Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » память о нем будет жить вечно


память о нем будет жить вечно

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1092/296054.jpg

// Miroel
// Anduin Wrynn

// Штормград → Расколотые берега

— Этот компас я подарил отцу на день рождения, незадолго до того, как мой корабль выбросило на берег Пандарии. Как давно это было... С того дня, как началось вторжение Легиона, у меня не было времени ни подумать, ни погоревать. Так не должно быть. ©

+1

2

ost
[indent] Штормград казался в это неспокойное время некой обителью покоя, олицетворением безопасности. И небо ведь здесь было голубым совсем, ясным. Мироель уже и забыла, какое оно настоящее. На Расколотых островах небо окрасилось цветом скверны. Полчища демонов пребывают снова и снова и нет им конца. Столько всего успело произойти за... А ведь и правда, сколько времени прошло? Мироель исходила земли Расколотых островов за это время вдоль и поперек, более того, успела примерить титул Верховной леди Ордена серебряной длани, что до сих пор считает большой честью, оказанной ей. И все это время не было и возможности, чтобы вернуться в Штормград, успевший стать родной пристанью.
[indent] И больше всего Мироель не хотела, чтобы повод для возвращения был именно таким. Святые Наару, лучше бы это был просто доклад об обстановке на Расколотых островах.
[indent] Мироель опускает взгляд на ту вещицу, что крепко сжимала в руке. С виду неприметного вида безделушка, потрепанная временем и теми обстоятельствами, при которых была найдена. Если открыть - обычный компас, на крышке - портрет. Краски стерлись практически, но лицо на нем узнаваемо. Совсем юный принц Андуин Ринн. Дренейка даже помнит его примерно в эти годы - его желание помогать всем так никуда и не делось, черты лица только изменились немного. Поугас былой огонь в глазах, сменился пустотой. В его жизни ведь тоже немало всего произошло за последнее время. 
[indent] Сердце до боли сжималось в груди. Демонов убивать проще, чем напоминать кому-то о страшной утрате. Когда становится нестерпимо больно, дренейка мысленно обращается к Наару и они словно бы озаряют своим Светом. Фантомное чувство покоя наполняет душу. Не пристало паладину переступать с ноги на ногу на месте, мяться у входа во дворец.
[indent] Коридор до королевского трона кажется непривычно длинным. Обычно Мироель преодолевает его чуть ли не бегом.   
[indent] - Король Андуин, - дренейка припадает на колено, склонив голову перед правителем Штормграда. Да, он ведь теперь король. Мироель про себя отмечает, что раньше она себе позволяла больше вольностей в общении с принцем, а сейчас и места себе найти не может - неприятно напоминать о том, что хотелось бы забыть. А можно ли?
[indent] Вокруг необычайно много стражи. Не удивительно - никто не хочет очередного покушения демонов на жизнь короля. Только вот отбор стражников должен был быть уже строже, наверняка и Седогрив приложил к этому свою руку. У него вообще большие проблемы с доверием, всегда во всем подвох видит. Только вот сегодня явиться не пожелал, попросив паладина отнести вещицу, найденную в обломках на дне. Кто-то бы сказал, что занятой, но Мироель отчего-то показалось, что даже старому волку не так-то просто приносить грустные вести или напоминать о них.
[indent] - Надеюсь, вы в добром здравии, - Мироель наконец поднимает голову, обращая взгляд свой на короля. Дренейке кажется, что тень улыбки коснулась лица Андуина и словно бы стало немного легче от этого. Мироель поднимается с колена и подходит ближе к королю, протягивая компас. 
[indent] - Эту вещь нашли в обломках, в водах близ Расколотых островов. Несомненно, она принадлежит вам, король Андуин, - передав вещицу, паладин отступает на шаг, выпрямляется во весь рост. Тень былой улыбки на лице правителя исчезает, а может, ее там и не было вовсе. Лишь память дорисовывает реальность более яркими красками, которых так не хватает теперь.
[indent] Если не остановить демонов сейчас, то и Азерот превратится в пустоши, в которых никогда не будет новой жизни. Мироель уже видела это, своими глазами видела, как уничтожили Дренор. Там же и семью свою потеряла. Мироель понимает, насколько больно королю, и у самой сердце сжимается от этой боли, но и слова больше сказать не в силах. Да только у дренейки было время, чтобы принять утрату, чтобы найти силы сражаться за будущее, а на Андуина свалилось все стеной неподъемной. Мироель помнит тот день, когда гроб пустой хоронили, потому что от Вариана ничего и не осталось. Помнит, как Андуин пытался слова подобрать, чтобы вселить в сердца других надежду, что еще не все потеряно. Была ли у него самого в этот миг надежда, вера в будущее?
[indent] - Мои соболезнования, король Андуин, - Мироель снова опускает голову в поклоне, взгляд отводит. До этого момента ведь и не было возможности высказать свои соболезнования Андуину, а так хотелось. Будь то король или простой солдат, всем больно, когда уходит из жизни родной любимый человек. И даже зная, что ты должен идти вперед, зная, что за тобой позади столько других жизней, которым ты должен помочь, не споткнуться о собственное горе ты просто не в силах.
[indent] Мироель поднимает взгляд на короля. Ей хочется быть его щитом от бед, плечом, на которое можно опереться, если не в силах больше идти сам. Дренейка помнит, как ее восхищала вера юного Андуина в других. Помнит, что поклялась сама себе защищать этого человека и сражаться во имя Альянса, в который Андуин верит. За мир в Азероте, которого Андуин так желает. Андуин был словно воплощением самого Света, в который так верили дренеи, которому поклонялись, ради которого сражались. И паладин не могла не идти за этим Светом.
[indent] Но даже этот Свет способен померкнуть, если заставить пройти его через множество бед. Через Тьму, конца и края которой не видно.

