночи, были для него кудрявыми, а утро должно было стать рыжим.
Он сразу понял, что нужно идти. Нужно говорить. Нужно го-во-рить, иначе всё разорвётся. У Рыжей август на щеках, а ладони дымные, и Лорд знает, что он может о них обжечься, если ворваться без спроса, перейти порог той наглости, которая запретна даже для него. И даже если всё сказанное потом вернётся ожогами, будет ещё Самая Длинная Ночь, будет возможность всё спрятать, укрыть, разбить тысячу раз.

здесь не внять ничьему дыханию.

Ожогов нет, есть ничего в кульке с маленькой надеждой. Где-то внутри скорлупа василиска режет живот, но всё это даже не чувствуется толком. Когда Стервятник хватает за плечо, его когти вжимаются до боли, но Лорд не дёргается. Медленно салютирует Большой Птице, заползает в палатку. Тут пируют стеклянным воздухом, чёрными одеждами, нелепыми шутками, юмор которых Лорд теряет на подступах к своим мыслям. Он прикладывается к бутылке, чтобы всё стало хотя бы на мгновение проще. Пить не хочется и становится только сложнее. Лорд чувствует острый запах дождливого леса, делает вид, что не заметил как кто-то попытался заглянуть в его карты. У бубовой дамы рыжие кудри, у червового вальта сардоническая улыбка. Руки тасуют колоду, но требуют нежности, горячности и признаний. Они привыкли к пьяности ночи, хозяина слушаться отказываются.

Когда Лорд проигрывает, Конь пьяно вытаскивает из себя высказывание о картах, невезении и любви. Лорд незаметно скрещивает пальцы, похожий на сгорбившуюся страху, которая тихо под нос бормочет хоть бы хоть бы. В такие моменты хочется верить любым суевериям, даже самым глупым. Если счастье не случится, то всё это превратится в нелепость. Но оно ещё не случилось и не не случилось.

но тебя мир мой встретит засветло, затуманив кольцом забористым

Сквозь толщину Ночи прорывается лордовское солнце, которое тлеет на остатках сказанных Рыжей слов. Лорд говорил долго, яростно, отчаянно, как никогда, но себя не слышал - слышал всё то, что придумал сам заместо Рыжей, но громче всего были её слова. Ярче. Они светились и светятся. Стервятник вежливо просит выключить лишний свет, и Лорд неловко извиняется. Улыбается чему-то живому и трепещущему внутри. Потушить будет сложно, считай почти невозможно. Не сегодня. Завтра - может быть. Огонь горит до тех пор, пока у него есть пища ; если Рыжая не придёт в четвёртую по утру, пищи у него не будет - ни дров, ни ветра. А замок снова станет богатым, но пустым.

если жаждешь увидеть истину, я не стану тебя держать. [icon]http://s7.uploads.ru/8tlQM.png[/icon]

+4

3

[indent] но нас, конечно, найдут и вымоют воды,

ты вспоминаешь, раньше слова лились потоком, кусачие и правдивые, резали будто бритвой.
у тебя был хороший учитель, об этом ты знаешь все.
(одну прячешь на кончике языка)
слова раньше давались на порядок проще, не отзывались болью загнанного животного,
а солнце всходило там, где ему полагалось.

в темноте суетно, ночь никогда не кончится. ночь твоё время - ты становишься комнатным светильником, носи меня в кармане, прижимай к груди, я иду тебя греть.
я иду тебя жечь.
твоё время - каждое время, любое на твой выбор, солнце проникнет под дверь, куда его не ждали, куда его не просили, оставит отметки, помни обо мне.
в темноте суетно и маятно, слышны голоса, под потолком тебе видится северное сияние.
сегодня оно для тебя только, никто больше не увидит, поделиться хочется, но нельзя.
(небожители, все храните свою страшную тайну. не служите больше никому.
однажды солнце меня проглотило, погналось и поймало. я была каплей в красном раскаленном море и это было чертовски больно. а проснулась сразу здесь.
спать нельзя.)

