body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » fairytale


fairytale

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[icon]http://ipic.su/img/img7/fs/841f868c3c0946de4c5ed376b546b8f3-vampire-knight-do-you.1572992281.jpg[/icon]

http://sd.uploads.ru/t/Mw0L9.jpg http://sh.uploads.ru/t/kK6iQ.jpg

do u wanna play with me?

- я могу тебе чем-то помочь?
the little puppy greets her with happily barks.
шики смотрит внимательно, подъедает остатки безупречного лица, сохраняя собственное.
(безмятежное. чистое. выточенное.)
шики рассмеялся бы, -
о ч е р е д н а я.
точная копия матери.
(все мы похожи друг на друга так сильно, как смертные не.)
the pretty princess, do you always want your own puppy?
протяни руку, я отыгрзу её тебе по локоть. хоть у нас так не принято.
а как тогда?

вспышка

- меня зовут рима, и мне неприятно познакомиться.
the door closes right in front of wet nose.
если бы мы встретились позже, что бы изменилось?
(были бы мы честнее?)
всё, что ты видишь - два светлых хвостика впереди, и ни одного правильного ответа.
the pretty princess fucks your mind.
если я отгрызу тебе руку - ты вырвешь мне зубы вместе с корнями.
(ты не сказала, но я угадал по тому, как крепко ты сжала свой зонтик.)
чем же мне есть тогда pocky?
(никогда не любил их до, знаешь?)
до тебя.

ВСПЫШКА

- позволяешь другим делать с собой всё, что им хочется...
(а мне нет)
the pretty princess snaps the collar.
шики победил один раз.
(ты победила, это только твоя победа.)
твой голос - чёртова красная нить, плетью оставляет ожоги на коже.
- что ты делаешь рядом со мной, рима?
(яслабакслабаксабакичудовище.)
тебе рядом со мной не место.

the pretty princess eats puppies for breakfast.

(как заставить тебя уйти так, чтобы ты осталась навсегда?)

+4

2

вопросы задает неуместные, всегда все не по делу, хочется сострить – проснулся, но уместным не будет.
еще одно слово «уместное» пытается уместить в одно предложение, ежится, неловко, неприятно, будет этому конец.
какое зрелище для усталых глаз, в самом деле.

if you're a lover, you should know

надел его как пальто.
человека так нельзя надеть, понимаете?
чтобы сидело, чтобы смотрелось хорошо.
надел его как пальто, обжил его тело, обжил его голос, обжил его улыбку, извратил, вывернул.
даже запах изменился.
надел его как пальто, понимаете, я никогда ничего подобного не видела.
(тайну ношу глубоко в себе, забираю любимое пальто из химчистки и боюсь, что на мне уже будет смотреть куце, некрасиво.
а что страшнее, форму, свою, родную, не примет никогда.
ты меня хоть помнишь?
помнит.)

со стороны римы холодно, рима не улыбается, смотрит прямо перед собой, в лицо заглядывает так, как смотрела бы ребенку или клиническому идиоту.
(забираешь любимое пальто из химчистки, развешиваешь на плечики, пытаешься рассмотреть, а бешеный ублюдок его вымучил, кто так обращается с..
думал, что мальчишка ему мал, а мальчишка оказался велик не по размеру.
убирайся из него, убирайся прочь, убирайся, убирайся, убирайся.)
о чем рима ему не рассказывает, так это о том, что разнообразия ради не думает, бросается, бросается, готовая выцарапывать чужую волю когтями.
и останавливается. не могу, не могу тебя ранить все равно. лучше я, чем ты, знаешь?
еще не рассказывает о том, что с самого начала знает, что идея проигрышная, но это ведь не имеет никакого значения.
что у тебя в голове, рима?
лучше вам не знать, в самом деле. поговорим о вас?
не то, чтобы мне было интересно.

the lonely moments just get lonelier

позволяешь другим делать с тобой все, что хочется.
какой же ты глупый, шики.
ты должен любить. себя. больше.
(лицо кривится, трескается под давлением чужой воли.
ну, старая развалина.
поймай меня.
«он поймал меня, знаешь?»
оно того стоило, ты того стоишь.
ты должен любить себя больше.
я покажу как.
рима говорит с шики много, вообще говорит много, но все чаще в своей голове.)

