POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » All the Time


All the Time

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Это вовсе ничего.
Рядовая миссия для шиноби.

                   если такие вообще бывают

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1184/323251.jpg   http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1184/187110.jpg  http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1184/905366.jpg

+4

2

Нелюбовь Неджи к официальным мероприятиям была вполне объяснима и оправдана вбитыми в сам костный мозг установками и правилами, четко регламентирующими его поведение от взгляда до дыхания в присутствии старейшин, главной ветви или высокопоставленных гостей в доме Хьюга. Та сковывающая атмосфера словно бы затягивала горло удавкой вдобавок к ошейнику, что и без того вечно ощущался на шее Неджи. Да, сейчас ситуация была иной, что отнюдь не мешало ему внутренне кривиться от неизбежного дежа вю, сохраняя на лице безупречную маску ледяной чопорности, будто бы все происходящее вокруг не стоит и грязи под его ногтями. Что же... воспитание Хьюга это вовсе не какая-то простая наука, но образ жизни, поселяющий уверенность в собственном превосходстве, выпрямляющий спину и надменно вздергивающий подбородок даже в тех ситуациях, когда собственная жизнь висит на тонком волоске. Должно быть именно потому роли в их нынешней миссии были распределены без излишних сомнений и споров о том, кому и что предстоит отыгрывать для большей органичности образов.

И все же свадьба....  Слишком помпезное мероприятие, слишком шумное и слишком лицемерное, но идеальное как для того, чтобы вычислить виновника их пребывания здесь, так и для того, чтобы убийца сумел добраться до заказчика несмотря на приложенные усилия. Неджи морщится, делая вид, что выпитое саке оказалось слишком уж крепким (даже если вся горячительная жидкость незаметно слита в подготовленный и спрятанный в рукаве праздничного наряда бурдюк), при этом незаметно оглядывая зал с цепким вниманием. Было бы странно не выпивать и не веселиться на свадьбе "лучшего друга", коль скоро преодолел ради этого многие ли опасного пути, даже если за несколько дней пребывания в поместье "Такэру Коичи-сама", прослыл если не угрюмым, то крайне нелюдимым мужчиной, в отличии от своей дражайшей "супруги" и сопровождающего их "названного брата". Однако, благодаря этому Неджи может не подниматься со своего места невдалеке от молодоженов, пока Ли и Тентен имеют возможность свободно перемещаться по залу или же оставаться поблизости в особенно опасные моменты вроде тех выступлений разодетых артистов, что перемежают затяжные тосты и хвастовство подарками, которые местные снобы преподносят сыну господина Шуичи, желая заслужить его благосклонность или внимание. Бессмысленное лицемерие, от которого у Неджи настойчиво чешется правая ладонь и тяжелеет взгляд, будто бы устремленный на очередное красочное выступление.

Свадьбы аристократов не обходятся без долгих и пустых шоу с огнем, оружием или чем-то подобным, что вполне законно можно пронести в зал, а уж обученному шиноби не станет помехой то небольшое расстояние от сцены и до постамента, на котором расположились новоиспеченные господин и госпожа, вместе со своими родителями. Да, парочка таких артистов сейчас лежит в кладовой для инструментов в дальнем конце поместья с переломанными руками и ногами в качестве подстраховки, но это не значит, что они сумели вычислить всех тех, кого можно подкупить и нанять, имея те средства, которыми может похвастаться каждый первый на этом празднестве. Радует лишь то, что круг подозреваемых сузился до ближайших родственников, в число которых входят как сам господин Шуичи с супругой, так и новоиспеченная жена его сына, слишком уж брезгливо поглядывающая на своего молодого мужа. От этого Неджи передергивает еще сильнее - лезть в мотивы подобных людей, все-равно что лезть в змеиное гнездо, где каждая скользкая тварь ядовитее другой. Но им платят, вернее, платят Конохе, а шиноби Конохи редко спорят, когда деревня выдает им четкое предписание и велит выполнять.

- Следующим будет метание ножей, - едва слышно выдыхает Неджи в сторону Ли, вяло присоединяясь к тем овациям, которыми присутствующие награждают только что завершившийся танец. Предположительно следующий номер должен был стать сюрпризом отца невесты, но упустить подобное было бы слишком халатно со стороны их команды, посему порядок выступлений и даже поздравлений они изучили куда лучше самих организаторов, пусть и не исключая непредвиденных случайностей. Как бы то ни было, но большая часть улик указывает именно на семью юной госпожи, не слишком довольной этим навязанным браком. Разумеется, потому к следующему номеру стоит присмотреться гораздо пристальнее.

Неджи поднимается, чтобы уйти к главному столу под предлогом желания "переговорить со своим другом", пока Тентен должна проявить "живейший интерес" к представлению и в сопровождении Ли подойти как можно ближе к артистам, но что-то идет не по плану. Вместо метателей кто-то из гостей решает преподнести свой подарок - маленькую серебряную шкатулку, которую со всеми почестями передают невесте. Теперь придется выпить, поскольку молодожены уже поднимают свои пиалы, благодаря дарителя и Неджи нехотя садится, косясь взглядом на служанку, наливающую им алкоголь. Что-то не так то ли в блеске саке, то ли в излишне навязчивом запахе аниса, но Неджи реагирует быстрее, чем успевает подумать. Тентен тянется к пиале первой, и он резко хватает ее за запястье, рассчитывая, что его действие вполне сойдет за супружескую ласку.

- Стой, - он шипит не хуже заправского змея, надеясь что Ли тоже обратит на это внимание, - Мне кажется, там яд.

Разумеется, шиноби не пьют и не едят на службе и уж тем более в подобной среде, но не все яды действуют напрямую, некоторые вполне способны попасть в организм через кожу или дыхание, потому даже одна попавшая на кожу капля может стать фатальной. Неджи передергивается от беспокойства за товарищей и резко оборачивается в сторону служанки, но та скрывается во внезапной суматохе.

