POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » следи за бумагой по воде


следи за бумагой по воде

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

дети - это тоже участники игры.
дети - это тоже носители древнего наследия.
дети - это простой путь тогда, когда недоступны взрослые.
дети - это то, что в них вложили взрослые.
дети живут в мире взрослых.

детям тоже приходится защищаться.

https://i.pinimg.com/564x/4e/8a/6b/4e8a6b52a997bd7f7d8e4e66ea4eff60.jpg

hinata x sasuke
before genocide

детям тоже приходится
защищать.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1070/68957.png[/icon][lz]<center>кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.</center>[/lz]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-02-26 02:19:47)

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/GIL2Ula.jpg[/icon]
[indent] Обон, праздник, почитающий усопших, дающий право каждой душе найти путь к своим родным и близким; хотя бы на ночь встретиться с теми, кто дорог. Ночь тысяч фонарей, которая озарит даже самую непробиваемую тьму. И он имеет свою легенду, которую ей рассказывает мама, украшая волосы массивной заколкой в виде цветка, осторожно убирая выбивающиеся из причёски пряди волос. Она слушает лишь вскользь, потому что не может сосредоточиться, отвлекаясь на дискомфорт, вызванный непривычной одеждой. Понятие смерти знакомо ей не так давно, но она рождена в клане, в котором дети взрослеют слишком быстро, поэтому с ними принято быть максимально честными, и понятие смерти – то, что будет преследовать её всю жизнь. Но пока, не столкнувшись с этим лично, совершенно не понимала ценности этого вечера, на который они собирались уже более двух часов [настоящая пытка даже для столь усидчивой девочки]. Удлинённая юката, нежно сиреневого цвета, в тон её волосам, осторожно собранная поясом, его затянули потуже, чтобы его хозяйка держала спину ровно, не позволяя себе сутулиться. Пока она сопротивляется очередным побрякушкам, которые должны украсить её наряд в этот вечер, в комнату заходит старший брат, заставляя её от смущения спрятаться за мамой, наряд которой так успешно скрывал такую маленькую девочку, как она. Одна лишь макушка, украшенная заколкой, да любопытные глаза, выглядывали из-за своего «убежища», пока она смущённо смотрела на Неджи. Протянутая рука, мягкий голос и его улыбка – заставляют её оставить былые капризы, потому что он обещает, что  там будет очень красиво. Она протягивает руку в ответ, позволяя себе победить страх; небольшая победа над собой, вызывает искреннюю улыбку, когда она в знак согласия кивает головой.
[indent] Тысяча фонарей, отпущенных в свободный полет, открывающих дорогу тем, кто потерялся, и звёздное небо покроется яркими фонарями. Она хочет это увидеть, и обязательно зажжет свой фонарь, но не ради души, что будет после пугать её в ночных кошмара, а ради конечного результата – неба, украшенного огнями. Должно быть и вправду незабываемое зрелище, богатая фантазия позволяет представить всё слишком ярко.
[indent] Маленькая девочка, наследница клана, будущая куноичи, которая должна будет сражаться за эту деревню; сейчас напоминала куклу, в таком то наряде! Было совершенно неудобно идти, деревянные сандалии то и дело цеплялись за подол юкаты, несколько раз она даже чуть не упала, но удерживала равновесие, хватаясь за мамин наряд. Пока взрослые говорили о чем-то важном, судя по их сосредоточенным лицам, она увлечённо смотрела по сторонам. Это первый праздник, куда её так наряжают; первый, за пределами родового поместья. Вокруг было много людей, все в красивых нарядах, с улыбками на лицах и задорным смехом, заражающим своей искренностью. Всё это вызывает яркую улыбку, но вместе с этим волнение, большое количество людей – пугало,  заставляло хвостиком следовать за родителями и смущённо прятать своё личико каждый раз, как кто-то здоровается с её родителями, и пытается привлечь её внимание. Она не готова к этому, лучше бы уж осталась дома, но пути назад не было. Маленькое сердечко уже успело уйти в пятки, потому что его стук раздавался по всему телу. Нервничает; совершенно не приспособлена к таким мероприятиям.
[indent] И вот взгляд цепляется за мальчика с тёмными волосами, и столь же пронзительными, как эта ночь, глазами. Красивый; но совершено другой, не похожий на тех, с кем она знакома в пределах клана; кажется, она видела его уже раньше. Клан Учиха. Их семьи поддерживали необходимое общение, в рамках положенного, поэтому она знает символику их клана, отраженную на праздничных юкатах. Когда он замечает пристальный взгляд Хинаты, её щеки покрываются едва заметным в ночи румянцем [ох, попалась с поличным!], и она отскакивает назад, словно пугливая пташка, дай волю, улетит в тот же миг. Любопытство любопытством, но контролировать собственное волнение совершенно не удаётся.
[indent] Когда замечает стойку, где продавались бумажные фонарики, с любопытством тянет руки к одному, что привлёк её внимание; и вот родители сделали ей небольшой подарок, как поощрение, взамен на обещание вести себя, как подобает. Пока она разворачивает сооружение, пытаясь понять, зачем его отпускать в небо, когда он и без того сияет достаточно ярко, одной лишь расцветкой. Отвлекается, затормаживая свой шаг, но когда видит отдаляющиеся фигуры родителей, сильный порыв ветра выхватывает из рук фонарик; слишком сильный; неестественно направленный в её сторону. Но она не обращает на это внимание, ещё слишком маленькая, чтобы такие детали были важны. Взгляд лишь скользит за тем, как он отдаётся от неё.
[indent] С одной стороны родители, от которых ей велено не уходить [и она никогда не делала этого по своей воле, тот ещё хвостик, который боялся людей], с другой фонарик, который она должна запустить в небо! Муки выбора, которые заставляют её с досадой растерянно мять рукав юкаты [эмоции берут верх над разумом]. Несмотря на страх, пугливость, смущение, она не хочет терять его, поэтому в тот же миг срывается с места. Вокруг было слишком много людей, поэтому неудивительно, когда толпа начала двигаться, ей легко удалось затеряться; пока Неджи говорил о чем-то со своим отцом, пташка всё-таки упорхнула!
[indent] – Эй, погоди, - приподнимая подол юкаты, чтобы не упасть, она уверенно бежит за фонариком, который понравился, и который она не могла упустить. А как же иначе, ведь тогда она не сможет насладиться этим праздником сполна. Уверенно отдаляясь от толпы, в сторону лесной чащи, что окружала селение, она роняет заколку, которая с грохотом ударяется о землю, теряясь в густой траве. Замечает это, но если сейчас остановится, чтобы её поднять, обязательно упустит бумажный фонарик. Грустно выдохнула, понимая, что за это её обязательно отругают, она вовсе не думала о том, что самовольно отлучилась от родителей; словно потеря заколки – единственная проказа, которую ей не спустят с рук.
[indent] Не было ни страха, ни волнения, она не замечала ничего вокруг, пока её глаза увлечённо наблюдали за отдаляющиеся «мечтой». Как только он оказывается рядом, она тянет к нему свою руку, в надежде всё-таки поймать, но каждая попытка заканчивается неудачей, словно с ней играют духи леса [а разве они?]. И вот, когда она почти касается пальцами хрупкой поверхности фонарика, была слишком близко, почти пойманного лично ей, она спотыкается о корни деревьев, которые вылезали из земли, массивные и объёмные, как подобает вековым деревьям.
[indent] Негромкое «бум» нарушило застывшую тишину.
[indent] – Ауч – недовольно хмурится, оказавшись на земле, осматривает окружение, только сейчас понимая, что зашла слишком далеко; куда бы её никогда не отпустили одну. И недовольно дует щёчки, понимания, что наказания за такое ей точно не избежать, но было поздно что-то менять, суматоха из-за её исчезновения уже должна была начаться, – «Отец будет очень зол на меня, как же быть?»
[indent] Взгляд цепляется за причину её «побега»; одиноко лежавший у края берега, возле бурной речки фонарик, нужно поймать его скорее, пока очередной порыв ветра не унёс его в неизбежное исчезновение из этого мира. Вода и бумага вещь совершенно не совместимая, одно обязательно уничтожит другое.