напряжение между вами электрическое, в очередной раз находит выход.

the longer you're in love

рима хмыкает, недовольно, надменно как-то, не может стряхнуть колючесть, раздражается. в лице не меняется никак, но как же ты умудряешься.
- стою, - голос лишен окраски.
что ты делаешь рядом со мной.
стою.
нахожусь.
живу.
какой тебе ответ выдать, в какую графу тебя записать, чтобы остался доволен?
рима не отводит глаза в сторону.
тебе можно стоять под моим зонтом. понимаешь?

и почему-то чувствует, что с вопроса не соскочит. не сегодня.
(любит делать вид, что эмпатия у нее стремится к нулю, но не может, не может категорически перестать чувствовать, улавливает его настроение с другого конца общежития, слава богу его разрушили, может быть, вместе с этим, отпустит.
конечно, нет)
- всегда «что ты делаешь?», всегда «почему ты здесь?», всегда «зачем, сколько раз, для чего», ты сам не устал? – привстает на цыпочки, в глаза заглядывает, усмехается, не скажет, что устала сама, мы устали оба и твоей вины, если честно, в этом нет.
я расскажу тебе чья вина, чье предательство и чья измена.
(повторяет до исступления, это не ты, не ты, ты-то ни в чем не виноват, понимаешь?
путается в словах, проглатывает окончания.
все раны затягиваются.
рима свои хотела бы оставить.
рима свои никому не хочет отдавать.
кто тебя такую возьмет на обложку? увидите.)

than if you were alone

толкает его в грудь, несильно, ищет причину прикоснуться, хотя причины ей не нужны больше.
мне не нужны причины, не нужны пояснения.
рима вздыхает, формулировать очевидное сложно, формулировать очевидное не хочется, рима ищет аргументы.
- совсем дурак.
огрызается в итоге снова, не раздражается, говорит почти с любовью.
(монстры приходят к вам домой, монстры смотрят на вас с обложек, шики думает – он монстр.
монстр надел его как пальто.
и когда рима закрывает глаза, видит одни и те же жуткие разные глаза, постоянно.)
- думала, потеряю тебя.
отвечает негромко. это, конечно, не отвечает ни на один вопрос. думала не найду, много чего думала.
рима облизывается, сердито сверкает глазами, электрическое, электрическое напряжение.
- я с тобой чувствую себя лучшей версией себя самой. на месте. я с тобой чувствую себя счастливее. и чувствую себя собой.
не хочу быть на твою мать похожей больше.
- так понятнее?

[nick]Rima Toya[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]http://s7.uploads.ru/kE8eM.jpg[/icon][sign]i just wanna break this crown. [indent] [/sign][fandom]vampire knight[/fandom][char]рима тоя, 17[/char][lz]<center>everything that comes my way is haunting me, taking its <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=884">sweet time.</a></center>[/lz]

+3

3

[lz]bad baby doll, please, show your teeth[/lz]

