POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » прообраз цветов, что пахнут


прообраз цветов, что пахнут

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

лишь цветы живут по-настоящему. живут отсчитанные им дни так отчаянно цветя, будто понимают лучше людей быстротечность жизни.

https://i.pinimg.com/originals/ac/d0/8d/acd08d762a1d069cb53d76780f0669e3.jpg

помоги цветам распуститься в сердце ближнего и... возвращайся в свой сад.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon][lz]цветы, растущие во тьме, как ни крути во тьме лишь выжить могут.[/lz]

+3

2

В Тенебру Ноктис впервые в жизни увидел закат и рассвет; даже дневной свет, вовсе не связанный с генераторами и электричеством. Не из рассказов, что были в книгах, на рисунках и различного рода видео, повествовавших о прошлом или далёких от Люциса краях, но по-настоящему. Своими собственными глазами. Не сказать, что принц глубоко впечатлился, однако новая картина определенно ему запомнилась. Это было... непривычно. Странно. Ново. Словно бы сон, вот только мальчишка бы себе такого надумать едва бы смог, чтобы настолько правдоподобно, реалистично, ярко. Или на деле оказалось не так ярко, как принято описывать запоминающиеся события? Какая разница: Ноктис увидел закат и рассвет, ощутил свет солнца, точка. И навсегда - как казалось на тот момент - запомнил. Хотя бы факт их существования. Где-то далеко от той тьмы, в которой привычно и комфортно обитал сам, не стремясь и не задумываясь о бытии в свете.

Ирония из будущего: в собственном сне чужой закат удивит и впечатлит куда больше, чем в реальной жизни.  Но об этом, конечно же, Ноктис пока не знает, как и никто более.

Если отвести взгляд от неба, каким бы то ни было, то куда больше мальчишку впечатлило то, что обнаружилось под ногами: яркие цветы, заполонившие весь сад, коих он прежде не видел. Душистые, ненавязчивые запахом, но привлекательные для взгляда, притягивающие внимание и словно бы оживляющие что-то в голове. В Люцисе - в Инстомнии - также имелись цветы, как и деревья, однако они, само собой, иные, под тамошний климат и условия. Здесь же, в Тенебру, растительность богаче и представительнее. На что, снова, принцу глубоко всё равно: он почти ничего не видел, много спал, находился в доме и снова ничего не видел. Но эти цветы... Цветы Оракулов... Отчего-то из всего-всего он запомнил именно их, оказавшись ни то зачарованным, ни то завороженным.

Или это связано с тем, что Люцисов встретили тепло, приветливо, а у него, не очень общительного по натуре и в силу специфики собственной родины да положения достаточный изолированного ребёнка, появилась новая компания. В Цитадели вне Игниса у наследника не имелось широкого круга общения. Он такового не искал, не желал, но даже если вдруг захотел бы того - увы. Здесь же, в Тенебру, у Ноктиса появилась новая знакомая - Стелла.

Он до этого не часто общался с девчонками, тем более с теми, кто не жили Люцисе со всеми вытекающими. И тем не менее, хоть они тут всего на несколько дней, принц ощущал себя достаточно комфортно в её компании. Они пересекались, пока взрослые что-то обсуждали. Сначала взглядами, позже - на ужине, а там получили возможность много разговаривать. В библиотеке, на верандах и балконах. Здесь, в саду с этими необычными, каким-то особенными цветами, что дарили Ноктису необъяснимый комфорт и спокойствие. Словно они - это понятный ему, совершенно не страшный сон. Тот самый, в который хочется вернуться, в котором ощущаешь отдых и которые так любил принц, пускай после нападения на него и страдал от кошмаров подавляющее большинство провалов в грёзы.

Стелла источала свет. Мальчик не мог сказать, что ему это нравилось - это странно, снова, но её ненавязчивость, открытость, какой-то странный ни то флёр, ни то забота, приятный голос, непривычно светлые волосы и точно такие же глаза - это запоминалось и являло собой диковину. С ней было приятно разговаривать, и, несмотря на непривычку... любопытно? Интересно? Не так сонно? Ноктис не знал, но, правда, компания Стеллы его устраивала; с её братом и другими родственниками толком пообщаться не успел, да и не за чем, не о чём. О чём можно поговорить со странным морозным наследником-колясочном восьми лет, бледным, молчаливым да каким-то вроде бы живым, но по ощущениям не очень?

А они вот много читали сказок, ещё дольше - не напряженно молчали, глядя на огонь в камине, сады в сумерках и катаясь по окрестностям, что во любое время приятно выглядели и подсвечивались ни то светлячками, ни то подобными им существами. А сегодня - наконец-то - Стелла предложила не наблюдать за зачаровавшими гостя цветами сверху или издалека, но непосредственно спуститься к ним, проведя там время. И, кажется, Ноктиса давно ничего так не радовало, как это простое, но какое-то не такое, как иные, предложение.

Потому, пока взрослые решали свои важные вопросы, а охрана поглядывала за королевскими отпрысками издалека, но внимательно, новая знакомая толкала коляску принца, дабы они расположились среди цветов.

