POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » bright memories


bright memories

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

The Hatters — Да, со мной не просто
https://i.imgur.com/qY6pJM6.jpg
Nathanos Blightcaller х Sylvanas Windrunner

Натанос всегда будет лишним в этом чужом обществе, не на своей родной земле, но он упорно продолжает выполнять свой долг, не ради всех этих зазнавшихся уродов, которые почему-то считают, что лучше него из-за размера ушей, но ради одной женщины... кстати вон она идет, наверняка уже услышала, что он дал в морду сослуживцу. Опять.


[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/468535.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-07-07 22:38:43)

+3

2

[indent] Несмотря на то, что высшие эльфы были частью Альянса, многие из них с недоверием относились к другим союзным расам, но часто обстоятельства заставляют посмотреть на некоторые вещи под другим углом. Во время Второй войны почти вся семья Сильваны была убита. И если ее сестра, Аллерия, предпочла месть по ту сторону портала, то новый командир следопытов решила заняться обучением новичков рейнджеров для охраны Лесов Вечной Песни от вторжений. Тролли Амани и орки разгромили земли высших эльфов, но люди Альянса пришли на помощь в это тяжелое время. Возможно, именно этот жест послужил в будущем причиной, по которой Сильвана решила завербовать в ряды следопытов человека. 
[indent] Вопреки тем разговорам, что порой велись шепотом за спиной, Натанос действительно обладал исключительными способностями и довольно быстро заслужил полное доверие своего командира. Кель’тас даже требовал от Сильваны убрать человека из рядов следопытов, но Ветрокрылая лишь заявила, что готова уйти сама, если того пожелает правитель, но не исполнит его требований. 
[indent] Натанос не единожды доказывал преданность своему делу, но и с завидным постоянством ввязывался в мелкие ссоры с эльфами. То, что ему было некомфортно в Кель'Таласе, было понятно практически с самого начала. Все свое свободное время Маррис проводил в своем поместье, где жил с кузеном, вынуждая командира приходить за необходимыми отчетами домой к своему подчиненному. Забавно, но это порой злило Натаноса, а Сильвану забавляло. Ветрокрылая часто могла предугадать жест или слова, что будут сказаны в ответ на ее поступки. Если Сильвана еле заметно касалась руки Натаноса, то тот словно сжимался в комок, предпочитая, чтобы его не трогали. Сразу начинал бубнить что-то несвязное, пытаясь сказать, что лучше не стоит так поступать. Зато отчего-то невольно улыбался, когда рука командира ложилась ему на плечо и звучали приободряющие слова. Сильвана видела, что Натаносу непросто служить не своему народу, но он поклялся в верности, в первую очередь, своему командиру, и та не отпустит Марриса так просто. Между вечными подшучиваниями Ветрокрылая находила время и на слова поддержки, замечая, как в ответ меняется настроение Натаноса в лучшую сторону. Подобные перемены отчего-то согревали в душе и саму Сильвану. Так вышло, что Ветрокрылая и сама не заметила, как в какой-то момент все эти разговоры за спиной стали правдивыми, но уже совсем перестали волновать командира следопытов. В отличие от ее подчиненного. 
____ 
[indent] Было не так уж и много мест, куда мог отправиться Натанос в те минуты, когда был чем-то раздосадован, а Сильвана была уверена, что сейчас его настроение было где-то между отметками “не подходи, а то ударю” и “я предупреждал, что ударю”. Поскольку покинуть службу и отправиться в свое поместье не позволяла дисциплина (довольное спорное определение некоторым поступкам Натаноса), то Сильвана довольно быстро нашла его недалеко от обители Странников, чуть выше по реке. Поначалу они довольно часто проводили здесь время в тренировках. Вот и сейчас Натанос стоял напротив мишени, натянув тетиву лука. Обманчиво спокоен, сосредоточен, но его волнение выдал столь досадный промах. 
[indent] - Думаю, стоит оставить это в секрете, - Сильвана некоторое время наблюдала в стороне, облокотившись плечом на дерево и скрестив руки. - Будет досадно, если кто-то усомнится в твоих способностях из-за одной маленькой ошибки. А ведь ходят слухи, что человек Натанос Маррис не промахивается, интересно, кто их распустил, - Сильвана издает короткий смешок, когда замечает, что сегодня восприимчивость к шуткам на отрицательной отметке. 
[indent] - Мне доложили, что ты устроил драку. Опять, - тон сменился на серьезный. Все-таки, будет и правда досадно, если Сильване снова придет требование уволить Натаноса. Во второй раз может не получиться отклонить подобный запрос, а терять столь способного следопыта Ветрокрылой  из-за бытовой глупости совсем не хотелось. 
[indent] - Что случилось? - Сильвана подходит ближе, кладет руку Натаносу на плечо. Пытается уловить взгляд так уже успевших полюбиться глаз, но Маррис лишь хмурится, дернув плечом, и прежняя мысль ускользает. “Успевших полюбиться”. - Если информация из доклада действительно правдива, мне придется как минимум сделать тебе выговор и устроить дисциплинарное наказание, как того требует устав, - Сильвана снова отстранилась, скрестив руки на груди. - Даже не надейся, что тебя отстранят от службы на некоторое время, это будет слишком просто, зная, как ты при любой возможности возвращаешься в свое поместье. Но думаю, ночное патрулирование территории для начала подойдет. Скажем, несколько смен подряд, заодно отпустим отдохнуть некоторых их следопытов, займешь их место. Не надейся, что тебе удастся отоспаться где-нибудь на дереве, я лично буду требовать с тебя полный отчет обо всем, что будет происходить, - на последних словах сдерживать серьезное выражение лица было труднее, но Ветрокрылая старалась изо всех сил. Все-таки, про наказание она ведь действительно не шутила.
[indent] - Слушай, за подобные выходки с меня снова имеют право потребовать отстранить тебя от службы. Самое меньшее - понизить. Но я не хочу терять столь ценного следопыта, чье мастерство и опыт с легкостью могут служить примером любому новичку и бывалому стражу, - Сильвана испытующе смотрит на Натаноса. Защита Кель'Таласа и Солнечного колодца всегда была и будет для Ветрокрылой ее главным долгом, но нечто смогло потеснить все это, заняв место рядом. То, из-за чего все вокруг и шепчутся, и что злит Натаноса.[icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon][sign]***[/sign]