- Скорпионы! В одном из подарков были скорпионы! Невесту укусили!

Кто-то кричит с надрывной истерикой и поднимается переполох, в котором все вскакивают со своих мест создавая шум и толкотню, сквозь которую сложно рассмотреть хоть что-то. Это задание могло бы показаться легким, но сейчас на вражеской территории, в чужом поместье и окруженные чужой стражей, они совершенно не могут быть беспечны. Без возможности активировать бьякуган Неджи ощущает себя слепым, даже если его доверие к команде безгранично, и он знает, что сейчас у него нет нужды видеть весь зал целиком - каждому из них отведен свой сектор контроля - и все же ему слишком тяжело смириться со своей временной слепотой.  Какого черта происходит? Их раскрыли? Что из произошедшего было сделано для отвлечения внимания, а что и в самом деле было целью? Кого хотели убить? Реагировать надо быстро и стараясь не раскрыть себя, даже если для этого созданы все условия. Вполне возможно, что эта проверка именно для них, и если они будут действовать импульсивно, то в Коноху вернутся только их головы.

+3

3

Это такой тип миссий, вы знаете, где не так уж важны ваша скорость и кулаки.

Ли хмурится и думает, что не любит их и, честно говоря, они заставляют его волноваться просто потому, что он знает себя и свои слабые стороны. Он не силен в притворстве и определенно очень плох в ниндзюцу, но все равно, тяжелый свиток с описанием задания в руке наполняет его смутным воодушевлением. Это шанс проверить уловки, которые он почерпнул из нескольких занятий в академии и кое-что из того, что показал Гай-сенсей в частном порядке. Что-то, для чего Ли не нужно складывать печати и тратить половину своей чакры на создание заведомо провального хенге или слабенького гендзюцу, таланта к которому не хватит даже на то, чтобы убедить домовладелицу, что он покрасил волосы. Что-то, что поможет нивелировать его прискорбно низкие способности в том, что для других шиноби является элементарным навыком. Но ведь тем и интереснее! Ведь он всегда хотел именно этого – быть шиноби, быть способным выполнять эту работу, чего бы от него не потребовалось! И если в этот раз это не просто «пойти и победить» и даже не «идти и защитить», а сложная, многосоставная миссия под прикрытием, значит, они с ребятами, наконец, доросли до такого уровня и заслужили доверие Хокаге! Разве не поразительно? Одна мысль об этом заставляет его глаза блестеть от воодушевления и желать поскорее отправится в путь!

Ли кивает сам себе, пока его товарищи по команде внимательно слушают Хокаге и его помощницу, уточняя организационные нюансы. Он позволяет своим мыслям уйти в сторону, разворачивая свиток и читая детали, не в силах дождаться момента, когда они покинут кабинет. На самом деле, душевный подъем, который он сейчас ощущает, с трудом сопоставим с любым другим, и на первый взгляд понять причину не сложно. Ли легок на подъем и бесконечно трудолюбив, но даже он иногда думает о том, что хотел бы некоторой передышки или хотя бы разнообразия. Он, конечно, не жалуется на то, что его команда пользуется доверием Хокаге и получает задания регулярно, но он молод и ему тоже бывает нужно время на что-то для себя. Но эта миссия совсем не такая, какие обычно им поручают, и это странным образом цепляет. Поймите правильно, команда Гая в первую очередь бойцы, специализирующиеся на тайдзюцу. Они доказали, что надежны и сильны, но они больше команда штурма и защиты. Не разведчики и не шпионы, у них нет специальных навыков или техник, способствующих подобному, не считая разве что бьякугана Неджи. Они тренируются только чтобы драться, в этом вся суть. И все же, Цунаде-сама выбрала их для такой ответственной миссии. Это сложная и действительно важная миссия, что только косвенно подтверждается внушительным процентом от оплаты, которую им обещают за успех. Это большое дело! Если они справятся, если он справится, это будет невероятным эпизодом их Пылающей Юности!


Знаете, это такой тип миссии, где вам не нужно рисковать своей шеей.

По правде говоря, это не совсем верно. Они рискуют, но риск растянулся почти на месяц – активной фазе предшествовали две недели подготовки, одна из которых заняла освоение в своих новых ролях, создании и укреплении предыстории. Раньше, Ли думал, что сложно и опасно - это быть на миссиях под прикрытием, суть которых заключается в проникновении на вражескую территорию, в чужую страну, Селение, но теперь его мнение изменилось. Не то, чтобы он имел много подобных заданий за плечами, прежде его хитрость и актерское мастерство не требовали подобной проверки. Но здесь… Оказалось, что хуже всего  - оказаться в светском обществе с подавляющей необходимостью не вызывать подозрение у целой армии снобов, каждое движение которых взлелеяны и ограничены сотней странных социальных правил, чье лицемерие на таком уровне, что Ли почти всегда чувствует себя странно растерянным и сбитым с толку даже при общении с детьми. Он думал, семья Хьюга чопорная и полная строгих заповедей, но он просто не был прежде среди действительно голубой крови. И все-таки, по какой-то причине, некоторые люди находят его очаровательным, и он чувствует признательность благоразумию госпожи Хокаге, выбравшей ему безопасное убежище в неприхотливой роли всего лишь «названного брата», позволяющей ему быть эдаким  недалеким простаком в то время, как на Неджи и Тентен легла тяжелая ноша настоящих светских львов, на ком сосредотачивается основное внимание благородных гостей.

Это, однако, открывало пути для Ли. Он мог позволить себе общение как с прислугой, так и с гостями, и это давало ему возможность в любой момент присоединиться к компании Неджи или Тентен, пользуясь привилегией «брата». И надо сказать, чем ближе наступал день «икс», тем более естественным казался ход задания, тем более собранней они все были.


