Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » с переходом на личности


с переходом на личности

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://i.imgur.com/kJmSvmd.png


Я ХОЧУ, ЧТОБ ТЫ СНЯЛ ВО МНЕ КОМНАТУ, В МОЕМ СЕРДЦЕ ОТЕЛЬ НЕЖНОЙ ПОХОТИ.
ТВОИ РУБАШКИ ПОДГОНЯЮ ПО ВОРОТУ, ЧТОБЫ ПАХНУТЬ ТОБОЙ, КАК ТЫ.


С ПЕРЕХОДОМ ЛИЧНОСТИ УХОДИМ ОТ ЛИШНЕГО

[icon]https://i.imgur.com/PiQ7RPC.png[/icon]

+11

2

[icon]https://i.imgur.com/C0Lskui.png[/icon][lz]я надену пышную пачку, уеду, уеду с талантливым мальчиком, на красивую белую дачу, <center>одураченной.</center>[/lz]
у наташи милая улыбка на милом личике, милая резинка для волос с декоративным цветком, милая воздушная юбка, милые туфли-лодочки пыльно-розового цвет. наташа сама настолько милая, что, произнося её имя, чувствуешь привкус сладкой ваты во рту – так же вязко и приторно.
она является оплотом вечного «всё хорошо» в доме ростовых: ах, давайте не будем! – на любую хоть сколько-нибудь социально-политическую тему. разговаривать о погоде, литературе или светских сплетнях ей доставляет большее удовольствие, и семья покоряется. она же такая наивная, зачем забивать эту прекрасную головку лишней тяжёлой информацией.

эксплуатируя свою молодость и, так и не ставшую женской, красоту, ей нравится быть невинной девочкой. и пусть большинство считает её пустой, зато ей ненужно каждый день кому-то что-то доказывать. ведь никто ничего от неё не ждёт – вы же не думайте, что кукла начнёт рассуждать с вами о геополитике, правда? даже если у неё на полке красный диплом и в голове (удивительно) не-пустота.

наташа на вид снегурочка, а внутри – чучело, что сжигают на масленицу.

[indent] (гори, гори ясно
во имя солнца отдам себя сам)

она радуется, когда наконец-то можно снять траурное чёрное и вернуться к мягким тканям в миллион оттенков розоватого. ей надоело делать печальное лицо, говорить «ах, как жаль!» и утирать не выступившие слёзы платочком. её действительно волнует срок годности крема для лица и действительно не волнует судьба россии. зачем думать о том, на что не можешь повлиять?
на поминках императрицы она чувствовала себя, как на театральной сцене – не забудь слова, следуй строго по тексту, не ошибись в движениях и не болтни лишнего.

графине ростовой нельзя быть слишком громкой (наташе можно).
графине ростовой нельзя выражать своей мнение (наташе можно).
графине ростовой нельзя выглядеть небрежно (наташе можно).
но наташа никому даром ненужная, графиня ростова – ценный трофей.

со снятием траура возобновились и приёмы – теперь можно было говорить, что хочется, а не то что нужно и смеяться в голос заливисто, а не тихо хихикать в тонкий рукавчик под неодобрительный взгляд материя. наташа любит игры с раннего возраста, особенно, когда в дом ростовых приходят гости. своих родных она выучила наизусть, угадывает чужие движения за мгновение до, но ничего не делает. её забавляют загадки, но ответы ей совсем не нужны.

с зимы анатоль курагин всё чаще стал появляться в их доме – или с отцом и сестрой (наташа из-за угла смотрит на элен и, видя такую же ледяную статую, как и старшая сестра, отшатывается) или один (наташе кажется, что он приходит к кому-то конкретному и косится на веру). она с ним только молчит – пробегает мимо, невзначай касаясь рукава, улыбается, ловя его взгляд во время обеда, сразу же опуская голову, прожигая взглядом пустую тарелку.

maman говорит: вера уже замужем, мальчики поступят на службу. а ты? долго ещё будешь в прятки играть?
наташа слышит: ты опять не такая.

ей бы очень хотелось быть такой, но хоть убейся об бетонный блок родительских амбиций, ничего не меняется, не получается. она же такая идеальная в зеркале, когда не говорит и не двигается – смотри и наслаждайся.

