POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » it's an impossible thought, so you theorise


it's an impossible thought, so you theorise

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

asher x roycehttp://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/697238.png
disoriented people dreaming of nonexistent worlds roam on the terminal's sidewalk. the lights turn on and off erratically. the blues of the stars trickle out of their core,
the victims don't understand that they are victims yet.
*

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

+11

2

Минутная стрелка не отбрасывает тени.

Ройс смотрит на неё долго, позволяет совершить поворот на десяток-другой градусов, и только после — опускает плечи. Моргает трижды. Обращает напряжение влагой.

Никто из них привычки опаздывать не умеет, Эшер — точен как часы. Двери здесь открываются бесшумно, и звук шагов заведомо надёжнее, чем любой другой. Ройс пытается подобрать ему определение — просто так, про себя, в качестве разминки перед разговором — и не преуспевает.

Тоже что-то вроде стабильности. Да.

На сегодняшний день это стоит произносить с горькой усмешкой и парой морщин в углах глаз: «Тоже что-то вроде стабильности». Наверное, он слышал это от Гранта. Должно быть так.

— Кофе на столе, если ты рассчитываешь на кофе.

В кабинете сильное эхо, сильное эхо раздражает слух; принимая гостей (коллег, друзей, сообщников — по настроению), Ройс всегда перебирается в комнату поскромнее. Посветлее. Сибил говорит: это приветливый жест. Демонстрирует расположение.

Ройс складывает ладони замком, фаланга к фаланге, и поднимает рассеянный взгляд. За голографическим терминалом Эшер напоминает скорее свой призрак, нежели себя самого.

— Надеюсь, всё в порядке; я имею в виду: у вас. Там. В Клаудбанке. Я давно не связывался с Грантом, точнее — Грант не давал о себе знать.

Он не хочет звучать уязвлённо. Честное слово.

— Но ты хотел поговорить об этом... человеке.

Точно. Человек, о котором Эшер отказался говорить посредством терминала, ради которого потратил несколько часов (минутная стрелка не отбрасывает тени) в пути до Фэйрвью. Сомнительное потребление ресурса, но Ройс не спешит с выводами. Старается не спешить.

— Эшер, — говорит он.

Имя ударяется углом о стол, по столу барабанят пальцы.

— Скажи. У тебя есть сигареты?
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+12

3

Если задуматься, у каждого из них здесь были своего рода правила общения. С Ройсом, например, не следовало начинать разговоры издалека: у Ройса так мало-мало-мало времени, у Ройса так много-много-много мыслей, которые нужно думать, так много данных, которые нужно анализировать, бесконечное число вероятностей, которые нужно высчитывать. Эшер однажды спрашивает его: когда ты последний раз был в Клаудбанке? Спрашивает: когда ты последний раз общался с кем-нибудь, кроме меня, Сибил, Гранта? Спрашивает, но ответа, конечно, не ждет - ни тогда, ни сейчас - переводит взгляд, устало растягивает на шее шарф, возвращается к делу. Крутит в голове заевшее «зачем ты пришел?» - «поговорить» - «мог написать», его же сглатывает;
Ройс, в общем, иногда действительно раздражал.

Эшер безразлично и скучающе заглядывает в холодную кофеиновую темноту, видит в ней свое мутное отражение - поджимает губы. Остыл, разумеется. Он зачем-то пытается вспомнить, находил ли когда-нибудь здесь кофе горячим или хотя бы теплым, но довольно быстро заходит в тупик - в конечном счете, Эшер не то, чтобы часто вообще тут бывал.

— Есть.
Отвечает с заметной задержкой.
- Дамские.
Тишина после каждого слова ощущается странно.
- Сибил забыла вчера в моем пиджаке.
Долго и пристально смотреть на собеседника - дурной тон.
- Но ты же не привиредлив, правда?
Эшер, впрочем, об этом не беспокоится.

У них были правила. Одно из таких: приносить сигареты Ройсу. Даже если ты не куришь. Даже если у него должны быть свои. А вот новости хорошие нести было необязательно - с этим в Камерате сложилось как-то демократичнее. Как у вас там дела - его спрашивают, и Эшер, честное слово, хочет съязвить: сходи, мол, да сам посмотри. Но у них - разумеется - были правила, и Ройс, в самом деле, не был обязан вступать во всякие там, ну, черт знает, естественные человеческие интеракции. Поэтому в сухом остатке все оказывалось совершено нормально.

