POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » обманываться и ждать - это тоже отклонение


обманываться и ждать - это тоже отклонение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/684708.jpg[/icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/249457.jpg
ну, и что?
увязывайся, убегай.
с вас взять нечего, коноха не умеет держать.

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-08-03 00:45:40)

+2

2

В других странах Саске по-прежнему оставался нукэнином, что исчез после Войны, каким-то чудом договорившись с Наруто внять это Бесконечным Цукиеми, что теперь, глядя на весь мир, вовсе не казалось столь безумным, как верили те, кто были в курсе [т.е. практически никто] ; что же, реальность била и не должна быть светлой. В мире есть лишь боль, страдания и сила. И всё. И всё. Вот так. Наверное, именно фактор Цукиеми, как и состояние-уговоры Наруто, убедили Какаши внять статус нукэнина с Учиха сначала в Конохе, а после посредством дайме и во всей Стране Огня. Конечно, при возможности за Саске следили, но ресурсов сейчас слишком мало, мир в руинах, хватало иных проблем. Вероятно, потому даже в других странах, где он опаснейший враг, расправой с Саске не слишком занимались, также имея иные задачи. В том числе по шпионажу друг за другом да охраной границ-деревень-вот-это-всё. Учиха даже умудрялся приносить пользу, время от времени подчищая ту или иную местность, где бывал, от грязи и мародеров; своими способами, но как иначе? За сим и порешали.

Что привело в Коноху?
По сути, ничего. Ничего, кроме ностальгии, кланового могильника и отсутствия места где бы то ни было, что Саске мог бы назвать своим домом. Нет, Орочимару и бывшая команда всегда готовы принять его, поддержать и последовать за ним, но это вовсе не то, что нужно последнему из Учиха теперь. Он едва ли вообще знал, что ему нужно [нужно ли], потому и в Коноху - как и куда бы то ни было ещё - его не тянуло. И всё по той же причине не имелось поводов не прийти сюда. Нет, не вернуться. Тем более не навсегда. Просто... почему нет? Заглянуть. На минуту. На то, что воле души могло бы стать ценным, но волей брата - желаемой души - так и не стало, оставшись лишь прошлым, все более размытом, далеким и непонятным самому себе.

А ещё в Конохе был Наруто. Не то чтобы у Саске не осталась эта формальная, кармическая, невольная и не деланная, но всё-таки связь. "Душа" на том конце не был счастлив, и если учесть, что Учиха созрел для того, чтобы наконец-то разобраться с останками брата, сделав то, чего тот заслуживал, повод заглянуть весьма весомый. Совсем не для того, чтобы отметить прогресс в восстановлении деревни и то, несколько много не-шиноби пришли сюда, когда родные места оказались разрушены или разорены мародерами. В конце-то концов, вона принесла мин ещё на десятилетие-другое, пока новая кровь не подрастет, а амбиции свыше не станут не сдерживаемые, и-зач его всё кончится как и всегда. Сейчас же многие поселения прекратили своё существование, обнищали, объединились с другими, оказались заброшены или, случалось и такое, начали активно развиваться и пошли ввысь из-за умелых рук, прихода нового населения или всплывшей полезной отрасли. Конохе было проще: помимо сотен инвалидов, отныне и навсегда бесполезных для мира и деревни, оставались тысячи других шиноби, способных строить быстрее; выносливые, привыкшие выполнять приказы и тащить на своём горбу просто для того, чтобы тащить. Это ни хорошо, ни плохо: иначе мир так и не научился, а танцы на граблях - хах, пускай. Саске не относил себя к этой системе, но не шёл против неё. Его, Учиха, в ней быть не должно было изначально. Потому он не искал хорошего в людях, не искал себе пристанище, но охотился за силой, на границами мира, за знаниями и тем, что быть может позволит миру найти систему менее разрушительную, а может просто ему самому взять и умереть, чтобы более не перерождаться в связке с Наруто. Просто иметь так и не заслуженное - ирония - право умереть. Пока же... угрозу, Ооцуцуки, наблюдения в странствиях по миру, где сейчас всегда находилось дело. Выживать одинокому, не нуждающемуся и не сохранившегося в себе ничего, кроме осколков прошлого и боли, сильнейшему [или одному из] шиноби современности вовсе не трудно, до зависти просто. На что, впрочем, плевать.

Заглянув к Наруто, который в самом деле ловил ночные кошмары и странное состояние души-разума - разумеется, никакого поствоенного синдрома в мире шиноби, рожденных для смерти и убийств, не существовать и не диагностировалось, зачем - Саске лишний раз убедился в том, что никто в Конохе быть счастливым не способен. Не зря все сильные уходили из неё, а те сильные, кто оставались, ломались ею же... как Итачи. Не зря. Что же, их выбор; Учиха и их попытку что-то поменять система в который раз отвергла. Вот и всё, так просто.
Счастливы те, кто сумели найти себя в этой системе [Узумаки, похоже,разочарован и запутался, не зная, что делать, пускай и строил из себя обратное, предсказуемо держать за единственное место, что хотя бы по прошлому было ему знакомо]. Правда, счастливые. Саске когда-то тоже хотел быть счастливым; давно; в прошлое жизни; не теперь. Узумаки ненадолго задумался, Учиха уловил это, однако пока отказался уходить [можно понять; не дуло нукэнина, в общем-то]. Что же, Саске дал возможность - время само расставит решения Наруто по своим местам. Будь то что-то совместное или настоящий бой, на смерть или мира-не-мира ради.