Отредактировано Hyuuga Hinata (2020-02-14 16:18:26)

+1

3

Ужасно не комфортно: выбираться за пределы квартала Учиха. Не то чтобы Саске этого не делал, конечно, ведь его клан держал полицию  деревни, а потому обязан был таковую знать, но всё-таки мальчишка пока ещё не нашёл в себе интереса к внешнему миру вне детских грёз. Внутри родного места ему было спокойно, понятно. Он знал иерархию, как всё работало, понимал правила, реакции и чётко следовал им, считая это наивысшим благом и счастьем. Как там: если Учиха ненавидят - то это сильнейшая ненависть среди всех возможных, однако перед тем, как стать ненавистью, она являлась любовью; точно также - сильнейшей и чистейшей их всех только возможных. Вот и Саске соответствовал: клан для него являлся всем, отец - непоколебимым авторитетом среди богов, старший брат - богом и образцом, мать - хранительницей его авторитетов, а сам мальчишка... ну. Ему иногда с улыбкой говорили [или, напротив, лицами максимально непроницаемыми], что он походил на свежую душистую булочку или милейшую девочку; последнее, конечно, обижало, но в такие моменты окружающие умилялись ещё больше, потому Саске позволял себе дуться не перед всеми и не всегда, а лишь с теми, кого считал этого достойными. Ведь, как правило, получал за это крупицы такого необходимого ребенку даже его семейного уклада внимания.

Будь воля Учиха, он бы непременно остался дома. Однако перспектива нахождения одному - это так себе, когда почти весь клан будет праздновать в городе, включая ото-сан и ока-сан, а нии-сан на миссии, потому присутствовать не сможет. Что, если честно, разочаровывало более всего, ибо как здорово бы уговорить его пустить фонарик вместе... С другой стороны, наконец-то Саске останется с родителями, и всё их внимание непременно будет его. Он покажет себя как воспитанный, достойный сын Учиха, и им точно станут гордиться, отец может быть даже одобрительно посмотрит! А Саске будет горд. За Учиха, за себя, за то, что они даже в праздник оставались... такими.

На тему смерти и мёртвых мальчишка не слишком переживал. Его учили, что смерть - это нормально, настоящий шиноби должен быть готов умереть, а в первую очередь и первично отнять чужу жизнь, в любой момент. Саске это вроде бы как усвоил, вопросов у него не возникало, а похороны сначала дедушки, а после и двоюродного дяди - по совершенно разным причинам - лишь показали, что, в самом деле, смерть - это часть жизни. Её серьезности Саске не осознавал, в силу возраста не задумывался, но, естественно, сам умирать не планировал. Кто бы захотел! Как тот, кто пытался подражать своей семье и максимально блюсти её традиции, Саске пытался проявлять энтузиазм и копировать поведение старшего брата, что получалось, ну... как-то. Хакама, сокрытие [умильно-напыщенное] собственной неуверенности и дискомфорта от нахождения в толпе людей, что не являлись его кланом. И, всё-таки, гордость. От бытия частью события, от фонариков, от... да много ли таких дней выпадало детям, которые росли во имя войны и смерти?

Не отходил далеко от своих, отпущенный с другими мелкими Учиха: у взрослых имелись свои разговоры, держаться с ними было не принято, как и шуметь, как и вести себя неподобающим образом. Потому Саске, держа себя внешне максимально уверенно, а на деле отрешенно и неуютно, ненавязчиво рассматривал окружающих, намереваясь быть может тоже приобрести и запустить фонарик. Заметил: тут было много похожих людей. Одни - Учиха. Вторые... чем-то походили на них, но имели одинаковые, совершенно не читаемые глаза. Если у Учиха - бездна, то у тех, других, выжженная пустота, просто зеркала, в которых можно нарисовать что угодно. Это и красиво, и странно одновременно. Кажется, клан Хьюга?... Они тоже сильные. Так говорили взрослые. Но, конечно, не сильнее Учиха, ведь никто не был сильнее Учиха, ещё бы! Прямо так! А еще среди них всех несколько раз на глаза попадалась мелкая девочка в юкате. Тоже из их клана. Только из-за того, как та то и дело за кем-то скрывалась, не успел её толком разглядеть, но пару раз прежде мельком вдел точно. А ещё интуитивно понимал, кажется: тоже не в восторге от нахождения здесь, да? Ну, Саске-то хотя бы вида не подавал, людям не положено видеть слабость. Это позор Учиха! Фыркнув, впрочем, Саске отвернулся и переключился на фонарики.

Когда давление толпы стало вытеснять подачу себя, а события завертелись-закрутились, мальчишка поспешил слиться к окраине, чтобы не быть в самой гуще. Так дышать спокойнее, всё видно, никому под ногами не мешаешься, а ещё лучше обозримы фонарики вместо голов и высоких людей. Саске принялся наблюдать, уйдя в себя для возвращения себе комфорта, и сам не заметил, как зацепился взглядом за одним из фонариков. Тот отделился от прочих и одиноко принялся улетать. Кто-то потерял, упустил? Тёмные глаза мельком уловили фигуру ранее увиденной девочки, но та уже вскоре потерялась в толпе. А? Что? Это она упустила фонарик?

Саске был шиноби, непременно станет полицейским, а значит будет помогать людям; уже даже был с нии-саном на миссии. Потому вдруг подумал, что мог бы вернуть ей фонарик. И то ли толпа угнетала, то ли разговоры на непонятные темы, но детская составляющая дёрнула его-таки зацепиться за эту мысль и последовать за фонариком. Не вышло только быстро протиснуться сквозь людей, потому что много, да и улетал тот куда-то... от площади, от места проведения Обон.

В хакама достаточно удобно двигаться, чего не сказать об обуви, но и то ладно. Заметив сначала фонарик, что обещал вот-вот сорваться с берега и то ли улететь, то ли промокнуть да развалиться, а уже потом девочку, Учиха поспешил скинуть всё лишнее с ног, обнаружив, что оно мешает, и отработанным бегом побежать туда, кинув обувь в берега.

Фонарик успел сорваться и начать подниматься вверх, потому пришлось прыгнуть и... буквально угодить в реку. Хорошо, что он уже умел недолго, но все-таки скользить по водяной поверхности, чтобы не провалиться и отпрыгнуть назад на берег. Подолы хакама промокли, как и ноги, как и рукава немного, но зато...

