POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » ты не любишь прощаться


ты не любишь прощаться

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] [indent]      HARUNO SAKURA
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/159785.png
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/946056.png
// あなたはさよならを言いたくない \\
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/532846.png
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] [indent]      UCHIHA SASUKE

ты сказал, что ушёл. ты сказал, что не вернёшься.
я думала, мы не увидимся. я думала, что ты мне не враг.
-----после ухода саске к орочимару xxx лето

Отредактировано Haruno Sakura (2020-08-13 12:42:09)

+2

2

Здоровье Саннина начинало постепенно сдавать, что значило лишь одно: у Змея оставалось всё меньше времени, а потому всё меньше его оставалось и у Саске. Юноше пока непонятно, насколько это беспокоило или не беспокоило его, потому что ещё один факт оставался очевидным до тошноты: Итачи по-прежнему недосягаемо силён; те встречи, иллюзорные и не очень, что случались за это время, давали младшему из Учиха понять, что даже если он убьёт Орочимару прямо сейчас, оставшись свободным, это не даст ему никаких гарантий; вообще; он проиграет. Итачи был богом, став дьяволом, который не стоял на месте, и теперь... С другой стороны, даже если Саске в самом деле отдаст своё тело в умелые и опытные руки Саннина, едва ли их совместной силы хватит на то, чтобы отомстить Итачи; проиграет. Старик это понимал, а значит едва ли станет рисковать тем, что так давно мечтал заполучить. Или станет? Что так, что так - у Саске до сих пор недостаточно силы, а потому верного ответа и своих дальнейших действий он в полной мере не знал. Отомстить - это всё. Всё, что его интересовало, и то единственное, ради чего он работал; всё, что перевесило новые, почти сформировавшиеся связи, иллюзорность важности Конохи, возможность какой-то иной не жизни, но существования, что угодно ещё - со всем этим нукэнин покончил во имя действительно важного, единственно предписанного для него. И пока не имелось ответа о том, как лучше поступить, когда сделать это, Саске продолжал давать Орочимару всё, что тому требовалось, взамен вытягивая из наставника даже больше, чем можно вытянуть; ни капли не утечёт, не затеряется, не прольется мимо, потому что Учиха нужна вся сила, собранная легендарным Саннином; время, потраченное с пользой. Он потерял в Конохе слишком много лет, работая над чужой силой и защищая свою команду, словно бы полицейские должности по защите и безопасности проявлялись в Учиха хотя бы так, но в итоге ошибался так долго, бездарно растратив недели, месяцы и годы, за которые мог бы стать сильнее. По-настоящему. Нагонять и изнашивать себя до предела теперь, чтобы дотянуть до одного-единственного дня, до момента Х, до часа, ради которого просыпался каждое утро последние восемь лет, лишенный желания жить вовсе и с дырой вместо внутреннего мира. Плевать, что будет после. С телом, с глазами, да хоть со всем миром. Мир Саске зафиксирован - осознано и нет - лишь на одном человеке, отнявшем всё и давшем взамен всё тоже. Иначе быть не могло. С тех пор, как Итачи явился в Коноху - больше не могло. А сослагательного наклонения история не знает, как и Саске.

Именно это отсутствие чёткого знания своих дальнейших действий и, в общем-то, потому что "под силу" и привело Саске на отшиб мира, название которого вне необходимых моментов Учиха в голове не держал. Страна Огня огромная, рядом с границей всего находилось ещё больше. Нукэнин знал, куда и зачем шёл, а согласился просто потому, что ему за это пообещали плюшку; очередная техника, которая не станет решающей против Итачи, но может стать полезной, если найдёт себе применение. К тому же, кое-что Саске тренировал вне ведома Саннина, отчего тот не знал многих из его техник и способностей, обычно делая акцент на тайдзюцу и холодном оружии [словно бы Учиха не понимал, что это потому, что тело Змей не сможет использовать в полной мере, лишенный рук, а потому и акцент делал на том, что окажется в состоянии использовать: глаза и не дзюцу; что, впрочем, как раз то, что нужно Саске, когда схватка шаринганов перерастёт в схватку в реальности; брат хорош в этом, во всём хорош, а потому... чёрт, опять всё вернулось к этому ублюдку; ненависть тлела и бурлила внутри под осколками веры и сердца, что почернели и иссохли, став болотом и не оставив место, казалось, более ничему, кроме этой самой ненависти и реакционной боли]. Задание по сути простое, однако достаточно долгое: нукэнин точно устанет от скуки, а потому точно не даст себе и минуты покоя, тренируясь на всех попадающихся окрестностях, локациях и при любой возможности. Он в одиночку укладывал сотни ниндзя, способен сделать куда больше; вероятно, даже хвостатых усмирять [проверит на практике, когда выпадет возможность; просто чтобы испытать себя]. В общем, и ладно.

Какую именно стратегию поведения выберет на месте пока не знал, но прикинул: Кабуто не отправили не просто так, значит, развлечение и небольшая проверка для Саске. Коли в деревне в наличии секретные медицинские свитки, значит, там умеют работать с чакрой. Возможно, имеются печати или сенсоры, а потому собственную чакру Учиха придется глушить практически полностью, разве что выстроив иллюзию невидимости [вроде той, что во время пребывания в Конохе применял Итачи, оставшись незамеченным даже для знатоков вроде Какаши и Хьюга, коими наполнена деревня, включая сенсоров]. Будучи не более чем тенью, послушать разговоры, выискать в чужом разуме образы того, где находилось нужное, а дальше двинуться. Глаза у Саске мощные, Орочимару оказался прав, способны действительно на многое, но будь у него ещё и Мангеке... нет, сукин сын, я не пойду твоим путём; я оставлю это право себе и не дам тебе того, о чём ты просишь. Это будет моим решением. Я докажу тебе, что и мои глаза сильны. Ты не посмеешь недооценить мою ненависть. 

