POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Animal Instinct


Animal Instinct

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

ANIMAL INSTINCT
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/631aba1e1758510fd49674107004247b.png

Loki х Thor х Natasha
20__ // Сирия

It is a lovely thing that we have
It is a lovely thing that we
It is a lovely thing, the animal
The animal instinct

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-08-18 03:04:15)

+3

2

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]Кап-кап.
Где-то неподалеку капает вода из не до конца закрытого крана. Звук въедается в мозг, мешая сосредоточиться. Она вспоминает, что в древности китайцы практиковали пытки водой, и усмехается: очевидно, они были очень действенны. Ей, например, уже очень хочется в чем-то признаться и раскаяться.
Кап-кап.
По спине сползает холодный пот. Глаза никак не могут привыкнуть к темноте, она кажется беспросветной. Лишь слух с точностью метронома отсчитывает: кап-кап.

Когда-нибудь это случается с каждым. Ты не то чтобы думаешь об этом или как-то готовишься, но внутри ты отлично знаешь: когда-нибудь ты умрешь. И нет, это знание не заставляет тебя как-то больше ценить эту жизнь, осознанно проживать каждый день, находиться в моменте и всю вот эту чушь, которую любят нести психоаналитики.
На самом деле это знание не дает ничего, потому что смерть случается с другими, а не с тобой. И в ее профессии она случается часто. К этому привыкаешь, разве что еще раз проверяешь бронежилет перед выходом.

Неприметный отель на окраине Халеба. На ресепшене на нее смотрят долго: женщина, путешествующая одна, вызывает подозрение. Наташа показывает русский паспорт, и выражение лица администратора меняется, он быстро говорит, перемежая английский и арабские слова, и протягивает ключ от номера.
Довольно маленький номер, но больше и не надо. Она кидает сумку на кровать и подходит к окну.
Если наводка верна, а у нее нет причин сомневаться в источнике, именно сюда едут глупые девчонки в надежде на прекрасного мусульманского принца, а получают кое-что другое - койко-место в лагере подготовки смертниц.
В дверь стучат настойчиво и резко, она мысленно считает до десяти и поворачивается к вошедшим с милой улыбкой. Их пятеро, она легко может вырубить их всех, но ей нужны не они, и поэтому она спускается за ними к машине. Последний несет ее сумку, к счастью, он не задает вопросов, с хрена ли свадебное платье и девчачьи шмотки весят тридцать килограммов.

Два часа по пересеченной местности в компании угрюмых боевиков заканчиваются остановкой у полуразрушенного дома. Они спускаются в подвал, идут по каким-то катакомбам, пока не приходят туда, куда нужно. К человеку, ради которого она пересекла несколько границ, меняя имена и внешность.
Пятеро с ней, еще двое за его спиной - простая математика. Математика убийства. На стоящих рядом она тратит двенадцать секунд, получая бонусом автомат. Следующие ложатся еще быстрее - она оказывается вплотную к цели и выпускает оставшуюся обойму, глядя ему в глаза. Это только в фильмах герои тратят время на то, чтобы объяснить подонку, что он подонок.
Наташа поднимает руку, браслет щелкает, в ухе оживает передатчик:

- Объект уничтожен.

- Отлично. Теперь выбирайся, Романофф, у тебя не очень-то много времени, скоро… чщщщщ..

Треск от помех врывается в голову, и она отключается. Ок, босс, вас понял, что там еще, есть, сэр, бла-бла-бла…

На выходе она понимает, что опоздала - рядом взрывается ракета, и ее накрывает осколками. Она успевает перекатом уйти в сторону и, подняв глаза, понимает, насколько это бесполезно: три самолета миротворцев заходят на второй круг.
Она пытается подняться и даже проползает несколько метров, когда кусок арматуры прилетает ей в спину, прошивая насквозь.

Да, смерть когда-то случится с каждым, но ты никогда не думаешь о том, что именно с тобой и именно сегодня.

Кап-кап.
Звук сводит с ума. Ей хочется кричать, а еще лучше встать и закрутить уже этот кран до конца.
Она пробует пошевелить заледеневшими пальцами и нащупывает бирку, которую обычно вешают на руки младенцам. Или трупам, подсказывает внутренний голос.
Наташу передергивает.

Кап-кап. Кап-кап. Кап-кап.

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-08-24 23:53:07)

+3

3

Он выхватывает пистолет и стреляет в потолок семь раз. Спустя мгновение, когда на лицо падает крошево штукатурки, а из-за стенки слышится отборная ругань, Локи наконец-то понимает, что это был сон.
Каждый раз все слишком реально, каждый гребанный раз. Он чувствует чужую боль, чужую смерть, как свою собственную. И это бесит.

Он снова ставит пистолет на предохранитель, кладет под подушку.
Новенькая в отряде. Отряде бессмертных идиотов, по какой-то нелепой случайности отринутых смертью.

Когда в последний раз это было? Два-три столетия назад? Он уже не помнит, давно потерялся в датах, в счете времени. Это всё не важно, для него это вообще перестало быть важным. Тогда, после Вьетнама, он предпочел окончательно отойти от вершения человеческих судеб.

И покинул возлюбленного.
Хах, достаточное ли это определения для того, кто был с тобой и в гневе, и в радости, и в боли, и в смерти? На чьих руках ты сочился кровью, клялся в вечной любви, сжимал ослабевающими пальцами крепкую руку, чувствовал соленый поцелуй на своих губах.
А потом, в погребальной ладье, за несколько мгновений до того, как в нее прилетает огненная стрела, открываешь глаза и оказываешься рядом с ним.
По меркам бессмертных существ, они расстались совсем недавно, но каждая разлука становится новым свежим глотком воздуха для Локи.

Перевернувшись, он злобно рычит в подушку - за новенькой надо ехать, за новенькой придётся блять ехать уже сегодня.

Локи чувствует, как тянет жилы, крутит живот, начинает постепенно обостряться зрение.
Он найдёт ее, иначе и быть не может, но не станет связываться с остальной частью команды. Они тоже почувствовали инициацию, каждый по-своему. Кто-то увидел обрывок смерти, кто-то место, где она находилась. А вот ему придётся идти на зов. Какой же, в сущности, омерзительный дар.

Через пять часов он уже пересекает границу страны. Летит самолётом, едет поездом, на машине. Благо, денег у него достаточно, в этот раз не нужно плыть в другую часть земного шара.
Лица людей, что сопровождают его, меняются – все более загорелые, озлобленные. Но угрозы Локи не чувствует, ему сейчас очень нужно найти её. Он не может спать, не может есть. До госпиталя, где предположительно находится девушка, ехать ещё через полстраны.

Это место объято войной. Очередной, сметающей, выжигающей все живое. Чертов мир спасения не заслуживает. Даже эта новенькая не заслуживает дара, как, впрочем, и он сам.
На третьи сутки он достигает госпиталя в удаленном городке, где еще сохранилась инфраструктура и дороги. Местная школа стала пристанищем для раненых и умирающих.

Локи везет – часть наемных войск прибыли из Европы со своими медиками. Прикинуться одним из фельдшеров и вывезти труп не кажется тяжелой задачей. Дав пару взяток и раздобыв медицинский костюм, ранним утром он проходит через черный вход.

И почти сразу же чувствует Его присутствие – конечно, стоило догадаться, что этот придурок тоже рванет сюда. Ему будет найти новенькую куда проще. Тор видит во снах все яркими красочными картинами, до мельчайших подробностей. 
И порой даже не знаешь, что хуже.

В одежде простого медбрата Тор оказывается задержан несколькими военными, что требуют срочного присутствия всего персонала на операции. Придётся выкручиваться. Каждый раз, каждый ебучий раз происходит что-то такое.
Почему новенький не может умереть где-нибудь в канаве, почему обязательно он или она будут в центре военных событий?

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-08-21 22:53:26)

+2

4

[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]— Нет!

Гамора видела их загоревшиеся восторгом глаза, но предложение Фандрала вывести новенькую на каталке из морга и угнать для этого машину скорой помощи, было полной глупостью. Опасной и непрактичной, но зато до тошноты «кинематографичной» глупостью. И Тор, и Фандралл не остались равнодушны к изобретению прошлого столетия. Boys will be boys. Даже если младшему из этих мальчишек четыреста лет.

— Зайдешь в морг, подождешь, пока она очнется, переоденется, и выйдете, смешавшись с толпой через главный вход, — дала она указания негласному лидеру их команды.

— Да, брось, наш план интереснее, — улыбнулся Тор, пихнув рядом сидящего Фандрала локтем в бок.

— В самом деле, — поддакнул француз, любовь к излишней браваде и красивым жестам, как и к шпаге, осталась от прежней жизни до бессмертия.

— Еще раз нет.

Спорить с ними двумя всегда было сложно, но сейчас особенно — видя оживление Тора и широкую улыбку, которая казалось, исчезла навсегда за последний десяток лет. Она впервые видела викинга в таком состоянии, в отличие от Фандрала, который уже не в первый раз наблюдал размолвку бессмертных любовников.

Тор никогда не был один. Как любимчику богов, а может, по какой иной причине, ему довелось разделить вечность с тем, кто был дороже всего на свете. В то время как остальные из отряда хоронили родных и любимых, пережив их всех, ощутив в полной мере горе утраты.

Но те ушли не по своей воле, в отличие от Локи. Легко клясться в вечности, когда от нее остается несколько минут, пусть и изуродованных предсмертной агонией. А жить вместе изо дня в день, из века в век, оказалось слишком трудной задачей.

— Итак, обсудим наш план и повторим всё, что знаем о новичке.

Фандрал кивнул Тору и достал блокнот, приготовившись записывать отрывистые видения каждого из них троих.

***

Конечно же, все пошло не по плану. Очередной обстрел с воздуха и в больницу начали свозить раненных, а форма медбрата, что должна была прекратить его в невидимку, стала маячком для военных.

— Руки помою и вернусь.

— В операционной помоешь!

О медицине он не знал примерно ничего, ведь в его «жизни» умения знахарей были не так велики и передавались лишь среди целителей, а после смерти необходимость залечивать раны отпала сама собой. Так что, шансов сохранить свою маскировку не было никаких.

— Парни, честно слово, отлить надо.

— Что ты несешь, мать твою, — зашипела в наушник Гамора.

Тор уже собирался вывернуться из слабого захвата и вырубить пару военных, тем самым запустив таймер — вырваться из больницы, не привлекая внимания, будет все сложнее с каждой минутой. Как вдруг заметил его.

— Ло… Доктор Фауст! — расплылся в улыбке «медбрат».

Это был старый псевдоним, но вряд ли Локи решил его сменить. А если и решил, всегда можно сделать вид, что обознался.

Военные ослабили хватку, видя, что здоровенный бугай, больше похожий на наемника, чем на медика, перестал сопротивляться, но все же подтолкнули в спину.

— Ты здесь из-за нее? — спросил Тор тихо, пока они шли по коридору в сторону операционной. — Хотя ради чего еще.

Конечно, Локи видел тот же сон, то же видение, что застало Тора в австралийской глуши, где он периодически прятался от остальной команды. Он проснулся рывком, поморщившись от звона бутылок, что остались под рукой, прежде чем он вырубился разморенный жарой и убаюканный шумом водопада. Не ради него же брат по клятве проделал весь этот путь.

— Она русская, — делится он знаниями отряда, догадываясь, что Локи, будучи один увидел не так много.

Своеобразную артикуляцию узнать было довольно просто, а фамилия лишь подтвердила догадку. Они с Локи как-то провели несколько месяцев в Царской России, влившись в высший свет. Фандрал пребывал в особом восторге, слыша родную речь в неизвестной ему стране, и, не долго думая, взял на себя роль учителя фехтования. Вот только страдал, проклиная знаменитые русские морозы, которые, казалось, нисколько не беспокоили викингов.