my body

вокруг меня пустота, внутри - тесно.
ты думаешь, что тебе подходит моё тело, в самый раз - очень удобно, слышится отголоском где-то далеко, настолько, что едва различаешь слова. наблюдаешь с искренним любопытством со стороны (из глубины собственного нутра. длинное оказалось). а потом и это надоедает.
никому нет дела, потому что
все мы, вампиры, на одно лицо.
шики не тешит своё самолюбие (его у него нет) - просто закрывает глаза, чтобы не видеть, не слышать, не чувствовать.
думает о том, что у чудовища глаза другие. злые и жестокие, что он вряд ли остановится перед чем-то, да и кто в здравом уме его вообще будет его останавливать? верный ичиджо рядом, опускает голову покорно, в знак то ли согласия, то ли горечи. брось это, бессмысленно, чудовища прожирают себе дорогу, чудовищам нет никакого дела одним человеком больше или меньше -
одним вампиром больше или меньше.
the little puppy hung his head.
фигуры стоят на своих местах, гроссмейстеры не дышат, обдумывая ход.
н е д ы ш а т.
пешками всегда легко жертвуют, шики терпеть ненавидит шахматы.
(но может просто потому что его не берут в высшую лигу?)

is

шики не думает ни о чём, шики всегда слишком легко принимал чужие правила - это привычно и понятно, айя позаботилась об этом.
чужая воля вязкая и тягучая, плотная и тёмная, заполняет сознание легко и тихо, почти безболезненно, если не сопротивляться, а шики не собирается.
ему говорят, что так правильно, что так нужно, что это кому-то важно, шики соглашается.
(только думает, что будет скучать по риме.)
у ридо не только глаза злые, но и мысли тоже, а ещё тяжёлые, едва ли умещаются в твоей голове. если бы тебя спросили, ты бы ответил, что лучше уж вообще без отца, чем с таким. ничего, совсем ничего хорошего. шики не слушает, не запоминает. шики засыпает, беспокойно. но это лучше, чем тонуть в чёрном непроницаемом болоте постороннего сознания.
шики спит и не видит снов.
не замечает ничего вокруг.
потому что этого вокруг не существует.

a

а потом её голос разрезает тьму.
раз.
и напополам.
кувалдой по голове.
(не потому что голос у неё неприятный, а потому что он просто вот такой, знаете, н а с т о я щ и й)
рима зовёт тебя, меня, кого зовёт рима?
шики просыпается резко, неприятно и больно, но делает ридо ещё больнее,
чтобы неповадно было, пап.
рима настойчива, рима, кажется, в бешенстве, угадываешь по интонации.
удивительно, что для того, чтобы познать весь спектр её эмоций - надо было потерять себя (продать по дешёвке, подарить тому, кому нужно для дела), и тебе было бы даже смешно, если бы ридо просто молча встал и вышел, а не заставил тебя спросонья выцарапывать свою свободу, хвататься за голос, как за самые верные руки. крепче сжимать и увеличивать громкость.
до максимума.
до предела.
мутные разводы в сознании - всё, что осталось от ридо внутри.
и больше не приходи
тебе здесь не рады.
the little puppy barks furiously.

CAGE

у шики внутри после ридо дыра, зияющая своей откровенностью. раскрыла свой рот и смотрит. рваные края, дальше - тупые углы, и сам он тупой, безмозглый и опасный, потому что беспомощный.
и шики каждый день теперь ковыряет это, сдирает корки, шипит от раздражения. всё мысленно. всё в своей голове.
смотрит на риму и сожалеет. смотрит на риму и проклинает себя. смотрит на риму и что-то говоритговоритговорит ей, чтобы не молчать и не слушать самого себя.
(всё бы ничего, если бы...
если бы рима не потрадала.
если бы ичиджо не чувствовал себя обязанным тебе и канаме-семпаю.
всё бы ничего, но это чёртово ничего - всё.)
шики ненавидит шахматы, людей, вампиров и всё в совокупности.
шики бесится, когда смотрит на себя в зеркало и не находит ничего стоящего, ничего такого, что могло бы оправдать раны римы. что бы могло хоть как-то его оправдать.
шики смотрит на риму и удивляется постоянно:
почему ты ещё здесь (я не могу тебя защитить)?
почему ты ещё рядом со мной (я не могу тебя защитить даже от самого себя)?
а она смотрит иронично, этот её коронный взгляд чисто для него (шики обожает его безмерно), и будто отвечать не собирается.
the little puppy licks your hands.

