Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » первое правило хорошего жреца


первое правило хорошего жреца

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.imgur.com/dXChdZb.jpg[Anduin Wrynn & Miroel]Экзодар времен Катаклизма

Первое правило хорошего жреца: не разговаривать с незнакомыми рогатыми женщинами.

+2

2

[indent] На Экзодаре катаклизм не ощущался так сильно, как могло бы показаться. Здесь, на острове, вдали от всего этого, катастрофы казались лишь только отголосками, мелкими штормами, из-за которых моряки всего-то не могут выйти в море, да и все, собственно. Не было перекошенных пластов земли, сожженных лесов и равнин, обрушенных гор и разлившихся рек, что топили поселения. Не было такого количества жертв, коих описывают все, кто пытается бежать от гнева сошедшего с ума аспекта земли.
[indent] Словно все это просто слухи любителей нагнать жути…
[indent] Но беженцы, сотни людей, что лишись дома и родных, напуганные и не знающие, что им делать, они явно не врали о своей участи. И порча, что словно сочилась из-под земли, она отравляла все, до чего дотрагивалась, извращала и заставляла в ужасе вздрагивать от всех тех кошмаров, кои приносила. Юный принц Штормграда мог только представлять, что происходит в его родном городе, месте, где он родился. Когда он только услышал о том, что город был атакован, холодное осознание неизбежного прошлось по его спине, электрическими разрядами прокатилось по позвоночнику. Он хотел вернуться, но отец сказал свое резкое «нет», запретил и не позволил открыть портал. Он сказал, что Андуин… не готов этого увидеть. Как и обычно, Вариан видел в своем сыне исключительно маленькое дитя, не способное вынести серьезные испытания. Было ли от этого обидно? Конечно. Но куда как больше было физически больнее, и сломанная рука начинала ныть, словно кость опять хрустнула под пальцами короля Штормграда.
[indent] - Пожалуйста, лежите смирно. – Андуин вскинул руки, мужчина метался в лихорадке, беспрерывно крича то ли от боли, то ли от бреда, покуда огромный дреней пытался уложить его обратно на кушетку, прижимая всем своим телом, но получалось это исключительно отвратительно. Из раны хлестала кровь и гной, она вновь открылась от резких скачков, и принц пытался хоть немного угомонить пострадавшего, явно решившего вскочить и добежать до дальнего берега на своих двоих. Дреней недовольно зарычал, наваливаясь плечом. – Не раздавите его!
[indent] Житель Экзодара лишь только фыркнул, ослабляя хватку, почувствовав, что его не пытаются больше придавить массивной тушей, пациент ослабил попытки вырваться и даже позволил подойти поближе. Андуин отвернул порванный жилет, рассматривая сквозную рану, судя по всему, от какого-то деревянного обломка, если судить по тонким еле различимым щепкам, впившимся в плоть по краям раны, просматриваемых через гной. Они плыли сюда на корабле пять дней, удивительно как он еще терпел…
[indent] Принц провозился с этой раной непозволительно долго, пациенты на других койках стенали и расторопные жрецы носились между ними с дикой скоростью, пока на него мало кто обращал внимание и на его попытки промыть раны и извлечь все посторонние предметы, прежде чем целительной магией коснуться самых краев. Удивительно, что его вообще подпустили к раненым, а не просто отправили отстирывать кровяные бинты, как обычно такое бывало у послушников, сказалось ли его положение принца или ученика Велена, точно не сказать, но позволили ему явно большее, чем по идее должны были. К тому моменту, как рана была промыта, несчастный давно уже провалился в жуткий сон, в котором постоянно вздрагивал, от лихорадки и жара, выписанный ему в помощники дреней со скучающим видом смотрел на спящего. Касания магии затянули раны, оставив лишь только огромный белый рубец, затянутый пленкой. Да, не самая красивая вещь, но уже лучше, чем просто ничего. Андуин выдохнул, чувствуя, как в горле у него пересохло и от этого железного запаха, что разлился внутри палаток, начинает мелко вести.
[indent] — Принц… ээээ… ваше… - дреней поморщился, силясь припомнить, как обращаются к таким, как Андуин, хмуря широкие брови и, что удивительно, в задумчивости его, те маленькие отростки, что он считал просто придатками, начинали медленно подрагивать, словно усы у большого сома.
[indent] — Меня зовут Андуин. – Помог ему ученик Велена, поднимаясь от лежака и давая пройти одному из жрецов, с полным тазом грязновато-карминовой воды, откуда-то послышался недовольный возглас главного полевого врача, который требовал убрать носилки с прохода и не загораживать проход.
[indent] — Ага. В общем, у вас это… - сильный акцент так и говорил, что общий его провожатый учил плоховато, щеголяя не только странноватым акцентом, к которому он уже смог привыкнуть в этом месте, но и скудностью словарного запаса. Дреней обвел пальцем всю фигуру наследника Штормграда, такую маленькую и тощую по сравнению с широкоплечным созданием с далеких звезд. Андуин опустил голову, рассматривая себя – синий шалот стал фиолетовым от багровой крови, впитавшейся в нее, белая рубашка тоже была испачкана, так что подвернутые рукава далеко не спасали, когда находящийся в горячке раненный стал его колотить, так что и синяки останутся. Но к синякам он уже давно привык. А вот к крови что-то нет…


[indent] Экзодар это тебе, конечно, не Штормград, тут так просто слуги себе не сыщешь и вообще он вроде как гость и наглеть не должен, дренеям и так довольно сложно осознавать особенности этикета и отношения с местными. У них не бывало королей и они лишь смутно осознавали, что же из себя представляет их новый гость. Так даже было проще, намного легче можно было бы уйти прогуляться самому, попросив двух огромных паладинов, которых к нему подставили, просто пойти заняться своими делами и в ответ получив предупреждение далеко не убегать и вообще быть осторожным, ибо пророк расстроится, если с ним что-то случится. Это был не родной дворец, где каждому слуге дали установку смотреть в оба глаза, чтобы наследный принц в очередной раз по дереву не перелез через стену и отправился бегать вдоль каналов в одиночестве.
[indent] Андуин спустился к озеру, прямо на причал, стягивая синюю накидку и опуская ее в чуть мутноватое озеро. Когда-то давно, когда они ездили с отцом на охоту, он видел, как несколько сельских женщин стирали в ручье одежду, оттирая грязь о камень, а еще слышал, как их прачка говорила, что кровь нужно обязательно отмачивать в холодной воде, а значит пока что он все делает правильно, погружая руки по локоть в прохладную озерную воду, от которой пахло тиной.
[indent] Мысли были слишком тяжелые и в основном он думал о учителе, что заперся у себя. Когда он хотел подойти к нему, кто-то из стражи сказал, что Велен просил никого к себе не впускать, даже своего ученика, а еще заметили, что в таком виде к пророку подходить – ему лишний повод волноваться устраивать, ибо выглядел принц так, словно его дикие звери драли и он прямо сейчас кровью истечет. Да и не они одни так подумали, несколько сердобольных из беженцев, расположившихся у ворот, подлетали к нему с криком: «Мальчик, с тобой все хорошо?» - только потом осознавая, что кровь-то не его была и что он один из жрецов, что были в лазарете. Они были напуганными, уставшими, они желали спасения, а пророк мало того, что ни слова не говорил, так еще и заперся у себя в покоях. Он ведь наверняка видел, что произойдет… он знал, но не сказал, что катаклизм обрушится на них на всех.
[indent] Рядом плюхнула рыба и Андуин приподнял голову. Ему показалось или он и правда видел кого-то среди высоких порослей… лишь бы не очередное обезумевшее от порчи существо…
[indent] — Эм… привет. – Гениальный план, просто прекрасный. Андуин вдруг подумал, что если он здесь умрет, то отец его прикончит… — Ты не должен прятаться, я ничего плохого тебе не сделаю…
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

+2

3

[indent] Ни один мир еще не знал угрозы страшнее, чем Пылающий Легион. Бессчётные полчища демонов захватывали миры, выжигая их до основания. Большую часть своей жизни дренеи бежали от этой войны, но лишь потому, что их собственные силы, чтобы противостоять столь превосходящей мощи, заканчивались. 
[indent] Экзодар некогда был частью Крепости Бурь. Она была создана Наару, чье благословение и сила Света всегда служили защитой для дренеев. Но, потерпев на корабле крушение в новом мире, именуемом Азерот, дренеи остались одни. Слухи о героическом Альянсе, что осмелился противостоять Легиону, быстро дошли до дренеев и они захотели стать его частью, чтобы плечо к плечу сражаться против демонов.
[indent] Но мирной жизни не дано было существовать слишком долго. Во время крушения выжили далеко не все, кто находился на корабле. За всю свою жизнь дренеи слишком часто оплакивали погибших, и каждая утрата отзывалась нестерпимой болью в их сердцах. Дренеи научились черпать в этом горе силы, что вдохновляли их на борьбу с Легионом. Заручившись поддержкой новых союзников, Альянса, дренеи надеялись, что хотя бы теперь у них хватит сил, чтобы уничтожить Легион раз и навсегда.


[indent] Тоска по семье часто снедала Мироель, но трудности не страшили. Ей всегда хотелось помогать другим, пусть ей поначалу часто и говорили, что она пока недостойна быть частью Длани Аргуса, слишком мало силенок, лучше уж обучиться целительству и помогать раненным подальше от поля боя. Но желание быть паладином и служить священному Свету, защищая беспомощных, не позволяло отступиться от желаемого.
[indent] А работы было предостаточно. Пылающий Легион оказался не единственной опасностью, что может обрушиться на мир. Последствия Катаклизма жители Азерота еще долго будут помнить и переживать. Люди, что жили близ Экзодара, стягивались на территорию дренеев, в поисках помощи. Боль и утрата снова напомнили о себе, от чего сердце сжималось каждый раз, когда не удавалось кого-то спасти. Мироель долго еще будет помнить маленькую девочку, что пролежала в лихорадке несколько дней, но так и не пришла в себя. Ее мать горько плакала, в отчаянии обвиняя даже дренеев-лекарей в том, что те не смогли помочь. Мироель понимала ее чувства. Несправедливость и утрата порой творили ужасные вещи с нашими мыслями и душой, но вера в Свет всегда спасала. Жаль, что людям сложно было это объяснить, рассказать им о всех утратах, что пережили и сами дренеи. На них до сих пор смотрели как на диковинку, часто не понимали, подшучивали над акцентом и многие просто не доверяли, что пришельцы могут стать союзниками. Страшнее всего было бы обвинение, что дренеи заодно с Пылающим Легионом, ведь некогда их братья и сестры примкнули к темному титану. Да, это темная страница в истории дренеев, но они ее не пытались упрятать, желая лишь уничтожить это зло. Исцелить то, чего коснулась эта скверна, уже не получится, поэтому нужно было набраться мужества, чтобы взять оружие в руки и убить тех, с кем существовал когда-то в мире.


