POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » to keep us free


to keep us free

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/450837.png

в камне чуть слышно тихое пение
джоффри был полным ублюдком ( бастардом из бастардов ) - маргери смотрит на его смерть и не жалеет ; маргери смотрит на смерть робба старка -
рассыпая свой шёпот на лестничной клетке
нам вдвоём
пировать
+ каяться

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/495880.png[/icon]

Отредактировано Margaery Tyrell (2020-05-26 21:19:59)

+6

2

AND LIKE THE MOON - WE NEED TO GO THROUGH PHASES OF EMPTINESS TO FEEL FOOL AGAIN.

злость она заворачивает в шёлковый платочек и кладёт у сердца перед сном.
лелеет, как мать лелеет своего первого сына ; плачет, как плачет мать, когда её первый сын умирает.
затем маргери долго смеётся, опрокидывает бокалы с вином, даже к нему не притронувшись, и воспламеняется от желания раскрыть пошире окна и прокричать в холодную ночную одичявшую королевскую гавань -
[indent]  [indent] - вы все ёбанные идиоты !

вы ебанные идиоты, если думаете, что король джоффри был избран богами и носит в себе семя рассудка и величия ; маргери ему улыбается, за руку берёт, над служанками вместе с ним насмехается - маргери блюёт по ночам в туалете чёрными ядами, молится, чтобы на утро, когда джоффри пойдёт в душ, всё по канализации прошло и ему в глазницы затекло.
визерис таргариен умирает за морем, залитый золотом - он так сильно его любил, так сильно его хотел. джоффри должен умиреть залитый кровью - он так сильно её любит, так сильно её хочет.
маргери тоскливо смотрит на сансу - маленькая девочка, бедная старк ; джоффри вырезал у неё на лбу клеймо бездумной игрушки - маргери отдаёт ей свои платья и зовёт на чаепития. маргери стирает кровь с её лица и видит, как кожа покрывается инеем - как это знакомо. маргери улыбается знакомым чертам старков, аккуратно касается прошлого, но никогда не спрашивает у сансы про робба.
маленькая рыжеволосая девочка не знает ничего, чего не знает сама маргери - она уехала из винтерфелла и больше своего брата не видела ; маргери за эти месяцы не забыла его улыбку и слова.
робб старк обещал сделать её счастливой - маргери растирает локтями туш по щекам, вырисовывает помадой проклятые знаки на зеркалах, а потом стирает - раньше, чем серсея ланнистер успеет зайти в её покои, чтобы вывалить на неё очередную кучу лицемерного дерьма, которое тирелл научилась глотать не пережёвывая - а потом выплёвывать в ответ.
где-то маргери живёт ради этих бессмысленных склок, которые в любой момент могут закончиться ножом у горла. маргери нравится кусаться, царапаться и прикрывать всё за нежными лепестками.
маргери нравится сражаться.

но вместо ножа она выбирает яд.

джоффри умирает медленно. маргери не знала, что так будет - надеялась, одна капля, одна быстрая смерть. санса старк не замечает пропавшего камня с её колье. серсея ланнистер не замечает маргери, которой впервые в жизни с трудом удалось изобразить лживые эмоции на лице ( ей так хочется ликовать, но вместо этого она испуганно кричит ). серсея ланнистер смотрит на своего младшего брата - маргери его даже немного жаль.
слыша, как звенят его наручники, она скидывает в свой чемодан вещи. чёрное платье, чтобы изобразить траур, вода в глаза, чтобы изобразить слёзы, потрепать за щёки и нос, словно плакала всю ночь, уткнуться в плечо бабушки, молить, просить, кричать, хотеть вернуться в хайгарден.
[indent]  [indent] - мне так плохо, бабушка. я так не хотела, чтобы он умирал.

оленна тирелл усмехается, в игре потакает. хочет маргери за другого сына ланнистеров выдать, обещает - он лучше, он проще, он слабее.
маргери уже давно пообещали сделать её счастливой - маргери хочет верить в это обещание.