девочки шепчутся, жизнедеятельность бурная, вокруг бесконечное движение, шепоты нервные, трепещущие, рука Кошатницы костлявая, цепляется прямо за твою.
ты знаешь все ее слова наизусть, приезжал красивый, другой, наружностью пахнет.
чужой. слышишь ты?
не смей ходить и думать не смей. по глазам все вижу.
(но ты ослепла совсем, милая. думаешь, заплачу, если тебя не станет?
и правильно думаешь.)
по глазам все вижу и ты сбежишь. не хуже этих. а и чем ты лучше?
и плюет брезгливо. клеймит: небожительница.
брат звал тебя солнцем и ты целовала только себе подобных, отмеченных, смогу кого-то ещё?

[indent] воды станут и на горах, никому не дано спасти

ты знаешь, о чем говорит Кошатница, издалека, завуалированно. сказать правду, напрямую, - это согрешить. нарушить негласное правило.
вы - стайные. вы - крепкие. это все не про вас.
но как же страшно остаться одной.
все только об этом и говорят.
и никто не остаётся, не сейчас, сейчас время ещё есть и посмотрите на время, оно бесконечно.
девочки прячут твои волосы под полотенцем, будто боятся, что ты одним своим видом накличешь рассвет.
дурная примета на босых уставших ногах.
помнишь этот шрам? хочешь спросить. и проглатываешь горчащий комок. никто тебе не ответит.

ты знаешь, рано или поздно ты потеряешь их всех, никого не останется. пытаешься обогреть напоследок, кусаешь в сердцах, зло, сердито, скрываешься за поворотом.
о любви не говорят как о потерях.
Лорд говорит, бессовестно, горячо, запальчиво.
кто научил?
это в наружности так говорят?
(если бы от него пахло только наружностью. если бы дело было только чужим.
если бы не твой страшный секрет, ты никому о нем не скажешь.
но у твоих кошмаров его карикатурное лицо. жуткое, размалёванное. краденое, не его.
а от него самого лесом пахнет.
ты проснулся там и даже не заметил.
да кто ты вообще такой?)

говорит о страшных вещах, о месте, в которое нас хотят выплюнуть, смачно пережевав.
в голове до сих пор стоит эхо, у него голос музыкальный, говорит Кошатница, да ты же глухая, что ты там можешь себе слышать.
смеяться не забываешь, смеёшься навзрыд. знаешь, что если не рассмеешься, то разрыдаешься, пусть лучше видит тебя смеющуюся, вот ещё, не хватало. (плачущей тебя видит один человек, да только где теперь его настоящие глаза?)

тревога кусает за пальцы, ты прихватываешь кожу на костяшке зубами раньше.
не хочешь делиться последним.
хоть что-то бы у меня осталось.

слушаешь шёпоты, всех тут перебаламутил, а хочется слушать истории, позволить кому-то заплести себе волосы, не сидеть тут с тряпкой на голове.
хочется бежать. всегда хочется. выше, ещё выше. полететь. (вверх или вниз?)
это ты сейчас думаешь, что он говорил не зачем-то. чтобы ты, дура, слушала.
или чтобы выкричаться. рану прижечь? прижмёт тебя лицом, вот и прижигание, милый сердцу слепок.
так зачем же?
а ты для чего спрашивала.
молчишь.

на месте не сидится, хочется идти.
не в четвертую, в четвертую непонятно, страшно.
ничего ты не знаешь, кроме неуемного бега, куда-то тебе нужно. и черт знает.
черт знает.
приходи, говорит.
или не говорил? но ты прекрасно чувствуешь, чувствовала в голосе, в том, как распрямились плечи. (не вытравишь из тебя истинно королевское. и не надо?)
ждать будет.

[indent] ни единой своей дорогой кости.

в четвёртую не хочется, непонятно. боязно. бояться ты ненавидишь, показываешь в пространство зубы.
в коридорах шепоты и звуки, в комнате тоже, переполнено, душно, стены дышат тоже.
и ты может не решила ничего только от того, что боишься (трусиха, трусиха, трусливый прыгун, чьё лицо в твоих кошмарах? где заканчивается твой кошмар?), только от того, что боишься признать.
что идти-то больше некуда.