[indent] К Экзодару прибыли и силы армии Альянса - лекари, солдаты. Они доставляли припасы, чтобы вовремя оказывать помощь тем, кто в этом нуждался. Удивительно было услышать от пророка Велена, что среди тех, кто вызвался помочь, оказался и совсем еще юный принц Андуин. Велен называл его своим учеником и дренеи уважали выбор своего пророка, относясь почтительно к ребенку совсем не из-за его титула. Мироель видела мальчика лишь мельком, даже не успев и разглядеть хорошо, настолько много было работы. У дренеев никогда не было королей, были лишь жрецы, что вели свой народ по пути истинного Света. Благородное желание спасать чужие жизни вызывало уважение у Мироель, но пусть дренеи еще не успели узнать людей лучше, но уже понимали, что ими часто двигали совсем иные цели и желания. И если принц хотел помогать другим, то его отец, король Вариан, наверняка желал отослать мальчика подальше от той разрухи, что творилась сейчас во всем Азероте. Это было удивительным чудом, что Экзодар практически не пострадал, словно дренеи привнесли с собой нечто мистическое в этот мир, укрывающее их от чужих глаз.
[indent] Мироель не была среди тех, кто залечивал чужие раны, зато вместо этого помогала с припасами - собирала необходимые травы, охотилась на местное зверье или ловила рыбу. В лесах все еще было небезопасно. Земли, что некогда были заражены чужеродными кристаллами, были полны далеко не самых дружелюбных существ, а некоторые рыбы в небольших водоемах так и норовили оттяпать тебе руку.
[indent] Мироель охотилась на лесоногов в лесу, что рядом с лазурной заставой. От Экзодара заставу отделяло подобие озера, образовавшегося здесь после крушения корабля. Обломки все еще лежали на дне мелководья. Озеро поросло тиной и множеством мелких зарослей. Несколько покосившихся деревьев своими корнями свисали по краю разрушенной земли, касаясь воды. Тропинки от Экзодара к заставе постоянно патрулировали миротворцы, поэтому если кому-то захочется отойти прогуляться в лес, то всегда можно будет позвать на помощь и быть услышанным, в случае непредвиденных обстоятельств. Чего, например, нельзя было сказать про остров Кровавой Дымки, что соседствовал с островом Лазурной Дымки и был полон не только зверья, но и эльфов, которые с незваными гостями не вели длинных разговоров.
[indent] Две не самые тяжелые туши были перекинуты через плечо. Достать больше не вышло - набежали бы ночные ловцы, если пойти дальше в лес и одному туда ходить уже не так безопасно. Дренейка порядком вымоталась за этот день, поэтому пришлось скинуть добычу и волочить ее по земле. Приближаясь к озеру, Мироель заприметила мальчика, что сидел совсем один. Долг велел подойти и предупредить о том, что здесь небезопасно находиться одному, особенно ребенку. Даже дренейских детей не отпускают гулять одних в этих местах, пусть Экзодар и рухнул на землю далеко не вчера. Внимание ребенка привлекли заросли, что отделяли изгибы озера. Мироель хотела было крикнуть, что не стоит бояться, обычно в кустах копошились большие мотыльки. Как правило, они не были агрессивны и многие их пытались даже приручить, как питомцев. Как вдруг из зарослей высунулась голова детеныша лесонога, уже довольно рослого. В таком возрасте их клювы достаточно мощные, чтобы серьезно поранить.
[indent] - Отойди назад, - Мироель скинула свою добычу и, покрепче ухватив молот, кинулась к ребенку. Лесоног вылез из зарослей полностью, казалось бы, с любопытством всматриваясь в человека, пока не начал громко верещать, размахивая крыльями. Никак звал кого-то из взрослых. Размахнувшись, дренейка ударила птенца молотом, когда тот со всех ног бежал к человеку. Лесорог отлетел в воду, барахтаясь. Довольно быстро оправился, пытаясь вылезти из воды по другую сторону бережка. Поначалу Мироель было жаль этих созданий, особенно птенцов, но, в конце концов, даже их элекки не родились ездовыми добрейшими животными. 
[indent] - Ты весь в крови, - Мироель присела рядом с мальчиком, положив молот на землю. Молота Наару она все еще не заслужила, поэтому приходилось обходиться самым примитивным вариантом оружия, но зато крепким. Мощного удара хватало, чтобы оглушить животное, либо выбить тому мозги. Звучало не так миролюбиво, какими на вид порой казались дренеи. 
[indent] - Я отведу тебя на заставу к жрецам, они помогут, - Мироель не сразу заметила, что кровь принадлежала вовсе и не мальчику. Но внезапный страх сковал мысли дренейки - больше всего ей не хотелось, чтобы еще чей-то ребенок погиб из-за ужасов катастрофы.

+1

4

[indent] Природа Экзодара была удивительной, интересней были разве что только огромные элекки, которых путешествующий средь звезд народ привез с собой. Он висел на бивне одного из них, пока местный конюший объяснял, что управлять таким созданием работа сложная и что, не смотря на всю внешнюю неповоротливость, они могут быть очень резвыми и оттого очень опасными. Принцу нравился этот новый мир, он совался везде, себе на беду забывая, что должен быть аккуратнее. Что ребенку предупреждения об опасности, когда впервые после стольких лет заточения в стенах крепости, он мог наконец почувствовать себя свободным. Тут нет слуг, что табуном носятся за ним, стражников, что внимательно ведут глазами в его направлении и агентов, что отчаянно пытаются сделать вид, что вот совсем не за ним следят. Отца здесь тоже нет и Андуин все еще не знает, как на это реагировать - с одной стороны он скучал по нему, он любил его, но с другой, находиться рядом с тем, кто может причинить тебе боль... это было страшно. Когда хрустнула кость, он не сразу осознал, что произошло, только игла боли кольнула где-то чуть ниже локтя, да Вариан в ужасе отшатнулся, выпустив сына из своей хватки. Андуин взглянул на собственную руку, там, где сильные пальцы оставили следы, замечая, что кость как-то необычайна крива и выступает... и только потом пришла боль. Велен потом сокрушенно мотал седой головой, ставя кость на место и призывая Свет на помощь, повторяя, что король сделал это не специально - он мало умел рассчитывать свои силы. А Андуин лишь только вытирал раскрасневшиеся глаза, не от боли, но больше от обиды. Вариан никогда не умел рассчитывать силу...
[indent] Грустные воспоминания, не очень приятные, принц тряхнул головой, пытаясь собраться с мыслями, поддаваясь чуть вперед к кустам, из которых раздавался шум. Живущие не так далеко совухи, говорят, недавно вывели несколько птенцов, может это один из них решил поплескаться в озере. А может и кто-то другой, из камышей показалась голова на длинной шее и в массивным клювом. Принц с удивлением взглянул на подрастающего птенца, тот смотрел на него одним своим любопытным глазом, а потом в нем блеснуло что-то... недоброе. Наверное, не очень он понравился птенцу, тот распушился, замахав короткими крыльями, которые вообще еще удивительно для чего ему были нужны, громко заверещав на своем.
[indent] Сейчас где-то далеко королевский охотничий очень громко икнул, ведь только сейчас принц вспомнил его слова о том, что к дикому животному подходить нельзя, ведь их мир состоит из сплошных угроз, каким вполне мог стать и он. Андуин обернулся, у него был кинжал, но что-то подсказывало, что создание доберется до него своим клювом быстрее, чем он успеет нанести удар, а вот теперь где-то икнула еще и Валира, что вечно говорила принцу не пренебрегать их тренировками. Он мог ударить птицу Светом, но тогда сила прожжет это тельце, убьет...
[indent] Чужой окрик заставил вздрогнуть и отпрыгнуть назад, заваливаясь на мягкую зеленую траву, наблюдая за тем, как огромный молот откидывает птенца в воду с громким булькающим звуком. Андуин прикусил себе щеку, где-то в груди что-то кольнуло от обиды. А спасшая его дренейка уже оказалась рядом, одна из жителей, наверное, впрочем, судя по оружию и доспехам, не одна из паладинов, которые постоянно ходили с ним по кораблю и его окрестностям.
[indent] — Это не моя кровь, нет. - Андуин замахал руками, отворачивая ворот рубашки, пропитанной кровью и сукровицей. - Смотри. Я сам жрец и только что оттуда. Просто...
[indent] Он обернулся на озеро, верхняя синяя накидка шла ко дну уже слишком далеко от причала, золотой лев на ней глядел с укором и с намеком, что кое кому достанется, когда он вернется обратно.
[indent] — Хотел одежду отстирать. - Он вновь обернулся к своей спасительнице, рассматривая пыльную одежду и рога, что казались ему немного коротковатыми, по сравнению с некоторыми сородичами. Впрочем, у Велена их вообще не было, или они были, но когда-то очень давно, сам пророк на этот вопрос своего ученика лишь только улыбнулся и сделал вид, что очень погружен в видения. Андуин попытался улыбнуться, отводя взгляд, не особо красиво рассматривать незнакомца так пристально. - Спасибо, что пришла на помощь.
[indent] Вежливость и дипломатичность - залог хороших отношений с новыми союзниками, неважно на какой иерархической ступени они находятся, настоящий принц должен к каждому относиться с одинаковым почтением. Тем более здесь, где он по сути своей гость, пользующийся гостеприимностью хозяев в и так нелегкий час, когда весь мир дрожит и содрогается, а люди бегут в разные стороны, не особо понимая, что им делать. Принц опустил чуть подрагивающие от волнения плечи, замечая несколько тушек позади себя, точно таких же существ, одно из которых вело себя агрессивно, наверняка местные на них охотятся, ну а сейчас, когда столь многие искали здесь убежище, охота стала еще активней... из пролеска раздался обиженный плач.
[indent] — Ему больно. - Андуин вскочил на ноги, всматриваясь в заросший берег другой стороны озера, пытаясь напрячь зрение. Каждый вскрик резал ухо и заставлял сердце невольно сжиматься. Это он виноват... это из-за него существо страдает. Парень невольно схватился за голову, ведь он по сути своей принес боль другому существу этого сам не желая. - Он, наверное, подумал, что я хочу на него напасть, пытался меня напугать...
[indent] Пришлось закусить губу, от досады неприятное и мерзкое заползло в душу, осознание собственной повинности, ведь из-за него и его действий опять проблемы, опять кто-то страдает, живое существо, которое просто пытается выжить в этом сложном и опасном мире, ну а он... как обычно, слишком беспечен и по-детски глуп, не думает о всех последствиях. Когда же он уже повзрослеет...
[indent] — Нужно помочь. - Твердо заявил принц, срываясь с места и стараясь не думать о том, каких еще проблем может нахватать за это время. Ему бы уйти - это просто животное, которое, вполне возможно, пыталось на него напасть или даже убить. Это незначительная жизнь, душа без определенной цели, но какой же тогда он жрец, если пренебрегает даром жизни так рьяно. А потому, идя на всхлипы птицы, он думал разве что о том, как бы ногой не угодить в какой-нибудь охотничий капкан и как громко недовольно сопит идущая за ним дренейка, решившая следовать за упертым мальчишкой.
[indent] Животное они обнаружили быстро, птенец упал на свои массивные ноги, положив голову на корни и завывая на своем языке, прося то ли помощи, то ли забвения. Завидев своих преследователей, птенец издал вопль, попытавшись отползти, невольно дергая поврежденным крылом.
[indent] — Тише, пожалуйста. - Андуин вскинул руки, показывая раскрытые ладони, медленно заходя с правой стороны, чтобы птенец не ударил его массивной лапой. - Прости меня, я не хотел тебя пугать. Пожалуйста, дай я все исправлю... дай я помогу... ну...
[indent] Животное подогнуло свои длинные ноги, опасливо смотря на мальчишку, что подносил к нему руки, покуда пальцы не коснулись короткого и грубого пера, ощущая горячую кожу. Белый свет вспыхнул на самых кончиках, источая целительную силу, что благодатью опускается на них, сращивая сломанное, сшивая порванное, восстанавливая разбитое. Принц ощущал, как тонкие иглы боли, которые чувствовало существо, пробегают по рукам и исчезают где-то в его нутре, жрецы часто чувствуют боль пациентов, коих лечат, это абсолютно нормально и оттого так выматывающе. Вздохнув и осев на землю, принц опускает руки, Свет гаснет, а раненая птица вновь вскакивает на лапы, громко вскрикнув уносясь в ближайшие кусты, как можно дальше от своих вредителей и от угрожающего молота, что все еще был здесь и наготове. Андуин стирает и так уже грязным рукавом несколько капель крови, пошедших с носа из-за переутомления и вскидывает голову, смотря на дренейку.
[indent] — Спасибо. Это было... важно для меня. Но кажется я немного перестарался...
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

