Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » nobody's home


nobody's home

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s5.uploads.ru/CBmkq.png  http://sh.uploads.ru/cXOft.png  http://sh.uploads.ru/94PuH.png

mccree & ashe

ОСТИН, ШТАТ ТЕХАС, США; 2051 ГОД


[indent] Когда одинокая богатенькая девочка встречает не менее одинокого беспризорника, в жизнях обоих что-то меняется. Так или иначе.

+1

2

[indent] К зиме он всегда перебирался южнее, бежал прочь от заморозков, поэтично сравнивая свои перемещения по Штатам с сезонной миграцией перелётных птиц — умное определение прицепилось к МакКри в одном из приютов, где он задержался чуть ли не на месяц, из-за ангины, которая тогда помещала ему бежать обратно к уличной жизни сразу. Мало кто из проезжающих мимо водителей по большей части больших грузовых машин отказывал ему, голосующему у дороги в надежде поймать попутку, особенно если пацан делал грустное лицо и толкал проникновенную речь о том, что в следующем находящемся по шоссе относительно крупном городе его ждёт умирающая бабушка/тётушка/сестра, но у вечно занятых родителей нет времени отвезти его туда самим — подобные истории трогали людей, а сам он ещё был в том возрасте, когда не казался окружающим возможной угрозой, и они вполне были уверены в собственной безопасности. Джесси умел быть благодарным попутчиком и никогда ничего не брал у людей, которые соглашались совершенно безвозмездно его куда-либо подвезти; он считал это даже честным.
[indent] Он крал. Разумеется, он крал: из карманов людей в толпе, обносил плохо закрытые продуктовые лавочки, находил одежду и обувь, а как-то раз даже обзавёлся походной палаткой, в которой прожил всю особенно сырую весну настоящим королём целого мира, пока полицейская облава — этим людям почему-то было очень важно, чтобы беспризорники обитали в одном месте и не слонялись по улицам — не погнала его прочь с насиженного места, заставив вспомнить о том, почему ему в принципе не стоит где-либо задерживаться надолго.
[indent] В этом году МакКри натурально сглупил. К декабрю он добрался до северной границы Колорадо, где в небольшом городке случайно наткнулся на местную шпану — детей из среднего достатка семей, которые собирались в заброшенной церкви и кутили на полную. Кто-то был старше, кто-то был младше, но они легко приняли Джесси в свой круг общения, таскали ему какую-то еду и одежду — что было не жалко. С ребятами были и девчонки, чьё общество пацан нашёл для себя очень приятным. Он платил им байками о своей уличной жизни, учил «ловким пальчикам», иными словами, забылся и развлекался в кругу сверстников, пока первые ударившие холода не погнали детей по домам, которые у них были. В отличие от Джесси.
[indent] Он спешно двинулся дальше, к теплу — по крайней мере, туда, где должно было быть теплее. Где-то к Рождеству МакКри повезло оказаться в Техасе. Он не решился отказывать себе в удовольствии посетить местную столицу, разряженный к праздникам Остин. Крупных городов пацан старался избегать, но Остин оказался на редкость… провинциальным? Здесь было как-то всё очень просто, спокойно. Джесси на время обустроился под мостом, подле знакомого нескольким близлежащим районам безобидного пьяницы, который поделился с ним адресами магазинов, которые спокойно открывали контейнеры с просрочкой, а так же представил его местному священнику, который выделил МакКри из пожертвований тёплую почти новую куртку. Пацан знал, что после этого священник позвонит в службу опеки, и засобирался прочь из Остина — по крайней мере, подальше от этого района. Он примерно наметил себе дальнейший маршрут и собрался уже прощаться с Остином, но ноги сами привели его в другую часть города.
[indent] Богатый район разительно отличался от того места, где ошивался Джесси. Он нашёл удачное место на его окраине, почти сразу приметив стоявший особняком от остальных огромный дом. МакКри точно знал, что в таком месте сможет чем-нибудь поживиться и наконец получить на руки немного денег, вопрос оставался лишь в том, как туда проникнуть. Он наблюдал за особняком несколько дней, дожидаясь будней, когда он наверняка опустеет. Пацан точно знал, что обносить частные дома по ночам — гиблое дело, куда лучше подходило время где-то до полудня.
[indent] Он полез через высокий, но не навороченный жучками забор во вторник. На огромной территории не было собак и он не заметил обилия камер, а те, что приметил, смог легко обойти. Не проблемой оказалось и взломать заднюю дверь. МакКри стряхнул с украденной в рождественской суматохе на ярмарке ковбойской шляпы редкий снег и очень тихо прошёл в дом. Он не расслаблялся, действовал быстро, но осторожно. Искать деньги было глупо, выносить всякие статуэтки — неудобно. Джесси целенаправленно собирался искать хозяйскую спальню, гардероб — такие места, где он вполне мог поживиться драгоценностями, украшениями, может быть, запонками. Маленькие вещи, которые можно было унести в кармане, он всегда нашёл бы, кому и где продать. Пусть и за бесценок, но он не жаловался. Деньги были нужны любые.
[indent] Он не успел сделать и пары шагов по лестнице вверх — по логике, именно там должны были находиться интересующие его комнаты, как приметил дверь… по-видимому, на кухню; оттуда доносились очень аппетитные запахи, что натолкнуло МакКри на мысль о прислуге. Впрочем, на кухне было тихо, и он не удержался от того, чтобы заглянуть туда. На столе остывал большой явно только что испечённый пирог. Пацан захлебнулся слюной — когда он ел что-то горячее в последний раз? — но понимал, что время поджимает. Он не за едой пришёл. Только вот, это секундное промедление уже сыграло с ним злую шутку.
[indent] Джесси отпрянул от двери, собираясь возобновить путь наверх. И встретился взглядом… с ним. Огромным. Мать его. Омником-качком. Немая сцена продлилась доли секунд. Пацан рванулся с места, но цепкие лапы робота уже поймали его за руки.