наташа смотреть и наслаждаться теперь может только анатолем – ей слов не найти, чтобы сказать хоть что-то (она теряет умение составлять предложения рядом с каждым мужчиной), поэтому остаётся только смеяться чуть громче над его шутками, садиться ближе с ним, чувствуя как жаром наполняется всё тело.
холодным вечером, похожим на все остальные, когда время уже перевалило за полночь, она растрёпанная, взъерошенная, как котёнок, держа в руках на две трети опустошённую бутылку вина (наталья ильинична, вы же такая худенькая, зачем же вы так пьёте), хватает его за рукав на пороге.
«анатоль, побудьте моим женихом?» – смотрит снизу вверх, вставая на носочки, всё равно не достать. куда тебе, девочка, отойди, убьёт.

у наташи от того вечера фантомное жжение на губах, головная боль и приглашение в театр от monsieur kouraguine.

[indent] (о господи,
лайкни нас, господи)

давно забытое чувство первого балла накатывает на ростову с новой силой, как только они с анатолем появляются в фойе театра – она сразу же забывает названия премьеры, а спрашивать – точно показать свою ограниченность. она может только улыбаться, кивать проходящим и останавливающимся господам, которые смотрят на них как на диковинных животных в цирке. наташе не привыкать, роль зверька на потеху ей предписана, но рядом с курагиным это всеобщее внимание становится в тягость.
она знает, как вести себя одной в обществе, но чувствует свою абсолютную неумелость и нескладность в паре. анатоль ведёт её вдоль по коридору, его останавливают мужчины в костюмах и начинают спрашивать про отца и планы их семьи – наташа судорожно пытается вспомнить, что о чём-то подобном она слышала и в своё доме – но она размыкает губы лишь для приветственных фраз. 

она ловит взглядом каждую зеркальную поверхность, чтобы удостовериться в своей привлекательности – за подтверждение собственной красоты она цепляется как за единственную соломинку в водовороте. с особой тщательность она укладывала прядки у висков, чтобы залаченная причёска не выглядела прилизанной и производила впечатление, что она не готовилась к выходу несколько часов, нервно теребя платье.

наташа думает, что нужно начать разговор.
наташа не находит ничего лучше, как мимикрировать под обстановку.

– papa, говорил, что ваш батюшка, князь василий, много времени проводит в переговорах относительного молодого наследница. вы сроднитесь с царской семьей? как это прекрасно! – к концу фразы голос срывается на вскрик, лицо застывает в манерно-утрированной радости.
у неё даже мимика выдрессирована, не всегда может это контролировать, но успевает скрестить руки за спиной, чтобы не вскинуть их в эмоциональном жесте – слишком театральном, чтобы выглядеть приемлемо. она машинально щёлкает пальцами – ей совсем неинтересно, что анатоль сейчас ей ответит. лишь бы говорил только для неё и смотрел только на неё. она перехватывает его руку, сжимая ладонь – заглядывает глаза как в тот вечер – ей бы понять какая роль у неё на этом спектакле.

у наташи ростовой глаза большие и стеклянные, как у мёртвой рыбы; умения общаться с живыми людьми – столько же.

+6

3

ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН
ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН
ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН ВЛЮБЛЁН

широко мажет ладонью - стирает с запотевшего зеркала в ванной мутную неопределенность, видит там себя: такого же мутного и неопределившегося. мгновение - и зеркало вновь заволакивает паром. широко мажет ладонью - стирает со стола случайные капли, по полировке стола со скрипом расползается влажная полоса. широко мажет ладонью - стирает с лица обеспокоенность, тревогу и недовольство.

это снова привычный всем курагин.

поворот, еще один, еще один - рано или поздно (довольно рано, впрочем) эта игра превращается в утомительную карусель, идущую по одному и тому же кругу, вокруг единого центра, чертовски недостижимого. первый круг на карусели всегда увлекательный, третий, пятый, даже десятый может быть интересным. но чем дальше, тем сильнее к горлу подкатывает тошнота - даже от самой забавной игры можно устать. анатоль кружит вокруг веры - недостижимого центра карусели, на которой он катается последние месяцы. и, поверьте, анатоля уже знатно тошнит.

от того приятней ломать скрипучее колесо.

за его спиной всегда шептались, мол молодой курагин меняет женщин, как перчатки. ложь, конечно. к перчаткам анатоль относится с куда большей бережностью и носит их дольше, чем длятся некоторые его романтические связи.

ах, какое все это кощунство! - слышится возглас с задних рядов.

