BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » miss having sex


miss having sex

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/YLhB4IZ.png


Over a year later, on a September afternoon in the sun, she told me of the first time her mother brought her to see me, in intensive care: The little room, she said, with all the machines. I kept that in mind, she said. You had that thing in your mouth and it was hard for me to kiss you. What was it for? I told her it was probably to let me breathe. Then she said: I thought you were dead till then. And I said that surely Mommy told her I was alive; she said: Yes.
But I thought you were dead till I saw you.

[icon]https://i.imgur.com/5ws15K2.png[/icon]

Отредактировано Richie Tozier (2020-10-03 18:40:01)

+9

2

[icon]https://i.imgur.com/K6Rbzvx.png[/icon]Ричи пишет: это иронично. Эдди отвечает: иди нахуй.
Сломать одну руку (он наконец-то всё вспомнил), лишиться другой — в какой-то момент ему показалось, что сейчас он сдохнет, но всё обошлось. Страх припозднился и навещает его по ночам в больнице, снятся, разумеется, клоуны и мама. Или клоуны и Мира. Явления одного порядка.

Мира говорит: ты мог умереть от кровопотери. Эдди ничего не отвечает — мог, но не умер ведь?
Она не отходит от него ни на шаг, на всех (одного, иногда двух) посетителей смотрит озлобленно, будто знает, что произошло и кто виноват. Зазеваешься — откусит и вторую руку, даже в рот не нужно класть, достаточно потерять бдительность. Эдди кажется, что у него открылись глаза, что запасы терпения уменьшились вместе с Пеннивайзом — огромный мыльный пузырь размером с половину Америки рос, пока не наткнулся на клоунскую пасть. Оно того стоило.

Ричи бы сейчас пошутил про мыло, да?
Интересно, что из его последних шуток войдёт в новый спешл.

Набирайся сил, Эдди, отдыхай, я обязательно загляну завтра, послезавтра, через неделю, через месяц, Эдди, мы всегда будем вместе, я тебя защищу, я тебя не оставлю — от Миры хочется съебать, можно даже в Дерри, можно в желудок к Пеннивайзу, к мамаше Ричи, к кому угодно, блять, лишь бы это закончилось. Он смотрит на её отёкшее лицо, и мутноватые глаза хочется выгрызть и сплюнуть на пол, как изюм из сдобной булки — а ведь они вообще не едят хлеб, ни крошки в рот не брали за последние несколько лет, и это «мы» пролазит в каждую мысль, которую теперь приходится шлифовать, пока не выглянет какое-нибудь «я», испуганное, как новорожденный.

Делиться таким с Ричи не хочется — Эдди не так воспитывали; каждый раз, когда кто-то жалуется на партнёра, ему становится противно — сам ведь выбрал? Рассказывать что-то Ричи — давать новый повод для шутки, а мама у Эдди такая большая, что старая шутка никак не закончится.

Хорошего человека должно быть дохуя.

Делится Эдди больничными сплетнями, жалобами на еду и подозрениями на зависимость от опиатов. Смешно: несколько месяцев назад он был в Лос-Анджелесе (от жары, пыли, пробок, солнца хочется блевать), и теперь пытается представить там Ричи (лучше от этого город всё равно не становится, но интересно). Один раз, когда Мира начинает орать на медсестру, у Эдди почти сдают нервы, но он всё равно молчит. Один раз он почти проговаривает «Мира» новым, непривычным для него тоном — таким вместо «мама» говорят «мать» и огребают пизды — и осекается на втором слоге, сворачивая решительность у себя во рту. Мира даже не оборачивается.

Когда Ричи спрашивает «она тебя там ещё не совсем заебала?» (Эдди представляет, как тот закатывает глаза, и тоже закатывает глаза — его не так воспитывали), он ничего не отвечает, будто вопроса вообще не было. Думает об этом весь день — Ричи скидывает любую смешную хуйню, которая попадается на глаза, после того сообщения в диалоге наберётся под сто сообщений, и ответ будет выглядеть как минимум странно.
Эдди молчит.

Если в больнице было тошно, то дома хочется повеситься. Ричи шутит про киборгов и самые бесполезные в мире протезы. Эдди закатывает рукав и фотографирует то, что осталось от руки. «Было сложно, но я подрочил». Эдди не открывает сообщение несколько часов — Мира увидела превью, и он борется с искушением сочинить себе какого-нибудь любовника. Он представляет, какую истерику это вызовет, и сворачивает это желание в трубочку, чтобы запихнуть его себе в жопу поглубже. Когда-нибудь он ей возразит. Наверное.