- Вот, - подойдя к девчушке, с лицом деловитым и чуть напыщенным, подобно ежу, протянул фонарик, не глядя на Хьюга. Это ведь точно Хьюга, да. У неё глаза как и у этих. Ну, так, потому что на секунду всё-таки глянул, прежде чем демонстративно и около-безучастно отвернуться. Мысли о том, что вообще-то они не запоминая дороги  проследовали достаточно далеко от места проведения фестиваля, в голову пока ещё не закрылись. Не то чтобы в лет пять-шесть юный Учиха, привыкший по деревне бегать, дабы поскорее оказаться дома вне неприятного места, обращал внимание на всё и сразу. И тем более не похоже, чтобы это делала Хьюга. Уж точно не в праздник, когда ничего необычного не должно было происходить. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1070/68957.png[/icon][lz]<center>кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.</center>[/lz]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-02-26 02:20:07)

+1

4

[icon]https://i.imgur.com/GIL2Ula.jpg[/icon]
[indent] Ей подобает вести себя хорошо, как того неизменно требует от неё отец, наблюдая за её попытками овладеть бьякуганом. Он много говорит с ней на тему клана, силы, которую необходимо сохранить и не допустить её в стан врага. Рассказывает ей историю их семьи, а она слушает, потому что это очень интересно. Он слишком много говорит об этом, напоминая, что она наследница клана Хьюга, поэтому не должна смущенно прятаться за подолом маминого платья [ей позволяют такое поведение, пока еще мала, не более того]. Хината понимает всю ответственность, о которой говорит ей отец, но совершенно не может осознать всю важность своего будущего; пока что. Она лишь старается хорошо управляться со своими глазами, но каждое их использование для неокрепшего тела схоже с пыткой, потому что доставляет явный дискомфорт. Вздувшиеся вены вокруг аккуратного личика - прекрасно отражают состояние её нервов, что перекашивает в тот же миг. Ей дали сделать перерыв в тренировках, чтобы чуть укрепить своё тело с помощью специальных сборов [этот чай с горьким и неприятным вкусом, она пьет его пересиливая себя, но он правда чуть облегчает боль]; и праздничный выход в шумную толпу - как подарок. Но этот подарок заставлял руки взволнованно трястись, потому что подол от платья матери не сможет спрятать её от целого мира. Отец снова ругал её за нерасторопность; и она вновь нашла причину, за которую её обязательно отругают. Не специально, это вышло само собой, но, кажется, она была тем еще магнитом для неприятностей, и это заставляло ругать себя, мысленно, потому что так не должно быть. Гнев отца был чрезмерно суров, его глаза, отражающие строгость, всегда вызывали слезы, цепляющиеся за уголки глаз. Она не будет плакать, не сейчас, когда больно ударилась коленкой о выступающий корень дерева, и не сейчас, когда вот-вот объект её интереса скроется из виду и бурное течение реки унесет бумажный фонарик, уничтожив его.
[indent] Нужно что-то делать! Но она... не успевает собраться, и с силой сжимает ладошки.
[indent] Ей бы чуть больше настойчивости, чтобы не позволять волнению лежать без дела; ей бы чуть больше стремления, и тогда бы она успела заполучить желанный приз. Но вместо этого вот, посмотрите, наследница клана, ведет себя как самая настоящая девчонка, обиженно дует губки и пытается побороть приступ так ненужного сейчас волнения. Но, по большему счету, она и есть девчонка, и у неё было полное право вести себя так, как подобает капризной принцессе [и пускай до неё ей было еще далеко]
[indent] Отвлеченная на свою проблему, она не сразу замечает, что всё это время была не одна. Интересно, как давно он оказался рядом? Не заметила бы, не проскочи он мимо. Темноволосый мальчишка, тот, что привлек её внимание, когда их родители разговаривали на празднике. Как сейчас помнит, как он посмотрел на неё, когда она смущенно разглядывала его красивые глаза. Темные, словно ночное небо, и столь глубокие, как самая настоящая бездна; и она завораживала [ох, чего это она, честное слово!]. Хината и сейчас смотрит так же, так и не поднявшись с земли, словно в замедленной съемке, она может наблюдать весьма будоражащее сознание картину. Фонарик в тот же миг подхватывает очередным потоком ветра; всего доля секунды и он встретиться с губительной для него поверхностью воды. Но мальчишка не дает этому произойти, он прыгает прямо в речку, скидывая деревянные сандали у берега, и скользит по прозрачной глади воды [как делают это взрослые, как делают все в её клане; а её пока что не учили этому], ловко перехватывая фонарик.
[indent] Это было так... героически; по-взрослому; храбрый рыцарь, не иначе!
[indent] «Должно быть он очень сильный» восхищенно думает девчушка, приподнимаясь с земли. Потирает коленку, которой ударилась, там наверняка будет большой синяк; но это не то, о чем стоит переживать шиноби [пускай и будущему]. Взгляд, полный смущения, направлен куда угодно, но только не мальчишку, что победоносно справился с этой важной миссией и спас фонарик! Виновато улыбается, когда он оказывается рядом и, хоть он не смотрит на неё, тут же протягивает ей фонарик.
[indent]  - А? - словно он обращался не к ней, ей богу! Неуверенное, тихое, совсем уж неловкое, - С-с-спасибо...
[indent] Неуверенно тянет руку, касаясь гладкой поверхности бумажного покрытия, возвращая себе пропажу. Почему-то вместе с этим она чувствует тепло, которое приятно согревает прям изнутри, вызывая более мягкую улыбку с её стороны, направленную уже не на мальчишку, а на свою собственную иллюзию безопасности. Можно выдохнуть, всего на мгновение почувствовав себя в компании друга. Ой, она сейчас что ли и вправду подумала, что она может считать его другом? Слишком быстро, не похоже на неё.
[indent] - Большое тебе спасибо, - уже более уверенно сказала она, посчитав, что её робость могла выглядеть неубедительно, некрасиво, не подобающе. А сердечко тем временем всё сильнее пускается в пляс, заставляя чувствовать его стук даже у себя в голове. Иллюзия безопасности; комфорта; свободы; вызванное чудесным спасением, на мгновение позволившее искренне улыбнуться, без этого нагнетающего волнения и смущения. Ей хватает её - иллюзии, придуманной самой собой - чтобы прижать к себе, поближе к сердечку, фонарик и с любопытством наклонить голову на бок, пытаясь заглянуть в лицо мальчишки, имени которого не знает, но знает его фамилию - Учиха.
[indent] - Хината, а как твое... имя? - робко улыбается, проявляя привычное себе любопытство, делая шаг навстречу. Щечки покрылись едва уловимым румянцем, лишь делая её более милой, в таком то наряде! Одежда мальчика прекрасно подчеркивала атмосферу праздника, красивое одеяние, дорогое и богатое, как представители двух великих кланов, они, несомненно, выделялись в толпе. Она видела чуть ранее символ клана на его спине, должно быть он и вправду очень силен, так говорят родители, а лично с Учиха она не встречалась.
[indent] - Как у тебя это получилось? - любопытство, присущие её в полной мере, не лучшее качество для девочки, потому что она вечно совала свой нос туда, куда не следует. Кажется, это так сложно, удерживать себя над водой, когда её холодные потоки так и норовят утащить тебя на самую глубину. Сейчас перед ней предстал храбрый рыцарь, к тому же, судя по всему, очень сильный, с таким можно чувствовать себя спокойно, так, не удается ей практически никогда. Впрочем, волнение и сейчас не отпускает, оно просто слилось с любопытством, которое на удивление, победило все остальные чувства, - Ты так хорошо держался на воде!

+1

5

- Пф, ерунда, - буркнул, так же глядя куда-то в сторону от девочки.

Дистанция с другими - это не требование, а личная потребность мальчишки. Он позволял к себе приближаться только брату. Хотел бы и отцу, но так не принято, не выходило, не получалось; хотела бы мать, но Саске не тянуло, он повторял наблюдаемый с другими опыт и не подпускал себя слишком близко даже к ней. Тем не менее, внутри клана малец подвижен, общителен, там он питался и дышал полной грудью. За пределами - нет. Колючий, немного потерянный, не слишком понимающий, зачем оно вообще надо. Не потому, что злой, а потому, что вся ценность и вся безграничная любовь уже нашли свою точку выплеска, делая мальчишку абсолютно и совершенно счастливым.