Пока же Учиха сделал то, зачем сюда - кроме наблюдения и изучения -  и прибыл, по большей части. От квартала Учиха вне заброшенного, чудом не снесенного храма да неухоженного компактного перенаселенного кладбища не осталось. Иного и не ожидалось, Саске до исх пор помнил, как сносили их квартал ещё до того, как ушел из Конохи. Сейчас же он сделал должное: обустроил могилу и для Итачи. Готовил место для себя когда-то, но... что же, не вышло. Никогда не думал, что "объединит" гнусного предателя с остальным кланом, вырезанным им же. Но такое случалось. Итачи был Учиха. Не героем, не правым, но действовавшим как настоящий Учиха, лишь в не тех интересах; каждый сломается, если надавать. И если деревня его забыла, стерла, использовала и выбросила, не оставив даже имени в героях или погибших... Что же, младший брат и последний Учиха для того и остался жить, быть может, чтобы это исправить. Младший для старшего. Младший, ставший в каком-то смысле продолжением и носителем старшего. Последняя плоть проклятой крови, что более не должно продолжится - проследит лично. Даже если его самого, Учиха Саске, никто на клановом могильнике не похоронит; ему и не надо; уже не важно; сделал для них всё, что мог, и теперь был свободен. От всего, кроме нежеланной жизни и насильно приобретенной, собранной по крупицам болью и страданиями силы

Принеся несколько фонариков, что здесь использовались для подобных случаев, он в одиночестве, подобно тени, так и находился на кладбище, глядя за тем, как они постепенно разгораются, а после, когда огонь доходил до самого низа, и сами загорались, постепенно оставаясь пеплом. Красно-оранжевое уходило в небытие, символизируя очищение и что-то ещё. Не важно. Прежде чем уйти, Саске отдаст дань мёртвым - своему пролому и единственному счастью, возможному для него когда-то, оставшемуся там, пока он отдельно от них. Отдаст, вспомнит и снова исчезнет, потому что ему тут не место. Лишь только ещё несколько минут, пока глаза не мигающе уставились на свежее,собственноручное выбитое имя на надгробии Итачи. Из его останков там совсем ничего и несколько вещей, но... Не важно. В черном каменном отражении небольшого надгробия он вовсе не видел Его [себя, они так похожи]. Просто глаза Итачи, поденные на них обоих, всегда теперь смотрели на него. А Саске ни на кого более. Особенные братья, где смерть - это не конец; пока ещё нет. Хорошо, что погода не солнечная, а небо затянуто тучами, пока деревья начали лысеть, а особенно стойкие сохраняли темно-оранжевые и коричневые оттенки. Угасания, увядания, зрелости.

Чужая чакра не беспокоила, пускай когда-то Саске и способен был отличить её среди тысяч других. Какая разница-то? Хотел бы что-то сказать или увидеть, так заявился не только к Наруто. Но он не заявился. Как и всегда. Прошлое лишь прошлое, рассыпавшийся пепел и опавшие листья; для них всех на месте старых должны вырастить новые. Если почва не отравлена ядом, что заставит деревья засохнуть.
[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/684708.jpg[/icon]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-08-03 02:20:12)

+1

3

А что осталось тем, кто выжил? Конечно, проще сбежать, уйти – от проблем, от восстановления разрушенной Конохи, от которой уже выть охота. Нет, конечно, Наруто не такой – Наруто останется, Наруто будет как и прежде сиять оптимизмом, поменяв наконец свой отстойно-фееричный оранжевый комбинезон на новую форму.

Но у Сакуры не было черной дыры вместо сердца, не было у нее и неиссякаемого источника силы, чтобы верить и встречать каждый день как испытание, что нужно преодолеть. Она всего лишь человек, главная ценность которого – ее голова, остальное же приложится.
Приложилось – боль, нескончаемая усталость, вздрагивание от каждого шороха и бесконечные кошмары, в которых война не закончилась, в которых ее вытаскивают из цукуеми и говорят: сражайся Сакура, сражайся и лечи – ведь на другое ты неспособна. И Сакура так и делала, потому что жить своей предоставленной только ей жизнью она не умела.

Выдрать бы ей с концами свое неспокойное сердце, да поместить вместо него лед, что остудит горячую голову – вот тогда она перестанет быстро думать и также быстро решать. Что надо и что нельзя. И на что она имеет право, а на что нет.

