POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » олег кашин был неправ


олег кашин был неправ

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[icon]https://i.imgur.com/SE2QiTK.jpg[/icon][nick]Gamayun[/nick][fandom]slavic folklore[/fandom][char]гаврила афанасьевич[/char][sign] [/sign][status]рот в говне, нога в тепле[/status][lz]отмотал свои я сроки оттрубил в свою трубу в рай отправлюсь на бульдоге словно птица ебубу[/lz]

гамаюн, сиринhttps://i.imgur.com/pPG1VCS.jpg
что вы скажете, оказавшись перед путиным? РАЗБЛОКИРУЙТЕ КРОТА, СУКИ ЕБАНЫЕ

+9

2

[nick]Sirin[/nick][status]ЛУКОШКО РОССИЙСКОГО ГЛУБОКОМЫСЛИЯ[/status][icon]https://i.imgur.com/C6JfQvj.jpg[/icon][char]иннокентий бздюх[/char][lz]в небе огненная спица тычется в глаза птенца, я люблю как крот молиться на могиле мертвеца[/lz]на самом деле, в запасе у иннокентия было много других вариантов.

можно было пойти работать на передачу к алексею навальному, а через год-два исчезнуть для всех в какой-нибудь далёкой воинской части. либеральное сообщество ищет его в твиттере днём и ночью, телеграм-каналы отправились прочёсывать спасательные отряды; иннокентий — чистит унитазы собственной зубной щёткой, но, по крайней мере, не встречает в коридорах студии кощея и владимира соловьёва. можно было завести свой канал на ютубе, брать интервью у блогеров, рэперов и недоносков, зависших где-то посередине благодаря версусу. сделать однажды выпуск с хованским и погибнуть под тяжестью дизлайков и отрицательных комментариев. иногда, засыпая, иннокентий нащупывал под подушкой надежду — мысли становились легче: он представлял себя журналистом — настоящим, профессионалом; воображал, как выпускает на «медузе» своё первое серьёзное расследование. его переводят на английский язык, международное коммьюнити в восторге, зазывает к себе иннокентия, но он гордо отмахивается: россия — моя душа, офис в риге — её филиал. может быть, ему даже дадут редколлегию, но так далеко иннокентий всё-таки не заглядывает.
 
на этом моменте он обыкновенно просыпался, становился кешенькой, мальчиком; кощей крепко держит его за шею, у самого дряблые, старые пальчики. голос надсадно, хрипло срывается, иннокентий с ужасом вычленяет из потока бессмысленного визга слово «хайп». 
— может быть меня лучше на эфиры с чаплиным, а? — предлагает иннокентий с вялой надеждой.
от безумной идеи кощея его ничто не спасает.

— ну и где он? мы начинаем через полчаса.
иннокентий знает, где. иннокентий знает. смотрит, небось, на картину васнецова, поражается своей красотой. гамаюн невдомёк, что оригинал вдохновил виктора михайловича куда меньше, чем его собственная племянница. ты завидуешь мне, кешенька, но поверь: постоянно быть образцом для всех — это так изматывает.

кощей, сидевший над златом в своём жж, смутно понимал, что такое хайп и как привлечь аудиторию не доросшую до сорока. даже преображение не помогло: душа осталось старой, он стал похож на кладмена, но торговцев стаффом искал на улицах, однажды даже доебался до подозрительного мужика с просьбой продать травку, за что получил по роже. про лейтенанта пидоренко он слышал только в пересказах своих помощников — смутно понимал, что первый эфир после деанона может привлечь молодую аудиторию. иннокентий плакал, цеплялся за руки, умолял, по дороге сюда пытался перебежать ленинский проспект в самой оживлённой части.
ничего не помогало.
заголовок «лейтенант пидоренко — человек эпохи возрождения?» глумливо подмигивал ему с бумажек.

иннокентий, в отличие от кощея, знал. был среди первых подписчиков на его канале, дежурил ночью перед открытием «нон-фикшна», чтобы успеть отхватить себе книгу. с гамаюн они уже давно были в ссоре: иннокентий даже избавился от прежнего имени, лишь бы не напоминать себе о своих ужасных родственных связях. но он — гамаюн — гаврила, блять, афанасьевич — даже при таких обстоятельствах сумел ему поднасрать. после того, как пидоренко сдеанонился, иннокентий потерял всякие причины жить. на пару дней даже пришлось удалиться из телеграма.
выжженные мефедроном ноздри подрагивают от негодования. гаврила афанасьевич появляется (цветущий, пахнущий, маслянистые глазки презрительно задерживаются на чужих мешках под глазами), иннокентий вздрагивает и рефлекторно отшатывается, словно надеется, что зычный голос гаврилы афанасьевича не в силах уничтожить преодолеть время и расстояние.