Итак, вот оно. Свадьба идет своим чередом, строго по плану, включая обезвреживание нескольких артистов несколькими часами ранее. Ли надеется, что эта вынужденная мера нисколько не навредила людям, чья причастность к готовящемуся покушению не была доказана полностью. Просто они решили перестраховаться, потому что на кону было все, чего они достигли за эти несколько недель. Будет неудобно, если они допустят смерть своего нанимателя, верно?


Ли поправляет воротничок на шее, скользя пальцем внутрь и расправляя ткань – пуговицы все так же непривычно давят на адомово яблоко, как и в начале дня. Он начинает чувствовать утомление от бесконечной череды ярких выступлений, речей и перемен блюд. Слишком много людей с вычурной косметикой на лице, громких и жеманных смешков, шелеста широких расписных рукавов и панибратских прикосновений, что позволяли себе время от времени сменяющиеся собеседники. Ли не идеален в своем образе, он знает это, и его руки привлекли столько внимания с начала этой миссии, что ему не терпелось как можно скорее снова замотать их бинтами, слой за слоем закрыть кожу подальше от взглядов любопытствующих и сочувствующих. Это смешно на самом деле, потому что он опасался привлечь внимание совсем другим, но кто знал, что громоздкие многослойные одежды способны скрыть его лучше всякого превращения и наибольшее любопытство вызовут частично открытые участки? Хаори скрывает практически  все – фигуру, характерные движения, шаг, будто он прячется внутри снежного сугроба и все, что доступно вниманию незнакомцев это лишь конечности. Ли напоминает себе нахохлившегося воробья и находит забавным придать себе немного ненужной неуклюжести в движения. Это хорошо работало в период адаптации, но сейчас, на самом банкете, он больше не делает лишних движений. Вероятно, ему бы стоило лучше следить за сохранением своего образа, но на самом деле в настоящий момент он чувствует ответственность слишком за многое. Он опускает голову, показывая, что слышит предостережение Неджи и даже не двигается к пиале. В его ситуации никак нельзя даже допустить возможность пригубить саке, и дело тут не в яде вовсе. На самом деле, если они не хотят испортить все действо еще до покушения, ему лучше даже не вдыхать алкогольные пары. Но заминка с новым подарком работает слишком хорошо – драгоценные секунды отвлечения помогают свершиться задуманному – крик поднят, насекомые разбегаются из шкатулки, которую держит невеста. Широкие белые рукава ее кимоно теперь будто расписаны чернильными силуэтами, она вскидывает руки в страхе и парочка членистоногих слетают в зал, к гостям.

− Моя госпожа!- взвизгивает служанка, глаза распахнуты в ужасе, она кидается к невесте, но в руке, согнутой и прижатой локтем к поясу, Ли улавливает слишком знакомый блеск металла. Он принимает решение мгновенно, находясь достаточно близко, чтобы оказаться рядом в момент, когда поднявшаяся на ноги невеста поворачивается к служанке и они сталкиваются. Позже, Ли бормочет свои бесконечные высокопарные извинения, будто мантру, в его руках раздавлен скорпион и, к сожалению, на этот раз нет бинтов, чтобы защитить его кожу от беспорядочных ударов агонизирующего насекомого. Никто не замечает, как отобранное у девушки танто прячется в рукаве другой руки, когда он оказался в круговороте окружающих его людей. Жених замер в стороне, испуганный и пошедший красными пятнами, будто его тоже ужалил один из нескольких скорпионов. Ли смотрит по сторонам, не зная, что произошло за те секунды, что он действовал, и успокаивается, когда быстро находит своих товарищей в кажущейся нормальности.

− Вы поймали его голыми руками, господин? – Ли отшатывается, когда его ненавязчиво начинают тянуть прочь от главного стола, теперь перевернутого и облитого саке. Это невеста, на чьем кимоно теперь заметны следы  этого инцидента. Скорпион по-прежнему в мертвом упрямстве двигает хвостом, поэтому он держит кулак сжатым, уже кусая губы в досаде от грубой поспешности своего порыва. Несмотря на его ловкость, кажется, один раз жало все же смогло уколоть его кожу и Ли чувствует разгорающееся жжение в этом месте.

− Я просто не знал, что еще сделать, - он улыбается, играя дурака. Это не сложно, учитывая, как легко его щеки краснеют при малейшей неловкости и яда.

– Знаете, мой дорогой брат, Такэру-сама и его драгоценная супруга безумно боятся насекомых, так что я привык делать для них нечто подобное! Надеюсь, я никого не испугал, вот так ворвавшись к вам, приношу свои извинения снова!

− Ах, это было так смело с вашей стороны! – мужской голос грохочет слева, тон повышен и глаза жениха сияют от эмоций, когда он приближается к ним.

− Я вам так благодарен, вы спасли мою милую Фудзико! – он хватает Ли за предплечье, оттесняя от девушки, − Думаю, вам лучше как можно скорее встретится с нашим лекарем, я срочно отведу вас к нему! Дорогая, тебе лучше вернутся к отцу, он защитит тебя, мой прекрасный цветок!

Ли оглядывается в зал, где гости давно все стоят на ногах вдоль расписных стен и потерянно переговариваются в разной степени шока. Кажется, паника улеглась, и Ли замечает несколько черных скорпионов, скорчившихся в агонии тут и там. Похоже, его товарищи тоже не упустили момента и уничтожили остальных тварей, но увидеть больше Ли не может, не успевает придумать благоприятный повод остаться, когда его неумолимо выводят на терассу и торопливо тащат за собой, сжимая руку все сильнее.

