Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » i am about to die


i am about to die

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/OeTnngm.png


три черепа и все пустые, безмозглые, шипеть получается только от клеймящей боли; рука чешется, острыми ногтями хочется сдирать кожу, но всем понятно, что это останется до самой смерти; мрачный взгляд, чужие идеи и холодные руки, от которых не убежишь — регине страшно, сириус больше в доме нет, мать никого защищать не станет. что еще сделаешь, чтобы выжить?


не завершаясь, ни печально, ни красиво

[lz]but when you walked out that door a piece of me died[/lz][char]регина блэк[/char][icon]https://i.imgur.com/GVd2iq4.png[/icon][status]remember that you're mine[/status][nick]regina black[/nick][fandom]hpedit[/fandom][sign]i'm your little scarlet starlet, singing in the garden,
kiss me on my open mouth
[/sign]

Отредактировано Nesta Archeron (2019-11-03 19:49:27)

+7

2

слухами, говорят, земля полнится.
не врут.
сириус пригибается к земле, прижимает уши, мотает головой – отрицает.
р.ы.ч.и.т.
слухами земля полнится, эти суки никогда не врут, максимум скажут полуправду, мерлин смилуйся, хоть бы раз приврали.
сириус улыбается, небрежно отбрасывает волосы с лица.
знаете.
мне совершенно. кристально. честно. нефильтрованно.
наплевать.

komm und rette mich

ночью вцепится в лицо ногтями (красивая, красивая, красивая, небрежно красивая, таких как ты не делают), ночью разобьет зеркало, исцарапает руки, ночью на стену бросится или на случайного прохожего, напросится на драку, но никогда не на поражение.
гриффиндорцы не сдаются, знаете ли.
ночью притворится пьяной, чтобы не стоять на ногах и чтобы был повод разрыдаться.
была кристально трезва, честна, равнодушна.
врала.
только теперь понимает, до какой степени заблуждалась.
ты нихуя о себе не знаешь, сириус блэк.
ты умеешь только болеть. и никогда не бояться боли.

узнавание находит ее.
до сириус доходит запоздало, медленно, только что.
только что доходит.
до какой степени ей, оказывается, не все равно.

ich verbrenne innerlich

отметаешь семью как луковую шелуху (сириус понятия не имеет о готовке), закрываешь глаза и закрываешь за собой дверь. уходишь гордо, не оборачиваясь, спина прямая, хочешь сделать все красиво, усмехнуться в лицо матери, огрызнуться напоследок, но бежишь, не разбирая дороги и не разбирая себя.
это не гордый уход, сириус, это ебаное бегство.
(у тебя болит каждый шрам, ты изуродовала меня, старая сука, ты ничего мне не оставила.
посмотри на меня, я на себя не похожа.
а кем вы хотели меня видеть, матушка?
КЕМ ТЫ ХОТЕЛА ВИДЕТЬ МЕНЯ, СУКА, КЕМ?
КЕМ ЕЩЕ Я ДОЛЖНА СТАТЬ?
ВЕРНИ МНЕ ЕЕ, ВЕРНИ МНЕ МОЮ ЖИЗНЬ, ВЕРНИ МНЕ ЕЕ
ВЕРНИ МНЕ ХОТЯ БЫ МЕНЯ)

доходит после.
отчего бежать было тяжело, путалась в ногах а после в лапах.
доходит после.
отзывается ноющей.
над региной шутишь зло, по-другому не умеешь. это твой способ выразить привязанность, вас этому не учили.
что остается между вами.
(я тебя собой прикрою, я тебя прикрою, я своей рукой сердце твое..
что остается между вами.

- сириус, болит?
- нет.
- врешь.
- теперь нет.

а тебе тринадцать.
тебе бы тогда сказать.
а теперь молчишь.)

rette mich
rette mich
rette mich
RETTE MICH

регина, маленькая, регина – яростная, регина – орудие убийства, орудие.
регина – человек.
регина в руках у психопата.
снова.
(белла в руках у психопата, еще одна сука, туда тебе и дорога. ты в руках у психопата, сириус, старые ублюдки, ты сплевываешь в раковину кровью, в ночи царапаешься и воешь, соседи думают, что кто-то сдох.
действительно, сегодня что-то сдохло.)
регине руки смерть целует, оставляет свой отпечаток.
и сириус, тебе ли не знать, кто в таких случаях умирает первым.
(ты сама здесь почему.)

слухами земля полнится, а бешеной собаке семь верст не крюк, знаете.
сириус небрежна, по-прежнему сияет улыбкой, куртку держит расстегнутой, руки в карманах, а душу запакованную под самый воротник.
регина на руке носит метку.
сириус – собственное сердце.
срывай.
- привет, сестренка.
улыбается.
(помоги мне, помоги мне, помоги мне, помоги мне.
разреши помочь тебе, одно слово. только одно твое слово.)

dich und mich

сириус находит ее, псина бездомная, псина позорная, прижимается носом к земле, бежит, того и гляди завоет.
кто первый бросит в нее камень?
(говорили, что поздно не бывает, но отчего ощущается, как упущенное, отчего мучительно поздно.
хочется обернуться псиной, упасть в ноги, извиняться, извиняться.
я тебя бросила, я тебя бросила.
я тогда не подумала.
я не хотела, регина, не хотела.
а ты никогда не думаешь, сириус.
ты нихуя никогда не думаешь.
не противно?
отвратительно.)

- слышала.. – осекаешься, смотришь на нее, знаешь, что лицо самоуверенное, знаешь, что держишься, прямая как стрела, гриффиндорцы, мать их, не сдаются, красная и золотая, львица. стоишь.
псина бездомная.
слышала новости, я до сих пор думаю, что если однажды проснусь, а ты в соседней комнате, то повторю дурацкий пранк с заклинанием вечного приклеивания на твоей подушке. тысячу раз. вот была глупость, а? вот была глупость, ты так злилась, едва меня не убила. но вот руки, видишь, вот руки. чистые, твои, мои, слышала, сестры драться перестают годам к семнадцати. а то и позднее.
как же так, что не успелось?
слышала новости, говорят, мать совсем выжила из ума, виновата я, как ты справляешься? слышала, вспоминать обо мне не хочешь, как все они. поделом. скажи, действительно не хочешь, скажи?
слышала новости.
я помню. к сожалению, к счастью ли.
помню все.

horst du mich nicht?