Будучи в дорожном тёмном неприметном балахоне, защищавшем от солнцепека и лишних глаз, Учиха выискивал ориентиры в людях, разговорах и окрестностях, чтобы начать. Не отсвечивать. Обращать внимание на то, сколько здесь душ, считая и по возможности ощущая, сколько из них связаны с наличием чакры, а сколько могут уметь, скажем... что-то. Убийства - это не в духе Саске; для ублюдков вроде Итачи или Орочимару, да, вполне себе, но он отличался от них. Такие отпечатки на глазах ему не нужны, как и те жизни, что не отобрали у него всё [один, убить лишь одного; лишь одного; единственного]. Учиха плевать на них всех здесь, на их судьбы, а желание причинить вред отсутствовало также. Нужен лишь свиток, спрятанный где-то здесь; разумеется охраняемый.  [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/765533.png[/icon]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-08-25 17:23:14)

+1

3

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/741731.png[/icon]Сакура всегда считала себя послушной, вернее она старалась создать такое впечатление о себе у окружающих. Учитывая её характер, было довольно сложно временами наступить на собственное мнение, чтобы не выдать неуважения или ребяческой нетерпеливости. Просто Сакура уважала авторитеты, старалась следовать за наставниками, которые могли сделать её сильнее, могли дать ей ту мощь, чтобы вернуть потерянное и защитить от посягательств настоящее. Куноичи много раз думала о том, что было бы, если она смогла раньше отказаться от бесполезных слёз, от несбывшихся наивных детских надежд. Смогла бы она тогда остановить того, кого хотела привязать к себе?

Нет, конечно же, не смогла бы. Зная Саске, его нечеловеческое упорство и несгибаемое упрямство, Сакура бы также билась о стену полную осколков разлетающегося холодного стекла. А он всё также был бы бесстрастен. Сакура отпустила. Она старалась отпустить воспоминания, каждый день старалась, но порой время не лечит - лишь путает мысли. Харуно решила во что бы то ни стало идти вперёд, даже если отблески прошлого постоянно являлись ей во снах, даже если в каждом голосе слышался отзвук родного мрачного перелива. Ей нужно было идти вперёд, иначе она бы просто утонула.

Цунаде послала куноичи в деревушку на окраине страны Огня. Далёкое мирное поселение, которое было так удачно расположено, скрытое за тенистыми лесами, горными грядами и уютными долинами, а самое главное – туманом, что словно природная защитная иллюзия, надёжно скрывал жителей от бóльшего числа стычек. Предоставленные самим себе шиноби стали развивать медицинские техники, основанные на взаимосвязи с природой. Говорили, те способны излечить даже душевную боль… Но это всего лишь легенды. В любом случае, Пятая не была бы собой, если бы не отправила Сакуру с дипломатической миссией. В деревне не хватало медиков, а парочка новых знаний могли бы значительно ускорить работу. В любом случае, долгое время страна Огня, словно щит, оберегала спокойствие туманного селения… видимо пришла его пора за это платить.

Её отряд был небольшой. Всё-таки никто не собирался вторгаться в мирные владения, а лишь просить о сделке. Сакура и ещё два медика из скрытого Листа, двигались молча, разве что, сверяясь с картой, чтобы не сбиться с пути. Здешние леса были безлюдными и тихими, так что по пути им почти никто не встретился. Разве что, пара лесных обитателей, что ненадолго вышли из своих нор.

Через пару дней показалась искомая долина, но увидеть селение не представлялось возможным. Пока туман стелился неестественно густым слоем. Нужно было немного подождать, пока жители проведут «осмотр» и впустят их. Такая вот система безопасности. Но работала она не всегда, лишь в определённые часы.

- Мы очень рады быть у вас, - ответила Сакура, как лидер отряда, на приветствие главы поселения, не забыв и про почтительный поклон, - Мы прибыли из Конохи, чтобы предложить вам сотрудничество. После этого Харуно протянула свиток седому старику, который с улыбкой его принял. Пока старейшина читал послание Пятой, куночи решила осмотреться вокруг. Хоть это место и считалось сосредоточием мира, её учили никогда не терять бдительности. Различные лица мелькали перед её взором, совершенно не закрепляясь в памяти. Множество улыбающихся и добродушных масок. Внезапно её взгляд замер на отдалённой точке, крае совершенно обычного дома. Что-то было там цепляющее, странное. Размытый образ, мимолётное видение. Хмурый мальчуган, опёрся о стену, поигрывая монеткой. Наверное, поэтому Сакура не сразу заметила, что Старейшина обращается к ней и предлагает расположиться в гостевой комнате.

- Простите, мы с радостью принимаем ваше предложение, - учтиво сказала Сакура, повернувшись к собеседнику, но всё же потом бросив мимолётный взгляд в ту самую точку. Образы прошлого быстро заструились в голове. Нет, это всего лишь мираж. Сакура сжала до боли зубы, а потом вежливо улыбнулась, следуя за провожатыми.

Хватит, хватит видеть во всех его отражение. Хватит, жить прошлым. Хватит, верить в то, что никогда не станет правдой. Пора было уже уяснить, что не всё бывает так, как хочется. В наших возможностях лишь стать сильнее, чтобы не допустить новых разрывов, новых прощаний. И Сакура будет готова. Будет сильна.

Следующие несколько дней отряд из Конохи провёл в тренировках. Правда, это были обычные техники управления потоками чакр. Старейшина наотрез отказался говорить, где находится заветный свиток, содержащий тайную технику, говорил, что сам пока этого не ведает, находясь под мощным дзюцу исправляющим память. Только в назначенный день ему откроется правда, и тогда они смогут поделиться самым сокровенным. Ожидание, хоть и тягостное, но приятное. Сакура давно хотела покинуть Коноху, чтобы перестать видеть фантомы, но здесь она по-прежнему чувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Кто-то смотрит из тени. Она даже как-то раз, засыпая, произнесла имя, что хранила внутри: «Саске». На секунду показалось, что ей кто-то ответил. Но куноичи не обратила внимания, перевернувшись на другой бок, она просто стала погружаться в сон.

