POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Wild Roses


Wild Roses

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Wild Roses

https://funkyimg.com/i/33QNH.png

Loki Laufeyson & Amora

27.01.2016 // Земля
In the night I am wild-eyed, and you got me now
Oh, roses, they don't mean a thing you don't understand
But why don't we full on pretend?
Oh, won't you?

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-04-12 00:21:46)

+1

2

- Нет, исключено, - Локи морщит нос, качает головой чуть резче, чем того требует ситуация, выдавая свой внутренний нездоровый энтузиазм. Устраивать вылазку в город, когда положение асгардцев крайне шатко, а переговоры с правительством зашли в тупик, опрометчиво. Но как же чертовски заразительно подмигивает Амора, заговорщически предлагая детали их маленькой диверсии. Накинуть личины, пройти через аномалию, что скоро, судя по приборам, откроется прямо рядом с базой….

Магу приходится отвлечься от обсуждения, так как маленькая Гевьон, белокурая девчушка из семьи асгардских вельмож, после Рагнарека оставшаяся круглой сиротой, настойчиво дергает за зеленый плащ.

- Ваше величество, я уже сделала все задания, можно пойти в комнату для игр? – Она с мольбой заглядывает в серо-зеленые глаза варлока, а потом протягивает планшет, ставший заменой пергаментам и свиткам. 

Обучение молодых богов легло на плечи Локи и нескольких помощниц. Сигюн и Амора подменяли его, когда требовалось решать государственные дела. К сожалению, почти никто из ученых Асгарда не выжил, или же пока не в силах обучать подрастающее поколение. Маг, опираясь на свою память и некоторые ванахеймские трактаты, смог составить план уроков для двадцати подростков, разбив на младшую, среднюю и старшую группы. Умная, не по годам, Гевьон справлялась лучше всех сверстников, проявляла способности к магии.

- Покажи госпоже Аморе все, что успела запомнить на уроке, а после можешь идти играть, - сдается наконец трикстер, передавая планшет в руке чаровнице. А после добавляя чуть тише:

- Отчитаетесь мне обо всех успехах учеников сегодня вечером, лично. Часов в восемь.

Локи почти уверен, он пожалеет об этом – но сидеть в стальных стенах базы становится невыносимо. Подкорректировав протоколы слежения, выстроив коридор из слепых зон, он оправляет форму штатного сотрудника ЩИТа. Ждет, когда на камерах мелькнет Амора.
Тони потом будет крайне возмущен, но его софт требует огромного количества доработок. Старк может и гений, но все еще человек. Разница в мышлении крайне ощутима.
Наконец, получив условный знак от чаровницы, трикстер запускает протокол сужения диапазона отслеживания.

Боги покидают здание без происшествий, легко ныряют в портал, ведущий в самое красивое место Нью-Йорка – Центральный парк. Остров природы, зажатый меж бетонных и каменных стен.
Локи не бывал здесь зимой. Деревья и лужайки утопают в снегу – аномальная зима накрыла здешние места и стала одной из самых богатых на осадки.

В Асгарде почти не менялись сезоны, снег был редким гостем. Пару раз сбегав в Йотунхейм, трикстер оказался не особо впечатлен холодным вечным снегом. Но здесь – на Земле – он оказался совсем другим. Заворожённо наблюдая за волшебной холодной сказкой, варлок осторожно касается ветки дерева. Она резко пружинит и осыпает богов влажными искристыми хлопьями.