- Большинство снова проголосовало за снегопад на следующей неделе. Придется надевать на кошку комбинезон. Ничего необычного, знаешь, - щурится, - Там, у нас, - протягивает Ройсу сигареты, забытые Сибил (в каком-то смысле это, наверное, можно принять за привет от нее), - В Клаудбанке.

Каждый их диалог выходил из ряда вон душно. К этому давно стоило бы привыкнуть, но у Эшера и без того было слишком много вещей, которые приходилось принимать как должное. Неудивительно - он думает - что Грант в последнее время совсем не поддерживает с ним связей (где-то здесь можно было бы ошибочно полагать, что все дело сугубо в Транзисторе и постоянной занятости, только Эшер по личным обстоятельствам самую малость в курсе другого рода деталей; говорить о них Ройсу, конечно, не следовало).

- Помнишь Рэд? Певица, на которую нам указала Сибил.

Разговоры с Ройсом нельзя было начинать издалека. Ну конечно.

- Этот, как ты выразился, человек... ее спутник. Любовник. Друг. Неважно. Проблема в том, что мы ничего не знаем о нем, а я, как тебе известно, чертовски хорошо умею искать информацию.

Если продолжить смотреть на Ройса сейчас, то можно было и правда решить, что приходить не имело смысла.
Эшеру делается неприятно, оттого ситуация только более иронична: ему неприятно,
- И если мы ничего не знаем о нем, значит, о нем просто нет информации.
но ведь это работа Эшера —
- Я не люблю ошибаться, Ройс.
делать так, чтобы неприятно становилось всем остальным.
- Ты, если мне память не изменяет, не любишь парадоксы.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

+9

4

Он держит пачку пятью пальцами. Стирает чужие отпечатки, или — приращивает свои. Взвешивает в ладони. О чём-то думает, но немножко.

Человек с воображением принял бы изгиб его рта за улыбку.

— Я люблю парадоксы, — говорит Ройс, — которые можно разрешить. Мы все хороши в этом, по-своему. Я имею в виду: мы четверо. Ты предпочитаешь апории или антиномии?

Нужно медленнее.

Ровный выдох даётся Ройсу лучше, чем ровный вдох. Он курит и припоминает, как в разное время видел в руках у Сибил две пачки: одну (эту) — для встреч, и банкетов, и обедов, и фестивалей, другую — для другого.

Эшеру всё же достаются апории.

— Извини. Да, я помню Рэд.

Рэд — один из выборов, за которые он не несёт никакой ответственности. Остаток после запятой, что-то вроде вынужденной меры, потому что за наполнение тоже отвечает каждый из них. Каждый имеет право выдвигать кандидатуры. Ройс находит это решение спорным: Гранту нужно показаться дружелюбным, снисходительным, щедрым, каким угодно. Пускай. Есть вещи, которые лучше доверять одному человеку — не четверым.

Десять лет назад Грант был готов повязать этот камень себе на шею, теперь — бережно режет его на четыре равные части, вкладывает в чужие руки, хлопает по чужим спинам с непритворным сочувствием. Считает, что так честнее.

Грант — хороший человек. Может быть, слишком хороший.

А Эшер — какой?

— Если информации о нём нет, значит, он не зарегистрирован в системе. Должна быть причина.

Пятью секундами раньше ему, кажется, стоило удивиться. Забыл.

— Возможно, кто-то из администраторов выполняет свою работу недостаточно прилежно; но ты, зная Гранта, вряд ли поверишь в эту теорию. Я с тобой соглашусь. Следить за наличием данных — их прямая обязанность. Не главная, но прямая. Ты понимаешь.

Он понимает.

— Возможно, данные были, но кто-то позаботился о том, чтобы от них избавиться. Смело. Любопытно. Статистически маловероятно.

Ещё бы; Ройс смешливо хмыкает, силясь представить себе умника, готового обойти систему защиты. С какой целью? На умнике нет лица.

На несколько секунд он замолкает. Пепел падает вертикально вниз.

— Это только теории. Больше анекдоты, чем серьёзный взгляд со стороны. Но ты упоминал парадоксы, Эшер, и ещё — тебе известно, что жителя Клаудбанка без данных просто не может существовать.