- слышала, у тебя все хорошо? можно, поздравить?
(погони, обругай.
скажи хоть слово.
прости меня, мелкая, прости меня, прости меня.
тебе говорят, вроде не поздно, она твоя сестра, она выслушает.
ты бы выслушала?)
у тебя все хорошо говорят. я тебя так люблю.
мне так блядски жаль, регина.

у тебя все хорошо, сука, поздравить можно.
иногда сириус не просто знает, а уверена на сто процентов, что мозгов у нее нет.
- я вспоминаю о тебе постоянно.
that’s it. 

[nick]Sirius Black[/nick][status]girl got a gun[/status][lz]<center><a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=761">BANG! BANG!</a></center>[/lz][char]сириус блэк[/char][fandom]hpedit[/fandom][icon]https://i.imgur.com/r6KyXoT.png[/icon][sign]run, run, run. [indent] [/sign]

+7

3

[indent] we learned to live and then our freedom came to an end
у регины когда-то была свобода — какая-никакая, пусть и невесомая, иллюзорная, призрачная, но была. в хогвартсе хотят многого (домашние задания, эссе, правильные взмахи палочкой, выглаженная форма, приличный вид и приличная компания), но не настолько, чтобы душить чужой волей — дома совсем не так; мать поджимает губы, семейное древо тлеет и пузырится — вчера на нем была андромеда, а сейчас остались только обуглившиеся края и сигаретный запах. он везде, если дома, конечно, разрешают дышать. сириус поебать на слова матери, на слова преподавателей, на все ей поебать, смотрите на бунтарку, ей это нравится. регину задвигают с рождения в дальний угол, потому что она не блистает и за каплю внимание не удавится — ори не ори, всем все равно; ты не она.

сириус не видит дальше собственного ангельского нимба — не мать, а тупая сука, которая пытается из непослушания выковать что-то пристойное, как смеет; не дочь, а тупая сука, которая уворачивается и скалит зубы, представляете? мать не слушает. регина блэк — просто картина с натюрмортом (даже не портрет, господи) на фоне их перебранок, от ругательств вянут уши и растения в доме, кухня обзаводится плесенью; регина помогает кричеру от нее избавится на рождественских каникулах; ему можно сказать хоть что-то.
— я устала от всего этого, чертовски устала, — и регине, блять, двенадцати нет.
[indent] too young to live a lie
регина выбирает ложь осознанно — шляпа рисует для нее другую дорогу, и после первого шага остановиться не выходит ни через минуту, ни через семь лет. остроносые туфли натирают мозоли, когда спускаешься в подземелья изо дня в день; регину уважают за фамилию и статус крови, сириус ненавидят за фамилию и статус крови. регина бы соврала, сказав, что так ей и надо — мол, сама выбрала, ешь слизней, сириус в красном галстуке; семья идет впереди планеты всей, и регине плевать, что ей скажут другие чистрокровные. регине не плевать на то, что сириус поворачивается к ней спиной первой.
у твоей сестры — красный лев на гербе, рубины за стеклом и новые друзья; в хогвартсе у сириус сестры нет,
дома рано или поздно не будет тоже.

под мать нужно прогибаться и там, где сириус упрямится (то есть везде) — регина ломает спину, потому что кто-то должен, и пусть лучше будет минута тишины, чем тринадцать лет непрерывного ора. регине больно, регине тяжело дышать, регине бы врача, но кто обратит внимание на то, что ты терпишь молча? за стеной переругиваются старшая сестра с матерью, им дело есть только друг до друга.
если к сириус приползти и валяться на красном атласе, то шансы будут, но
сириус отворачивается в хогвартсе
дома за обедом
дома за ужином
сириус всегда отворачивается, отвергает, не смотрит.

младшая сестра — это такой балласт, сами понимаете. регина не понимает, обижается, обожженные ладони жжет и на чужую территорию, под чужие софиты лезть больше не хочется. ребенком быть легко, память короткая, как волосы регины, которые она обрезала на очередное рождество, чтобы ее заметили. подростком стало тяжелее, обрезанные локоны застряли в сливе, ее порыв остался незамеченным; кричер качал головой и утирал слезы.
[indent] together we can make it
в какой-то момент единственно верным решением оказалось перестать сопротивляться, за столом только и было разговоров о темном лорде, сириус ушла месяц назад и даже не попрощалась. выяснения отношений с матерью достигли точки невозврата, грубости лились потоком и отравили воду в ванной и в графине, регине хотелось выть, не существовать и не слышать. когда сириус ушла, регина забиралась ночью в чужую спальню и вдыхала запах сигарет от красной подушки. мать в ее комнату не заходила ни разу, ночные побеги остались незамеченными, но кого это удивляет.
чужая воля подавила в ней все живое, темный лорд, говорили ей, прав — регина просто приняла за истину, потому что так надо, за семью назначили ответственной ее и мнения не спросили.
регина — ребенок удобный, податливый. сказали протяни руку и заклеймили на всю жизнь — поверила, протянула.
— мне больно, — но кто услышит то, о чем не кричишь.
[indent] but we are not together
намеренно искать встречи казалось глупым, глаза с бледного лица следят за ней, казалось, постоянно, во сне змея с руки кусает, а утром находишь едва заметные следы; метка расчесана до безобразия, это непристойно, как-то обронила мать, приняла так терпи с гордо задранным подбородком. ей легко говорить, у нее руки голые, чистые; регина смолчала. за стеной разворачивался новый мир, регина запиралась в спальне сириус, жаловалась стенам и льву на гербе, те хотя бы молчали в ответ; слезы душили, но не до смерти, а лишь слегка. утром следов не оставалось ни на лице, ни на шее — словно сон, словно она это придумала себе все сама.

встреча казалась невозможной, ходили слухи вокруг и около, регина цепляла их за руки и прятала у сердца; говорили, что сестра у поттеров, что у пожирателей смерти (ты сама пожиратель, регина, говори у нас) новые враги. говорили иди убивай их, и регина шла.

— кого ты вспоминаешь? — змеи должны шипеть, да ведь? почему тогда регина звучит как побитый и обиженный щенок. смотреть на сестру тяжело и больно, быть региной тяжелой и больно. быть. тяжело. и. больно. — ты ушла от, — меня, сириус, меня, — семьи добровольно, разбила матери сердце
(мне).

вместе мы бы справились, но мы не вместе и никогда не были.
— все замечательно, — ложь регина цедит порционно и опрокидывает сестре в лицо.
— знаешь, что значит черная метка?
что жизнь кончилась.