+1

3

Определённую закономерность в поведении директора частной школы можно было заметить, даже не провоцируя его на какие-то определённые действия. Лиз заметила это не сразу, но стоило ей углядеть такое, как она стала нескромно пользоваться этой привилегией. Конечно, всегда можно было просто прогулять - деньги заставляли руководителей и учителей не задавать лишних вопросов, Боб как обычно не спешил с тем, чтобы ругать девочку, равно как и сообщать родителям эту новость. А она совершенно спокойно могла бы проводить свободное время как вздумается, не зацикливаясь на том, что придётся пойти куда-то одной, причём не в первый раз. Но, если не брать в расчёт все эти нюансы, она просто хотела идти не самым очевидным путём. Вчера, например, её желание надрать задницу одному из хулиганов в группе совпало с тем, что она не хотела готовить доклад по литературе и идти на занятия в принципе. Лиззи вызывала не слишком много уважения у мужской части группы, и вчера вознамерилась это исправить, несмотря на превосходящие силы противника.

Угрозы и едва ли сильные удары не останавливали её, поэтому в итоге руководительнице пришлось оттаскивать от порядочно побитых говнюков именно её. Не наоборот. В очередной раз увидевший помятую, но довольную Эш, директор разве что вздохнул, считая, что долгий разговор скорее отнимет у него самого время, чем что-то даст этой девчонке. Поднять размер штрафов, одних для всех, он не мог, высказать что-то родителям Лиз, до которых невозможно было дозвониться, тоже, поэтому он достаточно быстро её отпустил, сказав, что завтра ей надо подумать над своим поведением, как и всегда.

Перспектива очередного выходного, когда можно было проваляться перед экраном весь или, наоборот, выбрать любое место для посещения, грела душу, поэтому Эш не возражала. Она не могла представить, что директор ожидаемо догадывается, с чем связаны её порывы подраться накануне серьёзных зачётов или прочих проверок знаний, но и здесь деньги делали своё дело. Вкупе с другими учителями, подмечающими, что знания у Эш есть, просто нет желания учиться, результат для школы был более чем прекрасным. Они не слишком третировали девочку, а та не особенно мстила в ответ, потому что... потому что это был чертовски выгодный союз. Но... зарабатывай Лиз хотя бы тысячную часть того, что давали ей родители, она бы понимала, что сейчас бессовестно тратится и уходит в убыток, только вот... она не считала деньги. А они и не убывали.

Сказочное богатство, впрочем, никак не влияло на её рутинную жизнь и подобные драки были поводом заслужить выходной лишь отчасти. Лиз получала от этого удовольствие, даже сама пропуская удары. Она была рада, когда среди этих важных малолеток (и неважно, что она сама была такой же, едва ли старше кого-то на год) попадался кто-то не робкого десятка. Или тот, чьи родители позаботились отвести своё чадо на похожие курсы боевых искусств. Конечно, самой Эш нужно было больше практики, но чем были эти стычки, как не практикой? В том, что она хулиганит, порой задирая и беззащитных, Лиззи не видела ничего такого, совмещая это с серьёзными тренировками по выходным. И не хотела что-то менять - сейчас такое уже казалось пределом мечтаний и чуть ли не главной причиной посещать школу.

Вспоминая о событиях прошлого дня, Лиз встала рано - что-то вроде режима ей приходилось соблюдать, чтобы не запускать себя. Она провела почти всё утро в тренировочном зале, отрабатывая удары и, как ей казалось, справившись довольно неплохо. Наконец, утомившись, она потратила несколько минут, чтобы заказать еду, а потом упорхнула в ванную, решив, что Боб заберёт заказ и оплатит его, если она вдруг задержится. Скинув одежду, Лиз долго красовалась перед зеркалом, отмечая то, что на самом деле мало что меняется, но это только подтверждает слова инструктора о сложности набора мышечной массы в таком возрасте.

Когда она вышла из душа, потратив неприлично много времени, чтобы причесаться, но так и не оделась, пока обходясь полотенцем, на экране коммуникатора уже висело сообщение от курьера о том, что он уже всё доставил, рассчитался с Бобом и надеется, что она закажет что-то ещё, потому что они предоставляют хорошие скидки.
"Скидки. Какое странное слово".

Она как раз спускалась вниз, когда услышала странный шум на кухне. Шум в этом доме вообще не был чем-то странным, потому что улучшения особняка делались с расчётом на габариты и вес Боба, но тот обычно не делал слишком резких движений без нужды. Лиз, в чём была, решила проверить, что стало причиной такого поведения омника, и картина маслом раскинулась перед ней, как только она зашла на кухню, куда Боб принёс еду. Только сейчас улов был богаче, ведь помимо еды он принёс кое-то ещё.

- Боб, - деловито поинтересовалась она, - Что за нахер тут происходит?
- Воришка, - галантно ответил дворецкий почти без промедления, - Приметил его ещё на территории, но решил подождать, пока тот не сунется внутрь.
- Чтобы было, за что предъявить, - злорадно добавила она, но потом посерьёзнела и подошла ближе, как была, в полотенце, - Как тебя зовут, бродяжка?
Не заметить то, что этот пацан, едва ли младше её, озирался по сторонам без особого испуга, она не могла, но, по-видимому, он не стал бы лезть сюда, если бы у него было, чем питаться и на что жить. Она прошла мимо него, ожидая ответа и... ей в голову пришла самая офигенная идея за последний месяц..!

Ну, то есть, начать драку в школе не было такой офигенной идеей, как то, что она придумала сейчас. Взяв кусок пирога и положив его на тарелку, Лиз устроилась напротив, безо всякого стеснения наслаждаясь едой, но пристально глядя на воришку.
- Есть хочешь? - она не столько спросила, сколько констатировала очевидное. Хмыкнула, - Давай так, я сейчас...