Долг медика – все, что у нее осталось из жизни той старой Сакуры, что пошла в ученицы к пятой, вдохновившись примером более сильных товарищей по команде.  Эта же Сакура нужна Тсунаде, нужна клинике, нужна тысячам выживших травмированным и сотням коллег, что никогда больше жить нормально не смогут.

Она ненавидела войну. Ненавидела ее каждый новый день, поднимаясь с рассветом, заполняя новые и новые бюрократические бумажки, выбивая финансирование для госпиталя, ошиваясь у Каге, в перерывах до и после – осмотр и лечение пациентов. Муторный, требующий большого внимания монотонный процесс: раны, перевязки, техники, сотни чакр она чувствовала день за днем, занимаясь своей рутиной. Тяжелой, не приносящей удовлетворения (а какое тут удовольствие, когда ты смотришь на разрушенные жизни, против которых можешь поставить только свою чакру но мессу – исцелить тело, оставив в нем покореженную душу)

Она ненавидела войну, вглядываясь в лица своих друзей и коллег, невольно сравнивая их с теми, что было до – постарели лет на десять, лицо может обмануть – глаза нет. В их глазах Сакура видела себя – осунувшуюся, с побелевшим от редкого бытия на солнце лицом, с огрубевшими руками и тенями под глазами, что скоро совсем глаза скроют. Эта новая Сакура имела мало общего со старой, довоенной – та еще умела верить в лучшее в людях. Та Сакура еще смела надеяться, что…

А впрочем, на ту что была «до» - ей плевать – кому сейчас не плевать на прошлое я, когда столько забот в настоящем. У нее одна большая головная боль – ее работа, что стала поводом к существованию. К тому, чтобы переживая череду похорон простому человеку-медику не наложить на себя руки.

Порой, в ее монотонном и очень плотном графике дня возникала то холостяцкая квартира Наруто, полная как и всегда хаоса и вскользь упомянутых новостей, от которых душу рвало еще сильнее, то покои пятой, то, как бы странно не было, традиционный дом Хьюга с его неразговорчивыми обитателями. Но чаще всего в ее плотном графике возникало окно для «цветочного магазина». Заклятая подруга детства сначала не хотела его открывать – все напоминало об отце, но такое огромное послевоенное кладбище нуждалось в услугах цветочницы, даже больше чем медика.

Так на ее пути возникал цветочный магазин, Ино, зная, что Сакура заглянет к ней в каждую неделю – оставляла дверь открытой, даже если сама дремала, падая от усталости возле прилавка – в то самое «отвратительно безвкусное кресло», что Сакура подарила ей в свой первый приход. Вид усталой храпящей подруги – пожалуй единственное, что вызывало в Сакуре скромную дерганную улыбку (губы давно разучились это делать), а глубокая морщина на лбу разглаживалась.

Храпит – значит жива. Значит не все в этом мире потерянно, можно укрыть ее пледом, взяв охапку искусных мини-букетов (Ино, будто чувствуя, в этот раз сделала все в красных тонах) и побрести дальше.

Путь ее лежал на кладбище. Раньше Сакуру сюда и загнать было сложно – смерть ее не интересовала от слова совсем, другое дело жизнь – яркая и полная возможностей – вот что привлекало Харуно. Сейчас же – она не знала почему каждую неделю совершает свое бдение, в медицине редко упоминалась психическая составляющая человека, что Сакура считала зря – она неотрывно связана с душой, также как и чакра. Она бы описала так – каждый положенный букет, каждая просьба о прощении заполняла дыры в ее монотонном ничего ощущением потери, она снова начинала чувствовать после адской рабочей недели: сначала руки, натруженные и гудящие, потом перекошенную спину, мозоли на каждой ноге – лопнувшие и не только, приятно ныли. Последнее, что приходило в норму ее грудная клетка. Она начинала гореть несколько долгих приятных минут, пока Сакура прижимала к себе оставшийся красный букет и безмолвно плакала – от чувства потери, от ненужности, от обиды, от того, что ничего не чувствует к сотням своих больным – так устала, что перестала уже давно – от всего скопом.

Ее безмолвно трясло от издевки, каждый раз, как приходила на кладбище:
«Герои Войны» - кто ж такое название придумал, пафосное и никчемное. И жертвы туда же. Для Сакуры каждая могила была как роспись в ее беспомощности, в собственной никчемности как ниндзя-медика – даже на этом поприще она оказалась бессильна.
Не обходит она и огороженных Учиха – это не в ее манере, обойти всех «жертвы войны» и пройти мимо. Да, чувствовала чакру, да, знала, что обнаружит его здесь – где ж ему быть еще, кроме как в семейном склепе, на кладбище или у Наруто. В горле горит огнем, Сакуре очень хочется все ему высказать – как есть, выкричать обиду, что копилась годами – и ладно если бы ее неразделенного чувства, а друга, что не оставил в нужную минуту – и того недостойна. Ненужный элемент, мозолящий глаза мстителю волосами цвета ныне популярной ядерной розовой жвачки. И хуже всего – у Сакуры есть мозг, чтобы понимать это все те долгие годы порознь.