Ходить Ноктис так и не мог, как и продолжительно стоять тоже, однако к условному утру третьего дня и оказываемого исцеления сил в одной ноге ему вполне хватало для того, чтобы пересаживаться с одного места не другое или, используя за опору коляску или чужие руки, подниматься. Печально, наверное, что Ноктиса вовсе не тревожило собственное состояние - ему всё равно, если совсем честно; если бы не долг наследника и силы, необходимой для управления Кольцом, Ноктис вовсе бы не беспокоился, позволяя себе быть совершенно без инициативным ребёнком. Однако. Не получалось.

Вот и сейчас: они притащили с собой несколько невысоких раскладных стульев, чтобы можно было расположиться на них да на таком уровне, дабы дотягиваться как до земли, так до цветов - принц имел необъяснимое желание коснуться их, почувствовать на своей коже, а желаний в нём слишком [ненормально, аномально, неестественно] мало, чтобы игнорировать возникающие; хотя бы такие. Ему казалось, что эти цветы чем-то походили на Стеллу.

- Это очень красивое место, - отметил мальчик, пальцами перебирая лилово-небесные цветы, будучи неспособным оторвать взгляда от покачивающихся растений. Его обычно ни то серые, ни то около-голубые глаза сейчас наполнены своим настоящим цветом: синим, словно бы он сам являлся частью этого сада. А большего как-то и не надо; неожиданно, вдруг. Странное ощущение. В новой компании.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon][lz]цветы, растущие во тьме, как ни крути во тьме лишь выжить могут.[/lz]

+1

3

Стелла любила рассвет. Любила красное зарево, заполняющее собой травяное поле, макушки деревьев, обагрённые в такой неистово красный цвете, что будто сгорали в мареве. Она любила скидывать обувь, пока никто не видит, ощущать стопами льдинки росы, что падали под ее голые пятки и ощущать: едва уловимое колыхание травы, мягкую текстуру цветов, что щекотали ей лодыжки. Вдыхать полной грудью свежий утренний запах с нотками цветов, что росли у них в саду, встречая солнечные лучи игривой улыбкой – самой счастливой и наивной, на которую только Стелла когда-либо была и будет способна.

Волосы на загривке от по-утреннему холодной погоды у нее вставали дыбом, на открытое лицо опускались лучи, щекоча теплым светом. Она жмурилась, бесхитростно терла нос и чихала, но продолжала свой ежедневный ритуал, даже если не получалось выбраться из дома – встречая рассвет на балконе.

Любой, совершенно любой, даже самый глубоко несчастный человек будет вспоминать какой-нибудь светлый момент: чаще всего из детства. Таковым для нее было время в Тенебре, детство, безопасность, семья – маленькие мгновения, ради которых стоило искать силы проживать этот день, что станет не днем вовсе, а беспробудной, всепоглощающей ночью. Да в небе можно было различить далекие звезды, но их холодный бледный свет не будил в ее сердце ни одного светлого чувства.

«Как это вообще так, за ночью не последует Рассвет? И в страшном сне такое не приснится.»

Но не совсем маленькой, но все еще девочке Стелле было не до этого.

В Тенебре появился гость, нет, не так Гость. Мальчик, еще младше ее, глубоко несчастный – если бы кто спросил мнение Стеллы об этом вопросе. Он будто бы и не был здесь, с ней, витая в полудреме и не отличая, где сон, а где реальность с живой, в ненавязчиво просящей внимания Нокс Флере.

Старший брат на то и старший, чтобы отвязываться от младшей туманными обещаниями, сверстников для игр и общих интересов у Стеллы с ними, как таковых, не было. А тут ребенок, целый мальчик, младше ее. Нет, она не набросилась на него с расспросами о жизни, о доме, о устройстве его мира, пусть и будем честными, девчонке это было интересно. Нет, больше она рассказывала о жизни в Тенебре, осторожно толкая перед собой каталку. Жалости она к мальчику, несмотря на все пережитое им, она почему-то не испытывала, будто чувствуя, что своей чрезмерной заботой, которую девочка могла лить через край, когда хотела, все лишь испортит – и Ноктис предпочтет мир снов ее компании.

Так и получалось, что она ненавязчиво рассказывала сказки и предания своего дома, найдя в новом знакомом благодарного слушателя. Сидела рядом, чувствуя легкое дыхание живого человека рядом.

Стелле нравилось показывать ему Тенебру, да и просто находиться в компании более-менее подходящего возраста, а не бегать за братом с унизительным «а я тоже хочу» было куда приятнее, чем в одиночку штудировать библиотеку или также в одиночестве бродить по саду, ловя светлячков.

Заинтересованность Ноктиса она заметила не сразу, нет, не потому что невнимательная; мальчик был немногословен. Но зачарованные глаза говорили громче слов – куда он обращал свое внимание в ходе их прогулок, пока девочка усердно толкала его каталку.
Стелла подала ему руку, помогая усесться удобнее, ненароком копируя каждое действие своей матери. Нереализованное желание младшей дочери заботиться о ком-то, а не только получать ее, делала свое дело. Да, она успешно могла передвигать коляску с пареньком, чтобы направиться к цветам вдвоем, без вездесущих провожатых.

Стелла могла справиться без последствий, если наследник вместе с ней немного отъедут от вездесущей охраны. Нет, она понимала важность гостя и о цене собственной жизни догадывалась. Но ведь ничего не случится, если их разговор, точнее монолог - как это у нее чаще всего бывало с Ноктисом – никто не услышит.