Тор и Локи прожили слишком много жизней, имели слишком много общих воспоминаний, часть из которых и померкла со временем. Но одно Тор не забудет никогда. То, с чего началось их проклятие или благословение.

Держа любимого за руку, смотря в навсегда замершие глаза и целуя соленые от крови губы, Тор молился всем известным ему богам. Молился, отчаянно желая, чтобы у них было чуть больше времени, чтобы все не закончилось вот так. Но желания стоит формулировать четче. Как показывали примеры из позже прочитанных книг, вымысел не слишком отличался от правды — высшие силы только и ждали случая обмануть и посмеяться над смертных.

Отредактировано Thor Odinson (2020-09-03 00:57:44)

+3

5

- Заткнись, - холодно и жестко обрывает Локи, идя на полшага медленнее. 

Он внимательно изучает взглядом обстановку, запоминает все входы и выходы, количество патруля. Это место охраняется так, будто здесь находится что-то очень важное, а не просто полевой госпиталь.
Нехорошее предчувствие – скверно, очень скверно.

Возможности как-то незаметно улизнуть нет, медиков почти конвоируют, времени на маневр не остается, но резкий крик из бокового коридора привлекает внимание военных.

Переглянувшись, один из них начинает заходить сбоку, готовый в любой момент стрелять на поражение, второй прикрывает врачей.

Тор уже готов применить удушающий захват, но Локи перехватывает его за руку. Привычно и так обыденно, словно меж ними не было десятилетий разлуки. Будто они все еще дети - играют в подворье, и названый старший брат хочет совершить очередную глупость.

Звуки и крики не повторяются, но и мертвенная тишина не внушает доверия. Один за другим, военные начинают спуск вниз, к моргу, как чуть позже догадывается Локи. Этого хода не было на изученных им планах.
База таит в себе много тайн, и явно не самых приятных.

Упавший в обморок и рассекший себе затылок до крови медицинский работник лежит перед входом в морозильную секцию.

- Пульс едва прощупывается, дыхание поверхностное, - констатирует Локи. В отличие от брата, он неплохо разбирается в медицине, ему нередко приходилось зашивать людей, что работали с ними в совместных миссиях. Преданные, самые лучшие и не болтливые – такие всегда шли на вес золота.

- Несите его в крыло А, пока мы зачистим территорию, - отдает приказ спецназовец, пригибаясь и осторожно заглядывая в приоткрытую дверь. – Вот черт!
Несколько выстрелов почти оглушают, бегут эхом от стен.

Локи сразу же перехватывает оружие, вырубает прикладом первого военного, второго Тор берет на себя. В его взгляде, поверх медицинской маски, можно прочитать возмущенное: «Доволен?»

Кто знал, что этот придурок начнет палить в голую, восставшую из мертвых, девку сразу?

Она стоит у стенки с рефрижераторами, ошарашенно трогает места ранений, что медленно затягиваются, выталкивая осколки пуль.
Скорее всего, она пришла в себя прямо в холодильнике, начала подавать признаки жизни и сильно напугала того, кто оказался дежурным по блоку.

- Потом налюбуешься на себя, - Локи сбрасывает халат, кутает в него новенькую и сразу же взваливает на плечо, пока Тор достает оружие. Отступать им придется с боем.

- Тут есть еще один выход, через подвал и потом к нулевому этажу. Надеюсь, наши на позиции? 

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

+2

6

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]
Если ты лежишь обнаженная в полной темноте, чувствуя лопатками и ягодицами холодную железную поверхность, выдыхая пар  в ледяной воздух, а вместо одеяла  накрыта темной брезентовой тканью (зато с головой!), то вряд ли ты будешь долго думать на тему, где именно находишься.
“Ты в морге, подруга, - радостно подсказывает внутренний голос. - Ты сдохла и лежишь в морге, ждешь вскрытия и отправки на родину в стальном гробу”
Неуместно позитивный внутренний голос, похоже, был прав за одним маленьким исключением: она была жива. Более того, ничто в ее теле даже не намекало на то, что она может скончаться в ближайшее время.
Отсюда вариантов у Наташи было два: либо ее так сильно контузило при взрыве, что ее приняли за труп и отвезли в морг по ошибке, либо это ни хера не морг, хоть и похож.

Могли ли они принять ее за мертвую? Память услужливо подкинула пару картинок: вот ее накрывает обстрелом, из-под которого она уходит, но ее тут же отбрасывает взрывом на несколько метров, она чувствует, как сломанное ребро пробивает легкое, и почти начинает захлебываться собственной кровью, но тут в спину прилетает что-то тяжелое и острое, пробивая насквозь хваленый американский бронежилет, выходя острием чуть ниже горла. Был ли шанс после таких ранений остаться в живых? Вряд ли.
Она попыталась рукой нащупать рану - ничего, чистая гладкая кожа, никаких следов. Очень сомнительно, чтобы в этой дыре были хирурги, способные сделать настолько чистую пластику. Да и зачем стараться для мертвеца?
Что-то здесь никак не сходилось.
Может, не было никакого обстрела? А ложные воспоминания - результат воздействия галлюциногенов? И держат ее в месте, похожем на морг, специально, для устрашения или склонения к сотрудничеству или хрен знает, зачем, но это сейчас вообще не имеет значения, потому что отсюда надо выбираться, чем быстрее, тем лучше, а уж потом она задаст пару вопросов Нику. В то, что старый одноглазый пердун мог не знать о готовящейся зачистке местности, она не верит ни на минуту. И если он решил ее подставить...

Наташа уперлась руками, сжалась пружиной и молниеносно выкинула вперед обе ноги, пытаясь заставить дверь открыться. Шуму наделала много, но результату порадоваться не могла. Видимо, до нее никто не пытался самостоятельно открыть холодильную камеру изнутри.
Зато ответ на ее попытки пришел довольно быстро в лице молодого парня, судя по всему, технического работника. Стремительно бледнеющем лице, надо сказать. Горе-техник открыл издающую непонятные звуки секцию, и Наташа даже позавидовала тому, как он, изогнувшись змеем, моментально  отпрыгнул к стене, тут же начав тонко и громко орать.
Она поморщилась, вылезая, и сделала пару шагов по направлению к нему - парень в ужасе замахал руками, ломанулся к выходу, ударился виском о косяк и упал, долбанувшись затылком о мраморные ступени. Мда, если выживет - заикой станет.

Со стороны лестницы послышался топот и разговоры, и настал ее черед отпрыгивать и уворачиваться, потому что спецназ сначала стреляет, а потом уже задает вопросы. Быстрая реакция позволила ей избежать серьезных ранений - две пули задели плечо, обжигая болью, но не смертельно. Рефлекторно она поднимает руку, касаясь ран…  мест, где только что были раны… пули, будто выталкиваемые организмом изнутри, падают на пол, тихо звеня…

что за черт?

Окрик выводит ее из секундного замешательства. Нет времени думать, с какого хрена она теперь как гребанный россомаха из фильмов про мутантов, которые обожает Ленка.
Тем более что спецназовцы уже лежат на полу, вырубленные людьми в белых халатах, которые похожи на врачей так же, как она на балерину Большого театра.
Один из них - качок - уже вытаскивает оружие, тогда как второй срывает с себя халат и быстро идет к ней. Он скорее похож на менеджера, чем на бойца, но она прекрасно видела, как быстро он разделался  с охранником. Худой, высокий, чуть подкаченные бицепсы - идеальная модель для рекламы трусов от Гуччи. Этакий кофе-бой. К ней такие подкатывали на Мальте.
Он накидывает на нее халат и вскидывает на плечо, как мешок картошки, отдавая приказы качку. Похоже, кофе-бой тут главный. Привык, что ему подчиняются, не рассуждая и не задавая вопросов. Любишь доминировать, дружок?

Наташа изворачивается и бьет его ногой, отчего он на мгновение теряет равновесие, но этого достаточно. Еще удар и они валятся грудой на пол, она успевает поставить блок на его ответный удар, кувырком уходит в сторону. Бездыханное тело спецназовца на пути оказывается весьма кстати, Наташа выхватывает пистолет из-за пояса бойца, ему он все равно уже без надобности. Пока качок занят другими целями, у нее есть время.

Она разворачивается в сторону кофе-боя. Два пистолета смотрят друг на друга. Наташа хмыкает. Как говорила сестра Аделаида, после одной из миссий укрывшая ее в английском монастыре: славь господа и перезаряжай. С господом у Наташи не срослось, а вот второй совет всегда актуален.

- Вы всегда берете на операции пистолет, доктор? - с улыбкой говорит она, спуская курок.

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-08-24 23:50:34)

+3

7

[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]
Казалось бы, из них двоих именно Локи должен был знать, как обращаться с современными женщинами, да и женщинами вообще. Тор был слишком прост и прямолинеен в своих действиях, как и в словах. Но сейчас он хмурится, видя, как брат хватает новенькую, словно деревенскую девку, взваливая на плечо. Может несколько столетий с Гаморой в отряде не прошли даром.

— Были наши, стали мои, — усмехается Тор, осматривая помещение и лежащих на полу военных, заодно напоминая между делом, что о самовольном уходе Локи никто не забыл.

Но радостное воссоединение приходится отложить из-за вполне ожидаемой прыти новенькой и неожиданной нерасторопности Локи. А еще рация одного из вояк разрывается шипением и вопросами о шуме в подвале. И следующий выстрел звучит как нельзя некстати, но благодаря вмешательству Тора, в последний момент выбившему пистолет из рук новенькой, пуля летит в стену за Локи, разбивая плитку, а не продырявливает голову. Не хватало еще ждать, пока тот придет в себя, и терять драгоценное время.

— Нет, только последние лет… четыреста, — задумчиво почесывает щеку викинг, отвечая за «доктора».

Он максимально спокоен, даже раздражение от присутствия Локи исчезло. Уж чем, а глоком его не напугать, как и оскалом на хорошеньком личике.

— Что там у вас, Лоусон? — с треском выдает рация, не унимаясь.

— Побудь хорошей девочкой, — на русском просит Тор и на мгновение задумывается, вспоминая имя новенькой, — Романофф. Померещилось всякое, ходячие мертвецы, — со смешком и уже по-английски отвечает он, зажимая кнопку и стараясь подражать одному из военных. — Митчелл в обмороке, с ним возятся медики.

Не самая убедительная ложь, но, в данном случае, молчание военных вызвало бы куда больше вопросов. Да и фамилию «своего» спецназовца он успел рассмотреть над карманом форменной куртки.

— Хочешь узнать, что с тобой произошло — бери пистолет, застегивай халат и давай выбираться отсюда. Останешься — будешь лабораторной крысой или овощем, или все сразу, — обрисовал он перспективы Романофф парой фраз, протягивая ей пистолет рукоятью вперед. — Стрелять в меня или в него не советую, только патроны зазря потратишь.

Они в любом случае останутся живы, но хотелось бы обойтись без лишних потерь с обеих сторон. Да и «следов» — пятен крови оставлять не хотелось. А значит действовать надо быстро.

Отредактировано Thor Odinson (2020-09-03 00:57:26)

+2

8

А девка хороша.

Он не рассчитывал от едва воскресшей такой прыти, тем более не ожидал, что не сможет дать отпор сразу. Признаться, сказываются годы в изоляции - несколько последних лет он провел в тибетском монастыре, только пару недель назад вновь спустившись к людям. Какая злая ирония. Тренировки Локи не оставлял, но без присутствия равных противников становишься слишком самоуверенным.
Тор еще припомнит ему эту неудачу, поэтому задерживаться с ним дольше, чем до конца провальной миссии, Локи не намерен.