Он откидывается на спинку, чтобы лицо Эшера легло чуть-чуть под углом. У минутной стрелки тень — проступает.

— Значит, предмет твоих интересов не является жителем Клаудбанка.

Сигаретные тела выгибаются на дне кружки. Он выкурил три.
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+9

5

Есть вещи, которые, будучи озвученными, делают из тебя безумца. Негласные законы в своем роде. Некие правила, которым все следует по умолчанию. Ройс был хорош в этом, потому что мог сплевывать их со своих уст и безумцем все же не выглядеть; Эшер этим, разумеется, пользовался. Вся Камерата пользовалась.

- Спасибо.

То, как он курит. То, как он смотрит. Сколько мыслей в секунду пропускает его голова, сколько вещей обдумываются им одновременно? Апории и антиномии - Эшер задумывается, но опускает этот вопрос в ту же кофеиновую темноту, на дне которой уже лежали несказанные приветствия.

- Что сказал это за меня. Я ценю твою смелость в таких вопросах.

С Ройсом всегда было сложно; всякий раз, когда он думает о Ройсе, ему приходится возвращаться к образу Гранта. Они с Грантом так не похожи, у них ведь на самом деле так мало общего, но Камерата обязана жизнью их странному симбиозу. Воля одного и смелость мысли другого; что появилось раньше - курица или яйцо?

- Ты ведь... уже был в Транзисторе?

Сознанием Эшер на секунду уходит за пределы Клаудбанка и чувствует фантомный космический холод. Курица или яйцо - парадокс, объединивший в себе сразу несколько концепций.

- Я хочу сказать. Об этом человеке никто ничего не знает. Даже если допустить, что система несовершенна, и... что информацию было возможно стереть... что абсурдно само по себе... Меня больше пугает другое. Слухи, Ройс. Сплетни, мнения, истории - все то, носителями чего являются люди. Отсутствие этого.

Он возвращается обратно в Клаудбанк, к зеленому свету терминалов, к бесконечной статистике опросов. Здесь, у Ройса, из окон не видно города, зато отлично видно Процесс. Обратная сторона мироустройства звала Эшера к себе во снах все последние месяцы (Грант не позволял ему даже коснуться Транзистора, но он несколько раз отчетливо слышал, как голоса убитых ими людей что-то говорят про Страну).

- Ты никогда не думал о том, что мир за пределами этого города действительно существует?

Он возвращается обратно в Клаудбанк, к сигаретному дыму, к проклятым парадоксам - и фантомный холод изнанки возвращается вместе с ним (в его голове снова так много сомнений, за которые Эшер бил себя по щекам).

- Мы коллекционируем трупы, но что, если в этом нет смысла. Что, если этот человек на самом деле пришел извне. Если мы все можем делать то же самое.

Были вещи, которые, уходя с языка, делали из тебя безумца.
Эшер дернулся свой язык прикусить слишком поздно.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

Отредактировано Chrollo Lucilfer (2020-07-26 09:11:35)

+8

6

— Эшер.

Имя сыплется, как пепел о керамическое дно.

— Эшер, Эшер.

Ройс представляет своё лицо со стороны: изогнутая под странным углом линия рта, крупные зрачки, повыше — что-нибудь вроде морщины. Так выглядит любопытство. Так выглядит любопытство?

А ещё — страх, удивление, приятный азарт. Много вещей.

Ройс не говорит: «Грант». Он говорит:

Политик назвал бы то, что ты сейчас делаешь, актом предательства. Но политиков в этой комнате нет. Совсем нет. К счастью.

Эшер выглядит сконфуженным, словно сказал то, чего не следовало. Будь он насекомым — бился бы теперь о стекло, но в студии Ройса нет окон. Это — тоже к лучшему.

— Мы коллекционируем идеи. Трупы нам ни к чему. Мы даже... оставляем их на месте, если я не ошибаюсь. Грант говорит, это вызывает меньше подозрений, чем пропажа тела. Так, по крайней мере, было раньше.

То есть — «до моего отъезда».

— Но ты спрашиваешь о другом. Если есть Город, должно быть и то, что лежит за его пределами; логично. В конце концов, ты смог попасть сюда из Клаудбанка. В Фэйрвью.

Ройс катает слово на языке и выпускает дым наружу.

FAIR

VIEW

Эшер мог бы попросить его приехать в Город, но приехал сам. Сюда. Символично.