+1

3

[indent] В такие дни ничего хорошего не происходит. Ранняя весна, облаченная в серое небо, хмарь, затягивающая все вокруг, набегающая с моря; дождя нет, пока нет, лишь только облака грозно нависают откуда-то со стороны, грозясь, что вот сейчас прольется непогода, заставляя жителей города лишний раз поднять голову вверх, рассматривая небо и хмурясь от неопределенности. В такие дни его кости болели, отзывались на непогоду в тех местах, где когда-то надломились, тянули за мышцы изнутри так, что невозможно было нормально усидеть на одном месте. И чувство... ощущение беды, оно как ощущение грозы предстоящей, только воздух был наполнен не озоном, а привкусом железа и внутри живота сворачивался горьким комом. 
[indent] Предчувствие беды, жуткой и еле различимой...
[indent] У него в голове сотня мыслей  он их толком расфасовать не может, словно запертый в горящем здании - метается от стены к стене, всюду только на огонь натыкаясь, без возможности выбраться. И на плечах словно груз огромный, он к самой земле давит, а Андуин только зубы стискивает, у него нет времени на это. У него времени нет ни на что. Он дрожащими пальцами убирает волосы в глаза лезущие, растрепанные и грязноватые, за эти несколько дней у него не было времени даже подойти к зеркалу и взглянуть на себя, хотя что-то подсказывало, что отражение ему покажет нечто плачевное, что он в глазах каждого читает, кто смотрит на него сейчас.
[indent] Ваше величество.
[indent] Они тянут это неуверенно, вязко, словно язык их обо что-то спотыкается, они в нем короля не видят, лишь только мальчишку уставшего. Они протягивают ему очередное письмо, донесение, приказ и Андуину приходится его перечитывать по нескольку раз, чтобы точно в смысл написанного вникнуть, потому что буквы перед глазами расплываются - он очень мало спит в последнее время. И ест тоже, у него на месте желудка словно дыра полая, а в горле желчи столько, что ей плеваться можно, лишь только дикое ощущение усталости, но к нему он привык, свыкся с ним каким-то образом за столь короткий срок. Рядом стоит Велен и задумчиво смотрит куда-то вверх, чуть ли не на самый потолок, кто знает, может пророк что-то видит, но спрашивать у него не очень хочется, знать свое будущее тоже. Он и так примерно осознает, что в будущем его ждет - пустота. Или смерть. К ней он тоже был вот близок, совсем недавно половина его стражи оказалась замаскированными демонами и никто об этом ничего не подозревал, лишь только несколько охотников, зараженных скверной, смогли увидеть сквозь завесу морока своими слепыми глазами истинную суть существ, прячущихся по ту сторону. Генн пропал где-то на Расколотых островах, у берегов Штормхейна, погнавшись за королевой-банши, больше увлеченный своей местью, чем состоянием войск; без Тириона дух войск медленно угасал, а там, среди зелени скверны и тем паче; Джайна пропала после их ругани прямо перед всеми и с тех пор Андуин ее не видел и не мог достучаться; Матиас Шоу вел себя все более странно и от того взгляда, что иногда мастер над шпионами бросал, по спине пробегал холодок. Сейчас, в данный момент, Андуин ощущал себя абсолютно один. Потерянным...
[indent] Зал был полон шумов - голосов - слившихся в единую какофонию, переговоров и шепотков, которые долетали до края его сознания и жалили каждый раз. Ему не нужно было прислушиваться, чтобы уловить интонацию общую - они боялись, опасались и сомневались. Сомневались в нем. Андуин не мог их винить, он и сам в себе сомневался, как никто другой, машинально продолжая делать то, что обязан был. На что распространялся его долг. Стук копыт отвлек его от общего задумчивого настроения, заставил отвлечься от сухих строчек с ровными столбцами от снабжения, взглянуть вперед. На секунду он улыбнулся, видя знакомое лицо, лицо из его прошлого, слишком простого и беззаботного, когда белое было белым, а черное черным. По сути прошло так мало времени, а по ощущениям десятилетия пронеслись. И он дрожит, словно током ужаленный, от этого отстраненного "король" - так к нему никогда не обращались. Он был принцем, он хотел как можно дольше быть просто принцем...
[indent] — В эти темные времена... — ему намного лучше, чем тем, кто сейчас на передовой, кто сражается против зла и готов пожертвовать собой и уж точно ему лучше, чем тем, кто уже мертв, а может, наоборот, намного хуже. Конечно же вслух он этого никогда не произнесет и лишь только тяжкий вздох вырывается из груди и улыбка благодарная. — Мы держимся как можем.
[indent] Ему бы хотелось сказать, что он благодарен, что дренейка одна из тех, кто хранит покой простых граждан, там, где-то очень далеко, ему хотелось сказать, что он волнуется, что переживает, когда хаотичный поток мыслей в какой-то момент касается ее, перед тем как унестись дальше к заботам и обязанностям. Но Мироель протягивает компас и на какое-то мгновение весь зал ухает в пропасть. Помятый, покореженный, но все еще такой знакомый, Андуин аккуратно берет изломанную вещицу, открывая тугую крышку и пальцем проводя по портрету еле различимому - лицо на нем размытое, он его абсолютно не узнает - не хочет узнавать. Горький ком рвется на ружу, вырываясь сожалением и болью, обидой на несправедливость этого мира.
[indent] — Да... когда я разбирал вещи отца, то не нашел его. Он наверняка взял его с собой, на Расколотые острова, когда Гул'Дан... — голос его срывается и внутри диким ужом сворачивает ему все органы, заставляя поморщиться. Вновь смотря на дренейку, что стоит слишком близко и пытается выдавить из себя хотя бы подобие улыбки. Ни к чему другим печалиться за него, Андуин с этим прекрасно справляется самостоятельно. — Я подарил этот компас отцу на день рождения, перед тем, как наши корабли оказались на берегах Пандарии. — Слабая улыбка тронула губы - это были вспоминания далекие, такие теплые, но словно не его абсолютно, а сам так... наблюдатель сторонний. — Как давно это было. С того дня, как началось вторжение, у меня не было времени ни обдумать, ни погоревать. Так не должно быть... — Андуин замолкает, продолжая большим пальцем проводить по краям измятого изделия; наверное, его все еще можно восстановить, а стрелка вновь будет показывать на север, но какой в этом теперь смысл? Он плотно губы сжимает, ему не хочется здесь быть, ему вообще не хочется ничего. Возможно какой-нибудь темный угол, в котором не будет ничего видно и все забудут про этого Андуина, а его существование на некоторое время станет для всех мистической тайной. Но нет, взгляд касается бумаг и донесений, всего того, что не может ждать, ведь от этого зависит чья-то жизнь на передовой и он со вздохом откладывает компас на подлокотник. — Спасибо за это... — он на миг замолкает, раньше он мог обращаться к ней как к другу, как к тому, кто всегда был рядом, но он не был королем, а она не была... взгляд касается знаков ордена паладинов, - миледи. Вы наверное устали с дороги, вам подготовят комнату. И я прошу извинить, сейчас очень много дел... — он вновь тянется рукой к неубывающей стопке и на этот раз Велен поворачивает голову, выходя из своего затянувшегося транса. Хотелось бы тоже так сбежать от всего.