Хочется полностью завязать, игнорировать природу, что тянет их друг другу.  Никогда не видеть и не слышать. Пуля свистит над ухом, ее трассирующий ход явственно различим, звон кафеля завершает акт бессмысленной защиты.

Брат великодушно решает, что мозги будут не самым лучшим украшением интерьера.
А так блять хотелось вырубиться и не видеть его скисшего лица. Не простил ухода, не забыл. Злопамятность с годами только усиливается, или то подбирается старость?

Русская напугана до высшей точки безрассудства. Стоило сделать поправку на ее происхождение. Локи не был в России с тех пор, как они закончили последнюю миссию, еще до революции. Но повоевать с Советами, и против них, успел с лихвой. Сейчас уже никаких коммунистов нет, но вот дух безумства еще жив, гуляет призраком и порою оседает в головах молодых, не знающих иной жизни, парней и девчонок.

- Еще раз так сделаешь, спасаться будешь сама, - он говорит по-русски с лёгким вибрирующим акцентом, холодно и резко.

- Тор, они тебе не поверят. Бери ее и беги, я прикрою. Тут сейчас будет вся база, - а вот это уже сказано на исландском, Локи не хочет посвящать новенькую в их личные дела. - Если захочешь со мной потом встретиться, лучше не трать время. Открытку на Йоль только пришли, чтобы я знал - ты не сгинул где-то в очередных окопах.

Топот минимум десятка военных уже гремит над головой и несется эхом по лестнице за дверью. Локи вставляет в свой Максим 9 магазин на тридцать два дозвуковых патрона, вместо стандартного на семнадцать. Выстрелы будут тише, чем звон пуль о металл и стекло.

- Живо, не испытывайте мое терпение, - он почти рычит, видя, как брат медлит, церемонясь с русской мертвячкой. – Через подвал и на нулевой этаж, в третий раз повторять не буду.

Первых людей он подстреливает легко, они еще не знают, чего ожидать и для маневра мало места. Свежевырытые подвалы не столь широки, да и не предполагалось, что они станут братской могилой для тех, кто считал себя в полной безопасности.

В этой жизни ничего не меняется.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-09-06 02:25:49)

+2

9

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]Выбирая из двух зол, ты все равно выбираешь зло, и не факт, что меньшее. Парни, конечно, круты, говорят по-русски, знают ее по имени, но все это меркнет по сравнению с вопросом - кто им дал на нее наводку? Как только она узнает, кто этот смертник, его жизнь не будет стоить и цента. И если вдруг, по какой-то нелепой случайности, недосмотру, ошибке в расчетах это окажется старина Никки - она лично вырвет ему второй глаз перед тем как оторвать башку.

- Угу, бегу уже, волосы назад, - говорит она качку, который все еще старается упаковать ее в медицинский халатик. - Прямо мечтала задницей сверкать по всей пустыне.

Она быстро осматривает поле боя и останавливает свой выбор на не особо крупном боевике. У стены внезапно подает признаки жизни несчастный техник, и Наташа быстро бьет его пистолетом в висок, отправляя обратно досматривать сны.
Куртка с бронежилетом снимаются с трупа легко, а вот со штанами приходится чуть повозиться. Наташа затылком чувствует, как от этих двоих костюмированных недомедиков исходят волны раздражения.

Ничего, ребятки, это только цветочки, вы еще и наебетесь, и напляшитесь.

Она быстро натягивает обмундирование, затягивая ремень потуже, пока ее нежданные спутники вяло переругиваются на неизвестном языке. Судя по фонетике что-то скандинавское. Норвежский? Исландский? Точняк, не датский - эти говорят так, как будто их всех тошнит. Язык не так важен, как интонация - она вылавливает из потока речи имя качка. Или позывной. Ок, Тор, теперь мы почти знакомы.

Со второго бойца она снимает автомат и поворачивается, на секунду замирая: картинка завораживает. Кофе-бой снимает из Максима рвущихся в подвал морга бойцов спецназа словно фигурки уток в тире в Национальном парке - с одного точного выстрела, не тратя времени и сил. Наверняка, у него дома коллекция плюшевых медведей. Качок, видимо, окончательно потеряв терпение, хватает ее за руку и тянет к выходу, но она тут же вырывается и сама кивает ему на дверь.

- Полегче, мы не настолько близко знакомы, Тор, - под прикрытием кофе-боя они выбегают и тут же сворачивают в боковой коридор, расстояние до лестницы они преодолевают бегом.

Тор распахивает дверь на лестничный пролет и сталкивает нос к носу с каким-то хмырем в белом халате, которому хватает одного удара кулаком, Тор чуть придерживает потерявшего сознание, а потому не сразу видит, как с нижнего этажа к нему спешит охранник. Наташа стреляет из-за плеча Тора, и охранник валится на пол, получив национальное индийское украшение между глаз.

Быстро спустившись вниз, они выбегают на небольшой подземный паркинг: в основном джипы, есть даже парочка русский УАЗов. Этот она может вскрыть и завести  с закрытыми глазами за пару минут.
Наташа останавливается и поворачивается в сторону лестницы.

- Мы не будем ждать твоего бойфренда, м?

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-09-15 21:40:57)

+2

10

[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]— Конечно, не поверят, — кивает Тор согласно.

В лучшем случае, он выиграет минуту-две, прежде чем в их сторону двинется отряд. Гребанный подвал, из которого чудом оказывается больше одного выхода. Прорываться с боем было привычным делом, стратег из Тора был паршивый. А вот как тактику цены не было. Интуитивное, почти первобытно-звериное, чутье не раз спасало его шкуру и до, и после смерти. Да и новенькая не похожа на балласт, в отличие от тех, кого им приходилось вытаскивать по контракту.

— Если сгину — узнаешь первым.

Потеря кого-то из бессмертных отзывалась, так же, как и появление. Учитывая их особую «братскую» связь, Локи ждет особенно красочный кошмар-видение. Тор задерживает взгляд, ища отличия с их последней встречи, но видит все ту же напускную отстраненность и раздражение. «Будто насильно сюда тащили».

За время их перебранки новенькая успевает стянуть одежду с мертвяка, Тор только хмыкает, наблюдая возню с бесполезным бронежилетом. Да, боль они все еще чувствуют, но скорее ее отголосок, да и судя по шрамам на теле русской — правила приличия на поле боя не действуют, так что Тор и не подумал отвернуться — она к ранениям привычная. А маневренность всяк выше без лишней брони.
Но девчонка и без того неплохо справляется, метким выстрелом расправившись с охранником.

— Молодец, новенькая, — хвалит он, улыбнувшись и похлопав Романофф по плечу.

И так и не убивая руки, хватает за бронежилет, подгоняет в сторону парковки. Из препятствий на выезде только шлагбаум, который уж точно не станет помехой. Хаммер среди УАЗов выделяется как породистый скакун среди ломовых лошадей, и Тор недолго думая тащит девушку в сторону джипа.

— Он не мой бойфренд, — чуть хмурится он, не оглядываясь в сторону выхода на парковку.

Вот только грохота за спиной, предупреждающего эффектное или, как минимум, самодовольное появление Локи, так и не слышно.

— Суртур его задери, — бормочет Тор под нос, заводя хаммер, а потом решает, что нахер все, и бьет по рулю, вместо того, чтобы выжать сцепление и свалить.

Он не верит, что военные смогут схватить Локи, но и уехать, потеряв связь еще на полвека, не может.

— Держи, — он вкладывает наушник в ладонь Романофф, прежде чем выбраться из хаммера. — Если появится подкрепление — вали, наши на северо-востоке, через три улицы от разрушенного минарета.

Коммуникация не его сильная сторона, особенно, когда все мысли заняты личным проклятием. Как, впрочем, и осторожность. Тор чуть не ловит пулю, будучи удобной мишенью в синей медформе, когда спешит обратно к моргу. Это отрезвляет, и следующие пару минут он целиком сосредоточен на отряде, посланном за беглецами. Патроны заканчиваются раньше, чем противники, и с последними приходится драться в рукопашную, одного он толкает через перила, а второму проламывает череп. Он давно приучился бить изо всех сил, если того требовала ситуация, зачастую ломая собственные кости, что срастались за секунды, простреливая острой болью. Подобрав М4, он добивает упавшего на нижнюю площадку и торопится на нулевой этаж.

+1

11

Путь к отступлению оказывается отрезан – несколько отрядов бегут вслед Тору и русской девчонке, остальные же теснят Локи. Патроны заканчиваются, магазины от калашей не подходят, но бросать свою любимую малышку не позволяет совесть. Вставив последний магазин, Локи решает отступить и затаиться, чтобы выждать момент, когда люди начнут преследование беглецов. За одно можно дать ранам хорошо стянуться.
Свет в лабораторном крыле почти везде погашен. Странное решение, ведь маневрировать в такой обстановке куда сложнее, если ты конечно не бессмертный.

Преодолев несколько комнат по боковой вентиляции, Локи спрыгивает в, как ему кажется, пустующее помещение. Слабый отсвет кварцевальных ламп и стройные ряды пробирок с реагентами, ничего особенного. Однако в нос пробирается до дрожи знакомый запах. Приятный, фруктовый.

- Блять, - излюбленный русский мат приходится, как не иронично, кстати.

Слабое шевеление в углу комнаты Локи сразу же пресекает одним упреждающим выстрелом. Ищет взглядом источник запаха, он явно небольшой, это не граната и не целая колба.

- Стой… - приглушенный противогазом голос звучит жалобно, его обладатель лишь чудом не поймал пулю, оказавшись на несколько сантиметров ниже, чем предположил Локи.
– Почему оно не действует?

- Потому что меня нельзя убить, - источник наконец-то находится. Два спешно смазанных стекла для забора анализов лежат на полу рядом с раковиной. Брезгливо подняв их и кинув в утилизатор, он наконец оборачивается к испуганному человеку в костюме химзащиты.
- Табун, да? Не знал, что его до сих пор синтезируют, когда есть Зарин и Новичок.

- Откуда вы… - по голосу ясно, что в костюме вчерашний подросток. Молодой аспирант, едва переступивший порог зрелости? Местные военные явно в крайней степени отчаянья, раз синтезируют химическое оружие тридцать шестого года.

Парень пытается снять противогаз, скорее всего не веря в аргумент с бессмертием, но Локи останавливает его, перехватывая за руку и вжимая в стену.

- Если хочешь совершить суицид, сделаешь это после ответа на вопрос – какого хрена посередине жопы мира ты синтезируешь запрещенное химическое оружие массового поражения? Не молчи, тебя обязательно прикончат. Не сегодня, так завтра.

- Мне всего лишь нужны были деньги. Дядю убили, а тетя тяжело больна. Родителей нет, мне нечего терять. Все было ради науки, я не хотел сюда, просто проходил практику, пообещали надбавку и вывезли с мешком на голове. Я даже не знаю, что это за страна, у меня отняли документы и… Вы ведь не из генштаба?

- Нет, я тут проездом, - Локи ослабляет хватку. Смотрит сквозь темные линзы противогаза, силясь разглядеть глаза парня, что оказался, по сути, в заложниках у военных.
- У тебя есть еще образцы нервно-паралитического?

***

Самодельные гранаты с газом отлично расчищают дорогу наверх. Локи идет впереди, кидает колбу за колбой, отслеживает, чтобы все на участке оказались нейтрализованы, после чего подает сигнал и Питер – так представляется парень – идет за ним. Аморальность поступка нивелируется в голове лишь тем, что местные не чурались удерживать заложника и готовились самостоятельно травить газом всех неугодных. Хотя прежде Локи надеялся, что после Вьетнама уже никогда не будет свидетелем самых разрушительных орудий смерти.

Тишину нулевого этажа разбивают звучные тяжелые шаги.