Эта девочка частью его клана не являлась, потому сближаться Саске не спешил. Он уже сделал очень многое в адрес её, чего обычно бы наверняка не сделал. И до сих пор оставался тут. И не спешил никуда уходить. И вообще-то даже посмотрел... когда та представилась. Неизменно по-детски отстраненный, напыщенный, гордый, но совершенно не злой. Умильная булочка с большими голубыми тёмными глазами неизменно оставалась собой, как пошутил бы [нет] дядя Шисуи или онии-сан, пожелав увидеть реакцию Саске в ответ на это.

- Учиха, - потому что самое важное, и чтобы сразу было понятно, да. На нём же одного веера мало, надо быть точнее! - Учиха Саске, - полшага от неё, но так, чтобы можно было протянуть руку, пожать таковую. Попутно заодно и разглядеть полноценно эту... Хинату.

Необычная.
Вроде как и кожа бледная, и очень-очень миловидная, и волосы тёмные, как у него в роду у всех, и можно было бы даже сказать, что какие-то крайне дальние родственники. Если бы не глаза. О, они такие странные. Саске может такие и видел мимолётом, но никогда не цеплялся за прохожих: словно зеркало, что никого не отражало. У Учиха - у них тьма и бездна, все оттенки чёрного. А у неё, у Хьюга, наоборот - если все цвета убрать, даже белый, то вот такое выйдет. Не знал, как назвать, но они смотрелось... пугающе? Интересно? Необычно? Непривычно? Зачаровывающе? В общем, всё-таки на девчонку засмотрелся ненадолго, а когда понял, что себе позволил, то поспешил хмыкнуть и убрать руку, ещё на полшага отступить. Но не от стеснительности: стесняшкой он был с братом, при папе, при некоторых значимых взрослых, при обсуждении нии-сана. Для других же Учиха - это Учиха; даже если маленький!

- А? - на вопрос, невольно скосившись на воду. Что значит: как? Научился, вот потому и... ей что, всё-все объяснять? - Я много занимаюсь, между прочим. У нас все сильные, потому и я должен быть сильным. Правда, пока долго не могу, у меня лучше скользить получается, потому что это нужно чакру контролировать, а я ещё не очень могу, - Саске не знал, на что способна эта Хината, и вообще-то полагал, что едва ли не любой слабак может то и так, что делал он. Никто не мог так, как его брат - вообще никто! Но на то нии-сан и самый лучший, и самый сильный, и самый первый, в то время как младший никем из таковых не считался; да кроме вкусной булочки наверное вообще никем не считался. Что тоже, наверное, во многом хорошо - только не для шиноби, да. Зато вполне себе для нормального ребёнка.

Только нет, стоп, подождите. Она же спросила...

- Подожди-ка... - чуть насупил брови, вдруг уставившись прямо-прямо на Хьюга. - Ты что, не умеешь? - правда удивленно, потому что, ну... потому что. И это удивление нашло на него вместе с пониманием того, что на улице ночь. Но по-прежнему не того, что они невесть где. Одни. Без брата, папы, мамы, вообще кого бы то ни было. Пока и Хьюга в качестве компании с головой хватало, вообще-то, чтобы ещё и то вдруг обозначить. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1070/68957.png[/icon][lz]<center>кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.</center>[/lz]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-02-26 02:20:27)

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/GIL2Ula.jpg[/icon]
[indent] Протянутая рука со стороны мальчишки и гордо произнесенное - Учиха, заставляет её неловко улыбнуться [не понимает почему, но улыбка появляется сама собой, она ведь никому не улыбается, а лишь только шарахается, боясь любого постороннего], неуверенно протягивая руку в ответ. Он ведь не станет её обижать, действительно? Было бы странно помогать, а после начинать дразнить, хотя мальчики - те еще странные и неизвестные [для неё] существа, с ними всегда было с л о ж н о. Чего стоит вспомнить тех задир, что умудрялись дразнить её, когда она оказывалась вдали от родителей [редко, но метко, как говорится, раз за разом она превосходила все ожидания]. Всё это общение, независимо с тем, с кем происходило, давалось сложно. Потому что она сама была такая - нелюдимая, отстраненная, словно целый мир вызывал у неё необъятный страх, заставляя чувствовать волнение. Она слабо пожимает чужую руку, в ответ на знакомство. И снова между ними расстояние. Так было комфортно и ей, и ему. А к груди она прижимает фонарик, до которого теперь интереса было меньше, гораздо меньше, чем до того, кто так мило уводит от неё свой взгляд, деловито и гордо вздергивая свой нос выше. Действительно, Учиха, они все выглядели так... величественно, хотелось смотреть, и восхищаться.
[indent] Пока она с любопытством слушает его ответ, на восхищенно-заданный ею вопрос, он умудряется застать врасплох. Она отвлеклась, наблюдая за его эмоциями - с которыми он мало помалу справлялся лучше, чем она сама, Саске умудряется оказаться близко и смотрит прямо в её глаза. Она аж отпрянула в сторону, суматошно елозя руками по бумажном фонарику, да так, что смяла его боковую сторону! Ой! Разве можно так неожиданно то?
[indent] - Почему это... не умею? - да, не умеет, и сейчас бы отец бросил на неё суровый взгляд. Хьюга не могут быть такими мягкотелыми, даже если она девочка, даже если она еще мала, она уже сейчас должна прямо держать спину и не показывать своих слабостей. Вот-вот расплачется от напряжения, но нельзя. Не удается. Обиженно дует щеки, и что-то бормочет себе под нос. Неужели у Учиха не учат, как надо разговаривать с девочками, она же маленькая принцесса, что за неуважение? Ой, споткнулась о собственно не существующее самомнение, - Не умею..., - с поражением произносит гораздо тише, виновато уводя взгляд. Все тренировки, которые проводились отцом, пока что были направлены на глаза. Глаза, в которых не отражалось абсолютно ничего, не было ни зрачков, ни цвета, ни эмоций, а вместе с тем они смотрели гораздо глубже, чем могли другие - обычные - глаза. Хината потирает висок, где при активации бьякугана у неё вздуваются вены. Ей даже это контролировать удавалось очень сложно, потому что вызывало дискомфорт, детская психика с трудом справлялась с тем, что именно раскрывали эти глаза о мире; о его строении и прочее полагающееся.
[indent] Это только пока. Она справится с этим, травы, которые ей заваривает мама, очень помогают справляться с этим. Учиха еще увидит, что она умеет.
[indent] - Но..., - почему-то сейчас особенно не хочется выглядеть слабой; удивительно, но ему удалось задеть в ней что-то глубоко, за живое прям, что ей тут же захотелось стать чуточку сильнее, ну или хотя бы просто смелее, а не вот это всё, как она тихо бормочет себе под нос, и прячет свой взгляд от окружающих. Переводит на него взгляд, и смотрит прямо, глаза в глаза, кивая в ответ, - Я обязательно научусь! - потому что это не просто желание, это необходимость, это шаги к той силе, что однажды обязательно сделают из неё сильную, способную и очень умелую куноичи. Вся её жизнь, продуманная до мелочей - не требующая её участия - предопределена заранее. Ей просто нужно соответствовать тем рамкам, которые её ограничивали. Но почему это так... сложно?
[indent] Вокруг ни души, темнота, которая должна пугать детишек неожиданными шорохами извне, и прочими кошмарами, скрывающимися в лесной чаще. Когда в стороне что-то хрустнуло, словно сломанная напополам ветка, она испуганно отдернулась, обернулась на звук, осознавая, что убежала слишком далеко. Что ей, как наследнице, не стоит бродить ночью в таких вот местах, если бы не праздник, ей бы наверняка положено было уже спать. А так она... глупая, конечно, разве это стоило того?
[indent] «Неджи-ниисан?» - в надежде, что в тени скрывается брат, который обещал оберегать её, протягивая руку, рассказывая, как красиво будет украшено ночное небо. Ей кажется, или в стороне что-то сверкнуло? Прищуривает глаза, а впору воспользоваться бякуганом, для чего ей глаза, если она не умеет ими пользоваться? Не показалось. Прежде чем она успевает среагировать, между ними пролетает кунай и победоносно застрял в дереве, чьи корни разрыхлили всю землю в округе. Близко. Близко. Недопустимо близко. Она даже вскрикнула от неожиданности, испуганно отпрыгнув в сторону. Слишком близко пролетел от неё, неожиданно, и... почему-то ей не хотелось знать, что именно задумал тот, кто скрывался в тени. Ничего хорошего.
[indent] Активирует бьякуган, складывая пальцы характерным жестом и вены мгновенно обрамили её лицо, поменяв нежную кожу на нечто более жесткое, суровое, совершенно противоречивое для милой девочки. И здесь реагирует быстрее, позволяя своим глазам видеть достаточно. Второй кунай, летевший снова в их сторону, не заставил себя долго ждать. Если первый, направленный на привлечение внимания, не имевший абсолютно никакой цели, то второй точно летит в сторону мальчишки. Пускай он среагирует и без неё, у него хорошая реакция, он показал это наглядно, только что, но она видит приближающуюся опасность раньше, а потому бросает фонарик, который крепко прижимала к груди, и дергает Саске на себя, в сторону, не позволяя острому кинжалу настигнуть свою цель. Не попал, не задел. А вот они попали, и еще как!
[indent] То, что они избежали этого - незначительного, привлекающего внимание, показного трюка - не удивительно, но вот что им стоило ждать дальше?
[indent] Время отсчитывало свой ход; далеко не детское. Место тоже не для детишек, пускай и столь почитаемых семей. Хьюга. Учиха. Какая к черту разница, если они позволят себя поймать, навредить себе или того хуже, убить?
[indent] Сколько раз повторял отец - её глаза, глаза каждого из Хьюга - это тот потенциал, который позволял им держать под контролем семейные техники, секрет устройства не только мира, но и всей этой системы. Это большее, чем она, они вместе взятые - и это, что неизменно нужно хранить. Если глаза, стиль боя и всё прилагающееся к техникам её семьи выйдет наружу, покинет пределы клана, это будет самым настоящим крахом. Ей нельзя действовать необдуманно, убегать в лес, когда никто не сможет защитить. Ей нельзя думать, как ребенок, потому что она гораздо больше, чем глупая маленькая девчонка. Но почему тогда страх одолевает сознание, и почему её руки так трусит сейчас?
[indent] - Один человек по левую от нас сторону, близко, слишком близко, - её глаза видят всё, и это её проклятье, потому что становится страшно, - Еще двое чуть дальше, глубже в лесу. Нам надо уходить, как можно скорее, - она цепляется за его рукав, в надежде найти там защиту. Да, он силен, да, он Учиха. Но и она - Хьюга. И это ничего не меняет. Потому что они всего лишь дети, что необдуманно поставили свою жизнь под угрозу.
[indent] Их внимание привлекли. И в ту же секунду, как она испуганно вцепилась в его руку, мужчина, грозной тенью появился позади неё. Хината видит, с помощью глаз, а также чувствует чужой взгляд на собственном затылке. Попались, детки, единственное что остается, так это - бежать... в её руках нет той силы, что сможет обезвредить взрослого, она то в бою с Неджи значительно уступает в силе, хотя он сдерживает свой напор, а чакра, которая проходит через её руки - скорее как легкое пощипывание - лишь будоражит сознание, вызывая азарт хищника.