— петь, — произносит иннокентий одними губами. — не вздумай, — желчная улыбка выдаёт нервозность, но завершает он почти с удовольствием. — эфир, кстати, без задержки, будь аккуратен.

Отредактировано Firebird (2020-03-02 19:04:00)

+9

3

[icon]https://i.imgur.com/SE2QiTK.jpg[/icon][nick]Gamayun[/nick][fandom]slavic folklore[/fandom][char]гаврила афанасьевич[/char][sign] [/sign][status]рот в говне, нога в тепле[/status][lz]отмотал свои я сроки оттрубил в свою трубу в рай отправлюсь на бульдоге словно птица ебубу[/lz]«какой-какой канал?» — гаврила хлопает ресницами, но взлететь пока не получается. менеджер отправляет голосовые сообщения, гавриле душно и хочется ныть: тофу во вкусвилле позавчерашний, приглашение на интервью написано с ошибками, миллениалы забыли о больших буквах и приличии, портвейн во фляжке закончился — этот мерзкий день спасает только кешенька, царствие ему небесное (похуй, что ещё жив). гаврила так возбуждён, что забывает залупиться на продюсера и отправляет ему стикеры с таксами, назовите дату и время, я обязательно буду, что же вы сразу не сказали.

в прошлом году он хотя бы к скабеевой ходил (так, для души) или на эфиры дождя (вернуть рукопожатность), а сейчас совсем обленился. все уважающие себя эксперты перешли на ютуб, хотя соседство с шульман и прочими навальными гавриле не по душе. у него уютный канал, своя аудитория, разумеется, немного ботов — для души, для здорового румянца на щёчках, русский народ всё-таки суровый, сам себя не похвалишь — всё равно обвинят в накрутке, чем гаврила хуже пригожина, спрашивается. раньше он сочинял политические гороскопы, а потом душа попросила поэзии, и так, конечно, родился лейтенант пидоренко. феликс сандалов потом назовёт это наивным искусством, ну и пошёл он нахуй.

гаврила просыпается пораньше, тщательно чистит золотые зубы, распевается в душе; отутюженный с вечера платочек по-средиземноморски благоухает шипром, гаврила вдохновлён и сочиняет за завтраком ещё один стишок. под постом на фейсбуке — да, я пидоренко — уже полторы тысячи лайков, больше было только у выдуманного разговора с таксистом, оказавшимся бывшим опером. раз может симоньян, то и гаврила не дурак.

от файла со списком вопросов гаврила отмахивается — мы с кешей в нулевые почти что жили вместе, поболтаем, как старые друзья — отмахивается, а потом заучивает наизусть, чтобы ночью отшлифовать нужные интонации и разыграть воображаемые диалоги. за то время, что они не виделись, лоб у кешеньки, кажется, вырос в три раза. гаврила почёсывает память где-то на макушке и вместе с благородным седым волосом извлекает размытое воспоминание — они не так давно даже виделись на презентации, куда гаврила заглянул, чтобы почесать ещё и эго. иннокентий тогда был свеж и воодушевлён, а сейчас несвеж и расстроен, наверное.

почему они разругались, гаврила не помнит — ни к чему отягощать память мелочами, сраться с семьёй — вопрос принципиальный и важный, в этом году сирин, в следующем — алконост, хотя сейчас гаврила думает два дебила (вслух, конечно, не скажет — на фейсбуке в прошлый раз насовали хуёв за стигматизацию). но это он по-интеллигентному и любя: никто не виноват, что в семье не без урода и что урод этот не гамаюн. он растирает эту мысль между мокрых ладошек, выпархивая из такси. припозднился, ну и бог с ним.

— кешенька! — в глотке радость узнавания и немножечко желчи. — ты какой-то болезный, у тебя всё в порядке?
руки порхают в паре сантиметров от его лица — гаврила бы потрепал за щёчки, даже в лоб бы поцеловал, но наверняка нарвётся на очередную сцену.