свой выбор ты сделала, а мне его не дали.[lz]but when you walked out that door a piece of me died[/lz][char]регина блэк[/char][icon]https://i.imgur.com/GVd2iq4.png[/icon][status]remember that you're mine[/status][nick]regina black[/nick][fandom]hpedit[/fandom][sign]i'm your little scarlet starlet, singing in the garden,
kiss me on my open mouth
[/sign]

Отредактировано Nesta Archeron (2019-11-04 00:25:57)

+6

4

we don’t need your salvation.

три любви было.
три любви было, осталось вдавленное в память, выдранное, искусанное, изодранное собачьими когтями.
на стену полезешь после, лицо раздерешь себе после, пальцы искусаешь в мясо после, выть будешь после.
нихуя ты после не будешь.
потому что
после тебя не будет ничего.
(знаешь, это смешно, это блядски иронично, я не я, когда ты..
смотришь на меня так.
когда ты на меня не смотришь.)

сириус, тебя это действительно убьет, если ты раз в жизни захлопнешь пасть?
если раз в жизни ты скажешь.
я виновата. я виновата. прости меня.

we’re our own creation.

три любви было.
поттер. реми. регина.
три любви было, а сердце твое убого, в сердце твоем слишком мало места, тебе своего сердца слишком много.
грудная клетка тщедушная – проткни ее пальцем.
(сделай мне больно, сделай мне больно, сделай мне демона, череп со змеиным языком, буду носить его с собой, пугать прохожих.
тебя не будет, будет демон.)
три любви было.
а боишься, что не будет ни одной.
стоишь, бравируешь, тощая, куцая, кусаная. и кусающая.
губы в улыбке кривишь, все вспоминаешь, не хочу быть похожей на беллу, бери пример с сестры, бери пример с беллы.
Я НЕ ХОЧУ МАМА.
а потом повторяется по  новой, и ты слышишь.
регина, бери пример с сестры. (не убегай только из дома.)
МАМА, Я НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ОНА БЫЛА НА МЕНЯ ПОХОЖЕЙ.
(ты ее не слушай.
ты мне нравишься. только так.

потом сириус блэк делает очередную отбитую хуйню.
чтобы регина не дай бог не запомнила ее слова.)
МАМА. НЕ ТРОГАЙ (ее) МЕНЯ.

and we go on
and on
and on
and on
WE DON’T BELONG TO ANYONE

любовь сириус – убогая, кривая, не человеческая и уж точно не запредельно преданная, собачья. собаки любят всем сердцем.
сириус легла бы в ногах. несомненно. подставила бы живот.
убьешь меня, сестренка?
- тебя вспоминаю.
отзывается неожиданно тихо.
(не могу спать, не могу думать, не могу, ничего не могу. ничего не могу, прости меня, прости меня.)
сириус блэк выплачет все глаза, пока на нее никто не смотрит, я так охуительно виновата, я так облажалась, господи.
- а мать? мать не разбила? ничего не разбила, регина, до каких пор ты будешь ее.. – сириус осекается, клялась себе, что на могилу матери плюнет, но если честно сириус кристально похуй на могилу матери, старая сука ее переживет.
нас мать не разбила?

promise me
promise me

вот сириус, вот три любовищи, волочет за собой, рук не хватает, потому что волочет гордость, волочет застарелую боль, шрамы на спине вскроются, замочат драную (специально) в нескольких местах футболку.
(МАМА, НЕ НАДО ПОЖАЛУЙСТА.
ПОЖАЛУЙСТА, ПЕРЕСТАНЬ.)

в комнату сестры заходит украдкой, «я люблю тебя, мелкая»
тебя действительно убило бы, произнеси ты это вслух хоть один сраный раз?

- знаю.
отзывается холодно нарочито, за запястье перехватывает, оттаскивает в сторону, никто не видит, никто нас не видит, никому не открывай.
(- у меня есть секрет. сохранишь?)
рукав задирает бесцеремонно, на метку смотрит с безнадежно тупым выражением. тебя смерть целовала.
что, сириус, расплачешься?
а нихуя ты не расплачешься, тебя не научили. матушка не плакала, белла не плакала, в вашей ебанутой семье никто не плакал. (только папочка от счастья, наверное, когда отбывал в мир иной.)
сириус хочет скривиться, но не может, держит сестру за руку, держит, держит, держит.
сириус, если честно, снова оглушительно и кристально похуй.
вцепляется изо всей силы.
(хочешь, я живот подставлю, прости меня, прости меня, прости меня.)
- убьешь меня, сестренка?
(что ты сделаешь, сириус?
что ты сделаешь, когда встретишься с ней. а это вопрос времени.
у меня нет времени. у меня, если честно, ничего нет.
а сделаю – то же, что всегда.)

let's celebrate the drama

младшая – незаметная, нетронутая, мать срывается, орет как ненормальная, регина за стенкой, регина зажимает уши, сириус кожей чувствует. собачьим чутьем. (собаки еще не было. а чутье было.)
младшая – крошечная, все время в тени.
сириус на стены демонстративно лепит гербы гриффиндора и фотографии смазливых маггловских актрис.
сириус. демонстративно.
ВЗГЛЯНИТЕ НА МЕНЯ, МАТУШКА.
(если ты тронешь ее, старая сука, я.. я. пожалуйста. пожалуйста. не надо.
ЕСЛИ ВЫ, ВСЕ ВЫ, ТРОНЕТЕ ЕЕ, Я РАЗОРВУ ВАС НА КЛОЧКИ.
умоляю. пожалуйста.
если там кто-то есть. наверху. кто-то меня слышит.
уберегите.
PROMISE ME. PROMISE ME.
никто тебя не слышит, сириус.)

выпускает ее руку, медленно, неохотно.
с мясом отрывает.
(кровь от крови моей. чистейшей и древнейшей.
не хочу, никогда не хочу больше слышать эту дурь.)
раскрывает собственные, склоняет голову, вопросительно.
- сейчас? вот прямо сейчас? ну же, милая, ПОЖАЛУЙСТА.
усмехается, чем ты лучше беллы, вы все больные суки. или блаженные? это от чистоты, мамочка. это все от чистоты.
это никогда не кончится.

don't let us crush
we will be all forgiven

сириус руки раскрывает, ждет залпа и вспышек.
(нет. я обнять тебя хочу.
я хочу тебя обнять. а больше ничего не хочу.)
сириус выплевывает, не думая, не думает никогда. (но я думала о тебе.)
- говоришь так, будто ты бы пошла, если бы я позвала. нет. скажи мне. пошла бы?