Расписанный по пунктам план Эш бросилась выполнять незамедлительно, хотя сейчас для этого нужно было всего лишь одеться. Лиз предпочла свою форму для занятий, которая не стесняла движения так, как школьная форма, но нравилась ей меньше, потому что была дешевле, не бросалась в глаза... в общем, никакого стиля. Она постаралась свести процесс выбора одежды и само облачение к минимуму, через несколько минут снова врываясь на кухню. Теперь ненатуральный блеск в глазах сложно было удержать, но ей надо было хоть немного посвятить несчастного мальчишку в свои планы. Да и Боба, хотя тот наверняка привык к подобным порывам своей хозяйки.
- В общем, - теперь Эш решила не занимать себя едой, чтобы не отвлекаться, а просто объясняла, стоя перед пацаном, которого Боб всё ещё держал - не слишком сильно, но крепко.
- У тебя есть выбор. Либо я вызываю копов и ты отсюда едешь прямиком в участок, где пробудешь... недолго, если только я не захочу, чтобы ты пробыл там больше, либо...
Лиз сняла с него шляпу, кинув её на стол, и приняла боевую стойку.
- Либо дерёшься, как тигр. И, если ты будешь неплох, я возможно подумаю над тем, чтобы накормить тебя. Не знаю, что ты там решишь, - с улыбкой сообщила она, делая Бобу знак отпустить мальчишку и легонько подтолкнуть его, но после не вмешиваться, - Но выбора у тебя толком и нет. Меня, кстати, зовут Лиз. И сейчас я надеру тебе задницу.
Эш начала со звонкой пощёчины, но после этого провела неплохой удар справа, в челюсть опешившего мальчишки.
- Давай же, тигрёнок. Покажи мне свой лучший удар.

+1

4

[indent] Он не пискнул. Когда лапищи робота сомкнулись на его плечах, МакКри только крепко сцепил зубы, чтобы не закричать. Крик мог привлечь внимание людей, если они, конечно, были в этом огромном доме. В этом пацан уже начинал сомневаться. Каким бы странным на вид не был этот омник, он совершенно точно не походил на боевую модель и вполне мог быть здесь за всю прислугу в целом. «Блядские богатеи! Уже не знают, как выебнуться, чтобы продемонстрировать своё состояние!» — подумал он злобно, пытаясь, разумеется безуспешно, вывернуться из мёртвой железной хватки. У него был только один призрачный шанс свалить — быстро выскользнуть из слишком большой для него куртки и припустить прочь, но Джесси просто не успел. Люди в этом доме всё-таки были.
[indent] Девчонка. Возраста навскидку его, либо чуть старше, она зашла на кухню в одном полотенце — что за срамота?! — и вид имела при этом одновременно заинтересованный и недовольный. МакКри ни на секунду не усомнился в том, что она здесь хозяйка. И дело было не столько в полотенце и отсутствии у неё какого-либо смущения по этому поводу, сколько в её уверенных движениях, самодовольном взгляде, властном голосе, которым она обратилась к омнику. И тот ей ответил, учтиво, как в каком-нибудь сраном фильме о светской жизни прошлого века — один такой он посмотрел в очередном приюте, вынашивая к ночи план побега. «Добавь ещё «миледи», жестянка тупая, чтобы совсем в образ войти!»
[indent] Джесси молчал, смотря на девчонку исподлобья, злобной, загнанной в угол уличной собакой, которая прекрасно понимала, что человек не накормить её хочет, но убить, если не просто покалечить ради забавы. Он не стал отвечать на её вопрос, ещё не хватало. Не то чтобы имя многое могло сказать о нём полиции или как-то ещё навредить ему, бездомному и одинокому скитальцу, но имя было тем немногим, что у Джесси было своего в жизни в принципе. Ему не хотелось делиться им с девчонкой, как бы глупо это кому не казалось.
[indent] Живот скрутило, когда хозяйка вольготно прошла к столу и взяла себе приличный кусок пирога. Пацан чуть не захлебнулся слюной и нахмурился ещё больше, когда понял, что его дразнят. Наверное, будь он чуть младше, даже разревелся бы, но сейчас вместо горечи он ощущал скорее распирающую изнутри злобу. На девчонку эту, за то, что ей повезло родиться богатой. На своих неизвестных родителей, которые бросили его с малых лет. На весь мир, который предпочёл на него плюнуть. Он сжал руки в кулаки. «Давай, давай, упивайся своей властью! Вызывай полицию, пусть меня забирают. Я потом всё равно сбегу. Я всегда сбегал и опять сбегу!»
[indent] — Не хочу! — резко ответил он; вырвалось.
[indent] И мысленно отвесил себе оплеуху. Девчонка куда-то ушла. Омник-прислуга всё так же его держал, и МакКри ещё попытался вывернуться, чтобы всё-таки сбежать, но не преуспел в этом: кости затрещали от усилившейся хватки. «Херова ты, блять, железка!» Хозяйка вернулась уже в одежде. Какой-то как будто спортивной, пацан в этом не разбирался. Омник чуть ослабил хватку, а девчонка встала перед ним и выдвинула какие-то совершенно, иначе не сказать, охуительные условия.
[indent] — Ты ебанутая что ли? — совершенно искренне ошалел Джесси, когда она, подтверждая свои грандиозные планы действиями, сорвала у него с головы ту самую краденую шляпу. — Дура! Вызывай уже свою полицию, как будто в первый р…
[indent] Она его ударила. Пощечина оказалась не то чтобы безумно болезненной, Джесси приходилось выносить и посильнее, но звонкой. Омник его отпустил и как будто подтолкнул вперёд, к импровизированной арене. От девчонки прилетел уже более ощутимый удар, от которого МакКри не успел закрыться. Он только отступил назад, всё-таки выпутываясь из куртки и напружиниваясь, но отнюдь не для того, чтобы атаковать дальше.
[indent] — Я не бью девчонок! Ты блядь больная нахуй, на всю свою тупую голову!
[indent] Лиз явно не устроил его ответ, и она пошла в нападение. Джесси только и успевал, что уворачиваться или блокировать её чёткие удары. Девчонка или занималась чем-то, или просто хорошо чувствовала бой, но каждый её удар почти наверняка грозился в будущем обернуться для него синяками и гематомами. Как будто мало в его паршивой жизни было проблем! Пацана поражало и феноменальное спокойствие прислуги; видимо, что для робота, что для его хозяйки это всё вообще было в порядке вещей. МакКри на самом деле не знал, что ему делать. Но и просто сносить все удары вечность он не мог, а ответить… помимо очевидных уличных понятий о чести, он ещё и побаивался хода мыслей этой девчонки. Ударь он её, она могла бы заявить в полиции о побоях, что защитники правопорядка посчитали бы уже не таким лёгким правонарушением, как проникновение в чужой дом. И даже если что-то подсказывало ему, что девчонка так не поступит, проверять это Джесси не хотел.
[indent] Когда она замахнулась в очередной раз, пацан кинулся навстречу, обогнул её по дуге и, оказавшись сзади, успел схватить за горло согнутой в локте рукой. Он не ставил себе цели задушить Лиз, но сжал довольно сильно, чтобы хоть как-то её усмирить.
[indent] — Что бы ты там себе не думала, это нихера не весело! — прорычал он, не сводя напряжённого взгляда с пока ещё не шевелящегося робота.