[indent] Ночь в Штормграде далеко не тихая, город никогда толком не затихает, туманом морока темноты разбавленный, особенно улочки торгового квартала, которые он старательно огибает, прячась в тенях и сильнее на глаза капюшон натягивая. Его пальцы дрожат и в ногах слабость дикая, холод и ноющие кости. Он всегда служил Свету, но сейчас скрывается во тьме, подходя к дверям собора. И пусть это необоснованно и глупо, тем более сейчас, когда почти каждый готов обернуться демоном и всадить клинок тебе в спину, Андуин не может отказаться от дикого желания быть сейчас именно здесь. Свет всегда оберегал его, спасал и баюкал, отвечал на его мольбы, шептан нежным голосом где-то в сознании, что все будет хорошо, придавая уверенности и сил. Он идет между высоких колонн, освещенных светом десятка свеч и лишь только маленький служка зевает и трет глаза где-то в самом углу - уже слишком поздно, но собор открыт в любое время суток и для каждого страждущего и ищущего утешения. Андуин опускается на колени перед ликом Света, глаза поднимая на изображение такое знакомое.
[indent] — Пожалуйста. — Его мольба больше похожа на скулеж, но кто сейчас в этом обвинит, он слаб как никогда и потерян. Он не знает что делать, он не знает как быть, а кругом лишь только сотни глаз, что к нему устремились, что ждут от него действий, а он и не знает, что делать должен. — Скажи, что с ним все хорошо. Скажи, что он обрел покой...
[indent] Но Свет безмолвствует и что-то глубоко внутри Андуина потухает, как и сам Свет.