куда ты со мной.
а куда я без тебя.
но мы продолжаем, продолжаем, продолжаем.
(как ты смела явиться.
oh, funny thing. я не могла не.)

let's make a pact tonight
so we can feel this pain of love forever

[nick]Sirius Black[/nick][status]GIRL GOT A GUN[/status][icon]https://i.imgur.com/r6KyXoT.png[/icon][sign]run, run, run. [indent] [/sign][fandom]hpedit[/fandom][char]сириус блэк[/char][lz]<center><a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=761">BANG! BANG!</a></center>[/lz]

+5

5

[indent] i hate my life
сириус поворачивалась спиной, чтобы прикрикнуть на мать, гаркнуть на отца — было приятно дорисовывать до чтобы на регину не попало, но в итоге получилось: спрятать лицо, показать красивый затылок на все ситуации, требующие диалога, взгляда, поддержки, чего угодно. регина знает вид сзади, знает, что у сириус волосы на затылке топорщатся и отливают на солнце самую малость в синеву, знает, что сириус не заправляет рубашку так, как нужно, и зачастую виднеется белый подол, знает, что ангельские крылья сириус себе вылепила из семейных ценностей; все поверили, но регина была первой.

фигура сестры — тонкая, хрупкая, никогда не существовавшая — тщательно возводилась и перепрятывалась из одного укромного места в другое, чтобы мать не разбила, не выкинула, не забрала последнее; до выжигания гладила единственное изображение, улыбалась, как не улыбалась настоящей ни разу, сестры блэк были рядом хоть где-то, а потом мать потушила сигарету и
ничего не изменилось, разве что регина больше нигде не улыбается.

[indent] i've been here waiting for, something to live and die for
сириус ушла, и на ее место пришел темный лорд. пришлось выучить как складывать губы, чтобы звучать еще искренней, еще натуральнее. да, мой лорд, я ваша рабыня навеки. я ваша, моя семья ваша, мой дом тоже ваш, господин, сириус, глупая, сбежала (регина смотрит в чужие глаза снизу вверх, потому что так правильно, регина не может представить склонившейся сириус) (ничего страшного, я сделаю за тебя); сириус больше не семья, вы же понимаете — предательнице крови не место среди нас, посмотрите на остатки семейного древа — трупы тлеют и смердят.
можно повторять хоть сотню раз — вслух до хрипа, про себя до тошноты — и не верить до конца, ждать громкого стука в дверь собственной спальни, виноватый взгляд,
но этого, конечно, не будет.

случайные встречи в школе были подобны пыткам, сириус заливисто не смеялась, а лаяла, кусали вместе с поттером бедного северуса, веселились, пили сливочное пиво и огневиски. у новой сириус словно не было сестры, не было дома, ничего, кроме друзей не было; дела закручивались по спирали и чем ближе к центру, тем невыносимее;
то было два года назад, и сейчас, метя в середину — непременно попадешь в регину.

десять очков вам, мисс блэк, за самоубийственное попадание.

[indent] out of touch, out of time
хочется думать о том, что до смены власти остались считанные месяцы — регине убивать легче, чем пользоваться призывающими чарами; белла пытает невинных до сумасшествия, и иногда трудно отделить черное от белого, но еще чаще просто не хочется этого делать. регина — пустой сосуд для чужой воли, она и есть чужая воля, своя умерла при рождении. темный лорд скоро получит свой трон из тел магглов и предателей крови, регина будет стоять где-то сзади, но обязательно в первых рядах, потому что она блэк, потому что так будет правильно; возможно, мать вспомнит о ней и погордится хотя бы пару минут.
если среди трупов не будет сириус, то регина незаметно выдохнет и не станет опускать ни рук, ни палочки.
если.
но скорей всего будет, потому что регина слышала — сестра и ее друзья не думает, как, впрочем, и всегда, лезут грудью куда-то под смертельные заклинания; у регины всегда было плохо с предсказаниями, но такую смерть она видела не раз и не два. почему-то всем кажется, что они неуязвимы, но два слова и любой умрет, даже сириус.
лишь бы не от ее палочки.

[indent] you see my soul, i'm a nightmare, i'm out of control, i'm crashing
— ты вообще слышишь, что ты несешь? — у регины кончается время и терпение, глаза лорда всегда за спиной, поднимают тонкие волоски на шее мурашками. — заткнись, я не буду спорить с тобой о матери, — слепой не увидел бы, и сириус, видимо, слепая. вальбурга любила первого ребенка так сильно, что регине пришлось довольствоваться остатками, каждое доброе слово сказанное младшей дочери было в упрек старшей и только ради упрека; вдруг сириус одумается, вдруг станет той, кого от нее ждут. чтобы выйти из тени пришлось стать убийцей (этого ты хотела, сириус?). регина, кстати, в тени и осталась, весь дом не говорит этого имени, но оно висит в воздухе и пахнет ее сигаретами.
весь дом скорбит.

не трогай меня, хочется прошипеть, но терпишь — всегда терпела, а сейчас разве хуже? пусть трогает, смотрит на здоровье, сейчас даже не так больно, как бывало. метка чернеет кляксой, змея шевелится — не для чужих глаз, но сириус и никогда не была чужой.
мать смотрела на меня, чтобы тебя задеть, а ты задевалась и ерепенилась. прошли годы, пока вы пускали друг другу пыль в глаза, и вот блэки покрылись вековым налетом, и теперь регина ответственная за фамилию — ни мать, ни отец руки марать не станут.
я не оступлюсь.

[indent] in your shadow i can't shine
регина чувствует себя повешенным трупом. сириус замечает ее раз в пару лет, иногда касается, реже — дарит улыбки, но это хоть что-то, малая толика внимания, которую получают ее друзья или однокурсники; регина — нелюбимая сестра, нелюбимая от слова недолюбленная. сейчас сириус цепляется, царапается, зачем? сестра встает в горле желанным комом, но есть пределы дозволенного — не для старшей блэк, конечно — границы стираются, когда сириус раскрывает руки.
табурет уходит из-под ног, оставляя тело болтаться.