+2

5

ost
[indent] Мироель с нескрываемым волнением рассматривала ребенка. Если мальчик успел пораниться, да так серьезно, что вся одежда кровью пропиталась, дренейка смогла бы оказать тому помощь и передать ребенка жрецам. Более серьезные раны Мироель еще не доводилось лечить, зато вот мелкие ссадины, ушибы, порезы, может даже вывихи - постоянно. Глупо было обращаться к кому-нибудь по такой мелочи каждый раз, когда разодрал коленку во время рыбалки, оступившись на скользком камне, или оцарапал лицо о колючие заросли. Будучи паладином, ты мог сам выбирать, каким путем тебе идти - быть щитом для других или же направлять силу Света, залечивая чужие раны и воодушевляя бойцов. Мироель хотела быть тем, кто с оружием рвется вперед. Всегда рвалась, стараясь предлагать свою помощь тем, кто в ней нуждался. Но люди оказались словно тем камнем, что порос травой и ты вовремя его не заметил и споткнулся. Слишком сложно оказалось для дренейки найти с ними общий язык.
[indent] - А так сразу и не скажешь, что ты жрец, - волнение сменилось трепетным восторгом и некоторой неловкостью. Теперь к дренейке пришло осознание, что собственное поведение, возможно, напугало мальчика даже больше, чем та птица, что пряталась в кустах. Наверное, стоило бы извиниться, сказать о том, что намерения дренейки были только самыми лучшими, но вместо этого Мироель продолжала смотреть на ребенка, неотрывно и открыто, уловив направление его взгляда и, проследив за тем, подметив кусок ткани, что вода стремительно уносила прочь.
[indent] - На заставе наверняка найдется другая одежда, - Мироель казалось, что взгляд мальчика полон досады, а может то была и не она. Как же все-таки сложно было уловить человеческие эмоции - порой казалось, что они слишком непредсказуемы, в отличие от дренеев, что чаще пребывали в некотором воодушевлении и старались изо всех сил, чтобы невзгоды не позволяли пасть духом. Люди же часто злились, отдаваясь своему горю всецело. Мироель довольно много видела таких среди беженцев. Пророк Велен призывал к терпению и пониманию, ведь и сами дренеи когда-то впервые оказались в подобной ситуации. Мироель старалась изо всех сил, но ей все равно не переставало казаться, что во взгляде людей было больше неодобрения, чем чего-либо еще. Может, Мироель боялась, что и этот союз может, в конечном итоге, закончиться бойней.
[indent] - Я могу принести эту вещь, если нужно, - что стоило для дренейки провести час-другой в поисках накидки, которую унесла вода, если по итогу так она сможет извиниться за свой поступок? Но Мироель не успела сказать что-либо еще, как мальчик резво вскочил на ноги, поддавшись на жалобный визг лесонога, что уже успел удрать от берега.
[indent] - Но ведь он правда мог на тебя напасть, - чувство растерянности буквально выбило бы землю из-под ног, будь слова способны на это. Дренейка не понимала, в чем она ошиблась - она ведь просто хотела помочь, не дав птице ранить человека. Но в одном Мироель была уверена совершенно точно - дренейка поспособствовала тому волнению, которое охватило сейчас мальчика. Не ударь она птицу, может, все обошлось бы меньшими страданиями. Но если стоял такой выбор, Мироель все равно выбрала бы первый удар, чем ждать, когда этот самый удар обрушится на твою собственную голову.
[indent] На самом деле, Мироель и сама думала, что они смогут подружиться с этими птицами, лесоногами. В самом начале, когда Экзодар только потерпел крушение и нужно было изучать новый для себя мир, один из таких птенцов довольно больно тяпнул за руку Мироель, оставив глубокую рану. И ведь попытка была не одна, но каждый раз дренеи убеждались, что эти существа привыкли к своей дикой жизни и привыкли доверять, разве что, только себе подобным. Может, и сами дренеи были похожи на этих лесоногов - каждый союз был вынужденным и часто давался очень сложно. Слишком свежи были раны старых предательств сородичей, а картины разрушений и по сей день преследовали во снах.  Мироель помнила, как ей было страшно, когда она осталась одна, без своей семьи. Дренейка и сама была словно этот птенец, который готов кусать любую руку, протянутую ему, потому что боялся, что она снова начнет душить.
[indent] - Эй, ты куда? В лесу небезопасно одному, - Мироель подскочила с места, следом увязавшись за мальчиком, что так бойко шлепал через озеро на другой берег. - В этом лесу не только лесоноги водятся, - но аргументы уже никак не воспринимались. Это бы упорство да в нужное русло. И ведь жалко будет, если с таким ребенком что-то нехорошее случится. Долг велел идти следом и все равно защищать, даже если Мироель снова ошибется с ударом.
[indent] Они довольно быстро нашли птенца. При виде него дренейке стало неловко, точнее, при виде реакции мальчика на жалобные визги. Дренейка убрала молот, закрепив его за спиной. Мальчик наверняка бы начал просить убрать оружие, чтобы не напугать лесонога еще больше. Пришлось даже отступить чуть назад, когда лесоног, завидев дренейку, начал биться еще сильнее. Силы его оставили, в конце концов, и мальчик воспользовался этим, излечив птицу. Лесоног с былой прытью убежал в кусты, оставалось лишь надеяться, что не приведет своих сородичей, чтобы отомстить обидчику. А может он и вовсе остался здесь совсем один. Что-то больно кольнуло внутри и Мироель поморщилась, уставившись в землю на мгновенье. Пожалуй, это был укол стыда за то, что Мироель чуть не угробила птицу, а этот ребенок так яро хотел ее спасти, даже зная, что может пораниться. Дренейка не видела от людей подобных жестов, каждый пытался защитить только себя и свою семью и это казалось, наверное, нормальным. Но такое сострадание к другим словно бы и саму Мироель укрыло живительной силой Света, придав сил. Только вот мальчик, кажется, потратил последние. 
[indent] - Я помогу, - более без лишних слов, дренейка присаживается рядом. Внимательно смотрит на ребенка, когда он утирает кровь. Мироель переживала, что мальчик начнет отнекиваться от помощи и не нашла ничего лучше, как просто подхватить того на руки.
[indent] - А ты тяжелее, чем можешь показаться, - мальчик ожидаемо отказывается от подобного жеста, но, если тому снова вздумается лечить раненных животных, все это может плохо кончиться. Не они ему руки отгрызут, так сам себя доведет.
[indent] На заставе к Мироель и ребенку на встречу выбежали две жрицы, что завидели их, когда они поднимались вдоль озера, к палаткам. Одна начала охать, мол мальчик весь в крови и расспрашивать, что случилось. А другая шептала Мироель, что это же сын короля того самого Альянса, с которым дренеи решили заключить союз в борьбе против Легиона. Стало снова максимально неловко. С одной стороны, пыталась ведь помочь, а с другой - может он подумает, что все дренеи словно бы неотесанные дикари, что готовы закидать камнями любое существо, что не похоже на них. Интересно, а боялись ли люди дренеев, когда увидели впервые?
[indent] - Наверное, мне стоит извиниться, - Мироель присаживается рядом с мальчиком и как-то неуверенно добавляет в конце “юный принц”, даже не зная, как принято обращаться к таким людям. Лишь вспоминая, как ребенка называл сам пророк Велен.

+1

6

[indent] Да, на жреца он и правда был мало похож. Максимум на какого-нибудь послушника, вроде тех, что в храме свечи в канделябрах меняли, да воду для служения подносили, а потом ей же ступени мыли. Вне прелах дворца, здесь, где можно ощутить волю, он максимум носил разве-что верхнюю накидку с изображением льва, по которой его отличали от тех же беженцев Гилнеаса, пришедших сюда в поисках ответов, но напоровшихся на закрытые двери покоев пророка, что словно прятался от них и от всего мира. Андуин ощущал себя здесь странно, он всегда был окружен людьми, но не так, как во дворце, здесь у любого находилось занятие куда как важней, чем забота о принце, важные дела, намного важнее наблюдения за ним. Кто знает, будь иначе, возможно всей этой ситуации бы и не было.
[indent] Он попытался стереть кровь из под носа, растирая ее по щеке, Велен предупреждал, что если принц переценит свои силы, то поплатится за это. Думы о всесильности наказуемы и Свет наказывает особенно строго, ломотой в теле и головокружением, напоминая, что это не Андуин владеет Светом, а он сам соизволяет одарить мальчика своей благодатью.
[indent] — Все хорошо, просто перед этим я лечил раненого, вот и истратил силы. — Принц улыбается, прикрывая отяжелевшие веки, нужно было бы заставить себя подняться и как можно быстрее уйти из этого леса, мало ли что еще могло выпрыгнуть из этих странных зарослей и в каком количестве. Возможно стоит попытаться поймать уплывшую накидку, а то некоторые из местных только по ней и распознавали в нем наследника штормградского престола, вдруг опять подумают, что Андуин решил и здесь провернуть свой типичный трюк с побегом и удрать в неизвестном направлении. Хотя зачем убегать из места, в котором всегда открыты двери в любом случае...
[indent] Он не сразу осознает, что произошло, просто чьи-то теплые руки подхватывают его и Андуин по инерции вцепляется пальцами в наплечник, чувствуя, как земля пропадает и ноги болтаются в воздухе. Сначала казалось, что ему просто помогают подняться, но грязноватые и вымокшие сапоги как болтались в воздухе, так и продолжили, ударяя осознанием, что его решили нести на руках... словно маленькое дитя.
[indent] — Нет, нет, нет, нет, со мной все хорошо, я могу идти сам! Пожалуйста... — Андуин пытается вывернуться из хватки, но куда там ему против дренейки, что так свободно махает молотом и выше его в два раза. Андуин чувствует себя мало того, что беспомощным, так еще и стыд красными пятнами отражается на лице, вспыхивает на щеках и на кончиках ушей, он быстро прячет лицо в ладонях, продолжая бубнить, что вовсе он не устал, что может дойти сам.
[indent] Ну замечательно - теперь в чужих глазах он еще и удивительно слабое существо, не способное пройти самостоятельно и несколько шагов. Хорошо, что отец не видит, иначе бы планка его разочарования в сыне, достигнувшая дна, принялась бы копать еще глубже к самому центру Азерота. При воспоминании об отце заныла рука, Андуин аккуратно потер то место, что так неудачно хрустнуло. Неприятная мысль посетила сознание - он и правда слабый, обычная хватка сломала ему кость, а небольшой выплеск сил и он уже самостоятельно не может ходить. Принц вздохнул, прикрыв глаза, на мгновение прислушавшись к ощущением, его несли аккуратно, и правда как малое дитя или хрупкую вещь, а в нос били запахи леса, травы и земли, всего того, что сопровождает охотников.
[indent] На заставе несколько жриц вцепились в него клешнями, одна из них принялась в ужасе ощупывать его грудь, пытаясь тыкнуть светящимися благодатью Света пальцами в его и так вполне целую грудь, что пришлось отмахиваться. Жрицы постоянно повторяли, что ему не следует так уходить, тем более в эти неспокойные времена, разве принц не знает, что с такой занятостью за ним очень сложно уследить. Андуин только невпопад извинялся, чувствуя обиду, сдавливающую его грудную клетку, с ним бегали и носились словно с проказником, который побежал к соседу яблоки воровать и в ходе побега потерял башмаки. Детские прихоти и только.
[indent] Он садится на скамейку, стягивая с себя окровавленную рубашку и ей же пытаясь оттереть остатки уже успевшей засохнуть крови, плюнув на это и просто натянув чистую - смоет с себя остатки позже. Андуин трясет головой, руками растирая уставшее лицо, надавливая на веки, пальцами пытаясь расчесать спутавшиеся волосы, в этот сложный день он даже не знал толком, как себя вести и на что реагировать. Скрипит скамейка, прогинаясь под чужим весом и он вскидывает светлый взгляд, вновь встречая ту дренейку, что спасла его от крылобега у озера. Неловкость сквозит настолько осязаемая, что сейчас того и гляди шибанет током, он не понимает как себя вести, что говорить и что делать. Это вообще нормально для дренеев? Для юного принца они казались занятными, не такими, как большинство рас, ныне живущих в этом неспокойном мире. Как и орки - они были выходцами из другого мира и жизненные ценности, поведение и осознание хорошего и плохого у них было абсолютно другое.
[indent] — Я Андуин. — Он улыбается, протягивая вперед руку. — И это я должен извиниться, прости, что доставил столько проблем... и спасибо, что спасла, там, у озера... и потом несла меня... хотя я мог бы дойти и сам... но это было очень... самоотверженно. 
[indent] Неловкость и собственный стыд диким звоном звучат в голове, Андуин опускает плечи, нервно кусая губу, он все еще толком не знал, как правильно общаться с дренеями. С Веленом было проще - он же пророк, он точно знал, что и когда сказать, всегда мудрый, обо всем сведущий, принц слушал его внимательно, внимая каждому неспешному слову, словно хороший ученик, он не пренебрегал советами учителя. В лично же общении все было куда как странней, те слуги, что приходили к нему убраться или телохранители, что шагали за спиной, не были особо словоохотливыми, предпочитая свою работу делать в тишине и очень скоро Андуин перестал пытаться разговорить сосредоточенных путешественников средь звезд, приняв для себя, что, похоже, они не слишком любят общаться... по крайне мере с людьми. Что не мешало им открывать свои врата для всех, кто искал защиты и пытался бежать от ужасов катаклизма, вызванного аспектом земли.
[indent] — Ты очень хорошо управляешься с молотом, ты знаешь? — принц шаркнул ногой, пытаясь очень стремительно придумать тему для разговора, ведь такую возможность сблизиться с чужой культурой он не мог упустить. — Не каждый такой даже поднять может, я вот даже сдвинуть не смогу.
[indent] Он грустно рассмеялся, демонстрируя свои раскрытые ладони.
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