− Быстрее, вы ведь не хотите умереть, верно? – жених, он же заказчик, почти шипит, яростно шагая по блестящим темным полам, распахивая за собой идти двери за другими. – Эти твари едва меня не ужалили, а я думал, я получил шиноби лучшей компетенции! Подумать только..! Садитесь тут, я пришлю к вам Такаши-куна. Я так понимаю, выполнять свою работу вы теперь все равно не в состоянии? Что ж, мы узнаем это позже…

Ли остается один в почти пустом комнате и наконец, имеет возможность раскрыть ладонь и выбросить на пол скорпиона. Осторожно подносит руку ближе к себе  - все верно, в одном месте действительно есть след от укола и оно уже начинает гореть. Не то, чтобы Ли прежде никогда не бывал отравлен, но есть разница между строго эффективными ядами, которыми покрывают лезвия оружия и природным самородком прямиком из брюшка черного скорпиона. Ли думает, что заказчик ошибается и он вовсе не выбивает из этой гонки с убийцами, но отчего-то остается внутри комнаты, дожидаясь пыхтящего от бега лекаря. Он всегда был прилежным пациентом и послушным солдатом. В любом случае, ребята обязательно найдут его, да и кажется, что лучше будет позволить толстяку обработать ему руку.

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1671/t420351.jpg[/icon]

Отредактировано Rock Lee (2020-10-19 00:09:24)

+2

4

Есть ли на свете девушка, которая никогда хотя бы разок не мечтала о жизни богачки с пышными приёмами, шёлковыми кимоно и маленькой ручной обезьянкой? Эта жизнь, похожая на сплошную карнавальную ночь, манит к себе тех, кто никогда не знал роскоши и кому не приходилось пятый час подряд разговаривать о погоде и красоте хозяйского сада. Когда Тентен услышала из уст хокаге, что ей придётся примерить на себя роль аристократки, то маленькая девочка внутри неё просто завизжала от восторга. Она уже представляла, как ходит в мягких бархатных туфельках по огромному дому и указывает всем, что делать, обмахиваясь при этом веером. Все эти розовые мечты конечно же, разбились о скучную и суровую действительность привилегированного класса. Строгий этикет, сотни правил, выверенные слова и помпезные обращения – всё это сковывало сильнее, чем слои кимоно, в которое Тентен была завёрнута.

Подготовка к заданию была утомительнее чем любая тренировка с Гай-сенсеем: Неджи то и дело придирался к её походке, к движениям, к тому, как она улыбалась. К концу каждого вечера куноичи завистливо смотрела на Ли-куна, который, будучи в роли простолюдина и дурачка, мог позволить себе расслабиться. А над ней вечно нависал сложивший на груди руки Хьюга, который чувствовал себя как рыба в воде и буквально упивался возможностью всем по-указывать.
В общем, по прошествии двух недель от наивной картинки о роскошной жизни в голове у девушки не осталось и следа, она ещё до того, как они ступили в это чопорное общество уже всей душой его ненавидела. Все вокруг были ужасно плоскими, карикатурными и фальшивыми и Тентен самой было противно от того, что она должна была им уподобляться. Единственным настоящим человеком, кроме её сокомандников, казался наниматель – встретивший их задолго до начала празднеств жених, несмотря на всю свою учтивость, был открытым и не корчил из себя неизвестно что. Он чем-то даже напоминал девушке Неджи, правда более радостного и менее зажатого. Более того, оказалось, что Акихито-сан – большой поклонник оружия, а потому с неподдельным восторгом и живым интересом расспрашивал куноичи о её ножах, топориках и цепях, а так же водил в чудесную оружейную комнату, полностью заполненную редкими образцами холодного оружия. Тентен был на седьмом небе от счастья.

Сейчас, сидя за столом рядом с Неджи, завернутая в несколько слоев кимоно, девушка всё на свете бы променяла чтобы опять оказаться с женихом в той комнате и радостно болтать о позолоченном вакидзаси вместо того, чтобы уже второй час слушать дребезжание дядюшки кузины сестры невесты, или что-то вроде того. Это было не только скучно, но и ужасно отвлекало от работы, потому что постоянно приходилось склонять голову набок, натянуто улыбаться и отвечать впопад. Хорошо, что Хьюга, наконец заметивший, что ей докучает какой-то старый хрыч, спас её, отведя от стола под каким-то предлогом.

Каждый номер программы был потенциальной опасностью для Акихито-сана и ребята ещё до начала свадьбы поставили свои ставки на то, как именно от жениха попытаются избавиться. Неджи, как истинный аристократ, ставил на отравление, Ли был уверен, что его попытаются убить метатели ножей или глотатели огня, а Тентен утверждала, что в дело пойдёт традиционно преподносимый невесте кайкэн. Как оказалось, все три из них ошибались, кто ж думал, что покусители додумаются до скорпионов?!
Чтобы не вызывать подозрений, куноичи, как и все остальные благородные дамы, полезла ногами на стул, подбирая полы своих одежд. Сделано это было не только для того, чтобы не выходить из роли пугливой богачки, но и чтобы получше рассмотреть, что происходило в толпе. В рукаве она на всякий случай зажала кунай, однако использовать его можно было только в самом крайнем случае, который, к сожалению, не наступил. Нужда оставаться в роли Тентен, как аристократку, сильно сковывала. Эти дамы высшего общество буквально ничего не могли сделать сами и ей нужно было соответствовать этой роли, что безумно раздражало. Однако, глупо стоя на своём стуле, она успела заметить, как от невесты поспешно отбежала и скрылась за дверьми служанка. Та же самая служанка, которая до этого приносила им скорее всего отравленные напитки. Это могло ничего и не значить, а могло быть уликой, потому Тентен на всякий случай постаралась как можно подробнее запомнить её лицо и детали одежды.