+1

7

- Странно, - немного даже удивился, вполне искренне. - Я думал все шиноби это умеют... - повёл плечами, - ну, значит, научишься, - совершенно просто, без зазнайства, осуждения или сострадания. Правда странно, но может у Хьюга иначе принято, или от девочек вдруг требовалось чего-то иначе. Короче, Саске больше не стал заострять на этом внимания. Да и в следующий момент среагировать пришлось быстро. Вздрогнуть, широко раскрыть глаза, осмотреться и с опаской осмотреться...

Его на момент привлекли глаза девочки: бьякуган прежде не видел, так близко - точно. Ого, какие! Необычные, и, говорили, сильные; Учиха уверены, что шаринган сильнее, но никогда те, другие глаза, не недооценивали. А Саске испытывал понятный и предсказуемый интерес: на что они способны? Больно ли? При каких условиях проявляются? Они у каждого Хьюга имеются? Вот только ни спросить, ни подумать вне недолгого наблюдения не получилось: опасность из леса вылетела из-за деревьев, да и вообще не до этого.

- ?!

«Ого, заметила?!» - отметил про себя, когда девочка оттянула его в сторону. Но и об этом не особо задумывался: включились заложенные инстинкты и память; страшно, опасно, но если представить, что это миссия - вроде тех, на которых он бывал с братом, хоть там их и не пытались вот так убить, держать себя в руках и думать о деле становилось легче. Они - дети, Саске максимум что на генина бы потянул, что в его понимании равно ничто; не мог сказать, насколько сильна или слаба Хината, но у неё имелись глаза. Это их плюс. И, так или иначе, имелся Саске.

У мальчишки не было шарингана; может и не будет никогда. Зная особенность Учиха, можно было сказать, что поэтому он беспомощен.
Однако это ложь.

Многие в его клане пробуждали глаза в достаточно зрелом возрасте, в то время как дети, если не учитывать Итачи, все лишены шарингана. Он не пробуждался сам по себе, являясь чём-то куда большим, чем атрибутом наследственности. И это вовсе не значило, что они переставали являться шиноби. Ведь, вообще-то, все, кроме Учиха, шаринганом не обладали, а шиноби были вполне успешно и стабильно. Потому и с Саске также: он, конечно, ещё совсем малой, умел немногое, как и являлся ребёнком, однако это не мешало ему ни быть шиноби, ни иметь ряд иных навыков, дающих ему право себя таковым называть и делавших чуть менее бесполезным, чем могло показаться, глядя на булочку с большими темными глазами, которой вовсе не место на поле битвы среди холодного оружия. Дети вообще так себе сочетались с опасностью, но мир таков, много не имели.

- Хината, будь моими глазами, говори всё что будешь видеть! - торопливо буркнул он, складывая печати. Времени тормозить не было, как и долго думать. Нии-сан учил его, что если долго думать, целиться и анализировать, когда на это нет времени, то момент балет упущен, потому что враг ждать не будет, как и статичным не останется. Иногда время на анализ нужно ещё заработать, и порой даже такой возможности не предоставлялось.

«Два выпущенных куная позади меня, они лучше, чем ничего», - запомнил мальчишка и, когда собрал печати, резко обернулся, выпуская несколько небольших огненных шаров; это та же техника, что и большой огненный шар, но большой сейчас не нужен, потому Саске разбил его на то, чтобы один за другим выпустить подряд несколько, хотя их форма далеко от совершенства, как  и траектория. Так и себе не навредит, и непременно заставит врага отвлечься. Пока у него доли секунд, максимум что секунда - ударил под коленки, заставляя ноги подкоситься, и прошмыгнул за этого человека.

- Беги к дереву в противоположном направлении и попробуй забраться на него, - торопливо распорядился, по-быстрому оценив очертания в полутьме и припоминая, что Хьюга сказала про количество врагов и их расположение.