Отредактировано Haruno Sakura (2020-08-26 12:33:37)

+1

4

Оу, затрата времени, вот как. Орочимару действительно в очередной раз решил немного позлить Саске, вызвав в нём реакцию. Знал, что нукэнину подобное не нравилось: не просто необходимость ждать, но и в полной мере потренироваться не выйдет, разнеси он случайно округу, покалечь кого или просто засвети себя да масштабы своей чакры - это так себе идея. Значит, осторожничать. И всё-таки - опять, снова - ждать. Просто потому, что залезть во все мозги округи - это дело в данном случае бессмысленное, оказалось; особые ментальные техники, о подобии которых Учиха слышал в Конохе, к примеру к рядах АНБУ, судя по всему имели место быть, а значит... Чёртов Змей попросту тратил его драгоценное, бесценное время. Но, чтож, отработает это тренировками и иными техниками; только рад будет словить-вытащить из Саске каплю гнева, дабы нагнать и перегнать упущенные дни, в этом Учиха не сомневался.

И всё же. Время шло, без дела нукэнин по возможности не сидел, кое-что выяснив. Ну, как вы поняли, как раз про то, что ждать ему определенного момента, никого с ответами в свободном доступе не имелось. Ему было сугубо всё равно, что за техника такая, чем она интересна Орочимару и тому подобное, но раз её настолько оберегали, настолько заботились о сохранности, то что это всё-таки такое? И почему Саннин решил обзавестись ею именно сейчас, имея силу и прежде, в общем-то, как и Кабуто, чьи навыки высоки более чем, особенно по шпионажу и сокрытию? Возможно, это как-то связано с "пересадкой" тел, может быть исцелением, может быть клонированием или чакральными изменениями. Суть в том, что чем больше времени Учиха здесь проводил, тем чаще ему приходилось задумываться о содержимом свитка: чем ещё себя занять, собственно? Всё логично. Вот только кто бы знал, что кое-что извне окажется в состоянии разбавить мерзкое, презираемое ожидание, дав Саске почву для чего-то большего, чем часов-суток медитаций, в которых он привык находиться и собирать силы, как и глушить чакру для сенсоров.

Коноха, ну разумеется. Это очевидно случайность, и даже немного иронично, что у чёртового Листа словно бы на присутствие Саске чуйка, даже если они прибыли сюда совершенно не за тем, чтобы его, нукэнина, предателя, нехорошего человека и т.д., выловить. Иначе бы группа имела иной состав, и события развернулись бы иначе. Но занимательно, не так ли? А уж наличие в команде знакомой куноичи - более чем знакомой в прошлой жизни - ясно дало понять о цели прибытия группой сюда. Она обязана совпадать с его собственной, т.е. знания, т.е. свиток, т.е. техника. Местные явно не намерены отдавать её, но вот поделиться... Что же. Учиха ещё не решил, что ему стоит сделать: нейтрализовать коноховцев или использовать. Вероятно, второе после первого? Не терять возможности, раз они имеются; коли просто ждать, в самом деле, невыносимо и непростительно скучно. В конце-то концов, сколько бы Учиха не угасал и не умирал внутри, что-то в нём - включая некую интригу развития событий - пока ещё всё же оставалось.

- И что Лист забыл здесь, Сакура? - где-то рядом с куноичи раздался спокойной, холодный голос с нотками ни то скуки, ни то надменности. Устроившись на корточках напротив и подперев лицо одной рукой, нукэнин скучающим прямым взглядом уставился на спящую Харуно. О, она проснётся, непременно. Если не его голос, так ощущения от прикосновений змей к спине разбудят, заставив срефлексировать. Не то чтобы Саске вообще тянуло с ней разговаривать или с коноховцами взаимодействовать в принципе, подобным желанием нукэнин не горел, но что ещё делать, спрашивается. Готов к реакции куноичи, но в себе - рационально - не сомневался, не считая её угрозой. Не стремился также излишне рассматривать, это не то чтобы интересно, но Сакура успела немного измениться: подрасти, поменяться в пропорциях; так и не отрастила волосы. Вероятно, на этом всё. Какая-то информация может быть у неё, но что ситуацию можно [нужно] использовать - это понятно. Теперь-то точно. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/765533.png[/icon]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-08-25 17:22:45)

+1

5

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/741731.png[/icon]Сны уже давно не давали Сакуре блаженного чувство покоя. Всё чаще она сталкивалась с тьмой, стеной непроглядного мрака, которую невозможно было никак преодолеть. От преграды всегда веяло колким холодом, который, казалось, пробирал до самых костей, заставляя всё тело сжиматься, а дыхание – постоянно сбиваться. Куноичи часто вглядывалась в ровную гладь, надеясь понять предназначение этой неизвестно кем выстроенной стены, но чёрная материя лишь иногда безучастно мерцала, а порой эхом рождала слова, которые невозможно было забыть. Когда Сакура била по ней кулаками надеясь прорваться, вернуться к безмятежным снам, то каждый удар проходил сквозь черноту, словно погружался в вязкую грязь топкого болота. Боль была неестественной, резкой, обездвиживающей. Знакомой.

«Я должна стать сильнее, должна», - Сакура могла повторять это бесконечное число раз, занося кулак в очередном тщетном ударе, не позволяя боли получить контроль. Стена же не поддавалась никогда. Ни разу не пошла даже маленькими трещинами. Ни разу не отозвалась натужным треском. До этого дня. Впервые голос из тьмы казался не приглушённым, а неестественно чётким. У Харуно не было никаких сомнений, кому тот мог принадлежать. Она бы узнала его из тысячи, миллиона голосов. По крайней мере, Сакура в это неустанно верила. Куноичи открыла было рот, чтобы позвать его, ответить Саске, но её слова утонули в безмятежном мраке. Она не могла, она не должна… она не удержала. Тогда холод не заставил себя долго ждать: тонкие морозные ручейки стали разливаться по спине, заставляя поёжиться. Сакура резко дёрнулась в сторону, словно пыталась сбросить с себя что-то очень неприятное. Тут же внезапная боль заставила широко распахнуть глаза. Тогда-то мир и перевернулся.

Он был здесь.
Он сидел рядом.
Его глаза были напротив.
Его глаза смотрели на неё.

