POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Говорят


Говорят

Сообщений 31 страница 34 из 34

1

http://pm1.narvii.com/7216/8cd7357d416e77295e60681365fe04f8504b2df7r1-736-549v2_uhq.jpg
Участники: Лань Хуань, Цзян Чэн
Место: Облачные Глубины

Собрание кланов не заставило себя долго ждать. После гибели Цзинь Гуанъяо необходимо решить множество важных вопросов, навести порядок и попросту вдоволь поорать друг на друга, прикрываясь полемикой и вовремя шаркая ногой.
Тем временем по Облачным Глубинам гуляют шепотки об отношениях Лань Ванцзы и Вэй Ина...
Нет, Вы слышал это, Цзэу-цзюнь?!

Отредактировано Jiang Cheng (2019-12-08 00:46:05)

+1

31

Когда за Цзян Чэном закрылась дверь, Сичень шумно выдохнул, подавляя острое, неуместное желание осесть на пол, как встревоженная юная дева из романов неизвестного Ланьлинского писателя.

Главе Лань не пристало разбираться в эротических романах, однако мир непредсказуем и суров; и все же пришедшее на ум сравнение тут же отозвалось жгучим стыдом.

Что ж, это далеко не самое худшее и неприличное из того, что Лань Хуаню приходилось читать.

В дверь робко постучали; отворив ее, Сичень увидел Сычжуя со свертком в руках. Племянник кратко сообщил о просьбе Цзян Чэна и быстро удалился, не желая нарушать уединение главы ордена. Он всегда был чутким и талантливым — как Ванцзы; дружелюбным и улыбчивым — как сам Сичень. Не возникало сомнений в том, кто приложил руку к его воспитанию.

Тем более удивительным был факт, что Цзинь Лин вызвал у Сычжуя симпатию — именно это совсем не было похоже на него.

Размышляя таким образом, Сичень осторожно разворачивал одежды цвета поздней сливы, будто они могли ужалить его. По краям рукавов плыли вышитые блестящей нитью лотосы; орнамент был плоским, но заметным и хорошо узнаваемым.

Лань Хуань вздохнул, не веря себе самому: придется это надеть. Даже если отвлечься от мысли, что кто-то может его узнать и пустить неприятный слух...

Сичень быстро умылся и вычесал волосы перед тем, как переодеться. Все ему казалось непривычным: и другая длина рукавов, и многослойный пояс, и стоячий воротник — такие ему никогда не нравились.

Одежды ордена Лань всегда были струящимися, обтекаемыми и свободными, как воздух; одежды Цзян Чэна выглядели иначе и, конечно, не пахли ладаном, прочно впитавшимся в ткани адептов и заклинателей Гу Су.

Для волос Сичень выбрал самую простую медную фибулу без рисунка, никак не намекающую на его достаток и положение.

Ле Бин и Шуоюэ покоились на подставке у кровати. Лань Хуань простоял перед ними с минуту, однако взять не решился — о его флейте знал каждый всякий, да и при взгляде на меч сложно было не догадаться о его происхождении.

Выйдя, наконец, он протянул ладонь и поймал несколько мелких снежинок, принесенных ветром с заснеженных веток. Везде, куда простирался взор, лежал снег; небо начало темнеть — скоро все отойдут ко сну.

Сичень постоянно оглядывался вокруг и шел быстро, надеясь, что никто его не заметит. Издалека он выглядел как заклинатель из Юньмэн, однако находился явно не в тех местах, куда могут случайно забрести гости.

Он не знал, сколько времени прошло с тех пор, как они с Цзян Чэном расстались, и теперь надеялся, что его все еще ждут.

Лань Хуань, обойдя все жилые помещения и библиотеку, минуя перелесок, закрытые ледяные источники и небольшой, едва оттаявший водопад, вышел к тайной двери. Отпереть ее труда не составило; по ту сторону от резиденции Лань раскинулся хвойный лес.

Ветки и снег хрустели под ногами. Никакой тропы здесь не было проложено.

Лань Хуань подошел к Цзян Чэну со спины — его высокую фигуру было видно издалека.

— Цзян Чэн, — негромко позвал Сичень, — Вы долго ждали меня?..

После секундной паузы он решил уточнить:

— Я не брал оружия с собой, рассудив, что оно слишком приметное.