[nick]Ginger[/nick][status]lone / pack[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0B5P6.png[/icon][sign]his new girlfriend thinks
i’m crazy.
[/sign][fandom]the gray house[/fandom][char]рыжая, 17[/char][lz]<center>the mouth & all other things sharp.</center> [/lz]

+2

4

построить стену гораздо легче, чем раз за разом сводить мосты.
Он сам не знает, почему так много рассказал ей про Наружность. Напугать ? Поделиться ? Показать какой он сильный ? Обнажить всё, что ещё кровоточит ? Когда Лорд говорит, он чешет в нервозности руку острыми когтям, расцарапывает. Иногда ему кажется, что человеческая оболочка не выдерживает всех эмоций и проще стать драконом. Змеёй скинуть кожу, превратиться в сплошную чешую. Защититься. Сбежать в другого себя, который ничего не боится.
Драконы любят всё, что сверкает, довольствуются серебром и золотом ; Лорду нравятся солнцеликие существа, которые шаловливо улыбаются, словно знают всё на свете, а на деле - из их вопросов можно делать энциклопедии. Такие люди дарят тишине свет.

Лорд понимает, что в четвёртой ему нет смысла быть сейчас ; ночь станет яркой, осветит стены - яркие, слепящие стены переполненной отчаянием комнаты. Обычно, когда душу выбивало из под ног - когда Сфинкс заставлял все мышцы разрываться, когда голос срывался на чужие тональности, когда руки пьяно дрожали, - Лорд обязательно брал книгу с детскими сказками про Крысолова, про Нильса, про всех-всех-всех, и шёл туда под дуб, где сверху много-много листвы, а впереди много-много неба. Читал вместе с закатом то, что в детстве страстно ненавидел. Этим сказкам тогда было не место, сейчас места им довольно, даже много.
Потрёпанная книжка теряется где-то далеко-далеко, и Лорд надеется, что Табаки её никогда не найдёт, никогда не улыбнётся, подняв над головой, не спросит « чья ? » - у Лорда духу не хватит признать, что его. А обманывать Шакала страшно и горько.
Когда книжка теряется, Лорд понимает, что в нём его самого осталась самая малость - чайная ложка яда ; заместо пришли сказки - иногда Лорд был мальчиком, который до пятнадцати лет не мог касаться земли, иногда другим мальчиком, мальчиком с длиннющим титулом, острыми ушами, который по глупости мог однажды утонуть в колодце и даже этого не заметить.

Эти мальчики очень любят ночь и стесняются дня. Иногда, конечно, вырываются, дерзкие, непослушные ; могут камнями закидать, дракона разбудить. Но они умеют ярко улыбаться. И тянуться к солнцу, совсем ничего не боясь.

в моей вселенной творится нечто. снаружи - зима, играет блюз.

Воздух теряется в темноте Самой Длинной. Лорду сложно дышать и страшно думать.
А он всё равно думает. Не может остановиться - как тут останавливаться ? Стервятник читает на лице дракона чувства и протягивает фляжку, Конь суёт под нос сигарету.

хочу я мчаться к тебе навстречу, но непонятно чего боюсь.

У ржавых девочек серебрянные сердца. У белоснежных драконов ржавые сердца.
Очень хочется бросить карты в сторону, вскочить, расправить крылья, вернуться, заговорить, попросить полюбить полюбить полюбить, но это ведь не любовь будет, если он сам попросит, если выпросит! Лорд хочет, чтобы сама, даже через миллион лет, но сама! Сидит и ждёт, а вдруг вовсе не понадобится миллион лет.
Сидит и ждёт возле Перекрёстка - чем дальше он от четвёртой, тем большее есть времени. Если будет сидеть на подоконнике, дёргаться от насмешливого скрипа двери, будет хуже. Страшнее.
Там ожидание будет ядовито-сладким, гниющим. Тут всё кажется менее реальным. Шум ветвей слышится всё чётче. В груди щемит и поднимается бессильная ярость. Лорд понимает, что не должна Ночь проходить в перекрёстных карточных ходах, попытках прочитать чужие расклады, Ночь и ночи должны проходить в красных кудрях, в невольном желании сосчитать все веснушки губами, в своих руках, которые будут становиться всё длиннее и длиннее, лишь обхватить по-крепче, лишь бы показать - я строю замок на нас двоих. Там будет много леса, я обещаю.

Когда Лорд смотрит на Рыжую, он даже не старается ради приличия опускать глаза. Ни когда вокруг стаи, ни когда они одни. Душа больше не сдерживает стонов и на секунды чувствует себя цельной. Внутри Лорда разбросаны куски железа, которые нужно переплавить.
Ты же поможешь мне ? Не потому что так надо, не потому что ты добра, а потому что ты этого хочешь.