Ричи говорит, что в Нью-Йорке он по делам, и Эдди верит.
Мира говорит, что сегодня её не будет до глубокой ночи, рассказывает о своих делах следующий час (Эдди ничего не запомнил). В принципе, не нужно выдумывать никакие связи на стороне — облегчение от того, что в её отсутствие он может кого-то увидеть, выглядит ещё более жалким. Смешнее только скроллить фид фейсбука и пытаться левой рукой взять стакан воды — от неё у Эдди осталось сантиметров десять, но мозг успешно обманывается. Будет тебе протез.

— Давай только ты все шутки про инвалидов выложишь сразу, — он нервничает и барабанит по столу пальцами, — сколько тебе нужно времени? Десяти минут хватит?
Смешно, что место пришлось выбирать такое, где они ни разу не были с Мирой. Эдди ненавидит новые места.

+8

3

вспомнить все оказалось нечеловечески ебано.

от волнения ричи удается уснуть лишь на третий день, глаза болят так, словно он рыдал четыре столетия, а потом лег лицом в песок, и ветер — на всякий случай — дул ему в лицо кислым дыханием. закаты в дерри ебаные, как и восходы; в окна палаты эдди ричи, разумеется, за все время ни разу не смотрит — рассматривает бинты и вяло пинает идею о том, что было бы неплохо молчать. жена эдди (ричи пытался запомнить имя, но забывал каждый раз, когда переводил взгляд на капельницу; звание жены эдди жене эдди совсем не идет) смотрит на потасканную жизнью компанию точь-в-точь, как и его le maman 27 лет назад — ищет виноватых, злится, разве что не пыхтит; ричи в шаге от того, чтобы спиздануть, что сейчас она, наверняка, запретит им общаться. когда (мира, господи, ричи) выходит, то ричи интересуется не пошла ли она заедать свое несчастье. инвалид — горе в семье, да? фраза усталая, избитая жизнью, и даже не пытается быть смешной. ричи продолжает нехотя и по инерции.

он мог бы стать чемпионом по бегу, если бы вспомнил раньше — или, знаете, не забывал бы, блять. в городе клоун убивает детей? съебывайте в противоположную сторону; и идея правильная — как не разделяться, если вы в фильме ужасов, но к сорока годам скапливается ворох мусорных ощущений и вишенка на торте из того, что ты что-то в этой жизни проебал.
на неоновых вывесках бегущей строкой проскакивает напоминание о том, что если бы он об этом помнил, не откладывал в чулан до абстрактного понедельника, а потом переезжал в другой город вечером воскресенья, то все сейчас бы было заебись. проверить, конечно, не получится.
[indent] everything i love gets lost in drawers

ричи, конечно, съебывает из дерри, как только находит в себе силы съебать — берет у всех телефоны, создает чат, развлекает эдди лично, на выезде из города обеспокоенно ковыряется внутри себя и в бардачке. мост поцелуев просто так проехать не удалось.
забывать оказывается страшно и совсем не хочется. не помнить эдди немногим хуже, чем получить все воспоминания почти сразу.

волнение и заботу можно выражать словами вроде «я переживаю» или ненавязчивым «как ты сегодня», звонками перед сном или смсками ранним утром. в случае ричи получается шутка про nearly armless ed (отсылка к гарри поттеру, отсекаешь?); можешь забирать, менять ник в твиттере. если бы эдди ответил не иди нахуй, а что-то другое, то ричи бы удивился. каспбрак не разочаровывает, но ричи думает, что дело в том, что встреча с мирой каспбрак поставила новый недосягаемый рекорд.
пишет: «а на свадьбу вы не тратились на новое платье lmao
миссис к просто отдала свое».
удаляет.
скидывает смешную картинку.

чувство юмора в нем бледнеет от ночных кошмаров. остальные неудачники тему не поддерживают, что только сильнее раздражает. возможно, ричи спрашивал слишком завуалированно и никто не понял.
говорить эдди — себе дороже. извини, эдс, я вижу твой труп во сне — выглядишь так себе, быть мертвым тебе совсем не идет. звучит неправильно. эдди скажет: «иди нахуй, ричи, твои шуточки и мертвого доебут».
ебать кого-то на словах всегда было в разы интересней, чем в реальности — силы экономятся для чего-то более важного. например, сходить в магазин или решить насколько осознанное желание порадовать своим присутствием нью-йорк в эти выходные. конечно, осознанное. конечно, дело не в эдди.