Из постепенно успокаивающейся толпы вынырнуло бледное лицо Неджи который, в отличие от куноичи, смог быть хоть сколько-то полезным в этой панике и прикончил парочку чёрных тварей. – Дорогая Садако-сан, вы можете слезать со стула, опасность миновала! – восклицает он, протягивая руку, а после чего наклоняется как можно ближе к её лицу и шепчет на ухо: Ли в больничном крыле, его ужалил скорпион, но он был прямо возле жениха и невесты. Иди и проверь, не узнал ли он чего-то, а я останусь тут и буду следить за обстановкой. Тентен пытается возразить: оставаться единственным шиноби в комнате на почти две сотни гостей – опасно, вряд ли враг успокоится на одной только попытке убийства и может попробовать повторить задуманное ещё раз в любой момент. Неджи не успевает ей ответить, потому что к ним подходит сам жених, полный гнева и сообщает то, что Хьюга сказал ей минутой ранее. Неджи кивает ей головой, мол, иди и сделай как я сказал, а сам начинает шепотом успокаивать мужчину и заверять, что всё под контролем. Девушка неловко оглядывается, выуживает ближайшую прислугу и велит тому отвести её в больничное крыло, в то время как гости рассаживаются по своим местам, а тамада объявляет, что следующим номером выступят метатели ножей. Тентен бросает на сокомандника полный укоризны взгляд, мол, я тебя предупреждала и если что-то случится, то виноват будешь ты, и исчезает вместе с лакеем в дверях.

Появляется она как раз в тот момент, когда толстенький доктор, утирая пот со лба, уже собирает все свои медицинские принадлежности обратно в чемоданчик, а Ли виновато сидит на пуфе с перевязанной рукой. Обменявшись вежливостями с лекарем и выразив ему горячую благодарность за спасение милого её сердцу братца, Тентен дожидается, пока тот уйдёт и потом, наконец, бросается к парню.
– Вот дурачина, ты как вообще умудрился дать себя ужалить? Ладно, доктор сказал, что жить будешь. Ты видел что-нибудь подозрительное в этой давке? Нам надо как можно скорее возвращаться, Неджи там один на весь зал работает. Того гляди ещё что-нибудь случится.

Отредактировано Tenten (2020-10-01 10:34:11)

+2

5

Они далеки от совершенства, их профессионализм трещит по швам и злобный взгляд нанимателя только подливает масла в огонь тихого гнева Неджи, природу которого он затрудняется определить. Поведение жениха раздражает как зудящее под одеждой насекомое, слишком напоминая надменность старших Хьюга, которой Неджи давным-давно сыт по горло, но его злость оправдана и шиноби лишь сильнее сжимает побелевшие губы, только этим выдавая посетившие его эмоции.

Неджи зол на себя, зол на Ли, зол на Тентен, зол даже на Хокаге, густо настаивая эту злость на волнении и на секунду сбившемся ритме сердца. Их раскрыли, их (возможно) планировали убить, их обвели вокруг пальца, подкинув приманку и заманив в детскую ловушку, а они легко попались на нее, посчитав себя умнее и наблюдательнее, или недооценив противника, как оказалось, слишком хорошо ориентирующегося в ситуации. На это тоже стоило обратить внимание, взять на заметку и обдумать впоследствии, равно как и цель покушения, которой оказался вовсе не жених. Все происходящее выглядело одновременно и невероятно продуманным и невозможно сумбурным, будто бы в одном пруду завелось сразу несколько хищников, замутивших чистую воду в попытке укусить друг друга за хвост. Змеиный клубок, коим было всякое благородное семейство, не следовало сбрасывать со счетов.
- Успокойтесь, - ледяным тоном осадил все более горячащегося жениха Неджи, изображая на лице вежливую улыбку. – Мы уже привлекаем к себе слишком много внимания, вам следовало бы отправиться к своей невесте, а не шептаться с одним из сотни гостей в этот момент, каким бы близким другом вы меня не представили. Мы разберемся со всем, за это вы нам и платите, - с нажимом продолжил Хьюга, останавливая заносчивого богача от еще не высказанных, но уже скопившихся на языке оскорблений, - а теперь давайте успокоим гостей и завершим праздник, пока у нас есть благовидный предлог. Никто не осудит вас за желание уединиться с невестой, а особо рьяным слуги отнесут саке и закуски в покое. Возможность обсудить происходящее заменит им зрелище даже самых лучших метателей ножей.
Скрипя зубами, мужчина согласился, на что Неджи сумел успокоено выдохнуть – следить за окружающей обстановкой, одновременно успокаивая подступающую истерику Акихито Хьюго было не с руки. Теперь же он мог спокойно скользнуть за спину жениха и оглядеть волнующуюся толпу, которую безуспешно пытались призвать к порядку. На лицах собравшихся был страх, перемешанный с предвкушением от того, как может развернуться подобная история. Когда опасность миновала желание почесать языки и всласть поохать над происходящим стало только сильнее. Неджи следовало бы смешаться с толпой и послушать: среди подобных сплетен часто можно было отыскать массу нужной информации, но он не мог позволить себе отойти от жениха, который высокопарно благодарил гостей и сворачивал празднество, обещая наверстать упущенное на завтрашнем званом вечере.

Это было нежелательно, но не сделать подобного, значит нарушить все традиции и вызвать пересуды большие, чем если бы невесту все же искусали бы скорпионы. Бессмысленные и закосневшие традиции и несчастные люди, скованные правилами надуманного приличия и испуганные даже мельчайшей возможностью растерять свое благородство, влиятельность или потерять лицо, отступившись от негласных правил хоть на шаг.

Как бы то ни было, это был вызов для их команды и, похоже, они не справились. Впрочем, ничего ещё не закончено, но поле их маневра значительно сузилось, перекрывая и без того скудные возможности для импровизации. Теперь им придется следить за своими словами и действиями ещё пристальнее, благодаря повышенному вниманию, суматохе и тому, что теперь Ли наверняка окажется в центре самого разнообразного интереса, стоит только панике уняться окончательно. А если заинтересуются Ли, то заинтересуются ими всеми.

Неджи быстро оглядел зал на предмет малейшего подозрительного движения. Плечи сводило от напряжения, а невозможность активировать бьякуган вызывала фантомный зуд в затылке, словно кто-то пристально смотрел в эту точку. Их команду разделили, намеренно или нет, но Неджи обратил на это внимание. Оставаться одному в такой обстановке было небезопасно, но Ли был ранен и чуть более уязвим чем Неджи, поэтому он не жалел о своем решении отправить к нему Тентен, пусть сам Хьюга и чувствовал себя излишне потерянным вне контекста привычной командной работы. Разумеется, шиноби должны адаптироваться к любой обстановке, но это не значило, что Неджи не предпочел бы видеть рядом своих сокомандников или хотя бы чувствовать их присутствие. Не говоря уже и о том, что волнение об их состоянии занимало пусть и небольшую, но ощутимую часть его мыслей.