— Любые рассуждения на этом этапе — просто догадки. Впрочем... Я хочу показать тебе кое-что. Может навести на рассуждения.

Усилить сомнения, подкосить уверенность. Ройс думает о том, что Грант не одобрил бы его затею, однако — точно так же он, Ройс, несколько лет назад не одобрил Камерату. У всех есть право на ошибку. Даже у них.

— Но сначала скажи, — продолжает он, рассматривая: пачку, поверхность кружки, отросший на безымянном пальце ноготь, — если бы ты убедился в своей правоте, то отказался бы от... общего дела?

На этот раз выражение собственного лица предугадать слишком трудно.

— Это просто вопрос, Эшер. Пожалуйста, пей кофе.
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

Отредактировано Peridot (2020-08-02 21:36:41)

+9

7

Так случается, когда чувствуешь себя уязвимым: где-то обманщиком, где-то предателем, где-то такой же - как и все эти люди (не люди, нет, - поправляется - наборы функций, - сознательно обезличивает - выжимка лучшего) - жертвой идеологии одной конкретной группы людей. Так случается, когда куча линий находят пересечение в одной точке, и тогда ты вдруг чувствуешь, что твою шею смыкают в тугом кольце чужого осуждения или неодобрения.

Но это, конечно же, просто вопрос.
И блюдца чужих зрачков, конечно, выражают исключительно научный интерес.
Как бы не так.

Эшер давится глотком кофе, которого не делал,
- Он остыл еще до того, как я пришел сюда.
и выливает содержимое кружки в пепельницу;
- Не смеши меня. Я не собираюсь отказываться от последних пяти лет своей жизни так просто.
смятые сигаретные тела выглядят теперь как утопленники.

Ройс не говорит «Грант», не говорит «твой муж», не говорит «наш друг». Если обезличить человека, то в теории его призрака, вроде как, не останется рядом: не люди - функции, не Грант - политик. Теория, впрочем, редко работала на практике; Эшер стряхивает с себя секундный испуг и прочесывает пятерней волосы.

- Что бы там ни было - показывай.

Голос звучит резко и раздраженно (примерно так же звучат хаотично гаснущие, перегорающие лампы в прихожих баров, в подсобках концертных залов, в туалетах кинотеатров - Сибил называет их «нервозными стервами» и вечно цокает на них языком). Пальцы, расправляющие шарф, начинают дрожать. В горле, как назло, пересохло. Проклятый кофе, разумеется, черт его подери, ну конечно, был вылит в пепельницу.

- Тебе нечего опасаться. Если меняется все, не меняется ничего.

Привноси в это, он думает про себя как-то зло, какие угодно смыслы.
Говори Гранту - он язвит - если поднимешь задницу, чтобы выйти в люди, что тебе придет в голову.

- Не так ли?

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

Отредактировано Chrollo Lucilfer (2020-08-06 23:26:55)

+7

8

Он смотрит на дно кружки, смотрит на дно пепельницы: и там, и там — по три обугленных до влаги фильтра. Баланс.

Приходится тронуть переносицу мизинцем, чтобы скрыть улыбку, потому что Эшер — да, Эшер, кажется, немного раздражён. Вышло неловко; в конце концов, неужели в его любопытстве и правда можно было почувствовать угрозу? Ройс хочет обидеться (он, например, всецело доверяет Эшеру).

Ройс не обижается.

— Встреть меня на выходе, — говорит он; это — как коснуться макушки рассерженного ребёнка. Немного рискованно, но, в общем и целом, безопасно. — Я налью тебе воды.

За окном дождь — интермедия перед обещанным снегопадом, — а зонтик забыт в одной из комнат, в одной из, комнат — слишком много, Ройсу нравится считать их и пристраивать друг к другу углами. Получается ровно и хорошо.

Воду он действительно приносит — в одном из двух длинных гранёных стаканов. Дождь трогает стекло куцыми хвостами и утекает сквозь пальцы.

— Нужно зайти с краю.

В Фэйрвью тихо — сегодня, всегда.

Ройс отдаёт Эшеру полный стакан, пустой — роняет на землю, а после — ждёт. Ждёт.

Ждёт.

Мысленно соединяет осколки.