+1

5

Несмотря на внешний вид, сразу говоривший о том, кто перед ней находится, откуда взялся и чего хочет, этот малец не терял чувства гордости, хотя Лиз и пыталась всячески заставить его действовать по указке. Она подначивала его на конфликт, надеясь, что Боб поможет ей, если дело станет совсем плохо. Вряд ли ей надо было действовать именно так, но Лиз хотелось приключений, да и вора, пробравшегося вдруг в дом она не боялась. Маловероятно, что у этого пацана был огнестрел, иначе тот бы уже начал безрезультатно палить в Боба, а потом хныкать, что привычный к таким радушным приветствиям омник с силой выкручивает незнакомцам руки. Иногда даже ломает, но сейчас речь была о ребёнке. Таком же, как и сама Лиз. Она, конечно, считала себя умнее и лучше этого мальчишки в сто раз, но в то же время не была чересчур жестокой - и накормить его уже за то, что он не побоялся сюда влезть, а теперь ещё и не слишком дрожал от ужаса, уже было неплохой идеей.

Вообще, ей было его жалко. Воришка не походил на этих чванливых лоснящихся ублюдков из школы, которые точно бы забили его, проберись он в их дом. Лиз считала, что мальцу повезло с этим домом. Боб, может, и не оставил ему шансов, но был совершенно неподвержен всяким людским качествам, которые могли бы хоть как-то навредить бездомному мальчишке. А может, дом у него всё-таки был, но родители или кто-то на их месте дожили до такого, что стало нечего есть?

Думая совершенно о другом, она, тем не менее, коротко хохотнула в ответ на его слова и не прекратила склонять его к поединку. Они, конечно, могли бы ещё долго болтать, но пацан был достаточно дерзок на язык, не уступая хулиганам в школе, а в чём-то даже превосходя их. Подобные оскорбления задевали Лиз слабо, но она всё-таки позволила себе немного прислушаться к ним, чтобы это помогало поддерживать темп. Ей не нравилось, что её оппонент, пусть и принуждённый к этой драке, был не так уж и рад ей, защищался вяло и не атаковал в ответ, но в голову красивой и умной Эш не могло прийти, что, возможно, начинать знакомство надо было не с этого. Пока она не понимала, почему не смогла вывести его из себя, но начинала стремительно терять интерес к такому занятию и... можно сказать, что воришка опередил её приказ Бобу на какие-то несколько секунд: Лиз уже хотела приказать ему вышвырнуть этого пацана и дать ему немного денег на еду. Делить с ним трапезу после того, как он открыто продемонстрировал свою гордость, казалось Эш непозволительным.

Расслабившись, она пропустила его выпад, потому что уже не надеялась на сопротивление. Внутри кольнуло ледяными иглами, когда его хватка сомкнулась на горле. Она испуганно выдохнула и кашлянула, никак не в силах сказать что-то Бобу. Тот считал, что контролирует ситуацию или просто хотел проучить свою хозяйку, но пока не двигался. Парнишка, впрочем, дал ей отдышаться и даже понять, что... всё пошло не так, как она себе это представляла. Для неё такая возможность была спаррингом, и она действительно надеялась вовлечь этого мальчишку в бой, почти по-настоящему, но... возможно, она чересчур замечталась, а он судорожно хватался за то немногое, что осталось у него в этой жизни.

Она выдохнула, собираясь с мыслями и резко наступила ему на ногу, сразу после этого ударив локтём и выбираясь из хватки, но пока не спешила атаковать снова.
- А по-моему весело, - буркнула она, даже тоном своего голоса противореча этим словам, - Впрочем, ты удивил меня своей потрясающей пассивностью, - Эш кивнула на стул, - Поэтому можешь поесть.
Она активировала голо-панель, чтобы наполнить чашку горячей водой и поставить на стол чашку чая, помимо уже так привлекающих внимание парнишки кусков пирога.
- Ешь, - повторила она, - Не думай, что это какая-то там подачка от богатенькой нищему. Я и правда думала, что не смогу спровоцировать тебя даже на такое.
Лиз заняла другой стул, поодаль, глядя на нежданного гостя. Всё получалось немного не так, как она планировала, но, пожалуй, результатом недовольна она уже не была. Боб сейчас мог и злорадствовать по поводу того, что хозяйка испытала такие долгожданные острые ощущения, пусть и не те, которых просила. А она, в свою очередь была рада, что Боб не накинулся на этого пацана, как только он схватил её. Мог ведь и шею свернуть, сражаясь за свою жизнь.
- Ну да, кто бы ещё стал выписывать себе талончик на такую глупую смерть.
- Так что, - она взяла со стола его шляпу, повертела в руках, - Расскажешь мне, кто ты и почему выбрал такое неудачное время для проникновения или улизнёшь, стоит только Бобу перестать на тебя смотреть?
Она примерила шляпу, поднялась, прошла к выходу с кухни, где находилось небольшое зеркало, удовлетворённо хмыкнула. Определённо, нужно было обзавестись чем-то в таком стиле, потому что ей неожиданно понравилось. Впрочем, она решила не показывать этого кому попало, а небрежным движением устроила головной убор на столе.
Боб внезапно что-то заприметил и довольно спешно зашагал к выходу из кухни, бросив короткое "я сейчас", как будто дело касалось похода в туалет. Лиз невольно прыснула со смеху, зажав рот ладонью. Омник делал так и раньше, когда чувствовал что-то неладное, и, вообще-то, в этом не было ничего смешного, потому что каждый раз он либо справлялся с проблемами, либо видел их там, где их на самом деле не было.
Эш вдруг посерьёзнела и, прищурившись, посмотрела на пацана:
- Ты что, дружков сюда привёл..? Мог бы иначе сказать, что торопишься уйти, - она покачала головой, глядя вслед ушедшему омнику. Почему-то ей вдруг стало менее спокойно.

