body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » закрытая травма


закрытая травма

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

россыпью розовых звёзд, золотых комет
ангел безнадёжности приходит в нужный момент
он приходит к тем, кто безнадёжно неизлечим

avallac'h & cirilla
https://i.imgur.com/w0qPasj.png https://i.imgur.com/1V9e9hC.png https://i.imgur.com/EiuSna7.png https://i.imgur.com/O3Oa4sT.png

знакомые лица стираются из памяти; цири завтракает и обедает кровью, на ужин ничего не ест — забирается то на деревянную лавку, то в тёплый спальник, и до рассвета не видит снов. утром кто-то берёт её за руку, к столу снова кровь — только эта на вкус знакомая, эльфская. помоги цедит цири я так долго одна что устала вас ненавидеть.
помоги.


открывает окно в больнице, показывает что почём,
и мы кричим, мы всегда кричим под его ледяным мечом
[lz]сквозь <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=1651">змеиный</a> язык. держась за створки и зачатки. детали, смыслы, части, плечи, припечатки.[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1215/635004.png[/icon]

+6

2

[indent] Ночь собирается. Ветер подул с севера. Вечернее зарево тонет в горизонте за склоном. Через час другой соберется под окном чужой избы осенний хлад, точно вор или развратник, и станет поджидать, когда за ставнями погаснет пламя в печи, когда стихнут шаги и скрипы половиц, когда живые предадутся забвению, а с ними и не станет последнего свидетеля сей развернувшейся, разгульной пьянки, коему в тенях случайный завистник перережет глотку, заберёт “свои” золотые, прошмыгнет ни то в форточку, ни то в дверь - и будет таков.
[indent] Се вид отечества людского. Панорама. Громадное полотно. По истечении тысячелетий сюжет не меняется: всё ещё жесток и всё ещё хорошо знаком случайному, невыразительному, высокому, точно исполин, пилигриму, пробирающемуся по извилистым, нехоженым, забытым тропам к намеченной цели. Цель его до того изменчива в своих помыслах и мотивах, что угнаться за ней даже Знающему непросто. Ускользает, как вода сквозь пальцы, оставляя тусклый свет - Предназначения.

[indent] Вот уж который день, а то и месяц другой, пилигрим собирается в дорогу спозаранку, наспех пополнив запасы, накинув широкий капюшон, не говоря ни слова, не прерывая мелодию тишины, написанную постоянной сонатой для тёмных мест аль скромных деревень; отправляется в путь, петляя сквозь леса, поля да забытые богом проселочные дорожки, стараясь не оставлять следов. Острый, прожженный, налитый золотом глаз следит за ним с самого начала, а потому снова приходится идти на хитрость - в противном случае всё зазря. Кто-то из местных видел, как этот молчаливый муж растворился в воздухе, подёрнутом каким-то неизвестным, искрящимся током; кто-то слышал, как он шептал какие-то проклятия не на общем языке; кто-то и вовсе не обращал никакого внимания на странника, облаченного во что-то тёмное, неброское, припорошенное дорожной пылью. Посох, что он таскал с собой, был под стать его росту. Вроде и ничего особенно, однако на рожон к нему никто ни в деревне, ни в трактире, на на дороге иной раз не лез. Было в этом что-то тревожное.

[indent] Пилигрим и не настаивал, дороги лишний раз не спрашивал - вообще старался не произносить ничего. А коли и доводилось речи какие вести, так местные девки, а то и некоторые мужи отмечали мелодичный голос, раздающийся откуда-то из-под краёв тёмно-серой ткани. Любопытство перерастало в состязание - кто дальше нос засунет. Да вот только пилигрим их разочаровывал - подолгу нигде не задерживался и шёл дальше: ни то куда глаза глядят, ни то - куда тропа ведёт. А через пару дней после отбытия казалось, что и не было его вовсе.

[indent] На исходе очередного дня показывается цель неясным, мимолетным виденьем. Однако облегчения пилигрим не чувствует. Напротив - отсчёт времени пойдёт на исход заново, точно бы песочные часы на полке кто-то перевернет, дальше дорога предстоит ещё более скользкая, опасная и полная темных подвалов, теней, закутков, а того и гляди - других миров. Но главное было сделано: он наконец настиг её здесь и сейчас, возле захудалой, видевшей жизнь, героев и трусов, людей и уродов, корчмы. Промашки быть не могло. Сюда привела дорога, людская молва и сухой просчёт, сделанный наспех и на ходу.
[indent]  [indent] У пилигрима были причины торопиться. 