Тем более, если это кое-кого это порадует.

Она стояла среди цветов, не поднимая светлых глаз к небу: запах наполнял ноздри приятным ароматом и даже отворачиваться, чтобы почесать чихающий нос ей совершенно не хотелось.

- Силлецветы. – Кивнула девочка, наклоняясь к ним поближе, чтобы ощутить приятный запах. Игривая улыбка, что сопровождала ее всю дорогу, стала мягче, лоб разгладился, негромкое щебетание пропало, голос стал серьезнее и даже, будто бы, грустнее.
– Если есть в мире покой, - серьезно проговорила она, подняв на мальчика глаза снизу вверх и вновь опустив им к цветам, легким движением сорвав один, - то он покоится здесь.

[icon]https://i.ibb.co/Lpf1dRM/file.gif[/icon]

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-04-29 21:52:26)

+1

4

- Силлецветы, - повторил Ноктис про себя, неизменно касаясь цветов и запоминая их фактуру, текстуру, хрупкость, изучая на ощупь. Даже ненавязчивый, едва уловимый аромат уловил. Слышал, что это не очень обычно, потому что яркие растения как правило лишены выразительного запаха, привлекая цветом; то ли Игнис прочитал, то ли сам откуда-то высмотрел. И нет, принц вовсе не являлся любителем цветов - каких бы то ни было. Он вообще не являлся любителем чего бы то ни было, кроме как процесса сна. Просто на этот раз имелось что-то... особенное. Личное, ассоциативное: тут бывало светло [очень непривычно], тут Ноктису пытались помочь, тут встретились приветливые люди в белом, тут всё отличалось от Инсомнии и Цитадели, а силлецветы эти как бы объединили всё воедино. Что-то непонятное, но хорошее, непривычно спокойное и... ну... не знал мальчишка подходящих слов. Просто этот опыт стоил того, чтобы не оставаться в родной Инсомнии. Да и, к тому же, он снова научился чувствовать ноги в полной мере, пускай пока что и сидя, а это уже являлось хорошим признаком. Быть может, отец в нём не разочаруется, и Ноктис не будет обузой для всех, если предположить, что не являлся таковой прежде. Кто знает? Он относился и к этому на удивление спокойно: сам ничего не мог поделать, потому и чувства вины за случившееся не испытывал. - Я запомню, - скорее для себя. Или для Стеллы, чтобы не думала вдруг, что он претворялся или чего-то подобного. Ни в коем случае! Наверное, принц даже больше чем запомнит эти цветы, ещё и сворует их немного "в свой угол". Чтобы спокойнее спать там, куда ничему плохому не сунуться, ведь с этим местом и силлецветами у него ничего плохого не ассоциировалось. Наоборот, наверное. Пока что.

- Спасибо, что... ну, показала мне сад, - помявшись в молчании недолго и словив себя на том, что смотрел на светлые волосы девочки, спотыкаясь об их контраст с яркими цветами, да ещё и эта светлая одежда... Так не похоже на привычную ему картину в родной Инсомнии. Почти неуютно, но только "почти". Правда всё тут походило на сон, моментами даже не верилось, что Ноктис не спал. Но вроде как не спал. Отец неизменно рядом, где-то тут, и вообще. Другое дело, что мальчик немного не заикался, но тушевался, будучи достаточно необщительным и очень застенчивым, хотя, казалось бы, представительная многовековая голубая [скорее уж чёрная] кровь королей и всё такое.

- Тут также ярко, как если на закат смотреть... или рассвет, - как-то слишком долго глядел на Стеллу, что наверное неприлично или ещё чего, а при условии, что от сквозного взгляда Ноктиса многие тушевались, отворачивались и как-то странно менялись в лице, принц решил вернуть взгляд себе под ноги, о чём-то выпав-задумавшись. Цветы трогать перестал, убрав руку на подлокотник коляски. - А у нас темно всегда. Только звёзды и Луна иногда. Мне в темноте больше нравится, если... честно, - кажется, что-то глупое сказал. - Но это не значит, что у вас плохо, нет, - поспешил мысленно дополнить, в то время как прозвучало вовсе не торопливо, а как и прежде: спокойно, немного застенчиво, но вполне дружелюбно; по крайнее мере, Ноктис отчего-то хотя бы настроен на общение.  Пускай и заткнулся уже в следующий момент.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon][lz]цветы, растущие во тьме, как ни крути во тьме лишь выжить могут.[/lz]

+1

5

[icon]https://i.ibb.co/Lpf1dRM/file.gif[/icon]Стелле ничего не стоило зардеться и расплыться в детской, наивной улыбке девочки, которую похвалили – нет, не ее саму, а ее увлечение, схожие интересы. Внимание, как и любому человеку, ей было приятно, ей вновь хотелось завести разговор о легендах, о происхождении силлецвета или связанных с ним сказок.

Мысли в голове приходили спокойные, она важно кивнула, когда Ноктис повторил за ней название цветов. Приятных запах щекотал ноздри и Стелла, не удержавшись, все таки чихнула в раскрытую ладонь, вновь становясь обычной девочкой (едва ли подростком), а не эфемерным созданием из света и запахов. И груз забот и горестей вновь лег на ее едва окрепшие плечи, эйфория, вызванная цветами, быстро прошла.