Но все это – после. Неджи следовало вести себя собранно и профессионально, оставив личные переживания на то свободное время, которое останется у него тогда, когда он убедится в безопасности заказчика.

Боги, как же хотелось убраться из этого зала.

Конвоировать Акихито в его покои подобно курице-наседке было бы неразумно, но следовать за ним под предлогом того, что только этим коридором можно попасть к Ли и Тентен было вполне разумно.

- Это все отец, я уверен, - не хуже аспида зашипел Акихито, вцепившись в сгиб локтя Неджи своими узкими пальцами, едва они скрылись с глаз расходящихся гостей. Хьюга ответил ему тяжелым взглядом, с облегчением почувствовав, что хватка ослабла и чужое прикосновение исчезло. Терпеть подобное он не желал какой бы астрономической не была сумма, обещанная мужчиной Конохе. – Вы должны все разузнать, я плачу вам за это!

Убежденность заказчика напоминала одержимость. Неджи начинал сомневаться в том, что данная им по прибытии информация достаточно полна и соответствует действительности, а не одним лишь параноидальным домыслам мужчины. Похоже, им предстояло действовать в слепую.

- Мы разберемся во всем. Вам не следует покидать покои пока покушение может повториться. Я останусь здесь до тех пор, пока не сочту что вы в безопасности.

«И пока не вернутся Ли с Тентен,» - уже про себя добавил Неджи, останавливаясь подле господских покоев и методично осматривая их с помощью Бьякугана, прежде чем дать Акихито возможность войти, оставляя сопровождающих их стражей по ту сторону. Похоже, что новоиспеченная супруга сегодня осталась на женской половине, но позаботиться о ее безопасности, отправив клона даже под хенге Неджи не мог. Приходилось выбирать и приоритет жизни заказчика был неоспорим, как бы Хьюга не желал иного. Оставшись в проходной комнате и вслушиваясь в обеспокоенный гул еще не спящего особняка, Неджи опустился у стены и скрестил ноги, вовсе не путаясь в складках неудобного кимоно, как могло бы показаться стороннему наблюдателю. Вновь проступивший бьякуган привычно лишил мир красок и обострил зрение – Хьюга позволил себе минутную слабость, безошибочно находя среди десятков живых душ Ли и Тентен и, хотя бы так убеждаясь, что с ними все в порядке.

Даже если этого и не было достаточно для успокоения.

+2

6

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1671/t420351.jpg[/icon]

В ожидании Такаши-сенсея (нельзя же позволить себе фамильярность в отношении человека с медицинскими знаниями!) Ли погружен в напряженные размышления. Несмотря на отдаление от главных комнат, тонкая рисовая бумага не создает изоляции, Ли слышит многое: шорохи длинных одежд, торопливый топот слуг в отдалении и резкий стук шиши-одоши. Ли поднимается на ноги, теряя интерес к ранке на руке, и отодвигает сёдзи, чтобы взглянуть на сад. В едва начинающихся сумерках все казалось ярким, полным жизни и абсолютно статичным. Движения не было, разве что шиши-одоши время от времени опускался вниз и поднимался обратно с характерным перестуком, да едва различимо журчала вода. В соседних комнатах и на галереях дальше иногда были заметны быстрые фигуры в темных кимоно, но казалось, основная паника улеглась, и только слуги суетились, торопясь как можно быстрее восполнить потери в угощениях и напитках. Все, кажется, под контролем? Ли не сомневался, что ребята смогли справиться с ситуацией, в которой он их оставил, и, судя по тому, что никто не выводил лошадей из конюшен, ему было не о чем волноваться. Верно?

Пользуясь тем, что он пока еще один, Ли вытащил отобранное танто из рукава и тщательно осмотрел, стараясь не использовать руку, в которую его ужалили. Не то, чтобы она уже начинала причинять ему неудобство, но не стоит лишний раз ею двигать, верно? Танто было старым, может, даже старинным, с рукоятью блеклого розового цвета, истертый перламутр в местах, где удобно на него ложилась бы ладонь, говорил о том, что его как минимум часто брали в руки. И заточка, Ли, как шиноби, не был хорошо знаком с тем, как точат мечи и ножи в обычном мире, но мог оценить качество – и оно говорило о многом. Эта вещь явно имела ценность и определенно использовалась по назначению задолго до того, как Ли отобрал ее в крайне подозрительном порыве служанки к своей госпоже. И кстати, сломал ей руку – об этом ему еще только предстояло сказать своим товарищам. Это танто и перелом руки – довольно значительные улики, разве не так?

Наконец, прибежал запыхавшийся врач с удивительно выбивающимся из образа  глубоко традиционного окружения большим рыжим саквояжем. Внутри – маленькие склянки, тихо перестукивающиеся между собой, пока толстяк активно копается внутри, перебирая их ярлычки. Ли смирно садится рядом, расправляя в ожидании длинные полы своих одежд, благочинно и воспитанно, и чуть двигает носом, принюхиваясь – от лекаря густо пахло сложнопередаваемым медицинским запахом. Очень скоро его ладонь оказалась мягко сжата пухленькой ладошкой мужчины, за вежливой светской беседой с которым Ли даже и не заметил, как тот ловко взмахнул ланцетом, рассекая место «укуса». Ли выпучил глаза, когда увидел, как густая кровь выступила из ранки, и мгновенно застыдился, что каким-то образом он умудрился пропустить момент, когда ему нанесли повреждение. Конечно, это врач, но посудите сами, он ведь называл себя шиноби…

Наконец, процедура была завершена – Ли искусал себе губы, наблюдая за действиями гражданского доктора – в Конохе ему скорее всего просто залечили бы рану при помощи исцеляющей чакры, не тратя время на иглу с ниткой и эти странные болезненные  манипуляции (не то, чтобы ему требовались швы, так, пара узелков после того, как вычистили поврежденные ткани, не больше пары сантиметров).