открой мне сердце. и,

Лорд хочет очень многого. Детей, научиться летать, петь красивые эльфийские песни, рисовать так, как отпечатывается в голове, плести рыжие косы, обзавестись возможностью отрезать одну маленькую огненную прядь, обвести ею своё запястье. И пусть Рыжая умеет ругаться скороговорками, кажется посмешищем всё, что не относится к ней. Лорду нравится её обнажённость и солнечная надрывность, смятость, как у старого любимого одеяла. ( Лорду страшно думать, что в нём нет ничего, что могло бы понравиться Рыжей ). Ему не нравится, что времени так мало, поэтому он готов ждать её всю вечность этой Ночи.
Лорду жалко того мальчика, который никогда не рождался - который никогда не заходил в Дом, будучи по-детски разложенным и совершенно ещё не сделанным. Этот мальчик бы научился здесь жить, знать каждого и видеть всё. Лорду сложно пережить его нерождение. Он должен был быть, а Лорд - нет, это просто чудовищная случайность. У этого мальчика было бы времени куда больше.

Может вернуться ? Может сказать что-нибудь ещё ? Может увести её за собой, протянуть руку туда, куда она так отчаянно хочет ?
Лорд обещает себе, что не сделает этого, пока не получит ответ, но страх толкает вперёд, рукой по загривку ведёт, глупости несусветные советует.
В следующем раскладе карт ему попадаются все дамы с одинаковыми лицами, и он специально проигрывает партию. Пусть суеверия и глупые, но они же всё таки сбываются, раз уж существуют ?

назавтра дождь будет петь про нас.[icon]http://s7.uploads.ru/8tlQM.png[/icon]

+2

5

ты мучаешься и ты маешься, в комнате нечем дышать, в тебе нечем дышать, внутри слишком тесно, в помещении, в самом доме, а кто тебе сказал, глупая, что если ты выйдешь на улицу, то сможешь вдохнуть полной грудью?
вот бы небо раскрасили красками, вот бы дали краски для жизни, вот бы на все пролить свет солнечный, вот бы раздать тепла всем, да по кусочку, чтобы ничего не осталось, вот бы самой раз в жизни у кого-нибудь занять, согреться у чужого костра.
а ты все жжешь свои, и к ним выходят.
ты все жжешь свои, ты все жжешь себя.
а Лорд приезжает, и у него внутри такой пожарище, такой пожарище, как он живет с ним, как он не выплавился, как он всего себя не выжег, как же ты с этим жил?
как ты вообще жил?
ты помнишь, что он говорил, безусловно помнишь, но по ощущениям дышит огнем и бросает под ноги горячие угли.
ты меня, что ли, огнем пугать вздумал? жаром? не получится.
(пожарище вмещается в тонком холодном теле, живет в надменности эльфийского принца, о нем потом расскажут в песнях.
его портрет с горящим глазом тоже снится тебе ночами.
он выгодно отличается от других, от множества лиц тем, что совсем не страшный.)

[indent] подари мне море, хотя бы внутри ракушки,

кто-то руками лезет в волосы, поправляет полотенце, Кошатница ворчит, ты мол, слишком громко думаешь, помолчи хоть минутку, от тебя ничего в голову не лезет.
ты, к слову, непривычно молчалива, Кошатница продолжает шипеть, от тебя скоро задымит полотенце.
ты усмехаешься криво, на одну сторону, на себя непохожа, варитесь в этом жарком мареве, ты излучаешь жар, а Кошатница не дает открыть даже форточку, ей дует.
знать бы, где ее кошки, знать бы, что они видят.
в какой-то момент не выдерживает, напускается, шла бы ты отсюда, сил нет на тебя смотреть.
ты хохочешь, излучаешь жар, жар, жар, пожара не будет, не сегодня.
ты сама решаешь, когда он произойдет.
самая длинная – твое время. ваше время. время каждого из вас. но это будто бесконечное затмение и солнце можно носить в кармане, тебя никто не тронет.
оставаться неприкосновенной – тебя это волнует, положительно волнует. больше ты любишь только много рук и все к тебе протянуты.
- ты же сама мне выходить запретила?
и Кошатница запинается, злится, она всегда на тебя злится. не умеет по-другому.
это у нее от любви.
(что еще бывает от любви? дети? ужас какой, додумался ведь. и правда, додумался.
но это тоже давать или дарить. чудно как.)