надеть золотые кольца на руки, пытаться словить ими закат через стекло автомобиля, ждать, когда один из верных её семье солдат оплатит бензин, прятаться за разукрашенным дорогим брендом платком и солнечными очками из последней коллекции ; маргери остаётся неузнаваемой, но всё же неизменной.
fucking rich bitch even trying to escape her retribution.

робб старк водил руками по её телу, словно отдавал дань своим старым и новым богам ; и когда по традиции всех других мужчин он должен был испугаться, убежать, решить, что всё кончено, он пообещал сделать маргери счастливой.
маргери не помнит, чтобы он клялся, чтобы он действительно обещал - на крови, на оружии, на семье, на жизни ; маргери заставляет себя об этом не думать - от этого становится страшно, она подтягивает к себе ноги, сворачивается на переднем сидении автомобиля и проклинает войну за запрещённые перелёты.
его руки покрыты убийством и сражениями, но маргери всё равно доверяет им. его рукам, его глазам, его словам, ему всему.
робб старк мог бы стать мимолётным увлечением - маргери на это и рассчитывала, когда забиралась непрошеным гостем в его покои ; но робб старк перестал им быть, когда сказал ей слова, о которых она мечтала - маргери умеет распознавать чужую ложь, но его не почувствовала.

возможно она просто слаба перед ним - так всегда слабы розы, когда на них надвигается зима ; они умирают, слабеют.
но маргери проста - её желания видны на поверхности и за ними не нужно идти на дно - вот она стоит коронована, вот она испытывает любовь, которая не приносит за собой боль. всё удивительно просто. чисто. открыто.

риверран кажется ей почти что знакомым. она узнаёт в нём ту ночь, когда ей тоже хотелось выть на луну вместе с северными волками. она узнаёт место, в котором хотела остаться - не возвращаться к ренли, не отправляться после его смерти к ланнистерам в пасть ; не убивать короля, не прогибаться, твёрдо стоять на своём и идти дальше.

маргери обещает себе не сходить с нужного курса - просто сделать вынужденный поворот и выбрать другую дорогу. честь хрен знает сколько метров поверните на право.

- я хочу видеть робба, - она убирает с лица очки, сверкает выученной улыбкой. маргери тирелл распукается, как делает всегда перед другими людьми - только сейчас она не пахнет розой, а лишь дешёвым мылом из мотеля ; только сейчас она не просто жена очередного короля, но и его убийца. а ещё, - я хочу предупредить короля севера о готовящейся для него ловушке.

а ещё она отчаянная и возможно слишком доверчивая.
ей хочется сделать что-то не только для себя - хочется спасти чью-то жизнь, чью-то дорогую и ей и другим жизнь.
жизнь робба старка.
через хрен знает сколько километров вы окажетесь в месте назанчения. продолжайте путь. не превышайте скорость и следите за правилами дорожного движения.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/495880.png[/icon]

+2

3

СТРЕЛЯЙ
прошу, я умоляю.
там

ПУСТО, МЕРЗКО.

он мечется по шикарным покоям, пачкает все вокруг грязью, кровью, отчаянием. запертый пес, загнанный в угол. все, что может теперь делать - скалиться, щериться, злиться. рычать на всякого, кто подходит к нему. ему говорят:

- неужели вы этого не предвидели?

робб этого не предвидел.
он до последнего верил в себя, он до последнего чувствовал, что у него все получается. ему казалось, все ему покоряется, все ему благоволит, он чувствовал твердую землю под ногами, вес оружия в руке, он чувствовал силу.

теперь он чувствует только страх и отчаяние. глядя из окна на дальние зарева полуразрушенного города и разбитого лагеря. глядя на карту, испещренную стрелками, штриховками, условными значками – роббу не нужно сверяться с легендой, чтобы прочесть в этих символах «поражение».

и сколько бы робб ни говорил себе, что это еще не конец, это еще не поражение, он смотрит на руины всего, что строил последние полтора года, и понимает - это конец.
конец войны, в которую он вложил, кажется, полжизни. это конец независимости севера. это его конец. те же люди, что кричали ему "король", те, кто кричали ему "север твой, как ты - севера!", те, кто поклялись поддерживать его домами и оружием. они же первые вздернут его на дыбу.