+2

3

[indent] Натанос повел плечом, мышцы заныли, но бросать свое занятие он явно не собирался, в очередной раз натягивая тугую тетиву, впивающуюся в загрубевшие пальцы, рассматривая маленькую точку в десятке метров, представляя вместо нее абсолютно голубой глаз зазнавшегося ублюдка, который теперь еще долго не будет нормально им видеть, так хорошо Маррис засадил ему кулаком.
[indent] А ведь мамочка говорила, что он должен уметь находить друзей, иначе никогда не отыщет в жизни своей счастье, но, видит Свет, он и правда старался, вот только горький привкус того, что с ним общаются исключительно из какой-то тупой жалости или, что еще хуже, из желания позубоскалить после, особо не располагало к общению. Раньше то ему казалось, что эльфы народ такой возвышенный, такой прекрасный, что им, с их долголетием, нет дела до всяких гадостей, вроде сплетен и унижения ближнего своего, но, как оказалось, все было диаметрально наоборот и Натанос даже смирился с тем, что его ожидания о прекрасной расе разбились о суровую реальность, в корой урод является уродом по состоянию души, а не по расовому признаку, что среди эльфов есть как добрые, так и злые, надменные, глупые, наоборот умные, настолько человечные, что удивительно, как раньше он этого не замечал. В некотором роде это даже... помогло, осознать, что он ничуть ни хуже, даже лучше, на самом деле, что свое место он действительно заслужил, что сейчас, в данный момент, он попадает точно в цель с такого расстояния, с какого из его отряда попадут ну максимум еще парочка сослуживцев. Не считая командира, конечно.
[indent] Стрела сорвалась с тетивы, легким потоком воздуха полоснув по щеке и устремилась точно в цель, впившись в белесую кору. За ней пошла вторая-третья-четвертая, все быстрее, все нетерпеливей, вразброс, какая разница, несчастное дерево начало поскрипывать, словно вопрошая, чем оно перед ним следопытом провинилось, мужчина сжал зубы так, что челюсть заболела, злость рвалась из него криком ярости, злобными ругательствами, желанием взять шею Атомира и сжимать, пока бледное лицо не станет полностью синим и свет магического колодца перестанет теплиться в эльфийских глазах. Честное слово, он бы его не тронул раньше, Натаносу не нравился Атомир, Аториму не нравился Натанос - тоже мне новость, мы часто испытываем неприязнь к кому-то и не желаем с ним общаться, он бы и дальше не замечал высказываний про то, что нынче кого попало берут в их корпус, что измельчал нынче их брат, раз людской дух тут развелся, что беспокоиться не надо пройдет тридцать-сорок лет и Натанос состарится и умрет, если его раньше тролли не подстрелят и с собой не уволокут - еще многое он готов был пропускать мимо ушей, пропуская очередную кружку в общей казарме, куда вынужден был приходить для отчетности, но... "Вы слышали, эльфийка знатного рода замуж выходит за человека? Расстроены, небось, родители, такой позор - ложиться под людей дешевыми шлюхами" - и да, он понял, про кого говорил Атомир, про Верису, маленькую сестру командира, без имен, конечно же, но все знали, что младшая Ветрокрылая решила связать себя с даларанским магом, точно так же как и много лет назад ее старшая сестра сгинула в портале со своим мужем с человеческих земель, точно так же как... впрочем, точно сказать, что думал Натанос в данный момент, было сложно, он просто моргнул, всего лишь прикрыл глаза и представил, как со всего маха бьет эльфа по лицу, а потом еще раз, а потом еще, валит на пол и прикладывает кружкой, вполне возможно, случайно задевая кого-то еще из тех, кто пытался придти на помощь. А потом он осознал, что бьется в захвате Лор'Темара, которому зарядил локтем в скулу, пока эльф орал ему в ухо успокоиться, иначе будут проблемы. Благо крысеныш с пола не поднялся, иначе бы Терон его точно не удержал, лишь только продолжал ощупывать свое лицо, о да, чувствительность придет не скоро, а потом и вовсе опухнет.
[indent] Маррис рыкнул, пальцы ныли, да вся правая рука болела, но какое же ему эта боль доставляла удовольствие. Да, похоже, что он действительно облажался, не смог держать себя в руках, обуздать свою ярость. Не смог контролировать эмоций, закравшихся прямо в сердце. Нужно же было просто сообщить, что пьяный крысеныш распускает язык, никто и нигде бы не позволил так отзываться о своем командире, пусть и без имен, Атомира бы выкинули без почестей и без возможности вернуться, но Натанос смог облажаться даже в таком простом деле как соблюдение субординации... опять.
Досада заставляет руку дрогнуть и стрела летит куда-то в высокую траву, а он рычит диким зверем от всей той злости, что клокочет внутри.
[indent] И резко оборачивается. Сильвана опирается на дерево, смотрит на него слишком внимательно, так, что хочется опять сгорбить плечи. Стефан однажды сказал, что она часто смотрит на него, когда приходит в их дом, когда он что-то делает. От этого чувства ему становится... неловко.
[indent] — Наверное какой-то враль, не иначе. — Он оскаливается диким псом, опуская ладонь на почти пустой колчан, прикрепленный к бедру. — Все знают, что люди никудышные лучники.
[indent] Ну конечно же она пришла сюда не просто так. Сильвана вообще ничего просто так не делает. Что опять же возвращает Марра к его извечному вопросу...
[indent] — Ничего особого, командир. — Глаза Натаноса темнеют, от досады и гнева, что все еще где-то там, готов вырваться. Командир не помогает, от ее прикосновения по телу проходят электрические разряды, ощущение теплоты, участия, тревоги, которой здесь быть не должно. Ощущение дикой неправильности, потому что Натанос Маррис всегда чтил и уважал устав, всегда был хорошим солдатом и точно знал, что такое слово "субординация" которое ему вбили во времена службы на границе. А еще Натанос Маррис спал со своим командиром, по собственной воле и даже собственной инициативе, напоминая самому себе, что в первую очередь солдат, а потом уже человек, мужчина и все остальное. — Атомир выразил сомнение в моем понимании трактовки эльфийской поэзии времен до открытия портала. Я выразил сомнение в его сексуальной ориентации. Ну а дальше вы же знаете - мальчишки.
Он перестал вытягиваться по струнке как на плацу, опустив лук, пальцем ковыряя петлю тетивы, пытаясь сделать лицо крайне серьезное и даже немного повинное, хотя больше получался достаточно жуткий оскал, который очень многих пугал, словно Маррис сейчас набросится на них. А ведь он считал себя неплохим малым, правда детишки от него все-равно разбегались в разные стороны, но что уж поделать, по всей видимости ликом он явно не вышел, хотя и на такое кто-то все же в состоянии позариться. Мужчина сокрушенно качает головой, как объяснить, как рассказать, он не хотел быть тем, кого те же самые детишки называют "ябедой", не хотел, словно маленькое дитя жалиться на свои проблемы, ведь считал себя достаточно самостоятельным, чтобы справиться с этими проблемами в одиночку.
[indent] — Я знаю... прости. — Он протягивает вперед руку, касаясь кончиков тонких пальцев, позволяя себе вольность, какая разница, все-равно теперь несколько дней к ряду не спать и драться с белками за орехи в перерывах между выслеживанием особо ретих троллей, снующих по границе. Ему и этого достаточно. Ему и этого было всегда достаточно, потому что восхищение пересиливало все остальное, правда не особо это так помогало, когда Сильвана опять его касалась. — Я просто... не могу слушать, когда повиняют в такой вещи как... — он на миг замер - "любовь"? Смешно. Таких как Маррис не любят. — Привязанность. Мне все-равно, когда они говорят про меня, но когда они касаются тебя... у нас за такое прилюдно на площади высекали с последующим взысканием, а у вас тут даже пальчиком не грозят.
[indent] Потому что не называя имен - нельзя ничего доказать, но ведь и без имен все понятно. И эта эльфийская избирательность и увертливость злит сильнее всего, ведь кто сказал, что они просто руками не разведут. Натанос кашляет, прочищая горло, словно возвращаясь в этот мир из тяжких мыслей о разности культур, о их общей разности.
[indent] — Слышал у вас праздник. Радостная весть, я... желаю твоей сестре всего самого лучшего... капитан.

[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/468535.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-07-07 22:39:18)