— искусству задержки ни к чему. ты мне вот что скажи, а то я не слушал войсы вашего менеджера: что, матом в эфире нельзя? вы кого позвали вообще? — он не сдерживается и хлопает кешеньку дважды по плечу.

в голове зреет новый стишок.

+7

4

в «фаланстер» иннокентий выбирается с твёрдым намерением устроить интеллигентную свальную драку: оттаскать за бороду куприянова, разъебать пару шкафчиков со стопками гидов «как построить анархию?». вы, блять, хоть представляете, кого продвигаете? он закрывал глаза, воинственно сминал в широкой ладони уже третий бычок, представлял, как заканчивает — эффектно и ярко:
— «гилея» стоит у вас неоправданно дорого, кстати, а про трансфутуристов в 2020 году уже никто не читает.

решительно открыв дверь пинком, иннокентий мгновенно превращается в кешу. воинственно (непременно воинственно, так и запишите) просит дать комментарий для интервью, снисходительно сносит насмешливые взгляды. расскажите, пожалуйста, как проходила работа с автором, — у иннокентия зубы скрипят, но он терпит, успокаивает себя мыслями, что верить левакам — себя, в общем-то, не уважать, в конце концов, это они изобрели постмодернизм, постиронию и постправду. напоследок благодарит — высокомерно, чтобы не потерять лицо, — и не придерживает за собой дверь.   
— в «циалковском» всё равно лучше, — мстительно шепчет он, когда выкатывается на тверской бульвар.

иннокентий вздыхает, пытаясь разгладить на лбу нервную складочку: не дождутся, не выдаст слабость, не доставит гавриле подобной радости. когда это было необходимо, он умел вести себя как настоящий мужчина: молча терпел, когда вместе соевого молока в латте наливали миндальное, не распустил нюни, когда в твиттере двачеры начали травить nixelpixel.
только однажды, когда после расследования фбк чайку не посадили, не выдержал. настрочил в фейсбуке разгромный, отчаянный пост: куда же мы катимся, дорогие друзья? странно это слышать от подстилки вгтрк, — заметил алконост в комментариях, на следующей планёрке кощей устроил ему истерику разбирательство.
кощею он отомстил, снеся в корзину ярлык браузера. интернет удалили, гордей иванович, — скорбно разводит кеша руками. — это, наверное, происки башни сечина, не переживайте, мы уже готовим ответный удар.
с тех пор иннокентий держал язык за зубами, называл это выдержкой, на пикетах прятал лицо за солнечными очками. в конце концов, выдержал арест кирилла серебренникова, выдержит и гаврилу.
иннокентий даже давит доброжелательную улыбку.

— материться можешь, — он осторожно выскальзывает из-под напудренной, плюшевой руки, левое веко дёргается. случайно забывает озвучить табу на фамилию «навальный»: хотел кощей хайп — получит, лишь бы, бедненький, не обляпался. — а вот рекламировать новую книгу не дам. научная история, значит? гаврюша, объясни мне, ты зачем столько набрехал?
[nick]Sirin[/nick][status]ЛУКОШКО РОССИЙСКОГО ГЛУБОКОМЫСЛИЯ[/status][icon]https://i.imgur.com/C6JfQvj.jpg[/icon][char]иннокентий бздюх[/char][lz]в небе огненная спица тычется в глаза птенца, я люблю как крот молиться на могиле мертвеца[/lz]
иннокентий, конечно, читал. от корки до корки читал, сплёвывал желчь, перекидывался в птицу и нервно раскачивался из стороны в сторону на своём насесте. какая возмутительная вульгарная русофобская дрянь (на озоне всё раскупили всего за три дня). половину тома занимала библиография: иннокентий знал, иннокентий точно знал, что проверить столько исторических источников гаврила был бы просто не в состоянии. как же мозоли на пяточках (мягоньких и холёных), как же режим: в конце концов, все архивы закрываются раньше, чем гавриле удаётся раскрыть глаза после затяжного дневного сна.

— костюм впечатляющий, — иннокентий тешится, пока может. — напрокат взял, да? — знает ведь, знает лучше других, что и охрана, и лакшери шмот — не для души, а для подписчиков в инстаграме.

Отредактировано Firebird (2020-03-11 17:09:32)

+8


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » олег кашин был неправ