— ты пришла что-то узнать для своих друзей? — регина напрягает в теле каждую мышцу, чтобы ничего не сделать, регина — каменный сосуд для любой воли, и в данный момент ей нужно всего лишь не сдаться. рука от прикосновения горит, от метки — полыхает; от прикладываемых усилий ноги начинают дрожать. — я бы никогда так не поступила с ней, ты же знаешь, — и в этом первое, но не последнее отличие между нами.

ты бы никогда не позвала, это я знаю тоже;
это давно не крик о помощи, это уже некролог, которого не напишут.[lz]but when you walked out that door a piece of me died[/lz][char]регина блэк[/char][icon]https://i.imgur.com/GVd2iq4.png[/icon][status]remember that you're mine[/status][nick]regina black[/nick][fandom]hpedit[/fandom][sign]i'm your little scarlet starlet, singing in the garden,
kiss me on my open mouth
[/sign]

+5

6

это потом тебе скажут, что должна быть учить, должна была быть рядом.
это потом тебе скажут, что «бери пример» говорят не просто так, а из-за причин, каких - до тебя так и не дойдет.
(у вашей матери причин не было, однако же, вот она, говорит все о том же.
и только о себе.
и чертовски любит слушать собственный голос.
если честно, не слишком отличается этим от тебя, от осознаний тошнит, от себя тошнит, скручивает мерзким приступом.
стоишь прямая, ухмылку хочешь стереть с собственной рожи до нервных подергиваний, одна беда.
с собой не подерешься, даже если захочется.
а я все же попробую.
выходи.)
должна была защищать, должна была научить смеяться, тебя же научили.

da unten ist nichts mehr,
was dich hier oben noch hält.

ты не смеешься, ты лаешь, ты не говоришь, ты лаешь, ты лаешь, ты лаешь, ты лаешь.
не хотела быть собой.
стала псиной бездомной.
эй, но все же блядь любят собачек, правда?
и ты псина здоровая, уродливая, продолжаешь тыкаться в руки, люби меня, люби меня, еще люби меня.
а ты кого будешь любить?
а ты ее должна была любить.
но тебя не научили.
говорят, мать тебя любила.
ты ее любила с той же силой.
в нашем доме мы разрушаем все, что любим.
любовь матери – беспощадна. твоя убога.
и сестру тебе не удержать в трясущихся пальцах.

- я не о матери пришла говорить, регина, мерлин, - качает головой, - и не о ее разбитом сердце.
кривится чуть, хочет выплюнуть очередное злое и кусачее.
регина – младшая, регина – юная, почти хрупкая, у регины лицо чужое, другое. (не чужое, нет, говори себе об этом почаще.)
регина нихрена не знает, да вот только регина видит вас обеих насквозь и то, что она там видит – тебе не нравится.
(в голове мать остается жутким кошмаром, молишься, что боггарт не появится в ее форме, а когда появляется, то лучше бы в ее.
помоги мне, помоги мне, помоги мне.
пожалуйста, послушай.)

ich schrei in die nacht für dich

сириус не спит три ночи, держится на честном слове и бодрящем заклинании, две из них стоит в дозоре где-то хуй знает где, одну бьется в истерике.
перед выходом все равно успевает посмотреться в зеркало, в разбитом себе нравится особенно.
- и я пришла говорить не о друзьях тоже.
голос срывается, хочешь превратиться в собаку и лизать руки, тыкаться головой в колени, смотреть больными глазами.
собакой быть просто, собакой быть почти мелочно.
собачек всех любят.
(два слова, два ебаных слова, сириус.
прости меня, прости меня, прости меня.
испишешь все свои стены, проговоришь на всех языках мира, ну же, тупая ты сука, пожалеешь после.)
жалеть не научили.
жить завтра не научили.
научили жить сегодня.
а завтра не будет вовсе.

регина на себя непохожа.
что я с тобой сделала.
(тебе бы сказать, пожалуйста, пожалуйста, пойдем со мной, пожалуйста, я тебя от всего защищу, я от всего тебя укрою.
вот только ты молчишь, продолжаешь цепляться.
что я с тобой сделала, что я с тобой сделала, что я с тобой сделала, что я с тобой сделала, что я с тобой сделала, что я с тобой сделала, ЧТО Я С ТОБОЙ СДЕЛАЛА.
я так тебя люблю.)

LASS MICH NICHT IM STICH
nimm meine hand nimm meine hand nimm meine hand
nimm meine hand

никогда не оставляет подарков, ни на рождество, ни на праздники, в своей ненависти кусачая и мерзкая, ни письма, ни строчки.
о регине скучает невыносимо, не о доме, но сестра-то, сестра в чем была виновата.
(- сириус?
- чего тебе?

молчит, молчит, молчит, стыд кусает тебя за руки, за щеки, стыд, стыд, у регины лицо твоего стыда, у регины лицо того, чем ты должна была для нее стать, защищать, любить, учить, быть, просто быть.
НО ТЕБЯ НЕ БЫЛО, ЛГУНЬЯ, ЛГУНЬЯ, ЛГУНЬЯ, УБИРАЙСЯ ПРОЧЬ, ЛГУНЬЯ.
- регина. подожди. посиди немножко. пожалуйста.)

сириус закрывает глаза на секунду, руки так и не закрывает.
может, ударят в спину?
а когда смотрит на сестру – понимает.
не ударят.
- не сделала бы, - издает смешок, давится, давится, наконец, собственным злословием, сириус не спит третий день, сириус третий день не живет, все надеется, что если ее не убьют новости, то убьет собственная сестренка.
не происходит ни того, ни другого.
(я не смогу с собой жить, если с ней что-нибудь случится, скажи мне, что с ней ничего не случится, скажи мне, что с ней ничего не случится.
пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.)
- всегда смотрела матери в рот, всегда думала, что она перестанет быть безумной сукой и станет мамой, она не для того нас рожала. конечно, ты бы со мной не пошла, все ждала ее одобрения, - выплевывает злые слова, вот мы и вот мозгов у меня по-прежнему чуть. ты умнее, всегда была умнее, мелкая, - конечно, блядь, ты бы никуда за мной не пошла.

die lichter fangen dich nicht, sie betrügen dich.