+2

4

[indent] Сильване всегда говорили о ее своеволии, словно о чем-то непотребном. Ветрокрылая же считала одним из самых главных своих достоинств нежелание подчиняться чужой воле. Сильвана ценила свободу, возможность выбирать то, что ей действительно нравилось и хотелось. То же касалось, в том числе, и любви. Они с сестрами остались совсем одни, их семья была убита во время войны. Каждая пошла по своему собственному пути, стараясь быть теми, кто ведет за собой других, а не теми, кто безвольно волочится позади. И каждая решила связать свою жизнь с людьми. Только глупые считали, что они кардинально отличаются от эльфов чем-то, кроме отсутствия долголетия и прочных связей с силами природы и магии. Среди эльфов тоже хватало напыщенных идиотов и тех, кто бездарно уничтожал свою жизнь, становясь рабами собственных привязанностей. Сильвана не уставала напоминать об этом Натаносу каждый раз, когда тот и сам был щедр на ругательства. Ветрокрылой всегда хотелось, чтобы Маррис принял этот мир, ее мир, в котором она родилась и который любит всем сердцем. Эгоистично хотела забрать Натаноса себе, даже не пытаясь ужиться в тех порядках, в которых привык существовать сам Натанос, пусть и с любопытством следила за ним каждый раз, когда бывала в поместье, где они жили с кузеном.
[indent] - Люди никудышные лгуны. И довольно плохо скрывают свои эмоции, - Сильвана не спеша описывает круг вокруг своего подчиненного, внимательно приглядываясь, не отказывая себе в коротких ухмылках каждый раз, когда меняется настроение Натаноса - от легкой язвительности и попытках отшутиться до злости, что застилала его взор. - Я слышала совсем другую историю от Лор’темара. Там было что-то о попойке, обсуждении последних слухов и о том, что ты избил одного из своих сослуживцев так, что бедолага корчился на полу, даже не в состоянии самостоятельно уйти до лазарета. Еще Лор’темар сказал, что тебя было довольно тяжело сдерживать и что он готов был и сам тебе врезать, чтобы приструнить. Думаю, это было бы его большой ошибкой, в этой драке я бы поставила отнюдь не на него, - Сильвана кашлянула в кулак, перекрывая свои слова напускной серьезностью.
[indent] Многие сейчас и правда говорили о свадьбе Верисы. Маленькая луна нашла свое сияющее солнце среди людей и Сильвана была за нее искренне рада. Только вот и младшая сестра все реже появлялась в Луносвете, оставив Сильвану совсем одну. Нет, Сильвана не злилась на сестер, хотя чего уж там, иногда ей казалось, что Аллерия их попросту бросила, сначала когда вышла замуж за Туралиона, а потом когда следом за ним ушла в портал, чтобы биться с демонами. Благородная цель, достойная настоящей воительницы, коей Аллерия всегда и была. Сильная духом, стоящая за свою семью горой. Вериса, их маленькая луна, всегда была мягче характером, но и она с годами стала гораздо сильнее. Сильвана же... Могло показаться, что ей повезло меньше остальных. Она так и не покинула своего родного дома, а человек, что крутился подле своего командира, был не более, чем неотесанным простолюдином, без рода и без каких-либо особых заслуг и званий. Да только вот средняя сестра за столько лет стала жестче характером, сильнее и ловчее физически, и могла позволить себе дерзить даже правителю Кель’Таласа, поскольку с ее мнением действительно считались. Сильвана была уверена, что Натанос думал о себе порой ровно также, будто он действительно неотесанный болван, забывая, как порой быстро и бесшумно он мог передвигаться, становясь ценным разведчиком. Как он мог ловко попасть стрелой в цель с большого расстояния, будучи искусным воином. Как был силен физически и мог бы уничтожить целую толпу, окажись он окружен, словно загнанный в ловушку зверь. Он не говорил о высоких вещах и о предназначении, лишь беспрекословно исполняя приказы своего командира, отдавая той свое полное доверие. Он был куда больше, чем простое звание и повод покичиться этим перед другими. Он был тем, кому можно было довериться, как самому себе, словно он был частью тебя, продолжением. Сильване хотелось, чтобы это было навечно.
[indent] - Интересуй меня чужое мнение, ты бы сейчас не стоял здесь, - Сильвана переплетает их с Натаносом пальцы, когда тот позволяет себе забыться и протянуть руку к командиру. Ветрокрылая научилась действительно не обращать внимание на чужие слова, они с сестрами все научились. Оставшись одни, им словно пришлось заново учиться жить. Связь с семьей была слишком прочной, слишком много было вокруг слов, сочувствия и шепотков за спиной. Каждая из трех сестер хотела найти свой собственный путь в этой жизни и у каждой он выходил за рамки того, к чему привыкли высшие эльфы. Долго бы они протянули, если бы чужое мнение было важнее их собственного? Да, в сознании Сильваны иногда возникали мысли, а что сказали бы мать и отец об их выборе? О том, что их драгоценные дочери связали свою жизнь с людьми, которых даже некоторые из Ветрокрылых за низших животных считали. Но их никого уже давно нет, мертвых не вернуть к жизни, а посему и их мнение уже ничего не значит.
[indent] - Вериса. Да, - Сильвана крепче сжала ладонь Натаноса. - Спасибо. Это действительно хорошие новости. Я тоже очень за нее рада. Жаль, она все реже стала возвращаться в свой дом. Я скучаю, - Сильвана иногда позволяла себе такие слабости, рассказывая Натаносу о своей семье. Не все, только лучшее, то, что согревало Ветрокрылую и по сей день. Никому ведь не хочется хранить темные страницы истории твоей семьи.
[indent] - Идем, хочу показать тебе одно место, - Сильвана настойчиво потянула за собой Натаноса за руку. Они не спеша шли по тропинке, все дальше уводящей от обители Странников. - Раньше, когда нам с сестрами было грустно, мы любили петь песни и танцевать на цветочной поляне, а Лират играл нам на флейте, - Сильвана замолкает на какое-то время, вспомнив о брате. Она скучала по нему, может даже сильнее, чем по отцу и матери. Ей не хватало его теплой улыбки и его привязанности к сестрам, ему можно было доверить свои мысли и тайны, как порой сейчас Сильвана доверяла их Натаносу.
[indent] - Я решила, что тебе будет полезно отвлечься и просто поговорить там, где никто не услышит и не будет болтать лишнего. И мы на месте, - Ветрокрылая легко скользнула пальцами по ладони Натаноса, когда отпустила его руку и пустилась вперед. Забывшись на мгновение, она кружилась среди цветов, представляя их смех с сестрами и славную музыку Лирата. Остановившись, ловкими движениями сорвала несколько цветков, сплетя их в венок. Натанос бы никогда его не нацепил по доброй воле и Ветрокрылой нравилось порой его вот так злить, как-то особенно по-доброму. Оказавшись рядом, Ветрокрылая потянула за кончик капюшона, сдернув тот с головы Натаноса и накинув на голову сверху венок.
[indent] - А тебе идет, - Сильвана широко улыбается, поправив выбившуюся прядь, как и всегда растрепанных темных волос. - Ты ведь сам говорил, что тебе не нравится форма Странников. Мне кажется, так даже лучше. [icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon][sign]***[/sign]

+2

5

[indent] Натанос чувствовал себя загнанным зверьком. Тем дрожащим от страха и адреналина кроликом, вокруг которого наворачивает круги лиса, намереваясь прыгнуть, но перед этим еще немного поиграть со своей добычей, помучить, поиздеваться. И все что ему остается делать, так это наблюдать, рассматривать, внимать каждому движению существа, от чьего желания зависит его жизнь, каждая последующая секунда, отсчитываемая ударами сердца.
[indent] О эльфах говорили всяко-разное, начиная от восхваления, не только несомненной красотой и прекрасными чертами, что многие считали эстетичными, но и их несравненными талантами. Потому что нет человека, способного хоть как-то поравняться с ними в талантах. Потому что то, что для людей вся жизнь, для них всего лишь единый миг, короткая такая веха в бесконечно долгой жизни, состоящей из самосовершенствования. Все, чего желал сам Натанос, так это просто жить и заниматься тем, что ему нравилось. Ну и конечно вырастить Стефана… как умел, на самом-то деле. Малец вечно находил себе приключения и пока сам Натанос нес службу в лесах, постоянно во что-то ввязывался, а сам он его винить был не в состоянии, точно таким же был и ничем не отличался. Многие говорили, что малец похож на Натаноса как две капли воды и что, если вырастет, таким же станет… но отчего-то не хотелось, чтобы кузен оказался на этом же самом месте. И ведь держит его здесь, среди лесов, на самой окраине, рядом с племенами троллей, которые так и ждут, чтобы на обломках своих башен принести в жертву своим лоа еще кого-нибудь.
[indent] Он внимательно смотрит на Сильвану и кривит губы. Ну конечно Лор’Темар все рассказал, такова была натура у остроухого, докладывать, как и положено хорошему солдату, ничего от командира не утаивая. С таким отношением он, конечно, далеко пойдет, но пока что рейнджер шел нахер со своей честностью и желанием все растрепать.
[indent] — Терон просто много выпил, вот и помнит все плохо. — Натанос пожал плечами, делая вид, что ковыряющуюся в перьях синица на ветке удивительно интересный предмет для любования. — Разве можно драться с теми, с кем служишь бок о бок?
[indent] Ему это вбивали на сборах, что твой сослуживец, твой лучший друг, твоя семья, единственный, кто тебя вытащит с поля, если твой зад все же подстрелили и смерть уже близка. В реальности все отличалось, конечно же, и у людей ничего гладко не шло между личностями, они то все внутри, как бы это глупо не звучало, одинаковые, кровь у всех красная, мысли схожие и обиды они одни и те же испытывают. Просто тут на это еще накладывается то, что Натанос… не тот. Он по инерции потянулся к собственному капюшону, там, где на форме были вырезаны дополнительные отверстия для длинных ушей, чтобы не мешали, а у него просто были две дырки, вот и все. Какое небольшое, казалось бы, различие, но как же оно отдаляет…
[indent] Сильвана переплетает свои пальцы с его и Натанос их по инерции сжимает, ощущая тепло, проходящее по самым кончикам грубых подушечек и туман, застилающий разум. Он и так маячит очень часто, когда командир рядом, а в такие моменты и вовсе мешает мыслить трезво, опьяняя получше стальнгорской сивухи, которую размешивают в горах Каз Модана и везут сюда в качестве топлива. Маррис прикусывает щеку с внутренней стороны, прося разум вновь начать рационально мыслить. Каждый раз, когда такое происходило, в голове проскальзывала мысль, горькая и оттого удивительно гадкая, способная изгадить абсолютно все, отравляя сознание.
[indent] Почему он?
[indent] Оптимально, логически, он не был самым талантливым, красотой не блистал и дать мог разве что старое и покосившееся поместье, которое лучше уже снести, чем пытаться что-то там сотворить и сделать. И в сознании каждый раз проскальзывала мысль обидная и горькая, что именно этим он и заинтересовал, как неведомая зверушка, интересная и оттого увлекательная. А быть вещью ему очень и очень не хотелось, все же гордость это все, что осталось у него в этой жизни помимо лука… хотя вот этот вообще-то принадлежал Кель’Таласу, как и его форма.
[indent] — В этом смысл. Дети вырастают и покидают нас. Братья и сестры находят свое счастье и покидают. Остается только смириться. И Стефан когда-нибудь покинет меня, оставит одного и это будет правильно. Ему незачем оставаться... здесь — Мальчишка так отчаянно хочет стать рыцарем, что спокойно читает нудные трактаты о Свете, от которых Марриса тянет в сон и он начинает активно зевать. Он вырастет и покинет эти леса, отправится туда, где кипит жизнь и повезет, если будет вспоминать своего кузена хотя бы иногда.
[indent] Это странно, но ему удивительно легко говорить про брата, про то, что его ждет и что, скорее всего, его забудут, как только придет время. А еще ему удивительно лестно, что его командир рассказывает ему о своей семье. Только ему рассказывает. Это ощущение собственности удивительно задорно гладит Натаносу эго, заставляет думать, что он не такой уж и бесполезный, что не просто… занятная зверушка, очередная жертва в силках. И он покорно идет за Сильваной, молчит, ничего не говоря, потому что он здесь для того, чтобы выслушать чужое, лишь изредка издавая некое подобие «хм», чтобы дать понять, что он слушает внимательно, что ему не все-равно.
[indent] Семья слишком деликатная тема. С ней нужно обращаться аккуратней, не трогать кому попало. Натанос давно уже не думал о своих родителях, давно их похоронил, как в жизни, так и в мыслях. Не одобрили бы они подобного нытья и меланхолии, не позволили, чтобы сын наматывал сопли на кулак, вместо того чтобы хоть как-то улучшить свою жизнь. И Маррис знал это, следовал негласному закону жизни, как и положено. А потом в его жизни появился Стефан и пришлось думать не только о себе, взвалить на себя ответственность и пытаться устроить мальцу жизнь достойную, а не оборванца какого-нибудь, которым по сути и был его двоюродный брат.
[indent] — Спасибо, командир, но я не… — внутренний голос просит его заткнуться. Натанос прикусывает язык, не зная, что и толком говорить. Перед ним поляна, наверное, самая обычная, он таких в своей жизни видел столько, что и считать устанешь, трава зеленая, да цветы полевые, птички щебечут и где-то вдалеке какая-то дичь испуганно пытается удрать. Можно было бы натянуть на раму тетиву и подстрелить внезапного бегуна, но что-то подсказывало, что вид крови испортит всю атмосферу, которая висела над поляной. Для Сильваны это было место дорогое, любимое, а он ворвался на него бесцеремонно. Натанос наблюдал за эльфийкой и впервые, после продолжительного времени, не видел в ней командира, жесткого начальника, бойца, способного одолеть любого. Перед ним была женщина, с цветами в руках, очень красивая и грациозная, за которой он наблюдал со странной теплотой в душе, кажется, это что-то в сердце оттаивало, когда он так смотрел на нее, не ощущая того зверя, что может ему в глотку вцепиться.
[indent] — Хотите, сниму? — Маррис оскалился, чувствуя, как венок на голове начинает сползать на нос и цветы начинают колоть ему лоб, но стягивать его не спешил. Он вскидывает голову, смотря на своего капитана, протягивая руку и снимая со светлых волос усевшуюся на них коровку, насекомое недовольно перебирало лапками, пытаясь убежать вверх по пальцу. Натанос хочет смотреть с вызовом – он никогда не дотронется до Сильваны без разрешения, никогда не переступит черту, если ему этого не прикажут. Но в груди что-то жжется и иногда контролировать это бывает чертовски тяжело, как и свое желание позволить чуть большего, чем он имеет право иметь.
[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/468535.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-07-07 22:39:08)