- Я почти не видела луны и звезд, - нехотя призналась Стелла, продолжая сидеть на корточках в цветах и водит ладонями, загребая целые чашелистики.  – Если только утром, когда солнце еще не успело встать, а небо совсем-совсем черное. 

Но за красным заревом она забывала яркие белые точки на темном небе, обращая все внимание на рассвет. Девочка так и росла, сама напоминая комнатный цветок: обихоженный, защищенный нежными руками матери, под куполом дворца, в который, казалось, никогда не сможет проникнуть зло. То потрясающее чувство безопасности, детства, что Стелла мучительно боялась потерять, порой просыпаясь в холодном поту от снов полных темноты и черных тварей, что заползали ей под кожу и разрывали ее на части.

В груди болезненно кольнуло: нет, не от жалости, ей было тяжело выливать на мальчика ушат информации, от которой невозможно сбежать, невозможно спрятаться и сделать вид, что ничего из этого не было. Стелла пыталась – прилежно училась, не забывала о брате, но стоило ей остаться наедине с собой, мысли о пророчестве маленьким настойчивым молоточком бились ей в затылок. Ей было очень-очень страшно – ни белые одежды, ни мать не могли надолго отвлечь ее от гнетущего ожидания чего-то темного и могущественного, заставляя беспокойно вздергивать подбородок и часто-часто мигать, чтобы в светлых глаза Стеллы, тех самых, что сами лучились как звезды, не появились слезы, а о страхе не узнали родные.

Она мотнула головой, чтобы мальчик не заметил перемен в ее настроении – вот кому-кому, а перед ним она должна показать себя сильной и взрослой! Бездумное желание защитить, помочь усугублённое ее мыслями о предназначении только усиливали его.
- Я бы однажды хотела посмотреть на звездное небо у тебя дома, - заявила Стелла, продолжая разговор, как ни в чем не бывало. Ее взгляд задержался на цветке, к которому мгновение назад прикасался Ноктис, легким движением руки она сорвала его, поднимаясь на ноги и отряхивая свободной рукой длинную светлую юбку. У нее слегка закружилась голова от запаха, помедлив, она качнулась, приходя в себе, а потом подошла к коляске.

- Знаешь, - Стелла повертела в руках цветок и положила его Ноктису на колени,  - из этих цветов плетут венцы для Королей. – Она оглядела поле, будто намечая, какие именно цветы сорвет для этой задачи, уже думала вновь взяться за ручки кресла и отвезти Ноктиса еще  дальше, чтобы он помог ей выбрать, но остановилась, будто сил, чтобы терпеть и не говорить о том, что важно, у нее больше не было.

– Что ты знаешь о кристалле Люциса? – Спросила она напрямик, между бровей залегла темная складка – так серьезно отнеслась к этому вопросу Стелла.

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-04-29 21:51:18)

+1

6

Кругом всё такое сонливое, но не сонное. Успокаивало, вгоняло в транс. Если уснуть, то непременно приснится что-то спокойное, приятное, ненавязчивое; там будут ароматы, лёгкий бриз с водной глади неполадку, а через веки непременно станет пробиваться свет сумеречно не однотонного неба. Ноктис бы не смог жить в таком месте, оно бы затянуло его подобно застывшему болоту, в котором ничего не спрятано, всё на поверхности пестрит, не имея за собой секретов, что скрывались во тьме. Не его мир, не то место, в котором он вырос; чёрный здесь не часть окружения, но выделялся тёмным пятном заметнее даже самого белёсого из белых. Но если немного, если несколько дней, если чтобы знать, как бывало, и потом использовать это, когда очень-очень нужно будет... Или это всё-таки из-за непривычной компании? Долго бы принц наверное не выдержал, но в сложившихся обстоятельствах...

У Стеллы звонкий голос, наверное, в конечном счёте станет приятным. Гораздо более живой, чем у Ноктиса, пускай тот вроде бы как в него непроизвольно вкладывал и выражал гораздо больше, чем ощущал на самом деле. А у неё нет, у неё всё изнутри, ей словно бы на свои слова действительно не всё равно, и на компанию гостя, и на сад - ни на что не всё равно, чего не скрывала. Это странно, это ново, это непонятно, это смущало, но не отталкивало. Самую малость, быть может, заражало даже. По крайней мере, принц до сих пор не уснул, слушал, а цветы ему, не любителю растений вовсе, нравились всё больше.

Он, правда, не говорил особо, потому что... ну... Потому что уже и без того сказал, как и Стелла? Ноктис всё слышал и видел, слова понимал, зачем лишнее-то... Правда, всё равно искал, слушая, за что зацепиться, чтобы можно было поддержать разговор: Стеллу слушать приятно, сейчас наверное даже лучше, чем просто молчать; если всё время молчать и ни о чём не думать, то тебя посчитают невоспитанным, высокомерным, а ещё не ценящим собеседника. Это точно не так, точно не последнее!