+1

6

[indent] Нервы были напряжены до предела. МакКри уже десять раз пожалел, что вообще полез в этот дом. И не переставал корить себя за то, что отвлёкся на ароматный запах растреклятого пирога, потерял бдительность, позволил роботу себя обнаружить. Глупо-глупо-глупо-глупо-глупо! Он ведь знал, что не должен обращать внимание ни на что, кроме цели. А цель его была наверху. Хозяйская спальня. Украшения. Он бы нашёл, где их продать, пусть и за бесценок, но… купил бы себе потом поесть. Что-нибудь горячее, свежее. В десять раз вреднее этого пирога, но не хуже. Комплексные обеды в дешёвых забегаловках стоили не вот что очень много, но могли даровать чувство насыщения. Не много ему той еды надо было бы. Но он отвлёкся, и…
[indent] Что теперь?
[indent] Стоит посреди дизайнерской кухни богатого частного дома, всё такой же голодный, но теперь ещё и побитый, пытается совладать со странной двинутой девчонкой… Дурак. Как есть, идиот. И омник этот перекачанный вот-вот расценит его захват, как угрозу жизни хозяйке. Убьёт ведь. Много ли ему надо, шею человеку свернуть? А что у МакКри против него есть? В том-то и дело, что ничерта.
[indent] Он, конечно, ослабил захват почти сразу, как только поймал и придавил Лиз, но не сразу девчонка больно наступила ему на ногу, а затем двинула локтем в живот. Повторять дважды ей было не надо: Джесси быстро отпустил её и резко отступил назад, подобравшийся, готовый чуть ли не ко всему, что ещё могло пойти не так. Лиз выглядела… странно. МакКри показалось, что, всё-таки, немного он её напугал. По крайней мере, она и правда присмирела и уже не пыталась снова втянуть его в драку. Поесть предложила. «Что?» — подумал пацан, опешив и не сразу осознав её предложение.
[indent] — Ты… поесть мне предлагаешь? — тупо повторил он, широкими от удивления глазами наблюдая за тем, как она ставит на стол большую чашку чего-то горячего и устраивается за столом, явно предлагая ему занять стул напротив.
[indent] Джесси перевёл ошалелый взгляд на робота. Тот так и не вмешался в их «драку», то ли не успел, то ли достаточно хорошо понимал, что реально пацан хозяйке не навредит, то ли что-то ещё. Но… сейчас омник в ответ смотрел на него как будто с пониманием. МакКри от этого насупился, но всё же плюхнулся на предложенный стул и недоверчиво потянулся рукой к пирогу. Кто-то иной и в другой ситуации обязательно укорил бы его за манеры. Но Джесси не смущали грязные руки и земля под ногтями. Не смущало отсутствие тарелки. Не прельщала вилка. Он взял довольно крупный кем-то отрезанный прежде кусок и просто позволил себе с аппетитом вгрызться в него, на секунду — лишь на секунду — даже прикрывая глаза от наслаждения. МакКри стоило больших усилий держать себя в руках и есть не очень быстро, чтобы не поперхнуться. Организм отзывался на горячую пищу тянущей болью.
[indent] От резкого приступа жалости к себе пацан шмыгнул носом, но в лице не изменился. Сопли, правда, потекли — последние дни на улице было холодно, а этот «спарринг» и тёплая еда его резко согрели. Он небрежно вытер их рукавом поеденного молью свитера, который подобрал на помойке пару месяцев назад. Еда и чай настраивали на диалог куда лучше предложений о драке.
[indent] — Джесси, — буркнул он, прервавшись на середине куска, чтобы запить съеденное. — Меня зовут Джесси. Время как время. В такое обычно и лазят.
[indent] Он бросил это равнодушно, вскользь. Особой тайны в этом МакКри не видел, а уж откуда бы домашней богатенькой девчонке о таких нюансах знать? Она, конечно, была явно нездорова головой, но вроде бы пока хотя бы перестала его избивать, маскируя это какими-то странными развлечениями. Еду дала. Даже если сейчас приедет полиция, что будет закономерным итогом его полного провала, Джесси расстроится уже не так сильно: поел, и то хорошо. Всё равно рано или поздно его либо отпустят, либо привезут в очередной приют, откуда он сбежит. Мало что изменится.
[indent] — Слушай, ты на самом деле кукушкой нездорова или это у тебя настроение плохое было? — поинтересовался Джесси девчонке вслед, когда она ушла с его шляпой из кухни. — Насколько долго продлится «хорошее»? Я успею уйти до того, как тебя опять перещёлкнет?
[indent] Она вернулась, когда пацан доедал второй кусок, уже поменьше. Пирог с курицей был сытным, а уж когда в последний раз ел горячее свежее мясо МакКри вообще не помнил. Он бы, наверное, согласился сейчас уже на всё. И даже не сопротивлялся бы при аресте. Разморило. Начинали болеть свежие синяки, но это, пожалуй, стоило того, чтобы в итоге получить такой еды. Стойкая ассоциация с бездомной собакой из его головы не уходила. Побили, покормили… а он — безвольное создание, у которого просто нет выбора.
[indent] — В смысле, «дружков привёл»? — искренне не понял Джесси, облизывая пальцы. — Куда твой бодибилдер пошёл? Что, уже полиция приехала? Что ж… это было ожидаемо. Шляпу-то я заберу с собой, уж извини, не ты её украла, чтобы своей считать. Или тебя уже перещёлкнуло, кулаки опять чешутся? Знаешь… глупая ты. Домина огромный, живи себе в тепле и сытости, мам-пап радуй успехами, да платья меняй хоть каждый день. Чего тебе в жизни не хватает? Что за бардак в голове такой, что ты эту драку затеяла?