В этот момент он понял, что даже не поинтересовался, как именно они будут добираться до Юньмэн в таком неловком положении.

+1

32

Быстро вечерело. Небо за горизонте начинало темнеть, подернулось розоватым зимним отсветом заходящего солнца. Раскинувшиеся вокруг снега делали картину мирной и располагающей к неспешным размышлениям и медитации. Цзян Чэн глубоко вздохнул, переминаясь с ноги на ногу и стряхнул с рукава налипшие снежинки. Клановые одежды не пропускали холод, но всё же было зябко вот так стоять, не зная, сколько времени придётся не трогаться с места.

Пришла непрошеная мысль - его могут заметить. Возможно, кто-то из адептов Гу Су будет возвращаться с ночной охоты и столкнётся на тропе с главой Цзян. Что за встреча! Что вы делаете здесь, Саньду Шеншоу?..

И правда, что?..

Цзян Чэн усмехнулся, чувствуя себя так же глупо, как на одном из свиданий, что несколько раз пытался устроить ему управляющий. Чудесная мысль, право слово. Цзэу-цзюнь бы повеселился, услышав какая блажь лезет ему в голову...

Возможно, ожидание и впрямь было бесполезным. Однако Цзян Чэн упрямо продолжал стоять посреди тропы, задрав голову к небу. И за ожидания эти был вознаграждён - из-за спины послышался скрип снега и знакомый голос окликнул его по имени.

Всё в порядке. Лань Хуань не передумал. Выбрался. И пришёл.

- Не так долго, чтобы уйти, - ответил он негромко, разворачиваясь. И замер.

Фиолетовые одежды Юньмэн Цзян - тёмные, как грозовое небо - столь непривычные после белоснежных летящих одеяний Гу Су Лань... Его собственные, демоны раздери, одежды!.. Лань Сичэнь выглядел в них совсем на себя не похожим. Взгляд Цзян Чэна замер на налобной ленте, вероятно по забывчивости оставленной на положенном месте.

- Ваша лента, - прослушав следующую фразу, сказал он, шагнув вперёд. - Давайте сюда. В Юньмэн абсолютно точно такие не носят.

Только протянув руку, глава Цзян припомнил правила приличий и значение этой самой ленты. И протянутой было рукой немедленно хлопнул себя по лбу.

- Простите. Это было неучтиво с моей стороны... Давайте уберёмся с тропы. Будет неловко, если кто-то обнаружит нас в столь... странной ситуации.

+1

33

Лань Хуань чувствовал себя чужим в знакомых местах: он совсем не был похож на главу Лань в этот момент и как будто вовсе не принадлежал этой земле.

Цзян Чэн рассматривал его также удивленно и задумчиво.

"Я выгляжу ужасно", — сделал вывод Сичень, неловко переминаясь с ноги на ногу, — "но, наверное, тем лучше для дела".

Спустя столько лет он все еще оставался первым заклинателем Поднебесной, однако в его взгляде распознать возраст было несложно. Да и совсем юным Сичень никогда не казался — печать его орденского бремени проступала даже через тонкие черты семнадцатилетнего юноши.

То есть даже в одеждах Юньмэн он сошел бы скорее за старшего заклинателя, чем за простого адепта. А старших заклинателей наверняка все знают в лицо...

Было поздно думать об этом.

— Ваша лента, — Цзян Чэн протянул к нему руку, будто собираясь стянуть налобную ленту самому, однако остановился на полпути.

— О, — пораженно выдохнул Лань Хуань, — я совсем про нее забыл.

Для того, чтобы расчесаться, он снимал ленту и повязывал ее заново, и все-таки не обратил внимания на то, что она легко сможет его выдать.

— Забирайте.

Узел на затылке легко развязался сам собой, и Сичень протянул ленту Цзян Чэну.

— В этих рукавах все равно нет карманов, и деть ее некуда.

С одной стороны он сомневался, что значение орденской ленты известно главе Цзян — это всегда было внутренней традицией. С другой, в последние годы в Гу Су было так много заклинателей из других кланов, принятых в Орден и получивших фамилию, что толки обо всех ранее тайных ритуалах вышли наружу. Когда-то, путешествуя по отдаленным селениям, Сичень узнал, что существует устойчивое выражение о дарении ленты как о лишении невинности.

И это даже не сильно его возмутило.