Идиот

- Питер, спокойно, это за мной.

Просто настоящий идиот

- Тор, назад, тут повсюду газ, - громкой кричит он, чуть приподнимая свой противогаз. Пусть регенерация не позволяет телу умереть, вдыхание нервного паралитика изрядно замедлит реакции и ухудшит зрение.

- У меня их заложник, нужно вывезти парня.

Локи почти выталкивает брата в коридор, машет рукой Питеру, что довольно проворно, для человека, взбирается по крутой металлической лестнице следом за ними.
На парковке Локи сбрасывает противогаз. Вдыхает воздух и кивает парню – можно. Скинув костюм тот оказывается реально молодым пацаном лет двадцати, взъерошенным, смертельно напуганным.

- Вопросы потом, - непонятно к кому, в большей степени, обращается Локи – к Тору или же к Питеру.

Альтруистический порыв спасти хоть кого-то, кто благодарен больше, чем оживший мертвяк, у него случается раз в сто лет – и это даже не красивый эпитет.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-09-16 02:56:50)

+2

12

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]Логики в действиях Тора не найдет даже самый предвзятый: оставив ей заведенную машину и оружие, он еще и сует ей в руку передатчик, а сам уходит спасать другана. Одинокая геройская чайка. Не бойфренд, угу… родственник, блять - единоутробный братец, ни дать ни взять, вы ж похожи как две капли самогона - крепкие и вонючие…
Наташа ловит себя на том, что злится, и резко обрывает мысль.
Кем бы вы ни были, парни, насрать. Простите, каждый сам за себя, спасибо за тачку, уверена, вы справитесь.
Выкинув наушник, она выжимает сцепление, дергает передачи и начинает разгон по парковке. Шлагбаум выглядит не слишком крепким - усиленный бампер хаммера снесет и не скрипнет.
Счастливо оставаться, мальчики, надеюсь, не увидимся…

Шлагбаум отлетает в сторону, машина, взвизгнув тормозами, уходит наверх во двор больницы. Ей наперерез бросается охранник и быстро исчезает под колесами, она чуть притормаживает, уловив движение в зеркале заднего вида, и резкого разворачивает джип. Второму и последнему охраннику хватает двух пуль, чтобы даже родная мама не опознала.

Территория больницы оказывается довольно большой и, пожалуй, слишком охраняемой. Даже если допустить, что они в центральной Сирии, стране, охваченной войной. Колючая проволока, вышки с автоматчиками, через главные ворота не прорваться, даже если эти два брата-акробата будут обеспечивать прикрытие. Наташа сворачивает от главного корпуса на боковую дорожку, которая петляет между небольших зданий, и вскоре выходит к служебному выезду. Охраны чуть меньше, но все равно достаточно, и что интересно - сплошь европейские рожи. Какая странная больница в арабской стране.

Из маленькой дверцы выбегает всклокоченный человек в белом халате с папкой бумаг и, не разбирая дороги, несется к ней, хватается за ручку, дергает, падая рядом с машиной. Наташа останавливается и выходит из машины.

- Вы в город? - мужчина делает попытку подняться. - Мне срочно! У меня есть пропуск!
- Я как раз за вами, доктор, - Наташа с улыбкой протягивает руку. - Садитесь.

Мужчина забирается на переднее сиденье, прижимая к себе бумаги, нервно оглядываясь по сторонам, трясет головой.

- Это прорыв! Вы знаете, я не думал, что получится, но это фантастика, - он болтает как заведенный. - Нам нужно только заехать за Питером, он в главном корпусе, я покажу.
- Я знаю, где это, - кивает Наташа. Вот ведь дьявол, она как-то не очень планировала возвращаться, но этот придурок вряд ли даст ей уехать, такие как он сначала орут, а потом уже думают. Наташа чуть морщится, она не любит лишних жертв среди гражданских, но будем считать, что эта не лишняя.
- У Питера образцы, их нужно отвезти в город. Просто невероятно. Уровень поражения запредельный. Скорость космическая. Одна унция убьет десятки! - доктор смотрит по сторонам. - Вход в корпус в с другой стороны…
- Мы заедем через нулевой этаж, - успокаивающе говорит Наташа. - Вам лучше пристегнуться, док, безопасность, сами понимаете.

Она наклоняется к доктору, пристегивая его, и делает неуловимое движение рукой - человек, обмякнув, повисает на ремне безопасности. На парковку она влетает одновременно с ее новыми приятелями, которые, выбегают со стороны лестницы, на ходу оглядываясь и таща за собой какого-то пацана.
На минуту ей приходит в голову мысль, что парни здесь за ним, а вовсе не за ней, но она отбрасывает ее: вряд ли они узнали ее имя из местной картотеки.
Она паркуется рядом, выходит из машины и галантно открывает пассажирскую дверь - из хаммера вываливается тело доктора, часть документов с грифом “Оскорп” рассыпается. Мальчишка вдруг спотыкается, сглатывает и отшатывается назад, утыкаясь спиной в грудь кофе-боя.

- Д-доктор Джонсон? - дрожащим голосом произносит он.
- Сюрприз, - с милой улыбкой говорит Наташа. - Привет, Питер.

Питер еще больше бледнеет, только что в обморок не падает, пока Наташа собирает бумаги.

- А вот и наш пропуск, парни, - говорит она. - Не благодарите.

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-09-16 18:03:00)

+2

13

Окрик с другого конца коридора отдается гулким эхом от стен, нарушая тишину. Мёртвую тишину, судя по телам, лежащим на полу и безвольно осевшим вдоль стен. Оттого спасение заложника кажется еще более странным. Локи давно не питал любви к «смертным», тем более после случившегося во Вьетнаме. Это скорее Тор страдал комплексом спасателя, влезая куда не просят, рискуя собой сверх меры.

Газ начинает разъедать слизистую, заставляя моргать чаще, но он упрямо идет вперед, останавливаясь, лишь завидев фигуру брата. Признаться, возвращаясь в подвал, Тор не ожидал увидеть его вновь, Локи умел исчезать, ускользать, как вода сквозь пальцы.

— Значит, вывезем, — отвечает он хрипло

Пацан и в своей химзащите выглядит испуганным и зажатым, плетясь следом за ними по лестничному пролету в сторону парковки, а сняв противогаз, так и вовсе являет собой воплощение оленя перед светом фар несущегося на него грузовика.

— Выше нос, мелкий, — пытается подбодрить его Тор, ненадолго переставая сверлить взглядом Локи.

Новенькая появляется эффектно, визг тормозов разносится по парковке, а распахивание двери отдает той самой «кинематографичностью», что так ценит викинг. А вот мелкий зеленеет лицом и, согнувшись пополам, готов выблевать содержимое желудка. Одно дело видеть сквозь противогаз неизвестных погибших вояк, а другое кого-то знакомого. Тор помогает собрать часть рассыпавшихся бумаг, впихивает их в руки Романофф, мельком разглядев уже грифы «секретно», и без лишних слов занимает водительское кресло. Передатчик новенькая выкинула, а кроме него дорогу до своих никто не знает.

—Живее, ну!

Расшаркиваться и демонстрировать манеры вкупе с богатством речи было не место и не время. Как только пацан захлопывает дверь, Тор выжимает сцепление и машина вырывается с парковки. Разрушенные здания, почти пустые улицы, дорога не представляет трудностей, но Тор сжимает руль и концентрируется на вождении. И молчит. Ему есть, что сказать Локи, но не при посторонних. А еще они точно вляпались в какое-то дерьмо, связанное с химическим оружием, так что вариант "схватить новенькую и убраться подальше" откладывается. Хаммер останавливается так же резко, как начал движение.

— Вываливайтесь, — выходит резче, чем хотелось бы, — пятиэтажка на углу. Я отгоню машину и вернусь.

Он почти не сомневается, что Локи доведет новенькую и пацана до временного убежища. Все же, основной конфликт случился именно между ними, а остальная команда после стольких лет была чем-то вроде семьи.

***

С того момента, как передатчик Тора заглох, Фандрал не мог усидеть на позиции. Что-то пошло не так. А учитывая, что там был Локи. Не так могло пойти всё.

Не то чтобы кто-то был против воссоединения команды, но за друга Фандрал переживал больше, да и неизвестность пугала. Бормоча под нос ругательства, он в очередной раз начал мерить комнату шагами, морщась при виде бетонных стен и общей разрухи.

— ...сукин ты сын!

Приветствие было так себе, но хоть не пуля в лоб.

— А это кто? — убирая пистолет, спросил Фандрал.

Парня жавшегося за спиной Локи в их плане не было, в отличие от рыжеволосой красотки.
[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]

Отредактировано Thor Odinson (2020-10-06 01:22:15)

+2

14

- Полегче, Фандрал, член себе отстрелишь, - Локи выглядит серьёзным, но в голосе слышится смешок. Он обнимает старого друга, которого искренне рад видеть. - Парень с нами, его держали в лабораториях. У них там производство нервнопаралитических, так что снимаемся. Я знаю окружную дорогу. Сутки в пути, полторы тысячи наличкой, и нас пропустят чрез границу.

- Так ты снова с нами? - Гамора выходит из соседней комнаты, бросает под ноги Локи его рюкзак, сумку с оружием и патронами. Похоже, найти место его личного тайника для отряда теперь посильная задача.
- Не благодари.

- С вами только до границы, дальше разойдемся, - он начинает проверять магазины, перезаряжает малышку уже сверхзвуковыми, проверяет предохранитель.

- Кончай это, Локи. Вы оба. Бальдр умер пятьдесят лет назад, пора двигаться дальше.

Локи замирает, склоненный над сумкой. Прилив ярости чудом удаётся подавить усилием воли. Но пальцы дрожат, а лицо багровеет, жилки вздуваются на висках.

Норны, он не вспоминал и не думал о нем почти двадцать лет. Старался вытеснить воспоминания, забыть голос, черты лица. Но стоит напомнить - как в ноздри заползает горячий прогорклый запах горящих мангровых лесов. В ушах звон и крики. А на руках, с пеной изо рта и сочащимися кровью ранами, испускает дух юноша, что был ему почти как сын.
Бальдр - третий Бессмертный, совсем еще ребенок, едва ступивший на порог зрелости. Ему было страшно, он кричал по ночам дольше, чем все остальные, после него. Терял память от сильных ранений в голову, но Локи упорно, раз за разом, ставил его на ноги. Да, регенерация работала не так хорошо, но смерть долго не принимала юношу в свои объятия.
Однако конец все равно наступил неизбежно. Если бы только Тор не решил идти на эту чертову войну…

Гулко выдохнув, Локи убеждается - никому нет дела до его яростного бессилия. Гамора здоровается с новенькими, даёт русской чистую одежду, обещает и парню подыскать экипировку.

Локи все ещё не оборачивается к присутствующим, застегивает сумку, надевает рюкзак и беспрепятственно покидает помещение.
Его никто не окликает, но на последнем лестничном пролётеТор возникает из тени, точно призрак.

Блять.

- С дороги, - почти рычит Локи, желая обойти брата, но тот не двигается. Придерживает за плечо с силой, не церемонясь и толкая назад.

- Тор, я заклинаю тебя Норнами, пусти, иначе...

Договорить он не успевает - брат с силой бьёт в солнечное сплетение, не давая опомниться, впечатывает в каменную кладку. Слышен хруст ломающихся хрящей и костей, Локи выхватывает нож из потайного кармана, вонзает в ногу старшего, по самую рукоять. Толкает всем телом назад, выбивая из равновесия. Никаких ограждений у разрушенной лестницы нет. Тор, в инстинктивной попытке удержаться, хватает брата, и они оба срываются вниз.
Арматура и осколки снарядов прошивают почти насквозь. Зато отлично отбивают желание продолжать бессмысленный бой. Тор всегда будет сильнее в честном поединке, а Локи сейчас слишком импульсивен для выстраивания хитрой сложной стратегии.