Отредактировано Anduin Wrynn (2020-02-17 02:46:02)

+1

7

[indent] У дренеев никогда не было королей, главенствующих над всеми. Только жрецы могли вести за собой по пути истинного Света и только их мудрость почитали больше всего. Как и любой дреней, Мироель пойдет за своим Пророком куда угодно. Люди чувствуют тоже самое по отношению к своему королю? Альянс сочетает в себе так много представителей различных рас и все они подчиняются одному человеку? Король людей настолько же мудр, как и Велен? Люди тоже идут к нему за советом в час, когда стоишь на перепутье выбора? Столько вопросов сразу же возникло у Мироель и каждый хотелось задать юному принцу. Только вот вряд ли это сейчас получится сделать, ведь юноша потратил довольно много сил на целительство. Наверное, ему стоило бы отдохнуть и об этом говорили также обеспокоенные взгляды двух жриц. Мироель стоило большого труда, чтобы придержать свое любопытство.
[indent] - Принц Андуин, - девушка серьезно кивает, в некотором замешательстве уставившись на протянутую к ней руку. Подобный жест был незнаком для дренейки, поэтому она не знала, как нужно на это реагировать. Рука Андуина так и застыла в воздухе в ожидании, значит, все-таки нужно было как-то на это ответить. Юноша выглядел довольно дружелюбно, возможно, этот жест был принят у людей при знакомстве? Вопросов становилось только больше. Мироель на удачу протянула ту же руку в ответ.
[indent] - Мироель, - удивление явно читалось во взгляде дренейки, когда принц пожал протянутую ею руку. Мироель вздохнула с каким-то особым облегчением, что хотя бы тут все сделала правильно и не напугала юношу еще больше.
[indent] - У тебя очень холодные пальцы, - Андуин после этих слов довольно резво убрал свою руку, оставив фантомное ощущение холодного прикосновения. - Тебе стоит поесть и согреться, восстановить силы, - юноша и правда сейчас выглядел тем, кому нужна помощь, пусть он от нее упорно и отнекивался. На щеке все еще был след от крови, которую утирал Андуин, когда потратил слишком много сил на целительство. Растрепанные волосы и уставший вид - сложно было распознать в нем сына короля. Андуин скорее походил на обычного уставшего ребенка, на которого свалилось слишком много не по его годам. Во всяком случае, у него ведь наверняка была семья, а значит, юноше уже в чем-то повезло.
[indent] Еще бы мгновенье и тоска снова больно кольнула бы где-то в груди - Мироель была бы счастлива, будь ее семья рядом с ней. Теплые объятия матери, справедливая строгость отца и игры с братом, когда они были еще совсем юными. Наверное, на вид совсем как Андуин. Сколько же ему лет?
[indent] Звонкий, словно переливающийся Светом, голос возвращает в реальность, не давая ступить во тьму страшных воспоминаний. Кажется, это был комплимент.
[indent] - Могу научить, - Мироель снова серьезно уставилась на ладони юноши, не понимая, что значил его жест теперь. Может, он хочет попробовать подержать молот? Кажется, у него и правда не хватит сил - тонкие запястья, дрожащие пальцы. Поэтому дренейка не стала рисковать и отдавать Андуину в руки оружие. Надо будет при случае спросить, что значит этот жест.
[indent] На самом деле, Мироель были очень приятны слова Андуина. Любой дреней, желающий стать паладином, неизменно мечтал быть частью Длани Аргуса - основной военной силы дренеев. Мироель готова была приложить любые усилия, чтобы гордо носить доспехи и гербовую накидку Длани, сражаться рядом с такими героями, как, например, воздаятель Мараад и другие уважаемые дренеи.
[indent] - Ах да, жрецы ведь не носят оружие, - Мироель снова серьезно кивает. Как будто была хоть какая-то вероятность того, что Андуин согласился бы на предложение дренейки. — Значит и молотом тебе не нужно размахивать, - отчего-то собственные слова вызывают улыбку у дренейки. Нередки случаи, когда жрецы становятся паладинами, ведь порой недостаточно залечивать раны после тяжелого боя. Иногда нужно самому дать этот бой. Но вряд ли Андуину придется стоят вместе с другими воинами на поле брани, как это виделось Мироель. Во всяком случае, пока что.
[indent] Две жрицы, что хлопотали рядом над принцем, привлекли внимание возбужденным шепотом. К палатке приближались два Щита - дренеи в блестящих латных доспехах. Щитами называли тех, кто охранял самого Пророка Велена. При всем уважении к мудрейшему жрецу, Мироель всегда казалось, что она рождена, чтобы находиться в самой гуще боя, нежели сторожить чьи-то двери. И все равно дренейка испытывала некий трепет при виде этих блестящих доспехов. Большая ответственность - стеречь денно и нощно покой Пророка Велена.
[indent] «Наверняка они и Андуина охраняют», - вполне очевидная мысль коснулась сознания Мироель. Было бы непростительно со стороны дренеев не уследить за сыном короля Альянса. Мироель снова мельком взглянула на юношу - растрепанные волосы, грязные лицо и одежда, усталый вид. Здесь у любого возникнут вопросы о том, в какие неприятность успел вляпаться Андуин. Будь здесь король, отец мальчика, он наверняка бы мог решить, что это все дренеи виноваты, что не смогли предоставить должного внимания юноше. Мироель почувствовала некий укол стыда - не нужно было отпускать Андуина, когда он побежал за птицей.
[indent] - Принц Андуин, вас ждет Пророк Велен, - наверняка, еще один урок. Это заставляет Мироель опомниться, ведь ей нужно было оттащить две туши лесоногов. Беженцев становилось все больше и дренеям было все сложнее оказывать им помощь. Мироель и сама не помнила, когда в последний раз хорошо спала. После целых дней охоты и других дел, к вечеру начинало болеть буквально все. А люди постоянно были чем-то недовольны и с каждым днем это недовольство выражалось более явно. Они требовали, чтобы Пророк Велен вышел к ним, думая, что в нем спасение от ужасов Катаклизма. Только вот жрец даже дренеям не являлся давно.
[indent] - Повезло тебе. Мы Пророка уже давно не видели, - Мироель говорила это шепотом и с какой-то особенно горькой досадой. - Наверняка у него есть важные дела, поэтому ему пока нечего сказать нам.
[indent] Мироель встала со своего места, разминая спину. Нужно было набраться сил, чтобы сделать еще один рывок. В конце концов, нельзя было разочаровать принца, ведь он так лестно отзывался об умениях Мироель обращаться с молотом.
[indent] - Тебе нужно идти. Будь осторожен, - дренейка хотела было добавить «юный принц», но тут же опомнилась. - ..Андуин.

Отредактировано Miroel (2020-05-05 22:52:53)

+1

8

[indent] У жителей другого мира все абсолютно иное, отличное от того, что видеть привыкли жители здешнего мира неспокойного, оттого столь интересное, вызывающее удивление, желание искать различия, сравнивать то, что может оказаться похоже и, в конечном итоге вопросы задавать – сотни вопросов, которые сейчас в голове у мальчишки крутились. Правда он не мог никак их нормально сформулировать, чтобы вместо бессвязного бредового потока получилось что-то более осязаемое, правильное. Андуин руку дренейке протягивает и видит, как на ее лице замешательство отражается, тут же холодное осознание бьет по темечку, что он что-то не так делает, где-то под ребром колит холодом. Может у них этот жест значит что-то оскорбительное и сейчас за всю проявленную доброту он дренейку просто послал? Он пытается хаотично вспомнить, говорил ли что-то такое Велен, так что там было… про хвосты не спрашивать, рога без разрешения не трогать, ругаться можно, все-равно здешние ругательства никто не понимает, не хулить и не ругать наару и тем более не пытаться оскорбить Свет... Нет, вроде ничего такого.
[indent] В конечном итоге руку она пожимает, что заставляет внутренне смахнуть пот со лба, не хватало, чтобы принц штормградский еще и оскорблял гостей этого мира самым гадким способом.
[indent]  — Эм… я не… прости. – Он руку свою из ее хватки вынимает и быстрее пальцы прячет. Неловкость по его сознанию бьет, словно он и правда что-то не то делает постоянно, на каждом препятствии спотыкается. Но ведь нечто такое и стоило ожидать, от нового мира, от нового места. Он в жизни своей нигде кроме Штормграда и Терамора не был, да и то чтобы к Джайне отправиться приходилось у отца разрешение вымаливать, настолько сильно тот не хотел отпускать сына за белокаменные стены крепости.
[indent]  — О, нет, у меня… как-то таланта к оружию нет.  — Совсем нет, настолько, что нигде он особых успехов не добился, разве что в стрельбе из лука, так, совсем чуть-чуть, чтобы просто не быть хуже других. Принц осознает, что все мечты отца о том, что его сын станет великим воином и прославит род Риннов разбились о неумение его сына, полнейшую бездарность на этом поприще, он словно… неуч какой-то, что в глазах отца читает только бесконечное разочарование. И более ничего на самом-то деле. Отец постоянно повторял, что в его возрасте уже чего-то значительного добился, уже смог покорить высоты и стать кем-то, кого могут назвать королем. Андуин же… он далеко не Вариан, очень даже не он. И с каждым разом различия эти все шире пропасть между ними разевала.
[indent] Щиты появились, сопровождаемые оглушаемым грохотом своих доспехов, что светились в прямом смысле этого слова, огромные, словно скала, такие же неумолимо серьезные, они на Андуина смотрели как на какую-то зверушку занятную, которую надо обратно в загон отогнать, покуда вечер не наступил. Не самое приятное ощущение, на самом-то деле, но и плохого ничего они ему не делали, так и опасаться их не стоит.
[indent]  — Да, я уже иду. – Он на ноги поднимается, отряхивая новую рубашку, грязь никуда не делась и появляться так перед пророком не самое приличное, где-то в закромах сознания Уилл уже в обморок падает от такого облика его юного принца и откачать будет сложновато, хорошо, что настоящий Уилл далеко и вида его внешнего не оценит. Андуин разворачивается к своей новой знакомой, теребя пальцы в волнении – она другая, более… открытая, куда как больше безразличных ко всему кроме своего долга щитов или жриц с их гиперопекой, которые в нем маленькое совсем дитя видят очень шкодливое.  — Я не… мне было приятно с тобой познакомиться, Мироель и спасибо еще раз, что помогла у озера. Если хочешь, то мы можем встретиться потом и… поговорить.  — Он ощущает, как красными пятнами покрывается и щеки горят.  — То есть, если тебе будет интересно… мне вот с тобой было интересно… я пойду.
[indent] Попытка не выглядеть идиотом провалилась и весь путь до палат учителя, он ощущал, как уши горят огнем. Но даже погружение в собственные провалы не могли отгородить о того состояния, в котором пребывал Экзодар, наполненный, как жителями здешними, так и беженцами, что скрыться пытались от Катаклизма, их захлестнувшего. Он ощущал взгляды, на него направленные, все знали, что юный принц идет к Велену, к тому самому Велену, что всех остальных сейчас игнорирует, что отгородился высокими дверьми и не открывает на мольбы и просьбы, считая их всех, каждую их жизнь незначительной. Андуин под этими взглядами ежится, глаза в пол опуская, лишь только щиты его укрывают, за их массивными фигурами он словно ничто. Проскальзывая в покои пророка, где массивными дверьми общий гул отгораживая, отрезая всех остальных. Велен на том же месте был, где с ним вчера Андуин попрощался, его глаза белесые смотрели в потолок, и он явно не ровными гранями любовался.
[indent]  — От тебя пахнет кровью. – Пророк взгляд на него всего на секунду обращает, рассматривая худую фигуру своего ученика и убеждаясь, что падать замертво перед ним он не собирается. – Все хорошо?
[indent]  — Я здоров, учитель. Просто помогал беженцам под стенами. – Велен коротко кивает и вновь взгляд свой устремляет в никуда – что он видит там, в полнейшем ничто? Какие видения ему приходят? – Вы знаете, людям бы сейчас очень пригодились ваши советы, учитель.
[indent]  — Есть вещи намного важней, нежели Катаклизм, Андуин.  — Пророк брови хмурит густые и седые, словно разговор этот ему совсем не нравится. – Впрочем, неважно, ты здесь для того, чтобы новые знания получать. Так приступим же…
[indent] Принц коротко вздыхает, опуская плечи, здесь за этими плотными стенами не увидеть, как плохо народу, как он страдает и какие слова кидает в сторону закрытых дверей покоев Велена, что словно специально ото всех сбегает.
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