его, волчонка, потерявшего север.

из окна его покоев в риверране не виден королевский тракт, но робб не отходит от южного окна. где-то там, покачиваясь на спине лошади, едет сейчас цареубийца джейме ланнистер. робб знает, его сковали и отправили под надежной охраной – по крайней мере мать считала бриенну тарт достаточно надежной охраной цареубийце. но воспаленное тревогой и усталостью воображение робба рисует ему картины, как ланнистер едет верхом, гордо расправив плечи, с рычащим львом на груди.

сколько бы леди кейтилин не убеждала его, что так было нужно, и это было разумно, и это ничего не изменило – на деле это изменило все. в первую очередь, самого робба. он отстранялся, когда мать тянула к нему руки со словами «мальчик мой», он молчал и тяжелым взглядом сверлил карту речных земель, он смотрел в южное окно.

ТЫ ЗНАЕШЬ, Я
СТО РАЗ СТИРАЛ, НО ВОЗВРАЩАЮ
РИСУНОК, ГДЕ
Я
ЖДУ
ТЕБЯ

где-то там же, на юге, была маргери.
она ускользнула из его рук так же легло, как и попала к нему. мать говорила – боги дали, боги и забрали. но робб старк никогда не хотел, чтобы у него отбирали то, что он полюбил. богам же, кажется, доставляло это удовольствие. боги отобрали у него детство, сестер, его дом, спокойную жизнь. боги помахали перед его носом иллюзей счастья – и отобрали у него и это тоже.
в обмен боги наградили его десятком новых шрамов, непроизвольной дрожью в руках, и страхом загнанного животного.

иногда, когда он смотрит на юг достаточно долго, и представляет себе ее там, в тепле и безопасности королевской гавани, страх ненадолго отступает. роббу приходится тут же одернуть себя в собственной глупой наивности, ведь понятия «безопасность» и «королевская гавань» совершенно друг с другом несовместимы. но там хотя бы нет войны, и там нет робба – переломанного, перемолотого мальчишки, который сделал слишком много шагов в ложном направлении. роббу хочется надеяться, что она счастлива там (если она счастлива тем, что его нет рядом, он хотя бы так смог исполнить свое обещание).

когда спать не получается совсем, робб разрешает себе достать припасенное воспоминание. он глотает снотворное, прогоняет из кровати северного ветра, и обнимает подушку, на которой она спала рядом с ним до тех пор, пока не ухает в сон, где есть она, ее мягкие руки и тонкий, пряный запах ее кожи. ему снится, что она снова рядом с ним, что он снова может обнимать ее, держать крепко рядом, и мечтать, как однажды война закончится, и они просто смогут быть счастливы вместе. робб наивный мальчишка, который едва удержался от того, чтобы сделать предложение жене другого мужчины – другого короля - после одной ночи, проведенной вместе. робб достаточно наивен, чтобы воображать, что у него могло бы все получиться.

«все» означает:
выиграть в войне
вернуть северу независимость
маргери. маргери. маргери.

робб поистине всего лишь маленький волк, который взял себе на плечи слишком много.
иногда он просыпается с мокрыми щеками, и северный ветер лижет ему лицо до тех пор, пока робб не проснется и не забудет, что так расстроило его во сне.

каждый день начинается с вопроса, как теперь быть, и что ему теперь делать.
он ему некуда идти вперед, ему некуда идти обратно.
фреи, стоящие в близнецах, мерзко ухмыляются, и тянут к нему свои руки, десятки фреев, похожие друг на друга, как близнецы-братья. пора платить, молодой волк, пора исполнять свои обещания.
робб улыбается – он научился этой дипломатической улыбке, вежливой, холодной, непроницаемой. он говорит - за все будет уплачено. он дал слово короля севера, а короли севера держат свое слово. ему нужно жениться на дочери уолдера фрея, и если такова была его клятва, он должен ее сдержать.
(мальчик внутри него кричит, что другую клятву он дал маргери тирелл, которая позволила ему мечтать, что она - его, всего несколько месяцев назад. мальчик внутри него кричит, что он не обязан сдерживать клятву, если дал другую, если любит другую, если, если, если. он находит себе тысячу оправданий).