+1

4

[indent] Дренейка понимала чужую боль, словно та ее собственная. Была таковой, в тот момент, когда Мироель и сама лишилась семьи. Слова не утешают, но знать, что ты все еще не одинок порой необходимо.
[indent] Хочется положить руку на плечо друга, ободряюще тому улыбнуться. Свет не оставит Андуина в это тяжелое время, обязательно укажет путь. Мироель тоже не оставит, защитит и поддержит. Но на плечи короля взвалили неподъемную ношу - стопки бумаг тому подтверждение, как и бесконечно усталый и потерянный вид. Альянс нуждался в своем короле как никогда.
[indent] Рука так и повисла безвольно, не дотянувшись до чужого плеча. Пальцы сжались в кулак. Мироель ощущала собственное бессилие и это ее тревожило.
[indent] - Король Вариан был сильным и смелым воином. Его жертва не будет напрасной. В этот раз мы уничтожим Пылающий Легион, - упоминание демонов заставляет Велена наконец обратить свое внимание на паладина. Дренейка преклоняет голову в знак приветствия и уважения к своему пророку. Кто как не он знает о всех ужасах, что пережили дренеи, пока скитались в поисках места, что снова могут назвать домом. Для Мироель им, наконец, стал Азерот и дренейка сделает все, чтобы его защитить.
[indent] - Мы смогли закрепиться на Расколотом берегу и оттеснить демонов. Вам должны были доложить об этом, король Андуин, - наверняка, где-то среди государтсвенных бумаг были и отчеты о боевых успехах. - Порталы были запечатаны, а командир повелителей ужасов Арганот повержен. Также мы смогли отразить атаку флота Легиона на Даларан. Пусть это не окончательная победа, но это большой успех. Все же, Иллидан Ярость Бури и его охотники на демонов ценные союзники.
[indent] Андуин устало откидывается в сиденье, разглядывая мелкий почерк на пергаменте. Извиняется, что его зовут дела. Мироель хотелось бы задержаться подольше и хотя бы попытаться помочь, если это вообще было в ее силах, но король был прав - "сейчас очень много дел".
[indent] - Благодарю за беспокойство, но мне нужно в скором времени вернуться в Орден. Сейчас ведутся разведывательные операции на Расколотых островах и это требует моего присутствия. Отчеты вам также должны были доставить. Если необходимо, их отправят повторно.
[indent] Мироель снова понимающе кивает в сторону документов. Она знает, что все это последнее, о чем бы сейчас хотелось слышать Андуину, но он старается изо всех сил.
[indent] Снова поклонившись, дренейка поспешно покидает замок.


[indent] Прошло два дня с момента визита в Штормград. Большую часть времени Мироель проводила на Расколотом берегу. Армия погибели Легиона занималась сбором ресурсов и данных о противнике. Пока что Легион не давал о себе знать, если не считать мелкую стычку на пляже, где гончие скверны напали на пару патрульных.
[indent] - Леди Мироель, - капитан Швейдер, глава королевской стражи окликнул дренейку в тот момент, когда они с лордом Максвеллом обсуждали снабжение Ордена ресурсами. Мироель собиралась в скором времени снова вернуться в часовню последней надежды. Благо, что Кадгар обеспокоился наличием портала туда прямо из Даларана.
[indent] - Для вас было получено поручение от короля Седогрива. Он ожидает вас в Штормграде и просит отправиться туда при первой же возможности.
[indent] - Что-то случилось с королем? - уловив немой вопрос во взгляде капитана, дренейка уточнила. - Королем Андуином.
[indent] - Подробности мне неизвестны. Меня просили доложить лишь о срочности.
[indent] Долгое время Седогрив пребывал на своей заставе в Штормхейме. После того, как Сильване удалось сбежать, ворген пытался отыскать банши, но, кажется, тщетно. Должно быть, очень серьезное дело заставило его вернуться в Штомград. Волнение тугим комком свернулсь где-то в области желудка. Только бы с Андуином было все хорошо.


[indent] Мироель смогла прибыть в королевский замок лишь после обеда. Ощущение времени теряется на Расколотых островах, особенно, когда небо всегда цвета скверны.
[indent] - Пророк Велен. Король Седогрив, - пустующий трон Риннов и обеспокоенные выражения лиц заставляют дренейку напрячься.
[indent] - Где король Андуин? - Альянс не переживет столь скорую потерю еще одного короля. Да только сложно воспринимать правителя всерьез, когда не видишь его рядом с собой, в бою. Андуин все же юн и неопытен в делах ведения боя, к тому же, в своем нынешнем состоянии боец из него был бы некудышным. Как и помощник в составлении планов нападения. Но неужели так сложно было уследить всего за одним человеком? В любой другой ситуации, возможно, Мироель бы могла посетовать, что Андуин не изменился со времен Пандарии ни на грамм - все также доставляет много хлопот и не может усидеть на месте. Только сейчас это лишь добавляло еще один повод для переживаний. Не самое лучшее время Андуин выбрал для прогулок.
[indent] - Андуин покинул замок вчера утром и до сих пор не вернулся, - Мироель хмурится, обращая все внимание на воргена. - Разумеется, я отправил на его поиски стражу. Они сообщили, что король все это время не покидал собор. С тех пор, как вы принесли Андуину компас Вариана, он стал.. рассеянным и апатичным.
[indent] - Андуин не ест и почти не спит. Он решительно отказывается возвращаться во дворец. Я не знаю, как его утешить, - Велен всегда был добр к королю и внимателен.
[indent] - Идет война и сейчас не время для слез, - как бы Мироель не хотелось того признавать - Седогрив был прав. Но так они могли потерять Андуина окончательно. Правление тяжелым бременем свалилось на принца. Невозможно было требовать с него сейчас полноценного участия в происходящем.
[indent] - Вы должны помочь вернуть короля, - удивительно, что Седогрив нашел время для того, чтобы бегать за вождем Орды, а для того, чтобы быть рядом со своим королем у него времени не нашлось. Снова просит об участии других.
[indent] - Я сделаю все, что в моих силах.