Сакура замерла в нерешительности. Она просто не могла поверить тому, что видела. Возможно, девушка просто до сих пор не поняла, где находится: во сне или уже в реальности. Лишь тогда, когда она с трудом, превозмогая внезапно накатившее бессилие, протянула руку, чтобы проверить, настоящий ли перед ней Саске, как тот предсказуемо отстранился. Холод ударил с новой силой, и Сакура не знала, реальная ли это боль, или всё же это осколки воспоминаний из измученного сознания. Харуно тщетно пыталась найти подходящие слова, но пока её взгляд был устремлён на шиноби, которого она всегда ждала – не выходило выдавить и слова из себя. Тогда Сакура закрыла глаза, решив довериться слепому предчувствию.

- Что ты здесь делаешь, Саске? – голос в конце предательски дрогнул. Но там была не только горькая боль, но и раздражение с морем плохо скрываемой злости. Конечно, Сакура не ждала ответа, она прекрасно понимала, что Учиха не будет с ней любезничать. Это тогда был бы просто не он. Поэтому отсчитав три глубоких вздоха, она собрала всю свою волю в кулак, резко распахнула глаза и попыталась оттолкнуть Саске от себя. В её руках сейчас не было разрушительной мощи, лишь отчаянная попытка избавиться от неизлечимой боли.

Не нужно быть гением, чтобы понять, зачем Учиха появился в этом селении: уж точно не для того, чтобы повидаться с жителями родной деревни. Естественно, ему тоже нужен был свиток. Возможно, не ему самому, что, по сути, не столь важно. Саске упрямо шёл по своей дороге. Его непоколебимой решимости хватило бы на целый отряд, а может даже и больше. Но Сакура тоже не стояла на месте. Теперь у неё есть шанс, слабая надежда. И уж ей-то она воспользуется. По крайней мере, попробует.

- Я знаю, зачем ты здесь, - теперь в голосе появилась какая-то неестественная сталь, но последнее слово легко развеяло «иллюзию» - Остановись…

Сакура прекрасно осознавала, что должна была предпринять что-то для защиты. Саске не остановится из-за пары случайных слов, уж тем более ни из-за её просьбы. Но что куноичи могла поделать, если всегда была бессильна перед ним? Сколько раз бы она не убеждала себя в обратном, каждый раз встретившись с его взглядом, она теряла всякую веру в сопротивление, снимала защиту. Сакура просто не могла причинить ему вред, не могла встать у него на пути.

- Или мне придётся остановить тебя, - отчаянные слова вырвались неожиданно даже для неё самой. Всё это, конечно, выглядело глупо. Очень глупо. Но надежда, как говорится, умирает последней.

Отредактировано Haruno Sakura (2020-08-26 12:33:27)

+1

6

Безвкусная предсказуемость. Хорошо этот или плохо - без понятия, просто факт. Факт есть факт, он бесцветен. Сакура есть Сакура. Коноха есть Коноха. Ни на кого это место здорово не влияло [знал по себе], потому ничего удивительного, что в какой-то момент потенциал куноичи - когда-то Саске говорил даже вслух, что считает её достаточно сообразительной, к примеру - переломился и пошёл в обратку, вероятно компенсировавшись чем-то односторонним и недостаточным. Что же, пускай так. Это не его дело, не его судьба, не то, что так или иначе держало нукэнина теперь; всё, что держало, могло бы держать, он оборвал да заменил [наконец-то, давно пора, так должно было быть с самого начала] Итачи полностью, не оставив места никому и ничему более. Никогда более.

Безвкусная предсказуемость. Хорошо это или плохо - без понятия, однако предсказуемость - это то, чем проще всего как воспользоваться, так и сыграть на. Потому что ничего нового не будет, ничто не выйдет за пределы ранее обозначенных для самого себя условий, границ и сценариев. Сейчас их на первый взгляд много, вот только если присмотреться - не было разнообразия вовсе; Саске имел здесь конкретную сухую цель, потому всё закончится так, как надо ему, а декорации... Вопрос лишь в том, станет ли он как-то разнообразить время ожидания или, огородившись, не будет делать даже этого. С другой стороны, Харуно - это не твердолобый тугодум Узумаки. С ней тоже никогда не имелось, о чём полноценно поговорить, однако думать - это занятие для неё чуть более привычное, потому та обычно не лезла [к Учиха] с кулаками, выпадами и далее по списку.  Значит... То и значит. Всё равно ни тепло, ни холодно. Никого кроме них здесь не было, а потому значения не имело.

- Или? - не без никуда не девавшейся надменности, обросшей, впрочем, ещё более ощутимым безразличием и холодом, он усмехнулся, отшатнувшись назад: девчонка проснулась, дистанция обратно. Едва наклонив голову, юноша поднялся на ноги. - Если я засвечу себя для других, мне придётся принять меры. Попробуй, Сакура, - пускай думает, что теперь делать, если ещё не разучилась. На деле Саске неизменно способен разобраться со всем без единой капли крови, даже не вытаскивая Кусанаги; тем более не намеревался никого убивать, не имея дурной привычки и не обладая страстью к убийствам ни в каком из видов, что крайне разочаровывало Орочимару. Однако Сакуре знать об этом не положено, никому из Листа: чем хуже образ Саске в их голове, тем лучше. Тем понятнее, что его не вернуть, что он потерян, что пора оставить в покое, забыть, не гоняться, не тратить время и просто продолжить жить; потому что Учиха больше не являлся частью их жизни, не желая и не имея цели обременять своим - временным - существованием кого бы то ни было. Возможно, именно потому всё-таки решил выйти на взаимодействие с Харуно: увидеть, до сих пор ли имела какую-то реакцию или же остыла-забила-освободилась, а фигура бывшего сокомандника стала лишь тенью прошлого, ничем большим. Эмпатом нукэнин не являлся и становиться не планировал, но судя по её глазам и голосу... Очевидно даже для него, что же. Значит, через неё технику и получит. В любом случае, Сакуре стоило понимать: если из-за её "остановлю" Саске придётся засветить свою чакру и показаться местным, то кончится для них это плохо [чувственностью он никогда не отличался, а репутация вокруг Саннина делала своё дело, автоматически прилипая и к Учиха тоже], и поделать с этим она не в состоянии ничего. Сама в курсе. Решит всё же показать свою силу, прогресс, что угодно - что же, размяться в любом из смыслов нукэнину не навредит, он порядком устал от пустой траты времени. Помните: исход всего от Харуно не зависел, однако декорации и то, как именно они придут к итогу - это на ней. Раз судьба любила не смешные шутки, а весь мир - одна сплошная отсылка к прошлому. 