робб совсем не знает, что делать. как ему оставаться королев, если север потерян. как оставаться старком, если его предала его собственная мать. как оставаться собой, если он рассыпается на части.

когда становится совсем страшно, робб закрывает глаза и представляет, что однажды маргери войдет в его комнату, как ни в чем не бывало, и повторит свой трюк – завладеет им одним только взглядом, одним только разговором только для того, чтобы оставить его.

когда становится совсем страшно, робб просто ждет чуда.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/59335.png[/icon]

Отредактировано Robb Stark (2020-06-05 23:33:37)

+3

4

то перо было тяжёлым, то сердце пустым.

когда робб старк закрывает глаза и представляет перед собой маргери тирелл, внутри неё начинает падать снег. розы впервые за долгое время вопреки всему начинают дышать. расплавить лёд, превратить в живую воду. напиться, зажить.
маргери сама не понимает - как это ?
маргери сама не хочет понимать. это константа жизни, которую она заучивает сквозь три месяца расстояния. никогда бы не подумала, что будет так - одна ночь и связь на все остальные, пустые и лживые.
руки джоффри покрыты шершавой и плохо выкованной сталью. такие продукты в магазинах тиреллы обязали называть бракованными. попробуй скажи такое в королевской гавани - попрощайся заранее с родными и подготовь своё тело к расстрелу.
у джоффри плохой вкус на казни. у маргери плохой вкус на королей.

маргери хочет знать, что один одинокий волк, застрявший в риверране, мечтал поджечь дождь, лишь бы совершить невозможное - у него это почти получилось. маргери знает как боялись его в королевской гавани - даже станнис на черноводной не казался такой серьёзной угрозой, как север.
маргери знает как плакала по ночам санса, а джоффри учился убивать волков на детских чучелах.
маргери никогда не расскажет роббу, как была вынуждена притворяться, что ей это зрелище нравится.

теперь бедному одинокому волку, застрявшему в риверране нужно решать, что делать дальше - поздно возвращать снег обратно на небо, а ведь так хочется.
иногда маргери так отчаянно хочется в него верить, что увидь она, как снежинки поднимаются к небу, не удивилась бы.
робб старк неожиданно становится единственным мужчиной, в которого она действительно верит ; ренли кажется ей слишком легкомысленным, но она обещает ему трон ; джоффри кажется ей слишком жестоким, но она обещает ему победу над его врагами ; лорас кажется ей слишком самовлюблённым, но она обещает ему богатую жизнь.
робб старк кажется ей слишком одиноким, и она ему ничего не обещает.
просто не может.
просто боится, что в какой-то момент её обещания станут проклятьем.

ренли мёртв, джоффри мёртв, лорас почти что мёртв ( остался в королевской гавани, как в живой могиле ).
робб старк не умрёт, обещает она самой себе, лишь бы проклятье не коснулось его - а если и коснётся кого-то, то только её саму.

маргери уже почти ничего не страшно, кроме самого сокровенного и наивного.
чем выше и ярче оказывается луна, тем чётче она слышит вой волков и мечтает стать одной из них.
магия умирает и возрождается за узким морем - когда она придёт и к ним ?

риверран скрипит чёрной листвой. тишина застывает.

может быть, если возвращаться сюда, то совершенно не так, но у маргери больше не было другого выбора - она от себя другие варианты с кровью и кожей оторвала. лишь бы вернуться, лишь бы робба спасти.
маргери - центрик, траектории сами собой вырисовываются.

- робб, - его имя звучит громче, чем настежь открытая дверь. без стука, без крика, без шёпота - ворваться, словно и не исчезала никуда. но только три месяца крысами канализационными пищат и за еду дерутся. в одном его имени указать, показать, открыть - я ради тебя ещё одного короля оставила, другого убила ; я ради тебя почти пол семи королевств переехала, лишь бы спасти, лишь бы защитить.

кто кому счастье обещал, уже даже практически не важно - оно у них всё равно в какой-то момент окажется разным.