Но потом она видит знакомый до боли профиль и прощает ему все.  Все невысказанные обиды вновь становятся ненужными и мелочными, а Сакура из карьеристки, из дочери, из друга, из возлюбленной превращается в существо, вряд ли даже человека, полностью помешанное на Саске – хватило лишь раза, еще в детстве, чтобы взглянуть в его черные бездонные глаза – чтобы перестать существовать. Снова и снова ее мысли возвращались к нему, минуя друзей, минуя долг, минуя здравый смысл, что панически приказывал – забудь, избегай. Не совершай свой пятничный рейд на кладбище как обычно – ведь это всего лишь повод его увидеть, ведь личные переживания Сакуры переставили существовать, как только она оказывалась рядом с орбитой Саске.

Как низко, как унизительно – ей хотелось как можно скорее уйти с этого кладбища, даже не перекинувшись парой слов – сбежать от своей хронический болезни, но Саске как кашель, сам того не ведая, вновь заявился в ее жизнь самым тяжелым, раздирающим легкие и горло приступом. 

- Здравствуй, Саске, - никакой радости, какая уж тут может быть радость? Сакура пыталась выпрямить интонацию со смертельно уставшего от [жизни] человека на что-то нейтральное, как всегда обличая свои чувства, как отрывают коросту с мясом на едва зажившей ране, – я знала, что ты будешь тут. Наруто не лучший хранитель секретов.
И она вновь ощущает свою любовь как бездонную, безвременную пропасть, а ведь Ино говорила, что от любви у человека вырастают крылья, что у него появляются силы жить...
в ее случае - костлявые и кровавые как только что совершенное убийство,
[ее],
видимо. 

[icon]https://i.ibb.co/Nr4KjKL/image.png[/icon][nick]Sakura Haruno[/nick]
[status][/status][char]Сакура Харуно, 20[/char][fandom]Наруто[/fandom]
[lz]но эту боль я признавала за справедливую расплату[/lz]
[sign]

Take us down and all apart
Cherry Tree
Lay us out on the table
You’re sharp alright

But no one is asking so leave it alone
Leave it alone
Can we?

https://i.ibb.co/XsvpDSN/image.gif

[/sign]

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-08-03 04:25:16)

+1

4

Что бы Наруто не ощущал, чего бы кругом не происходило, а бытовой идиотизм так и оставался бытовым идиотизмом. Туповатый он и есть туповатый. Не то чтобы Саске сильно понимал чужие чувства или был эмпатом, не то чтобы чужие переживания его вообще хоть сколько-то занимали, по крайней мере теперь. Для чего он рассказал Сакуре? Хотел радостью поделиться? Знал же, что Саске это не вернёт. Как и знал, насколько та-в-кого-он-влюблен-так-давно в свою очередь относилась к Учиха, что к нему испытывала, через что прошла. Просто потому, что идиот, похоже, на радостях даже не подумал о том, что лучше бы Харуно не знать и жить дальше, не окунаясь в пороше, в обиты, в чёрт знает что ещё из того, что та себе надумала.

Саске же никому ничего не обещал. Никогда. Он взял на себе роль оберегать команду и справлялся с ней, насколько хватало сил, в ущерб собственному прогрессу. Когда-то мечтал стать полицейским, как в клане, чтобы оберегать жителей; после - стать таким же сильным как брат. Клана не стала, Итачи не стало тоже, но вбитые мечты за неимением других нашли своё выражение в команде, так или иначе выплескиваясь на них. Только с тех прошло много лет. Саске так и не стал злодеем, как бы кто не считал, но освободил себя от навязанного, изменился. А, не давая обещаний прежде, не давал их и теперь. Тогда чего от него ждать? О чём говорит? Главное, зачем?

Никакого "Саске-кун!", тряски, объятий, потока вопросов и слёз. Пока или совсем, но спасибо и на том. Война всех меняла, не так ли? Не могла не изменить даже Харуно, не потерявшей по большому счёту никому. Потери, они ведь разные бывают, не так ли? Увиденное однажды в глазах не чуждого человека, а после и  в глазах других не чуждый людей - это уже не забудется. Особенно когда привык жить в ином мире, а он, как мы уже решили, не спрашивал и не был справедлив. Ни к кому. Вообще.