- Ну... - он оторвал мимолетный взгляд голубых глаз от оказавшегося на своих коленях цветка, ни то удивленно, ни то задумчиво глянув на девочку. Едва повел плечами в помеси меланхоличности и застенчивости. Странный вопрос, конечно, и тема странная, но как с наследником Люциса ничего удивительного, что так. Ноктис многого не понимал и о многом судил по-детски узко, однако не был дураком, как и некоторые вещи просто принимал по факту. Даже если не знал, насколько многое и насколько старательно от него скрывал отец, просто чтобы обеспечить сыну хотя бы осколок нормального детства; словно Ноктис способен принять его и быть нормальным. - Знаю, что раньше кристаллов было больше, но теперь остался только один. И его хранит моя семья уже много лет. Сто... - он  едва насупился, отведя взгляд к цветку, - сто тринадцать поколений, вот.

Принц что-то прокрутил в памяти, ненадолго зависнув в этом процессе, пока глаза всё также уставлены на яркий цветок на коленях. Рука взяла его и закрутила, в общем-то, скорее непроизвольно.

- Ну, и каждый новый Король получает силу кристалла. Благодаря кольцу Люциса. Потому что мы уважаем Этро и поддерживаем мир для своих людей, - немного заученно, но это часть культуры Люциса. Особенно в Инсмотнии. Ноктис жил в этом, потому для него в подобных азах ничего удивительного, сложного или какого-то ещё. Как до ста сосчиталось, скажем, пускай и трудно сказать, что принц думал или мог бы думать по данному поводу. Все дела на отце, Короле, а Игнис с Ноктисом просто много разговаривал и читали о всякому, ну и... Вот и знал.

- Если ты когда-то навестишь нас в Инсомнии, то увидишь много статуй одной и той же... женщине, - Люцис оторвал взгляд от цветка, отвиснув, и поднял взгляд на Стеллу. Не знал, что она хотела говорить только о важном, но вроде как отвечал на её вопрос, а заодно делился тем, что знал. Наверное знал немного, но всё равно. Пускай и не просто так, но Ноктис побывал у неё в гостях, прилично [и хорошо] было бы и ей к ним как-то заглянуть, да. Повод всегда найдется, взрослые умели их находить. - Это богиня Этро, - небольшая пауза. - Мы поэтому чёрный носим, ну, в смысле, и это тоже делаем. Чтобы показать, что уважаем её. Ну... я уже говорил, да. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon][lz]цветы, растущие во тьме, как ни крути во тьме лишь выжить могут.[/lz]

+2

7

- Этро, - кивнула Стелла, как бы соглашаясь и как бы констатируя факт одновременно. Слушала она, не прерывая молчания, хмурясь от задумчивости так сильно, что между бровями образовалась глубокая складка. Девочка любила поболтать, как и любила поумничать, но не имея в родне младших, перед кем можно было этого сделать, возможность выпадала редко, а проделывать такие фокусы с прислугой было очень невежливо – от нее требовали неукоснительных манер.Да и те все тоже были старше ее.

– Обязательно возложу букет из них к одной из ее статуй, когда прибуду в Инсомнию. – Мрачное «если» не сорвалось у нее с языка, да и Стелла была уверена – однажды она посетит столицу Люциса. Мальчик часто молчал – она часто говорила, заполняя неловкие паузы непосредственным девчачьим лепетом, а порой и ненавязчивым смехом. Девочка, десятилетний ребенок, пусть и с грузом ответственности равноценному любому взрослому. Это их немного роднило: возникшее умение подстраиваться друг под друга. Да, в его компании, принцесса Тенебры чувствовала себя не так щемяще одиноко – наедине со всеми этими книгами, легендами и вечным ожиданием.

Но когда надо, о да, она могла помолчать и послушать. Тем более, когда Ноктис подавал свой тихий вдумчивый голос ее ненавязчивая болтовня сразу прекращалась. Слушать она умела, внимательно вникая в каждое слово собеседник, наклонив светлую голову так близко, что можно было различить едва заметные бледные светлые веснушки, что порой появлялись в теплое время года.

Стелла этого не заметила, когда девочка увлекалась, она не замечала многих вещей, оставаясь глухой и не совсем деликатной. У Нокс Флере есть предназначение, говорила ей мама, а Стелла слушала ее с придыханием, возводя каждое слово матери в божественную волю, едва ли кто мог попрать ее авторитет перед дочерью, да и зачем?

В ее серьезном, направленном на Ноктиса взгляде, читалась печаль. Нет, она не испытывала жалости к мальчику, который и встать то сам не мог – пусть сердце в груди стучало так невыносимо, что свербело горло, а глаза слезились – последнее очень сильно злило девчонку.
Последнее, о чем бы она подумала - так это о том, чтобы оградить Ноктиса, этого сломанного мальчика, от своей судьбы. Чем раньше узнает, тем лучше – считала Стелла, неосознанно вертя в руках травинку, что осталась от цветка. Она сморгнула непрошенные слезы, заметив, что здесь довольно ветренно и очень часто заморгала, обращая потемневшие глаза на мальчика. Она не трогала его, хотя было желание перехватить бледные ладони вместе с цветами и сжать.