шаг к нему превращается в стометровку на единственном вдохе. ресницами защекотав его щёку, обвить руками его шею, вдохнуть.
маргери никогда не была в винтерфелле, но теперь от робба им пахнет меньше, чем раньше. маргери в этом уверена, маргери это точно знает.

руки не слушаются, стопы немеют. остаётся лишь финишировать, любым способом.

- я здесь, всё хорошо. всё будет хорошо, - не обещание, а самоубеждение. капля успокоительного на острие иглы от шприца, введённой глубоко-глубоко под кожу. как последние отчаянные и безмозглые наркоманы они делят одну на двоих.

маргери хочет ему помочь, маргери хочет его поддержать, схватить, когда он будет падать. робб падает уже сейчас. маргери это видит, маргери это знает - достаточно наслушалась в королевской гавани, достаточно узнала вещей, от которых в горле появлялся не один ком, а тысячи.
свинцовое небо севера набухло над белоснежным снегом.

впервые в её вранье нет ни слова лжи, только голая правда.

вместе со страхом, что три месяца вырвали её у него из сердца, ей приходится отшатнуться назад, вернуться на линию старта, откуда она начинала бежать. почти хочется закрыться на замок и испугаться собственных чувств, что казались такими глупыми, пока она его не увидела.
маргери очень боится почувствовать себя ненужной именно в тот момент, когда таковой ей очень сильно хочется быть.

маргери роется в кармане пальто в поисках сигарет. острота никотина появляется вместе с опасностями красного замка - отучиться уже не получается. проклятая зажигалка не хочет работать.
страшно.

- у тебя не найдётся для меня огня ?

я свой видимо где-то потеряла.

КРАТЕР ГЛАЗ ТВОИХ МНЕ НИКАК НЕ МИНОВАТЬ ; ВХОЖУ СОМНАМБУЛОЙ В СЕВЕРНУЮ ВОДУ.
разрешаю тебе на моих костях пировать.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/495880.png[/icon]

+2

5

MAYBE

maybe - if robb closes his eyes, if robb clenches his fists, if rob tries really, really hard. if robb does his best - maybe (just maybe) he'll find the way out of this vicious circle of fighting and losing, fighting to get back what's been lost - and losing it again.

сколько ни крути стрелки часов, время не обернуть вспять. разбитая чашка тонкого фарфора никогда не вернется в свое исходное состояние и навсегда останется белыми крошками на мраморном полу (эти крошки хрустят под подошвами ее туфель, и робб испуганно оборачивается).

время не обернуть вспять, потерянного не найти, мертвых не вернуть к жизни. тонкая струйка крови, преодолевшая три квартала, чтобы подползти к двери матери убитого сына, никогда не пройдет этот путь в обратную сторону, чтобы вернуться в его тело; размозженный череп никогда не вернется к своему исходному состоянию, никогда не станет снова целым.

крошки и обломки белой кости, вымазанные кровью и ошметками мертвой плоти, усеивают пол, и хрустят, если пройтись по ним, и робб испуганно оборачивается - он не хочет, чтобы маргери ходила по следам его жестокой войны.

*
I JUST WANNA FLY
I JUST WANNA FLY
I JUST WANNA FLY

у всего есть цель в жизни, у каждого есть свое предназначение. робб вытянул короткую спичку - ему воевать. для этого его родили, растили, для этого ему на голову надели тугой металлический обод (в ярости он набрасывается на стену - голове больно, на короне ни царапинки). волк грудью бросается на прутья клетки, в которую его сажают - робб ничем не отличается от своего волка. запертый в своей красивой белокаменной тюрьме, он только звереет все больше с каждым днем.