все потому что анатоль курагин приводит в театр графиню наталью ильиничну ростову.

наташа нежна, воздушна, и совершенно отчаянна, когда хватает его за рукав. анатоль улыбается - она оказывается той пташкой, что добровольно прилетает ему в руки, ему нет нужды расставлять сети и или класть лакомство в клетку. ростова вот она - взволнованная, раскрасневшаяся, рассеянная от вина, здорово ударившего ей в голову.

скажете, кощунством было взять то, что она предлагала? дать то, о чем просила? кощунством было бы отказать девочке, глядевшей на него широко распахнутыми глазами со смесью восторга и ужаса. поэтому анатоль наклонился к ней, взял ее за руку, и тихо сказал:

- почту за честь быть вашим женихом.

они идут смотреть новую постановку "принцессы турандот". наблюдать за всеми препятствиями, которые китайская принцесса строит своим женихам, не интересно. (интересно, на самом деле, но заставляет все время думать о вере, что ведет себя так же - загадывает неразрешимые загадки, ставит невыполнимые условия, лишь бы только отдалить анатоля от себя. что же - анатоль далек, как только может быть, смотрит оперу с ее сестрой). наташа, напряженная, как струна, сидит рядом с ним, сжимает в руках бинокль так, что побелели костяшки. ее почти жаль, и анатоль склоняется к ней - вновь, и шепчет ей:

- наталья ильинична, ну что вы? или вам не нравится постановка? или мое общество?

он накрывает ее пальцы, ласково разжимает их, и забирает бинокль - только лишь с тем, чтобы поднести к ее глазам. он не отстраняется, остается там, в непозволительной близости в темноте уединенного балкона.

анатоль внутренне радуется - смотрите, он совсем не думает о старшей сестре, пока бессовестно заигрывает с младшей. невольно все же отмечает: наташа вздрагивает от волнения, когда анатоль оказывается с ней рядом; вера вздрагивала от неприязни.

может быть, он просто изначально сделал неправильный выбор?

наташа поворачивается к нему, и попадается в его ловушку. анатоль все еще близко, все еще смотрит на нее, не моргая. только губы вдруг растягиваются в улыбке. наташа - молодая, впечатлительная, неискушенная - анатоль нежен и учтив, вторгаясь в ее личное пространство. спрашивает шепотом:

- вам нравится опера?

прежде, чем наташа успевает ответить, загорается свет, и зрительный зал приходит в движение - антракт. анатоль встает, расправляет пиджак и подает руку наташе, готовый вывести ее в фойе. с другого конца зала скажут: какое кощунство. анатоль ответит - кощунством было бы заставить графиню прятаться на балконе - она сегодня в изумительном платье и заслуживает того, чтобы покрасоваться. анатоль знает, что стоит им выйти из зрительного зала, они станут центром внимания, и мысленно к этому готовится.  [icon]https://i.imgur.com/PiQ7RPC.png[/icon]

+5

4

[icon]https://i.imgur.com/C0Lskui.png[/icon][lz]я надену пышную пачку, уеду, уеду с талантливым мальчиком, на красивую белую дачу, <center>одураченной.</center>
[/lz]i thought love was on the stage
you give yourself to strangers
you don't have to be afraid

наташа чувствует себя золотой рыбкой в аквариуме. она плавно плывёт по коридору, стараясь не думать о том, сколько человек в секунду кидает на неё взгляд. в голове щёлкает режим автопилота: держать на лице улыбку с напылением из скуки, которое является неотъемлемым атрибутом всякого светского мероприятия; идти ровным ритмом, делая шаги чуть меньше, чем обычно, потому что туфли на выход и туфли для жизни совсем разные; чуть наклонять голову в знак приветствия каждому, кто оценивающе оглядывает её.

каждый шаг – это выход на витрину, продажа собственной значимости, молодости, породистости (наташа ненавидит это слово) – её оценивают в лучшем случае как кобылу с длинной родословной и правильными чертами лица, в худшим – словно брендовую вещь из лимитированной коллекции.

стоило привыкнуть, что наташа может распродать себя по частям каждому, кто проявит интерес. стоило бы, но надежда на сказку и
царевича всё ещё осталась как единственное, что не даёт ростовой пойти ко дну собственных переживаний и общественных стереотипов.

ветреная наташа лучше бы продалась, чем каждый раз так сильно чувствовала.