- Сакура, - спокойный голос, в котором холод, высокомерие, констатация присутствия её и одновременного не присутствия Саске. Почти как и всегда прежде. Как у низ было, складывалось; оставалось, даже когда развалилось. Скосил на неё взгляд: с такого ракурса видна лишь черная бездна, что притягивала магнитом, но не позволяла никому и никогда дойти до конца, замерзая и теряясь где-то посередине; один глаз человека, сто остался оболочкой бродить по бескрайние космосу, стараясь не приближаться к имевшимся в нем объектам, пока все-таки не натыкался на таковой. Второй - тот, что не читаемый совершенно, "божественный", с такого ракурса не видно, да и почти полностью закрыт отросшими волосами да тенью, - зачем ты пришла? - теперь, спустя столько времени, когда Саске не заглянул к ней сам. Людям нравилась боль, ей нравилась боль? Или она переросла настолько, чтобы посмотреть на прошлое и наконец-то отпустить его? Уже давно стоило бы жить дальше; все это и делали. Со смыслом или без.

Красные. Предлог? Глаза с куноичи опустили на цветы. Сюда до Учиха никто не ходил; все здесь запущенно, точечно развалено. Тут не лежали герои. Тут лежали тех, без кого Конохе стало легче. Тут лежал её шанс. Но, разумеется, раз Харуно узнала, то... Лицемерно. Впрочем, не Саске судить. Его прошлое и его клан только и оставался его, никого иного это не касалось, он того и не требовал. Просто подмечал некоторые детали-факты.

Спустя несколько моментов отвёл взгляд от цветов, вновь уставившись на могильный камень. Отражение Итачи больше не смотрело на него; это всего лишь Саске. Возможно, сейчас самый подходящий момент для того, чтобы уйти. Ещё пару минут. Ещё пару минут побыть с том, чего нет, и где нет его. И всё. Пускай Сакура уходит, оставляет или не оставляет цветы - какое она имеет к этому отношение? В отличии от Конохи - никакой. [icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/684708.jpg[/icon]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-08-03 15:56:20)

+1

5

Сакура неловко огляделась по сторонам, будто в попытке пристроить будет, под молчаливым взглядом Саске. Под его взглядом Сакуре всегда становилось неуютно: будто Учиха смотрел не на, а «сквозь» нее, заглядывал прямо в голову, не находил в ней ничего интересно и проходил мимо. И все равно по коже пошли мурашки, Харуно так и застыла со своим алым букетом, не зная куда его деть, на мгновение пришла безумная мысль подарить его Саске – ни дать, ни взять  - еще одна могильная плита Конохи.

Хотела сказать, что ни к нему, что у нее, между прочим, своя жизнь появилась и была бы возможность, Сакура бы вообще с ним больше не пересеклась – ни в этой жизни – ни в какой-либо другой. Чернота она ведь затягивает, а Харуно наивно полагала, что сдернутая с глаз розовая пелена жизни той, без войны, поможет ей переболеть Саске и жить дальше своей жизнью. Ведь она достойна простой жизни, пресной как утренняя каша, и спокойной, насколько шиноби это может себе позволить. Но она говорит ничего, совершенно ничего лишь широко раскрывает зеленые словно трава глаза, да смотрит на Саске, зажимая в руках букет с такой силой, что кровавые лепестки осыпаются с ее пальцев и опадают у ее ног.

«Раз знала, - значит пришла ради него, - ты знаешь прекрасно, как строятся логические цепочки, Харуно, так и не нарушай их сейчас»

У нее нет ответа на этот вопрос, нет, не потому что она не переболела им и переболеть не сможет никогда, не потому, что Саске привычно окатил ее холодным безразличием.  Дело даже не в Саске он мало соответствовал тому образу товарища по команде, который Сакура бережно хранила в своей памяти, мало соответствовал и ее выдуманным ожиданиям. И она честно не знала, что ожидала от этой встречи, кроме того факта, что болезненно желала и надеялась, что она когда-нибудь произойдет.

Лишь бы… не серая монотонная реальность, в которой Сакура вляпалась по горло и уже уходила на дно с головой. У нее не было энтузиазма Наруто и его же непроходимая твердолобость, граничащая с тупостью, чтобы с этим справляться ради в общем-то чужой мечты, никогда не бывшей ее.

Это как с нарывной раной – выдрать надо, но оттягиваешь болезненный момент до последнего, стыдно, она ведь один из лучших медиков в деревне – должна во всем показывать пример на себе.

- Я… - Сакуре пришлось собраться с духом, от чего-то перед Саске, перед настоящим живым незнакомцем Саске, она стала робеть. Она выставила ногу вперед, сжав руку с несчастным букетом в кулак и рассекла тишину и спокойствие кладбища своим громким хорошо поставленным голосом той старой прежней Харуно, что могла и Наруто отметелить за любую сказанную глупость, если надо.

– Расскажи, пожалуйста! В каких странах ты побывал? Все ли там так плохо как здесь? Я слышала много рассказов и читала донесения из… старой документации Пятой. В мире бывают удивительные вещи, правда? – Глаза ее горели, в какой-то момент речи она забыла, что перед ней стоит Учиха, скорее странник, с которым она может говорить на равных, не боясь своей постыдной болезни – любви к человеку, которому полностью безразлична. 