+1

7

В ответ на большую часть вопросов Лиз была готова разве что пожать плечами. Мальчишка этот... Джесси, как он представился, выглядел наивным в одном, но в то же время был предельно подозрителен в другом, сейчас как будто не веря в том, что такой исход мог ждать его тут. Эш понимала, что было бы, окажись вдруг родители каким-то чудом дома. Да, тогда всё это представление с дракой осталось бы уникальным, но сейчас воришку бы уже забрали, а в участке он провёл бы куда больше времени, чем было нужно. Впрочем, Лиз не знала точно, какие именно связи позволяют родителям организовывать её жизнь и не смогла бы сказать это наверняка. Ей вообще не сильно-то и нужно было думать о таком.

- Тебе виднее, - прокомментировала она тонкости воровской жизни, сидя на высоком стуле и болтая ногами. Может, непрошеный гость и был ведомым не самыми высокоморальными принципами, зато, как подмечала Эш, его было куда проще настроить на диалог, который не сводился к небрежному перечислению всех благ, которыми родители обеспечивали того или иного жирдяя в школе. Это, судя по различным фильмам, которые любила смотреть Лиз, было чем-то в духе клише, но оно прослеживалось и в реальной жизни, вне экранов. По крайней мере, она сама замечала, что полные люди зачастую те ещё мешки с говном. Дети так уж точно. Наверное, не будь Джесси таким костлявым, она бы отделала его по первое число и точно вызвала бы копов. А худого пацана, кости которого, казалось, просвечивали даже сквозь одежду, больше хотелось накормить, чем издеваться. Во всяком случае, аналогов такой ситуации не было, а Лиз раньше не приходило в голову общаться с кем-то не своего уровня. Даром что общаться с одноклассниками она просто не могла - тянуло блевать.

- Дело не в настроении, - коротко отозвалась она, - А больная тебя бы уже давно отделала. Или, может, придумала бы что-то экзотическое, подключив к делу омника.
Вообще, Боб не очень любил это обезличенное обращение "омник". Он, безусловно, не имел права голоса в этой семье (по крайней мере, для родителей Эш), но Лиз всё-таки слишком уважала его взгляды, потому что Боб делал много. Он старался, насколько вообще может стараться неодушевлённая машина, и его маленькая хозяйка очень это ценила. А дворецкий был рядом достаточно, чтобы всё понимать и... иногда это приводило к неловким ситуациям. Например, как было сегодня. Она понимала, что Боб ушёл, чтобы не мешать разговору и не слишком пугать мальчишку, которого так немилосердно схватил. Но при этом выполнял свои обязанности и надеялся на понимание.

Возможно, дворецкий действительно почуял что-то неладное, но сейчас Лиз услышала, как он вернулся, просто стоя недалеко от входа в дом, словно будучи на страже. Это немного успокоило её, поскольку к другим гостям Эш была не готова, равно как и к тому, если бродяги запланировали настоящий рейд, а пацана послали первым, разведать.
- Бодибилдер?
Она прыснула со смеху, покачала головой.

- Не парься насчёт полиции, - заметила она, поднимаясь со своего места и хватая шляпу, чтобы устроить её на голове Джесси. Он снова пытался рассуждать, как взрослый, но... что он знал? Лиз мельком изучала современное искусство на тему богатых и бедных, но ей это позволяли ресурсы, свободное время и отсутствие чёткой цели, хотя она точно знала, что у нищих такого нет, и им приходится чуть ли не выживать.

- Всё не так просто, как тебе кажется на первый взгляд.Ты книжки какие-нибудь читал? Ну, с принцессами там или типа того, - она усмехнулась невесело, - Когда у них тоже всё есть, они всем обеспечены, но король с королевой настолько заняты делами государства, что на ребёнка у них нет времени. При этом они очень надеются на то, что их чадо станет образованным, красивым и будет окружено ничем иным, как любовью и заботой.

Она замолкла, потому что в голову пришла ещё одна идея, на этот раз совершенно безвредная для Джесси. Лиз сбегала за кошельком, с которым хотела сегодня идти за покупками - те деньги, которые можно было держать в руках, нравились ей меньше электронных вариантов, но всё-таки мелькали в обращении, а уж для парнишки, который довольствовался явно не лучшими кусками, это вообще могло стать чем-то заоблачным. Ей не хотелось надолго оставлять его, потому что она всё ещё не была уверена, сопрёт ли он что-то или нет. Боб был далековато и как будто считал, что это будет не его проблема. Эш хотела верить, что он не позволит Джесси обнести дом, просто потому что ей взбрела в голову действительно не самая хорошая идея.

Лиз решила, что на тему отношения к бездомным детям они ещё поговорят, и она точно скажет ему, что не пытается быть главной стервой в городе, если он вдруг думает иначе. Неужели Боб не поймёт, если она просто скажет об этом ему вслух?
Удивительно, но Джесси ещё был на месте, когда она вернулась. Теперь уже села рядом, аккуратно поставила кошель перед ним, пока ничего не говоря. Подвинула чуть ближе.
- Открой, - наконец, произнесла, Лиз.