[indent] Вход в собор охраняла стража, приставленная Седогривом. При появилении Мироель те молча отступили в сторону. Наверняка ворген успел их проинформировать о прибытии дренейки. Та с несколько минут смирно стояла у входа, в ожидании, обратит ли Андуин свое внимание. Только теперь Мироель поняла, что было неловко нарушать покой этого места. Возможно, Андуин искал поддержки у Света, просил ответов, указать путь.
[indent] - Вам не стоит одному ходить по городу в такое время, - Андуин стоит на коленях неподвижно. Тишина наполняет это святое место, а свет свечей теплыми огоньками переливается, отражаясь. Становится неловко за лязганье собственных доспехов.
[indent] - Седогрив и Велен беспокоятся о вашем состоянии, король Андуин, - Мироель кажется, что упоминание воргена словно бы вновь пробудило эмоции в короле. Дренейка знала, что Седогрив часто категоричен в своих суждениях и может здорово действовать на нервы.
[indent] - Если я могу вам чем-то помочь, прошу, скажите, - дренейка подходит ближе и, после короткой паузы, все-таки кладет руку на плечо Андуина.
[indent] Мироель помнит его совсем юным и, признаться, прошлой беззаботности и правда не хватает. Можно было с легкостью подхватить мальчишку на руки и унести, пока он снова не влип в неприятности. Воспоминания о былом заставляют тень улыбки появиться на губах дренейки. Но теперь отчего-то неловко даже на плечо руку опустить и обратиться просто по имени, как прежде.

+1

5

[indent] Мерный гул собора словно в медитативный сон вводил, рассеянный свет от сотни свечей, тут зажженных, играющих среди цветных витражей, что демонстрировали эпизоды из тяжелой доли человечества, полудрему навевал. Он стоял на коленях перед этим алтаем, на котором высились регалии Света, великой благодати, что должна была их защищать, рассматривая края солнечных острых языков, распространяющихся во все стороны. Сюда приходили за утешением, сюда приходили в час нужды. Долгие годы он искал здесь ответы и ему казалось, что не спроси, у Света на все есть свой ответ, он успокоит твое сердце, он поможет унять душевную боль, он заштопает эти раны, вспоротые где-то очень глубоко.
[indent] Но Свет молчал.
[indent] Сколько не взывай к нему, сколько не проси - он продолжал оставаться немым, он не желал отвечать на один, самый важный вопрос, который продолжал вновь и вновь задавать Андуин. У него так много дел, бьется в голове мысль, что ему сейчас нужно не здесь быть, самого себя жалеть, лить слезы напрасные, а в крепости, помогать остальным планировать очередное отражение атак Легиона. Но кто он такой по сравнению со всеми этими героями, всего-лишь мальчишка, у которого нет ни опыта, ни пережитых сражений, в которых он мог бы участвовать, где мог бы хоть немного помочь...
[indent] Он слышит чужие шаги и ни с чем их не спутать, юный король научился различать, кто стоит за его спиной и кто притаился в тенях, пришлось научиться. За эти несколько месяцев на него уже пытались покуситься несколько раз, демоны принимали облик тех, кто до этого всегда был рядом, занимали чужое место и неизвестно, кто перед тобой, друг или же тот, кто решил использовать его личину, чтобы нанести удар в самое сердце.
[indent] — Его и правда волнует мое состояние или просто Седогриву нужно, чтобы все было по правилам? — горькая усмешка на лице рваной раной появляется. Генн одержим местью и яростью, он уже благополучно разбил их Гнев небес о скалы Штормхейна, лишив возможности быстро перебрасывать войска между островами, просто потому что гоняться за банши оказалось важней, чем сгруппировать войска на заставе охотников на демонов; это вылилось с долгое ворчание Кадгара и более злобное шипение жрицы, которая в итоге отправилась к своему мужу на передовую, вместо того, чтобы и дальше продолжать планировать наступление. В итоге сейчас рядом с ним остались только Седогрив и Велен и, если один выказывал нетерпение, то второй постоянно просил повременить и не делать поспешных действий, что могут им стоить еще более дорого. По сути своей король Гилнеаса и дренейский пророк просто рвали его на две части, пытаясь заставить выполнить сразу два условия сразу.