[indent] i want to start over

из пивных бутылок можно построить новую многоэтажку перед окнами его квартиры, но ричи хочется дом в пригороде. не нью-йорка, конечно. никто не говорит нью-йорк.

тревожность расчесывается, как комариный укус, работа откладывается до следующей недели — проходит месяц, ричи не может вернуться. перед глазами вращается комната и слабо жужжит мысль о том, что он раздувает из мухи слона.
если говорить себе каждый день в зеркало, что в дерри он даже руку не проебал, то легче, почему-то, не становится, а странно, он ведь для этого повторяет. реальность вызывает сомнения: кажется, что скакнул из sweet fifteen сразу в нынешнее состояние, а промежуточных не получилось запомнить, если они вообще были.
на нью-йоркскую погоду ричи записывает целое видео: держит на ладошке солнце (показывает средний палец), переключает на фронтальную камеру, удивительно правдоподобно имитирует звуки за секунду до проблеваться. в лос-анджелесе привычней, но привычней не значит лучше. в дерри тоже словно домой возвращался.
и где он теперь?

эдди хмурый и нервный, ричи не удивляется.
— мира поцеловала и не прошло? странно, — хочется сначала протянуть руку, чтобы поздороваться, потом обнять, чтобы? поздороваться? выбирает уныло хмыкнуть и открыть винную карту. — такую женщину нужно носить на руках, эдс.

[indent] i want to be winning[icon]https://i.imgur.com/5ws15K2.png[/icon]

Отредактировано Richie Tozier (2020-10-03 18:40:17)

+8

4

[icon]https://i.imgur.com/K6Rbzvx.png[/icon]От Миры теперь пахнет Дерри. Затхлый, забравший у него больше, чем половину жизни, город. Он и руку забрал, а Мира и рада — теперь она может заменить не только жизнь, но и часть его тела. Вгрызётся в плечо, оторвёт кусок от себя, у неё ведь много этого добра, да, Ричи? Она не жадная, поделится, заполнит собой всё пространство, Эдди никуда не убежал — в больнице глазами жены на него смотрит Дерри.

Мира поцеловала и не прошло?
Вау, удар ниже пояса. Эдди вспоминает её слюнявые губы — сам он никогда не вытягивает их для поцелуя, просто прикладывается к её щеке, а Мира всегда ждёт звука, недовольно закатывает глаза, Эдди улыбается, глядя в сторону, ну, не смущай меня.

— Я думаю развестись.

Думаю — преувеличение. Мысль, может, и не свежая, но закончил он её только сейчас.

— Мира пока не знает, но мы же не для её обсуждения собрались? Как твои дела?

Эдди непринуждённо смотрит куда-то в сторону, непринуждённо барабанит пальцами по столу — прогулка ритма простая, от указательного пальца к среднему — непринуждённо заглядывает в меню, не попадает глазами в строчки, они гладкие, взгляд стекает вниз. Чудесного превращения не вышло. Мало ли, что они добавляют в еду.

Я думаю развестись.
Теперь точно придётся, или Ричи будет припоминать ему это, пока не словит деменцию. Хотя и на деменцию надеяться наивно (и слова Эдди забрать назад не может). Осознание приходит неспешно, ночью он, наверное, будет жалеть о том, что вообще открыл рот.

Рука зудит в том месте, в котором её нет; иногда он ловит взгляды прохожих, но чаще всего им плевать — нужно присмотреться, а это задача не для равнодушных. В ресторане — другое дело: когда Эдди снимает ставший слишком большим пиджак, парочку глаз он всё таки замечает. Приятное злорадство, не более.

Жестом — не таким уж тяжёлым, кажется, он постепенно к этому привыкает — подзывает официанта. Меню всё так же раздражает пестротой. Не смотри ему в глаза.

Гленморанджи, 14 лет выдержки.

Намного больше лет выдержки.

Интересно, можно ли перевести всё в шутку. Момент упущен, но Ричи и сам так делает: серьёзное, практически постное лицо, интонации, по которым невозможно определить, серьёзен он или просто прикалывается, вот это прикол, Ричи, меньше минуты с тобой, а я уже хочу разводиться, ха-ха, ну как, поверил? Лох.

— Хочешь её потрогать?

Эдди наклоняется поближе, шёпот — заговорщический, брови — приподняты, мимика — неопределённая.