Не могла не заметить, как изменился его взгляд. Эш, впрочем, не занималась благотворительностью, но это было приятно. Она слышала, почему люди вообще начинают давать кому-то свои деньги. В умеренных, конечно, количествах, поскольку богатые и остаются богатыми, потому что не разбрасываются заработанным. Помимо общественной шумихи было приятно наблюдать что-то такое в глазах людей, смотреть, как они меняются, может даже думать о том, что могло бы вызвать такие же эмоции. Отчаянный поиск в этой гонке за чем-то подобным никуда бы не привёл - и Эш это знала. Знала, что она сама не сможет так же обрадоваться, пока мама её не обнимет. Пока отец не начнёт ругать за едва ли хорошую успеваемость и драки.

- Я думаю, это поможет тебе на какое-то время, - объяснила она, - Можешь убрать их в другое место, если тебе не по вкусу девчачий кошелёк. И, надеюсь, что ты получил ответ на свой вопрос, чего мне может не хватать в жизни. Когда у тебя нет ничего, тебе могут принести радость даже деньги, но когда хватает всего, начинаешь хвататься за чувства и эмоции. А их как раз не хватает. Боб, правда, не слишком поддерживает мои порывы, - Лиз улыбнулась, качая головой, - Но он хороший парень.
- А кроме него у меня и нет никого.

+1

8

[indent] Приятное ощущение сытости настраивало на более позитивный лад; Джесси и забыл, если честно, когда в последний раз ел что-то такое же домашнее. Ему иногда подкидывали еду из различных забегаловок, и она даже бывала горячей, но именно что пирогом, кажется, его месяца три назад только угощала подслеповатая бабуля в Огайо. Вроде бы, она приняла МакКри за своего внука или племянника; он не разобрался, но адресованную не ему передачу схватил и даже обронил спасибо, а после максимально быстро свалил. Было вкусно тогда.
[indent] И вкусно было сейчас.
[indent] Пацан запил съеденное горячим чаем и довольно выдохнул, слушая рассуждения хозяйки дома. Он был честен с собой и Лиз, не пытался делать вид, что понимает её логику. Но слушал вдумчиво, с интересом даже. Не перебивал. Чай только потягивал, шумно прихлёбывая, потому что было вкусно. И грело изнутри.
[indent] — Конечно, читал, — буркнул он немного оскорблённо под конец чужой речи; именно о принцессах и читал, потому что читать учиться нужно было, а нормальных книг в его местах обитания не попадалось. — И помню только, что они все были до ужаса капризные…
[indent] Он вдруг широко улыбнулся, на мгновение ощутив себя просто по-человечески счастливым. Сытым. Согретым. И пусть их с девчонкой разделяла пропасть непонимания, Джесси было приятно чужое общество. Хотя бы ненадолго, но он мог побыть в социуме, где не обсуждалось, какая помойка открыта для бездомных или где можно найти символический ночлег за ещё более символическую плату. Те ребята, с которыми он затусил, конечно, сильно его подпортили. С ними помимо всего прочему ему было интересно.
[indent] — Я тебе честно скажу: истории я эти помню, только один хер… представить мне сложно. У меня родителей вообще нет. И я в душе не знаю, то ли они сразу от меня отказались, то ли сдали позже. Живы ли, нет… Я просто первое, что помню — детский дом. И как я ходил с такими же ребятами на благотворительные акции, чтобы собрать денег, которые потом шли на всё, кроме нашего блага. Помню, как свалил. И с тех пор вот так живу, кочую, — он неопределённо махнул рукой. — А у тебя родители есть. Дом есть. Кормят и одевают. Ну вот я в душе не ебу, окажись я на твоём месте, нужна ли мне бы была их любовь. Или и так нормально бы было: лишь бы крыша, кровать тёплая и хавч свежий. И чтобы не били, не насильничали. Я бы может даже отличником был. Или бы не был. Слишком много «бы»… Но, в общем, ты меня прости, конечно, но… я тебя услышал. Но не могу понять. Но услышал. Так что кулаки свои спрячь, мне на сегодня хватит. Окей?
[indent] Он с интересом наблюдал за тем, как девчонка сорвалась с места куда-то наверх и подумал уже, что пора валить. Но интерес взял верх: МакКри дождался, пока она вернётся. Он понял её затею чуть раньше, чем она приказала — ну что за тон, честное слово! — открыть кошелёк. Внутри завязался тугой узел. Джесси не любил такие моменты.
[indent] Мир был не без добрых людей. Многие считали, что он потерялся. Предлагали помочь. Оплатить билет домой или вызвать полицию, чтобы те его отвезли. МакКри часто говорил, что просто поругался с родителями и ждёт вечера, чтобы вернуться домой. Особенно щедрые давал ему пару долларов на обед. Особенно сознательные всё же звонили копам. Ему приходилось попрошайничать в том числе, но каждый раз это был как удар по собственной гордости. Пацан стискивал зубы. Украсть что-то было, в его понимании, честнее. Он не просто протягивал руку, надеясь на милость прохожего. Он делал что-то, чтобы получить заветные деньги или еду. Прикладывал силу.
[indent] Он протянул руку и взял кошелёк, взвешивая его в руке. «Для неё это наверняка копейки! Бери!» — говорил ему внутренний голос, но пацан колебался. Выпирающая наружу гордость перекрывала собой здравый смысл.
[indent] — Как будто дело в том, что кошелёк девчачий… — пробормотал он. — Просто… Хм. Я их возьму. С…
[indent] Джесси опустил голову, пряча лицо за полами шляпы. В нём боролись одновременно злоба, благодарность и отчаяние. МакКри не был уверен, какую из этих эмоций отражает его лицо.
[indent] — Спасибо… — выдавил он с усилием. — Ты, может, не такая уж и плохая…
[indent] Он вскочил на ноги, пряча кошелёк в широкий карман куртки. Подошёл к сидящей Лиз и положил руку ей на плечо, снова серьёзно посмотрев в глаза.
[indent] — Просто, ну, тоже подумай, чтобы ценить то, что у тебя есть. А если полиции не будет… То, ну, мне лучше сваливать. Мало ли твои родители вдруг приедут? Или ещё что. Спасибо за еду ещё, да. Я, ну… пойду?
[indent] Он убрал руку и сделал шаг к двери. Оставаться с девчонкой теперь было ещё более неловко, чем прежде.