«Они быстрые; быстрее нас. Просто бежать - мало, нас сразу словят. Того и ждут, если это не просто так. Можно разделиться... я быстрее Хинаты, нагоню её», - мальчишка, притягивая на себя внимание, ударил по щиколотке, предполагая в ответ рефлекс - задний удар с ноги  и-или попытку ухватить, потому отскочил назад, к дереву. Выхвалил из земли кунай, что предназначался ему, а после допрыгнул до дерева, чтобы вытащить из него второй. Кое-как сложил печали и - исключительно ради удерживания внимания - выпустил ещё один чуть больший шар, направленный на траву.

Бежать надо только когда от этого есть толк; не всегда побег означал хоть какую надежду на спасение. По крайней мере, если враг намеревается тебя убить или покалечить - Саске читал об этом и слышал из рассуждений взрослых. Он им верил.

Дальше пришлось увернуться и ускориться, чтобы нагнать Хинату - Саске в самом деле быстрее неё, всегда отличался тем, что быстрый и изворотливый.

- Следи за тылом. Лезь на дерево, оттолкнувшись от моих плеч. Нам нужна высота, - попутно впихнул ей в руку один из кунаев. - Быстрее! - в них полетело ещё несколько, пришлось замереть, прижавшись ближе и к Хинате [перегораживая], и к дереву, отбив их. - Ну, а!

Взрослым непременно проще быть на высоте и вообще что угодно, чем им. Дети способны - как прежде - лишь бежать по земле, куда более слабые и медленные. Однако Хинаты и Саске не было со всеми наверное минут десять, и раз никто не заметил, то стоило привлечь их внимание; причина должна была найтись, может быть даже фонарики в небе виноваты и шумы голосов. В любом случае, с земли во тьме среди леса это невозможно; даже если начать кричать. На высоте их просто застать, попытавшись напасть со спины - для того и нужна Хината; можно попытаться скинуть, но тогда сменят ветку или появится шанс заехать ногами по лицу - шанс ничтожно маленький, но лучше, чем ничего.

Вероятно, так вырисовывалась будущая манера боя Саске: рискованная, направленная и... крайне небезопасная для соратников, предпочитая оттого в совершенстве одиночную работу.

Став сначала опорой для куноичи, Саске последовал на дерево за ней, дав команду забираться выше. Им бы сейчас леску... хоть Учиха и обращайся с ней почти никак, держа в руках лишь пару раз. И все же.

- Катон: Огненный Шар! - сложив печати, он выпустил его, на этот раз впечатляюще огромный, как могло показаться с их позиции. Кверху. Так, чтобы листва загорелась, задымилась, а часть пламени улетела в воздух над деревьями. Так пожар будет видно издалека. После, когда эффект достигнут, опустил шар-поток сдуванием ниже, чтобы тот ушёл в землю, а остатками очертил-задул пространство вокруг них. Чакры почти на оставалось, Саске ещё ребёнок, да и контролировал её как умел. Однако... они хотя бы попытались.

Бежать им в любом случае больше некуда. Потому, достав из кармана второй кунай, встал в боевую позицию. Хинату устроил максимально за собой, словно бы защищая: позади них твёрдый широкий ствол, потому, чтобы добраться или ранить её, им нужно было пройти сначала через Учиха. Кроме того, из-за подожженных травы и листвы создалось подобие дымовой завесы, из-за которой попасть в них было бы тяжелее [плохая видимость], как и в целом - тяжелее; даже если и давало им всего-то какие-то жалкие секунды.

Перед смертью, как говорится, не надышишься.

А дышал он тяжело, запыхался; ощущал, насколько нездорово и часто бьется сердце. Кажется, сейчас ему действительно страшно. Потому что больше предъявить врагам нечего. Они сильнее.

В голове зачем-то считал про себя. Наверное, чтобы не паниковать.

Ему хотелось стать как нии-сан, даже если тот в последнее время не очень ладил с отцом. Быть полицейским. Как все в его клане. Сделать много-много всего. А придётся умереть, похоже, вот так, здесь и сейчас... по крайней мере, попытавшись исполнить долг полицейского и спасти кого-то, а?

Зачем-то продолжал считать про себя... семнадцать, восемнадцать...

Если честно, к  горлу подступил ком и очень хотелось заплакать, но Учиха знал, что только слабаки плакали, и тем более умирали в слезах. Он не слабак. Он Учиха. Он как брат. Он всё встретит достойно. Он шиноби.

... двадцать семь, тридцать шесть...

Сердце пропустило удар: всё, сейчас, нутром ощущал и почти видел, что враг в нескольких шагах, что и внизу тоже. Почти зажмурился [дым щипал глаза], не отступая со своего места, и...

Раздался хлопок, разрезающий звук. Кажется, тело упало на землю, и снизу послышались голоса. Знакомые и не очень. Саске приоткрыл глаза, так и застыв в своей грозной, но отчаянной позе жалкого щенка. Перед ними на дереве сквозь потушенную дымку стоял человек с такими же глазами, как у Хинаты. А снизу слышались знакомые голоса двоюродного дяди и нескольких других человек.

- Хината-сама!...
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1070/68957.png[/icon][lz]<center>кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.</center>[/lz]