+2

9

[indent] Кажется, прошла всего пара дней, но и они слились будто бы в один единственный час. А все от того, что напряжение между беженцами и дренеями накалялось с невероятной скоростью. Люди все больше и больше требовали внимания пророка, но как же его [это внимание] выпросить, если Велен и своему народу уже неприлично давно не являлся. 
[indent] В конце концов, все дошло до первого открытого конфликта. Несколько мужчин толпой навалились на дренея, что носил коробки с провизией. Тот ожидаемо начал защищаться и ранил одного из нападавших. Работающие рядом дренеи поспешили на помощь, чтобы разрешить конфликт, но люди уже начали отступать, и кто-то из них кинул камень, попавший в голову одной из дренеек. Следом полетел еще один, и еще, но кто знает, чем бы это кончилось, если бы не подоспели несколько Щитов. Люди, раздосадованные тем, что пророка им снова не дали увидеть, отступили, понимая, что они не то, что в численном меньшинстве, но и один дреней с лихвой уложит целую толпу, будучи сильнее физически. Людям оставалась только их собственная злость и отчаяние, что и заставляли видеть врагов в лице союзников.
[indent] Мироель тоже была там, увидев конфликт, поспешила на помощь, но дренейка совсем не ожидала, что люди будут настолько агрессивно настроены. Им не нужны были ни целительство, ни дом, который им дали, ни что-либо еще. Они хотели лишь увидеть пророка, ждали невесть какого спасения, будто оно само к ним явиться должно. Но так ведь не бывает. Дренейка вдруг почувствовала, насколько злоба переполнила ее сердце - не одни эти люди что-то потеряли в своей жизни. Пылающий легион преследовал дренеев в каждом из миров, где те пытались ужиться. Демоны уничтожали каждого, кто попадался им на пути; жгли земли так, что те никогда в жизни уже не стали бы плодородными. Дренеи воочию видели все эти ужасы, сражались за свою жизнь, за свой дом. Множество пали страшной смертью. А люди только и знали, что винить всех вокруг в своих бедах. Если такова их натура, то Мироель не хотела бы никогда жить среди людей.
[indent] Собственные мысли кажутся страшными, словно бы о таком и думать нельзя. Дренеи ведь вторглись на чужие земли и их не прогнали прочь, попытались принять, заключили союз. Нужно быть добрее к людям, терпимее, помочь им пережить это горе, но как, ведь если они и помощи не принимают. Все твердят о том, что Велен должен спасти всех. Но как, если он даже и дренеев спасти не смог?
[indent] Мироель жмурится со всей силы, так, что глаза болеть начинают. Сидит на берегу реки, голову руками закрывает. Дренейке нестерпимо больно от этой злости, что закралась в сердце. Хочется молить Свет, чтобы дал сил погасить в себе эти черные чувства, и только слезы градом сыпаться начинают. Не только люди устали от разрушений и потерь, не только им страшно, не только они не знают, как им быть. И кажется логичным, что нужно самим попытаться достучаться до Велена. Если он не слышит мольбы своего народа, нужно показать ему, насколько необходимо внимание жреца всем, кто теперь живет у Экзодара. Ведь кто знает, чем может закончиться следующий конфликт. Не исключено, что дренеи и люди начнут убивать друг друга. От одной этой мысли снова больно защемило в душе.

-----

[indent] Наверное, это очень глупо, вот так просто взять и пойти к покоям пророка, но Мироель и сама уже словно с верного пути сбилась. Казалось бы, Азерот новый дом дренеев и они должны помогать защищать его. Да, многие грезили тем, что однажды смогут вернуться на Аргус, но сама Мироель отчего-то не верила в эту затею. Дренейка ведь никогда не была там, лишь испытывая некий трепет в душе, словно пред недостижимой мечтой, когда раньше, совсем еще юной Мироель родители рассказывали, насколько был красив их родной мир. Тогда в голове не укладывалось, что может быть что-то прекраснее лун Дренора и его неба.
[indent] Азерот был другим, может, слишком простым даже, но после множества лет бесконечных скитаний начинаешь ценить, когда над головой ясное небо и природа отзывается к тебе добром. Когда люди вокруг готовы помогать другим преодолевать те беды, что порой нескончаемым градом льются на головы. Не все ведь такие, чьи сердца полны злобы и отчаяния. Мироель отчего-то вспоминает принца, как он даже птице, казалось бы агрессивной, помочь все равно хотел. Несмотря даже на то, что у самого все силы кончились, все равно тянул руки в желании исцелить чужие раны, не обращая внимание на свои собственные. Таких, как он, хочется защищать, если уж сам не можешь о себе позаботиться и только о других думаешь. Странно, но при мысли об Андуине прежняя злость отступила и сердце словно бы наполнилось целительной силой Света. Мироель снова напомнила себе, что нельзя забывать - не все люди погружаются лишь в свои собственные проблемы, забывая о боли других.
[indent] Дренейка остановилась на полпути ко входу в сам Экзодар, засомневавшись в собственном решении. Андуин ведь единственный, кого все это время к себе пускал Велен, но неправильно взваливать на плечи ребенка тяжбы всего народа. Но и не спросить о пророке было бы неправильным. Мироель решает вернуться в лагерь, узнать у жриц, где можно найти принца, но словно бы сами Наару подтолкнули к верному пути. Андуин шел по тропе, ведущей из Экзодара, наверняка после очередного урока Велена. Мироель спешит навстречу, сама невольно рассматривает принца - не поранили ли его? Хотелось надеяться, что Андуин не знал про конфликт, что произошел утром и сам там не был. Люди ведь и ему навредить могут, совсем ничего пред собой не видят, когда отчаяние застилает их взор.
[indent] - Принц Андуин, - Мироель осматривается, нет ли поблизости Щитов и тут же мысленно ругается о подобной беспечности. Кажется, лесоноги все же не самая большая опасность, на которую теперь здесь можно наткнуться. - Выглядишь сегодня отдохнувшим, - уголки губ дернулись в улыбке и пришло некоторое внутреннее облегчение. Кажется, принца и правда не было в том конфликте. Но, наверное, все же стоило бы ему рассказать. Может, будет лучше, если и сам король узнает о происходящем?
[indent] - Не стоит тебе здесь одному ходить, - и все равно язык не поворачивается принца о помощи попросить. - Могу проводить, если хочешь.

+1

10

[indent] Каждый его последующий урок был битвой, невозможной, заведомо проигрышной, без надежды выстоять. Андуин на поле боя всегда был плох, можно сказать, что он был просто ужасен, видя в глазах своего отца тень разочарования, осознания, что сын его не похож абсолютно на отца, ни внешне, ни внутренне. Но Андуин не считал это чем-то плохим, он никогда не хотел быть более юной копией Вариана, никогда не хотел идти по его стопам и, каждый раз, когда при нем опять поучали, что вот в его возрасте Вариан уже многого добился, оставалось лишь только глаза закатывать. На него смотрели, как и всегда, как на дитя, на ребенка, который и горазд только, что играть, да предаваться мечтам о несбыточном и от этого что-то внутри сердце в своей лапе сжимало - то обида растекалась в его душе. Не смотря на то, что он был принцем, что Свет призвал его, в глазах остальных он оставался всего-лишь маленьким ребенком. Так и Велен сейчас считал, повернувшись к нему спиной и вновь отдавая себя в полнейшую пустоту, всматриваясь в будущее и совсем не беспокоясь о настоящем.
[indent] — Вам совсем не интересно? — он не успел прикусить язык. Обида выплескивалась через края и заставляла сердце стучать сильней, а собственное эхо сознания действовать отдельно от рационализма. Это возымело действие, голова пророка чуть наклонилась и он явно расслышал его слова. — Вам совсем не интересно, что происходит?
[indent] — Я ведь говорил, есть вещи намного важней... — Велен вновь стал поворачивать голову обратно, вновь в свой транс невозможный возвращаться, к вечным своим полетам во сне. Он однажды показал Андуину, как Легион расправился с одним из сотен миров, как разорвал его на части не оставил ничего, а ему не оставалось ничего, кроме как смотреть и плакать, скорбя по миру и по живым существам, что отныне навсегда потеряны.
[indent] — Чем мы? — В нем не было сейчас скорби, но было нечто другое - раздражение. Его раздражало то, что происходит, это скребло изнутри острымы когтями, зудело. Наверное, так себя постоянно чувствовал Вариан. — Чем маленькие букашки, не достойные внимания пророка?
[indent] — Я этого не говорил. — Голос пророка стал громче, разнесся над сводами корабля упавшего, наконец его ученик полностью привлек внимание своего учителя, заставляя выйти из обычного транса.
[indent] — Но вы имели это в виду, не так ли? — горечь плескалась вместе с обидой. Она в нем кипела, как в котле. — Они ведь вас обожают. Беженцы. Никогда не видели, но обожают, они считают вас воплощением Света, великим пророком, что видит будущее и знает ответы на все вопросы. Вы для них маяк во тьме... — Андуину хотелось бы сказать, что и для него он тоже таким был. Пророк указал ему путь отличный от того, на который упорно его отец пихал, который ему все пророчили, он сказал, что можно нести Свет, помогать людям, не оставлять нуждающихся в беде и в жизни искать смысла больше, чм в смерти. Но сейчас перед ним был просто старик, так сильно погруженный в собственное сознание, что ему нет дело ни до одной из жизней. Принц крепко стискивает кулаки, ногтями в ладонь впиваясь - он ощущает разочарование и обиду...