- Ой, прости, - ее тон стал куда тише, на болезненно белой коже заиграл здоровой румянец, она опустила глаза, акцентируя внимание на букете.
- Сам знаешь, жизнь в деревне и обязанности медика не располагают к путешествиям. Я просто хотела узнать… каково это. – Быть свободным от груза Ответственности, что припечатал к Конохе будто могильный камень. Да у Саске свой груз, куда страшнее Сакуры, только в отличии от нее он, кажется, смирился с ним? Они ведь так толком не говорили с тех времен, как Саске впервые покинул деревню.
[icon]https://i.ibb.co/Nr4KjKL/image.png[/icon][nick]Sakura Haruno[/nick]
[status][/status][char]Сакура Харуно, 20[/char][fandom]Наруто[/fandom]
[lz]но эту боль я признавала за справедливую расплату[/lz]
[sign]

Take us down and all apart
Cherry Tree
Lay us out on the table
You’re sharp alright

But no one is asking so leave it alone
Leave it alone
Can we?

https://i.ibb.co/XsvpDSN/image.gif

[/sign]
[status]Le bien qui fait mal [/status]

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-08-06 11:10:36)

+1

6

Стоило конечно допустить теоретическую мысль, что по Саске могли скучать, или были бы не против его увидеть, хоть чтоб сказать пару ласковых, хоть чтобы напомнить, каков ублюдок, да желательно кулаком - это бы во многом объяснило и нахождение Сакуры здесь, пускай Учиха, по сути-то, едва ли в чём-то виноват перед ней, ничего не обещав, не посыпая ложью или даже обвинениями. И тем не менее, теории выдалось маловато: поведение куноичи как и было малопонятным прежде, так стало совсем малопонятным сейчас. Саске действительно не понимал, чего от него ждали, чего ждали прежде, чего ждали сейчас, когда... Не понимал, в общем, и мотивов, как и причин, стремиться это исправить у него не имелось.

К куноичи пришлось полноценно повернуться, уставившись на неё прямым взглядом гетерохромных глаз, не прибывавших с годами и капли чего бы то ни было; здорового, яркого. не отдающего в бордовый. Он неизменно спокоен. причин раздражаться на Харуно не имелось также, сколь бы её мотивы прийти сюда не казались прозаичными и сколь бы в таковых разбираться не намеревался. И если Саске ничего не трогало, он полон равнодушия, самообладания и холода, то Сакура словно бы ни то переживала, ни то нервничала, ни то волновалась. С чего бы? Взгляд с неё опустился на букет цветов, меланхолично проследив за тем, как от давления и натуги листья дружно принялись осыпаться прямо под ноги, пока принесшая их невесть для чего изначально куноичи продолжала нервничать, кажется решаясь что-то сказать. Это так трудно? Почему? Не то чтобы Саске совсем не понимал, что для кого-то мог являться стрессом или плохим воспоминанием, но ведь Харуно пришла сама; к тому же, он давно оставил из жизни, никак не влияя, не отсвечивая и обеспечив полную, т.е. совершенно абсолютную свободу от собственной персоны.

- ...

Не отрывая взгляда от опавших лепесток и подумав с полминуты, нукэнин всё-таки решил просто ответить. Похоже, Харуно в самом деле не выбиралась отсюда как прежде, что и логично, в общем-то, в нынешнем положении мало почвы для обратного.

"Только и всего?" - совсем не веский повод. 

- Так или иначе, я побывал почти во всех странах, - ещё со времён нахождения у Орочимару. - В Конохе всё складывается куда лучше, чем во многих других поселениях. Часть мест заброшены, часть разграблены, часть объединились и стали новыми центрами. А есть селения настолько забытые, что о войне в них вовсе не слышали.

Наконец, взгляд оказался переведён от лепестков обратно на Сакуру, потупившую глаза. Пока не торопясь продолжать дальше, Учиха забрал осыпавшиеся цветы и неуловимой взглядом печатью заставил те испепелиться ярким мгновенным пламенем, развившись пеплом. Едва отряхнул руку в печатке.

- Не знаю, чего в мире удивительного, Сакура. Он везде одинаков. Просто есть места, где наедине с собой ты чувствуешь себя особенно... умиротворённо. Не более, - поправив ворот темного, почти чёрного плаща-пончо Учиха вознамерился уйти, чего и не скрывал. - Ну, бывай. [icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/684708.jpg[/icon]

+1

7

- В мире еще остался покой? – В голосе неподдельное удивление, светлые брови поползли в вверх, а в глазах мелькнуло недоумение и досада: она так смертельно устала гнаться за недосягаемым идеалом, так устала быть нужной и сильной в глазах своих друзей, что сейчас, от осознания, что в мире бывало и куда хуже, но спокойнее, где она никому ничего не должна, у Сакуры буквально подкосились ноги. Хотелось вычеркнуть друзей и знакомых из памяти хотя бы на несколько секунд, чтобы вздохнуть, а потом выдохнуть без огромного списка дел, что уже отпечатался у Харуно в подкорке мозга.