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/GIL2Ula.jpg[/icon]
[indent] Её глаза, позволяющие видеть всё насквозь, часто вызывали дискомфорт; ей приходилось использовать их во время тренировок с отцом, с братом, когда им позволяли тренироваться вместе. Этот дискомфорт, что мог бы отвлекать, заставляя потерять сосредоточенность на ситуации, всегда отступал и во время тренировок, и сейчас, когда нехорошие люди решили причинить им вред. На их клан часто совершались набеги. Посторонние, оказывающиеся внутри клана и желающие забрать самое ценное, что у них было - их глаза - исчезали так же неожиданно, как и появлялись. Защиту Хьюга было не обойти, потому что пределы их клана - крепость, что выстоит в любой атаке. Ни раз она спрашивала - зачем, почему, для чего этим людям их глаза, и всегда получала один и тот же ответ - когда одним недоступно что-то, они стараются заполучить это любыми возможными способами. И далеко не все поступают по чести [проще принять то, что большинство действуют крайне мерзко]. Поэтому здесь и сейчас, у неё больше не возникало вопросов - почему на них напали; скорее её волновало - как им теперь с этим справиться. Сложно. Кажется даже невыполнимо, потому что она еще очень слаба. Мысленно она уже пообещала себе, что если им удастся справиться с этим - выжить - то она обязательно будет вести себя хорошо, больше никогда не будет убегать от родителей, потому что всё, что происходило сейчас - это только её вина; не вина Саске, но, несмотря на это, он встречает нападение с достоинством. Удивительно, как он сохраняет выдержку, когда ей так страшно сейчас.
[indent] И, смотря на него, ей не хочется плакать - лишь только соответствовать.
[indent] Мальчишка реагирует быстро. В то время, как её глаза вскрывают всё окружение - она послушно кивает головой, реагируя так же быстро, как и он, - Да, - она будет его глазами, потому что это её единственное преимущество. Сила, скрытая в её руках, пока слишком мала. Она пропускает через пальцы чакру, отбивая свои удары на тренировочном манекене, но если удары Неджи оставляют на нем следы, её даже не повреждают поверхность. Недостаточно. Если она попробует использовать то, что умеет, это вряд ли нанесет хоть какой-то вред взрослому мужчине.
[indent] Пока Саске выпускает огненные шары - боже, она никогда не видела ничего подобного так близко, позволяет себе замереть всего на секунду, отвлекаясь на это, в неком восхищении. Это привлекает внимание врага, отвлекая его, наверняка, он и вовсе не ждал такого сопротивления со стороны детишек. Но Учиха удалось удивить; не только врага, но и её саму. Она пользуется выигранным временем, по указанию Саске бежит к дереву. Проклятая обувь, в которой совершенно неудобно передвигаться в принципе, тем более среди леса. Недовольно дует губы, бьякуган до сих пор активирован - она видит даже больше чем нужно. Странно что те двое, которые не перешли к наступлению, сохраняют свою позицию в стороне. Не понимает, чего именно они выжидают. Впрочем, они с Саске не настолько сильны, чтобы с ними не мог справиться даже один. Те двое, наверняка, на случай непредвиденных обстоятельств. Каких? Если в дело вмешаются взрослые, её нет достаточно времени, чтобы отец принял соответствующие меры. Ищут, наверняка, не стоило сомневаться; вопрос в другом, как скоро их найдут, и сейчас она и вправду хотела быть обнаруженной. Сбрасывает неудобную обувь, оказываясь босиком возле дерева. Забраться не проблема - она ни раз забиралась на деревья, что росли на территории клана, когда они с Неджи пытались убежать от внимания взрослых. И так кстати её нагоняет Саске, и позади него...
[indent] - Сзади! - кричит она, когда видит приближающиеся кунаи. Быстрая реакция Саске, и вот он прижимает её к дереву, перекрывая собой, успешно отбивая приближающуюся опасность. Сильный. Быстрый. Зажмуривает глаза всего на мгновение, на автомате, а после кивает, забираясь на дерево, опираясь на его плечи, и прижимая кунай, что дал Саске, к груди. Выше, лезет, цепляясь пальцами за жесткую кору деревьев, что царапает ладони, пробираясь всё глубже. Спрятаться в листве - не удастся, но ветка достаточно толстая, чтобы выдержать их до того, как не заберется тот, кто будет в разы тяжелее. К горлу комом подступает страх; правда очень страшно, потому что это не тренировка и её слабость сейчас, отличный показатель того, как не умение постоять за себя может стать причиной для смерти. Она не хочет умирать; никогда не хотела. Упирается в ствол дерева спиной, когда Саске выпускает очередной шар прямиком наверх. Огонь. Дым. Он решил привлечь внимание? Хорошая идея! Ох, дышать становится тяжело, в горле сейчас так першит, что она не может подавить кашель, кашляя в сжатый кулак. Вокруг настолько затянулось дымом, что она видит всё только благодаря бьякугану. На глаза наворачиваются слезы - не из-за желания разрыдаться [хотя и не без этого, увы, она же всё таки девочка], а от того, что от дыма начали слезиться глаза. Саске закрывает её и она видит перед собой его спину, крепко удерживая его за гладкую ткань одежды. Пальчики не размокнуть, потому что она видит, как приближается противник, слишком близко к ним - не убежать. Глаза судорожно ходят из стороны в сторону, словно она ищет способ, как лучше укрыться, но бежать некуда. Увлеченная противником она не сразу замечает приближение кого-то знакомого, от чего бы отступила та паника, с которой она не могла собрать мысли в единое целое.
[indent] Хлопок. Звук падающего тела, и она прям встрепенулась на месте, потому что увидела!
[indent] - Не враг, свои, Хьюга и... - выглядывая из-за плеча, радостно произносит она, и тут же волнительно улыбнулась, - кажется, Учиха, - дезактивирует бьякуган, в нем больше не было необходимости. Кажется, они спаслись, но это спасение не благодаря её способностям - исключительно вся бравада в сторону Саске - и она скажет спасибо, но чуть позже.
[indent] И вот они спускаются на землю, плотная дымка практически была развеяна. Она не смотрит на тело, лежащее у дерева, смерть - это хоть и привычно, но всё еще тяжело для ребенка - тело того, кто хотел навредить им вместе с тем не вызывает сожаления. Слышит приказ осмотреть территорию, как двое шиноби срываются с места и исчезают с дуновением ветра. Несколько Хьюга осталось и.... отец. Она виновато подходит к нему, как только слышит своё имя, произнесенное с особой строгостью, не смея смотреть ему в глаза. Смыкает пальчики за спиной, и склоняет голову, оказываясь рядом - в знак уважения и принятия собственной ошибки. Виновата, знает и без этого взгляда, но...
[indent] - Извини, это вышло случайно, - тихо, покорно, вовсе не оправдание, она лишь тяжело выдыхает, неуверенно поднимая на него взгляд. И тут же пожалела, что сделала это, потому что встретилась с его строгими и холодными глазами. Обожглась! Этого хватило, чтобы мурашки разбежались по телу, и заставили почувствовать себя настолько виноватой, что не было возможности дышать. Вот снова хочется разрыдаться, но перед ним она никогда не позволяла себе плакать. Она знает, что он будет ругать её, но не здесь - ни в окружении Учиха, Хьюга, а после, когда они кажутся на территории клана; одни. Хотя бы так, потому что иначе ей будет до безумия стыдно, если сейчас всё внимание окружающих будет приковано именно к ней.
[indent] Невольно Хината смотрит в сторону Саске - с помощью глаз видела, как мало чакры у него осталось, но несмотря на это, он так бодро стоит на ногах. Точно герой! Невольно улыбнулась, посмотрев на отца - безмолвно спрашивая разрешение на то, чтобы отойти, всего на секундочку! И, кажется, он понимает её, недовольно хмыкнув что-то в сторону, отпускает. Его взгляд в сторону Учиха ей совершенно не понятен, взрослые вообще сейчас переглядывались с особым скрытым для неё смыслом - слишком сложные любезности, когда отец извиняется (!) перед ними за доставленные его дочерью неудобства. Что ж, за эти извинения, которые ему пришлось принести - она получит свою порцию наказания после. Уже знает это, но пока старается не думать; просто не хочет.
[indent] Оказывается возле Саске, неловко переминая пальчики, на щеках яркий румянец. Она мило улыбается, склоняя перед ним голову, потому что хочет поблагодарить, - Извини за доставленные проблемы, и..., - приподнимает взгляд, когда щеки наливаются всё большим румянцем, потому что сейчас она сделает то, чего не ожидает даже от самой себя. Дыхание замерло, как и маленькое сердечко. Выпрямляет спину, делает шаг навстречу Саске и целует мальчишку в щеку, быстро, неуверенно, и тут же отпрыгнув в сторону, потому что это невероятно смутило не только её, -... спасибо тебе большое за помощь! - говорит быстро, слишком быстро. Не понимает, как до сих пор не потеряла дар речи, потому что пальцы дрожали от страха и волнения.
[indent] Щеки горят, внутри просто атомная война, потому что всё определенно ломается. Чего это она вообще полезла к нему? Ох, она никогда с мальчиками вне клана и вовсе не говорила, а тут такие вольности! Что-то бурчит себе под нос, словно оправдывается перед самой собой, а после не может смотреть ему в глаза, уводя взгляд куда-то в сторону, подальше от его недоумения, - Надеюсь мы еще увидимся, Саске-кун! Пока!
[indent] И быстро ретируется с места преступления, убегая как можно более резво обратно к отцу, потому что уже чувствует на себе его вопросительный взгляд. Кажется, отцу её благодарность не понравилась, ей самой показалось это лишним настолько, что аж вспотели от волнения ладошки. Она прячет руки в рукава юкаты и послушно идет за Хьюга, что спешат удалиться. Праздник закончился. В наказание она так и не увидит фонарики, запущенные в небо, потому что всю дорогу до дома будет послушно смотреть прямо в землю; потому что не заслужила; потому что плохо себя вела; и потому что слишком устала от всего того, что произошло в этот вечер. Слишком много впечатлений для столь впечатлительной девочки, морально, впрочем и физически, устала.