that keeps me from dancing with the one i love,

шики пожимает плечами, он устал от самого себя, но не собирается ей в этом признаваться, вот ещё. этого не хватало.
рима - это всегда слишком.
слишком умна. слишком проницательна.
одно сплошное с л и ш к о м.
но следишь за каждым её движением, она так много говорит молча, если присмотреться.
она ничего не боится, думает шики, и от этого ему страшно вдвойне.
кто-нибудь знает меня так, как ты? я кого-то другого знаю?
шики переступает с ноги на ноги, но взгляд не отводит, чтобы ничего не пропустить.
с римой сложно - пропустишь хоть один жест, считай предложение, а там и смысл ускользнул. шики думает, что хотя бы сложностей он не боится.
шики улыбается, признавая её правоту. но глаза закатить не забывает:
- постравматический синдром. синдром идиота. бывает такой?
ловит её за руку и тянет на себя, ближе, ещё немного.
с римой сложно, она говорит мало, но всегда правду. правда кусается и заставляет окружающих неврничать.
шики думал, что это не про него, но сейчас рима смотрит прямо в глаза и совершенно не шутит.
- как ты можешь?..
бояться потерять такого как я?
чего-то вообще бояться?
как и зачем?
задавать эти вопросы до конца не хочется, потому что правда бывает жёсткая как железная губка, сдирает кожу.
шики держит риму за руку крепко и думает.
- стало только хуже,
признается.
шики хочет обнять риму и никогда не отпускать.
шики хочет, чтобы рима ушла и больше никогда к нему не приближалась.
- ты невозможная. со мной тебе не светит ничего хорошего, ты же понимаешь? только если пара приличных фото, но ты вроде не карьеристка, так что даже не знаю.
шики отводит взгляд первый, чтобы опять не прочитала между строк, чтобы не нашла, что прячет,
но она ведь всё равно найдёт.
вина выплескивается через край, шики по колено в этом дерьме.
как же ты не понимаешь, рима?
ты же можешь всего этого избежать.
тебя же ничто не держит здесь, кроме меня.
так зачем?

с римой ужасно сложно,
думает шики.

but your mind holds the key.

Отредактировано Senri Shiki (2019-11-09 03:33:35)

+2

4

memories turn into daydreams

хотелось, конечно, заявиться увереннее, раскидать всех врагов, разорвать зубами, встряхнуть его за грудки, как следует.
сказать что-то типа, эй, дядя, don’t touch ma boy.
не вышло. ничего не вышло, то ли не хватило уверенности, то ли не хватило полета.
уверенности хватило, впрочем, только за него умереть.
исполнение хромало, рима для него ушла, рима для него осталась.
шики, глупый, бестолковый, простой такой.
шики так ничего и не понял.
рима улыбается, терпеливая, уголками губ, улыбки бережет для него, не для него даже, для редких случаев. не умеет по-настоящему. отучили.
в этот раз улыбается,
хорошо, мы попробуем еще.
его страх чувствует кожей и ей от этого дурно, ей от этого муторно.
разреши тебе помочь.

о любви ни слова, в тишине рима шепчет ему на ухо, рассказывает о собственном бестолковом детстве и что если бы они встретились, то все обязательно было бы по-другому, в стране одиноких детей только и бывает, главное дотерпеть, дожить, знает, что их не потревожат, ему не облизываю подошвы туфель как канамэ-семпаю, но предусмотрительно не дергают чаще необходимого, ридо – это только половина крови.
(и тогда я четко понимаю, что не хочу. не хочу быть как твоя мать.)
о любви ни слова, в тишине и в темноте рима мурлыкает ему что-то на ухо, не обремененное смыслом, это и не нужно, разбирает волосы, слишком много на одни плечи. так чертовски много.
о любви не слова, но все песни, все жесты, все только о любви.

become a taboo

на его зачем рима только устало качает головой, утянуть себя ближе, конечно, разрешает, но завершающий шаг делает сама.
лицо ловит в руки, разворачивает к себе, успевает засунуть в рот конфету, вроде помолчи немного, послушай.
только послушай.
подумай.
- в этом нет ровным счетом ничего идиотского, знаешь?
разворачивает придирчиво, подставляет хлипкому электрическому освещению.
рима не говорит ему, что он красивый.
рима не сводит с него взгляда, когда они остаются вдвоем.
(но повторяет шепотом, настойчиво, что на отца он не похож вовсе.)
- все просто.