[indent] Андуин покинул покои пророка сам, оставил его одного. Этот разговор вымотал его, он его иссушил. Более всего народ желал мудрого слова, наставления, указания, что делать и как поступить. Каждому нужна длань его направляющая, что покажет, как нужно действовать, а без нее ты на перепутье и остается лишь только разочарование, потерянность и страх. А со страхом приходит обида, за ней ярость и в итоге ничего кроме злобы не остается внутри. Андуин шагал вдоль холлов, освещенных ярким лиловым светом, окружающие дренеи на него не особо так внимание обращали, даже больше, они были чем-то так поглощены, что не одаривали мальчишку мимо них идущего и взглядом. Пророк ничего не сказал ему, так что, думалось, дело было в триумвирате, что отдал своему народу какой-то приказ. И вновь, принц словно котенок слепой во все углы несоизмеримо тычется и не может пути правильного найти. Перед глазами опять мир чужой, разорванный, убитый, жизни лишенный. Да, Легион был страшен, но разве Смертокрыл не такая же угроза? Он тоже готов все живое истребить, как и Король Лич. Разве его мир не заслуживает спасения? Или они всего-лишь перевалочный пункт для путешественников меж звезд. Незначительное приложение к этой планете...
[indent] Собственное имя словно ударом меча обрушивается, заставляя вздрогнуть и отпрыгнуть в сторону. Он вскидывает голову и видит перед собой дренейку, которую встретил у озера, медленно выдыхая. Ему нельзя, наверное, бродить одному, но щиты оставили его, даже внимание не обратили, когда он вышел из покоев их пророка, а более никого он на корабле не знал, дренеи его сторонились, словно опасались, а может и правда считали слишком незначительным. Ведь пусть он и был принцем - он все еще оставался человеком. А пророк уже продемонстрировал, что дела ему до них абсолютно нет.
[indent] — Мироель. — Он нервно сглатывает, опуская плечи. Он бы себя не назвал отдохнувшим или здоровым, скорее наоборот, разбитым и опустошенным, последняя надежда в нем гасла, как свеча догорающая и что делать, он даже толком и не представлял. — Да, спасибо.
[indent] За эти несколько дней многое изменилось, пророк показал ему такое, от чего кровь стынет в жилах. Наверное, он хотел поделиться своими видениями, но боль от того, что в итоге Андуин лицезрел, слишком глубоко в него забралась. Пора взрослеть - вещал ему внутренний голос, слишком сильно похожий на отцовский - как долго ты будешь витать в облаках и надеяться, что все можно решить мирным путем. Ему бы о своих тревогах поделиться, но взваливать их на чужие плечи, тем более дренейки, что до этого ему только помогать пыталась, он считал недопустимым. Не нужно ему плакаться, что пророк его ни во что не ставит, что ему все-равно и не слышит он того, кого учеником своим называл.
[indent] — Я не думаю, что хочу в лагерь. — Он на миг морщится. Там был его народ, беженцы из далекого Гилнеаса, те, кто старался спастись от катаклизма. Они плыли сюда в надежде, что Пророк скажет им что делать, укажет им правильный путь,  а встретили их только двери закрытые. И разочарование, смешанное с обидой, что он и сам ощущал внутри себя, давали о себе знать, они выливались в ярость, они выливались в недовольство. И костром они вспыхнут ярким - всегда вспыхивали. Андуин знал, точно так же Братство Справедливости пыталось все сжечь свей яростью и только кровью удалось все это затушить. — У меня голова от всего происходящего раскалывается и я не уверен, что в лагере мне станет лучше.
[indent] Лишь только тяжелей, он же принц, в конце концов и на него люди тоже смотрят выжидающе, он единственный, кого Велен к себе все еще пускает,  а возвращается он без новостей и полностью опустошенный. Это явно не то, что ожидают услышать жаждущие утешения и помощи, но это все, что им в состоянии дать сам Андуин.
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

Отредактировано Anduin Wrynn (2020-06-03 18:14:29)

+1

11

[indent] Если Щиты позволили себе подобную беспечность, оставив принца одного, то стоило бы занять их место. Хотя бы на время. Возможно, у охраны Пророка было поручение важнее и внутри Экзодара было также неспокойно, как и в лагере людей, но принцу и правда пора было отвлечься от всех напастей, что поджидали будто бы за каждым углом.
[indent] Андуин был прав — возвращаться в лагерь было не самой лучшей идеей. Сейчас там царила атмосфера еще большего напряжения, чем прежде, и это могло лишь сильнее ранить человеческого принца. Но не все раны можно исцелить, вознося свои мольбы Свету.
[indent] Былая бодрость, которая виделась дренейке, тает в Андуине стремительно, сменяясь беспокойством. Неужели он всё-таки знает про конфликт в лагере? А может, у него случился неприятный разговор? Рука сама тянется к плечу юноши, ободряюще то сжимая. Меньшее, что сейчас хотелось бы, это оставлять принца наедине со своими печалями. Мироель знала, насколько это тяжело и насколько это сбивает с пути. Сама ведь недавно сидела рыдала у озера и ведь не расскажешь никому о таком. Пусть хотя бы Андуин знает, что он здесь не чужой, ни среди своих людей, ни среди гостей Азерота.
[indent] — Если тебя что-то беспокоит, ты можешь рассказать мне. Если, конечно, захочешь. Возможно, я чем-то могла бы помочь, — Мироель внимательно смотрит на Андуина, пытается уловить его настроение, а тот лишь расслабленно плечи опускает, словно груз тяжелый пытаясь скинуть. Дренейка поглаживает плечо юноши, будто это поможет освободиться от тяжелой ноши.
[indent] — Если не хочешь в лагерь, тогда могу показать тебе Экзодар, — в голосе на мгновение слышится неподдельное воодушевление. — Это конечно лишь малая часть того, что осталось от Крепости бурь, но он все равно красив внутри. А еще там есть малыши элекков, ты ведь уже видел элекков? У них длинные бивни и мощные ноги, когда они вырастают большими. Мы приручили их когда-то на Дреноре, уверена, они бы понравились тебе. Славные и добрые создания, если к ним хорошо относиться. Лучше их не злить, конечно, — Мироель могла бы многое рассказать и про свою родину, и про дренеев, но Андуин похоже сегодня был не очень настроен на разговоры. И ведь впервые за долгое время мысли о родном доме не вызвали в Мироель печали. Только нечто теплое ютилось в сердце — радость того, как всё-таки дома было хорошо. Мироель готова была поделиться этим теплом воспоминаний и с юношей, рассказать ему о том, как когда-то был прекрасен Дренор. И на Азероте снова будет хорошо, несомненно, лишь только не стоит отчаиваться.
[indent] — Я вчера нашла гнездо того лесонога, похоже, он чувствует себя хорошо. Конечно, я издалека наблюдала, подходить близко к его матери было бы опасно. Ты молодец, что помог этому птенцу. Знаешь, ты очень сильный и смелый, — дренейка улыбается широко, пытаясь отвлечь Андуина от его тяжелых мыслей. — Могу показать тебе, где оно. Посмотреть издалека, если хочешь.
[indent] Мироель отчего-то кажется, что все ее попытки отвлечь принца словно волны бьются о непоколебимые скалы отрешенности. В первую их встречу Андуин выглядел действительно бодрее, несмотря на свою физическую истощенность. Неправильно было вынуждать ребенка на себе столь тяжкий груз нести, что заставлял его теперь стоять, опустив взгляд.
[indent] — Если нет сил идти, я могу тебя снова понести. Ты конечно тяжелый и крепкий, но если это поможет, я к твоим услугам, — Мироель улыбается добродушно. Она помнит, как юноша за ладонями лицо свое прятал, как кончики ушей его краснели. Дренейке была непонятна такая реакция и хотелось надеяться, что она не оскорбила этим Андуина, но воспоминание об этом, как ей казалось, должно было выдернуть принца из тяжелых мыслей.
[indent] — Или мы можем прокатиться на элекке. Его зовут Тазор. Он, как и другие, тоже сейчас немного напуган происходящим. Но очень добрый, хмурый правда. Я думаю вы бы подружились. Я знаю его с тех пор, как он был еще совсем маленьким крохой. Знаешь, он тоже как-то пытался подружиться с лесоногом, но тот убежал, испугался большого незнакомца.
[indent] Мироель замолкает внезапно, понимая, что люди всё-таки их тоже боятся. Дренеи для людей те самые “большие незнакомцы”, нечто выше их понимания и оттого они возлагают слишком большие надежды на неизвестного всем Пророка.
[indent] — Просто не хочу, чтобы ты бродил в одиночестве.

Отредактировано Miroel (2020-09-23 11:22:57)

+2

12

[indent] Что-то в округе было не так, это непросто объяснить, но все же дренеи были не такими уж и непохожими, если сравнивать, если вдаваться глубже и перестать отличиями границы проводить. Пророк был тому доказательством кристально чистым, с первого взгляда воплощением самого Света, всезнающим и великим, за всем этим скрывалась печаль столь знакомая, давящая огромным грузом, усталостью старого человека, которую следовало скрывать от остальных, дабы и их не лишать надежды. Окружающие тоже были заняты чем-то неизвестно-важным, в свои дела погруженные настолько, что и не замечали столь незначительного в их сравнении штормградского принца. Они вообще не понимали само по себе слово "принц", те же гилнеасцы, пришедшие сюда за помощью, были куда как более понятны, склоняя при нем голову, держа дистанцию, как и положено с теми, кто по сословию намного выше.
[indent] Андуин растерянно проводит по волосам, пытаясь пальцами расчесать запутавшиеся пряди, далеко вид не королевский, но что уж поделать, дворец далеко, слуг у него тут по сути и нет, он сам себя в такое положение поставил, убежав из дома фактически, оставив все позади. Иногда он думал, что и правда стоит вернуться, хотя бы поговорить с отцом, Джайна сказала, что он сожалеет о том, что произошло, что не хотел делать ему больно и это вышло случайно. Возможно, он бы даже простил отца, но ведь это был уже не первый раз, кто сказал, что не будет последним...
[indent] Чужая рука ложится на плечо, и принц вскидывает голову, рассматривая его собеседницу. Тепло чужой руки возвращает в реальность, заставляет вернуться обратно, на какой-то момент забыть о тяжелых мыслях, которые в голове летают тревожным хороводом, носятся в разные стороны диким ураганом. Дренеи другие, часть эредар, что когда-то давно уже приходили на их земли с не самыми благими намерениями. Обычный люд опасается их просто потому, что они так похожи на тех своих родственников, что присоединились к Легиону и теперь несут свою ношу в виде вложения в уничтожение миров. Андуин смотрит на свою новую знакомую и не видит в ней ничего пугающего, рассматривает плавные черты лица, яркие светлые глаза, чуть загнутые назад рога, дугообразной формы и эти странные отростки, что растут из-за ушей, на секунду ловит себя на мысли, что не знает, какие они на ощупь, такие же как и вся остальная их кожа или нет. До боли прикусывает щеку с внутренней стороны, пытаясь отогнать подобное, он не говорил еще с Веленом по поводу того, что может считаться оскорблением и какие у них грани дозволенного.
[indent] — У меня все хорошо. — Принц улыбается, как ему кажется, достаточно искренне, чтобы в этом уверить, у него и правда все хорошо, по сравнению с другими несчастными, у него все просто прекрасно. — Просто пророк... кажется он все больше замыкается в том, что будет, а не в том, что есть сейчас. И я думаю... как вам, наверное, тяжело из-за этого.
[indent] Не видеть и не слышать того, кто ведет вас, кто обязан защищать вас. Вариан всегда говорил, что солдат должен видеть своего короля как на поле боя, так и вне его, всегда знать, что он тут не один и что тот, кто приказы отдает такой же живой, из плоти и крови, защищающий тоже, что и ты, а не просто сухие приказы откуда-то из-за плотных стен. Это помогает осознать всю нужность даже самых незначительных дел, показать, что даже малое вносит общую лепту. Здесь такого, увы, не было, тут была только растерянность, страх и боль, а Андуин был слишком незначительным и чужим, чтобы сделать хоть что-то.
[indent] — Да, я их помню, очень красивые создания и еще ваш конюший сказал, что они своим носом могут всякое поднимать словно рукой. — Он на мгновение запястьем вертит, словно хоботу элекков подражая. Эти животные были странными, не такими, но все-равно дико притягательными в своей непохожести, прямо как те, кто их сюда и привез на своем корабле. Андуин тихо смеется, его новая знакомая отчаянно пытается отвлечь его, так, порой, делал Болвар, когда отец опять был не в духе и они с ним в очередной раз ругались, постоянно пытался его на что-нибудь да переключить, неважно на что, однажды даже рассказал, что письмо дочери сочиняет, не знает как продолжить, готов был увлечь даже в что-то неоспоримо личное, лишь бы не в тяжкие думы.
[indent] — Ты... ходила проверить как он? Это... — он на мгновение вскидывает брови, смотрит прямо в сияющие глаза, не зная, как подобрать слова. — Удивительно. — Животное лишь животное, таков закон природы, оно слабее, оно глупее, оно в данном случае существует лишь для того, чтобы накормить, чтобы быть использованным. Закон природы жесток, но это закон, что обязан соблюдаться, проявление жалости в данном случае лишь слабость и невозможность адаптации к выживанию. Эти правила, что продиктованы их жестоким миром, полных войн и распрей. Никто на его памяти не пытался такого сделать. — Ты удивительная.
[indent] Уши и шею заливает краска, это не то, о чем хочется вспоминать, его период слабости, невозможности даже стоять на ногах. Это то, что никогда не должно происходить с кем-то сильным и стойким, это то, что никогда не должно  было происходить с ним. По-настоящему сильный человек никогда бы не позволил с собой такого произойти, еще одно напоминание о том, насколько он, Андуин, немощен, по сравнению с другими, насколько многое он не может выполнить, что для других обыденность, столь легкая. Он смотрит на собственные руки, пальцем растирает мозоли на ладонях, которые стали потихоньку исчезать - это от тетивы, от рукояти посоха и эфеса меча, который его в Штормграде заставляли таскать постоянно. Он позволил себе забыть то, кем он является, кем должен быть в конечном счете.
[indent] — Ты мне поможешь? — принц штормградский набирает в грудь побольше воздуха, он и правда позабыл, кем является, несносным ребенком, не умеющим слушать приказы других. — Мне нужно в покои пророка, поговорить с ним без лишних глаз и ушей. Убедить... попытаться еще раз. Сделать хоть что-нибудь. — Не быть бесполезным и немощным настолько, что только на руках и остается носить. Он даже не знал, что скажет Велену, примерно представлял, что за такое он вполне может оказаться в местном аналоге тюрьмы, а может вездесущие щиты и его угрозой посчитают. Но не попробовать он не мог. 
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