Почувствовать, наконец, свободу без обязательств, как бы эгоистично это не звучало: без нужды быть лучшей, сильной, чтобы на ее руки не опирались сотни и сотни больных, что висели на плечах Сакуры мертвым грузом ответственности и тянули вниз, какие уж там амбиции и продвижение по службе. Ей просто хотелось лечь, закрыть глаза, не мучаясь кошмарами и чувством вины, и видеть сны без сновидений несколько ближайших лет.   

Глаза потемнели, став напоминать темную зелень болот, но Сакура не чувствовала потребности в слезах, обида уступила место усталости. Иные чувства пробивались к сознанию Сакуры будто через глубь темной холодной воды – вялые и ненастойчивые. Она все смотрела на этот сгоревший букет, что Саске взял из ее рук и милостиво предал печати, и сравнивала себя с обгоревшими лепестками – вот точно также она выгорала на работе, занимаясь своим призванием без какой-либо подпитки мозга – монотонное, муторное выгорание. Пока от нее самой не останется такого же обгоревшего безжизненного ствола вишни, неспособного больше цвести. При полнейшем безволии и попустительстве с ее, Сакуры, стороны.

- Думаю заметно, что я тебе завидую. – Протянула она, наконец, не пытаясь своей усталостью или живостью вызвать в Саске хоть какой-то отклик – слишком хорошо его знала, пусть и провела много лет в разлуке. Ее персоны, ее маленьких горестей и забот слишком мало, чтобы вызвать в Учиха хоть какой-то отклик, кроме устойчивой раздражительности. Она все это знала и все равно продолжала свой монолог. – Я никогда не бывала нигде дальше нескольких деревень. И то по командировкам, слишком много пришлось восстанавливать и еще больше лечить.

Пусть думает, что угодно, но Сакура гордилась своим маленьким, полностью посвященным работе опытом.
А чтобы собраться с духом ей потребовалось несколько мгновений. Сначала она безвольно смотрела на его спину, обреченно опустив сжатую в кулак ладонь. Слишком быстро она думала и слишком многое понимала, но… опустить свой последний шанс, просто потому что она робела перед своей подростковой любовью. Не слишком ли это большая цена?

- Саске, - остановила она его чрезмерно эмоционально, как не делала уже давно и думала, что  утратила такую особенность вообще, - подожди, Саске-кун, подожди, пожалуйста.
Щеки ее покраснели, Сакура запыхалась, будто пробежала несколько сотен миль, сердце бешено билось в груди.

- Позволь мне пойти за тобой, - в глазах горело отчаянье, - ненадолго. Я так… хочу знать. Посмотреть мир вне Конохи. Пожалуйста. Не лишай меня этой надежды. 
Иначе она точно сойдет с ума и разрушит свою и чужие жизни. Сакура застыла, так и продолжая яростно сжимать прижатой к груди кулак. В ожидании его отрицательного ответа.

«Если я отведу взгляд от этих глаз, то все пропало»
«Неправда, Сакура, все было обречено с самого начала, тогда, когда ты впервые увидела его, а он тебя не заметил»
[icon]https://i.ibb.co/Nr4KjKL/image.png[/icon][nick]Sakura Haruno[/nick]
[status][/status][char]Сакура Харуно, 20[/char][fandom]Наруто[/fandom]
[lz]но эту боль я признавала за справедливую расплату[/lz]
[sign]

Take us down and all apart
Cherry Tree
Lay us out on the table
You’re sharp alright

But no one is asking so leave it alone
Leave it alone
Can we?

https://i.ibb.co/XsvpDSN/image.gif

[/sign]
[status]Le bien qui fait mal [/status]

Отредактировано Stella Nox Fleuret (2020-08-14 13:53:53)

+1

8

Намерение исчезнуть ещё на невесть сколько лет, а может быть даже навсегда - это действие, которому ничто не помешает. Детали, однако, способны отличаться, и встреча с  Сакурой, чего Учиха не планировал вовсе, её же природа, её же слова - к примеру, вот такие. Не то чтобы для нукэнина оно имело какое-то значение или трогало, особенно после всего пережитого да увиденного после войны. Не задевало, едва ли вызывало в сердце моменты ностальгии или чего-то подобного. Прошлое есть прошлое, они все были детьми когда-то. Если и имелось в этой ситуации что-то интересное, то некая ирония того, как Коноха выплевывала всех, кто нёс в себе ни то силу, ни то початки разума как способные бежали из неё, стираясь из истории. Как когда-то ушла троица Саннинов, каждый по своей причине, по своими мотивами, не вместе и на все четыре стороны, однако Лист не сумел удержать никого из них; даже тех, кто вместе воевали за деревню, носили её протекторы и не имели ничего, кроме этой самой деревни. Всё там же, на стороне, под совершенно разными предлогами и обстоятельствами, по совершенно разным причинам, каждый из великой троицы обзавелся учеником. И каждый из этих учеников в том или ином виде воспроизвел, повторил, внеся свои поправки, путь своих наставников, в том числе обнаружив в себе схожие вопросы.