[indent] — Свет мне не отвечает. — Андуин поднял голову, рассматривая витиеватый витраж, словно в нем ответы искал на свои вопросы. — Он замолчал, когда я узнал о смерти отца. С того самого момента я умолял ответить мне, сказать, что с отцом все хорошо, что он нашел покой, что он наконец встретился с матерью и они теперь счастливы, сказать мне хоть что-нибудь... но Свет молчит. Кажется, высшие силы меня бросили...
[indent] Он всегда был так уверен в том, что Свет его никогда не оставит, мягкий шепот, где-то на краю сознания, всезнающий голос, вещающий из темного космоса, что знал ответы на все вопросы, что успокаивал даже в самые тяжелые времена, согревая и убеждая, что все будет хорошо. Та сила, что не отпускала его, тянула обратно на землю, когда душа готова была покинуть тело, держала крепко, не давая умереть, теплый голос, мягкое прикосновение, твердая уверенность и решимость в груди - всего этого больше нет, все это покинуло юного короля Штормграда и сломало его, словно сухие ветки.
[indent] — Мой отец был настоящей легендой. Он отстроил этот город заново, он сражался с драконами, с мертвецами, он стал настоящей живой легендой, героем, на которого все ровняются. И вдруг его не стало... — Андуин медленно поднимается с колен, продолжая смотреть на витраж, словно в его переливах ища ответы на свои вопросы. — Я унаследовал его корону, но  не сделал ничего, чтобы заслужить ее. Пока вы там, на Расколотых островах, умираете сражаясь, я торчу в крепости и просто слушаю очередной план атаки, который даже придумал не я. — Юный кроль стянул с себя синий камзол, на котором золотом был вышит лев, его регалии по праву рождения. Стянув кольцо с гербом, он положил его на алтарь. — Мне нужно в город, мне нужно на улицы. Я так давно не был на улицах, я совсем не знаю о чем сейчас говорит народ... есть ли у них надежда. Есть ли она у нас всех. — Хоть немного, та вера, которая от него отвернулась, бесконечный свет будущего, что потух перед глазами и не зажигается. Андуин снимает ремень с тяжелой пряжкой, все то, что может отличить в нем человека высшего сословия, сверху накидывая старый походный плащ с вышитыми пандаренскими узорами, который ему подарили в храме белого тигра, чтобы не замерз на высоте, уже истертый, но все еще такой же теплый.  — Я буду рад, если ты составишь мне компанию. Встретимся у фонтана.
[indent] Андуин нырнул в один из проходов, которыми пользовались служки, по узкому коридору проходя мимо ряда одинаковых дверей, за некоторыми из них слышалось сонное сопение, бормотание и даже храп. Он точно знает, что Седогрив бы не прислал героя одного, натыкав стражи на каждую из дверей. Вот только Генн не его отец, Вариант точно знал, что двери принца никогда не останавливали. Андуин запрыгивает на стойку с посохами, подтягиваясь и коленями упираясь в подоконник, с этой стороны никаких витражей, жилые комнаты просты и аскетичны, как и требуется от соборного прибежища и обязательно рама отворяется, чтобы проветривать и впускать свежий воздух. Король спрыгивает на мягкую траву, боль в костях тут же дает о себе знать, заставляет морщиться, он видит окна приюта, в которых уже не горит свет и сворачивает направо, стараясь держаться в тенях, стражники у главного входа лениво переговариваются и в такой час уже носом клюют. Он вновь видит знакомую фигуру и слабо улыбается, хотя бы в этом он будет не одинок.
[indent]  — Время молитвы истекло.  — Андуин подает руку, утягивая за собой, в сторону жилых домов.