+1

3

—Вовсе даже не исключено, — кокетливо возражает Амора. — Это тебе не сокровищница Одина, в которую, напомню, мы все равно умудрились проникнуть, — и нет, она не забыла, чем тогда всё закончилось. Но нынче волноваться одной веской причиной меньше. Даже если они опять что-нибудь где-нибудь случайно разобьют, наказания не последует. Больше Всеотец в Мидгард никого не сошлет. Хотя бы потому, что горстка выживших из Небесного Города итак уже на Земле. Как они здесь говорят – дно пробито. — К тому же нам с тобой, двум могущественным чародеям, ничего не стоит навести морок и явить взорам смертных чужие личины, а после – пройти сквозь аномалию, которая совершенно случайно и очень скоро откроется рядом с базой, — по виду её так легко сказать, что значат эти слова на самом деле (по крайней мере, сыну Лафея, который неплохо её знает). В чуть прищуренных глазах – уже привычный ему вызов. Если её Шутник не пожелает составить ей компанию, она сбежит поглазеть на место своего несостоявшегося изгнания в гордом одиночестве. Кто знает, в какой переплёт ей повезет впутаться. И принц локти кусать будет, если пропустит такое зрелище.
— Ваше величество, я уже сделала все задания, можно пойти в комнату для игр? — юная ученица, напомнившая асгардийке её саму, протягивает выполненную работу Локи.
«Величество у нас, милая Гевьон, одноглазый, недалекий, бородатый мужлан», — помоги им всем норны с таким королем. Один своими репрессиями довел до уничтожения Асгарда, а Тор, к сожалению, целиком и полностью пошел в папочку. Чаровница и раньше не жаловала ни его, ни Всеотца, а после разгрома, учиненного его дочерью, которую он заточил когда-то в одном из миров, разочаровалась окончательно и судьбу его не оплакивала. Только собственную и своего народа. Их прибытие в Мидгард должно было стать последней несправедливостью бывшего правителя, из-за которой они пострадали.
— Покажи госпоже Аморе все, что успела запомнить на уроке, а после можешь идти играть, — сдается Локи. Белокурая асгардийка берет планшет и с преувеличенным вниманием смотрит в него, рассеянно кивает, стоит мужчине обронить просьбу отчитаться об успехах девочки, и ожидает, когда её с ней оставят наедине. После чего возвращает прибор Гевьон и интересуется:
—Как успехи? — воровато оглянувшись, юная ученица докладывает, что дождалась момента, пока обидчик соберется проглотить вино и превратила напиток в слизняков. Чаровница заговорщически улыбнулась и подмигнула юной леди, тут же зардевшейся и пожелавшей отправиться в комнату игр. Достойное подрастает поколение, в этом сомневаться не приходится. Хоть какая-то уверенность в нынешние неспокойные времена.
В назначенное время, на камерах слежения Амора подает условный знак, который Локи и захотел бы – не пропустил. На пороге аномалии, она привычно сплетает свои пальцы с его и без тени страха шагает в неизвестность, крепко держа Шутника за руку. По другую сторону – заснеженный парк, с четырех сторон окруженный сталью, камнем и бетоном. Белокурая асгардийка улыбается, глядя на очарованного зимним пейзажем мужчину. Ну еще бы повелителю Йотунхейма не понравилась куда боле гостеприимная версия родных просторов. В Мидгаде можно тронуть ветку дерева и опасаться только того, она швырнет в лицо пушистые хлопья снега. Ничего больше. Наверное…
Чаровница протягивает руку, заставляя несколько снежинок замереть в воздухе.
—Я рада, что оказалась здесь только сейчас, — одно дело быть здесь с другом и товарищем, помогая выстраивать новый мир, и совсем другое – оказаться на Земле, лишенной магии, по приговору Одина в качестве наказания за то, в чем она была не виновата. —В другое время и при других обстоятельствах мне бы тут не понравилось, — а сейчас можно попробовать привыкнуть. В конце концов, Асгард – не место, а его жители.

Отредактировано Amora (2020-04-13 23:32:45)

+1

4

- Знаешь, в прошлый свой визит я разрушил большую часть этого города, - Локи говорит спокойно, без особых эмоций, хотя внутри он все еще переживает момент. Агония, безумие, гнев и боль. И множественное войско читаури над небом.

- Мы… так и не обсудили с тобой все нюансы. Дай знать, когда будешь готова.

Не хочется рушить такую прекрасную сказку тяжелым разговором двух асов, прошедших через плен Таноса. Локи надеется, что Аморе удалось избежать хотя бы зверских пыток. С ним Черный Орден не церемонился, ломал долго, пока наконец маг не сдался под напором сил Эбони Мо и камня разума. Сдался, но не проиграл.

- Рад, что тебе нравится Митгард. Признаться, я, на некоторое время, перестал видеть в нем очарование. Было что-то в том дремучем средневековье, трогавшее мое юное сердце. А теперь этот мир вырос, как, впрочем, и мы с тобой. Хочешь кофе?

Варлок, с недавних пор, страшно пристрастился к этому напитку. Виной всему Роджерс и его ночные дежурства на кухне. Маг приходит составить молчаливую компанию после трудного дня. И его всегда ждала чашка крепкого пряного двойного эспрессо.
Потом на выбор появился Латте и Раф, а затем уже сам трикстер начал мало-помалу постигать таинства помола и варки кофе.
А потом Тони открыл для него Старбакс, и вообще всю кофейную эстетику, потребления на ходу, в больших количествах, с разнообразными сиропами.