+2

6

[indent] Сильване казалось, что даже в столь отдаленном, столь спокойном месте, Натаносу по-прежнему было некомфортно, пусть и не было здесь никого постороннего. И цветы здесь не те, и деревья словно бы чужие, и земля не его. Высшие эльфы некогда отгородились от Лордерона высокой стеной и по чести Маррису бы быть по другую сторону этой преграды, но он продолжает сидеть здесь, хмуриться, бороться с самим собой и всем миром. Чего ради?
[indent] Сильвана тихо хмыкает. Порхает вокруг Натаноса, словно бабочка вокруг облюбованного цветка. В минуты такого настроения Ветрокрылой не хотелось быть строгим командиром, вообще не хотелось думать про долг и дела насущные. Хотелось просто разговаривать обо всем подряд, смеяться, петь, гулять до поздней ночи и звездами любоваться. Может, Сильвана бы даже предложила такую прогулку Натаносу, не будь у него на ближайшее время заняты вечера работой. И нарвался же снова на немилость своих товарищей. Или они на его. Смотря с какой стороны оценить эту ситуацию. 
[indent] На самом деле, Сильвана понимала его чувства, понимала, почему Натаносу сложно спокойно слушать чужие разговоры и стойко их терпеть. Про Ветрокрылых и раньше шептались, стоило только отойти чуть подальше. Брак с человеком не диковинка, конечно, но высшие эльфы все же предпочитали избегать подобных решений. Если бы была затронута честь сестер, Ветрокрылая бы не раздумывая объяснила каждому, где стоит держать свой язык. Когда же дело касалось самой Сильваны, чужое мнение ее не заботило практически, но и тут Ветрокрылая могла поставить на место каждого, но уже не силой или словом, а доказав всем, что Натанос Маррис действительно хорош в своем деле; следопыт, каких поискать. Многие эльфы бездари, в сравнении с одним человеком, поэтому и болтают без умолку. А Натанос все злится, кулаки так и чешутся разобраться так, как у людей это принято. Может, Ветрокрылая даже полюбила Марриса именно за его горячий нрав. С ним ведь даже спорить было по-особенному интересно. А может, Сильвана любила в нем и недостатки.
[indent] Любила Натаноса настолько, что не замечала минусов, возводя в абсолют любые плюсы.
[indent] В какой-то момент Сильвана ловит себя на том, что молча сидит напротив Натаноса и взгляда с того не сводит, изредка касаясь его непослушных волос, касаясь плеча, словно опавший лист убирает или поправляет ткань одеяний Странников. Подсознательное желание наполнить чужую жизнь собственным присутствием, но такое естественное.
[indent] - Хотите, сниму?
[indent] Сильвана коротко усмехается. Переводит взгляд на ладонь Натаноса, когда тот коснулся волос Ветрокрылой, тут же легонько касается ее щекой.
[indent] - Хочу, - Сильвана смотрит выжидающе, тихо хмыкает. - ...но, если кто-нибудь из следопытов это увидит здесь, ты ведь, самое меньшее, нос этому бедолаге сломаешь. Тогда я буду вынуждена отстранить тебя на некоторое время, ты спрячешься в своем поместье и тогда-то уж точно никогда тебя оттуда не смогу утянуть обратно, - Сильвана замолкает на мгновение, отстраняется. Как будто все правда могло именно так и случиться. Нет конечно, что за вздор. Маррис в верности поклялся чужому народу, настолько, что не примирится с ним никогда, похоже. Но подобные клятвы не должны быть пустыми словами.
[indent] Командиру своему в верности поклялся.
[indent] Посторонний шорох выводит из мыслей, заставив резко обернуться. Сильвана напряглась мгновенно, в заросли вглядывается. Рука тянется к сапогу, вытягивая оттуда кинжал. Ветрокрылая движется в сторону шума, сама ступая по траве еле слышно. Если бы не недавние донесения разведки, вряд ли бы Ветрокрылая подумала, что в кустах кто-то опаснее белки, но общее положение обязывало быть осторожной. В кустах снова кто-то закопошился и Ветрокрылая ускорила шаг. Без предупреждения рассекла кинжалом воздух, пробираясь сквозь заросли, но там и правда оказалась лишь белка. Вот черт.
[indent] Ветрокрылая затылком чувствует, что на нее смотрят, близко совсем, как будто даже подшутить хотят, но не решаются. Сильвана убирает кинжал, к Маррису оборачивается.
[indent] - Два дня назад мне доложили, что в лесах был замечен шпион калдорай. Нам пока что неизвестно, что они там вынюхивают, но нельзя терять бдительность, пока мы это не выясним. Пожалуй, завтра ночью вместе с тобой присоединюсь к патрулированию лесов. Лучше не ходить в одиночку, а если к тебе приставить напарника, то я буду бояться за его жизнь больше, чем за твою, если на тебя решит напасть шпион, - Сильвана скрестила руки на груди, смотрит серьезно на Марриса. - Возражения не принимаются. Это приказ.
[icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon][sign]***[/sign]