С верхнего пролета на них удрученно смотрит Фандрал, подавая знак рукой, чтобы отряд выдвигался. Пока новенькие спускаются, Локи уже успевает сесть, проверить, не погнулась ли пушка. На брата он не смотрит, словно того и вовсе не существует.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

+2

15

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]

Временное убежище выглядит как дыра, но Наташа и не ожидала пятизвездочных отелей. Девушка приветственно кивает ей, представляется Гаморой и протягивает пакет с одеждой, в очередной раз подтвердив ее убеждения, что этот блядский мутантский цирк приперся в Сирию именно за ней. Не то чтобы у нее были какие-то сомнения, но…

А вот парнишку не ждали, но получили бонусом. Пока Гамора пытается найти парню что-то более подходящее, чем лабораторный халат, Наташа снимает бронежилет, кидает ему под ноги и уходит в смежную комнату переодеться. Судя по тому, как бодро выпрыгивали из нее пули, бронежилетом ей теперь можно пренебречь. Ну, уже какой-то плюс, интересно, каковы минусы, драная интуиция подсказывает, что они перекроют выгоду с лихвой.

За стенкой продолжается ссора, и у нее возникает стойкое ощущение дежа-вю. Подробности распада команды складываются в обычную картину: кого-то подстрелили, кого-то не смогли спасти, добавьте к этому личные (внутрисемейные? любовные?) отношения и вот вам то, что разобьет любой отряд. Даже тот, который, похоже, вместе не одну сотню лет. Это ж надо, держать обиду пятьдесят лет - а ты злопамятный, Локи.

Она вспоминает, как развалилась ее команда, как эти двое достали ее до печенок своими склоками, скандалами, примирениями, спасениями друг друга и прочей херней. Особенно прочей херней. Так, что она уже сказала Ленке: либо вы с Шестаковым прекращаете ебать друг другу мозг и ебетесь в более подходящие для этого отверстия, либо я сейчас пристрелю нахуй эту бородатую морду. И достала пистолет. Ленка орала, Шестаков истерил, но так или иначе, а вместе они больше не работали. Так, пересекались иногда, в основном, в свободное от заданий время. Пожалуй, Наташа даже скучала по ним, неплохо, когда есть тот, кто прикроет тебе спину, но мешать рабочее и личное - нахер-нахер...

К тому моменту как она возвращается, их немногочисленный отряд уже готов к выходу, а Локи и вовсе сваливает, прихватив рюкзак, видать, счастливое воссоединение не срослось. Наташа пожимает плечами и выдвигается вслед за Фандралом, держа Питера между собой и им, бронежилет смотрится на мальчишке, как на корове седло. Бурную картину выяснения отношений они наблюдают сверху, Фандрал и Гамора смотрят на происходящее с одинаково скучающими выражениями лица, а вот Питера опять трясет.

Тор дерется скупо и деловито как санитар в психушке для буйных, игнорируя вошедший по рукоятку нож и добивая старого приятеля парой хороших апперкотов. Локи тоже не уступает, толкая другана назад со всей силы, лишая равновесия - и вместе они валятся кульком, считая этажи. Наташа восхищенно присвистывает, но остальные предпочитают более традиционный спуск скоростному. На первом этаже она окидывает взглядом Тора с Локи: картина маслом - не играй в мои игрушки и не писай в мой горшок. Пиздец, товарищи…

В машину они тем не менее загружаются быстро и молча. Питер жмется к ней, инстинктивно ища защиты. Ну, привет, этого еще не хватало, может тебе и сиську дать?

- Я видел, как вас привезли, - доверительно шепчет он. - Вас убило взрывом в пустыне. Вы были мертвая… совсем… Я брал кровь на анализ, я никогда такого не видел… И д-д-доктор Джонсон тоже… он сказал, что это надо исследовать, использовать… они столько крови откачали у вас… У трупов не бывает столько… и...

Наташа наклоняется к парню, нежно обхватывает за шею и прикладывает головой о стойку двери, Питер от неожиданности сдавленно охает, глядя на нее наполняющимися слезами глазами, на скуле начинает набухать синяк.

- Ротик прикрой, малыш, - участливо советует она. - А то еще залетит туда что-то, что тебе будет больно и неприятно. Говорить будешь, когда тебя спросят, и только о том, о чем спросят.

Мальчишка хлюпает и отворачивается. Не того ты выбрал в защитники, извини.

- На какой границе мы разойдемся, Локи? - спрашивает она. - Не то чтобы ваша компания мне не понравилась, было занятно и местами весело, но я в коллективных мероприятиях не участвую.

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-10-17 21:31:03)

+2

16

Неудивительно, что шум ссоры и падения привлек зрителей. Тор тихо рычит от боли в боку, насквозь пробитом арматурой — попытка встать будет тем еще номером. Но увидев Фандрала и новенькую, улыбается и показывает большой палец вверх. Паршивец тем временем первым успел встать на ноги, проверив целостность вооружения, и направился к выходу из здания. Словно и не было ничего: ни драки, ни попытки трусливо сбежать, поджав хвост, ни той злополучной ссоры полвека назад. Когда они убитые горем проклинали друг на друга в богом забытых джунглях. Да, он был не прав, что потащил их на чужую войну, но по итогу это было общее решение. Бальдр не любил воевать, но и отсиживаться в Штатах не захотел. Во многом из-за своего главного страха — остаться одному. Как в те времена, когда две страны десятилетиями истощали друг друга, раздирали на части, оставляя после себя сожженные поля и деревни, разоренные замки, голод и смерть. Бальдр был слишком юн, когда все кого он знал, погибли от меча или в огне. И пережитое оставило свой след. Очнувшись, он как дикий зверь прятался в лесах, пока они его не нашли.

Самую долгую ночь в своей жизни Тор провел рядом с бездыханным телом Бальдра. Казалось, что стоит подождать еще немного и мальчишка очнется, пусть с криком, пусть со слезами, но вернется к ним. Что раны начнут затягиваться, что хрипы поначалу рвущиеся из горла сменят ровные вдохи. Что следующие полчаса Локи будет отвечать на вопросы Бальдра, восполняя пробелы в воспоминаниях, а Тор молча сядет чуть поодаль.

Но у всего на свете есть конец. Пусть кто-то и говорит, что это только начало. Они, черт возьми, даже не смогли предать его тело огню. Просто закопали в землю. Тор собственноручно вырыл могилу, не подпуская остальных, даже Локи.

И чувство вины преследует его до сих пор. Так что обузу, в виде пацана подобранного на базе, он принимает без лишних разговоров. И даже готов сделать все возможное, чтобы Питер пережил эвакуацию из Сирии и вернулся домой.

— Забирайся, мелкий, — кивает он в сторону пассажирского сидения.

Локи же занимает место рядом, чтобы перехватить управление, если на границе или по пути к ней, что-то пойдет не так, и Тору потребуется время на возвращение в сознание после тяжелого "смертельного" ранения.

— Мы нашли подходящую тачку, догоним вас минут через пять, — сообщает Гамора.

Он почти уверен, что расслышал обиженное сопение Фандрала, стоящего рядом с ней. Конечно, друг был недоволен, что новенькая поехала в другой машине. Особенно теперь, когда вернулся Локи. «Ссоритесь, миритесь, всё одно — спать невозможно», — обычно морщил нос Фандрал и искал место подальше, пока отряд устраивался на ночлег.

По плану они должны были пересечь границу с Турцией, притворившись гражданскими. Фальшивые документы, да пачка долларов решили бы все вопросы. Служащие не гнушались брать взятки с беженцев, так что, какое им дело до военных репортеров, если верить информации на служебных пропусках. Вот только машина была рассчитана на четверых — Локи и, тем более, Питер в первоначальном плане не учитывались. Так что пришлось вносить срочные коррективы.

В перепалку на заднем сидении Тор решает не вмешиваться, только бросает взгляд в зеркало заднего вида. Питер, конечно, еще ребенок, но сам нарвался, да и суровые методы воспитания всегда наиболее действенные. Пацан хмурится, разве что по-детски не дует губы и, замолкнув, пытается устроиться поудобнее в мешающем бронежилете. Спустя пару минут беспокойного ерзания Тор готов рявкнуть, чтобы тот угомонился, но глянув на Локи, только шумно выдыхает и включает радио. С брата станется вступиться за мелкого из чувства противоречия, а тогда их ругань начнется по новой, и дело опять дойдет до драки.

— Уверена, что не хочешь остаться с нами?

Романофф недолго продержится одна. Видения об остальных бессмертных будут приходить во сне все чаще, и со временем никакие седативные не помогут. Что-то свыше заставляло их держаться рядом, но объяснить это новенькой не так просто. Здоровый скептицизм отмел бы все приведенные доводы. Да и после смерти появляются личные цели и мотивы. Тор  знал об этом как никто другой — именно в бою и отмщении они с Локи заработали свои имена.

— Если решила разобраться с кем-то, мы могли бы помочь, — предлагает он, решая сразу за всю команду.
[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]

+2

17

Злоба и уязвлённое эго душат, травят похуже любого яда, от которого все нутро кровоточит и выворачивается наизнанку.
Гамора кидает в Локи его сумку, снова. Кивком головы показывает на машину, а во взгляде можно явственно различить: «Не сядешь сам, прострелю голову и запихну в багажник».

С тяжелым глубоким вздохом он занимает место рядом с Тором. Принимает из его рук нож и вкладывает обратно во внутренний карман. Машина трогается резко, водить брат пусть и научился, но не изменял своей привычке гнать быстро и тормозить внезапно, словно они спешат на тот свет, если, конечно, могли бы туда отчалить.
А вот поведение новенькой Локи не нравится, он уже готов прикрикнуть и вступиться за парня, но сдерживает порыв. Тор может вывернуть его слова и припомнить Бальдра. А ещё одной вспышки ярости без потерь Локи вынести не сможет.

Через несколько душных минут молчания Наташа - так кажется зовут новенькую, задаёт крайне важный вопрос.

- До турецкой границы, но ты останешься с ними, - решает не таить общих намерений Локи. Усмехается осуждающему взгляду Тора, говорит нарочито непринуждённо, легко, будто сообщает самую благую весть.

- Если ты еще не заметила, мы отличаемся от прочих. И дело не в запредельной живучести, у нас общие сны, общие видения, бывает ещё и эмоции, кошмары. Связь с Космосом - можешь не пытаться сделать шапочку из фольги - теперь ты связана с каждым. Мы будем знать, где ты, что делаешь и хорошо ли спишь. А спать хорошо ты не будешь, поверь. Так что закрывай свои неоконченные прижизненные дела, пусти пару пуль в лоб врагам и привыкай таскаться с ними по всем горячим точкам.

Предвидя возмущение и язвительное уточнение по поводу его собственного пути, Локи улыбается еще шире, видя, как скатывается капелька пота по загорелому виску старшего.

- А я ухожу на пенсию, где убыло – там и прибыло. С меня давно уже довольно.

В словах столько яда, что каждый может почувствовать на языке прогорклый привкус отравы. Тор готов сорваться, костяшки пальцев белеют, дыхание учащается, а ведь им в дороге предстоит провести почти сутки.

Удивительно, изводить друг друга они начали только на четырнадцатое столетие. До этого прошлые обиды забывались быстрее, но двадцатый век вбило меж братьями - возлюбленными - проклятый нож. И смерть Бальдра лишь наивысшая точка, но уж точно не причина. Просто... Просто Тор устал от своего бремени, а Локи устал пытаться доказать, что на свете есть нечто иное, кроме войны и жизни в тени. Среди грязи, крови и страха быть раскрытым.
Пусть и паранойю старшего можно отчасти понять. Попасться в психушку никому не пожелаешь, даже если этот придурок сам нарвался.