Всё происходит не сразу. Сначала появляются конечности, потом корпус (белый и гладкий; Ройс думал о том, чтобы прикоснуться, но никогда не прикасался), в самом конце куда-то в сторону — на Эшера, должно быть, — устремляется внимательный взгляд. То есть, конечно, луч визора.

— Я называю таких «стражами», — говорит Ройс. — Потому что они берегут форму и границу, может быть, тоже. Не очень оригинально.

Испытывать чувство стыда не входило в его привычки раньше, но, кажется, входит теперь; как Процесс — в разбросанные по земле осколки. Страж возводит каждую грань и собирает стакан заново за секунды. Ройс считает. Получается три.

— Чем дальше от Города, тем больше, — продолжает он. — Таких, как он, и других тоже; но я, конечно, не уходил слишком далеко. Грант боится.

Не боится — беспокоится.

Ройс зябко ведёт плечом.
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+6

9

Ройс не умеет подбирать слова - Эшер отмечает это каждый раз, когда заговаривает с ним. И каждый раз думает: он ведь не может быть таким всюду правильным, чтобы при отсутствии умения читать собеседников продолжать умело держать лицо. Чтобы, постоянно перебиваясь с нормальной человеческой речи на цифры, как-то продолжать по-людски функционировать. Разговаривать - Грант говорит - не главное. Эшер про себя усмехается, Эшер думает: не главное, но мы все здесь только потому, что первое, чем ты нас в себя влюбил, - это твои речи.

Ройс не разговаривает. По-людски. Не функционирует, впрочем, тоже.
Обезличивать и обесценивать его иногда получается слишком просто.
Как и Сибил, конечно. Гранта тоже. Эшера это в себе, на самом деле, пугало.

- Беспокоится.

Эшер смотрит на разбитый-собранный стакан лишь мельком - словно чего-то опасается - и хочет ударить себя по лицу за эту растерянность, за свою до тошноты очевидную всем ситуативную уязвимость. Стакан с водой держит в руке слабо - пить не может. Еще он каким-то образом упустил тот момент, когда ему этот стакан отдали.

- Ты хотел сказать беспокоится. Не боится.

Будто бы это имело значение. Будто бы Эшер, блядь, выигрывал от того, что придрался к словам Ройса. Моментами он себя ненавидит. Сейчас - просто чувствует себя некомфортно. Бежать, конечно, было бы просто глупо. Вести себя как ребенок, кажется, тоже - мысль об этом застревает где-то в извилинах и трансформируется в тупые бесконтрольные эмоции.

Он не функционирует. По-человечески. Прямо сейчас - нет.
Ройс на фоне всего того, на что Эшер сейчас страшится смотреть, начинает казаться ему сверхсуществом.
Нервный смешок выдает его с потрохами.

- То есть, - дыхание сбивается; чтобы голос не задрожал, приходится делать длинные паузы, - Ты хочешь сказать, - пауза; взгляд упирается в стакан с водой, - Ты боишься его воли? - пауза; смотреть Ройсу в глаза он не может, Процесс бегает бестолково и хаотично, - Его беспокойства достаточно, - пауза; взгляд цепляется за белые полы лабораторного халата, - чтобы ты оставался здесь. - пауза - умножается натрое, - Я хочу знать больше, Ройс.

Эшер сжимает стакан в руке резко и сильно. Выпивает все содержимое одним большим глотком. Стыд за собственную несдержанность, кажется, уже пропитал все его одежды: Эшер хочет ни то проблеваться, ни то помыться. Берет себя в руки (так ему, по крайней мере, кажется).

И смотрит Ройсу в глаза.

- Мне не нравится, что вы с Грантом не рассказали об этом нам. Чего вы боитесь?

Грант не беспокоится - он боится.
Ну и кто из них двоих здесь на самом деле не умеет подбирать слов?

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

+6

10

Ройсу нравится думать, что они четверо связаны друг с другом: слышат, понимают, имеют влияние. Есть невидимый отрезок: от его пальцев к виску Эшера. Вот Ройс роняет стакан, вот Эшер издаёт звук — что-то нервическое. Связи.

Потом он говорит много и громко дышит.

Ох, Эшер. Эш-шер.

— Мы не боимся, просто — тебе ведь и так есть о чём думать, верно? — Ройсу хочется верить, что в его голосе звучит какая-нибудь улыбка. — Проблемы, которые нужно решать. Обязанности, которые нужно исполнять. Ты имеешь дело с информацией, так зачем нагружать тебя ей сверх нормы?