только маргери не вытягивала коротких спичек. огонь, боль и страдания не для нее - никогда не были, и не должны становиться теперь. иметь дело с обезумевшим, озлобленным молодым волком - тоже не ей. но она именно она заходит в клетку - безо всякой засчиты, безо всякой поддержки. идет (снег - фарфор - или кости - хрустят под подошвами ее туфель; робб слышит отчетливо: шаг, еще шаг, еще один)

WANNA LIVE

на их головы падает снег. он пахнет кровью, разлукой, отчаянием. он белый, но кажется черным, а тает - оставляет черные пятна мертвой, выжженой земли. робб шарит дрожащими ладонями, но вокруг только чернота, чернота, чернота. смерть, смерть, смерть. зола - мажет ему руки; злоба - мажет ему сердце; боль - застилает ему глаза.

ну и как, любовь моя?
как мы дошли до такого?

прижимать ее к себе больно - разлука впивается в его ослабшее от заключения тело, она острее любых шипов. к ее шипам он привык, к острой, распарывающей брюхо остро-сюжет-ности жизни, в которой он оказался заперт - нет.

прижимать ее к себе больно. кажется, сожми объятия чуть крепче - и исчезнет. испарится, и после останется только запах потухшего - до углей прогоревшего - кострища. (робб думает - так будет пахнуть все, что останется от него, когда все закончится)

но пока она дрожит в его руках, живая и настоящая. от нее пахнет удицей - свободой и ветром. только сейчас робб осознает, как душно и затхло в темнице, в которой он сам заперся. ее запах - не сладких аромат роз, нет. ее запах - запах разрушенных оков, сверженных королей, сброшенных обязательств. робб с наслаждением и жадностью глотает этот запах, который марегри принесла на своих волосах, в уголках глаз, на губах.

он окунается в темную и влажную глубину ее глаз, приникает к ее губам, будто это родник чистой воды. где-то далеко рушатся дома, где-то далеко тлеют пожары, где-то ведуньи предсказывают, что северу не быть свободным. робб старк свободен в эту минуту. и север в нем свободен.

они распахивают окна, вышвыривают пропитавшиеся потом ночных кошмаров и тревог, изодранные, будто когтями, простыни. в покои проникает ветер, и наконец робб может вздохнуть. плотное кольцо, которым три месяца назад ему будто бы перехватили грудную клетку, оказывается не более чем атласной лентой, которая легко рвется, стоит только потянуть.

маргери тянет:
робба - ближе к себе.
тревоги - прочь.
сигареты - из сумки.

и вот они лежат плечом к плечу на голом матраце - такие же отчаянно голые, хоть и не сняли одежды - и курят. сколько бы облегчения не принесло ее появление, с собой она принесла тяжелые новости. они толпятся мрачными тенями вокруг матраца, но котором плечом к плечу лежат робб и маргери. марегри курит; робб порой перехватывает ее запястье и тянет к губам, чтобы затянуться.

он не хочет спрашивать у нее, что случилось. или что должно случиться. что случается сейчас где-то за стенами риверрана. робб боится - он родился когда-то с этим страхам, всем воинам пристало бояться. каждый боится своего: потерять честь, проиграть войну, умереть. у каждого воина свой страх, но каждый знает свой в лицо лучше, чем собственное отражение. рано или поздно она скажет сама - и это случится раньше, чем хотелось бы. время робба вышло, сколько бы он не пытался крутить стралки часов в обратную сторону. в скрипе и шорохе шестеренок можно было расслышать ехидную насмешку - больше не выгадать, не выпросить. все кончилось. конец, молодой волк. конец.

когда марегри вздыхает, будто приготовившись говорить, робб вновь целует ее.
поспешно, грубее, чем ему хотелось бы, сминает ее губы.
здесь есть и горечь ожидания - что их ждет за финальной чертой? - и сладость встречи от разлуки - кто бы мог подумать?

кто бы мог подумать, что спустя три месяца мучительной разлуки она войдет в эту комнату так, будто никогда и не покидала риверран?

робб просто хочет жить - рядом с ней. так, как это происходит сейчас - отчаянно, требовательно, не размыкая объятий.