А ведь Локи, без колебаний, прорвался туда с боем, раскидывал всех в ярости, страшась найти бездыханное тело. Ему было страшно потерять Тора, как некогда Бальдра. Этот страх сидит в подкорке, где-то сзади, под кожей. Страх пережить единственного любимого человека.
Поэтому Локи, с каждым разом все сильнее, отталкивает, желает воспитать в своем сердце ненависть. Лишь бы только не это, грызущее изнутри, чувство страха одиночества. Остаться один на один с бездыханным остывающем телом Тора – его самый страшный и самый реалистичный кошмар.


[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-12-29 03:55:45)

+2

18

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]

- Как это мило с твоей стороны, - говорит Наташа, пристально следя за отражением лица Тора в зеркале заднего вида. - Есть один товарищ, знаешь ли, такой здоровенный, одноглазый афроамериканец, ходит в черном плаще и матерится как сапожник. Не знаком тебе, красавчик?

По лицу Тора сложно сказать что-то определенное, на описание Фьюри он не реагирует, как и сидящий рядом Локи. Но у того вообще на лице написано, что соврет - недорого возьмет, поэтому Наташа не слишком склонна сразу верить этим двоим. Их мотивы до сих пор ей непонятны, и очень бы хотелось узнать, на кого работает этот отряд бессмертных. Вряд ли на самих себя.

Питер рядом всхлипывает, и она поворачивается осмотреть мальчишку, тот шарахается от нее, вжимаясь в сиденье. Отлично, Романова, тобой можно детей пугать. Да и хули, боится - значит, уважает. Она осторожно убирает его руку  от щеки, смотрит и хмыкает: ну да, чуток переборщила, конечно, но глаз цел, уже хорошо. Порывшись в рюкзаке, она извлекает антисептик и пластырь и обрабатывает пострадавшую скулу. До свадьбы заживет. Если, конечно, пацан сам доживет до свадьбы. Но тут уже не ее забота, а того, кто решил тащить парня за собой.

Значит, они расстанутся на границе с Турцией. Наташа начинает прикидывать маршрут, если попробовать через Россию, то можно уложиться в несколько дней и нагрянуть к старине Никки с всей внезапностью тунгусского метеорита. Вот только нужен ли ей на хвосте этот цирк-шапито?

Пустыня летит навстречу, душная и горячая. То тут, то там попадаются полуразрушенные деревни, больше похожие на руины. Каменные домики с покатыми крышами, поломанные заборы. В каждом доме обязательный подвал, часто уходящий вниз на несколько метров. Возможно, где-то еще живут люди, привыкшие прятаться. И стрелять из-за угла. На полупустой трассе они выглядят отличной мишенью, но, кажется, Тора это не слишком волнует, хотя скорость он старается не снижать.

Воодушевленная, полная яда речь Локи начинает ее бесить.  Твою мать, Тор, ты серьезно терпел его сотни лет? Да он же плюнет - отравишься, про поцелуи и речи нет. Хороший такой яд, концентрированный, можно сцеживать и продавать на черном рынке. Надо этому Питеру предложить, авось, тоже за химическое оружие сойдет, радиус поражения выше среднего, иммунитет не вырабатывается.

Тор явно нервничает, с силой сжимает руль, увеличивает скорость на поворотах, стискивает зубы, и это Наташу бесит еще больше. Не то чтобы к качку она прониклась больше, чем к кофе-бою, просто она терпеть не может разборки и считает, что некоторым особо словоохотливым не помешает дуло в рту - чтоб яд не разбрызгивать.

- Знаешь что, пенсионер, - она наклоняется к Локи и говорит ему практически в ухо. -  Мне вообще сугубо похуй, что за херня между вами пробежала полвека назад, но сейчас ты ведешь себя как мой папаша. Не в смысле, что сильный и добрый, а что подбросил дитенка и съебываешь.

Паркер на этих словах пытается слиться с обивкой сиденья, но не преуспевает. Да, малыш, сочувствую, ты оказался в очень плохой компании, мама бы не одобрила. Хотя и компанию твоего доктора Менгеле хорошей назвать язык не повернется.

- За меня не беспокойся, Локи, со своими кошмарами я как-нибудь разберусь, чего не могу сказать за пацана, - она отклоняется и с участием смотрит на Питера, от чего он, кажется, даже перестает дышать. -  Тu deviens responsable pour toujours de се que tu as apprivoise. Или ты предлагаешь теперь нам возиться с этим маленьким принцем, которого ты упер из сирийских лабораторий?

+2

19

[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]
— Не знаком, — Тор пропускает обращение мимо ушей.

Описание данное Романоф напоминает их связного на это десятилетие. Тоже здоровенный афроамериканец, вот только с двумя глазами, и никакого отношения к новенькой не имеет. Дальнейшие заверения в помощи от остальной команды прерывает гневная тирада Локи. Вот же гад. Сам не собирается остаться, и другим мешает. Тор уже и позабыл о том, как им сложно вместе. Только бросает очередной взгляд, раздумывая, как сильно того мучили ночные кошмары, пока был одиночкой.

Отчего-то кажется, что не слишком. Так сложилось, что сильнее всех связь среди бессмертных ощущал Тор. Его видения были ярче, отчетливее, с неуловимой гранью между чужими и своими чувствами. Меньше других этому эффекту была подвержена Гамора. Столько лет на отдельном материке — ожидаемо чувства притупились.

Интересно, что уготовано новенькой?

Тор тихо хмыкает, прислушиваясь. Романоф-то совсем не дура, мало того, что отличный боец, так еще и отвечает Локи не менее ядовито.

— Питер, ты вообще, откуда? — спрашивает он «найденыша».

— Квинс. Нью-Йорк, — Питер потирает заклеенную пластырем щеку. — Только мне наверно, туда нельзя.

Последнее звучит совсем глухо, скорее себе под нос, и Тор решает не отвечать. Стоит решать проблемы по мере их поступления. И главная проблема сейчас сидела рядом. Хотелось прикоснуться, дотронуться до плеча, а то и положить ладонь на бедро. Как когда-то раньше. Боги, как он скучал. Но скорее откусит себе язык, чем признается в этом.

Все на что его хватает, это поймать Локи за руку, во время короткой остановки, пока тот не выбрался из машины, а остальные уже вышли размяться.

Вот только нужные слова так и не находятся, а язвить нет сил. И Тор молчит, чувствует, что пауза затягивается, кладет ладонь на шею Локи таким привычным жестом, собираясь привлечь ближе.

Резкий стук по стеклу отвлекает и заставляет отстраниться:
— Надо прибавить ходу.

Гамора с прищуром смотрит на Локи, помня его вспышку на временной базе.

— Не передумал?

— Он теперь пенсионер по выслуге лет, — отвечает за него Тор. — Иди уже.

Последнее звучит неоправданно раздраженно, словно это Гамора виновата в скотском поведении Локи.

Всего лишь раз Локи сам объявился после их ссоры, не став выжидать несколько десятков лет. В начале прошлого столетия Тор угодил в психушку, как раз на стыке старых методов-пыток: утопление, обездвиживание, подобие центрифуги, голодание; и внедрением прожарки мозгов током. Но за десяток лет до введения трансорбитальной лоботомии.

Очередной пьяный дебош в старушке-Англии закончился приводом в участок. Тор слишком устал. Он вновь не смог удержать Локи рядом, не смог вернуть его после, тот испарился, исчез как призрак, затерявшись под новым именем среди стран разрушенной и такой одинаковой Европы. И устав, он решил честно ответить на все стандартные вопросы констебля, назвав имя, дату и место рождения. Его сочли сошедшим с ума ветераном первой мировой и, проявив подобие сочувствия и уважения, вначале отправили в госпиталь, а уже после к душевнобольным. Увеличивали дозировку лекарств каждую неделю, все чаще отводили на процедуры, вот только в «овоща» он так и не превратился. Лишь упрямо твердил одно и то же, иногда совсем уж заплетающимся языком. Побои и травмы оставленные персоналом раз за разом заживали, клетки мозга восстанавливались, токсины покидали кровь — он мог сбежать множество раз. Если бы захотел.

***

Двенадцать часов в дороге с парой коротких остановок и дозаправок разморили всех. Да, они не могли умереть, но, в тоже время, как и простые смертные, нуждались во сне, еде и отдыхе. Вот и Тор чувствовал, как пустынные пейзажи и долгая дорога заставляют моргать все медленнее.

Тихое бормотание радио нисколько не помогало с эти справиться. Пацан так и вовсе привалился к двери, подложив руку под голову и мирно посапывал.

Даже присутствие Локи на расстоянии вытянутой руки не вызывало тот бешеный прилив адреналина. Наоборот, успокаивало, словно теперь все наконец-то правильно.

Слишком тихо. Ни одной машины следом или, что еще страннее, навстречу. Черт.

— Малой, пристегнись, — крепче сжимая руль, вдруг бросает Тор.

— С-сейчас.

Пацан слишком медлит, расслабившись за последний час поездки в сгущающейся темноте. Все еще не привыкнув к бронежилету, он неловко тянется к ремню безопасности, но успевает щелкнуть креплением за несколько мгновений до того, как Тор выворачивает руль, съезжая в сторону обочины. Конечно, гребанная машина на неполном приводе не рассчитана на такие маневры и движок глохнет, но пуля, что должна была пробить голову, проходит мимо. Наемники Оскорпа больше не прячутся, тишину разрывает шум выстрелов, а свет фар, появившийся там, где недавно еще недавно была чернота, слепит глаза.

Оставалось всего полтора часа до пересечения границы. Их решили поймать у последней развилки, чтобы уж точно их не пропустить, но и не привлекать внимание военных. Хотя, может на пацане остался жучок. Они в очередной раз слишком отвлеклись на выяснение отношений и не проверили прихваченные вещи, да и не обыскали самого малого. Нет. Глупость это, будь маячок в папках или на одежде пацана, перехват устроили бы раньше.

Когда они успели стать такими предсказуемыми?

Может и прав Локи, и им пора на пенсию, а не пытаться угнаться за меняющимся миром, работая в самой опасной из отраслей.

Слыша треск и шум выстрелов в передатчике Тор бросает взгляд в боковое зеркало, пытаясь понять, что с Гаморой и Фандралом. Неудивительно, что они пытаются прикрыть их, зная, что пацан наиболее уязвим, да и не слишком доверяют новенькой. Вот только инструктаж от Оскорпа гласит доставить всех и каждого, живыми или мертвыми, и только пара джипов отделяется от группы, преследуя их машину.

— Пригнись, блядь!

Пацан пребывает в легком шоке, вертит головой, пытаясь понять что происходит. Тор пихает Локи в бок, чтобы тот следил за своим подопечным.

Отредактировано Thor Odinson (2020-12-22 00:21:29)

+1

20

- Парня я заберу с собой, - отвечает Локи, подчеркнуто игнорируя прочие колкие слова русской, поглядывая в зеркало бокового вида, проверяя состояние Питера.

- В Стамбуле купим тебе новые документы и переправим куда захочешь, есть родня в Европе или Южной Америке?

- Нет, только тетя осталась, ей нужны деньги на лечение и… - Пацан отводит взгляд, когда видит отблеск зеленых глаз в отражении зеркала.

Локи понимает, что тот врет. Где-то очень сильно, в чем-то важном. Не договаривает, таит. И позже он выведет Питера на чистую воду, но не при свидетелях.