в душном зале театра её трясёт, кидает то в жар, то в холод, так сильно, что приходится прилагать усилия, заставляя напряжённые мышцы расслабиться. сделать вид, что ей полностью комфортно, чтобы никто – наташа вспоминает, что кроме неё и анатоля в рядом есть кто-то ещё – не обратил внимания, что молодой графине абсолютно неинтересно происходящее на сцене. сказка про строптивую принцессу – ростова на такую роль точно не претендует. она скорее глупая подружка или младшая сестра, в чьей голове исключительно мысли о замужестве и бессмысленные разговоры, советы от которых никакого толка. не смотря на всю красоту, обаяние и ум, (возможно, она могла бы быть даже любимицей какого-нибудь русского писателя лет двести назад), наташа совсем не годится на главные роли. её не упомянут даже в титрах. она всегда в тени старшей сестры, графского титула и любого мужчины, с которым появляется на публике – очередная подруга.

наташа ростова всего лишь красивое дополнение к очаровательному анаталю курагину.

пытаться представлять из себя что-то значимое – неимоверно тяжело. когда тебя никто не поддерживает, когда все вокруг подчёркивают только внешнюю красоту и без намёков говорят, какая ты пустая – с легкостью начинаешь верить и существовать не самой собой, а глиняной фигуркой, слепленной чужими руками.

в неё нет ничего своего – она хочет иметь кого-то своего.

наташа не может думать об опере, когда анатоль шёпотом её что-то спрашивает, дыханием сжигая дотла остатки разума. как можно следить за актёрами, когда он так легко касается её, вызывая дрожь и желание потерять сознание прямо в его руки.
она знает, что о курагине ходит много слухов, среди которых никто и не пытается отыскать правду. знает, что женщины в его руках меняются чаще, чем цвет маникюра на пальчиках ростовой. знает, что они в качестве пары привлекают излишнее внимание, от которого не пробегает приятная щекотка самолюбования – напротив, девушку обдаёт жжением чужих взглядов, которые с хирургической дотошностью пытаются вскрыть её внутренности. она знает об анатоле с чужих слов – и ничего не может сказать сама.
она теряется, теряет себя в тёплой пучине его мягкого голоса, нежных прикосновений и глубокого взгляда – тонет и не уверена, что хочет выбираться.

maman говорила, что нельзя терять голову, нельзя быть столь наивной, тобой ведь воспользуются, натали. нельзя доверять каждому мужчине, кто проявит к тебе внимание. ты лучше этого. ты красивая, просто послушай нас и у тебя обязательно будет самый лучший муж.
да пошли вы, мама.

чем больше наташа старается анализировать происходящее, чем сложнее становится дышать – кислорода не хватает, лицо покрывается красными пятнами. она чувствует спиной крепкое тело мужчины, удерживает себя от желания откинуться назад, прижаться к нему ближе – как пошло – и чувствовать себя с ним в безопасности.
каждой принцессе нужен рыцарь, даже если не она сама его выбирает.

антракт становится спасительным звоночком – ещё с полчаса и она бы точно потеряла сознание от духоты и жара (перспектива лежать у него на руках всё ещё представляется заманчивой). анатоль подаёт ей руку и выводит в фойе – ноги на первых шагах норовят подогнуться и не выдержать эмоционального груза.
они идут медленно, снова надевая привычные маски известных наследников – они похожи даже больше, чем наташе этого хотелось.

упрекать его за непостоянность в романтических делах? вспомнить, что сама не умеет долго быть рядом с одним человеком – не доверяет, страшится, что потому будет слишком. болевой порог у наташи низкий, терпеть она не умеет совсем – начинает рыдать, как ребёнок, держась за ушибленное место.
намного легче убежать при первых сложностях, острых моментах – но от себя не сбежишь.

ей бы поверить в кого-то – для начала в себя – перестать видеть в каждом угрозу и врага. не носить приевшуюся маску, не присматриваться, не вздрагивать от каждого касания и чужого слова.

наташа пытается не думать – стоит лишь начать немного анализировать, становится очевидно, что ей абсолютно без разницы, кто держит её за руку, кто ласково зовёт по имени, кто водит в театр, кто говорит какая она красивая, кто проявляет к ней малейший интерес – (щелчок) – неважно где, с кем, когда, наташа улыбается и пытается не перепутать имена.

между ней и внешнем миром всегда было бронированное стекло из личных амбиций, семейных запретов и неопределённого страха.