да замолчишь ты когда-нибудь, блядь.
доверься мне, доверься мне, доверься мне, доверься мне.
- регина?
набирает полную грудь, выдыхает, медленно, на выдохе заканчивается, вся заканчивается.
доверься мне, доверься мне, доверься мне.
ты, сириус, нихуя не вовремя, ты всю жизнь не вовремя. и невпопад.
- я..
не ты, в этот раз не ты, сириус, понимаешь.
и замолкаешь. не знаешь, мучительно не знаешь, что еще ей сказать, как удержать.
не ты, сириус, она.

und halt dich das auch nicht zurück.
dann spring ich für dich.

- тебе там хоть лучше? новые друзья, совсем новая жизнь, старая шизофрения, - и усмехаешься, сразу видно, как дома, дома не улыбаются и дома не смеются, а после мотаешь головой, - блядь, это все НЕ ТО, регина! регина, это все не то, регина, ты только послушай.
я так по тебе скучаю, я так невероятно по тебе скучаю.
- если мы встретимся, сестренка, - и улыбается, фирменной, показывает зубы, скалится, - не промахнись. будет, чем похвалиться перед друзьями. белла от зависти умрет.
ЛГУНЬЯ, ЛГУНЬЯ, ЛГУНЬЯ, ЛГУНЬЯ.
регина, пойдем домой, пожалуйста, пойдем домой. пожалуйста, регина.
и проваливается. выпаливает запальчиво, с отчаянием.
- я люблю тебя.
задыхается. душится. собака повесилась на собственном поводке.
- что же ты делаешь.
period.

[nick]Sirius Black[/nick][status]GIRL GOT A GUN[/status][icon]https://i.imgur.com/r6KyXoT.png[/icon][sign]run, run, run. [indent] [/sign][fandom]hpedit[/fandom][char]сириус блэк[/char][lz]<center><a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=761">BANG! BANG!</a></center>[/lz]

Отредактировано Jessamine Lovelace (2019-11-04 08:51:51)

+3

7

[indent] i know you're scared

регина устала сохранять лицо, прятать тремор в рукавах старой детской кофты сириус (если мать и узнала, то смолчала), заносить палочку; пытаться выжить. собственные желания разбегаются тараканами от произнесенного люмоса; регина руками ловит бабочек, их хрупкие крылья рассыпаются в труху. регине проще ничего не желать, leb die sekunde, умри завтра с чистой совестью, не планируй ничего, чтобы дух, упаси мерлин, не привязался к этой земле. краткий бесплатный курс от создателей заповеди «никого не люби».

собственное мнение переоценено; регина молчит тогда, когда можно сказать, молчит, когда нужно говорить, регина всегда молчит. язык деревенеет, с каждым разом выдавливать из себя хоть что-то становится все труднее. дома к этому привыкают за летние каникулы; в школе регина просто повторяла последнее из услышанного, подключалась к большинству; в пожиратели смерти, конечно, не так принимали, но путь получился похожим. под темным капюшоном и за маской регина все равно угадывала кто где — по движению плеч, по шлейфу духов, по углу склоненной головы; наверное, все узнавали регину тоже. блэки — это гордость, древность, известность, бесполезный набор тупых слов, в которые регина все равно продолжает верить.

от слов болели зубы, уставал язык, магические запасы сил истощались от каждого запрещенного заклинания; белла не говорила, что она молодец, северус не улыбался. регине хотелось, чтобы ее любили, но чужие сердца оказывались заняты темным лордом. наверное, искала не там.
[indent] is there anybody laughing to kill the pain

после нового убийства сил хватало на нервные смешки в собственной спальне в гробовой тишине, по пальцам ползали пауки, желания разбегались все теми же тараканами — верным и единственным другом стала смерть, но и она регину не любила. не плакала, потому что слезы высохли. не переживала о чужих жизнях, потому что и о своей не переживала. не переживала за сириус — переживала о том, чтобы ее не убить; на все остальное поебать. язык прячется за зубами, глаза за маской; воля за чужой волей. регина распутывает клубок, но в середине прячется просто конец веревки, а сакрального смысла как не было, так и нет.

темный лорд заставляет склонять шею, выучивать скачки интонаций и настроений; матери без разницы, а регина знает уйму мелочей, которыми все равно не пользуется. белла ее не наказывает, круциатусы ласкают и облизывают пальцы, потому что регина не чувствует боли. кровь соленая, искусанные губы бледнее снега; можно даже маску не надевать — в младшей блэк человеческое измельчало, узнать можно, если только живешь рядом. сириус как-то узнала.

— а чего еще мне было ждать? может любви? — регина задыхается на вдохе. пахнет сигаретами, кровью и смертью — всегда только так и пахнет. — семья любила тебя (я любила тебя), а ты любила кого угодно. этот разговор никуда не ведет, хватит.
[indent] when the world cuts your soul into pieces and you start to bleed

у сириус, наверняка, большое сердце. теплые руки, горячее дыхание, пустая голова; древняя кровь. регина с нелепым званием не носится, не кичится — оно есть, все и так знают. сириус делала шоу на пустом месте, мать продолжает заниматься тем же; отрубленные головы домовиков не желают приятного завтрака, когда регина спускается на первый этаж. сейчас немного мерзко, потому что оказывается можно не так; в хогвартсе ничего такого не было. у кузин — тоже. сморщенная старая кожа, поникшие мертвые уши, слепой взгляд — ладно. мириться можно со всем, жить и довольствоваться тем, что имеешь — у регины есть дом и семья, есть обязанности, есть магия; есть вселенская усталость, кровь на руках, чужие взгляды.

о любви думала непозволительно долго, но говорила о любви редко; кровь чистокровных выглядит точно также, как и маглорожденных, регина видела ее предостаточно, чтобы судить. в себе вскрывала нарывы один за одним, пыталась найти что-то, за что можно уцепиться, что-то ради чего стоит жить, но получалось из рук вон плохо. бесполезно, бесцельно, зря. перерасти мысль не получается, смысл вертится на кончике языка и знакомо пахнет смертью; регина все никак не может понять.

— конечно, сириус, мне сейчас потрясающе. убивать полезно для цвета кожи, слышала о таком?
[indent] when you can't breathe i will be there

в чужую любовь регина верить хочет и даже верит, но какая разница; в теле дыры, на теле синяки, остатки отведенной ей жизни едва теплятся в волшебной палочке. ничего не меняется, а хотелось бы; реакция выходит вялой и мертвой — уголки губ слабо дергаются вверх. где ты была раньше, зачем ты делаешь это сейчас. зачем ты делаешь это сейчас со мной. зачем ты делаешь меня еще слабее, чем я есть.