Короткая остановка вызывает неловкость. Тор хочет ответной нежности, радости, но Локи не может ее дать. Моральных сил совершенно нет, только горечь обиды на языке, смешанная со стыдом за свое поведение. Но извинений он никогда не принесет, не выкажет и тени смущения.
Локи молча отстраняется, выходит из машины, будто желая отлить – но вместо этого просто стоит в тени полуразрушенного дома и смотрит перед собой.
В голове проносится мимолетная мысль, что можно сбежать сейчас. Или просто сесть на землю и отказаться вставать. Глупость, граничащая с детской истерикой, но, наверное, он просто устал, истлел внутри, никакие медитации в тибетских храмах не восполнили душевной пустоты.

А раньше, каких-то двести лет назад хватало просто хорошего секса и крепленого вина. Можно было даже не искать комнаты на постой, хоть в прелой траве, хоть в заброшенной церкви. С Тором легко, просто, не нужно ничего лишнего, напускного. Пожалуй, это одна из причин, почему Локи редко забывался в объятиях с другими. Он никому не смог бы так довериться, раскрыться. А еще приходилось сдерживать свою силу, что превращало половой акт в некую изощренную пытку.
В памяти навсегда останется их первый настоящий секс в крови врагов, в разоренном поселении, где укрывались убийцы Отца. Вырезав всех подчистую, исключительно только вдвоем, братья, в неистовстве, обнимали друг друга, удостоверившись в бессмертии. Потом целовались, а потом Локи оказался на жертвенном столе, весь с головы до ног в грязи, крови и копоти. Тор зачерпнул немного масла из чаши и одарил сперва лаской, а затем опалил страстью так, что ожоги от касаний кожа помнит до сих пор.

***

Путь до границы пролегает через окружные, малоотслеживаемые дороги. Тор за руль не пускает, а к концу дня и вовсе весьма заметно клюет носом. Но уступить место водителя не желает. Поэтому Локи молчит, ровно до тех пор, пока старший едва не ловит пулю. 

- Блять, - коротко на русском шипит Локи, снимая оружие с предохранителя. Пока Тор пытается вновь завести машину, Гамора и Фандрал едут вперед, отвлекая часть огня на себя. В наушнике раздается прерывистый краткий возглас, сменяющийся белым шумом. Их глушат, чтобы не дать скоординировать действия.

- Нас зажимают, Тор, спереди тоже едут, прорваться не выйдет.

***

Свет габаритных огней слепит, Локи прищуривается, стоя с заведенными за голову руками перед несколькими людьми. Опознать по одежде не трудно – наемники, такие же, как и на той злополучной базе. Лица закрыты, пальцы лежат на курках – одно неверное движение, и он будет изрешечён в кровавое месиво.

- Где Паркер? – зычно спрашивает начальник группы, возвышающийся над прочими военными на добрую голову.

- В машине, словил пулю, - невозмутимо отвечает Локи, подпинывая тело Тора, лежащего рядом. – Как и этот идиот. Слушайте, я не знаю, что за дела вы тут ведете, меня наняли найти парня, эти ребята предложили помочь…

- А русская, ее тоже поручили «найти»?

- За трупом девицы гонялись как раз эти идиоты, я не причем, - Локи считает про себя секунды, каждым ударом собственного сердца отмеряет приближающееся неизбежное.

- Сер, парень весь в крови, но еще дышит. Девка мертва, - кричит солдат, осмотревший машину бессмертного отряда.

- Хорошо, несите к остальным, нужно доставить тела на экспертизу. Паркера в третью машину, к нашему медику, пусть окажет помощь, не хватало, чтобы он сдох на границе.

- А с этим что? – солдат машет в сторону Локи. Начальник лишь кивает и отворачивается, глухо приказывая:

- Убить.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

Отредактировано Loki Laufeyson (2020-11-12 00:43:23)

+2

21

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]

Темнота опустилась на них разом, как это бывает только в пустыне или степи. Вот еще несколько минут назад тлели сумерки и тут же машина летит в ночь, освещая дорогу ближним светом. Из ориентиров лишь габаритные огни впереди идущей машины, в динамиках потрескивает радио, то и дело теряя волну.

Наташа всматривается в безжизненную местность, которая не кажется ей безжизненной, чернота ночи тщательно скрывает, скрадывает, растворяет окружающий пейзаж. Шум двигателя убаюкивает, вот и Питер уснул, положив руку под голову, пластырь на щеке чуть сполз, придавая ему вид совсем уж беззащитный и юный. Сколько ему? Девятнадцать-двадцать? Вряд ли больше, и ведь угораздило же влипнуть. Хотя малец, явно, основного не договаривает и был там не простым лаборантом, раз и доктор его упоминал. И про странную кровь, выкаченную из трупа, он скорее от стресса разболтал, не соображая ничего от страха. Ну ничего, малыш, у нас будет еще возможность поболтать, и ты все расскажешь тете Нат. Тетя Нат умеет уговаривать.

Эти двое тоже молчат и даже переглядываться перестали, каждый ушел в свои мысли. Может, она бы и послушала историю о том, как и почему этот бессмертный отряд распался, если бы ей не было на это плевать. Что там говорил Локи? Кошмары, космическая связь, бессмертие? Звучит, как бред, но будем решать проблемы по мере поступления.

Тор внезапно командует Питеру пристегнуться, и после этого начинается свистопляска. Джип тормозит юзом, летит по встречке, чуть не переворачиваясь, но Тор успевает выровнять машину и уходит от пули. Первой пули. Кажется, на этом везение заканчивается.

Их, разумеется, ждали. Слева раздается короткая пулеметная очередь, машину кидает из стороны в сторону. Наташа рывком стаскивает Питера на пол, и вовремя - очередная пуля разбивает стекло, их засыпает осколками. Питер кричит, и Наташе отчаянно хочется его ударить, но времени нет, она выхватывает пистолет и стреляет из окна в темноту, ориентируясь на крики, хаотичное движение, палит почти наугад и слышит от Локи, что им не уйти.

Чувак, ты серьезно что ли? Ты же вроде как бессмертный, нет? И нас тут таких, по твоим словам, аж пятеро!

Она поворачивается к Локи за секунду до того, как он стреляет в Тора, и сталкивается с холодным равнодушным взглядом, а в следующее мгновение ее прошивает резкая боль. Давясь кровью, она хватается за сиденье липкими пальцами, пытаясь из последних сил поднять пистолет, ставший вдруг немыслимо тяжелым.

Ебучий сукин сын!

***

Судя по ощущениям, она падает на что-то мягкое. Ну хоть не на землю бросили уроды… Никакого почтения к мертвым. Это вам еще аукнется.
Наташа осторожно открывает глаза и натыкается на взгляд Фандрала. Рядом в неестественно выгнутой позе лежит Гамора, а под ней, значит, Тор собственной персоной. Ну извини, милый, надеюсь, ты любишь, когда дама сверху.

Она чуть поворачивает голову и видит, как солдаты подводят к ним Локи и силой опускают на колени. Вот прострелили бы тебе башку, гаденыш, я бы посмотрела на это.
Но ее пальцы уже сжимаются на стволе пистолета, заботливо вставленном в руку, и она улыбается. Фандрал чуть заметно кивает, показывая три пальца. Два. Один…

Наташа перекатом уходит вправо, одновременно с вставшей во весь рот Гаморой. Хер знает, откуда у этой мертвой девки автомат, но сейчас он очень кстати. Локи со своей мерзкой ухмылкой только успевает упасть вперед, когда они снимают солдат одного за другим.

Наташа выпускает всю обойму, подбегает к упавшим и быстро производит замену оружия. Короткая очередь в сторону машин, и группа бегущих в их сторону солдат уменьшается на пятерых. Краем глаза она видит Гамору - та планомерно отстреливает десантников, и Наташа готова поспорить, что ни один выстрел не ушел в молоко. Вот что значит не просто годы тренировок, а сотни лет - опыт как известно не пропьешь, хотя некоторые и пытаются.

Пока Фандрал развязывает Локи (Наташа старательно не смотрит в их сторону), они с Гаморой медленно продвигаются к машинам, заходя с двух сторон и обстреливая местность, уклоняясь от ответных выстрелов. Паника, поначалу охватившая бойцов спецназа, ушла, и теперь они действуют более разумно, стараясь лишний раз не высовываться, но и не отступают: призраки там или нет, пока у тебя в руках оружие - стреляй на поражение, а командир сам потом разберется, кто там человек-паук или капитан америка.

Темнота сейчас играет на руку всем, и Наташа почти в упор расстреливает горящие фары ближайшей машины. Судя по звуку, Гамора делает то же самое, Наташа удовлетворенно кивает: если бы ей дали выбирать, из всего этого ебанутого отряда, в разведку она пошла бы только с Гаморой. Наташа ловит себя на мысли, что после ухода Ленки, она впервые думает о напарнике, да еще и в позитивном ключе. Она мысленно чертыхается и гонит эти мысли прочь.

Слева раздается одиночный выстрел - солдаты пытаются выцеливать, но получается у них хреново. Что ж вы, ребятки, надо было снайпера брать, но к счастью, вы те еще стратеги. Она отвечает быстрой очередью, за которой слышит звук упавшего тела, шорох и международное fuck.

Еще немного, и она будет у цели, но нужно подождать других. Наташа замирает и оглядывается, пытаясь увидеть Гамору или Фандрала, да черт с ним, даже Локи сойдет. Но никого из них не видно, она переводит дыхание, и в этот момент ей в висок упирается ствол.

- Встать! - командует мужской голос на ломаном английском, но тут же нелепо булькает и теряет равновесие.

Словно материализовавшись на ровном месте из ниоткуда, Тор молниеносным движением перерезает бойцу горло, наделяя его умением улыбаться без участия рта, и аккуратно укладывает его на землю.

- Ну ты мясник, - шипит Наташа, и Тор пожимает плечами.

Заметив быстрое движение около машин, Наташа дает прерывистую очередь в ту сторону.Оттуда раздается крик, следом тут же возня и стрельба. Не зацепить бы своих - бессмертие бессмертием, но словить пулю все так же неприятно. В два шага они с Тором преодолевают оставшееся расстояние и тут же ввязываются в рукопашную со стремительно уменьшающимися силами противника.

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-11-12 18:50:25)

+2

22

Вряд ли Локи видел, что Гамора с Фандралом наехали на шипы, когда начал отстреливать своих. Но волей случая все они выбыли из строя почти одновременно.

Вот только в сознание Тор пришел последним — отголосок боли, резкий вздох, и время вновь продолжает свой бег, требуя не отставать. Огнестрела поблизости нет, и одновременно с тем, как он поднимаемся на ноги, гаснет свет фар машин Оскорпа. Что же, ему не привыкать.

Рядом с новенькой он оказывается как раз вовремя, осмелевший наемник, решил погеройствовать, подойдя вплотную, жестоко обманувшись и отсутствием врагов по близости, и недооценив Романоф. Армейский нож Тор уже с полвека старался держать при себе, и эта привычка полностью себя оправдывала.

— Ну ты мясник.

Обвинение это или восхищение его воинскими навыками, понять сложно, так что он пожимает плечами и вытирает нож об рукав уже и без того пыльной и окровавленной куртки. А после забирает автомат.

Короткая перестрелка, чуть менее быстрая рукопашная схватка. Тор позволяет себе отвлечься, наблюдая за новенькой в бою. Гамора вот дралась почти по-мужски, с первых боев повторяя то, что видела. Романофф действовала изящнее, но при этом без особых проблем прикладывала противника с размаху о кузов или роняла на землю.

Решив не дожидаться остальных, он указывает на следующую точку — один из фургонов Оскорпа, стоящий в стороне и почти не задетый. Водительская дверь открыта, и менее чем в пяти метрах лежит тело. Побег не удался. Медики, оставшиеся в кузове, даже не успевают понять, что произошло, вот раздался шум перестрелки, крики, потом, казалось, всё стихло, и опасность миновала, как вдруг резко распахнулась дверь фургона. Пара выстрелов и они съезжают по сидениям, пачкая обивку кровью. Слава норнам, пули не разрывные и мозги не разлетелись по стенкам.