Потому что это любопытно. Эмоции Эшера написаны у него на лице — Ройс смотрит внимательно. Запоминает. Иногда свежий взгляд помогает обзавестись новой точкой зрения на предмет. В качестве источника свежего взгляда Эшер подходит хорошо, может быть — идеально. Может быть.

Ройс убирает руки за спину.

— Ты слишком много думаешь, — продолжает он. — В этом твоя проблема. Эшер. У меня всё под контролем, не переживай; вещи, которыми я занимаюсь здесь, здесь же и остаются. Никто ничего не знает. Я и сам знаю ничтожно мало, но это — пока что.

То есть до тех пор, пока Грант не устанет от моего аппетита и не развяжет мне руки. Ройс рисует новый отрезок: от своего запястья до лба Гранта, точка ложится чуть-чуть повыше переносицы. Это хорошо.

Что ещё?

— Вообще-то, мне не стоило показывать тебе даже того, что я уже показал. Забавно. В определённой мере я нарушил — да, нарушил наш с Грантом уговор, но ты можешь рассказать ему об этом. Можешь не рассказывать. Не знаю, как далеко простирается доверие в ваших отношениях.

Корпус стража блестит под солнечными лучами, и даже если это и вправду металл — солнце его не греет. Солнце не греет вообще ничего, даже в Фэйрвью. Ройс хмурится; может быть, он перегнул палку.

— Извини, это прозвучало грубо? Не хочу звучать грубо.

Наверное, стоило подобрать стакан побольше. Для воды.
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+5

11

Если меняется все - не меняется ничего. У Эшера перед глазами плывут черные пятна, и внутри что-то с хрустом надламывается. Доверие - говорит Ройс. Его голосом это слово звучит искусственно, оно срывается с его уст и воняет пластмассой. Иногда Ройс казался Эшеру машиной, самым неживым из живых; смотреть на него в такие моменты неприятно и почти страшно.

- Вот как.

Доверие - говорил Грант, когда ссал им в уши. Доверие - вторила Сибил, нервно закуривая за кулисами на концерте Рэд, обсессивно следующая целям Камераты (ему показалось в тот вечер, что она уже и в Камерату давно не верит, но думать об этом... о боже, конечно, думать он об этом не стал).

- Грубо? Нет.
Пустой стакан Эшер передает Ройсу с неожиданной для себя легкостью.
- О нет. Это было... хорошо.
Секундной позднее - бережно давит в место надлома.
- Думаю, это было хорошо.
Внутри все валится окончательно, но почему-то без грохота - жаль,
- Кажется, все наконец встало на свои места.
ведь Эшер почти зажмурил глаза и сжал зубы.

Доверие - думает он теперь и делает это слишком поздно - частью Камераты никогда не было: прямо сейчас - он наконец замечает - меняется все, и это, конечно, совершенно ничего не меняло.

- Человек, который образовался из воздуха, находится у тебя под носом, а ты говоришь, что у тебя все под контролем? - Он берет себя в руки, боль в грудине заставила его резко прийти в себя. - О, я вижу. - Голос звучит как всегда апатично - не меняется ничего, - Следует ли мне считать в таком случае, что, если я думаю слишком много, то ты не думаешь вовсе?

Эшер не ждет ответа. Поправляет шарф и наконец смотрит на все, что Ройс ему показал.
Ничего, кроме пустоты, в этот раз не чувствует.

- Неважно.

Он мог бы сказать: пока Грант планирует играть в бога, ты - уже вовсю пытаешься это делать. Он мог бы схватить Ройса за грудки, ударить его по лицу, потребовать извинений, оправданий, объяснений, начать зло шипеть что-то про предательство - Гранта и его собственное - про боль в грудине, про пустоту, образованную от осознания фундаментальных вещей, про разочарование и неверие.
Мог бы сказать: я ухожу (и это наивно).
Сказать: я расскажу всем о том, что мы сделали (и это смешно).
Вместо этого он говорит: доверие (иронии так много, что она заполняет собой все пространство).
Говорит:

- Ваш с ним уговор. О Транзисторе.

Улыбается разочарованно и горько. Слегка морщится.
Ничего не меняется; Страж выглядит таким неуместным.