Асы осторожно спустились с припорошённого пригорка, вышли на прогулочный мост и стали невольными свидетелями шуточной битвы. Человек двадцать, разделившись на команды, закидывали друг друга комьями снега. Смеялись, кричали и роняли самых неловких в сугробы. С минуту маги наблюдали за беснующимися людьми.
Чуть сощурившись, Локи, щелкнул пальцами, заставив тем самым крайне крикливого парня неловко упасть прямиком на тихую и, несколько напуганную происходящим действом, девушку, неловко мявшую снежок.
Молодые люди не пострадали, лишь сконфужено смеялись, краснели, помогая друг другу встать и отряхнуть куртки.

- Никогда не устану от театра жизни, - улыбнувшись, Локи приобнял чаровницу за плечо, жест исключительно дружеский, даром что боги почти одного роста.

[lz]Into this world           
       we  are thrown                      [/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2021-02-28 04:09:46)

+1

5

—Знаю, — фиолетовый ублюдок каждого предпочитал истязать по-своему, исповедуя индивидуальный подход по отношению ко всем своим «гостям», особенно желанным. Локи достались пытки Эбони Мо, что сумел сломать покровители обмана, её же заставляли смотреть, как мучается единственный друг, с которым они были неразлучны, который не бросил её в беде после оглашенного Одином приговора… И которому она не могла помочь. Амора убедительно играла ту отрешенную грусть, напускаемую на себя женщинами, когда их мужчины из чистого упрямства делали какую-нибудь особенно нелепую глупость. Скармливала показанную покорность и преданность титану, понимая, что только так может помочь Шутнику. И все же, Танос понимал – перед ним разыгрывают спектакль. Он умел видеть насквозь и, признавая, что лицедейство белокурой асгардийки куда утонченнее, качественнее и продуманнее, нежели у многих прочих, давал понять, что для него оно всё ещё недостаточно убедительно. И если она хочет попытаться его, пусть старается получше.
Не то в назидание, не то в наказание, он, спустя некоторое время, показал ей поле битвы, развернувшейся на Земле. Войско читаури, перебившее горстку мидгардцев впечатление на неё не произвело (хотя вида она не подала, разумеется). Ей и поэпичнее приходилось видеть битвы, ибо в девяти мирах происходило немало славных битв, о которых позже легенды складывали. Впрочем, за Локи она к тому времени уже не волновалась. Братец его хоть и не блещет умом, но ни за что не позволит человечкам судить аса. Много чести. Или в исполнении Тора: «В небесном граде ждет приговор Всеотца, много более суровый, нежели здесь». Люди тем и удовлетворились, наверняка рассчитывая, что в родном мире его ждёт смерть. Но все сложилось совсем иначе.
—Ты угощаешь, — озорно подмигнув, предупреждает белокурая чародейка. Этим странным напитком её пытались угостить если не все, то точно подавляющее большинство павших жертвой её обаяние. В них, как можно догадаться, недостатка не было, что в мужчинах, что в женщинах, ведь асгардийка разбрасывала свой шарм щедро, горстями, не жалея. Амора по природе своей было расточительна, словно пожар, беспечно пускавший на ветер целые алмазные россыпи. И, разумеется, даже мысли не допускала, что пламя её может погаснуть. Потому и экономной быть не видела смысла. Даже сейчас в ней нельзя было заподозрить простую смертную, вышедшую на прогулку. Мода мидгардцев, конечно, поначалу казалась ей нелепой, она, как и большинство асов, привыкла к совсем другим нарядам. Однако, как и любой женщине, из какого мира она ни была родом, с переменой места обитания, пришло и желание перебрать гардероб, перетряхнув его и внеся кардинальные изменения. Новая жизнь непременно должна начинаться с нового как минимум платья. Амора готова была подвергнуть сомнению что угодно, но не в собственное чувство стиля. Неповторимый образ рождался в муках, но того стоило, ведь лишь после подобных страданий, одежда садится, словно влитая и ощущается, как вторая кожа.
—Хрупкая идиллия, — плечи Шутника накрывают её ладони, на которые Чародейка пристраивает подбородок. По-своему очаровательная и наверняка ощущавшаяся острее из-за этой вот мимолетности. В Асгарде с помощью магии можно было закупорить и сохранить любой момент, заставляя его длится целую вечность. Или даже две. Здесь, на Земле это пока невозможно. Но это только пока. Но к суровой реальности возвратиться все равно нужно было.
— Дай знать, когда будешь готов к тому, чтобы нарушить её, — потому что они и правда не обсудили детали. Пусть принц выберет, с какого именно нюанса стоит начать.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Wild Roses