Когда появилась Тентен, Ли уже имел несколько бледный вид и лелеял перебинтованную руку, будто младенца. Сложно сказать, вызвано ли это сложными и откровенно говоря, болезненными действиями Такаши-сенсея, или же являлось последствиями яда скорпиона, все еще в какой-то степени находящегося в его организме, но оно было так. Справедливые упреки Тентен Ли встретил с виноватой улыбкой, стараясь выглядеть как можно бодрее и энергичнее.

− Ну, я действовал инстинктивно, извини, - он с трудом успел избежать того, чтобы назвать Тентен по имени. Все-таки, стены могли иметь уши, тем более, в таком месте, как богатый особняк местной знати, тем более, сделанные из тонкой рисовой бумаги. Ли снова напомнил себе о том, что должен сосредоточиться на миссии, на прикрытии, и подполз к девушке поближе, желая говорить настолько тихо, насколько он мог.

− Он едва не ужалил госпожу! – произнес он своим нормальным голосом, с чуть слышимым трепетом, потом перешел на тихий тон, − на самом деле, просто царапина, едва жгло, я с самого начала повредил ему хвост, так что он едва мог проколоть мне кожу… да и рубцы, ты знаешь.

Пока он говорил, Ли аккуратно сжимал и разжимал тщательно забинтованную ладонь, убеждая Тентен, что с ним все в порядке. Он чувствовал себя нормально и хорошо. Но даже он понимал, что не может полностью гарантировать того, о чем говорил куноичи так уверено. Да, он казалось, действительно сильно переломал все панцирное тело насекомого, но даже если жало касалось его ладони под кривым, едва царапающим углом, яд на кончике хвоста все еще оставался серьезной вещью. То, что он все же частично попал в кожу через царапины, нельзя было отрицать. Но ему оказали первую помощь, верно? И у них все еще были с собой их специальные аптечки, в которых было много одноразовых наборов противоядий. Конечно, это были сыворотки против самых распространенных ядов мира шиноби, но, тем не менее, Ли был уверен, что при тщательном подходе они смогут найти что-то подходящее случаю, какой-то универсальный препарат. Все-таки, Хокаге была легендарной «Принцессой» ядов, и она хотела отправить их на такое задание подготовленными.

− Все будет в порядке, - он снова заверил взволнованную Тентен, наклоняясь к ней ближе.
− У меня есть кое-что, - прошептал он, ныряя здоровой ладонью в широкий рукав за танто. – Когда ловил скорпиона, увидел, что служанка двигается к невесте с этим, - он осторожно показал девушке бледно-розовую рукоять, не доставая клинок целиком. Кто знает, кто за ними следит сейчас, в конце концов, та, о ком он начал рассказывать, прекрасно знает, что ее оружие у него.

− Я сломал ей руку, когда перехватывал, - нехотя признался он, − думаю, стоит поискать кого-то, кто будет беречь правую кисть. Не уверен, была ли та девушка из свиты невесты, но думаю, будет не лишним спросить.

Ли встал, протягивая ладонь Тентен.

− Теперь со мной все в порядке, госпожа. Давайте как можно скорее вернемся к Такэру-сама! Уверен, он взволнован не меньше нас!

Прошел уже почти час, как случилось покушение. Пока Ли ждал доктора и получал помощь, пока Тентен присоединилась к нему, пока они обменялись информацией -  переполох успел улечься и приобрести некий ореол Особого События. Они чинно и благородно двигались  по внешним галереям вдоль гостевых комнат, где уже зажигали лампадки; острый слух шиноби позволял уловить то тут, то там обрывки свежих сплетен, в которые трансформировались прошедшие события, поэтому они не особо торопились к товарищу, зная, что Неджи в любом случае обеспечит безопасность клиента, а им лучше постараться уловить что-то новое, о чем они не знали и что упустили. В конце концов, они прекрасно понимали, что если бы Неджи хотел, он бы нашел их сам, и кто знает, может он уже делал это.


−Такэру-сама! Мы вас обыскались! – Ли взволнованно ворвался в комнату с Тентен, в которой замер их драгоценный товарищ, прекрасно отдавая себе отчет в том, что через тоненькую белую перегородку находится опочивальня клиента и, тем самым, извещая его об их возвращении на пост. И о том, что он был в порядке, разумеется, потому что в момент, когда его увели от толпы и прислали врача, его, казалось, грубым образом списали со счетов, а Ли это, разумеется, совершенно не нравилось. Рука, конечно, болела и зудела, тем более, что начало давать о себе то, что Такаши-сенсей рассек и расковырял ему рану, но это определённо не имело большого значения для его несомненно невыносимо выносливого организма! Нет ничего, что могло бы замедлить Прекрасного Зеленого Зверя от исполнения его обязанностей!

− Коичи-кун, - якобы более доверительно, по-дружески, по-братски обратился он к Неджи, снижая тон голоса, − В это время все гости уже ложатся спать, может, и нам всем стоит удалиться? Сегодня был сложный день, - он посмотрел прямо в стену, за которой был их клиент. Он не знал, спит ли он, но комната, в которой на данный момент были они втроем, не была той, что им отвели как официальные покои для гостей дома, а значит, это довольно спорное местоположение. Может им вообще лучше сегодня ночевать прямо в спальне хозяина? Или будущей хозяйки? В конце концов, покушение было на нее.
Ли посмотрел на Тентен, ожидая, когда она сообщит Неджи о том, что было у Ли – про танто и травмированную служанку, пытавшуюся напасть на Фудзико-сама. Он, конечно, не мог наклониться к Неджи близко, чтобы сообщить эти новости самостоятельно, это было бы странно, но Тентен могла шептать Неджи все ан ухо совершенно открыто, маскируя обмен информацией взволнованными объятиями.