Будто прикосновение значило бы больше слов. Будто вместе с ним Стелла дала бы клятву лучше любой напыщенной речи.
«Я буду поддерживать тебя несмотря ни на что, как бы трудно и тяжело не приходилось тебе на пути – я рядом, я буду оберегать тебя»

- Это цветы королей. – Начала она вместо этого, глухим голосом, поднимаясь на ноги и указывая ладонью на его колени, где покоился одинокой цветок. Теперь она возвышалась над Ноктисом, а солнце било ей в затылок, приятно согревало шею и плечо. - Ты же понимаешь, Ноктис, что твою семью Богиня, что вы так чтите, избрала непросто так? – Она подняла глаза с мальчика назад, будто пытаясь выискать в толпе его отца, невольно задаваясь вопросом, а справился ли он с возложенной на него миссией и ей ли судить Короля. На ее лице мелькнула тень сомнения, но голос, звонкий и девчачий лишь сильнее укрепился, пригвоздив последней фразой. – Вы должны изгнать тьму из мира –  Глаза наполнились нездоровым светом от переполнявших девочку эмоций. Она согнулась ниже и все-таки перехватила теплыми светлыми ладонями его руки, пришлось нагнуться, почти упасть на колени, но Стелла этого не заметила – лишь сильнее сжала.

Ее голос сорвался, не выдержав эмоциональной нагрузки. Почти задыхаясь она продолжила, лихорадочно подбирая слова, что в голове звучали значительно лучше, чем на деле. Вся долгая речь про Священную Миссию, про избранность вылетела у нее голову и остался лишь эгоистичный, лишенный намека на недоверие вопрос. – Ты можешь пообещать мне?  Пообещай мне, Ноктис!

[icon]https://sun1-94.userapi.com/P9kSy2n3vGv6OjKg6PpmyT7ayQx6h6gAsK-xzg/CIHezovbEFM.jpg[/icon]

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-05-05 22:03:17)

+1

8

- Обязательно, - мальчишка кивнул. Было бы правильно. Так многие делали, да и в целом: то самое занятие во время визита в Инсомнию, с его культурой и атмосферой. Они бы сделали это вместе. Тогда бы уже принц всё показал, составил бы компанию, непременно водил бы Стеллу повсюду и о своём визите на его родину она бы никогда не забыла. Может однажды так и случится; было бы здорово, почему нет? Раз Люцис Кэлум добрались сюда, то и обратный вариант непременно имелся. Когда взрослые смогут всё сложить и найдут повод. Вот. Юный принц даже ждал бы подобного, а ждал он, даже будучи ребёнком, не то чтобы многих вещей [в основном они касались времени идти спать и снов грядущих, где было свободнее и привычнее].

Чуть прищурившись, когда поднял глаза из-за всё-таки непривычного естественного Солнца, а не ярких фонарей, что делали некоторые улицы и, само собой, Цитадель столь же светлыми, но-по иному, он невольно задержался на волосах девочки, тени и лучи на которых играли как-то по-особенному; и глаза, что тоже светились, и тоже по-особенному. Нокт в принципе не встречал много людей прежде, особенно в последнее время, а с такими глазами - внешне и снаружи - никогда вообще не встречал. Он может забыть этот визит, этот день, солнечный свет, но не такие глаза. Так ему показалось и, наверное, так оно и будет. Он правда не забудет.

- Я не... - "... чего плохого во тьме? Она отличается от темноты?" - мальчишка ни то растерянно, ни то виновато, ни то просто так чуть повёл плечами в ни то поясняющем, ни то утверждающем жесте. - Если Этро избрала нас для этого, то у меня в любом случае нет выбора, разве нет? - эти совсем не детские слова спокойно прозвучали из детских уст; слишком просто, смиренно, без глубинного понимания, но по сути не тем ли разве рос и воспитывался, не то ли учил? Ну... вероятно. По крайней мере, пока в словах Стеллы не наблюдалось ничего противоречившего тому, о чём принц так или иначе уже слышал; пускай деталей не знал, а в подробности его не посвящали. Мальчишке вникать интересно-то и не было, если честно. Правда.

- Мой отец, мой дед, мой прадед... Все короли делают то, что и полагается королям, Стелла, - он едва улыбнулся в неловкой растерянности. - В этом нет ничего особенного, мы потому и становимся королями, я думаю. Но если ты хочешь, я и тебе пообещаю, - ведь девочка не говорила ни о чём особенном; Ноктис - это очередной Люцис Кэлум, который сделает то, что ему под силу, чтобы не разочаровать... предков, богиню, людей, себя, Оракула? Никакое из слов не вызывало отклика, но по факту являлось реальностью, а потому и ладно. Куда важнее, что с таким здоровьем король из Ноктиса явно не выйдет. Никак. Но... но для этого они сюда и приехали, в конце-то концов: чтобы исправить то, что можно. Уже даже немного получалось.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon][lz]цветы, растущие во тьме, как ни крути во тьме лишь выжить могут.[/lz]

Отредактировано Noctis Lucis Caelum (2020-05-07 02:19:27)

+1

9

Стелла вытерла спрятанные в уголках глаз слезы — эмоциональность, будь она не ладна — она же принцесса, бывало находила на нее — в приступе страха, благоговения, в показавшейся ей страшной ночной тени. Благо, стены дворца были крепки, а место ее королевы-матери еще прочнее — координата спокойствия была непреклонно стабильна, а путешествие к ним короля Люциса и его особенного сына казались Стелле признаком незыблемой безопасности Тенебры. Сердце, что только заходилось в бешеном стуке, когда она требовала с маленького мальчика, невольно Стеллу кольнуло угрызением совести, когда она оглядела коляску принца, исполнение далеко недетских обязательств. Это было неправильно, да, Стелла-человек поступила дурно, обременяя выздоравливающего принца такими тяжелыми мыслями. Но что-то в ее голове, тихое как шелест травы, поддакивало девочке — она поступила правильно. Мальчику не стоит забывать о своем Предназначении, даже его выздоровление, его прибытие сюда — лишь шаг к какой-то важной, невидимой миссии, что давила на плечи принцессы сильнее, чем материнская корона или тяжелые доспехи.