- Грант решил, что не станет возвращать его тебе. Ты знал об этом?

Ну конечно, конечно ничего не меняется...
Страж выглядит таким одиноким.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

Отредактировано Chrollo Lucilfer (2020-10-28 14:29:26)

+6

12

В голове у Эшера происходят процессы. Ройс поджимает губы и жалеет: открыть и посмотреть при всём желании не получится.

Кажется, Эшеру грустно. Или что-то вроде того.

— Я... догадывался, — говорит Ройс. Смотреть в ответ в этот момент немного неловко; он опускает взгляд, под ногами ветер ерошит траву. — Позволил Гранту это сделать. Ещё один признак его беспокойства; мне кажется, он слишком много на себя берёт. Тебе — не кажется?

Можно подумать, что Грант выглядит недвижимым. На самом деле его колени прогибаются под весом — неясно чего, может быть, мыслей. Атланты, подпирающие крышу одного из административных зданий, проваливаются всё ниже и ниже, просто делают это очень, очень, очень медленно. Ройс знает, потому что умеет читать чертежи. Гранта (в отличие от Эшера, в отличие от Сибил) он тоже читает довольно умело.

Конечно, он решил не возвращать Транзистор. Были варианты?

— Ты выглядишь растерянным.

Неправильно, мимо, ему говорили: задавать вопросы, а не выдвигать тезисы. Ройс чувствует, как плечи тянутся друг к другу. В сочетании с недюжинным ростом его дрянная осанка — хороший способ почувствовать себя ближе к людям.

Он сгибает спину и кладёт ладонь Эшеру на плечо.

— Извини. Я не хотел тебя расстраивать.

Это правда.

Как Гранту удаётся быть Грантом? Маленькие жесты, своевременные слова, каждый разговор с ним — как глоток воды после часового спринта вдоль автострады. Кем бы ты ни был, рядом с Грантом волей-неволей чувствуешь себя на своём месте. Может быть, Ройс идеализирует. Это свойственно Ройсу.

Он немного молчит.

— В Фэйрвью некому голосовать за погоду, но она всё равно меняется, знаешь — как будто под влиянием алгоритма. Я пытался разобраться в нём долго, правда, Эшер, очень долго, пока не понял: на самом деле система отсутствует. Иногда здесь бывает облачно. Иногда солнце выходит, а иногда нет. Никто его не заказывает.

Это простая мысль. Поначалу она пугала — теперь Ройс находит в ней успокоение. Клаудбанк может опустеть, а в Фэйрвью солнечные дни продолжат сменятся пасмурными.

Он думает об этом часто, когда не может заснуть.

— Я имею в виду: возможно, сейчас ты чувствуешь какое-то изменение. Сдвиг. Может быть, тебе хочется найти в этом закономерность и сделать вывод. Эшер? Думаю, лучше позволить вещам происходить. Попробовать посмотреть на то, как они происходят. Не думать.

Интересная реплика. Будь Ройс сценаристом этого разговора, он бы её себе не приписал.

— Скоро будет дождь, кстати. Если судить по облакам.

Он нагибается, чтобы поднять стакан с земли — совершенно целый, от второго не отличить. Где-то вдалеке стихает клацанье металлических лап.

— Можешь взять мой зонт. Когда поедешь в Город.

Гранту хорошо удаётся быть Грантом, поэтому Ройс редко пытается им быть.
[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+5

13

Здесь некому голосовать за погоду, говорит Ройс. Это простая мысль — Эшер ведет ее дальше и может представить, как места выбирающих небо занимают те, кто будет должен — напротив — угадать, каким оно будет завтра. Фарра сошла бы с ума. Эшер задумывается об этом раньше, чем вспоминает, что мисс Йон-Дейл уже пару недель как мертва. Что-то похожее на чувство вины почему-то вдруг гложет его.

— Вот, как ты теперь решаешь проблемы? После всего этого ты считаешь, что имеешь право не думать и наблюдать?

Их с Ройсом небо — он понимает теперь это слишком отчетливо — это два разных неба, и мир, в котором они живут, тоже, видимо, не один и тот же. Это простая мысль, конечно. Простая мысль, которая не укладывается в голове.

- Это жалко даже для тебя, знаешь.