[indent] Корчма казалось самой обычной: пропахшей водкой да потом, прогнившей под местными, резкими, как топор мясника, изречениями и случайными криками завсегдатаев-пьяниц и распутных девок, что в нужный момент заводили песню во всю глотку, создавая "атмосферу". А когда начиналась драка, то эта душнина вырывалась наружу и растворялась в ночном воздухе и тишине. Так должно было случиться и в этот раз, однако случай, будто подражая медной монете, решил иначе - и выбросил кверху профиль какого-то очередного короля.

[indent] Пилигрим вошёл внутрь, когда поножовщина уже началась, а крики сбились в шум и гам. Вступать в потасовку он не стал, протискиваясь глубже подобно случайной тени или дохлой кошке: то ли потому, что и без него участников хватало, то ли потому, что внимательно наблюдал за фигуркой молоденькой девчушки, оказавшейся в центре событий. Она почти не изменилась с их прошлой встречи, только вот что-то всё одно было не то, что-то в ней окончательно одичало и столь рьяно бросалось в глаза даже под бликами хилых язычков пламени догорающих свечей.
[indent] Хвать - готов, голубчик; хвать - готов другой; третий же идёт напролом. Девчушка, что когда-то звалась Княжной, не жалеет никого, и орудует мечом умело, да так, что искры сыплются во все стороны. Заносит острие - и неожиданно для себя пропускает. Тогда пилигрим, бывший неприметным соглядатаем, едва различимо говорит: хватит

[indent] Ночь отступает под натиском золотистого зарева, размешивающего небосвод ровными полосами - легкими мазками заместо нищего художника. Крики стихли, кровь впиталась, отравив собой деревянную гладь скамей, стен и половиц. Впрочем, всё это снова осталось далеко - за целым порталом назад. А здесь, чуть поодаль, в провинциальном городке где-то на Севере, о похождениях Фальки едва ли кто-то слыхал. А если и слыхал, то давно переврал.

[indent] Знающий внимательно рассматривает бледное лицо, обрамлённое пепельными волосами, подернутое негой приятного, сладкого и столь хрупкого забытья, затем склоняется и ровным голосом говорит так, будто бы и не было этих дней, месяцев, а то и лет между вчера (когда Тир на Лиа пал) и сегодня: 

[indent]  [indent] - Zireael... тебе пора проснуться. Нам нужно уходить.

[indent] Время играло чёрными на разложенной шахматной доске. Местоположение так или иначе будет установлено. Знал об этом и Эредин, одержимый, голодный до чужой крови; знал об этом и Аваллак’х, такой же слепец, наконец прозревший, гонимый из родных земель, бежавший вслед за Предназначением

[nick]Avallac'h[/nick][status]jigsaw falling into place[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1399/636707.png[/icon][fandom]the witcher[/fandom][char]Аваллак'х[/char][lz]<center>find <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=340">your voice</a> in the sea<br>of surging bodies and breath<br>to find a remedy, to form a melody</center>[/lz]

Отредактировано Coach (2020-08-22 19:34:54)

+4

3

— На хуй пошли, — цедит Цири и буквы (злые? беспечные? не-вы-ра-зи-тель-ные?) просыпаются под деревянный стол, катятся к стойке трактирщика, хватают за ноги постояльцев и подавальщиц; пышногрудая девица вздрагивает, кажется Цири, как раз после её слов. — Что непонятного? Дорогу показать или вы глаза разуете и сами справитесь?

Цири нравится не говорить — скалиться; кусать, рвать, вот и сейчас она и рвёт, и кусает — поддевает чужую сальную улыбку, стаскивает на грязный пол, к улетевшим туда словам и хлебным крошкам.
Обычно она прячет лицо под плащом, но сегодня не ощущает ничего кроме усталости — когда заказывает еду, скрывает клинок, вжимается  в прохладный камень; попытка не привлекать внимания проваливается как только капюшон сдувает забежавшим в гости порывом ветра. Хочется укрыться обратно, заслонить ладонью шрам, но чужая улыбка — приторная и фальшивая, — словно приклеивается к ней, как назойливый лист к подошве сапога (и не стряхнёшь так сразу). Отвращение в Цири перемешивается со слабостью — к ней подходят трое, глупо гыгыкающих, как-то комментирующих то ли рожу, то ли перекрывающие её достоинства; дальше рожи и длинной полосы на ней Цири не слышит уже ничего. Она считает до десяти и только потом открывает рот.