себя она боится намного больше, чем курагина.
себя она знает.

– принесёте мне шампанского?

в момент, когда она поворачивается к анатолю, смотрит прямо в глаза, мир сворачивается до жирной точки в середине её груди, представляя мишень. она знает, что наивным живётся проще, что лишний анализ портит любые отношения.
наташа не хочет думать, хочет чувствовать.
чувствовать, как он с теплотой смотрит на неё, как крепко держит её за руку, будто правда может удержать от падения обратно на сцену светского события. верить, что он видит за театральной маской, что-то ещё, скрытое даже от неё самой. под тканью пышного платья стоит девочка, которая вдохнуть спокойно не может от его прикосновений – замечает ли он?
наташа хочет чувствовать, что в безопасности.

+4

5

громче всех смеются, ярче всех сверкают, самые любимые, самые обожаемые всегда те, кто ярче всех себя ненавидят. наташа - ограненый бриллиант, который любой бы с удовольствием себе прикарманил, сама себе не принадлежит. она цепляется тонкими пальцами за его рукав, и анатоль накрывает ее руку своей - успокаивает, поддерживает. рядом с ней и сам себя чувствует чуточку сильнее, чуточку увереннее, чуточку свободнее. снова своевольный и своенравный: отец будет недовольно цокать, элен спрячет улыбку в вороте платья.

шампанское искрится в бокале, на лицах окружающих искрятся взятые у кого-то взаймы улыбки, восторг искрится у анатоля в груди. еще немножко, еще чуть-чуть, и ветер ударит в грудь кулаком свободы, и город будет холодно дышать влажным воздухом им в лица. может быть, сбегать не так уж и глупо, может быть, сбегать - это поступок сильных духом.

- пейте, наташа, - улыбается заговорщически. когда она допивает, анатоль протягивает ей и свой бокал, велит - пейте.

анатоль загадывает: если жена полковника ему улыбнется. если хрустальный бокал разобьется. если наташа рассыпется по полу драгоценными камнями свой искристый, совсем еще девичий смех. если они дождутся третьего звонка, и если мимо них прошелестит последнее платье кринолином душного вечера. анатоль загадывает - это игра в беспроигрышную лотерею. он выиграет при любом раскладе, он сам так задумал.

тень пойдёт за тобой будет ждать за углом во дворе в верхнем озере лебедем и мотыльком в янтаре тайным смыслом подтекстом в любой из озвученных тем

- вам, верно, обо мне говорили, наташа, - он говорит мягко, вкрадчиво. улыбается широко, ласково. за руки держит крепко, и тянет к себе, ближе, шаг за шагом. ее легко заставить себе доверять. анатоль держит ее крепко, шепчет - не отпущу, не уроню, шагай, смелей. если шагать, то только спиной вперед - так вечно ходит анатоль. спиной вперед, шиворот-навыворот, воле всех наперекор. помилуйте, - улыбается, - но так же веселее. а если запнется о бордюр или о собственные ноги, падать на спину не тек страшно - видишь небо, и птицы кричат громко, и боль наполовину смешана с влажным радостным облегчением.

- вам говорили наверняка, что таким, как я, веры нет, - таким как он, веры нет (для таких, как он, только и остались что пол ложки надежды и шепотка любви), в нем самом нет веры в таких, как он. есть лишь задор и  залихватское "авось получится". - но подумайте, наташа. посмотрите сами. людям свойственно молоть чепуху - вы послушайте только, что о вас самой говорят. не разумней ли не слушать никого? не разумней ли самой судить?

но кто же судьи? безглазые, безгласые, с залитыми воском ушами, они не видят мира, у каждого на груди шарманка, только и умеют, что крутить рукоятку, и пусть медный цилиндр поет за них извечную, никогда не надоедающую мелодию. и это - их судьи. анатоль и сам бы подписал им приговор, если бы не решил однажды, что такое занятие ему не по душе.

- может быть, вы убежите со мной?

убегать можно только в гулкий вечер и только гулять по набережной, держа друг друга за руку и пьяно хохоча над глупыми шутками. сбежать можно только так, чтобы потом, неожиданно скованно, пожать плечами и выдавить, что дома будут волноваться, вызвать такси и вернуться к привычным ролям. но и это тоже немного побег.

- ну так как? [icon]https://i.imgur.com/PiQ7RPC.png[/icon]

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » с переходом на личности