рима знает, что ему сложно.

i don't want to be afraid

о любви ни слова, только о присутствии.
вот ее руки у него на лице, гладят щеки, ощупывают линию челюсти, проводят за ушами, путаются в волосах снова.
о любви ни слова, но вот я здесь, вот я рядом.
- я знаю, что стало хуже, - заглядывает в глаза, тревожится за него, конечно, тревожится, но дело не в тревоге, они с шики одной температуры, всегда примерно комнатной, рима облизывается, - разреши тебе помочь?
помощь могла бы и впихнуть силой, могла бы настоять, могла бы накричать.
рима усмехается, - ты так ничего и не понял, правда? – и вздыхает, события прокручиваются в голове подобно винту в мясорубке, неумолимо.
о любви ни слова.
все еще.

the deeper that i go

- шики, ты все-таки.. непроходимый дурак, - рима ведет плечами, сбрасывает весь обрушившийся пласт ненужной информации.
шики говорит о многом, но никогда не о себе.
люби меня меньше, люби меня дольше, люби себя больше.
рима слушает, на самом деле, чертовски внимательно и не пропускает ни слова.
- мы так и будем говорить о том, почему я ни в коем случае не должна оставаться? – рима презрительно фыркает, тема ей категорически не нравится, она чуть понижает голос, до того момента, когда шепот становится интимным, это между нами с тобой, все между нами с тобой, - особенно, когда решение уже принято. и это мое решение, слышишь? я так хочу. и я хочу с тобой.
стоило, конечно, некоторые вещи озвучить ранее, рима любит комфортное молчание, рима любит сидеть с ним в темноте, рима любит его и о любви, конечно, о, о любви, конечно, ни слова.
но я дам тебе свои конфеты, я подарю тебе любую свою игрушку, выслушаю все твои секреты, я разрешу тебе стоять под моим зонтом.
понимаешь?
шики, может и дурак, а наверное все же понимает.
- или ты все же расскажешь мне о том, что тебя терзает на самом деле? это ведь не мое присутствие, хотя оно, - рима издает мягкий смешок, кончиками пальцев ползет вниз по шее, - безусловно производит необратимый эффект.
о любви ни слова, но все слова, все действия,
все мы – любовь.
(холодная корочка ужаса сворачивается поверх, застывает)

it takes my breath away

[nick]Rima Toya[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]http://s7.uploads.ru/kE8eM.jpg[/icon][sign]i just wanna break this crown. [indent] [/sign][fandom]vampire knight[/fandom][char]рима тоя, 17[/char][lz]<center>everything that comes my way is haunting me, taking its <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=884">sweet time.</a></center>[/lz]

+3

5

[lz]bad baby doll, please, show your teeth[/lz]
never give up, it's such a wonderful life