                                  мой предел схвачен
                                   другим существом

Злость это легко, это доступно и понятно; вырывается вперёд как кожаный мячик, тёмно-красный, такой был у Цири в Цинтре когда-то. Отскакивает от стен, от пола и от низких лавок, от людей; добирается до точки назначения. В ушах у Цири гомон, нескладный и давящий гул вместо чужих слов; у одного из парней между зубов, кажется, застряла петрушка. И уши смешно торчат.
Детали Цири отмечает фоном, просто по привычке — кинжал у бедра, одноручный топор за спиной, стилет с крохотными янтарными камушками вдоль рукояти. Красивый. Цири думает, что его стоит потом забрать с собой.

Убивать легко. Говорили что сложно — врали. Нет ничего легче убийства. Удержать клинок, добраться до тела, нажать и провернуть; кровь пахнет сладостью, как булочки с лимонной посыпкой, или как марципаны. Ничего из этого Цири не ела уже очень давно.
Поэтому Смерть предлагает ей другие деликатесы. Поит кровью, кормит сыплющимися под ноги трупами. Один, другой, после сотого или может даже тысячного перестаёшь различать. Люди умирают в бойцовских ямах, на большаке, в трактирах и на бездорожье; подходят к ней, хватают за бёдра или запястья, оскорбляют или решают ограбить — а потом умирают. Смерть улыбается, лают собаки. Люди от Цири шарахаются, Цири гниёт.

Гниль добирается и сюда, может вместо ветра распахивает дурацкую дверь, толкает юных идиотов в спину; неужели седых баб не видели? Возьмите любую другую, но нет. Цири тянется к клинку когда кто-то прикасается к её руке, а в другой удерживает нож — лезвие перед глазами нравится ей куда больше чужого, незнакомого лица. Все лица здесь чужие и незнакомые, все до единого.
В каком я мире вообще думает Цири.
И разве нужен ответ?

остаётся лишь медленно биться
в его мягком захвате
происходя из себя

Чёрный они умножают на красный — Цири извлекает из ножен клинок чтобы разрубить всё, что получится; движется почти механически. Боль кусается, но ей не так больно как им; кто-то взвизгивает, и Цири кажется, что звук ввинчивается в уши, застывает там чтобы вечно звучать. После Смерти не останется ничего приятного — вываливающиеся внутренности, горы страха и несвободы что-либо изменить. А ещё переиграть — увы, больше никак.
Люди приходят к Цири чтобы умирать; тянут в объятия, прикасаются к плечам. Ляг с нами. Живи.
Цири мотает головой — Смерть не рождалась чтобы жить, может она вообще не рождалась, а была всегда. Ждала пока кто-то придёт (Цири), ждала пока загорится огонь — сперва крохотный, после раздутый до бескрайнего пламени, обернувшегося пожарищем. Цинтра сгорела в её крови.
Мир потом, наверное, тоже сгорит. Или заледенеет.

Бой уже давно не похож на танец; он вообще ни на что не похож. Цири не движется чтобы быть красивой, не играет в зрелищность — Цири делает шаг чтобы убить. Один, второй, — замирает она всего на секунду, когда остаётся третий, как раз с петрушкой между выступающих вперёд зубов. Нет, милосердие не прокрадывается в сердце — кто-то другой прокрадывается непрошеным гостем в её мирок. Цири мешкается, непонимающе оглядывается; и в этот момент пропускает удар.
Золото и что-то ещё накрывают её перед самым падением; тихий, мелодичный голос вытесняет крики умирающих из ушей и остаётся там жить. Словно благословение, словно кто-то пришёл чтобы именно её спасти.
Цири не верит, но всё равно проваливается в блаженную, мирную пустоту.