Отредактировано Anduin Wrynn (2020-09-24 22:19:55)

+2

6

[indent] Мироель взгляд отводит, губы сжимает тонкой линией от досады, пусть в эту секунду Андуин на дренейку и не смотрит. За последнее время королю немало довелось услышать в свой адрес нелестных слов, Седогрив был одним из тех, кто не стесняясь их говорил. Пусть старый король Гилнеаса и был в чем-то прав, но как советник он все равно был обязан поддерживать короля, а не заставлять последнюю веру в нем угасать бесследно.
[indent] - Мне доставили срочное сообщение Седогрива о том, что он ждет моего возвращения в Штормград. Я боялась, что демоны снова напали на замок. Рада, что это не так, - Мироель чуть крепче сжимает плечо Андуина, стараясь приободрить короля хотя бы самую малость. Жизнь ведь сейчас и правда была ценным ресурсом, за наличие которого уже стоило быть благодарным. И пусть с нами рядом нет близких, память о них будет жить вечно, придавать сил в этом нелегком бою.
[indent] - Свет всегда с нами. Он не покидал вас.. Тебя, Андуин, - теперь и Мироель внимание свое на витраж обращает. Дренейка и сама долгие часы стояла возле алтаря, что в часовне последней надежды. К Свету мольбы свои возносила, просила его оградить людей от участи дренеев. - Просто есть вопросы, на которые не так-то просто дать ответ, но никогда не надо переставать верить. Не позволяй Свету угаснуть и в твоей душе, Гул’дан только этого и ждет.
[indent] На словах оно всегда проще, чем в действии, но Мироель тоже чуть было с пути верного не сбилась, когда орден Серебряной длани остался без своего верховного лорда. Даже перед лицом смерти Тирион не утратил своей веры, даже тогда Свет был с ним, но и он не всесилен. Теперь оставалось лишь следовать этому примеру непоколебимой веры.
[indent] - Однажды и ты станешь легендой для своего народа, но ты не должен винить себя за то, что произошло. Этого никто не ожидал. Все, что мы сейчас можем, что мы должны — это уничтожить Пылающий легион. Жертва короля Вариана не будет напрасной, клянусь тебе, Андуин, - слишком громкие слова, но дренейка не откажется от них, попросту нет иного выбора - если не победить в этой битве, другой уже не будет. 
[indent] Мироель молчаливо с интересом за Андуином наблюдает, когда тот старый плащ натягивает. Дренейка видела уже эту вещь, когда-то давно. Кажется, в Пандарии, уж больно характерные узоры украшали вещицу. Андуин тогда не побоялся пойти против воли отца и против тех опасностей, что могли поджидать на неизведанных землях. Это всегда отличало юного принца - желание помочь другим и непоколебимая вера в Свет, в людей, в лучшее будущее. Хранитель истории Чо как-то сказал, что вещи тоже обладают особенной силой, памятью, может и плащ этот придаст Андуину хотя бы каплю былой уверенности? Мироель очень на это надеялась.
[indent] - Как пожелаешь, - паладин взглядом Андуина провожает, когда тот скрывается за дальней дверью, в углу залы. Дренейка снова внимание свое на витраж обращает, оставшись на какое-то мгновение почти в одиночестве. Глаза прикрывает, выдыхая особенно тяжко. Колено преклоняет перед алтарем. У Мироель лишь одна просьба теперь и нет вопросов, которые бы терзали душу.
[indent] - Свет, прошу тебя, даруй Андуину сил преодолеть собственные сомнения.
-----
[indent] - Не вышло? - один из стражников окликает дренейку, когда та одна выходит из собора через главный вход. - Ничего, наверное, это сейчас никому не под силу.
[indent] - Наверное, - Мироель коротко отвечает, даже не оборачиваясь, лишь ускоряя шаг по пути к фонтану. Останавливается возле того на мгновение, рассматривая памятник Утеру Светоносному, что стоял здесь же рядом, на площади пред собором.
[indent] - Время молитвы истекло, - дренейка руку протягивает Андуину в ответ. А пальцы все такие же холодные. Мироель отчего-то улыбается этой мысли, сжав чужую ладонь чуть сильнее.
[indent] В окнах домов горит свет и на улицах все еще людно даже в такое время, когда стремительно вечереет. Улицы неустанно патрулируют стражники, чтобы сохранять покой мирных жителей. Люди от домов своих далеко не отходят, иногда перешептываясь между собой, собираясь группками небольшими. 
[indent] - Неделю назад с Расколотых островов доставили тело моего кузена, - Мироель останавливается на мгновение, услышав эти слова. Ей жаль людей, жаль, что всем приходится сталкиваться с тяжелыми утратами. - Боюсь, что это только начало. А вдруг демоны и сюда придут?
[indent] - В Штормграде мы в безопасности. Король Ринн о нас позаботится, - вторая женщина убеждала первую, но отчего-то полной уверенности в ее голосе не было слышно. Оно и понятно, сейчас сложно быть в чем-то уверенным. Последние несколько дней враг не напоминал о себе, заставляя войска Альянса изрядно понервничать. Конечно, они не бездействовали, но это затишье... Не случилось бы бури, пострашнее всех тех, что уже были.
[indent] - И как он собирается помешать полчищам демонов ворваться в город и всех перебить? - женщина всхлипывает, перебивая свою соседку. Мироель искоса на Андуина смотрит, а тот словно и вида не подает, что слушает. Но, конечно, слушает, они ведь за этим вышли на улицы города.
[indent] - Мы делаем все, что можем, чтобы защитить этих людей, - Мироель говорит негромко, когда они с королем отходят чуть поодаль. - Они все равно верят в своего короля, просто сейчас все напуганы. Но ты можешь показать своим примером, что не стоит бояться, и битва еще не окончена, - дренейка улыбается коротко, снова касаясь руки короля и ободряюще сжимая его ладонь. - Как показал король Вариан, что сражаться нужно до конца. И как показал лорд Тирион, что никогда не нужно терять веру, отказываться от нее.