— О, я так рада, что ты понимаешь, — девочка не договорила фразу, разжав наконец стискивающие ладони принца пальцы и рухнула коленями на траву. С плеч ее будто свалилась гора. Она хлопнула себя по бокам, тряхнув светлыми волосами, и бросила полный обожания и облегчения взгляд на мальчика. — Спасибо-спасибо-спасибо, это очень важно, понимаешь, — она вновь повторила это слово, придавая ему еще большую значимость интонацией. В глазах у Стеллы будто зажгли свечку, граничащий с фанатизмом взгляд все равно был осмысленный. Да, мальчик понял ее, он осознает, что королевство — это бремя.

Она отвела от него взгляд, девочки росли быстрее — слышала она часто, мальчики же, взгляд ее невольно поискал Равуса в толпе — мальчики хотят признания, героизма и тщеславия, как один. А в голосе этого мальчишки, надо же, даже младше его, Стелла слышала рассуждения взрослого человека. На мгновение она задумалась, не считает ли так его отец, а сын лишь слепо повторяет его слово, боготворя его, ведь Стелла так и поступала со своей матерью. Но нет, в голосе слышалось рассуждение, а не заученные от взрослых фразы.

— Боги избрали нас, это верно, — продолжила она как-то неуверенно, светлый взгляд переместился на траву, Стелла разгладила безбожно помятую юбку, убирая с нее осыпавшуюся траву. Она и сама не до конца понимала, что требует от нее Долг, несомненно в ней горела только одна потребность — заверить мальчика в важности их миссии. О том, чтобы он никогда не забывал Тенебра, ее слова, и, почти смущенно — подсознание заметило, что Стелле очень бы хотелось — чтобы Ноктис не забывал ее, стоит ему вернуться домой. Предвкушение одиночества било куда-то в живот, неприятное, скребущее чувство. Она постаралась отвлечься от него и продолжила. — Боги избрали нас не просто так, принц Ноктис, и ничего "обыденного" в этом нет. Я чувствую... — Стелла осеклась, сорвав ближайший цветок и вложив его Ноктису в руки. Голос из неуверенного и мрачного вновь стал звонким и веселым, она прощебетала, оглядывая его фигуру, позволив себе коснуться колена мальчика и произнести совсем уж тепло, не скрыв легкую нотку грусти в голосе. — Чувствую, что твое лечение скоро подойдет к концу, ты выздоравливаешь.

[icon]https://sun1-94.userapi.com/P9kSy2n3vGv6OjKg6PpmyT7ayQx6h6gAsK-xzg/CIHezovbEFM.jpg[/icon]

+1

10

В этой девочке, дочери Оракула, было так много энергии и рвения. Ноктису, если честно, подобное не понять: сам он пока не отличался никаким рвением в принципе, будучи тихим, спокойным, не проблемным ребёнком, познававшим мир через книги, рассказы и сны. Да и жизнь в Цитадели в целом ощущалась иначе, чем здесь: там всё высокопарно, но очень иерархично, по расписанию, выдержано, никто не эмоционировал, не светился; все культурны, воспитаны, сдержаны. С Королем, друг с другом. Даже Игнис — вроде бы как обычный ребёнок, но уже становился похожим на них всех. Это Ноктису привычно и понятно, он бы с иным подходом бы и не удился, наверное, но всё-таки сейчас не мог не удивляться и не отмечать разницу. Непременно запомнит, это определенно располагало, как делала это всякая загадка или диковина; только тут не экзотика и не радость туриста — в его возрасте плевать хотели на впечатления туриста. Это... дело именно в душе. Духе. Оракула, этого места, Стеллы. Нечто исходило изнутри них, горело и просачивалось наружу, читалось в глазах. А ещё — принц не понимал, но чувствовал — этих людей, приверженцев белого, таких светлых, словно бы противоположность чёрных люцианцов, объединяло с ними какие-то... знание. Ни то вера, ни то убеждения, ни то какие-то там высшие знаки, но точное знание и следование ему, наверное, выглядело так. И было оно в Стелле тоже; или Ноктису казалось. Или он, как не избалованный вниманием и разнообразием разных людей в своём окружении, как сторонний наблюдатель имел возможность легче и проще увидеть? Чёрт знает. А цепляло как минимум до той степени, чтобы отпечататься и надолго осесть в памяти.