- Или. Альтернатива тебе известна, - сухая констатация; тёмный, бездонный, не привязанный ни к чему кругом, но затягивающий в себя взгляд сверху. Спокойный, выжидающий. По запланированному. Возьмет своё без шума, все останутся довольны. Живы - это как минимум; не первично ли это для неё? [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/765533.png[/icon]

+1

7

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/741731.png[/icon]Его надменный тон нисколечко не изменился. Всё тот же безэмоциональный, словно покрытый льдом, голос. Всего одно слово, произнесённое им, но как много оно могло рассказать! Вероятно, в мыслях Учиха все ещё застрял там, в том злополучном дне. Саске так невероятно сильно верил в свою губительную и разрушительную [месть] цель. Куда больше, чем во всю окружающую его реальность. Бывший шиноби Листа давно потерял связь с настоящим, продолжая снова и снова обращаться к прошлому.

Сакура, сбитая с толку, сначала просто смотрела на него немигающим взглядом, как [влюблённая] идиотка. Нельзя было не отметить, что Саске стал ещё более крепким, уверенным, но самое главное – он оставался по-прежнему таким надрывно родным. Каждое движение отдавало тысячами эхо в сознание куноичи, словно она тормошила коробку с воспоминаниями. Но они не в прошлом. Сейчас они здесь. Сейчас они больше не команда номер семь. Этот Учиха был способен её убить – Харуно знала это наверняка. И не потому, что ей нечем будет его удивить, слабой она себя не чувствовала, а потому, что в самый нужный момент она будет колебаться. Сакура уже сейчас чувствовала, что холодный взгляд Саске припирает её к невидимой стенке. Харуно просто не сможет или не захочет его побеждать, даже если представится самый небольшой шанс.

- Или ты можешь просто вернуться со мной, - в этих словах звучало всё: печаль, отчаяние и даже внезапное равнодушие, смешанное с усталостью. Правда, уже по выражению лица было понятно, что Саске просто отмахнётся от её предложения, как от надоедливого насекомого. Может, вообще пропустит его мимо ушей. А вот она в который раз опуститься на дно, чтобы ещё раз стать отвергнутой. Правда, теперь это было не так всепоглощающе больно. Ведь рану, которая открывается снова и снова, когда-то просто перестаёшь замечать.

- Альтернатива? – в голосе прозвучали нотки недовольства, - Зачем тебе этот свиток, Саске? Зачем тебе мучить всех этих людей? Ты никогда не был таким.

Снова и снова она взывала к его благоразумию, совершенно не зная, доходит ли до него её клич, или же Саске в упор игнорирует любые попытки Сакуры достучаться до его внутреннего мира. Каждый еле заметно дрогнувший мускул на лице парня, будь то даже обыкновенная игра тени, внушал уверенность, что Учиха всё ещё не совсем порвал с ними связь, что команда семь и Коноха всё ещё где-то глубоко в его сердце.

- Ты очень… - Сакура замолчала, подбирая нужные слова, она не хотела показаться слабой, но ничего не могла с собой поделать, она волновалась, - вырос, - потом короткая пауза, чтобы восстановить внезапно сбившееся дыхание, - Я так рада снова тебя видеть.
Если бы тут был не Саске, то вероятнее всего она давно бы пустила кулаки в ход. А как же иначе! Пробираться к спящей девушке! Но совершенно глупо она не злилась на Саске, наоборот, она была рада, что тот хоть как-то проявил к ней интерес. Эта жалкая мысль дробила её гордость, которую она так долго восстанавливала. Один невероятный визит и всё снова трещит по швам. Она снова задыхается, она снова теряет контроль.

- Я… - начала она медленно, - ты не мог бы отвернуться? Мне нужно одеться.
Обычная неловкость. За всё время она никак не могла привыкнуть к такому. Как бы они не были близки, какие бы между ними не были отношения, Сакура верила в то, что Саске не станет пренебрегать нормами морали. Он, возможно, считает, что может это сделать, но такой шаг даётся нелегко. Маленькое испытание, которое ему предстоит преодолеть. Возможно, в прямом противостоянии у неё не было шанса, но Сакура могла играть на два фронта, используя струны души. Это большой риск, но с Саске каждый путь хорош, каждый шанс может стать последним.

Не став дожидаться его утвердительного ответа, Сакура опустила взгляд и потянулась к своей одежде. Она не смотрела на него, просто считала удары сердца, которое отбивало сумасшедший марш. Саске мог сделать всё, что угодно. Он изменился, но в какую сторону? Можно было только гадать. Хоть Сакура и верила в свою проницательность, но всё же Учиха всегда был овеян аурой загадки, невероятной пеленой печали, маской, за которой он скрывал свои истинные чувства. Как бы ей хотелось до них достучаться! Как было бы здорово ему помочь.

Помочь, - мысль промелькнула в голове внезапно. Она могла ему помочь, но что это изменит?

Отредактировано Haruno Sakura (2020-09-03 17:51:36)

+1

8

Хах.
Возвращение дарует ему труп Итачи?
Вернёт клан?
Соберет изничтоженную душу?
Хах.

Вероятно, Сакуре нравилось ходить кругами. Судя по всему, Коноха засосала и её тоже, пустив потенциал в расход на ни за что. Иной трактовке её слов не существовало. Вразумительной, логичной, понятной ему трактовки. Словно бы ничего не изменилось за эти годы, словно куноичи так и не сумела ничего понять, взращенная в благополучии и иллюзии; что же, приобрести глубину мышления, как и видения большой картины, ей было воистину неоткуда, что для неё счастье: пускай живёт в заблуждениях и простоте, лишенная страданий и не вынужденная ступать на тот единственный путь, что сейчас доступен Саске. Не глубокая, не понимающая, даже почти не раздражающая в силу неисправимости. Одна простая фраза, одно простое выражение лица и глаз, одно не озвученное не_осуждение, и вот уже Учиха точно знает, что его по-прежнему [ещё более] не понимают; до сих пор. И даже не пытались этого сделать. Ей оно не нужно. Никому не нужно.