+1

7

[indent] Он прекрасно знал, как его за глаза называют, полушепотом, нарочно достаточно громко, чтобы точно до ушей дошло, но не слишком, чтобы как открытое оскорбление прозвучало - псиной. И даже не из-за повадок, периодически чуть ли не зверских, не из-за злобного рыка, когда он кричал, что гавкал и даже не намекая тем самым на запах отвратительный, они тут все одним пахнут - грязью и потом, но из-за другого. Из-за верности, практически щенячьей, которая в нем поселилась, готовность бежать куда угодно и при каких обстоятельствах всего за одной женщиной. Был бы у него хвост - он бы им вилял и Натанос этого даже не отрицает, что ему слова подобные, за всю жизнь его называли куда обидней, чем собакой. Это можно было даже комплиментом считать, что верность его с собачьей сравнивали, все же зверушки эти были умные, исполнительные, да и ему с ними было проще, чем с теми же самыми другими следопытами. Хотя ему с любым зверьем было лучше, чем с представителями рас более разумных. Люди? Эльфы? Не так уж и важно. Дворфы иль гномы? Там и по росту их иногда хрен различишь. С троллями все более понятно, сначала стреляй, а потом уже смотри, зачем пришли и на глаза попались.
[indent] Увы, романтик в нем отсутствовал от слова совсем. Как и кто-то возвышенный, к великому таинству прекрасного приближенный. Однажды Лор'Темар сказал, что человек-сослуживец такой злой из-за негатива, скопившегося внутри, и предложил выплеснуть ее с помощью поэзии и стихосложения, взамен Натанос выпустил из себя только эль, которым прыснул через нос в приступе дикого хохота. Смеялся он так долго, что Терон успел обложить его далеко не поэтичными словами и отсесть. Ну и потом еще пару дней злобно сопеть при виде человека, что так легко посмеялся над чем-то, что он поистине считал, ну, прекрасным, наверное. Не умел он с другими ладить, от слова совсем, в очередной раз удивляясь тому, как легко себя ощущал рядом с Сильваной, хотя с другими более всего на свете хотелось лишь только в дальний угол забиться. Так что да, он и правда псина, до одури лояльная, преданная, той самой любовью неподконтрольной и чуть ли не больной, но ему вот абсолютно от этого не стыдно, наоборот, он горд. Все же что-то в нем есть положительно, пусть и такое вывернутое наизнанку и неправильное. Оно в нем пробуждает что-то кроме желания машинально что-то делать. И на сильвану, вокруг него скачущую он смотрел со странной смесью восхищения и неуместности, словно все это не для него.
[indent] — Я люблю свой дом. — Просто отвечает он, огрубевшим пальцем проводя по мягкой щеке, слишком ровной и нежной для той, кто все время свое проводит в лесах, при непогоде - это магия ей помогает оставаться... такой? Думать об этом не хочется совсем. То, что они делают, неправильно, нарушение субординации, даже это прикосновение, ему вот совсем несвойственное, слишком нежное и аккуратное. Натанос Маррис себя хорошим солдатом считал, а хорошие солдаты со своим командирами не спят и тем более ладят со своими сослуживцами. — К тому же, мне все-равно придется туда вернуться, пусть даже и после дежурства. — Он поклялся служить Луносвету - он поклялся служить Сильване, но он никогда не клялся, что эти земли ему домом станут, так и в чем же тогда смысл пытаться самому себе лгать? Он был здесь просто потому что был удивительно упрямым и верным псом, которого не прогонят прочь ни злые слова, ни камни с палками.
[indent] Его дом полон запахами перепаханной земли и скошенной травы, сыростью озера, что чуть ниже и дымом с растопленной печи, которую ему самому пришлось растапливать с раннего возраста. Он привык к грубой работе, к труду, к мозолям на ладонях, неважно от чего, от оружия или черенка лопаты; привык ложиться ночью и вставать с первыми лучами, а не проводить ночи в праздности, как такое бывало. Иногда его ночью задерживал Стефан, прося рассказать историй интересных и ему приходилось выдумать на ходу, потому что история жизни Натаноса была жестокой и скучной одновременно, а брату нравилось слушать о приключениях поистине дух захватывающих. Иногда приезжала сама Сильвана и тогда истории шли уже другие - настоящие, ему, человеку, которому сложно было с другими говорить, с ней общаться было удивительно легко. И в тоже время надеждами он себя никогда не тешил, проще было думать, что он и правда собака, зверек занятный, возможно даже любимый в этой своей преданности, но всего-лишь веха в жизни небольшая. Он прекрасно понимал, что Сильване он может дать ровным счетом ничего - обедневший дворянин, умеющий только по лесам бегать, да землю вспахивать. Даже Терон, который, по сути своей, от него в своем положении ничем не отличался, был настолько превознесено далеким, что и пытаться сравнивать не стоило. Натанос никогда не тешил себя надеждами и ничего не ждал, наверное даже отказа, какой смысл - пройдет всего мгновение и он обратиться в старика дряхлого и в могилу прыгнувшего, а она останется все такой же. Удел смертного...
[indent] Сильвана напрягается от постороннего шума, заставляя прислушаться, натягивая тетиву и накладывая стрелу, в любой момент готовую сорваться и раскрошить череп внезапного противника. В последнее время было спокойно, если не считать недавнего набега мурлоков на склады местной таверны, да и то припасы оттуда удалось вернуть достаточно быстро с помощью всего нескольких подзатыльников для лупастых амфибий, которые в своей жадности порой не видели берегов, зато прекрасно понимали угрозы и что с ними сделают, если украденное не окажется на месте. Увы, но вместо ужасного врага была лишь только рыжая белка, юркнувшая по стволу дерева вверх, можно было бы ее припечатать, но смысла не было, а жестоким по отношению к животным Натанос никогда не был... по крайне мере к ним.
[indent] — А этим остроухим что тут нужно? — Маррис бровь изогнул и тут же хмыкнул, осознавая, как нелепо это прозвучало. — При всем уважении, капитан, но я ведь не маленькое дитя и не обижаюсь таким образом. — И разницу знал прекрасно между потасовкой в кабаке и настоящей опасностью, сколько бы он с другими следопытам не грызся, а они все на одной стороне, против одного врага сражаются, а личное ставить превыше долга значит лишь только то, что недостоин он быть в корпусе странников. Он внимательно на Сильвану смотрит, стрелу обратно в колчан запихивая, но тетиву не снимая, все же опасность есть везде, даже на этой поляне, воспоминаний хороших полной. — Мне нужно вернуться к началу Тыквовина. — Натанос сдается, глаза в землю опуская и тихо вздыхая. — Я обещал Стефану, что свожу его на ярмарку и помогу ему костюм доделать праздничный. — Он вновь взгляд на своего командира поднимает, плотно губы сжимая. Как же он в этом плох. — Он и про вас спрашивал тоже.
[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/468535.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-07-07 22:39:30)

+2

8

[indent] Сильвана недовольно фыркает. “Остроухие”. Будь на месте Натаноса кто-то другой, за такое и кинжалом пригрозить можно было бы. Ветрокрылая, поджав губы, смотрит куда-то под ноги, поспешно очнувшись через мгновение и уже переведя взгляд на Марриса. Какие же всё-таки люди невежды.
[indent] — Не знаю, это и предстоит выяснить. Лишь их Элуна знает, что у этих дикарей на уме, — пусть эльфы и были некогда одним народом, но все же насколько они теперь все разные. Калдорай прячутся на своих деревьях как звери лесные, никого к себе не подпуская. Друидам и богам поклоняются, в то время как высшие эльфы ведут жизнь, которую и должны вести возвышенные существа.
[indent] — И кто сказал, что я тебя за ребенка считаю? — Сильвана смотрит удивленно, изогнув бровь. Голову чуть наклонила, тихонь хмукныв в ответ своим же мыслям. Хотелось пошутить, что Натанос давно уже доказал, что ребенком его считать было бы недальновидно, но Ветрокрылая решила приберечь эти шуточки. — Может, я хочу просто провести с тобой время. Я знаю, что ты любишь свой дом и у тебя полно забот, поэтому приходится ловить каждый момент, только и всего, — Ветрокрылая пожимает плечами, наконец расслабляется, к Натаносу снова подходит. — Или тоже откажешься?
[indent] Натанос хмурится, снова и снова, и после такого лишь глаза закатывать хочется. Ветрокрылая уже было приготовилась, что сейчас самое время для вечной темы — почему Сильвана выбрала именно Натаноса? И ведь любые аргументы и поступки не действовали как доказательство, а может он выводил эльфийку на это снова и снова, потому что ему нравилось слушать, что командир его считает лучше всех представителей своего же народа? В таком случае это было даже почти жестоко, но Сильвана лишь тянет руки к лицу Натаноса, пытаясь растянуть его губы в подобии улыбки.
[indent] — Сколько можно строить это недовольное лицо? — но улыбка отчего-то больше была похожа на оскал, и Ветрокрылая снова глаза закатывает. — Улыбнись, Маррис, хотя бы раз. Мне будет приятно, — повинуясь какому-то внезапному желанию, эльфийка тянется к губам Натаноса, коротко поцеловав мужчину. После этого он теперь вряд ли улыбнется, конечно, лишь став еще более хмурым, как то обычно и бывало. Где-то здесь обычно и начинались лекции о том, что вот после такого все и болтают за спиной невесть что. Да и пусть болтают, черт возьми, Ветрокрылая всегда добивается своего и на остальное ей плевать.
[indent] И ведь даже уже речь на возмущения мысленно почти придумала, да только Натанос начал что-то там бубнить про Тыквовин. И не противился даже очередному самовольному порыву командира. Это бы почти насторожило, если бы сознание не зацепилось за одну из фраз.
[indent] — Постой-ка, — Ветрокрылая еле сдерживала улыбку. — Это ты что, сейчас меня на Тыквовин пригласил? — эльфийка все еще хитро улыбается, пихая Натаноса локтем в бок. Тот смотрит в ответ, губы плотно сжимая, пока Ветрокрылая разве что на шее у Марриса не повисла от переизбытка радости.
[indent] — Если Стефану нужна помощь с костюмом, я конечно могу помочь. Представляю, какая из тебя швея, разве что рабочую одежду заплаткой залепить, как люди это обычно делают. А на праздник костюм должен быть идеальным, это залог хорошего праздничного настроения. Не нужно портить мальчику все впечатление о Тыквовине дурно подшитыми брюками, — Ветрокрылая утешительно похлопала Натаноса по плечу. На самом деле она не считала его неумехой ни в чем, Маррис ведь и правда старался изо всех сил ради кузена. В те редкие моменты, когда удавалось погостить в поместье Маррисов, Ветрокрылая с удовольствием со стороны наблюдала, как Натанос заботился о младшем, как работал и поддерживал дом в приемлемом состоянии. Ветрокрылая вряд ли признавала это в открытую, но в доме Натаноса ей нравилось. Там было по особенному уютно, совсем все по другому.
[indent] — Наверное, это было бы забавно, посмотреть на Тыквовин у людей, — как-то невзначай добавляет Сильвана, а сама при этом все взгляда с Натаноса не сводит. — Нет, конечно, если это для вас семейный праздник, я все пойму, — Ветрокрылая хмыкает тихо. Ее то сестры вряд ли будут на праздник в Луносвете. Ничего, всегда можно будет подменить юного следопыта и отпустить его со всеми гоняться за всадником, а самой заняться патрулированием лесов. В конце концов, праздники это очень важно, всем нужно чувствовать себя счастливыми. И кто-то ведь должен беречь чужой покой.
[icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon]