в такую ночь держаться бы друг друга, но кого держаться, слушаешь ворчание, слушаешь, и не находишь себе места.
тревожно, бессмысленно и беспощадно тревожно, ночь будто кровью пахнет.
выхожу искать.
думаешь про себя. (во сне перевязываешь раны волосами или перевязываешь ими горло, жжется, всегда жжется.)
Кошатница рычит тебе в спину, сердится.
и качает головой, вроде что с тобой делать. а с тобой что-то делать поздно, менять тебя поздно, ты родилась, наверное, от того, что не усидела внутри большого солнца, тебе хотелось посмотреть, что там, внизу. тебе отчаянно хочется невозможных вещей, хочется свободы, хочется путать и путаться.
сидеть на месте – это то, что бывает с другими, сидеть на месте – это больное.
еще больнее ждать.
а я больше не хочу, не хочу, не буду.

[indent] подари мне любую другую игрушку,

в коридорах волнение, ждешь, что все будут сидеть по комнатам, но ничего подобного, путаются, перемещаются, сегодня успеют много невероятных вещей, пахнет духами, а потом пахнет холодом, ты машинально поворачиваешь голову, пытаешься настигнуть ускользающий запах. знакомое. что-то знакомое. пахнет кровью. и ты хмуришься, знаешь без знания, а говорить об этом не можешь. хватаешься за горло.
что с тобой сегодня, вообще не сказать ни слова.
(слова пытаются, мысли путаются, сердце не на месте, у тебя всегда сердце не на месте, сейчас особенно, ты не представляешь, как удержать его в груди)
что я у него спрошу?
запинаешься.
ты правда? на самом деле?
не то.
Лорд ей кажется целым, не половиной, он весь здесь или весь будет там. целиком.
и ты весь будешь со мной? хочешь спросить. запинается болезненно. и не решается. и поделишься, на самом деле поделишься?
(дашь то, чего я хочу.)
а чего ты хочешь?
ты весь будешь со мной, ты весь будешь здесь, ты весь будешь? ты меня не обманешь, не исчезнешь? ты настоящий? ты вообще настоящий? у тебя настоящие глаза? скажи мне. и ты будешь смотреть на меня? (смешно, смотрит, приезжает и смотрит, бессовестно, и отчего-то не жжется. подарить ему очки в честь согласия? а оно будет?)

[indent] подари мне, прошу, сегодня, не отлагая.

ты идешь не в четвертую, совершенно точно не в четвертую, ты идешь, тебе надо бежать, события толкаются, толкают в спину, тебе тревожно.
тебе так много надо у него спросить.
ты ведь не будешь молчать, стыдливо отводить глаза?
я не приму ничего, кроме честности. совсем ничего. скажи мне! ты будешь? это важно, это так отвратительно важно. не смей врать.
тебе надо бежать. ты понятия не имеешь куда, знаешь только, что опаздываешь. кровью пахнет, кровью.

[nick]Ginger[/nick][status]lone / pack[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0B5P6.png[/icon][sign]his new girlfriend thinks
i’m crazy.
[/sign][fandom]the gray house[/fandom][char]рыжая, 17[/char][lz]<center>the mouth & all other things sharp.</center> [/lz]

Отредактировано Elain Archeron (2019-10-31 13:52:39)

+2

6

жизнь - это кома , и я скоро проснусь

В Наружности Лорд говорит без интонации - как робот. Тает и по кусочкам не собирается. Раньше казалось правильным собрать себя-гордого из самого ужасного помойного мусора ; раньше казалось благородством вставать каждый раз, когда хотелось, чтобы крышка соснового гроба захлопнулась с громким « прощай! ». Раньше хотелось плевать каждому в лицо - я встаю, чтобы не случалось. Тебе и всей жизни на зло. Встаю и иду дальше, чтобы не случилось.
Ноги механизм, который никогда не использовался, но это не значит, что совсем не работал - не здесь ; тут нет необходимых масел, чтобы смазать шестерёнки.
В Наружности его разбирают на детали, потом собирают заново, всё неправильные куски ищут. Что-то явно забрали на совсем и продали в какой-нибудь дурацкий автосервис. Лорд пальцами врывается в грудь. Выдыхает. Сердце зато не забрали. И правильно. Не гоже потом одной машине понять, что не машина она вовсе, а что-то другое, куда большее - размером с дракона и цветом с чистоту. Тогда будут не пробки, будут катастрофы.