Хах.
Потому пропущено мимо ушей; лучше бы не усугубляла, не втаптывая себя и Лист ещё глубже, чем они уже успели втоптаться в глазах Учиха. Саске не горит желанием - оно у него в принципе отсутствует - затрагивать, и уж тем более развивать эту тему, потому ответа на глупую фразу не последовало. Сильнее не стала; как и он когда-то, пока торчал с ними. Всё закономерно. Вот и всё. 

- За тем же, зачем и тебе, - невозмутимо и неизменно глядя прямо, выдержав недолгую паузу. Зачем тут люди из Конохи? Для удовлетворения собственных нужд и потребностей; за техникой, что может быть им полезна. Не суть важно, под предлогом ли помощи, дружественных отношений, изучения. Они будут использовать это для миссий и лечения тех, кто причинил другим увечья, или тех, кому причинили увечья. Это не хорошо и не плохо - это нормальная практика мира шиноби. Саске, вернее, Орочимару, техника нужна точно той же цели ради: изучения и применения. И нет, Учиха не пылал симпатией к его экспериментам и подходу к людям, не видел в других материала и не оправдывал подобную жестокость, но... По сути, это действительно одно и то же. В конечном счёте непонятно, кто причинял больший вред: Коноха тем, кого и как плодила, или Орочимару [тоже выходец Листа], в общем-то выстроивший работающую деревню, куда никто не совался, а люди умирали точно также, как и в других местах, хотя бы находя смысл и предназначение в своей прежде никому не нужной жизни, брошенные всеми. Сам Саске едва ли пошёл бы путём Саннина, имея внутреннее отторжении к его подходу, но коли эта техника может после использоваться - если так окажется - для становления сильнее, для убийства Итачи или чего-то подобного... Что же. Каждый преследовал свои цели, так имелась ли между ними разница в самом деле?

- Их мучения только в твоих руках, Сакура, - усмехнулся, чуть прищурившись. О, Учиха ничего подобного не планировал и не намеревался, но образ, выстроенный в голове Харуно и поддерживаемый всей Конохой, вполне и более чем допускал такие действия, как и трактовку слов Саске; значит, в его адрес уже имелось допущение, значит, он уже мог действовать подобным образом, заранее собрав обвинения в этом. И, действительно ведь: что для шиноби, что для нукэнина  главное результат, не так ли? Саске привык быть результативным и эффективным. Значит, получит заданное; как придётся. В нём ничего не дрогнуло. То ли в принципе, то ли не позволил себе, держась за слишком назойливую и твёрдую планку, смотря слишком прямо, не отвлекаясь и понимая, насколько бессмысленно и глупо отвлекаться от этого. Зато, неизменно, можно баловаться; с ними всеми или с Сакурой в частности. Неужели совсем не поумнела в умении трактовать?

"Серьёзно?" - да, разумеется. Именно сейчас, прямо в эту минуту, ей вдруг понадобилось одеться. До этого подобной потребности не имелось, но стоило появиться Саске, поставив по сути в безвыходное положение, как такая потребность появилась. Может, её мозг всё-таки выдал некую веру в, скажем, ловушку, надежду каким бы то ни было образом остановить или около того? Что же, Учиха бы посмотрел на это; ему для того даже не нужно глядеть глазами, ведь видеть и слышать можно... иными путями в том числе, если ты урождённый шиноби. Да и скучно, а. Потому, едва поведя плечами, он отвернулся, уставившись себе под ноги; на траву и тени, прислушиваясь к происходящему кругом. Когда-то Харуно показала себя как достаточно сообразительная куноичи, чтож...

- Ты выросла, - неизменно стоя спиной; с умыслом или без, но не промолчал. - Но не изменилась.

Просто думай, Сакура. Просто думай. Не стоит лезть в то, что тебя не касается. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/765533.png[/icon]

Отредактировано Uchiha Sasuke (2020-09-11 23:57:25)

+1

9

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/741731.png[/icon]Удары сердечной мышцы, как крылья напуганной бабочки, отбивали бешеный ритм. План действий потихоньку собирался в голове куноичи, но на его реализацию требовалась невероятная смелость, что в какой-то мере - шаг трудный, но возможный, правда, в тоже время одной только бравады точно не хватит. Для блага Учиха она должна была пойти против него, показать другой путь. Для блага Конохи она должна была что-то сделать, чтобы защитить свиток. А для сохранения мира – она должна была серьёзно постараться. Хотя бы попробовать. Перестать хватать себя за коленки, как глупая плакса, перестать обращать внимание на бесплодные сомнения и мелкие страхи, перестать, в конце концов, жалеть себя. Просто перестать медлить. Пришла пора решительных действий. Самое смешное, что весь план строился на том, станет ли Саске подглядывать…

- Ты изменился, - голос Сакуры звучал неестественно сухо, как-то сдержанно, - Но не повзрослел, - парировала она не со зла, а лишь от горькой досады. Сколько бы беглец не душил свою душу местью, та всё чаще била в одну точку, неизбежно заполоняла болью все мысли, тянула прутьями к земле, возвращала обратно, к исходной точке. Он хотел бежать вперёд, но Харуно видела, что он так и остался там, продолжая наступать на следы своего брата, продолжая опускаться во мрак бесконечной цепочки боли и скорби.

Конечно, она вспомнила про одежду не случайно. Ещё в академии она поняла, что сила не всегда та, что видна поначалу. Всегда есть какие-то скрытые возможности. Всегда есть «кунай в рукаве». Даже Наруто просто строил из себя дурака, но таким не был. Кроме того, Харуно прекрасно отдавала себе отчёт в том, что Саске тренировался не покладая рук, что каждую свободную минуту, каждую секунду драгоценного времени он оттачивал своё мастерство. Да, возможно о его силе не всегда можно было точно сказать, внешне хрупкий, изящный, идеальный, быстрый – он умел опережать. Это и было самым трудным и важным. Ввести его в заблуждение без техник, без особых ударов – только лишь словами, только лишь правдой. Короткий план отступления, небольшой секрет. А потом один рывок к подставленной спине, один резкий и жгучий упрёк трусости, громкая и точная пощёчина сомнениям. Куноичи приставила холодный кунай к его горлу, но естественно, атаковать не стала. Это бесполезно: он легко уйдёт от атаки, вне всякого сомнения. Просто дело в другом. Её оружие совершенно иное. 