Отредактировано Hyuuga Hinata (2020-03-09 12:18:10)

+1

9

Сквозь дым Саске мог бы кое-чего увидеть, вероятно [или нет], будь у него шаринган. Но таковой у него отсутствовал, как и - непременно - у нападающих отсутствовали особые глаза, позволявшие видеть сквозь очевидные преграды, тоже. Потому он принял быстрое [как учил нии-сан: не терять время и не тормозить], рискованные решение, что отчасти лишало возможностей и их сторону тоже: создавая преграды врагу, споткнулся о них и сам. Однако, кое-как имелась Хината, а ни чакры, ни иных выходов, кроме как цепляться ни за что и надеяться на то, что пламя среди огней и ночи заметят, не оставалось. Они слишком слабы для чего-то ещё; Саске - уж точно, что запомнится ему достаточно хорошо, отпечатавшись в памяти некими выводами.

Однако, ни задохнуться, ни пострадать они не успели. Мальчишка не знал, имелся ли барьер и почему их не нашли сразу - вообще об этом не думал, действуя из того, что у них двоих имелось, а чего нет, но теперь смог вдохнуть воздуха. С гарью, не совсем чистого, тем не менее - безопасного. И с этим первым глотком его, кажется окатило: адреналином, страхом, эмоциями, стрессом. Почувствовал, как от неожиданно пережитого изнутри на самом деле тряслись колени, как много чакры использовал, как даже голова закружилась. И как, оказавшись подхваченным, ноги вновь почувствовали почву. Твердую, не враждебную. Да, в самом деле, они в безопасности.

Взгляд зацепился - мимолётно - за Хинату, после - за прибывших шиноби её клана, всех с этими странными глазами. После же обратил внимание и на Учиха: среди них был ото-сан, Фугаку, и ещё двое родственников, что также присутствовали на фестивале близ главы.

"Отец переживал, а потому лично отпаривался искать меня?" - волнительно подумалось мальчишке, от чего с одной стороны стало как-то приятно и трепетно, а с другой... страшно. Страшно за то, что ничего не смог сам, разочаровал, заставил отступить от праздника, нарушить план, опозорить Учиха. Страшно из-за той реакции - взгляда, что хуже любой боли - что могла последовать, непременно должна была. Ведь Итачи на месте Саске непременно бы разобрался, вернув Хинату назад, а там бы и каким-то образом поймал врагов. В нии-сане не сомневался нисколько, потому что боги не подлежали ни критике, ни сомнениям, являясь абсолютным, а вот в себе уверенности не имел вообще.

И тем не менее, того взгляда от отца... не последовало. Фукагу после обмена несколькими фразами с Хьюга и гляделок, смысл которых до мальчишки не то чтобы доходил, но непременно что-то для взрослых значил, подошёл к сыну. Ничего не говорил, но выглядел... младшему могло показаться, но в отце читалось некое довольство [удовлетворение] ; он не смотрел с тотальным разочарованием и, кажется, не намеревался игнорировать Саске. Не сразу, не сейчас. Это всё из-за слов главы Хьюга?

- Меньшего от моего сына и не ожидалось, - окинув взглядом и оценив сначала масштаб на месте действия [очевидно, что лидер Учиха способен был отличить применение огненной стихии, как и кунаи, как и положение детей, а также вражеских шиноби, сделав некоторые выводы о примененной стратегии, командной роли и использованной силе], а после и самого сына [Саске показалось, что тот хотел проверить, всё ли с ним в порядке и получил ли он какие бы то ни было увечья, кроме общей не фестивальной потрепанности], строго констатировал мужчина. После - словно бы удовлетворенно - на момент прикрыл глаза и, развернувшись, двинулся в сторону деревни. - Возвращайся назад, Саске. Скоро будут запускать фонари.

Мальчишка застыл, широко раскрыв глаза.
Что. это. было: отец не... отец его заметил? Отец им доволен? Отец не разочарован им так, как следовало? Учиха даже растерялся, упустив время ненадолго да застыв на месте, совершенно позабыв о том, где находился и что только что случилось; как переживал, как боялся, как был на грани смерти. Отец перекрыл ему всё - высшее из божеств в иерархии, на малейшее расположение которого он уже почти перестал надеяться - и теперь мальчишка был счастлив; не горд, неизменно усталый, но... не жалел ни на минуту о том, что прошёл через это.

Если честно, Хьюга всем составом отошли на второй план, и Саске даже позабыл, что они были здесь - вот настолько значимы ему были свои и признание высшего из богов, хотя бы такое; хотя бы без слова "разочарование" в глазах, что обычно сквозило, если удавалось словить хоть что-то помимо игнорирования или равнодушия. Потому, когда Хината подошла, Саске пришлось повернуться, будучи наполовину в себе, и уставиться на неё с некоторым недовольством: она отвлекла его от таких редких, приятных мыслей.

А ещё мямлила; и краснела чего-то. Мальчишка чуть насупил брови, однако не прогонял её, как и не сказать, чтобы в принципе раздражался: она не казалась источником раздражения, хоть и подошла не вовремя. Наверное, более того, ему даже хотелось, чтобы она подошла, потому что ни с кем прежде - кроме брата на миссии - Саске ничего подобного не переживал. Это было интересно. Благодаря её невнимательности [беспечности?], в конце-то концов, он получил от отца что-то... большее, чем ничего. Чем привык, чем мог рассчитывать, чем ему предназначалось. О том, что пройдёт чуть меньше года и ото-сан откажется - с болью - от идеи передачи наследования Итачи, обратив внимание, хоть и не веру, на младшего, мальчишка не знал. Да и оно ничего ему не даст в конечном счёте, о чём он также не знал.

- ... пф, это был мой долг, - как полицейского, как Учиха, как шиноби, как мужчины, как-как-как, выдал он, едва надуваясь ежом. Если честно, вот совсем честно, Саске было отчего-то приятно: его редко благодарили, а в Хьюга сейчас ощущалась настоящая искренность, к которой, опять же, Саске совсем не привык, не то чтобы ожидая изначально. А ещё самую малость покраснел, потому что... ну... Вообще-то обычно только от нии-сана краснел. Ужасная слабость, пф, он что, как девочка? Удивившись и затушевавшись на какие-то мгновения, что-то невнятно пробубнил про "эй, ты что" и "ты чего так делаешь", что даже для него самого вышло неразборчиво. Да и Хината настолько быстро улетучилась со своего места, что ничего кроме гордо-замкнутого, но искреннего: - ... пожалуйста, - выдать не успел. А потом потер щеку рукой, потому что не дело так шиноби, да. Отец к тому моменту на него уже не смотрел, а Саске лишь проводил удалявшуюся спину старшего взглядом. После - Хинату. Она не выглядела... счастливой или радостной. вообще. Подавленность [кажется, в этом виноват и мелкий Учиха, только причины этой вины будут глубже и вовсе не на детских амбициях, но на взрослых повязанные]. И, если честно, мальчишка уверен, что понимал, что она ощущала; понимал её. Ведь так часто точно также тупил глаза, на деле желая другого, и следовал тенью, что не имела значения ни дня кого. Хотя хотелось обратного. Наверное, между Хьюга и Учиха куда больше схожего, чем казалось, и разные, но одинаково особенные глаза - это лишь верхушка айсберга. О чём, впрочем, в силу возраста и приоритетов Саске не задумывался. Наверное, как и Хината.

Развернувшись неизменно чуть надутой булочкой, торопливо двинулся за своими: все начали расходиться столь же быстро и оперативно, как вместе сработали минутой ранее. Более никто ни с кем не разговаривал, словно бы кланы находились на двух сторонах зеркала.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1070/68957.png[/icon][lz]<center>кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.</center>[/lz]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » следи за бумагой по воде