— Что, малой, как ты тут? — широко улыбаясь, неуместно бодро спрашивает Тор. — Болит? Ты только не злись на Локи, он у нас такой.

Он отцепляет ремни-липучки, удерживающие пацана на каталке, замечает свежую повязку на плече. Питер какой-то заторможенный, не подскакивает, не пытается сесть. На ладонь перед носом тоже не реагирует. Да что там, даже увидев Романоф, не вздрогнул и не нахмурился. То ли болевой шок, то ли его уже накачали обезболивающими до потери связи с реальностью.

— Отдыхай, — он похлопывает пацана по бедру, раздумывая, не поспешил ли отцеплять ремни.

По сути, это единственная оставшаяся на ходу машина, и это даже может пойти им на пользу. Фургон с медоборудованием и раненный (сейчас провалившийся в сон) Паркер были неплохим вариантом для прохождения границы.

Обсуждение проводили там же. Когда Оскорп решит связаться с наемниками, отправленными на перехват, лучше оказаться подальше.

— Девуш… Гамора, ты за медсестру, — осекается Тор, заметив взгляд новенькой, и решает не проверять намек на лояльность на прочность. — И ты, Фандрал.

Друг моргнул, открыл было рот, но решил не уточнять, с чего это вдруг именно ему напяливать халат. На названного брата Тор старался не смотреть. Судя по всему, тот провалялся на земле бóльшую часть сражения, но ранен не был. Хитрый же ты ублюдок. Злиться было не на что, но не злиться не получалось.

— Или Локи. Решайте между собой, — отмахнулся он и вышел из фургона.

Команда знала что делать: убрать следы крови в салоне, привести себя в более-менее приличный вид и надеяться на лояльность таможенников, вызванную щедрыми взятками Оскорпа. А после придется затаиться на время. Еще нужно было помочь новенькой разобраться с ее циклопом. Перебирая все возможные варианты действий, Тор старался не задумываться о том, почему пришел в сознание позже всех. Медленная регенерация могла быть вызвана двумя вещами: серьезным ранением или тем, что Смерти надоело выставлять его за порог. Так, что лучше бы у Локи дрогнула рука, и в результате оторвало полчерепа. Тор отволок трупы медиков подальше, а потом отправился искать наемника схожей комплекции и без множества ран, чтобы одолжить форму.

К его возвращению, все приготовления были закончены.

— Новенькая, — окликает Тор, привычно занимая место водителя, — садись вперед.

[lz]<center>Hellfire, hellfire, take my soul
I'm waiting, waiting, I'm ready to go</center>[/lz][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1492/411290.jpg[/icon][nick]Thor[/nick][char]Тор[/char][status]something always brings me back[/status]

+2

23

В успешности своего плана Локи не сомневается, схема отточена годами, пусть в этот раз они монетки и не кидали – хотя блефовать и тянуть время он всегда мог лучше всех. Пули он все же ловит, в полутьме брат не замечает подтеков на рукаве и обеих ногах.
Зато, пока остальные отстреливали наемников, Локи успевает обчистить ближайшие машины, перенастроить передатчики, выгрести все бумаги, что смогут им помочь.

Вместе с Фандралом они раскидывают тела по машинам, поджигают и быстро спешат запрыгнуть в спасительный фургон. Накинув медицинский халат, Локи кивает другу, мол, выдыхай, с парнем побуду я. Штопать обычных людей не впервой, но здесь пулевое ранение, которое нельзя устранять на ходу. Питер под мощными транквилизаторами, кровь, благо, не бежит ручьем. Так что до границы он точно протянет, а оттуда Локи знает путь до города, где залег на дно отличный хирург, некогда обязанный жизнью бессмертному наемнику.

С рассветом они переезжают границу. Фургон удачно помечен обществом красного креста, поэтому их не досматривают тщательно не только по причине взятки. Двое таможенников пересчитывают купюры долларов, евро и турецких лир, после чего дают «добро».
Пейзаж за окнами и дорога впереди меняются, словно по щелчку – разруха и нищета исчезают, всюду поля с ровно высаженными деревьями, насыпная дорога прямая и гладкая, мелкие камни не летят во все стороны, а лишь приятно шуршат под колесами. Мир без войны куда лучше, чем с ней – жаль, что брат не может до конца прочувствовать это.

Выстроив маршрут на бумажной карте – включать телефон или передатчик Локи не считает хорошей идеей – стучит в стенку кабины, просовывает через небольшое окошко бумагу с пометками, кратко поясняя:

- Через час будет Газиантеп, там сменим машину. Я знаю тех, кто сможет помочь.

Помимо врача, Локи имеет выход на семейство потомственных оружейников, сговорчивых работников паспортного стола и наверняка припомнит кого-то еще. У него всегда было полно связей, раньше все хранилось в уме, потом на бумаге, затем в смартфоне. Который, кстати, разбился еще при потасовке на лестнице с братом.

Питер приходит в пограничное сознание только когда наступает время менять повязку.
Гамора не задает вопрос, почему они не оставят парня в ближайшей клинике, но ее эмоции столь легкочитаемы, что Локи сам начинает рассуждать в слух.

- Он точно не студент-стажер, обманутый работодателем. За таким не отправили бы отряд с медицинским бортом. Им он нужен живым, очень нужен. И наверняка не только для синтезирования запрещенных химических веществ.

— Это не наше дело, - начинает Гамора, но ее прерывает сдавленный стон Питера.
Локи подает по капельнице дозу обезболивающего, но парень уже почти в сознании. Его руки приходится перехватить фиксаторами, чтобы тот не вырвал ненароком катетер из вены.

- Простите… - слабо шепчет он, облизывая губы и постоянно сглатывая. Приходится придержать его голову и напоить водой, после чего Паркер выдыхает уже не так сдавленно и мучительно.

- Это наше дело, - возвращается к предмету дискуссии Локи, бросая в сторону Гаморы такой взгляд, что она невольно отшатывается. Хмурит брови, а потом подытоживает кратко:

- Ты окончательно сошел с ума.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2020/08/02a8a3921297d9c52acd58cd34680cc1.png[/icon][nick]Loki[/nick][char]Локи[/char][lz]I plead innocent
But you're dragging me down
Down a road where I know I can't
Get time to raise up my guard for you, can't wait
[/lz]

+2

24

[nick]Natasha[/nick][status]Even the dead cry[/status][icon]https://i.ytimg.com/vi/fXvmFWnxE7k/maxresdefault.jpg[/icon][sign]
[/sign][char]Нат[/char][lz]For whom the gun tolls
For whom the prey weeps
Bow before a war
Call it religion[/lz]
Новенькая. Они, мать их, словно сговорившись, называют ее новенькая. Здравствуйте, вьетнамские флэшбеки, напугай взрослых людей детскими страхами: новенькая, садись со мной, новенькая, домашку по алгебре сделала, Марья Ивановна, это все новенькая…
Наташа забирается в машину, закрывая усмешку рукавом.

- Можешь называть меня Нат, раз уж я временно оказалась в вашем пионерском отряде, - ей хочется сказать пенсионерском, но развязывать очередную склоку нет сил, бой, хоть и не длинный, отнял их довольно много.

Небо на востоке начинает светлеть,превращая ночь в предрассветные сумерки. Из дымки проступают очертания реального мира, и Наташа отмечает, что эта реальность ей нравится не слишком. Хотя для покойницы ты еще бодрячком, Романова. Она искоса посматривает на Тора, который сосредоточенно ведет машину под очередные напевы местной радиостанции. Вот ведь меломан нашелся.

- Как давно вы вместе с Локи? - вопрос из серии, ты перестал пить коньяк по утрам. Кофе-бой настолько старательно делает вид, что ему плевать, что даже слепому очевидно, насколько нет. - Вы не очень похожи на братьев, но вас многое связывает. Это очень заметно со стороны.

Да, и как они умудряются терпеть друг друга. Похоже, Наташе стоит поучиться тимбилдингу, Фьюри в последнее время прямо говорил об этом. При воспоминании о Нике у Наташи ноют все зубы одновременно, а в ушах раздается занудный голос, читающий нравоучения: ты должна стать командным игроком, Романофф, знаешь, что это такое? Это когда люди работают в команде, то есть вместе. Я не говорю про Белову и Шестакова, но ты ведь даже с Бартоном сработаться не можешь! А уж с ним все могут.

Возможно, старый хрен был прав, и на задании в Сирии ей бы не помешал надежный партнер. Или все это был очередной треп прожженного манипулятора, типа, вот, я же говорил, сама дура виновата… Ярость, отступившая во время боя, словно напившийся свежей крови зверь, снова поднимается из глубины, впиваясь когтями, разрывает внутренности, силясь выйти наружу. Наташа чувствует, как рука рефлекторно сжимается на пистолете, а палец нащупывает курок. Да уж, Никки, лучше нам в ближайшее время не встречаться. Ради твоей безопасности.

Наташа задумывается: странное ощущение, никогда раньше она не испытывала такого желания убивать. Да, ее работа подразумевала подобный исход событий, но никогда это не было личной потребностью. Что изменилось сейчас? Кроме того, что она умерла…

Чем ближе к границе, тем ровнее дорога, а после нее и вовсе чувство, что пустыня уступила место цивилизации, отступив в другие, более дикие места, где нет места власти человека. Негромкая музыка из динамиков убаюкивает, успокаивает, усталость берет свое, и Наташа прикрывает глаза, незаметно для себя проваливаясь в сон.

Джунгли горят, запах гари пробивается даже сквозь защитные маски, въедается, остается на одежде, волосах, оседает на губах пеплом. Ноги заплетаются в чавкающей грязи, кажется, недалеко болото или река, и если выйти к воде, то есть шанс спастись. Тонкие, почти девичьи руки сжимают автомат, на очередном шаге нога цепляется за корень дерева, и тело летит вперед, падая на колени, ободранная нога тут же начинает саднить, обжигая болью. Хочется пить, но нет времени останавливаться, язык во рту распух жабой, выкинутой на солнцепек, жара нестерпима.  А сзади подгоняют крики:  cho lên! anh đã bị bao vây! 
Слова на непонятном каркающем языке заставляют прибавить шаг, в какой-то момент переходя на бег, и отчаянно хочется вывалить язык, словно бегущий пес, тяжело дыша и отфыркиваясь. Только бы добраться до реки.
Джунгли будто расслаиваются, выпуская из себя солдат, будто открывая портал из другого измерения. Окрик ложись, и тело не успевает лишь доли секунды, пули прошивают насквозь, подкидывая и ломая. Рот наполняется кровью, которая все равно не утоляет жажды.

Наташа вздрагивает, распахивая глаза, сглатывая слюну с явным привкусом железа. Солнце светит вовсю, нагревая машину, в которой они рискуют прожариться до костей, если вдруг сломается кондиционер.

Она берет у Локи листок с наспех нарисованной картой. В Газиантепе они сменят машину и дальше можно будет махнуть вдоль побережья. Почувствуй себя в отпуске, Романова, посмертном. Или до Анкары, а там разобраться с рейсами и послать эту группу дунканов маклаудов к чертовой матери. Вот только Паркер… Зачем выкачивать из трупа литры крови? Зачем им вообще понадобилась ее кровь?

- Если доберемся до Аданы, моя подружка пробьет нам кое-какую информацию о чудесном медицинском центре и их милых сотрудниках. Надеюсь, Локи, у твоих знакомых найдется телефон.

Отредактировано Natasha Romanoff (2021-01-04 20:51:03)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Animal Instinct