+1

7

[indent] Боль, холод, пустота, чернее самой вязкой ночи. И одиночество. Оно его самый главный спутник в последнее время. Попытки стать сильнее, древние заветы, вдалбливаемые с самого детства и так рьяно им отвергаемые в простом детском желании идти против. Все это обрушилось на него чувством вины, невозможностью сделать хоть что-то по-настоящему важное. Оно холодом морозного дождя забирается за воротник, заставляет дрожать, а желудок скручиваться от отвращения к собственному бессилию.
[indent] Его город - его родной город - серые камни, запах моря и сухих водорослей с порта, крики чаек и звон корабельных колоколов при швартовке. Он помнил здесь каждую улочку, каждый поворот, редкие узоры на кладке, высеченные мастерской рукой. Переплетение прямых углов, узких закоулков, сплетающихся в несокрушимую паутину. Этот город совсем юн, по сути своей он одного с Андуином возраста, где-то там, под пластами катакомб еще хранятся старые его кладки, те, которые не сожгли и не растоптали при первой войне, но все, что открыто для солнца, по меркам других, совсем юное еще поселение - такое же юное, как и правитель, ныне на него обреченный.
[indent] Отец говорил, что город вытерпел многое - его разрушали, сжигали, засыпали землю солью, чтобы ничего тут больше не могло взойти. Но каждый раз они вновь и вновь отстраивали все заново - пытались наладить ту счастливую жизнь, о которой мечтали несмотря ни на что. Несмотря на все те ужасы, что пришлось пережить и что еще ждали впереди…
[indent] Он бегал по этим улочкам, отбивая ритм по этой брусчатке, разбивая коленки, царапая ладони, залезая на очередное дерево, стараясь изучить все и сразу. В его старом мире всегда светило солнце, пригревало, ложась на макушку и на щеки, легким бризом с моря припорашивая, смешивая с запахом спелых яблок, под которыми гнулись ветви. В его старом мире не было запаха крови, грозовых туч, окрашенных ядовито-зеленым цветом и боли в каждом суставе. Его кости крутит и изнутри словно выжигает, уже бесполезно хвататься там, где когда все надломилось и треснуло, под бледной кожей, за мышцами, что сводит судорога, хрустальный скелет, который заново подлатали, но трещины никуда не делись и они все так же прекрасно видны, сколько их не прячь. Андуин себя уже очень давно сломанным чувствует, действительно переломанным. Словно неисправная игрушка, которую бросили на эту мостовую и все, что остается, так это смотреть на прохожих, которым до тебя нет абсолютно никакого дела...
[indent] Голос рядом заставляет вынырнуть из этих мыслей, как из ледяной воды. Теплая ладонь сжимает крепко, разгоняя кровь по венам, заставляя смертельный холод и боль отступить хотя бы на мгновение. Он улыбается, слабо и вымученно, но иначе уже просто не умеет. Его вера потухает, словно пламя коста, который присыпали землей, какие-то отдельные угли, что все еще слабо тлеют, но нет в них ни тепла, ни, тем более, света.
[indent] — Я знаю Штормград как свои пять пальцев - этот город, в котором я родился, в котором я рос. Каждая улочка здесь мне знакома, как и те, кто на них живет... — Сапожник, что у собора обитает, женщина, что постоянно кормит всех местных кошек, кожевники, виноделы, портные и ювелиры; люди и не только, для них этот город так же важен, как и для самого Андуина, они смотрят так же, чувствую так же. У них тревоги и заботы личные отошли на второй план, вперед же выступил страх перед неизвестностью, перед тем ужасом, что тучами собирается на далеких берегах, но при этом и столь близком. В какой момент на горизонте объявится корабль противника? В какой момент ядовитый огонь пожрет их дома и их родных? Все жители города, такие разные, но такие добрые и отзывчивые, привыкшие к тому, что в их столицу устремляются сотни искателей приключений, принимая их распростерто, а не ощетиниваясь и отгораживаясь стеной высокомерия. Те, кто никогда не делал зла и не желал его, кому теперь придется жить в страхе, каждое мгновение помышляя о смерти.
[indent] — Они любят меня... но они не верят в меня. — Эта правда росла и крепла. Народ смотрел на своего короля все еще как на принца, они видели в нем мальчика, что бегал по этим улочкам, что слушал и слышал, что был открытым, даже слишком, для кого-то вроде наследника. Но они не видели в нем правителя, не такого, каким был Вариан, цепкого и сильного, того, кто действительно мог бы удержать этот горд от краха в самые его жуткие времена. — Все такое знакомое... а я как-будто заблудился.
[indent] В полутьме и резких черных тенях, он рассматривает очертания домов, что расступаются, открывая вид на место, что дрожь вызывает своими очертаниями, полукруглая аллея, залитая редким светом от фонарей, с аккуратно подровненными кустами и травой, окруженная фонтанами, журчащими столь оглушительно сейчас. И гробом... в котором никого нет.
[indent] — Я не был здесь с похорон. — С тех самых, которые обернулись катастрофой, атакой демонов и попыткой лишить Альянс всей верхушки власти. Легион четко обозначил, что не будет давать время на траур и использует все свои силы, чтобы смести и этот мир тоже, как и десятки до него. Андуин поднимает голову, рассматривая барельеф, на котором выбиты слова о чести и смелости, о добродетели и справедливости. — Каждый день, с момента его смерти, я вновь и вновь просил Свет ответить мне, сказать, обрел ли отец покой. Но Свет молчит и я не знаю, что теперь делать... Как мне вести народ и говорить им о том, в чем я и сам не уверен? Как мне говорить с советниками, которые видят перед собой только маленькое дитя, — Андуин слабо улыбнулся. — То, что Генн позвал тебя, лишь только подтверждает мои слова. И как мне... продолжать верить в Свет, если в самые тяжелые времена, вместо помощи, я получаю лишь только холодное молчание? Где все то, о чем постоянно поют жрецы, где яркий луч света в непроглядной тьме? Где тот голос, что должен дарить надежду? Почему за все года служения я не получаю ровным счетом ничего? В этом и есть милость Света - бросить в самый темный час...

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » память о нем будет жить вечно