Отредактировано Sylvanas Windrunner (2020-09-23 15:05:35)

+1

9

[indent] Ему в других проще видеть врагов и ничего более, словно мишени-болванчики, что мотаются по другую сторону поля, только и ждут, чтобы их стрелами утыкали. Ему куда как проще обезличивать остальных, лишать их того, что делает личностями, смотреть перед собой и видеть пустое место. Это помогает, освобождает от того груза вины, которое обычно сгружают где-то у самого сердца. У особо совестливых это в тяжкой форме эмпатии выделяется, желанию все и вся спасать, вести к чему-то разумному, доброму и вечному. У него это в столь дальние уголки сознания заброшено, что приходится иной раз самому раскапывать и проверять - на месте ли все еще то, что его человеком делает чувствующим.
[indent] С Сильваной такое само всплывает на поверхность, словно выбирается из гроба, как в тех страшных историях, которые обычно детишки у костра травят, пытаясь перед другими покрасоваться. Оно где-то внутри него сжимается волной эмоций, которые следует держать в узде, ведь именно так  обязан делать хороший солдат, что служит своему командиру. Натанос челюсть сжимает сильней, так что зубы болят, он почти слышит, как под кожей мышцы напрягаются, остатки своего самообладания в кучу собрать, что по ветру развивается, когда на него таким взглядом смотрят.
[indent] — Я всегда исполняю ваши приказы, командир, чтобы это ни было. — Его собачья верность неоспорима, его идеалы колебаются маятником в ту сторону, куда нужно в данный момент и угрызений совести на этот счет Маррис не испытывает, у него слишком много дел, чтобы еще занимать себя самобичеванием, ну уж нет, пусть его обругает кто-то другой, а он вместо этого более полезными делами займется, чем извечные размышления о правильности действий. В конечном итоге, он фактически родины предатель. Никто это вслух никогда не скажет, но Натанос обменял Лордерон на Луносвет, одного короля на другого и его это не оосбо волнует, он что первого не знал, так и о втором не ведал. Его дом все еще по ту сторону, стоит, чуть покосившийся, ждет его очередного возвращения, покуда соседи шепчутся за спиной и никогда в лицо не скажут простого, что Натанос свою родину променял на женщину, которая никогда целиком и полностью его не станет.
[indent] Он с этим смирился.
[indent] — Это приказ? Если да, то я обязан его выполнить. — Натанос вовсе не был таким уж хмурым, как многие считали, просто причин улыбаться много вокруг не наблюдалось, а для его мира так и вообще отвратительно мало. Сильвана поддается вперед, а ему хочется сказать, что этого делать не нужно, тем более здесь, тем более сейчас, когда чужие глаза могут так легко увидеть, все понять, а там проблемы будут уже куда как более ощутимые. Рационализм говорит, что нужно отвернуться, пусть губы мазнут щеку, этот жест не так смертелен для ее репутации, он не значит ровным счетом ничего. Но Маррис не делает этого, позволяет себя поцеловать и в очередной раз осознает, насколько же он бесконечно слабый, когда дало касается Сильваны. Ее личный выдрессированный пес, который виляет хвостом, стоит только поманить, даже самому себе со стороны было отвратительно на такое смотреть. Но и отказаться уже тоже было нельзя, Натанос до жути, до сердечной боли, привязался к ней, к существу от его мира столь далекому. Он полюбил того, кого не должен был никогда в своей жизни видеть, не то что касаться.
[indent] — Хм, не то, чтобы это было так уж и важно... — Натанос отводит взгляд, пытаясь сфокусироваться на обломанной ветке, ему жизненно необходимо смотреть в какую угодно сторону, только не на Сильвану, не на такую улыбающуюся и ждущую от него чего-то, что он отказывается понимать во имя сохранения этого хрупко-шаткого положения вещей. — Мы не собирались в Стратхольм в этом году, но мэр обещал пригласить каких-то циркачей, в любом случае это будет дико скучно, не чета тому, что устраивают в больших городах и тем более в Луносвете...
[indent] Он пытается ворчать, доказать, что все происходящее дико несущественно, что есть дела куда как важней, то, от чего он мог бы отказаться. Но это точно не данное Стефану обещание, с которым они все дальше друг от друга с каждым днем порознь, ведь мальчик там, где безопасно, не один, множественные добрые соседки квохчущими клушами бегают вокруг "сиротки", он там, где может вырасти чем-то большим, чем в конечном итоге стал сам Натанос. А сам он тут, пытается внутри со своими эмоциями бороться, диким зверем желая собственное сердце разорвать, чтобы больше такого не происходило.
[indent] — Ты нравишься Стефану, он будет рад увидеть тебя. — Юный ребенок, не знающий о мире, при виде эльфийского командира загорался, словно видел перед собой воплощение титанов, в своем неуемном желании увидеть большее, познать куда как больше, чем ближайшие города. Он за чудо считал то, что для Натаноса данностью было, помогал и напоминал, тем, чем когда-то он сам был. Натанос голову вскидывает, смотря в абсолютно голубые глаза, внутри которых магия теплится. И грубыми пальцами проходясь по щеке, очерчивая лицо, что куда как больше вписывалось бы в красивое убранство далекого королевства, чем в бесконечные леса, полные грязи и опасности. — Я бы тоже был рад.
[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]https://66.media.tumblr.com/5a609eb41350f4120f0651565eb28c0b/cdbfbbc1a53a3281-cf/s400x600/cd3a2a04a59a7264c3b9251118a7672fc7972e33.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

Отредактировано Nathanos Blightcaller (2020-10-09 01:27:18)

+2

10

[indent] Быть может, Сильвана слишком многого хотела от Натаноса. Того, на что он сам не решился бы так просто никогда. Это всегда хорошо заметно, особенно когда Маррис взгляд отводит, ветки под ногами рассматривая, прямо как в эту секунду. Эльфийка заполнила чужое пространство своим присутствием  слишком стремительно и отчасти навязчиво. Сильвана могла бы в свое оправдание сказать, что для нее самой это тоже стало чем-то слишком неожиданным и даже странным, но оправдываться следопыт и не собиралась ни перед кем. 
[indent] Ветрокрылая на мгновение тоже взгляд опускает. Осторожно касается ладони Натаноса, словно к непослушной собаке тянется, проверяя, не укусит ли та на этот раз. А едва почувствовав слабину, Ветрокрылая обхватывает чужие пальцы своими. И ведь сколько бы не противился, все равно тянется вперед, когда руку протягиваешь. И боится, и хочется одновременно. Это заставляет улыбнуться довольно.
[indent] - Вы, люди, вообще развлекаться не умеете. То, что видела я, обычно было похоже на призыв древнего зла, не иначе, - Сильвана усмехается, иронизирует специально, за реакцией наблюдает. Натанос ворчит тихо, чем еще больше командира веселит. - Специально так говоришь, чтобы я наверняка отказалась? - и Маррис словно бы тему переводит.
[indent] - Стефан милый ребенок, любознательный. И мечты у него хорошие, - рыцарем стать желает, это может глупым показаться и милым одновременно. Лират тоже о много мечтал, например, рейнджером стать, как его сестры. Да только не суждено было мечтам его сбыться. Сильвана не замечает, как пальцы Натаноса сильнее от досады сжимает. Теплые такие, с кожей грубой. Большим пальцем по ладони его проводит в задумчивости. Даже последние слова почти ускользают от эльфийки, еле уловила в последнюю секунду. 
[indent] Ветрокрылая задумчивый взгляд на Натаноса теперь обращает. Как же ей все-таки было одиноко здесь, в Луносвете, без брата и сестер. В такие минуты Сильвана это отчетливее всего понимает, что Натанос ей семьей новой стал. Может, поэтому жадно за него хватается, отпускать не хочет. Попросту боится, что придется снова одной остаться. Ни тебе праздников в семейном кругу, ни любви и поддержки. И даже юные рейнджеры и обязанность воспитать в них великих воинов не скрасят это одиночество.
[indent] Но Сильвана лишь снова улыбается широко. Ни к чему ее тяжелые мысли здесь и сейчас выговаривать. В конце концов, прошло ведь уже столько лет. Даже учитывая те годы, что могут жить эльфы, никогда не надо тонуть в прошлом, иначе там и останешься, позабыв, что будущее может окраситься в более яркие цвета.
[indent] - Да неужели? Раз такое дело, то я просто обязана посетить этот праздник у вас в городе.