— Я знаю, куда идти, — Лань Хуань потянул Цзян Чэна за рукав и тут же выпустил ткань из ладони, — здесь есть тропа.

Конечно, до нее нужно было добраться по сугробам; это заняло некоторое время. Путь был проложен адептами Гу Су, отправляющимися на ночную охоту в обход главного тракта.

— Отсюда можно спуститься в город, но нам это ни к чему. Я полагаю... мы полетим?

+1

34

Следовало поторопиться. Цзян Чэн оглянулся через плечо, чтобы проверить, не следит ли кто-нибудь за двумя фигурами в сиреневых одеждах. К счастью, тропа оставалась пустынной. Он было немного расслабился. Однако следующие слова Лань Хуаня совсем сбили с толку.

- Я совсем про неё забыл. Забирайте.

Сперва Цзян Чэн машинально принял то, что протянул человек, которому он доверял. Однако стоило налобной  ленте скользнуть по пальцам, едва удержал себя, чтобы не отшатнуться и не отдёрнуть руку.

Что?..

Поражённый в который раз за этот долгий день, он уставился на Сичэня. Взгляд главы Лань оставался доброжелательным и открытым. Однако лишенный ленты лоб казался возмутительно... голым. Цзян Чэн сглотнул, нервно сжимая пальцы на доверенном ему сокровище.
Возможно, людская молва приукрашивает действительность? А Лань Ванцзы - фанатично придерживается традиций, вот и бесился тогда, в Безночном городе, стоило Вэй Ину стащить с него эту демонову ленту. Будто штаны стащил, право слово...

Надо будет позже расспросить главу о точном значении этого аксессуара, осторожно решил про себя Цзян Чэн. Но сначала решить, хочет ли он узнать наверняка...

Молча, он последовал за Лань Сичэнем, сворачивая с тропы. Недавно был сильный снегопад. Ноги проваливались и идти было не удобно. Они шагали через лес, следуя какому-то невидимому маршруту. Скрипел снег.

— Отсюда можно спуститься в город, но нам это ни к чему. Я полагаю... мы полетим?

Они остановились. Внизу, у подножия горы, город горел огнями красных фонарей. Не столь ярко, как Юньмэн, но там было явно веселее, чем в Облачных Глубинах. Племянник наверняка будет громко страдать по этому поводу, а то и попробует сбежать сюда, в городок, чтобы пройтись по красивым улицам, перехватить пряных закусок у торговцев или обзавестись какой-нибудь яркой безделицей. Как можно сознательно лишать себя возможности окунуться в атмосферу фестиваля?.. Лань Сичэнь не пожалеет о побеге, это точно. Цзян Чэн оторвал взор от праздничной картины и, спохватившись убрал за пазуху аккуратно свернутую ленту.

- Да, на мечах будет куда быстрее, чем... - острый взгляд скользнул по высокой фигуре, замерев около бедра: ножны отсутствовали. Ну конечно, Шуоюэ слишком знаменитый меч, чтобы светить им при честном народе. Как и нефритовая флейта, Ле Бин. С оружием не было бы никакого смысла в маскараде.

И вот он, глава благородного клана Лань, лишенный клановой ленты, клановых одежд, и теперь как он заметил, личного меча и флейты. Если это - не воплощение доверия, то что ещё? Что бы это ни было, чувство ныло где-то под рёбрами, словно старая рана. Возможно, только А-Ли в прошлом настолько доверяла брату, чтобы ни на секунду не усомниться в нём. Мысль о сестре отозвалась в сердце, но то была приятная боль, вопреки обыкновению. Цзян Чэн перестал хмуриться и уголок его рта чуть дёрнулся, выдавая улыбку.

- ...чем верхом. Но если хотите, мы можем нанять лошадей или повозку в деревне.

Саньду, призванный печатью, покинул ножны, уверенно скользнул по воздуху и замер перед двумя заклинателями. Цзян Чэн шагнул первый, без труда удерживая равновесие встал на лезвии чуть дальше обыкновения.

Он никогда не делил свой меч с кем-то ещё. И даже не задумывался о такой возможности.

Лань Сичэнь был чуть выше. А значит...

- Становитесь за спину. Держитесь крепче за мои плечи. Нужно добраться до рассвета, - решил он.

Отредактировано Jiang Cheng (2019-12-08 19:01:02)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » Говорят