переживая его
точно обратное море

В памяти нет ничего кроме сумрака и тишины. Будто извлекли всё наружу через какую-то дурацкую трубочку, а может просто вскрыли и выпотрошили.
Цири приходит в себя резко, как всегда — одним поспешным рывком; а после делает жадный вдох и щурится в потолок. Нега и сон спадают с неё как слазит со сгорающих людей кожа; торопливо и основательно.
Ей кажется, что на мир вокруг смотреть тяжело. Нужно прикладывать дополнительные усилия — морщить лоб, непонимающе оглядываться.

Не верить собственным глазам, не узнавать, замирать.
На самом деле узнавать, конечно.

— Ава.. — язык путается в словах и Цири зло сжимает зубы. Несколько секунд переводит вдох, делает ещё одну неловкую попытку. — Аваллак'х?..

Красивое лицо кажется ей поразительно знакомым. Сколько они не виделись вспоминает Цири. Несколько лет?
Аваллак'х, разумеется, не меняется ни на грамм — черты лица восстанавливаются в памяти так легко словно она мысленно удерживает их перед собой каждый день, словно пытается отыскать ответ на какой-то вопрос.
Например — какого хера.

— Что? Да с чего ты взял что я с тобой куда-то пойду? Что ты вообще здесь делаешь?

Знающий приносит кусочек дома с собой. Утаскивает её без спроса; может в попытке помочь, вот только всё равно без позволения. Цири ничего и ни у кого не просит. Не хочет просить. Особенно у эльфов. Особенно у Aen Elle.
Она морщится, приподнимается и хмуро глядит в сторону. Лицо Аваллак'ха кажется слишком красивым, слишком знакомым чтобы просто смотреть.
Когда-то она пообещала себе вообще не возвращаться домой.

— Очередной плен? Решил всё же обзавестись наследником? Или новому королю понадобилась жалкая человеческая девчонка?

Цири вжимается в стенку чтобы отстраниться подальше; под ней какой-то твёрдый и не слишком удобный топчан. Во всяком случае, он не сразу перенёс её в Тир на Лиа. Предпочёл, видимо, сперва поговорить.
Она снова возвращает ему взгляд — вынужденно. Бегло рассматривает светлые волосы и острые скулы. Знакомым кажется всё. Знакомым и есть всё — следом за собой Аваллак'х тянет к Цири целый калейдоскоп из воспоминаний.
Лицо мёртвого Ауберона. Резную эльфскую беседку. Кэльпи, обогнавшую тогда их всех. Тихий шёпот единорогов, призывающих её бежать прочь.

Цири бежит уже несколько лет — и только сейчас вынужденно останавливается. Аваллак'х смотрит пристально, будто всегда был здесь и вот так смотрел — и Цири ни черта не понимает. Страх (липкий, холодный) пробирается под рубаху и свивается там кольцом.[lz]сквозь <a href="http://glassdrop.rusff.me/profile.php?id=1651">змеиный</a> язык. держась за створки и зачатки. детали, смыслы, части, плечи, припечатки.[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1215/635004.png[/icon]

+4

4

before the night owl
before the animal noises
closed circuit cameras...

