Гостевая Роли и фандомы Нужные персонажи Хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » obstacle 1


obstacle 1

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/954/589955.jpg[/icon]

she's always calling my bluff / she puts the, she puts the weights into my little heart / and she gets in my room and she takes it apart

SHE CAN READ
SHE CAN READ

клинт, кейт, постфракшен

SHE CAN READ
SHE CAN READ

OH, SHE'S BAD

Отредактировано Clint Barton (2020-10-12 00:48:54)

+12

2

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/954/589955.jpg[/icon]Всё возвращается на круги своя, и Клинт вместе с ветром находит себя там же, где был: в гипсе, с голым задом и с пустыми карманами (а вот и ветер). Бесценность нового опыта меркнет рядом с заново приобретённой толерантностью к опиоидам; однажды Наташа принесла налоксоновый набор, показала где оставила — не Клинту, Кейт. Он тогда пожал плечами и сказал, что Наташа всегда выбирает худший сценарий. Кейт ответила, что та недооценивает его способности терпеть до последнего без видимых на то причин.

Возможно, это не то, что Кейт действительно сказала, но Клинт додумал именно так. Возможно, её ответ звучал куда лаконичней и остроумнее, как панчлайны в удачных вайнах, но читать по губам ему всё ещё принципиально не хотелось.

В изоляции от звука и необходимости разговаривать, мысли чаще просачиваются в голову и звучат чётче в мягкой тишине, и у Клинта почти не остаётся запасных планов: чтобы прицелиться, не нужно много усилий, и мысль успевает пролезть ещё до того, как стрела попадает в мишень. Делать руками что-то другое ему не положено, даже стрелять не особо-то можно, но это не обсуждается. Пробует разобрать коробки, но вместе со старыми вещами распаковывается слишком много пыли, комиксов с рыжими протагонистками и тем для дополнительной рефлексии. Можно было бы сдать в Гудвилл, не глядя, не будь он уверен, что где-то точно завалялись капсулы Хэнка Пима и прочие хрупкие, компрометирующие вещи. Такие пожертвования отдел безопасности ЩИТа скорее всего не оценит.

Впрочем, одним проёбом больше, одним меньше.

В день после амбициозного похода в икею за новыми полками для всё ещё не разобранных вещей Кейт постит фото с Клинтом, драматический зум на то, как он пытается отвинтить крышку сиропа dryck lingon зубами, зажав бутылку между колен. Хэштег "работаю головой". Реплаи "хоукай, которого мы заслужили". Тысячи ретвитов. Кейт любит бить одним ударом больше одной цели — недельная слава в интернете для неё идёт вместе с понижением планки ожиданий для него, очень круто, разве ты не этого хотел. Тогда он об этом не думал, но сейчас зачем-то вспоминает. Работает головой в неположенном для себя предназначении.

Знаешь, говорит Клинт, если бы я обдумывал каждое своё слово и движение, то меня бы здесь не было.
Удачная реплика, парирует Кейт, долго над ней думал?
Мысли великих людей.
Бобби улыбается мягко, Джесс смотрит очень выразительно, будто этот ответ вытащили у неё из кармана, но Кейт не замечает.

Клинт помнит, как стоял на непривычно чистой кухне, отдавая себя и свой быт в чужие руки — конечно же, женские, находящие взаимопонимание друг с другом быстрее, чем Клинт его находит с самим собой; то, как они берегут его, только усугубляет ощущение собственной хрупкости, пусть они и пытаются держать свой заговор в тайне. Постоянно сверяющиеся друг с другом взгляды, сдержанные улыбки, стерильность ответов. Он инвалид, но пока что не слепой. Кейт они, к счастью, ещё не обучили мягко стелить; в день, когда это произойдет, Клинт тоже сбежит хоть в тот же ЭлЭй.

Нахуй цикличность. Нахуй самосознание. Вейд однажды сказал, что сложившихся тропов не избежать, и это нормально, но Клинта это не успокоило.

Сейчас кухня похожа на место преступления: такие же сомнительные пятна и запахи там, где их не должно быть, так же быстро хочется покинуть, только зайдя. Было бы смешнее, если бы преступления на территории этой квартиры действительно не совершались, но с бруклинским рынком недвижимости можно считать, что ему ещё повезло.

Дверь приходится открыть только потому, что интенсивность вибраций и беспокойство Лаки игнорировать уже невозможно.

Кейт открывает рот.
Клинт начинает читать:
К-лин(т?)
ка-ко-во
ху-

— Не слышал твоих звонков, — показывает на отсутствие аппарата в ухе, он перестал его надевать уже несколько дней, потому что от акустического фидбэка сводит зубы. Тони сказал, что принимает челлендж. Оправдание, как и содержимое холодильника, с месячной просрочкой, подтекающее и заплесневелое, любой не стал бы такое есть. Клинт всегда сервирует неловкие ситуации оправданиями, даже когда не виноват, но сейчас не тот случай. Одним больше, одним меньше.