+1

13

[indent] Слова о Пророке и беспокойство за чужую судьбу тронули сердце дренейки. Та задумалась на мгновение, взгляд опустила, губы поджав. Это действительно было так - сами дренеи были растеряны не меньше людей, так давно они не видели Пророка рядом, не слышали его слов. Велену было доступно больше, чем людям, чем другим дренеям. Свет озарял его ярче остальных, давал огромную силу, но вместе с тем и груз ответственности за других. Мироель видела нечто схожее и в Андуине - столь юный жрец, но уже так болеет за судьбы других, даже не так хорошо знакомых ему существ. Кто знает, может однажды и он станет для людей тем же, кем Пророк был для дренеев - той путеводной звездой, которая прокладывала путь в странствиях среди множества звезд и других миров. Спасением, надеждой.
[indent]А пока бы ему быть простым ребенком, радоваться простым вещам, быть с семьей. Многие лишены этого счастья.
[indent] - Ты прав, Пророк теперь нечасто появляется перед нами. Если честно, на моей памяти это впервые, чтобы он настолько замкнулся, - разные мысли возникают у дренейки и одна хуже другой. Может, Пророк увидел конец и этого мира? Ему страшно или тоскливо от увиденного? А может, он и вовсе затерялся на своем пути, но помощи просить не у кого, большинству недоступны те знания и истины, что открыты Велену. - Но тебе не стоит беспокоиться об этом. Я верю в Пророка Велена. Если бы не он, может, нас бы здесь и не было. Ну, меня так точно, - Мироель коротко усмехается, шутить пытается, но за этой шуткой таились не самые приятные воспоминания.
[indent] - Никогда не стоит терять веру. Пророк всегда учил нас этому, делюсь этой мудростью с тобой, - дренейка широко улыбается, легонько потрепав принца за плечо. Вздыхает облегченно, когда получается отвлечь Андуина сторонними разговорами. Пришлось даже приложить большие усилия, чтобы не схватиться за живот от смеха, когда юный принц изображал элекков. Неужели они выглядели настолько странно и смешно со стороны? Легкое смущение накатывает на Мироель, когда ей становится любопытно, что Андуин подумал, когда впервые дренеев увидел. Также забавно их изображал бы или может эмоции были не настолько позитивными?
[indent] - Конюший, - повторяет дренейка и чувствует, что еще больше смущается, не понимая, кого именно имеет ввиду Андуин. - Д-да, элекки довольно выносливые и сильные. Могут перевозить нескольких дренеев либо большие грузы. Но они почему-то очень боятся каких-то маленьких существ, которые в таких же маленьких норах живут к краю леса, ближе к холмам. А еще не любят фулборгов. Может, потому что они похожи на тех маленьких существ - зубы также торчат во все стороны, пахнут странно, смотрят так, как будто вот-вот набросятся, кошмар, - на Острове Лазурной и Кровавой Дымки немного дружелюбных созданий. Кто-то был отчасти разумен, но агрессивен к незнакомцам, а кого-то свела с ума магия. К тому же, дренеи и с эльфами успели здесь познакомиться, правда, не с самыми лучшими их представителями. Те лишь жизненные силы из земли вытягивали да творили странную темную магию, непонятную для Мироель. - Азерот удивительное место.
[indent] Наверное, так оно и было. Сколько бы Мироель ни скучала по Дренору, назад вернуться уже никогда не получится. Приходилось привыкать жить здесь, в новом мире, узнавать его и уживаться с местной природой. С людьми, что населяли этот мир.
[indent] С теми самыми людьми, что устроили утром потасовку в лагере, напав на дренея. Нехорошо так вышло. Андуин расстроится, когда узнает. Даже неловко было слышать от него слова похвалы. Это ведь она была? Мироель пока было сложно понимать, что на самом деле имеет ввиду принц в своих словах.
[indent] - Я просто подумала, что для тебя это было важно. Ты ведь так помочь птенцу хотел, - Мироель смотрит удивленно на принца, пока тот так открыто в ответ смотрит. Он в действительности удивлен, поражен? Это и правда было восхищение? Тяжело. - Я рада, что ты доволен, - ведь доволен? - С-спасибо. Т-ты.. Ты тоже удивительный.
[indent] На фоне других людей Андуин и правда был другим. Таким открытым, добродушным. Не всегда понятным, но Мироель не видела в нем той злобы и обиды, что были в других. Словно принц и сам был из другого мира. Вот уж правда удивительный. Точнее не скажешь.
[indent] Вот бы и другие были хотя бы немного на него похожими.
[indent] - Конечно, для этого я здесь, - Мироель смотрит на принца внимательно в ожидании. Почему для него так сложно просить других о помощи? Хотя, может, дренейке просто кажется. - В покои Пророка? Хм. Там всегда стоят Щиты, насколько я знаю, на входе. Ты их видел - высокие, в броне, - ну конечно видел. - Нужно отвлечь их, чтобы они покинули свой пост, так ведь? - на самом деле, был один вариант, и даже придумывать ничего не пришлось бы. Андуин, возможно, расстроится, когда узнает, но если он хочет к Пророку, попытаться убедить его помочь, то эти знания могут помочь. 
[indent] - Хорошо, давай попробуем, но тогда у меня есть ответная просьба, - дренейка молчит мгновение, смелости набирается. Чувствует себя словно бы на месте Андуина, сложно просить помощи в таком деле, особенно юного человеческого принца. 
[indent] - Сегодня утром в лагере произошло кое-что. Люди напали на дренея, он защищался, случайно ранил одного из людей, завязалась драка, людям нужна была помощь, но они не подпускали к себе целителей, да и те боялись подходить, - Мироель говорила быстро, будто если закончить побыстрее, станет полегче. - Там были и Щиты, они помогли сгладить происходящее. Возможно, они еще там, следят за порядком и Пророк пока что один. Но не мог бы ты ему рассказать об этом? Не знаю, дошли ли до него вести, но думаю узнай он о происходящем, он бы не оставил это просто так, обязательно бы вышел сам решить конфликт. Но Велен так и не появился. Уверена, он просто не знает, что происходит в лагере. Ты очень поможешь, если расскажешь Пророку об этом и... Извини, что не рассказала сразу.
[indent] Мироель стыдно, что не хотела говорить, умолчать пыталась. Глупо, наверное, было. Андуин еще решит, что его обмануть пытались или просто не считают важным, чтобы сообщать такое. 
[indent] - Я с тобой пойду, на тот случай, если там кто-то будет и тебя не пустят к Пророку. На днях должны были вернуться воздаятели, не знаю, здесь ли они уже. Обычно они собирают совет, Велен тоже там присутствует. В таком случае поговорить с ним будет еще сложнее.

Отредактировано Miroel (2021-01-12 20:31:58)