-----

Готовьтесь, презренные, гибель всё ближе!
Спасайте скорей стариков и детишек!
Гремят над землёй грозовые раскаты, 
Пощады не будет! Настал час расплаты!

[indent] Лордерон и правда выглядел блекло по сравнению с Кель'Таласом. Иногда казалось, что люди рождались и умирали только ради бесконечных страданий - настолько серые и безликие были их города. Попытка в праздничное убранство только усугубляла ситуацию, а огромное чучело из соломы и вовсе было венцом этого карнавала ужасов. Стефану вот только так не казалось, а портить ребенку праздник было последним делом.
[indent]- У людей странные представления о праздничных нарядах, - Сильвана поправляет большую островерхую шляпу с широкими полями. - Ужасно, да? - Сильвана обращается к Натаносу, когда он и Стефан выходили из поместья. Вид Стефана в костюме отчего-то вызвал волну умиления, и его корзинка в виде головы тыквы, чтобы собирать угощения. 
[indent] - У меня есть кое-что для тебя, - Сильвана подбирает подол платья, присаживаясь перед Стефаном. - Это сладости из Луносвета, - эльфийка протягивает несколько конфет на палочках ребенку, отправив их прямиком в корзинку. - Содержат немного праздничной магии. Съешь конфету и ты будешь звездой этого праздника с самым оригинальным костюмом, -  эльфийка подмигивает Стефану. Подмечает, словно бы недоверие во взгляде Натаноса видит.
[indent] - Не бойся, это не опасно. Хочешь конфетку? - Ветрокрылая и Натаносу протянула леденец.
[icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon]

+1

11

[indent] В Лордероне уже холодало. Пока незаметно, всего-лишь вечер на землю спускаться стал реже, да ветер холоднее становился, чуточку злее, кусая за пальцы и за лицо, заставляя посильнее плащ натягивать. В зелени деревьев, словно седина, начинает проглядывать золото, вроде бы еще незаметная, но все-равно тонко намекающая, что скоро холода. Для них это значит одно - сезонный сбор урожая, забитые работниками поля и суета, привычная только для жителей таких вот маленьких деревень. Оно все для Натаноса близко, оно все знакомо, как и эти просторы, что открываются перед ним. Буквально вся его жизнь, за этими стенами, которые теперь его, которые теперь принадлежат исключительно ему.
[indent]Громкий топот, словно мимо пронеслось стадо кодоев, заставил повести головой.
[indent]— А если перья сюда, то будет еще страшней. — Стефан поднял свою маску повыше, демонстрируя истыканные гусиными перьями края, так что планировавшийся вурдалак приобретал вид какого-то жреца-тролля с дикого похмела. — Смотри, правда страшней, ну смотри же!
[indent]— Да-да, страшней только старая карга Уиллоу. — Натанос тихо вздыхает, наблюдая за тем, как из-за спины показывается одна из его собак, поводя носом, пытаясь в комнате выловить новые запахи. Он бы никогда Стефана не оставил одного. Нет, конечно добрые тетушки и сердобольные матроны, желающие понянчить сиротинушку, найдутся всегда, но он привык зверям доверять куда как больше людей, тем более тем, которых самостоятельно со щенячьего возраста вырастил. Окружающие говорят, что от его дома пахнет псиной, как и от него самого, Натанос замечает, что от него хотя бы не несет перегаром, а затем дорога известная. У него характер дурной, вещают, "весь в папашу", добавляя, что совсем от него не отличается, Натанос только в ответ скалится.
[indent]— Она теперь с нами останется? — очередной вопрос, таких на него сыпятся десятки - сотни, каждый день. Для Стефана окружающий мир сомкнут этой землей, даже если он не слишком послушен, чтобы выполнять наказания взрослых, он все еще слишком мал, чтобы уйти достаточно далеко. Натанос поворачивается полностью, старый изорванный плащ, который он стащил с чердака амбара, своими изгвазданными полами по полу весь ссор собирает. — Леди Сильвана. Она теперь у нас будет жить?
[indent]— Таким как она не подходят наши лачуги. — Натанос скалится, из под верхней губы показываются клыки, вот только смеяться что-то совсем не хочется, наоборот, это знание какое-то горько неприятно, так что и оскал ломанный выходит. В последнее время он себе это все реже повторяет, он все чаще забывается. — Она наш гость, приятель, постарайся быть хорошим хозяином и прояви настоящее человеческое гостеприимство, ладно? — следопыт треплет брата по голове, его рыжевато-каштановые волосы прямо как у него - семейная черта Маррисов, как и глаза, как и еще множество и множество мелких деталей. Стефан ему кажется своим же детством потерянным, тем самым, в которое ему бы вернуться вновь, хотя бы на мгновение единое стать абсолютно беззаботным. Он тихо вздыхает, убирая ладонь с мелкой макушки. — Идем, ты же не хочешь торчать тут еще и весь тыквовин?
[indent]Натанос треплет и собаку заодно, безродный кобель, довольный хозяйской лаской, семенит вниз, когтями стуганя по натертым половицам. В руках тыква с прорезями, в такой всадник без головы по небу скачет и кричит о несправедливости жизни, а в него народ всяко разным кидается, чтобы, наконец, угомонился. Внизу ждет эльфийка и вид ее не в обычной броне, которая словно въелась в кожу, кажется чем-то странным, ненастоящим, но все же захватывающим. Сильвана выглядит среди всего окружения... не на своем месте, яркой кляксой на сером фоне, красивой фарфоровой статуэткой среди глиняных поделок, тем, кто никогда не должен был оказаться в месте столь... плачевном, как дом Маррисов.
[indent]— Ужасно идеально, если уж на то пошло. Вы, эльфы, все сплошь перфекционисты даже в таком деле как шутливые наряды на праздник. — Следопыт одну бровь приподнимает, Поправляя шляпу остроконечную и светлые волосы отводя в сторону. Стефан внимание пытается привлечь очередным рассказом, что он прочитал в одной из этих ужасно скучных книжек про Свет, как оказывается, там и предыстория всадника была, о этаком падении из служителей добра в полнейшую тьму. Натанос свистит, старая сука, до этого спокойно лежавшая у камина, поднимает свою полуседую морду и нехотя с места поднимается, следуя за своим хозяином, специально как можно ближе подойдя, чтобы он ее хотя бы погладил за то, что на своих старых лапах все еще не отказывается за ним следовать. Кузен вокруг их гостьи скачет козликом, слишком сильно воодушевленный, для него эльфы это нечто сказочное, далекое и прекрасное, для него они все сплошь герои из легенд, всегда мудрые и справедливые, он лишен мыслей о том, что они могут быть такими же мелочными и склочными, как и любой из его соседей тут.
[indent]— Предпочитаю другие сладости. — Спокойно произносит Натанос, краем глаза замечая, что братец уже захрустел карамелью, оставалось только гадать, что у него раньше заболит - зубы или живот, а так же как долго он будет бегать по потолку от такого количества съеденного сахара.
[indent] В их деревне праздники далеко не самые пышные и уж точно не шикарные, впрочем, ничего плохого о них Натанос уж точно сказать не может. Вся молодежь наверняка уже носится по кладбищу в поисках острых ощущений и проводит разнообразные ритуалы, включающие в себя перевод свечей и молока; местные забулдыги уже нашли повод выпить и кое кого женки уже пинками гнали через главную площадь обратно домой; захожий менестрель фальшивил так, словно медведь станцевал на обеих его ушах, а несколько лавочек и в это время были открыты, впрочем, их хозяева были куда как больше заняты болтовней, нежели продажами - все-равно все друг друга знают. Стефан убежал вперед, скрываясь между людей, собаки посеменили за ним, часть их стаи, самая маленькая, что нуждается в присмотре, явно решит навернуть пару кругов. На Натаноса взгляд кидают аккуратно, делают вид, словно вот совсем неинтересно, рассматривают и командира его, определенно переваривая то, о чем попозже будут молоть языками, так что икать придется долго.
[indent]— Что б меня громом стукнуло, я был уверен, что тебя тролли подстрелили! — полупьяный возглас словно по уху режет, заставляя поморщиться, тяжелая рука опускается на плечо, а вслед за ней и вес всего остального тела. — Натанос, когда мне сказали, что тебя в эльфы приняли, я думал, что народ так в шутку говорит, что тебя там в местную каталажку сунули за то что морду кому-то набил. — Маррис вздыхает, его приятель по детским играм постарел еще сильнее, чем он помнил, морщин прибавилось, как и седых волос на русых баках, он дышит на него кислыми яблоками и брагой, полностью избрав следопыта точкой опоры, чтобы не завалиться; взглядом расфокусированным смотрит на Сильвану, словно пытается понять, это настоящая или же белочка все же добралась, после этого громко гаркнув прямо в ухо. — Еще и жену себе с них нашел! А что, наши девки уже не так хороши, а, между прочим, когда ты уехал...
[indent]Натанос шаг назад делает и приятель лицом вниз летит, опору потеряв, проглатывая остаток фразы в ругательствах, кто-то смеется, откуда-то недовольное ворчание, что все расскажут кому-надо, а оно долетит быстро достаточно, как и то, с кем сегодня Маррис пришел и что это может значить в будущем, пересудами снабдив на пол года вперед.
[indent]— Прости его, пьяные за языком не следят. — Он руки за спиной складывает, словно на плацу, а не посреди гуляний, смотря на Сильвану и напоминая самому себе, что командир, как никак, а потом сам же и добавляя, что она здесь уж точно не ради этого, как бы сильно он сам себе не сопротивлялся. А еще о том, что только таким мимолетным гостем она и может быть, что на большее и рассчитывать не стоит, опять по самолюбию бьет, заставляя хмуриться. — Сейчас чучело всадника сжигать будут, на такое лучше с возвышенности смотреть, так что...
[indent] Он оборачивается, смотрит как несколько тетушек ссыпают Стефану конфет и еще о чем-то спрашивают, а ребенок им открыто отвечает, покуда его псы лениво рядом шатаются.
[nick]Nathanos Marris[/nick][status]ваше личное разочарование[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1090/468535.gif[/icon][fandom]warcraft[/fandom][char]Натанос Маррис, 34[/char][lz]Следопыт корпуса странников эльфийского королевства Кель'Талас, хороший лучник и прекрасный рейнжер, а вот человек уже так себе.[/lz]