Вот только Ни Саске, ни Сакура, ни Наруто не являлись своими учителями, и если посмотреть повнимательное, ток радикальность отличий сразу отбросит эту иронию, эту схожесть; почти. Потому что все их истории объединяла лишь Коноха. Все трагедии, ошибки, искривления системы, что дала пример для подражания всему прочему миру, и теперь... Учиха про себя беззвучно и бесцветно хмыкнул, что никак не отразилось на его лице или настроении. Он уже успел обдумать всё на свете не один раз, давно порешав все жизненные вопросы, кроме смысла этой самой жизни и этого самого мира; почти как Орочимару - не ирония, - только вширь. Тем не менее, на голос Сакуры всё-таки отреагировал и остановился, обернувшись вполоборота.

- Я не нужен для того, чтобы уйти, если Коноха не держит тебя, - спокойно и беспристрастно, прежде помолчав какое-то время после пристального взгляда сверху не сквозь, но словно бы вовнутрь Харуно своей чёрной бездной, захватывающей и охлаждающей, доводящей до онемения всё в чужом нутре так часто, будь то почти кто угодно; у силы, у знаний, у боли и ненависти, как и багажа крови Учиха, имелась своя цена, а опустошение не способно ни согреть, ни соврать. И ведь в самом деле: если Сакура тут так плохо, если она настолько устала или любое другое "если", то почему просто не ушла прежде? Когда-то это не помешало Цунаде, как и другим Саннинам. Это же не помешало Саске, на временной основе не помешало даже Наруто, когда тот задался конкретной целью. Так ли она сильна, как все думали? Настолько зависимо от оправданий, чтобы найти себе причину в виде влияния Учиха? Едва ли Саске в полной мере поймёт, это слишком... не о нём. Просто странное решение, у которого непременно имелась почва, в совершенно непонятной, спонтанной подаче; не рационально, снова эмоционально, снова очень... как всегда выходило у Сакуры: сколько не имитируй, сколько не разбивай кулаками почву, себя не сотрёшь. Только если так, как это делал Саске, однако такого не никому бы не пожелал; даже врагу. Сакура врагом не являлась. В общем-то, никогда.

"Я одиночка", - ему действительно никто не нужен. Учиха не знает, что делать с людьми. Не знает, зачем. Его проклятье не способно сделать кого бы то ни было ни счастливым, ни спокойным; лишь только сильным, цена за что окажется непомерной [посмотрите, какие результаты дало лишь косвенное влияние Учиха на Харуно; о чём и у кого, будучи кем она просит теперь].

- Сакура, зачем ты просишь об этом на самом деле? - после ещё одной недолгой, но почти физически ощущавшейся паузы, дополнил сказанное, перед следующим вопросом более не делая паузы. - Что и зачем ты желаешь узнать? - Саске искал ответ на вопрос о том, что делать с миром; не имея ни дома, ни цели - с самого начала, все Учиха, ха-ха - он сам не имел альтернатив, по сути, будучи неприкаянным и едва ли способным даже насильно приковать себя, какие бы узы вдруг не оказались склеены из остатков пепла его души. Но Сакура, на что рассчитывала она?  Чего искала? У неё есть место, есть пристанище, есть связи, есть уважение, есть чертов дух огня, есть полная свобода и возможность распоряжаться своей судьбой как угодно, продолжая хоть путь медика, хоть ученого, хоть шиноби, хоть семьянина и чьей-то жены или матери. Зачем она усложняла, словно бы желая избавиться от того, чего лишен и Наруто, и Саске, и Какаши, и ещё половина шиноби? Странные мотивы людей, не понимавших своего счастья. Глупые. Раздражающие. Они вообще могут построить хоть какой-то мир?

"Но даже у Итачи был напарник", - пронеслось после. Брат способен был обойтись без, оно ему вовсе не нужно, как и любой другой член Акацки. Тем не менее, Итачи согласился. Доверенное лицо - Кабуто - имелось и у Орочимару. Джуго крутился с животными, Суйгецу не был свободен, а у Карин целые тюрьмы заключённых. Даже у Какаши имелся друг. - "И это не обременило его ненужной связью. Ничего личного", - завершилась начатая прежде мысль; ностальгия о детстве, о потерянных бездарно годах, что подарили Саске небезразличие к своей команде, но обернулось трагедией и болью, оборванными нитями и дальнейшим Адом, в голове не промелькнула; не задела. Те возможности [даже с Харуно], та жизнь, оказалась похоронена просто потому, что Саске был младшим братом и не имел права цепляться за кого-то ещё, другого. А теперь не было смысла. Потому... да даже если и промелькнула, то едва ли задела. Простые факты былого времени. Вот и всё. [icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1070/684708.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » обманываться и ждать - это тоже отклонение