всё неправильно. в их мире почему-то всё ужасно неправильно.
рима прекрасна и ослепительна в своих сверкающих доспехах, с чёлкой, скрывающей её взгляд. рима как суровая горгона из древнегреческой мифологии, заморозить может, припечатать, превратить в камень. только сделает она это изысканно и аккуратно, вам даже понравится, захочется добавки.
рима восхитительна в каждом своём движении, ленивом и неспешном, в любой негодующей фразе, в яростном возгласе и просто примирительном вздохе.
но почему, почему так получается, что спасаешь ты меня постоянно?
шики ворчит себе под нос, дуется иногда, у шики никогда не хватит сил прогнать её, заставить уйти,
потому что он не хочет.
the little puppy snuggles his warm side.
шики всегда будет нравится, что она его спасает, пусть это и неправильно, так не должно быть.
кому какое дело?
в мире вампиров все должны хотеть умереть.
просто по определению.
потому что жизнь сложная штука, потому что людей убивать плохо (проще сдохнуть самим, конечно, мы же не люди, не люди, монстры), потому что приказал чистокровный или еще по какой-нибудь замечательно-важной причине.
так вот, шики умирать не хочет.
шики не хочет умирать за канаме-семпая или же из-за прихоти ридо,
шики хочет жить.
(но шики бы умер за риму, если бы она захотела.
если бы ей понадобилась его жизнь.
он бы отдал её ей, не думая ни секунды).

don't let
go.

забери, забери, забери
меня.
вот он я, перед тобой.
весь твой.
у шики к риме чудовищная просто нежность, он раскатывает её во рту, пытается придать ей форму слов, получается у него отвратительно. ты не привык говорить много, кому это было нужно? но рима слушает внимательно, чтобы ты ни пытался сказать. льнёт к тебе до безобразия близко, приподнимает зонтик. забота у неё ненавязчивая, мол, хочешь принимай - не хочешь, лучше захоти.
и сомнений у тебя и не остаётся вовсе - у тебя никогда их не было.
она пихает тебе в рот очередное печенье (ты не помнишь, когда ел в последний раз, а она помнит, она почему-то всё о тебе помнит и знает тебя лучше, чем ты сам).
ты смотришь на неё и удивляешься, за что тебе такое счастье?
неужели в прошлой жизни ты сделал что-то НАСТОЛЬКО вот хорошее?
(хвалишь себя мысленно, думаешь, что можешь сделать ещё нечто грандиозное, только чтобы она осталась и в этой жизни и в последующих тоже).
рима мурлычет ему что-то на ухо, иногда ты слушаешь, иногда нет.
засыпаешь, убаюканный просто её голосом с одной мыслью о том, что опять рима играет не по правилам.
вы всё-всё делаете неправильно.

рима всегда заглядывает прямо внутрь, считывает информацию с профессиональным спокойствием, вытаскивает наружу ответы на все свои вопросы.
рима вообще очень самостоятельная, чего не скажешь о шики.
конфета оказывает вкусной, но на вопросы ответов, конечно же, не даёт.
- может, ты просто делаешь мне одолжение, ну знаешь, дурачок вроде, зато свой, да?
смотрите друг на друга внимательно, рассматриваете, всматриваетесь - вдруг что-то изменилось?
(вдруг она больше меня не.
вдруг она больше не хочет меня спасать?)
- может, я просто притворяюсь беспомощным? чтобы ты никогда не ушла. вдруг тебе просто нравится кого-то спасать? может, это твоё призвание?
у шики голова полна сомнений, они перемешиваются внутри, он взбалтывает их как кровяную таблетку в стакане с водой. легче не становится.
ты почти мурлычешь под её пальцами, подставляешься больше, продолжай, только не останавливайся.
а ещё продолжай говорить, мне без тебя не разобраться.