+1

9

Чёртов пацан.
Было слишком неприятно осознавать, но ему как будто было до этого дело. Зная об этом или нет, но он надавил на её совесть, до которой никто другой просто не хотел дотягиваться, чтобы добиться того же результата. Лиз спокойно слушала подобные замечания от учителей, считая, что дело максимум ограничится звонком несуществующим родителям. Она знала, что они расценивают всё это с официальной позиции, чтобы добиться от неё максимальных результатов в учёбе, и на сложные семейные отношения им плевать, но Джесси просто говорил, что думает. И это работало, поскольку у него тоже не было родителей. То есть, в теории они, конечно, были, но... Эш и правда показалось, что пропасть между ними, которую её новый знакомый так хочет сделать больше, не так уж и громадна.

Она бы никогда не признала того, что он был прав - и отчасти Лиз была уверена, что её попытки привлечь к себе внимание не являются капризами. Она отчаянно надеялась, что когда-нибудь будет видеть родителей чаще, однако один год сменял другой, на его место приходил третий, но всё оставалось прежним. Таким, каким Лиз привыкла его видеть. Где-то внутри она уже давно отчаялась, просто убеждая себя в том, что обязательно изменится, если родители будут уделять ей больше внимания, но она... привыкала. Ей было комфортно и так. И она не ждала перемен ни с их стороны, ни со своей.
Конечно, она не стала говорить, как часто видит родителей и насколько часто слышит их голос по телефону - последнее время, звонки она сбрасывала, чтобы облегчить себе этот период отвыкания. Ей казалось, что на это уйдёт совсем немного времени, но этот тяжёлый процесс отрицания очень затянулся - Лиз горела в пучине своего наивного и детского плана. Но... хуже, чем раньше, ей не было.
Она вдруг улыбнулась.

- Но ведь в этом тоже, - ответила Эш, чуть не добавив "как будто ты его у меня украл". Ей не хотелось лишний раз намекать на то, чем Джесси занимался. По его виду нельзя было сказать, что он получал от этого удовольствие. Скорее, был вынужден. И к мысли о том, что его родители в какой-то степени и подтолкнули его на такое существование, Лиз пришла слишком быстро.

Лиз не моргая глядела на него. Наверное, будь это её товарищ (а их у неё не было) по школе, она бы cделала это момент постыдным и неловким для него, но она молчала. Боб, который всегда был где-то рядом, наверное тоже не смог бы припомнить, когда кто-то благодарил её. Пусть так неловко, но искренне, и Эш хотелось верить, что дело было не в деньгах, которые она ему дала. Честно сказать, она не чувствовала ни сожаления о том, что рассталась с ними, ни своего обыкновенного настроения. Где-то внутри она, конечно, злилась, но не на Джесси. И сейчас это всё отступило, дав ей почувствовать совершенно нетипичную лёгкость. Лиз только кивнула, особо не следя, видит ли её знакомый этот мимолётный жест.

Его слова живо напомнили ей о прочитанных книгах, но, не в пример Джесси, Лиз увлекалась взрослой литературой, пропитанной циничными изысканиями. И вспомнила фразу о том, что плохим быть проще и легче. Что люди не притворяются, когда им плевать на других, не делают ничего сверхъестественного. Любая искренность и хорошие поступки требуют совсем ненужных затрат, которые не могут быть по достоинству оценены другими людьми. Автор писал об этом довольно сложно и запутанно, но Лиз, продирающаяся через тяжёлый слог, поняла это. Не с первого раза, но обычно у неё было время, чтобы прочесть такие произведения по несколько раз и увидеть суть.
- На самом деле плохая. Но я не притворяюсь той, кому якобы есть до тебя дело. Просто я хочу тебе помочь. И, возможно, теперь куда больше, когда убедилась в том, что нашим родителям было одинаково плевать на нас.

Когда его рука легла на плечо, Лиз подняла глаза, глядя в ответ. Слишком строгое выражение её лица вдруг смягчилось, когда Эш просто дала ему честный ответ.
- Иди.
Она сказала это беззлобно, игнорируя ответ на благодарности, но в то же время отмечая, что благородства - то ли врождённого, передавшегося по наследству, то ли приобретённого - Джесси при своём образе жизни не утратил, и об этом говорило его поведение на протяжении всего времени их знакомства. Когда он, наконец, ушёл, Боб занял своё место в этой комнате, но сейчас Эш действительно хотела побыть одна. Ей не хотелось его обижать, но всё-таки она сказала, что ей хочется немного одиночества... в дополнение к тому, что у неё было.

Лиз поднялась наверх, в спальню, но долго сидела на кровати, прежде, чем наконец, легла и только спустя какое-то время ощутила бегущие по щекам слёзы, ведь... никакие книги не могли облегчить её переживания. Облегчить то, что она теряла эту детскую связь, эту привязанность к родителям. И неотвратимо понимала, что в какой-то момент они перестанут быть родителями и станут просто людьми, которые ей помогали. Но при этом теми, кому нет до неё дела. Лиз хоть и была капризной, но понимала, что не так уж и неправа в этом. И, возможно, отношение родителей к ней мало отличалось от того, как она отнеслась к Джесси сегодня. Что они тоже слишком сильно побили её этим безразличием. И дали достаточно денег, чтобы она об этом забыла.
- Я была бы рада. Так рада, если бы они приехали.
Эш вытерла слёзы ладонью и повернулась на бок, пачкая подушку потёкшей тушью.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » nobody's home