[indent] Занавешенные окна, запах, смешанный из мышей, керосина, вчерашнего борща, заношенного постельного белья и старого табачного дыма, что пропитал древесные, навесные балки, чей-то храп за стенкой, оглушительный и разнообразный, провисшая кровать с топчаном, в кою помещалась маленькая [всё ещё] княжна, хромой стол и на нем подсвечник без свечи, какие-то свитки, пару книг на полу - это все помещалось в маленькую, тесную комнатку - пристанище для беглецов.
[indent] Аваллак’х глядел в прорезь, образовавшуюся промеж плотных тканей, точно бы ожидая там увидеть если не тучу, то солнечного зайчика. Время. В этот раз оно тянулось безобразно долго, давая маленькому полю размышлений распластаться на дивную поляну, полную сомнений, просчётов рисков и вероятностей. Из того, что эльф успел увидеть, было понятно, что за просто так Старшая Кровь за ним не последует, сколь не убеждай в том, что сейчас это и есть путь Предназначения [на какую-то очень узкую долю он и сам сомневался, что это так; скорее им двигало сознание от противного - Zirael не должна попасться в руки Эредина и Дикой Охоты].  Был при Знающем некоторый набор разумных аргументов, которые, как сам же и предполагал, едва ли будут резонными для Цириллы в силу эмоциональной окраски их крайнего расставания. Выбор падал в пользу той тактики, которой он придерживался с ней изначально, с первого знакомства, однако, интуиция говорила ему, что толику неизвестных в этом уравнении придётся объяснить. Придётся объяснить равнялось потери драгоценного времени, которое можно было бы использовать на дорогу, а ещё лучше - на перемещение куда-то на Восток, или и вовсе в параллельный мир, где Дикая Охота ещё не оставила своего следа. Впрочем, методы вычисления Цириллы всадниками были известными Аваллак’ху; в конце концов он сам обучил Карантира, и, как видно было, несмотря на случившееся, ученик был более чем достойным своего учителя…
[indent] Лис обернулся на скомканный ни то всхлип, ни то стон - звук из-за спины - повторил свою просьбу, ограничившись зовом - Zirael -  и на этот раз смутный, заспанный взгляд изумрудных глаз, подёрнутых красной сеткой и заревом там, где должен быть белый просвет, рассматривал его фигуру уже более осознанно и чётко, выпрямившись на мятой постели. Эльф отступает на должное расстояние и садится на табурет подле стола.
[indent] Её заспанный вид и искреннее изумление было точным воспроизведением давно [для людей] прошедшего мгновения - тогда, по ту сторону Башни Ласточки; разве что тянувшейся на пол лица, запекшийся шрам под глазом придавал ей более дикий вид, а если точнее - с потрохами выдавал истинную натуру и её природу, должную восхищения - за выдержку и принцип “не сдаваться”. Впрочем, Лис скуп на похвалу.
[indent] Аваллак’х несколько морщится, смотря против солнечного луча, не изменяя своему спокойствию. Скандал был предрешен. С методичной расстановкой и выкладывает перед княжной те аргументы, что припас в рукаве:
[indent] - Я здесь, чтобы помочь [тебе]…
[indent] Вопросы сыплются из неё, точно град эльфиских стрел, точно не защита - атака.
[indent] [indent]  Впрочем, возможно, он здесь, чтобы помочь себе. Старшая Кровь не внемлет увиливающим ответам, пусть сама и напоминает горную реку.
[indent] - Послушай… Дыши, Zirael... Я не наврежу тебе.
[indent] Эльф поднимает ладони, обмотанные в тёмную ткань, перед собой, пытаясь подобрать последовательность слов на общей речи так, чтобы не вызвать новый залп:
[indent] - Новому королю действительно нужная новая человеческая девчонка, с геном Старшей крови - и король этот Эредин Бреакк Глас, - [он всё выше поднимает ладони, вопрошая дослушать,] - только я не присягал ему на верную службу. Послушай… в тот день, когда Ауберон умер, Эредин со своими всадниками совершил переворот и с тех пор правит на Тир на Лиа. Он ищет тебя, - [Лис даёт Цирилле паузу на осознание и думы, а затем, видя, как в ней рождается новый вопрос, продолжает,] -  и его мотивы мне ясны не до конца, однако они не принесут ни тебе, ни целому Континенту ничего хорошего. Лишь боль и войну, которая сейчас бушует на Тире ... Нам нужно уходить, как можно скорее… Если тебя удалось найти мне здесь, то Эредин тоже не заставит себя долго ждать.
[indent] Лихом проносится в сознании Знающего мысль о том, насколько способным выдался его бывший ученик. Равняясь в полный рост, эльф подходит ближе, берёт стёганую куртку ведьмачки и протягивает:
[indent] - Я смогу объяснить больше, но потом. Сейчас мы не в безопасности.
[indent] Расчёты на ещё одно перемещение были успешно воспроизводимы в уме - на бумаге не так давно сожжены прямо в здешнем камине.
[indent] - Тебе нужно довериться мне... Цири.
[indent] Лис заглядывает беспокойным взглядом в изумрудные глаза. Запасной аргумент в рукаве ещё остался, только вот все основные разыграны. 

before you run away from me
before you're lost between the notes
the beat goes round and round...

[indent] Впрочем, у него больше ничего не осталось - ни на душе, ни за ней - и Цири, точно путеводная звезда, - Старшая Кровь - последняя надежда, последняя попытка - всё исправить.
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1651/159834.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » закрытая травма