- Наруто постоянно говорит о тебе, - голос Сакуры всё такой же сухой, всё такой же пресный, - Кажется, он никогда не остановится. Наверно, никто из нас никогда не остановится, - Харуно не меняет позы, ей нравится быть у него за спиной, - Мы все неустанно движемся к цели. Даже если это глупо, даже если кажется нереальным. Мы никогда не сдадимся. Ведь так?

Нельзя заставить другого любить тебя, нельзя заставить другого понять тебя, нельзя заставить другого принять тебя. Уж точно не Саске. Его воля выламывала кости, выкручивала наизнанку, она – бурный поток, она – сносит всё без остатка. Сакура не смогла бы его переубедить: она и не хотела. Ей нужно лишь время, ей нужен лишь шанс, чтобы доказать ему, что без неё его путь будет неполным, что без неё его путь будет лишён всякого смысла. Что без неё - у него мало проблем.

- Мы так и будем играть в догонялки, Саске? – голос звучит по-прежнему сухо, как будто все эмоции утонули, испарились, словно она уже устала повторять одно и то же, - Никто из нас не сдастся.

Удары сердечной мышцы теперь глухие. Наверное, Саске уже понял, что какое-то время перед ним был всего лишь теневой клон, заражённой волей хозяйки, сама Сакура уже подняла всех на ноги, уже спешила обратно. Она решила, что будет бороться, что так поможет Учиха, что так убережёт его от ошибки. В любом случае, время ещё не пришло, в любом случае, никто из них не получит свитка, пока Старейшина не вернёт себе память, пока путь не будет ясен.

Сердечная мышца продолжала отбивать бешенный марш. Но Сакуре было совершенно не до него. Теперь в дело вмешался азарт, теперь она могла играть всеми ресурсами, теперь у неё был опыт. Харуна знала, что Саске один – его гордость не могла позволить ему разделить миссию с кем-то ещё. Она же могла ему доказать, что одиночество – скорее слабость, чем сила. Конечно, он с этим будет не согласен. Но всё же, никто из них никогда не сдастся. До последнего вздоха они будут следовать по своему пути.

+1

10

Они - она - не понимали одной простой истины: никому из них - её - нечего предъявить Саске, нечего противопоставить. Коноха не даст Учиха того, что ему нужно, ничего не предложит и снова лишит всего - вернее, того единственное, что у него осталось, а взамен ничего не даст, не поймёт, не прислушается, как не делала этого прежде. И не должна была. И потому Саске в деревне больше не было: пускай Лист живем своей жизнью, пускай просто оттаивать его в покое, они неужели совсем не понимают? У Саске было право решать за свою жизнь, а им всем следовало не терять время, делать что-то значимое, держаться за то, что им ценно, за свои цели, дух огня, да за что угодно.  Одно простое предложение и столько сопротивления. Они не понимают, но заставляют понять Саске; в чём же тогда отличие между ними в правах? Вот и Учиха лениво задавался тем же, видя, что ничего не изменилось. И речь о куда больше, чем о личном отношении к нему Сакуры. Тут о системе, о мышлении; жаль, быть может, что оно не поглотило и его тоже, иначе бы всё сложилось иначе, пускай и тысячу раз бессмысленно, о слабости и неудачах. Но это более невозможно. Саске не жалел. У него своя истина, которую не почувствовать и не понять никому из них. Глупые.

Ожидать чего-то интересного - это скорее о Сакуре, чем о Наруто или Какаши. Второй понимал бы, с кем имел дело, и ему было бы не до изобретательности, а первый слишком... ему слишком не всё равно, он слишком цеплялся за имитацию того, кто избавил от одиночества. Сакура же всегда пыталась что-то доказать другим, а потому ей приходилось включать мозг, имевшийся на месте, и сейчас вопрос был лишь в том, как именно она воспользуется ситуацией. И поймёт ли - хоть на сколько-то - то, что Саске доносил своим поведением и выборами прямо сейчас.

Увы, не поняла.
Что же, Саске прав.
Пускай так.
Возможно, ему устроят что-то хоть сколько занимательное как плату за то, что он потеряет здесь столько драгоценного времени.

Зато из всех неправильных вариантов выбрала самый подходящий, правильно истрактовав: пользуйся всем, что дают, и в первую очередь будь шиноби, что не имеет ни пола, ни возраста, ни предпочтений. Чужое воспитание или его отсутствие, чужая слабость и чужая сила - использовать можно можно. Разве что доводить это стоит до конца, изначально зная, чего добиваешься; Сакура не знала, снова обманывая себя обратным. Что же, её мышление Саске увидел и оценил, как и скорость. С ней ничего интересного более. Значит, будут ждать. По обе стороны. Вопрос снова к Сакуре: как она распорядится полученным знанием и скольких людей [не] подставит своим с ним обращением. Не азарт для него, но шаткая надежда на непростую комбинацию или зрелище, способные бы сделать пресное нудное задание чем-то... да хоть чем-то.

- Ваше движение ничего не стоит. Заработай ему цену, - "Удиви меня; покажи, если есть, что показать. Ты знаешь, сколько у тебя времени. Знаю и я". Встретьте как подобает.

Клон рассеялся, а Саске так и не моргнул, разве что скосив взгляд в сторону, откуда доносилось удаление чужого присутствия. Он подождёт, раз того требовала процедура, а они пускай готовятся. Из-за чужой ошибки всё это могло стать пролитой кровью, вина за что будет вовсе не на Учихе, преступнике, предателе и ученике врага Конохи по определению.