— в нашей ситуации слова ничего не меняют, — регина вымученно улыбается. может быть, в школе, в детстве, в позапрошлом году — тогда был шанс, а сейчас ничего нет. пустота просто ошеломляет. — и это, вероятно, наша последняя встреча.

запомни что-нибудь хорошее, сириус.[lz]but when you walked out that door a piece of me died[/lz][char]регина блэк[/char][icon]https://i.imgur.com/GVd2iq4.png[/icon][status]remember that you're mine[/status][nick]regina black[/nick][fandom]hpedit[/fandom][sign]i'm your little scarlet starlet, singing in the garden,
kiss me on my open mouth
[/sign]

+3

8

niemand wird sie zahlen

сириус, если разбираться, зачастую оказывается совершенно все равно, где и по какому поводу разливать чистейшую и благороднейшую кровь древнейшего и, повторяется, древнейшего семейства блэков.
(НЕСИТЕ БОЛЬ.
НЕСИТЕ КОНЦЕНТРИРОВАННУЮ, НЕРАЗБАВЛЕННУЮ.
МОЖЕТ БЫТЬ, ТАК ПОЧУВСТВУЮ СЕБЯ, НАКОНЕЦ, НА МЕСТЕ.)
и чувствует.
не может вспомнить, действительно ли ее достали – считает себя неуязвимой, неуязвимой.
или подставила сама.
(живая или мертвая, живая или мертвая – какая разница, в самом деле.)
сириус, конечно, работает без единого сбоя, насколько в сириус вообще может хоть что-то нормально работать, давайте разберемся, годы инцестного, авторитарная матушка, ни единого живого места.
НО У ДЕВОЧКИ ЕСТЬ ВОЛШЕБНАЯ ПАЛОЧКА, А ПОТОМУ ЛУЧШЕ К НЕЙ НЕ ПОДХОДИТЬ.
(никогда не знаешь, когда ебанет, но хохочет неизменно, сестрица, дорогая.)

сириус, если разобраться, совершенно все равно, где именно и по какому поводу растрачивать драгоценную кровь.
но относительно регины, разумеется, это правило она распространить не может.
о, предполагалось, что она во все будет лучше меня.
она во всем лучше меня оказалась.

niemand hat sie gesehen

(- сириус, болит?
- угу.
глаза разлепить не может, с места двинуться не может, ненавидит лето, ненавидит мать, руки ласковые ненавидит тоже, к боли привыкает, а от ласки, от ласки вот-вот разревется, не надо меня любить, твоей любви я не выдержу, лучше добавь.
- давай помогу.
хочет сказать не надо, но на в итоге заваливается, открывает больное место, не возражает. ни слова не говорит.
сделает вид, что этого не было, любви не было, ничего хорошего не было.
если бы было – она бы не выдержала.)

пообещай мне, пообещай мне единственную вещь.

einsam und verloren

сириус вздыхает, убирает волосы с лица, пальцы непослушные, внутреннюю вибрацию чувствует, сириус с годами собираться все сложнее, в голове жужжит, ее все подстегивает.
БЕГИ.
БРОСАЙСЯ,
ДАВАЙ ВСЕ ЗАКОНЧИМ, ДАВАЙ ВСЕ ЗАКОНЧИМ, ЗАКОНЧИМ
голос принадлежит белле, голос принадлежит матери, голос принадлежит дамблдору,
голос принадлежит самой сириус.

i wasn’t exactly ever meant to last.

- в одном ты неправа, сестренка, - отвечает сириус, в сторону, в ней все криво, в ней все надломано, переломано, об углы можно порезаться – сириус выстраивает себя именно так.
собаку в места с приличными людьми не пускают.
именно поэтому сириус новую кожу любит больше.
- никого я не любила.

unsichtbar geboren

любовь вскипает в усталом, замученном войной теле только что, ты просыпаешься под конец, ты тычешься мордой в руки, ты задыхаешься от переполняющего чувства.
джеймс, реми, регина, джеймс, реми, регина.
кого из них ты будешь звать, когда, наконец, добегаешься, когда кузина достанет тебя?
(она достанет тебя непременно, или вы достанете друг друга одновременно.
без погоняющего бича, без болевого приема и жить, о, как жить без боли.)
кого из них ты будешь звать?
говорят, все маму зовут.
но их ты любила больше.

beim ersten schrei erfroren

- передай привет милой кузине беллатрикс, - сириус салютует, собираясь уходить.
последняя, так последняя.
СМОТРИ МНЕ ПОХУЙ, Я И ИЗ ЭТОГО СУХОЙ ВЫЙДУ, Я ИЗ ВСЕГО СУХОЙ ВЫЙДУ.
(с фонтаном крови, но это, право же, такие частности.)
последняя так последняя.
now watch me.

вот только мы здесь.
мы видим.
мы чувствуем.
и мы понимаем.
сириус спотыкается на полуслове.

- идиотка.
регина? ты? всегда ты.
запомни меня.

alles sollte anders sein.

запомни меня, перед тобой открытую, хватающую за руки, целующую их без счета, запомни меня, запомни меня, я не прошу прощения, для прощений поздно.
запомни меня, если мы с тобой снова встретимся – я подставлюсь, все, что тебе надо знать.
запомни меня, клоунада облетает с меня как краска десятилетней давности.
запомни меня, запомни меня.
(регина не выходит у нее из головы, когда сириус подолгу бездумно пялится в потолок.
и не может вспомнить, как сестра улыбается.)

мы чувствуем, и мы смеемся. мы видим. мы все понимаем.
(и если этот раз последний, действительно последний, то пожалуйста, не говори мне..)

сириус ее руки сжимает в своих, кончики пальцев прохладные, ждет, что регина отдернет руки, покажи мне, покажи мне.
накрывает своими – вот мы с тобой, а вот за нами кровавый хвост.
- слова, разумеется, ничего не меняют.
сириус открывает глаза, я не помню, когда в последний раз чувствовала себя.. не безумной.
чувствовала себя здесь.
какие черти меня гнали, и какие демоны.
но я здесь, смотри, я здесь.
- а вот одна маленькая осторожность может изменить очень много.

сириус проглатывает кусачий ледяной ком.
потом позволит ему сожрать себя изнутри, но это случится потом.
сириус кривит губы в улыбке.
посмотри на меня. назови меня по имени.
один последний раз перед тем, как я уйду.