+1

12

[indent] Сильвана тихо хмыкает, искоса на Натаноса поглядывая. Не будь рядом Стефана, быть может, эльфийка и отпустила очередную шуточку про сладкое, да только не тот уж момент был.
[indent] Стефан довольно один из леденцов распечатывает, разглядывает тот, на вкус пробует. Ветрокрылая смотрит задумчиво в ожидании, что же произойдет: в паука малец превратится или в кошку? А может просто станет цвета ярко оранжевого, словно упал в чан с супом тыквенным. Кто уж их разберет, эти волшебные леденцы, никогда не знаешь, какой тебе попадется.
[indent] - Ой, - юноша икнул, доев сладость, а изо рта его вырвался пар, собравшись в форме тыквы, подобной той, что на голове у Всадника. - Ух ты, - удивление быстро сменилось восторгом, и Стефан тут же полез за следующим.
[indent] - Я бы посоветовала подождать. Живот заболит, если так объешься, - Сильвана в полный рост поднимается, поправив подол платья. Взгляд переводит на Натаноса, тот похоже не так был доволен сладостями из Луносвета. Или это в тени вечерней улицы он словно бы еще более хмурый стал?
[indent] - На Любовную лихорадку принесу тебе других сладостей, - Ветрокрылая шепнула Маррису это совсем тихо, пока Стефан отвлекся на съехавший воротник костюма, поправляя тот. - Тебе понравятся, - но эльфийка тут же снова вернулась к юноше, не дожидаясь ответа Натаноса.
-----
[indent] Сильвана по сторонам изредка поглядывает, рассматривая праздничные украшения вокруг. Шляпу чуть ниже на лицо натягивает, чтобы скрыть свой скучающий взгляд, а то Натанос непременно скажет, что зря пригласил. Хотелось со Стефаном вперед убежать, он бы непременно показал самые интересные места - с его то стороны здесь все прекрасно, поэтому посмотреть на мир глазами ребенка иногда полезно. На мир Натаноса, который Сильвана, пожалуй, никогда не поймет.
[indent] Но некоторые вещи понимать и не хотелось. Особенно, склочность людей, их мелочность. Столь короткая и столь ограниченная жизнь накладывает свой отпечаток. Многие люди прожигают ее зазря, будучи бесполезными представителями своей расы. Примерно так могла бы охарактеризовать Ветрокрылая того незнакомца, что столь беспардонно к Натаносу подошел, словно друга за плечо хватая, повиснув на том. По лицу Марриса было видно, что он и сам такой встрече не рад, но промолчал. Как и эльфийка. Сильвана смотрит на незнакомца свысока, как и все эльфы на людей - такое поведение не заслуживает другого отношения. Не удержавшись, Ветрокрылая тихо фыркает, когда мужчина падает лицом в грязь, буквально. Там ему самое место было.
[indent] - Жену, значит, нашел, - наконец первой нарушает молчание Сильвана, когда они отошли чуть поодаль, чтобы не слышал никто и не приставал снова. Эльфийка тихо хмыкает. Думала ли она сама когда-нибудь о том, что могла бы назваться женой Натаноса? Отчего-то казалось, что и сам Маррис в это бы не поверил, но на удивление, звучало бы это неплохо, как показалось Ветрокрылой. Особенно вспоминая, что две других ее сестры вышли замуж за людей, и ведь не стала преградой столь разная природа двух рас.
[indent] - Пьяные за языком не следят, - и тут же Маррис руки за спиной складывает, заставляя Ветрокрылую фыркнуть демонстративно. Это хорошее качество - знать свое место, свои обязанности, куда тебе можно соваться, а куда не стоит, и эльфийка ценила подобную дисциплину, но отчего-то Сильване все равно всегда хотелось большего. Больше, чем нечастые встречи вне рабочей обстановки; больше, чем сухое обращение “командир”; больше, чем те поцелуи, от которых Натанос часто пытался отвернуться. Пусть и не жена, но так порой хотелось вытащить из Марриса все, что он чувствовал на самом деле. Удивительно, но ему в любой ситуации словно бы удавалось себя сдерживать, не давая до конца раскрыться.
[indent] - Ну разумеется, - в голосе разочарование слышится. - Возможно, мне не стоило приходить. Наверняка тебе и так здесь неспокойно из-за того, что ты у эльфов на службе, - раньше Ветрокрылая никогда об этом не задумывалась. Хорошо, что Натанос не из робких и знает, как за себя постоять. Указать другим, где их место и куда не стоит совать свой нос. К слову, он нередко даже ломал эти самые любопытные носы и неважно, человек то был, тролль или эльф.
[indent] - В любом случае, я здесь всего лишь гость, так что веди. Будет досадно, если не получится все здесь хорошо рассмотреть. Праздник все-таки, - Ветрокрылая под руку Натаноса берет, чтобы по дороге его не успел еще кто-нибудь выдернуть, обсудить чужую службу и личную жизнь.
[indent] - Кажется, Стефану и без нас здесь весело. Не потеряется, - эльфийка взгляд на мужчину переводит, когда тот в толпе кузена пытался подметить. Мальчик и правда выглядел довольным - при нем праздничный костюм, полная корзинка сладостей, псы, что верно сопровождают и не отстают, да те самые люди, что так любят лезть в чужую жизнь. Можно не сомневаться, они присмотрят за юношей, да всем расскажут, что кузен его бросил, променяв на женщину эльфийкую. Отчего-то Сильвана в этом не сомневалась.
-----
[indent] Натанос с Сильваной чуть поодаль отходят. С возвышенности вид на местную площадь и правда был лучше. Несколько мужчин уже факелы приготовили, чтобы чучело зажечь. Эльфийка надеялась, что этим все и ограничится и не сгорит еще что-нибудь. Все-таки, чучело было немалых размеров.
[indent] - А что было, когда ты уехал? Ну, ты прервал того человека, когда он хотел о чем-то тебе поведать, - Сильвана старается, чтобы ее выражение лица выглядело как можно более скучающим. Не такая уж и интересная тема, личная жизнь подчиненного. Но отчего-то на самом краю сознания больно кольнула ревность.
[icon]https://i.imgur.com/XxsNlev.gif[/icon]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » bright memories