В палате окна кажутся нарисованными, в Доме - живыми. В дальнем лае псов и в бормотании лесов Лорд слышит чужие сознания. Здесь работают простые истины - Лорд мог бы оказаться чужим для Дома, но всё вышло не так, как ожидали ; он горделиво улыбается, но с сожалением осознаёт - покупая дом с участком, часто получаешь кости в комплекте. Лорд видел у слепых глаза, у мёртвых жизнь, у ярких тьму - всё видел и всё принимал.
Вдруг это единственное, что осталось ?
Возможно, если сложить всё собранное, получится настоящий Лорд, а не обглоданный чёрт знает чем - на одном псиные следы синяками ползают, на другом скальпельные надрезы кривятся, на третьем падающая чешуя выстилает пол. Табаки собирает вещи, Лорд собирает мысли.

Ну а ты, девочка, что ты собираешь ?
Что собираешь, кому раздаёшь ?
Иногда Лорду кажется, что разговаривая с Рыжей, он кричит наверх канатоходцу о том, что его канат вот-вот оборвётся. А она не слышит. Ему не нравится, что она готова себя на всех раздавать, совершенно не жалея ( нравится ), но ровно настолько насколько считает это благородным и добрым порывом. Хочет забрать её всю, чтобы отдавалась только ему.
В Доме все живут друг для друга. Лорду хочется иметь что-то своё - не чистую наволочку, не пустую кровать, не целый набор красивых рубашек ; просто одну чайку, которую он не будет запирать в клетке, ни в коем случае - сам знает, что такое решётка и вовсе не из книг Дюма, - но будет знать : отпустил полетать, а она обратно вернётся. Насовсем.
Лорд не из тех, кто питается миражами. Драконы питаются свежим, истекающим кровью мясом и действительно умеют дорожить свои сокровищами, если нашли. Они питаются высокой нотой в конце песни, строчкой в стихотворении, из-за которой сбивает дыхание, запахом свежего кофе и первой каплей дождя ; смехом, который отражается в пустых сердцах и черепах.
Давай я буду питаться тобой и уже больше никогда не окажусь голоден.

И если бы Рыжая собирала разбитые сердца, всё было бы намного легче. Тут стать частью коллекции просто и почти не обидно.
Некоторые вещи, если ты полюбил их однажды, навсегда становятся твоими. А если пытаешься их отпустить, они, сделав круг, снова возвращаются, они становятся частью тебя. Или убивают. Но это не так уж и страшно.
Смерть - совсем не страшно.
Лорд пытался и у него порой даже получалось.
Всегда возвращали обратно.
Ценить жизнь начинаешь, когда у тебя её забирает кто-то чужой, а не ты.

Лорд вздрагивает от ворошения.
В палатку залезают сначала уши, потом Табаки. Лорд прищуривается, слышит шумные вопросы Курильщика, что крутятся в голове отчаянно ( мальчишке не нужно даже говорить, чтобы быть громким ). Шакал бессовестно оставляет его снаружи, хотя небось обещал провести экскурсию. В свете птичьих ламп Табаки мерцает, шелушится, расслаивается. Такое порой бывает, но сегодня Лорд видит особенно много слоёв. Он стряхивает с плеча ошмётки.
В палатке разом становится мало места, а Лорд итак до сих пор не вспомнил как правильно дышать, после посещения девичьего корпуса. Шакал ведёт носом и кратко заявляет, что от дракона пахнет огнём. Лорд делает вид, что не услышал.
Когда пахнет - это одно ; а когда огонь есть - это другое.

я так часто играл в судью , что и сам подсудимым стал[icon]http://s7.uploads.ru/8tlQM.png[/icon]

+1

7

от боли хочется плакать, каждый чертов блядский раз, от боли хочется плакать, ты прижимаешь руку ко рту, задыхаешься.
больно, больно, больно, больно.
тебя подводит, тебя трясет, и как всегда в пиковые моменты, ты остаешься в ослепительном (боль ослепительна, боль ослепительна, это тоже) одиночестве, полыхаешь ярко, становится крестной кучи теней в коридоре, они приходят только для того, чтобы исчезнуть.
на тебя шикают, шла бы ты отсюда, из-за тебя утро настанет раньше запланированного.
ты оттуда не идешь, ты оттуда бежишь, не разбирая дороги, собирая все стены, не жалея себя, не жалея никого.
ты оттуда бежишь, ты отовсюду бежишь, если честно, когда становится невозможно остаться.
(а хочется. глупо и чертовски хочется. остаться хоть где-нибудь.)
ты часто думаешь, что ты здесь только из-за этой огромной боли, где-то еще ей просто не было бы места.
смогла бы наружность вместить столько боли?
конечно, нет. конечно, нет.
иногда ты слышишь, как дом вздыхает.
и трещит по швам.