+5

5

and how I am always running / running and running

ричи выдерживает приличную минуту паузы, прокручивает мысль, дает ей настояться, находит максимально незаинтересованный тон, чтобы не утопить эдди в собственном энтузиазме. на выходе получается постное лицо и серьезный вопрос, который он не планировал.
— думаешь, ты бы женился на ней, если бы помнил дерри?
серьезный ричи звучит грустно. слова под языком внезапно неподатливые, как деревянные поручни моста под туповатым ножом; в четырнадцать казалось глупостью, сейчас — последней материальной вещью в мире и тусклым маяком в прошлое. не получается определить даже то, хочется ли касаться снова.

ричи смотрит на эдди поверх винной карты и думает об упущенных годах и нуле реализованных возможностей; о мутной воде озера, куда они смело прыгали, о звуках соревновательных плевков. ричи тогда победил, но по итогу проебал гораздо больше; и всё нематериальное. возможно, масса была важнее дальности, как убеждал его эдди. конечно, каспбрак говорил масса.
ричи тихо хмыкает.

— дорогой эдвард, поздравляю с началом взрослой жизни, — произносит максимально торжественным голосом из личного арсенала голосов. — знал бы к чему готовиться — заказал бы оркестр и шампанское.
важным кажется всё — чужой изгиб бровей, морщинки у глаз, пустота рукава, дробь пальцев по столу; ричи впитывает всё так, словно это последняя встреча. о билле, беверли, майке, бене он переживает меньше, чем об эдди. знает меньше, чем про эдди. думает меньше, чем об эдди. мысли о друзьях вызывают ностальгию, мысли о потере эдди вызывают депрессию. во рту появляется вкус пыли от разрушающейся пещеры; ричи смотрит на руки — ногти чистые, ни грязи, ни крови.
выдыхает.
— впрочем, еще не поздно.

дела ричи.

дела ричи стали внезапно приятнее, чем казались из дверного проёма квартиры в лос-анджелесе. после каждого мимолетного подъёма он ожидает чёрную полосу: он разорится или его собьёт машина, случится пожар или звонок из дерри. теперь можно добавить в список, что воскреснет мать эдди и запретит им общаться; или эдди передумает насчет развода. ричи снова тринадцать, и осталось только вспомнить волшебное слово коулрофобия.
красные носы — спонсор вашей бессонной ночи.

ричи говорит: «лучше всех».
ричи не говорит остальное.
сначала.

эдди выглядит опрятно, и ричи ворочает мысль о том, как эдди собирался — с одной рукой, наверняка, неудобно; ричи опускает взгляд на собственный мятый рукав рубашки и пытается незаметно разгладить, то что уже поздно пытаться разгладить.
страхи — пузыри жвачки, нагло выдутые красным клоунским ртом, лопаются в тишине отошедшего официанта. ричи умеет заполнять пространство звучанием своего голоса, привлекать внимание и удерживать его, делиться бесполезными событиями. умел. клоунский рот ричи лучше держать закрытым.
— хочу, но, — заткнись сейчас, ричи. — помнишь, как ты сломал руку, а я сделал еще хуже? считай, что побил рекорд.
хорошая работа, ричи. ричи неловко улыбается и прикусывает язык.

становится солёно.[icon]https://i.imgur.com/5ws15K2.png[/icon]

+4

6

[icon]https://i.imgur.com/K6Rbzvx.png[/icon]

Для чего был оркестр? Чтоб ты уехал навсегда
Интересно, станет ли их небольшое приключение в плохо зарытое прошлое материалом для нового спешла Ричи. Обычно стендаперам достаточно меньших потрясений — развод, неосторожная фраза, смерть собаки — не зря у их врага клоунский нос, в конце концов; чем больше времени Эдди проводит вне Миры и её присутствия, тем больше она становится похожей на нелепо нарисованного на стекле экскурсионного автобуса Кинг-Конга. Если вести эту аналогию дальше, то получается, Эдди — главная достопримечательность Нью-Йорка. Мира, наверное, так это и ощущает.

— Мне бы пришлось жениться на ней, помни я Дерри, — он закатывает глаза, — клин клином, блять.

Всё время в больнице он варился в бульоне мыслей, щедро посыпаемый солью, когда вернулся домой — Мира щедро ебанула ещё одну пригоршню, дома было тоскливо и невозможно. Овощи тоскливо лежат на тарелке, чужое огромное тело тоскливо скрипит на диване, Эдди, кажется, этот уже всё, давай выберем новый.

— Шампанское мне мама не разрешает, если ты не знал.