Когда Кейт прищуривается, Клинту кажется, что пространство вокруг него ужимается вместе с её обзором до рамок, в которые Клинт не пролезает: слишком сырой и рыхлый для силуэта супергероя.

Пёс идёт нюхать пальцы Кейт в поисках съестного, и Клинту приходится раскрыть вид на то, что он успел превратить квартиру, шире, чем планировал.

— Пса не забирай.

Каждую полноценную прогулку с ним Клинт считает за персональный подвиг, на большее его не хватает. Обросший и нечёсанный, Лаки отлично справляется с ролью голодной дворняги.

— Я кормил его.

Отредактировано Clint Barton (2021-08-09 14:57:48)

+10

3

[icon]https://forumstatic.ru/files/0018/a8/49/81014.jpg[/icon][lz]clint, can you grab a cheez-it? clint? clint? hey? clint?[/lz]

В каком-то смысле её амбициозная карьера в Лос-Анджелесе — одно большое «назло», посвящённое Клинту на переднем форзаце. Вслух она этого не озвучивает, они вообще не часто разговаривали, и если первые недели Кейт казалось, что он незримо присутствует где-то — убиваясь и страдая по разорванной общности, разумеется — то месяце на третьем иллюзии окончательно развеялись. Хотя в случае Кейт окончательно скорее значит на несколько месяцев, а потом посмотрим, и Клинт, наверное, слишком хорошо это понимает.

Кейт бесится, потому что не воспринимать её слова всерьёз — кратчайший путь к появлению нового окончательно. Если повезёт, то присоединится и бесповоротно. Кому именно повезёт, она пока не решила.

Себе она дала обещание не выходить на связь первой, и Клинта об этом она уведомила раза три, и даже на третьем предупреждении ей не показалось, что он действительно понял. Кейт подумала «ну и ладно», продержав этот боевой настрой несколько месяцев; потом ей написала Наташа, и злости хватило только на то, чтобы не ответить в ту же секунду. Вот и вся её выдержка — пара минут промедления.

— Я не звонила.

Клинт всё равно не услышит — она стоит к нему спиной. Не факт, что услышит, если она повернётся и скажет то же самое громче и медленнее, или напишет смс, или сделает огромный транспарант—
раздражение быстро растворяется в трогательном воспоминании: зима прошлого года, тот самый промежуточный момент, когда Нью-Йорк ещё не успел оправиться после Рождества, и люди по инерции ведут себя чуть менее дико, чем обычно; наверняка никто не выбросил плакат, с которым они стояли под офисом студии, отменившей Дог Копс.

Сука.

Клинт выглядит именно на ту степень «хуёво», которую Кейт представляла по разговору с Наташей. В этом есть что-то успокаивающее — возвращаясь в эту квартиру, получаешь всегда именно то, чего ожидаешь. Взъёбываешься за три секунды.

Оттенки собственных эмоций Кейт практически не различает (когда-то научилась определять раздражение, а остальным решила пренебречь); но на расстоянии почти трёх тысяч километров всё-таки заметила — под толстой корочкой обид, обидок и несовпадения ожиданий и реальности, под весом неотвеченных сообщений, провалившихся в пустоту шуток, между обычной усталостью и желанием спихнуть ответственность с себя на кого-то, кто не просил эту ответственность забирать — ощущение, которое она вроде бы похоронила в Центральном парке.

Кейт очень надеялась, что ей показалось.

— Он мыл тебе жопу? — за ухом Лаки она нащупывает огромный колтун — первый депрессивный звоночек, если не брать в расчёт абсолютно ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ.

Человека, когда-то убедившего Клинта в том, что жопы собак магическим образом и без какого-либо вмешательства отмывают сами себя, Кейт вспоминает исключительно плохими словами. Клинта тоже — хотя бы потому, что на вопрос «а если понос?» он просто развёл руками.

Говоря простым языком — ей страшно. Говоря языком аналогий — если честно, нахуй аналогии. Однажды Томми очень не в тему сказал «Клинт бы отреагировал точно так же», и эмоция опередила мысль — Кейт стало приятно — а потом мысль догнала и щёлкнула эмоцию по носу, потому что Томми знает Клинта преимущественно по её нытью, карикатурному и утрировавшему Клинта до бытового и эмоционального инвалида, не способного прожить в одиночестве дольше пары недель. Кейт до сих пор не может понять, почему она не может ему помочь. Где-то в этом не может трусливо прячется какая-то трудноопредяемая эмоция. Разумеется, это раздражение.

— Что на этот раз? — в каком смысле «не забирай пса», что ты сделал с Лаки — Ты что сделал?

+4


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » obstacle 1