they share a look in silence and everything is understood

иногда кажется, что шики знает о риме всё.
собирает её историю как мозаику, вставляет в рамку, вешает на стену, наблюдает за её историей.
(рима никогда не рассказывает главного)
шики неизменно спотыкается на моменте их встречи, ему постоянно кажется, что рима свернула не туда, что всё у неё должно было сложиться по-другому.
она должна была стать счастливой девочкой,
а встретила почему-то тебя.
- дело не в этом, - шики качает головой, прижимается щекой к её ладони, обнимает за талию крепко, мысленно пересчитывает косточки, чтобы ни единая не пропала. - дело в том, что это я должен тебе помогать. нет, я не хочу спасать тебя, - шики запинается, хмурится, - то есть не так, я не хочу, чтобы было от чего тебя спасать. не хочу, чтобы что-то тебе угрожало. а в этой компании, - шики дёргает плечами, вспоминая ичиджо и его любовь к канаме-семпаю. вспоминает самого себя и ридо (ридо - это ещё не диагноз, конечно. конечно, нет. ридо - это только половина пути. вторая впрочем не лучше). - тебя не ждёт ничего хорошего.
ты никогда не говоришь о главном, не произносишь этого даже мысленно - вдруг она прочитает? вдруг разглядит?
(шики беспокоится ещё о том, что рима может разглядеть в нём дыру, она вряд ли ей понравится, он затягивает края постоянно, штопает белыми нитками, а они всё равно расходятся,
постоянно расходятся).

шики думает о риме постоянно, нон-стоп, когда не думает о ком-нибудь ещё (много меньше и чисто для разнообразия, но надоедает ему быстро, и он возвращается к мыслям о риме).
тебе щекотно от касания её пальцев и от шёпота.
что же ты делаешь, рима? что ты делаешь со мной?
- из дурака превращаешь меня просто в непроходимого...
шики смеётся тихо, сбрасывает с себя усталость.
рима хочет знать абсолютно всё, но шики не хочет говорить о космосе.
шики трётся носом о её щеку, сообщает доверительно,
- твоё присутствие одновременно и сводит с ума и заставляет держаться на плаву, это что магия, р-и-м-а? - тянешь ей прямо в ухо. давай, не будем говорить о космосе. давай, не будем говорить обо мне и моей вине. о том, что ты когжа-нибудь пожалеешь, что связалась со мной и захочешь уйти, а я уже не смогу тебя отпустить, потому что просто без тебя не смогу. давай, не будем говорить о том, что может я похож на своего отца чуть больше, чем нам обоим хотелось бы, а ты не похожа на айю ни капли.
давай не будем говорить об этом?

sweet dreams are made of this
who am I to disagree?

давай, ты просто останешься в моих руках, и может я угощу тебя
твоей же конфетой.

+1

6

кто кого спасает, на самом деле, вопрос спорный.
что остается бесспорным – рима не испытывает никакого желания играет в спасателей.
шики думает много, думает сложно, рима выруливает в плоскость конкретики, фактов.
рима либо любит, либо не любит. либо голодная, либо нет.
шики не здесь, забывает поесть, забывает проснуться до конца. шики всегда где-то не здесь, рима смеется, рима улыбается, рима ловит за руку, ведет за собой.
рима не хочет никого спасать, господи, все так просто, все у тебя так сложно.
но рима улыбается, рима продолжается улыбаться.
щелк-щелк, вот эта, милый, украсит первую полосу.
шики ищет причину там, где ее нет.

рима вздыхает, лохматит ему волосы, рима ненавидит много говорить, с ним, конечно, продолжает.
рима знает, замолчи она сейчас, и не поймает его, не выведет.
рима идет на его запах, уводит за собой, завести для тебя, что ли, дудочку.
- ты ужасно обо мне думаешь. по-твоему, все упирается в привычного дурачка?
для второго после куран-семпая такие рассуждения кажутся как минимум гнетущими, рима про себя думает, что может выложить свои слова, может разложить их как угодно, но услышит ли он ее когда-нибудь по-настоящему?

soft hearts electric souls

так ли не похож сын на отца?
ридо, говорят, тоже не слышал, кроме голосов в своей голове.
голоса нашептали ему убийство. голоса нашептали ему мятеж.
о чем говорят шики его голоса?
рима с ним не из-за него, ридо – это приговор, он сам, хрупкий и бесполезный.
рима закрывает глаза.
звучит этот голос так, как звучала его мать?
рима встречает ее однажды, и в ней нет ничего от женщины, которой рима восхищалась.
не хочу закончить свою жизнь взвинченной бывшей любовницей, никогда не любимой. не хочу.