Теперь все, с кем поделится Сакура, будут чего-то ожидать и к чему-то готовиться. Может быть даже серьёзно, потому что кому не Харуно знать, что будет непросто? Пускай. Пускай выжимают из себя всё, что могут, и планирую так много, как способны. Саске узнал, кто присутствовал здесь. Сакуре недооценивала ситуацию, но в первую очередь недооценивала шаринган; его шаринган. Потому что свои "глаза" нукэнин нашел также, взявшись ждать нужного места в нужный час, пока не придет время вмешаться. Заодно отследил за приготовлениями и контрмерами, если такие будут приняты; да ив целом, было в этом всём что-то... ни то удовлетворяющее, ни то дающее ощутить собственное превосходство. Вероятно, как этот чёртов ублюдок, когда ходил по улицам родного клана и... как же сильно ненавидел. Саске потратить дни на тренировки на расстоянии отсюда, а когда придёт время, придёт. Обязательно. Это не азарт, но.. Какая, впрочем, разница. [icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/765533.png[/icon]

+1

11

[icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1629/741731.png[/icon]Куда скрыться, если он рядом? Куда бежать, если он рядом? Куда смотреть, если он рядом? В эти последние дни, часы, минуты Сакура всё думала о Саске, о его бесконечной решимости идти по головам. Куноичи стала очень рассеянной, отстранённой и все вокруг, казалось, прекрасно понимали почему. Каждый защитник поселения был оповещён о присутствии Учиха, о надвигающемся шторме, о тихой угрозе. Но никто из них не смог бы остановить приближение дня икс. В то время как Старейшина был невероятно спокоен, продолжая повторять, что всё идёт своим чередом и ничего не следует менять. Улыбчивый старец со всем смирением отмечал, что судьбу не изменить, что уготованному необходимо свершиться.

Тем не менее, это несколько не умоляло решимости защитников, как и отряда поддержки из Конохи. Только Харуно всё ещё металась меж двух огней, бесконечно шагая назад. Образ Учиха был так глубоко в её ожившем сердце, что чтобы его оттуда изъять, нужно было полоснуть без жалости, почти до самого корня, вырубая чувства, как глупый и ослабляющий недостаток. Сможет ли она когда-нибудь решиться на такой отчаянный поступок? Прошёл ли этот путь Саске, дрогнула ли тогда его рука? Повторял ли он её имя в ночи?

Неважно.
Сейчас уже неважно.

Часы неумолимо приближали рассвет. Дыхание просыпающейся природы наполняло всё вокруг. Сакура резко открыла глаза. Никого. Та встреча уже казалось сном, но переданные ощущения всё ещё вгрызались в сознание, напоминая, что эта миссия не будет простой. Харуно догадывалась, что может наступить момент, когда ей придётся выбирать. Решить, что важнее. Но оказавшись с этим моментом наедине, куноичи снова закрывала глаза в надежде, что кошмар развеется. Мысли так сильно давили на неё, что она не заметила, как сильно стянула бинты. Нет. Она не остановится. Саске ни за что не вернётся к ней слабой. Просто он ошибался. Как и тогда. Просто ему нужно помочь.

Помочь вернуться.
Помочь вспомнить.

Выбегая из своего временного жилища, Сакура чувствовала приток сил. Словно она снова бежала на тренировки с Какаши-сенсем, где они все вместе будут проходить его причудливые испытания. Саске здесь, он рядом. Она нашла его и теперь не отпустит. Хоть защитники поселения и придумали план, расставив защитные контуры, хоть они и тщательно сканировали периметр – Харуно знала, что Учиха не попадётся. Он слишком безупречен, слишком дотошен, слишком предсказуем в своём бесконечном эго. Куноичи решила бороться с ним своими методами.

Процессия уже была готова к шествию. От одних из высоких ворот шла извилистая тропинка, теряющаяся где-то глубоко в мрачных горах. Там, в начале опасного пути уже был Старейшина в расписных одеждах и с причудливыми рисунками на лице. Вокруг него три крепких шиноби в зелёном окрасили свои лица в непроглядный чёрный, что казалось, нельзя было понять, если ли у них глаза или нос, так как всё слилось воедино. Все трое были сыновьями Старейшины, его приемниками – пока они не знали той секретной техники, но готовились стать носителями главного и самого почитаемого таинства, поэтому, несомненно, сильно волновались. Сакура их хорошо понимала. Их час – доказать свою силу – тоже пришёл. Саске, как всегда, очень щедр на подарки.

Группа шиноби из Конохи держалась позади, но на расстоянии рывка. Дело в том, что их не могли пустить вперёд. Обычаи деревни это запрещали. Правда, Учиха это вряд ли остановит. Сакура внимательно осмотрелась вокруг, отмечая воодушевлённые лица собравшихся. Естественно, девушка не заметила ни следа, ни тени, ни слабого порыва ветра – Саске был где-то рядом, но заметить его пока он не захочет – просто невозможно. Харуно чувствовала на себе его тяжёлый взгляд. Возможно, это всего лишь просто фантомное ощущение, жалкая тень мимолётной встречи. В глубине дущи, правда, куноичи отчаянно хотела сказать ему ещё пару слов.

Зачем она тогда ушла? Долг диктовал свои правила. Харуно просто действовала по заранее заготовленным инструкциям? Не совсем. Она намеренно дала Саске время. Она намеренно хранила каждую секунду с ним. Сакура просто не могла иначе. Её мир по самому злобному умыслу судьбы сошёлся на парне готовом её убить. А что она?

Неважно.
Сейчас уже неважно.

Процессия, наконец, двинулась вперёд. Удары большого барабана отбивали каждый шаг, каждый удар трепещущего сердца. По замыслу древних именно так Старейшина мог войти в состояние транса, позволяющее ему вспомнить самый важный секрет. Казалось, что ноги несли куноичи вперёд сами. Она подчинилась какому-то невероятному ритму, словно оказалась в реке, неумолимо несущей её к развязке. А в голове всё ещё мелькал образ Учиха. «Их мучения только в твоих руках, Сакура». Нужно просто…

Помочь ему вернуться.
Помочь вспомнить.

Отредактировано Haruno Sakura (2020-12-03 12:32:37)

0


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » ты не любишь прощаться