Эшер думает, что, скорее всего, просто не хочет принимать все как данное: Гранта, который думает о себе больше, чем представляет и чем способен вывезти. Ройс вот - тоже... Если бы это был сон, он бы не вспомнил его, когда проснулся. Ему так, по крайней мере, кажется.

- Он забрал у тебя Транзистор, и ты считаешь, что вот так выглядит беспокойство?

Только что обвалилось все, во что Эшер верил: после грохота и раскатов эха должна наступить тишина, но он не стоит на месте — ходить по осколкам больно и странно, ранее значимое теперь — хрустящий песок стекла под ногами. Меняется все, но ничего не меняется: чисто технически — яблоко, разбитое на молекулы, яблоком не прекращало быть.

- О, нет. Нет-нет-нет, Ройс, ты не знаешь Гранта лучше меня. Ты же просто...

Дать вещам происходить — еще одна простая мысль, которая не выживет в мире Эшера; Ройс живет под небом, которое от него не зависит, но небо Клаудбанка само не изменится. Это пугает сильнее всего. Выворачивает наизнанку идеи, бережно хранимые Грантом, распускает швы единодушия Камераты (один из осколков впивается в пятку глубже других — Камерата никогда не была единой, Камерата оказалась мертва даже в своем концепте).

- Это удивительно. - Он роняет растерянную улыбку, смотрит на Ройса и не узнает его. - Насколько ты слеп.

Эшер молчит. Ройс сейчас - человек из другого мира, и Эшеру ему сказать больше нечего.
Храни их граница разума, сведи с пути, ведущего их в тупик — что же вы, черт вас дери, делаете?

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/a6/b8/3/757337.png[/icon][nick]Asher Kendrell[/nick][fandom]transistor[/fandom][char]эшер кендрелл[/char][lz]<center>all caught up in the
mess we've made</center>[/lz][status]gravity no longer wins[/status]

+5

14

Можно обидеться, можно разозлиться, можно развернуться и пойти прочь (не вынести Эшеру зонт, сделать вид, что о зонте не заходило речи), можно тяжело вздохнуть или разочарованно покачать головой — Ройс перебирает возможные реакции, но чувствует себя скорее сконфуженным, чуть-чуть испуганным, чувствует себя человеком, уронившим вазу с цветами посреди людной комнаты. Эшеру положено быть вежливой улыбкой и сигаретой, предложенной вечером после долгого рабочего дня. Перед улыбкой и сигаретой никто не пасует.

Ройс привык видеть, как люди держат себя в руках, и не привык наблюдать за тем, как они себя из рук выпускают. Это происходит с Эшером прямо сейчас? Похоже.

— Я уверен, что будет дождь, — говорит он, когда молчание начинает давить на лопатки. — Пожалуйста, возьми зонт. Ты знаешь, где он.

Звучит так, будто Ройс выставляет Эшера прочь, но это, конечно, неправда. Сейчас он скажет, что это неправда. Сейчас он сделает вдох, соберёт воздух в лёгких, подготовит я-сообщение и всё станет хорошо. Сейчас.

Сейчас.

* * *

Эшер всегда задавал больше вопросов, чем Грант, Сибил и Ройс вместе взятые. Ройс чувствует себя таким вопросом прямо сейчас — кругло изогнутым в спине, обращённым в знак. Он смотрит на кружки из-под кофе посреди стола и догадывается, что зонт, должно быть, остался на месте.

Решает не проверять.

Страж собрал стакан из осколков, но собрать Эшера, наверное, сложнее. Ройс не сумеет: ближе к середине закончатся детали. Грант? Сибил? Может быть, Грант. От Фэйрвью до центра Клаудбанка — не меньше трёх часов. Эшер будет дома через два, и тогда что-нибудь изменится.

Ройс хочет поговорить с кем-нибудь. Ройс не хочет ни с кем говорить. Он вытирает руки бумажным полотенцем и думает, что Эшером быть, наверное, очень тяжело.

В тишине снова становится слышно минутную стрелку.[nick]Royce Bracket[/nick][icon]https://i.imgur.com/KZxnJQJ.png[/icon][status]guilty party (monster squad)[/status][lz]изымая смерть из изъятий, в выражении «никто не виновен, так как нет вины изначально» — легко обнаружить едва внятный образ уже опоздавшей карты.[/lz][fandom]Transistor[/fandom][char]Ройс Брэкет[/char]

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » it's an impossible thought, so you theorise