- Наверное, ты права, — с некоторой неловкостью отозвался принц. Ему немного неуютно и стыдно за то, что Стелла так горела, была такой живой и расположенной, дружелюбной и активной, столько всего вкладывала, а он, ну... не получалось, не выходило. Нокт просто как-то по-своему ценил этот момент, ему в целом приятна компания девочки, со всеми странностями и далекими от привычек деталями; не хотелось портить Стелле настроение, что со стороны принца уже многое. Но ответить также он правда не мог, это просто было не о нём. А как показать это действиями в нынешней ситуации Ноктис не знал тоже. Он вообще многого не знал, в точности как сама Стелла, пускай даже мальчишка и полагал, что она знала больше, ему так казалась; свет в чужих глазах и уверенность убеждали в этом. И это не неловко, но... ну... запоминалось лучше, чего-то там закладывая?

- Знаешь, я не очень привык к тому, как у вас здесь. У нас так не принято, — он переступил себя и задержал девочку за руку, взглянув на неё и чуть улыбнувшись. — Но я рад, что мы побывали здесь. Не только потому, что твоя семья помогает моей, — он покачал головой, уведя взгляд обратно на руки. Улыбки надолго не хватило, конечно, но зато она была искренней. — Я не очень понимаю про долг, но если ты так уверена, что справишься, и раз веришь, что справлюсь и я, как справлялись все до нас... наверное, мне стоит постараться тоже, — и снова на неё. — Спасибо, Стелла, — немного глухо, потому что всё ещё многое "не как по привычке", но молчать рядом с таким светом было бы странно, да и когда уедут с отцом, то больше со Стеллой вовсе не поговорить; как и прежде, почти не с кем. Значит, стоило догонять-пользоваться, пока имелась возможность. На годы вперёд, коли потребности в общении вне выделенных людей в Цитадели мальчишке на деле хватало. То ли он себя в этом убеждал, то ли природа настояла на этом. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1150/59603.jpg[/icon]

+1

11

Людям и не надо быть одинаковыми, чтобы найти точку соприкосновения, верно? Энергии Стеллы хватало на двоих, а соперничать в своей общительности или энергии, ну… на это всегда был старший брат, на которого равнялись и которого хотели превзойти, как бы не было это желание тщеславно. Что уж поделать, она не мама, у которой все выходило так, будто она такой и родилась: мудрой и справедливой. Ее спокойствия очень не хватало непоседливой Стелле, а порой думалось – разве мама обрушила бы на мальчика такой поток информации, стала бы просить с него обещания, которые он забудет по уходу из Тенебры. Кольнула совесть. И вновь это мрачное ожидание, что делегация Люцисов уедет и поместье вернется в тот же размеренный едва ли не сонный режим жизни, в каком он существовал всегда – невыносимо скучный для юных наследников, чьи мысли только и занимали учеба, да тренировки. Важной, но все же… чего-то Стелле вечно не хватало. И дело было не в простой скуке. Ей казалось, что с уходом Люцисов, Тенебра поменяется раз и навсегда. Какое-то дурное, ничем не подкрепленное ощущение надвигающегося ужаса преследовал Стеллу, делая ее еще более непоседливой и неуправляемой чем обычно.

А этот день был особенным, когда она еще сможет поговорить с новым другом так откровенно без надзора старших?

В Ноктисе Стелла нашла друга и интересного слушателя, который, несмотря на разницу в возрасте, ее «девчачьи» интересы (духовность и история – такими не считаются, между прочим!) разделял. Да даже их внешняя непохожесть лишь притягивала взгляд. Она мимоходом глянула на черную одежду мальчика, когда она в порыве сентиментальности коснулась Ноктиса, ее белый почти прозрачный рукав упал на черные одежды, освещение исказило цвета. Серый.

Она вновь улыбнулась, стараясь разрядить обстановку и сделать многие вещи для Ноктиса проще. Да и по натуре, будучи девочкой очень улыбчивой,  она особо не задумывалась, сколько раз на дню и кому она улыбалась, к тому же смущение наследника Люциса умиляло. Было в этом что-то искреннее, чего от взрослых не дождешься.
Понимания.

— И тебе спасибо, — щеки предательски залились краской и Стелла поднялась с места, чтобы мальчик этого не увидел. Светлые растрепанные волосы хорошо их скрывали, если постараться. – Не каждый готов выслушать такое, — она неопределенно махнула рукой, видимо показывая воображаемую серую толпу, — и поверить. – Она не задумывалась о свете в ее глазах, только о теплоте, что она могла дать ему своим ответом. – Я очень-очень рада была познакомиться с тобой, а Люцисы – желанные гости в Тенебре.

Стелла вновь начала перебирать цветы, вложив один себе за ухо, веселым журчанием добавив, — королевские цветы. – Один отправила себе на волосах, другой устроила Ноктису за ухом. – Я знаю, что и тебе они нравятся. Я могу засушить пару лучших экземпляров для тебя. – Она покрутила стебель в руке, поднося цветок к лицу и мерно вдыхая приятный аромат, — как воспоминание о Тенебре. – И обо мне. Последнее Нокс Флере все-таки умудрилась не сказать вслух.

Взгляд ее вновь переместился к взрослым. – Ох, кажется на пора к ним, — Стелла сокрушенно покачала головой, всем видом показывая, что не хочет так рано возвращаться,  — может, побудем здесь еще немного?

[icon]https://sun1-94.userapi.com/P9kSy2n3vGv6OjKg6PpmyT7ayQx6h6gAsK-xzg/CIHezovbEFM.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » прообраз цветов, что пахнут