+1

14

[indent] Он внимательно смотрит на дренейку, на ее растерянность и осознает, что оказался прав. Даже сами эредары не понимали, что происходит с их правителем, с последним из трех. Нет ничего хуже неизвестности, тем более от того, кто обязан знать все, кто обязан вести. Отец постоянно говорил, что Андуин не должен в себе замыкаться, не должен уходить в своих мыслях как можно дальше и всего себя посвятить своему народу, быть для них опорой и гарантом стабильности, даже если самой стабильности нет ни на йоту, хотя бы сделать вид, что ее немного существует. Он до сих пор до конца не понимал смысла этих обязанностей, но не мог признать, что подобное необходимо. Особенно в столь нестабильные времена.
[indent] Что там происходит сейчас, за океаном. Так ли сильна оппозиция, какой она была до смерти Ван Клифа, какие очередные темные тайны кружат вокруг его дома и других земель, что теперь считаются частью их собственной вотчины. Иногда от политики и правда начинает болеть голова, но все лучше, чем позволить всем в очередной раз сцепиться и начать драть друг другу глотки.
[indent] — Драка? — Андуин на секунду замер. — Беженцы напуганы, — в конечном итоге он кивает, — он пришли сюда в поисках ответов, но на деле удаленный остров може стать западней, если что-то пойдет не так. У них больше нет дома, они потеряли родных и любимых, а еще не знают, доживут ли до завтрашнего дня. Не удивительно, что страх привел к конфликту...
[indent] То, что он не одобрял подобных действий, не значит, что он их не понимал. Большинству сюда прибывших многого и не нужно, лишь только крыша над головой и уверенность, что эту зиму они переживут, как и последующие. Но вместо этого их встречает неизвестность, а все их правители столь далеко и столь отстраненные...
[indent] — Нам нужно к учителю.
[indent] Андуин словно кивает сам себе, полностью утверждая этот план. О том, как он пройдет мимо огромных дренеев, обернутых в массивные латы, он подумает по мере приближения к нужной точке. Да и вообще, как говорил мастер Шоу, проблемы нужно решать по мере их поступления, а то так и запутаться можно. Он светлые волосы опять зачесывает назад, убирая со лба, чтобы не мешали. Остров этот казался чем-то странным, даже трава под ногами была какая-то другая, словно и не с мира этого, а может это все магическое влияние эльфийского древа, которое растет чуть поодаль. Если вскинуть голову и прищурить глаза, то среди облаков можно узреть выглядывающие лиловые кроны, огромные и массивные, приютившие под собой целый народ.
[indent] Земля под ногами дрожит и Андуин на мгновение замирает, точно так же земля дрожала, когда мимо пронесся разрушитель миров. Воображение дорисовало огромные огненные крылья, невообразимо мощную пасть и огонь, огромное количество огня, что до тла сжигает как эльфийское древо, так и этот маленький остров, со всеми его жителями. Но дикого драконьего рева вслед не проносится, зато гудение приобретает звук куда как более порядочный и металлический, словно...
[indent] — Это Экзодар... он готовится взлетать! — Андуин смотрит прямо на дренейку, прикусывая щеку с другой стороны от обиды. — Вы бросаете нас.
[indent] Это даже не вопрос. Дренеи оказались тут абсолютно случайно, когда Экзодар рухнул на эти земли, врылся своим носом в мягкую почву и замер. Альянс протянул руку помощи, а взамен услуги оказали и им. Вполне нормальные торговые отношения, как можно сказать, те самые, которые могут окончиться в любой момент. Не было сомнений, если дренеи и правда захотят - они починят свой корабль и отправятся искать себе новый дом, где уже не достанет их Легион, а эта планета окажется лишь только воспоминанием. Но покидать их сейчас, когда под порогом сотни паломников, что пришли просить помощи в отчаянном шаге, что надеются и ждут, когда к ним выйдет всезнающий пророк и объявит, что видел впереди светлое будущее, это казалось... жестоким.
[indent] Андуин замирает на секунду, прежде чем кинуться вперед по дороге, мелкие камушки дрожат, прыгают блохой на раскаленной сковороде и дикий гул пугает мелкую птицу, что с деревьев взметается вверх, а так же встревоженное зверье, что пытается убежать как можно дальше. Гул закладывает уши, словно воском заливает, он пытается ладонями закрыть, но бесполезно, головокружение сбивает на мгновение и он ощущает, что падает, вовремя успевая всем телом вильнуть и все же не завалиться на землю, пусть маневр вышел и не очень красивым, что пришлось скорость сбавить, но он хотя бы не упал. Он пробегает мимо нескольких стражников, они на ребенка совсем не смотрят, их куда как больше волнует та волна, из людей состоящая, что несется на ни с лагеря беженцев. Люди осознали, что их бросают, они напуганы, но что куда важней, они разгневаны и от этого ядреного коктейля взрыв произойдет точно так же, как и от любой гоблинской поделки. Принц ныряет под баррикадами, быстро сложенными на скорую руку, какой-то стражник все же его замечает, пытается ухватить за ворот, но лишь только мажет воздух. Он бежит дальше - вниз, эхо его шагов больше не слышно, все перекрыл звук работающих и прогреваемых двигателей готового сорваться к звездам корабля. В залах полно дренеев, суетливо пытающихся собраться, успокоить волнующихся эллеков, что мотают своими огромными плоскими головами из стороны в сторону. Активированный корабль сияет пуще прежнего, сотней оповещений повторяя, что нужно занять свои места.
[indent] Коридор к покоям пророка пуст, почти, если не считать двух щитов, что стоят на страже. Огромные, как башенные краны, таких не завалить и уж точно не прошмыгнуть мимо, коридор тут один - прямой и узкий.
[indent] — Вы что тут делаете? — Голос Андуина звучит надрывно от долгого бега, но достаточно недовольно, чтобы щиты замялись на месте. Он помнили, что ученик пророка что-то вроде правителя, а значит, с ним нужно быть уважительней, чем с остальными. — Скоро взлет, а еще не все отгрузили! Или вы хотите лететь без припасов? Быстрее, у стойл с грифонами последняя поставка, птицы скоро улетают и они улетят нагруженными обратно, если никто не соизволит отвязать тюки.
[indent] — У нас свой дозор. — Один из щитов хмурится, Андуин хмурится в ответ.
[indent] — Я так и передам другим щитам, что вы отказались помогать братьям. — Андуин прикрывает глаза, этот гул белым шумом все заполоняет. — Мало того, что оставляете нас в такой сложный час, так еще и пренебрегаете нашей помощью, словно стыдно даже это принять в последний путь...
Не можешь давить авторитетом, так дави на жалость. Личная стража пророка опускает плечи и тяжелые их щиты чуть отклоняются в сторону.
[indent] — Ну... пророк ведь никуда не уйдет? — они смотрят друг на друга и мгновение на Андуина - знают его, конечно же, очень часто видели. Он проходил в  эти двери раз за разом, единственный, кто и правда видел предводителя. Только после этого покидая свой пост и отправляясь в главный зал. Пройдет еще некоторое время, пока они осознают, что были обмануты, но этого будет достаточно. Принц толкает массивную дверь и протискивается внутрь, Велен сидит на том же самом месте, где его Андуин в последний раз - сутки назад - с глазами, устремленными куда-то далеко. Уж точно не на ближайшую стену, как могло сначала показаться.
[indent] — Учитель! — Андуин дергает пророка за мантию, но тот не реагирует. — Учитель, Экзодар отбывает.
[indent] — Знаю. — Голос пророка такой далекий и туманный. — Мой народ принял решение уйти, я не могу отвлекаться на столь малое.
[indent] — Но если они сейчас отправятся в путь, то все, кто был в лагере, погибнут! — от жара, выбрасываемого кораблем при старте или потом, от голода и невозможности покинуть этот остров. Много вариантов ужасной кончины, если тебе некуда идти, если твоя последняя надежда просто оставила тебя и бросила.
[indent] — Значит, такова их судьба. — Голос Велена холоден, как сотни белых точек-звезд на ночном небе, как самые холодные ледяные пики Нордскола. Андуин отпускает одеяние пророка, его лик размыт от пелены слез, что горьким комом стоит где-то у самого горла. Ему казалось, что у них есть будущее, совместное, счастливое, но то что думал он разнилось с тем, что предоставляла реальность. Просто принц увяз в своих снах, ярких и таких настоящих, с мягким шепотом, что постоянно повторял ему одно и то же, раз за разом, колокольным звоном закрывая собой даже шум корабля.
[indent] — Но ведь каждая жизнь - вселенная...
[indent] И пророк взглянул прямо на своего ученика.
[status]папино разочарование[/status][icon]https://i.imgur.com/NQBUA21.jpg[/icon][char]Андуин Ринн, 14[/char][lz]Наследный принц Штормграда и ученик Велена[/lz]

+1

15

[indent] Мироель думала, что Андуин откажется от помощи или засомневается, отчего-то казалось, что в нем не хватает уверенности в собственных силах, но этого, на удивление, не произошло. Наоборот, он бодро зашагал в сторону Экзодара. Оставалось только поспевать за ним.
[indent] Уже почти у главного входа в Экзодар земля неожиданно задрожала под ногами. Мироель замерла на мгновение, оглядываясь, прислушиваясь, готовая в случае опасности защитить юного принца. До него осознание происходящего дошло раньше, чем до дренейки, но только лишь потому, что она не ожидала когда-либо подобного исхода.
[indent] - Что? Бросаем? - обида кольнула больно, Мироель не заметила, как сильнее сжала пальцы на плече Андуина от растерянности. - Нет! С чего ты взял? Я даже не думала, что Экзодар вообще способен снова взлететь. Он слишком сильно был поврежден при падении.
[indent] Это на самом деле была правда. Некоторые части Экзодара разрушились при падении полностью и не подлежали восстановлению. Криоотсек вообще отлетел в сторону, а вместе с ним и те дренеи, что там находились. Все они, конечно же, погибли. В последнее время ходили слухи, что Длань Аргуса обсуждают внутри ордена возможность возвращения на родину, на Аргус. Но разве он не был разрушен? Мироель слышала о нем только с рассказов родителей и других взрослых. Об Аргусе говорили как о прекрасной земле, развитых технологиях, которыми пользовались дренеи. Но все это было для Мироель лишь сказкой, не более. Если починить Экзодар еще и оказалось возможно, то возродить планету, уничтоженную самим Легионом нет. Дренор наглядно показал это.
[indent] - Если Экзодар и починили, то это не попытка взлететь, а лишь проверка систем, - Мироель казалось это логичным. В голосе прибавилось уверенности, но нотки обиды никуда не исчезли. - Пророк и воздаятели не покинули бы свой народ, как дренеи не покинули бы людей в трудный час. Мы знаем, какого это, когда твой дом хотят уничтожить, когда убивают твоих родных и близких, - Мироель поджала губы, взгляд от Андуина не отводя. Подобные мысли в их адрес были действительно оскорбительными. 
[indent] В конце концов Андуин вырывается вперед, забегая на территорию Экзодара. Бежит по спуску винтовому, почти споткнувшись о разломанные его части. На корабле даже такие мелочи не все до сих пор починили, о каком полноценном полете думал принц? Мироель успевает руки протянуть, чтобы в случае чего поймать Андуина, но этого не требуется - чуть не перевернувшись в воздухе, юноша удержался на ногах, но шаг сбавил. Вполне разумно с его стороны, еще один такой поворот, и он точно бы нос разбил себе о следующую трещину.
[indent] Снаружи люди тоже засуетились, но их крики были уже слишком далекими за шумом корабля, когда Мироель и Андуин оказались глубоко внутри Экзодара. Мироель ловит себя на мысли, что если принц допустил подобные слова в адрес дренеев, значит и сами люди способны бросать других в темный час, иначе у дренейки не было объяснения, как вообще можно было сказать нечто подобное. Дренеи их бросают? И это после всего, что сделали для самих пришельцев и что они дали взамен? Мироель за руку себя щипает, пытаясь мысли вернуть в нужное русло. 
[indent] “Не время для глупых обид! Во имя Света, соберись!”
[indent] - Андуин, прошу, остановись! Ты наверняка все не так понял! - юноша проворно укрывался от чужих попыток его остановить. Дренеи вокруг не понимали, что происходит и почему этот ребенок так мчится куда-то. - Пророк все объяснит, и ты увидишь, что ты ошибаешься! - а в это время принц уже Щитов переполошил невесть чем. Мироель буквально зарычала от злости на подобный поступок, во многом бездумный, сама же запыхалась, в попытке угнаться за Андуином.
[indent] - Андуин! - Мироель заходит следом за ним в покои Пророка и замирает на месте, так давно дренейка его не видела. Все дренеи испытывали благоговейное восхищение перед своим предводителем, самым мудрым из них, самым сильным. Его вера в Свет и его сила были образцом для остальных.
[indent] - Пророк Велен, прошу прощения, что мы ворвались к вам вот так, без разрешения, но на то есть причины, - конечно же, важно было рассказать про стычку между людьми и дренеями, но Андуин уже тянул пророка за мантию, перетягивая все внимание на себя. Дети часто поддаются своим эмоциям, не в силах ими управлять. - Объясните принцу, что мы не бросаем людей. Ведь так? - Мироель и сама засомневалась на мгновение. Ведь если корабль собирался действительно взлетать, то многие дренеи остались бы на этой земле, ничего не подозревая. В отличие от людей, дренеи верили в своего правителя и в справедливость его решений, если уж Андуин не смог поверить.
[indent] - Мы действительно решили покинуть эту землю в скором времени, - пророк переводит свой взгляд с Андуина на Мироель, и правда более отстраненный, чем обычно. Что занимало его мысли? Опять Легион? Он уже рядом и снова придется бежать? Или сражаться?
[indent] Андуин наконец отступает. Мироель хотела было начать просить объяснений происходящему, но тихие всхлипывания привлекли большее внимание. 
[indent] - Андуин... - Мироель растерялась. Юный принц не понимал ни слов пророка, ни его мыслей. Дренейка могла бы объяснить, что возможно дренеи хотели покинуть это место как можно скорее поскольку знали, что однажды Легион придет за ними и сюда. Все это чтобы отгородить людей от опасности подобного масштаба. Но любые слова казались бы неубедительными, потому что люди уже теряли слишком много и без Легиона. Мироель узнала в Андуине себя и многих других дренейских детей, что также плакали, оставшись в одиночестве и не видя надежды к спасению. Дренейка подходит к Андуину, на колени перед ним садится, к себе привлекая юношу, обняв, по волосам гладит.
[indent] - Пророк, сегодня утром люди и дренеи устроили драку в лагере. Мы должны что-то сделать, чтобы помочь им, как однажды люди приняли нас и помогли, - дренейка взгляд к пророку обращает, а тот смотрит завороженно на принца. Даже сердце столь древнего существа могут тронуть слезы ребенка, Мироель уже видела однажды этот взгляд, полный печали. Тогда он был обращен к ней самой.
[indent] - Смерть неустанно идет по пятам за дренеями, юный принц, вот уже много лет. Настолько, что я сбился со счета. Как будущему правителю тебе стоит понять то, что невозможно спасти всех, - Велен на мгновение замолкает, переведя взгляд на дренейку. Гул корабля постепенно становится тише, пусть и не исчезает полностью. - Но никогда нельзя отворачиваться от тех, кого еще возможно спасти.
[indent] Повисает напряженное молчание, длинной в целую вечность, хотя на самом деле прошло не более минуты. Всхлипывания принца затихли и Мироель поднялась на ноги, все еще поглаживая Андуина по плечу.
[indent] - Это была проверка двигателей. Совет решил отремонтировать корабль и попытаться вернуться на родину, - последние слова относились уже больше к Мироель, чем к Андуину. - Если люди действительно так напуганы, я все им объясню сам.
[indent] Пророк кладет свою руку на голову Андуина. Невозможно было понять до конца, что творилось в эту минуту в душе самого Велена, но одно было понятно наверняка - слова юного принца, его слезы и его горе не оставили Велена равнодушным. Возможно, они помогли найти тот ответ, который дреней искал в последнее время, позабыв и про свой собственный народ.
[indent] - Вот видишь, мы бы не бросили вас вот так просто, - Мироель наклоняется к Андуину, говоря эти слова шепотом, когда Велен прошел вперед и покинул свои покои. Гул корабля к этому моменту стих окончательно. - Все наладится, просто верь в Пророка.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » первое правило хорошего жреца