[indent] господи, вылечи меня, вылечи,

не разбираешь дороги, тебе дорога не нужна, самая длинная хороша тем, что никто и никогда тебя не догонит.
ты в кого-то врезаешься, падаешь, хохочешь, ловишь в голосе все нотки истерики.
- я в порядке!
ты где угодно, но не.
знаешь, что ладони будут содраны, может быть, ободрана будет даже спина, тебе все равно, тебе все равно.
укрыться, укутаться, остаться в мелкой сетке царапин, носить их как новое лицо.
пусть ничего не останется. ничего.
но ночь пахнет кровью, ночь пахнет кровью, ты поднимаешься и снова бежишь.
за тобой сегодня не гонятся, сегодня не за тобой.
но страшное присутствие ты чувствуешь, чувствуешь кровавый привкус во рту отчего-то, сглатываешь.
и врываешься в толпу, с тобой кто-то здоровается, ты проскакиваешь ее легко, успеваешь ответить, смеешься, это быть с кем-то, это не быть одной,
это никогда больше не быть одной.
это он предлагает?

у Лорда хочется спросить, будет ли он ее обнимать. (ты думаешь, пытаешься представить и пока не понимаешь, как это должно выглядеть, но случайно касаешься его по приезду, руку отдернуть не хочется – неплохо. на чешую не походит вовсе, хотя чешую потрогать хочется тоже. любопытно.)
у Лорда хочется спросить, будет ли он ее любить.
Лорду хочется сказать, что если он думает, что все будет просто, розово и весело – то ничего подобного. весело не будет.
и потому Лорда хочется встряхнуть, Лорду хочется сказать, ПОСМОТРИ ЖЕ НА МЕНЯ.
(ты вся горишь, горишь, горишь, кости раскаленные добела, трогать страшно, а он руки тянет.)
ты не боишься?
ты не боишься, что оплавишься?
не боишься, что это тебя убьет?
Лорда хочется спросить. или со свойственным ураганным упрямством поставить перед фактом.
еще можно убежать.
(тебе бы не хотелось.)

[indent] вытащи закопченную из огня, выкорчуй

ты бежишь, не сбавляешь темпа ни на минуту, уже больно, уже физически больно, на самом деле.
и вот это замечательно, вот это хорошо, перегруженные мышцы ноют, просят пощады, чтобы ты притормозила, чтобы ты чуть-чуть сбавила ход, хоть на минуточку, хоть немножко, вместо этого ты дожимаешь, добавляешь скорости, рвешь жилы. всегда быстрее, всегда больнее.
когда перед глазами уже пелена, когда не разбираешься, ты смеешься в голос.
вот теперь хорошо, вот теперь замечательно, вот теперь ослепительно.
тебе всегда было чуточку лучше за секунду до вспышки.
тебе всегда было ощутимо, сильнее, громче.
тебе всегда было лучше, ты всегда чувствовала себя огромным красным гигантом, не тем, кого он может проглотить.
ты всегда чувствовала себя ослепительной.
за секунду до взрыва.

[indent] справишься, мол, сама. желательно, чтоб смогла.

ты знаешь, что не опоздала, пока не опоздала, а значит бежать надо еще скорее.
(за секунду, секунду до взрыва.)
но ночь пахнет кровью.
ты бежишь не в четвертую, точно не в четвертую. но делаешь себе мысленную пометку зайти.
еще не знаешь, что скоро остатки мысли из головы вышибут, ослепительным, огненным, больным.
(но тебе всегда хорошо, одурительно, дурманяще.
громко. прекрасно.
ровно за секунду до взрыва.)

[nick]Ginger[/nick][status]lone / pack[/status][icon]http://s9.uploads.ru/0B5P6.png[/icon][sign]his new girlfriend thinks
i’m crazy.
[/sign][fandom]the gray house[/fandom][char]рыжая, 17[/char][lz]<center>the mouth & all other things sharp.</center> [/lz]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » shit, this is it