- ты мне, конечно, ничего не должна и я не дала тебе ни единого повода. но не торопись за мной, ладно? не торопись за мной. пожалуйста.

сириус не хочет ее переживать, понимает это особенно четко.
сириус не хотела ее опережать.
сириус по краям трескается, вот-вот развалится.
делает вдох.
впечатывает ее в память.

WIR SEHEN. WIR FUHLEN. VERSTEHEN. GENAU WIE IHR. WIR LACHEN. UND WEINEN.
WOLLEN LEBEN.

(сириус страшно не было, пока она не оказывается в это втянута.
а потому лучше я, чем она, лучше я, чем она.
и что же ты со мной делаешь.)

когда все закончится, помни меня.
не говори обо мне ничего хорошего. воспоминаний светлых не ищи, если таких не осталось, в том твоей вины нет. всегда моя.
помни только.
(и я помню. я не забывала. регина в каждом ее сне, в лучшем случае, через один.
вина, предательство, измена, семья, кровь,
любовь, любовь, любовь.)

[nick]Sirius Black[/nick][status]GIRL GOT A GUN[/status][icon]https://i.imgur.com/r6KyXoT.png[/icon][sign]run, run, run. [indent] [/sign][fandom]hpedit[/fandom][char]сириус блэк[/char][lz]<center><a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=761">BANG! BANG!</a></center>[/lz]

+3

9

регина из тех людей, которые постоянно пытаются что-то сказать и не говорят. открывают рот, произносят имя, если хотят обратиться к кому-то конкретному, а на самом важном обрываются, моргают, пинают паузу ногами и говорят совсем не то, что хотели. в затягивающейся, как петля, тишине все понимают и ждут чего-то важного, нового, шокирующего; регина сбивается, внимательный взгляд цепляется за новый браслет или прическу, язык тормозит о зубы, царапает бок, лицо дергается, слова наружу не выходят. регина говорит неловкий комплимент, спрашивает о погоде, затыкается, уходит в свою комнату.

руки регины — мертвые руки мертвого человека, синяки не сходят, потому что регина не разрешает им сходить; глаза регины — мертвые глаза мертвого человека, мать на нее не смотрит, отражение в зеркале не появляется; кто-то вчера умирал, пока регина пыталась себя разглядеть. кто-то вчера умер, потому что регина себя не разглядела; соединяешь на картинке все точки, а получается бесполезное и бездарное ничего — словно водить карандашом по воздуху, потому что ленишься искать лист бумаги.

собаки воют, когда она проходит мимо. все как одна — черные, большие. регина не заносит палочку, когда они скалят зубы, рычат. если бы укусили, то регина бы не расстроилась. если бы загрызли, то никто бы не заметил.
[indent] когда ты улыбаешься,

регина пустеет вместе со столовой, откуда выходит мать, регина выпотрошена как голова домовика, когда уходит сириус, регину некому больше заполнять, поэтому она говорит да темному лорду. ее не спрашивали и не слушали, но приятней думать, что отдала свою жизнь по согласию, добровольно. мать для нее не пророчила ни брака, ни будущего; регина шептала нарциссе, не жаловалась, конечно, нет, та отвечала и слава мерлину. чувствовать себя полноценной не получалось, даже если мать собирала семью в одной комнате, чужие мысли втекали в регину и выходили через поры. черная метка не вышла, осталась — единственное, что у нее осталось.

в воздухе пахнет пылью и солью, кровь растекается по полу словно вода — древнейшая и чистокровная не должна так делать; регина выковыривает зерно сомнения и прячет в камине. на следующее утро мать приказывает его зажечь — и у регины больше нет сомнений.
— конечно, ты никого не любила, — регина раздражается. любовь и сириус блэк разминулись на выходе из дома на площадь гриммо двенадцать, до хогвартса доезжали сильнейшие — и уж они-то чувств не демонстрировали. — держи в курсе.

регина злилась и ревновала, искала фигуру сестры в кузинах, нашла беллу — кончилось так, как кончилось. смерть целует ее лицо, вскрывает сонную артерию острым языком, жизнь вытекает непозволительно быстро, а регина столько всего не пробовала — не пила огневиски, не целовалась, не смеялась, не дружила.
еще бы ее это волновало, конечно.
[indent] ноябрь весь взрывается и расцветает,

сириус, не глупи хочется говорить чаще, чем авада кедавра, чаще, чем теряться в воспоминаниях, перетасовывать карты, мухлевать в попытках победить прошлое; регина всегда проигрывает, у сириус в рукавах козыры, козыри, козыри. сириус не уходит побежденной, регина оставляет попытки в своей комнате, в своем доме, в школьных коридорах. эта звезда горит в другой галактике и не для нее, регина думает, что было бы глупо привлечь ее внимание. но продолжает пытаться.

— сама передавай, пошли бесполезную сову и не жди ее возвращения, — регина хмыкает. белла бы высказала неодобрение — круциатусом, конечно. сириус об этом не думает, регина продолжает делать это за нее по инерции. мертвые девочки не чувствуют боли, и на секунду регина допускает вариант, где она передает злосчастный привет. недавно кузина пытала лонгботтомов до сумасшествия; жаль, что выжили — врагу не пожелаешь.

себе — да.
[indent] и мне хочется взять тебя за руку

— не ищи больше встреч, я тоже не буду, — регина позволяет себе цепляться за руки сириус, за рукава куртки, царапать ладони. над домом висит черная метка, если в него наведывались пожиратели смерти — над региной и на регине такое же клеймо; пленных не берут, в живых не оставляют. все началось в далеком прошлом и было предрешено при рождении. сириус, не глупи, дай уйти. язык отказывается произносить слова, регина открывает рот, моргает, теряется в звуках.

— конечно, — регина позволяет себе соврать, согласиться. маленькая милость, ее никто не заметит, от нее уже не убудет. — как скажешь, старшая сестра, — хмыкает, шагает назад, пустые руки падают плетьми вдоль мантии; прощаться отвратительно, поэтому регина делает еще шаг. и еще. регина не прощается.

не оборачивается.[lz]but when you walked out that door a piece of me died[/lz][char]регина блэк[/char][icon]https://i.imgur.com/GVd2iq4.png[/icon][status]remember that you're mine[/status][nick]regina black[/nick][fandom]hpedit[/fandom][sign]i'm your little scarlet starlet, singing in the garden,
kiss me on my open mouth
[/sign]

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » i am about to die