Лучше всех — это и про остальных тоже? Эдди решает не спрашивать. Кажется, что после такого дела у них могут пойти только в гору, Эдди бы сказал, что даже заебись.

Мира сейчас не кажется точкой невозврата, и непреодолимым препятствием тоже не кажется — они с Ричи болтают всего-то пару минут, а прошлое внезапно стало казаться прошлым. Что-то такое он ощутил на второе утро в больнице ещё до того, как вспомнил своё имя, Дерри тоже казался фальшивым, вернее, настоящим лишь понарошку, как и всё уже пройденное. Вместе с Мирой можно запереть их в шкафу, дом, кстати, тоже могут забрать себе.

Мысли непривычно смелые, наверное, ему легче, потому что он осиротел на девять целых и две десятые фунта. Ричи нашёл в интернете формулу, по которой можно рассчитать вес руки.

— Почему ты в Нью-Йорке, кстати?

Процентные соотношения, говорят, получали путём распила замороженных трупов и взвешивания людей в разных позах. Он представляет Ричи, вставшего ласточкой в исключительно научных целях, окружающих его профессоров с усердными лицами, кляксы на бланках, каплю пота, стекающего по лбу человека, задравшего ногу в десятый раз за полчаса. Ричи бы, наверное, сразу начал отшучиваться. Эдди комкает нервный смешок, откладывая меню.

Рука снова чешется.

— Боишься трогать, значит, — взглядом он находит официанта, чтобы послать сигнал бедствия, — зассал, получается.

+6

7

о жене эдди можно писать стихи, научные труды и останется материала на серию из семи книг, как гарри поттер, если бы все семь книг были про тётушку мардж в раздутом виде. о жене эдди можно написать нормальный такой монолог для выступления, жаль, его размер не влезет в заданные рамки. помните фильм аватар? жена эдди играла пандору.
ричи думает целых двадцать секунд о том, не должен ли он поделиться с мужем героини, заплывшей в его мысли, шуткой или хотя бы начать записывать за собой, но решает пощадить его хрупкое, разводящееся, как мосты, где одна часть ебать какая большая, а вторая — эдди, сердце.

— хуй знает, эдди. мог бы попробовать терапию, — последний раз, когда ричи пытался, то у врача не оказалось чувства юмора, а у ричи был мощный творческий кризис, сопли и аллергия на кожаные диваны. сюрприз! когда не зашучиваешь проблему, то начинается ещё и депрессия, уголки губ сползают вниз, пока ты не начинаешь о них запинаться при ходьбе; приходится никуда не ходить. — шучу, конечно. чтобы тебе помогли на терапии, пришлось бы собрать человек двести, на каждый килограмм говна из комплексов, подаренного тебе твоей мамашей. разорился бы. — ричи почти улыбается, до шутки про двести килограмм чистого веса эдди докатится сам.
ричи лучше, чем терапия.

— тебе не кажется, — бормочет он, делая заговорщицкое лицо, — что официант просто не решается взять у меня автограф? — плавная смена темы разговора, думает ричи, это его ёбаный талант. — если что улыбайся папарацци. маши той рукой, что на месте.
фотографы ловили ричи пару раз в жизни, и теперь по интернету гуляет его фото с мокрыми подмышками. комментаторы поделились на два лагеря, где одни говорят, что он обычный человек, вторые — что он грязное животное, заслуживающее отмены.
мысли ричи по этому поводу? ему не платят за то, что он это читает, но остановиться порой сложно. как жене эдди, если её легонько подтолкнуть в спину с вершины холма. возможно, он заслуживает отмены, но по другой причине. или по десятку.

будь у эдди батя размером с диснейленд, он бы тоже про него шутил. не сексист, получается.
заебись.

— если тебе оставшегося много, — лениво бросает он в ответ, — то я с удовольствием потереблю твою культю, — ричи очень хотелось сказать сам зассал. в душе ему всё ещё двенадцать, они катаются на велосипедах и слушают речи эдди про серые воды (говорят ему о том, какой он зануда много тысяч раз). со временем ричи заместил пустое место, отведённое под душность эдди, своей собственной.
если не думать о том, что ему эдди не хватало, то даже почти нормально.

— дай сюда, — тянется к нему через весь стол, уронив свой телефон со стола. трогает руку с напускным равнодушием. впечатляется, не меняясь в лице. — если поставить протез с ножницами, то угадай кем ты будешь, — улыбается ричи.[icon]https://i.imgur.com/5ws15K2.png[/icon]

+3


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » miss having sex