рима щелкает его по носу, - я могу о себе позаботиться, доверься мне, хорошо?
я всегда о себе заботилась.
рима не говорит о тебе, поговорим о тебе, поговорим о том, что произошло, поговорим о расписании и о мерзком вкусе кровяных таблеток.
- или ты предпочитаешь присесть, расслабиться и ждать, пока катастрофа, эта или следующая, найдет нас все равно? – рима ведет плечами, - это неизбежно. и мы справимся, знаешь. но если ты все-таки предпочитаешь присесть и переждать, я останусь с тобой.
someone needs to.

heart to heart

рима отстраняется, наконец, улыбается, улыбки у нее редкие, спрятанные, не улыбается на обложках, не улыбается на уроках, не улыбается одноклассникам, в белой форме ночного класса выглядит особенно серьезной, рима улыбается, это, наверное, все, что она может ему рассказать. все, что она хочет ему рассказать.
- ты слишком много думаешь, расслабься. выдохни, все хорошо, - добавляет негромко, проводит рукой по его предплечью, чуть сжимает, - я иногда боюсь, что не смогу перекричать твои мысли и ты уплывешь куда-нибудь, откуда тебя достать не получится. вот этого я боюсь. а остальное, знаешь.. я думаю, мы сможем это пережить, так или иначе. претенциозные заморочки ночного класса, родительские права твоего отца, разнос, который ждет нас на работе, а он нас ждет, поверь. и, буду с тобой предельно честной, ролевые игры в спасателей – совершенно не то, что меня заводит. попробуй очень плохую училку и славного мальчика, - рима издает негромкий смешок, заговорить его, поймать, зацепить.
зафиксировать его. здесь. поймать его. сейчас.
будь со мной, будь со мной, будь со мной, останься.
рима вся из мелких касаний, из незначительных жестов, из слов, которые, она надеется, достигают его.

and eyes to eyes

и качает головой, наконец, - не магия. я думаю, это называется немножко по-другому. но мы здесь не говорим об этом, да?
о том, что происходит, когда ты даешь мне свою кровь – и этого хватает.
мы не говорим об этом.
рима протягивает ему руку, ладонью вверх, - а еще я думаю, что мы слишком много говорим о вещах, на которые мы не можем повлиять. разумеется, я могу от тебя уйти, но окружение мое останется прежним, я все еще аристократка, помнишь? и все еще отвечаю перед нашим королем. сделает ли это меня счастливее? разумеется, не сделает, - рима усмехается, бросает на него взгляд, искоса, из-под челки, - а тебя? не сделает ведь? так давай оставим разговоры о спасении, вместе с попытками притворства, послушай, я видела тебя с жуткими разными глазами и видела, как туман рассеялся, я видела тебя пьяного от крови, я видела тебя даже рядом с матерью, и я все равно. все равно, понимаешь?

рима молчит несколько секунд, - хочешь секрет? ты, на самом деле, самое светлое, что было в моей жизни. самое честное. и ты всегда, всегда был рядом. кое-что, чего мне не смогла дать даже собственная семья. я предпочитаю думать так о тебе. говорят, такие люди держатся вместе.
рима усмехается, уголок губы дергается, ровно до того момента, пока губы не начинают дрожать.
рима их закусывает, смотрит чуть в сторону, ненавидит вспоминать о прошлом,
а после бодает его плечо лбом, - понятия не имею, где бы я без тебя была. но едва ли там было бы также хорошо.
и все равно, и я все равно.

is this taboo?

[nick]Rima Toya[/nick][status]narcissistic cannibal[/status][icon]http://s7.uploads.ru/kE8eM.jpg[/icon][sign]i just wanna break this crown. [indent] [/sign][fandom]vampire knight[/fandom][char]рима тоя, 17[/char][lz]<center>everything that comes my way is haunting me, taking its <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=884">sweet time.</a></center>[/lz]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » fairytale