DON'T WANNA DIE

прошу вас, помилуйте, погодите
откуда?
откуда здесь этот гроб?
что значит, - для меня?
не хочу.
не хочу умирать.[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/59335.png[/icon]

+3

6

я застрял и я узник растерявший свои мечты ещё на старте

ей многое непонятно - кто они и зачем именно они ? что для неё значит робб, а что значит она для робба. тревожность этой мысли заставляет фаланги пальцев неестественно выкручиваться и хрустеть застрявшим в них воздухом. маргери ненавидит нервничать - от нервов у неё на лице выскакивают прыщики и появляется дурацкая необходимость зажечь сигарету. бабушка настойчиво подсовывала когда-то книги 'как бросить курить', а маргери так же настойчиво убирала их куда подальше - лучше бы подарили книгу 'как бросить нервничать', но кажется, что вот-вот освободишься от колтуна нервов, как появляется новый.

маргери никогда не слышала колыбельные, которыми северные женщины убаюкивают своих детей, но теперь уверена - они звучат не зимой, не холодом, не вьюгой, а листопадом - неутолимым знаком, что зима скоро придёт.
вокруг вдруг резко вспоминают о старках - не потому что хранителя севера казнили в королевской гавани, а потому что всё больше листьев оказывается на земле. колыбельная всего лишь увертюра перед основным действием спектакля.
занавес стал алым, потому что его окунули в кровь.

пусть все обещают, что эта зима будет особенно холодной, маргери кажется, словно робб успел замёрзнуть уже сейчас. согревать его придётся слишком долго и не факт, что получится. поэтому маргери чувствует, как температура её тела опускается. бедные и жестокие мальчики, похожие на джоффри баратеона, совсем не заслуживают такого - они змеи - ни холодные, ни горячие. маргери кажется бессовестным сейчас жить лишь какими-то полутонами.

приходится быть послесловием на полях школьной тетрадки в косую линию.

хочется сказать всё на свете и одновременно ничего не говорить ; маргери возмущённо задыхается его поцелуем, ведь знает зачем и почему он это сделал. хочется, чтобы целовали, потому что ничего более другого не хочется, а не вот так. но совсем не каменное сердце консонансом вскрикивает - хорошо, что оно хотя бы на месте в её груди, а у него в ладонях.

выдохнуть слабое и злое « пожалуйста », ладонями уперевшись в его грудь. мальчишки бегают по летним полям и нарывают цветов для любимых девочек, ненароком давя босыми ногами розы. оказывается, шипы не спасут тебе жизнь, когда какой-то мальчик окажется слишком влюблён.

есть вещи, о которых маргери должна говорить, даже если сейчас для этого не время и не место ; к сожалению у войны есть тенденция пробираться в постель и мять простыни. к сожалению, если ты её начал, она будет тебя преследовать до самой смерти.

мрагери берёт его лицо в ладони, смотрит. боится и смотрит. ей кажется, что она может проткнуть его своими острыми и непонятными чувствами, тогда как правильно будет положить их на язык и сказать. но вместо этого она конечно же говорит совсем не то :
- фреи сотрудничают с ланнистерами. им приказали тебя убить.
как бы ей не хотелось, чтобы их поцелуи были длиной в зимнюю вечную ночь, она всё же хочет знать, что завтра их ждёт новый день. а не похороны молодого волка, отчаянно борющегося за свою месть и свободу для други ( себя освободить он почему-то не хочет ). для многих робб старк - всего лишь балласт ; существует ради того, чтобы, услужив благой цели, рано или поздно от него избавились.

антураж этой пустой риверранской комнаты не содержит в себе ничего, что могло бы напоминать о ней. но робб почему-то всё равно помнит. маргери от этого хочется улыбаться и радоваться. просить его сделать всё, чтобы избежать смерти, и улыбаться. маргери почти находит в себе силы попросить его уйти назад, вернуться на север, но не находит храбрости. ей хочет вот так, заставить его и себя забыть о монстрах снаружи и начать любить монстров внутри, но сколько бы маргери не бежала навстречу желаемому, навстречу правильному - ей кажется, что был фальстарт.

она добежит до финиша первой и ей скажут, что она проиграла. оказывается выстрел, которым ознаменовали начало забега, предназначался кому-то в висок.

нужно просто уйти нужно просто уйти нужно просто уйти нужно просто уйти [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1406/495880.png[/icon]

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » to keep us free