− Что будем делать? – Ли ненавязчиво отошел к сёдзе, через которые они вошли, приглядывая, чтобы никто не шпионил за ними. Ну, в той мере, которую он мог обеспечить. Эта миссия была совсем не такой, какие ему нравились…

+1

7

Разговор с Ли, казалось, не занял так много времени, будучи на задании шиноби всегда ограничивались короткими докладами о произошедших событиях. Однако, когда ребята покинули медпункт, на поместье уже опустился вечерний сумрак. Это что же, так быстро пролетел целый день? А каковы его итоги? Тентен сокрушалась от того, что оказалась настолько бесполезной на этом торжестве. Неджи отлично справлялся со своей ролью защитника, а уж от его бьякугана польза была неимоверная. Ли, как оказалось, тоже времени зря не терял и ему удалось даже встретится лицом к лицу с нападавшим. Он жизнью своей рискнул ради миссии! А что же она? Стояла, как глупая коза и подбирала полы кимоно. Нет, всё-таки мир аристократов настолько несправедлив! Мальчишки могли, не выходя из роли, справляться со своими обязанностями, ей же приходилось уделать куда большее внимание сохранению своего прикрытия. С каждой секундой дорогая жизнь богачек нравилась ей меньше и меньше, а болото уныния и сомнений в своих способностях начинало засасывать всё глубже и глубже. Но вот, кажется, её друг протягивает ей ветку спасения! Рок обмолвился о том, что смог завладеть танто, который должен был послужить орудием для убийства. У Тентен прямо-таки зудели руки чтобы поближе рассмотреть клинок, поэтому она с непозволительной для дамы её статуса скоростью шелестела шёлком по коридорам.

Перед тем, как отправиться проведать товарища, они с Неджи договорились, что тот будет ждать их у покоев жениха и он действительно ждал их там. Незнакомому человеку могло бы показаться, что молодой аристократ был предельно спокоен и даже скучал, однако его товарищи по команде сразу заметили его напряжение по ритмичным постукиваниям пальцев и взбухшей вене на виске. В комнате кроме них не было никого, поэтому Тентен с куда меньшей усердностью поддерживала свою роль. – Ах, Коичи-сан, разлука с вами была просто невыносима! Я так рада, что вы в порядке, дайте я вас обниму! – проговаривает скороговоркой она и подходит к поднявшемуся с пола Хьюге, щекоча его ухо горячим шёпотом и вводя в курс дела. Ли, проверив ещё раз не шпионит ли кто за ними, немного выждав, вплотную подходит к шиноби и, наконец, вытаскивает из рукава клинок. Тентен с невероятным энтузиазмом схватила оружие, рассматривая в тускловатом жёлтом свете фантастическую гравировку на рукоятке. Это был один из тех клинков, которые никогда не были применены по назначению и назначение которых было лишь в том, чтобы украшать чью-то коллекцию. Обычно, к такому танто обязательно прилагалась история о прапрапрадедушке-самурае и невероятной небылице о том, как тот победил восьмихвостого змея всего лишь этим коротким клинком. – Это очень дорогая вещь, посмотрите, как искусно вырезаны листья клёна. Если этим орудовала служанка, то она могла украсть его из фамильной коллекции. Я не припомню там такого клинка, но там было столько оружия куда более интересного чем этот танто, поэтому я могла не заметить…в любом случае, надо будет попросить опознать Ахикито-сана его. 
–Сейчас уже поздно, не стоит его беспокоить, – отвечает Неджи, возвращая оружие обратно в руки Тентен. – Но мы можем прямо сейчас поговорить с камердинером. Отличная работа, Ли! – добавляет он уже еле слышно, так, что это можно было только прочитать по его губам. После чего все трое покидают маленькую комнатушку. Бьякуган Неджи опять служит им хорошую службу, быстро найдя в нескольких десятках пустующих и заполненных комнат нужного им человека.
_____________________________________________________________________

– Нуууу, у неё были чёрные волосы и бледная кожа…– мямлит Ли, пытаясь припомнить хоть какие-то детали из своего столкновения с убийцей. – Я, если честно не успел много рассмотреть в этой суматохе. Но ростом она была высокая, примерно, как Такэру-сан, – заключает он, указывая на Неджи. Брови пожилого камердинера ползут наверх.
–Тогда эта прислуга не из нашего штата, я всех служанок самолично отбирал и такую дылду не нанимал. Однако вам стоит поговорить с госпожой, из-за большого числа гостей она приехала вместе со своей прислугой. Может, она опознает искомую девицу. А сейчас простите меня, мне нужно готовить праздничный завтрак на утро, столько дел! – старик вежливо кланяется и уходит в сторону кухни.

–Он всех своих служанок сам выбирал, видете-ли. Старый извращенец, – фыркнула куноичи в спину удаляющейся фигуре. – Ну, и что будем делать? Все разговоры придётся отложить на завтра, надо переговорить с Фудзико-сан на счёт…Ах, мой милый Коичи-чан, я так устала от этих волнений, особенно после того что случилось с Тэмотсу-куном…прямо валюсь с ног! Давайте пойдём спать, а моё молоко с миндалём попросим принести к нам в комнату, – резко обрывает свою мысль куноичи и сменяет её на сладкие тягучие речи, заметив идущих в их сторону мужчин из числа гостей. Удивительно, но даже тембр её голоса при этом сменяется и становится на две октавы выше. –Тэмотсу-кун, вы же не против? Я думаю, вам тоже надо отдохнуть, всё-таки, вас ранили и вашей руке положен покой! Да-да, и не сопротивляйтесь, – продолжает она, подталкивая Ли в сторону комнат. Все трое удаляются, продолжая пустую болтовню. После такого же притворного прощания у порога и пожеланий доброй ночи, Тентен и Неджи исчезают за тяжёлой дверью из красного клёна, а Ли уходит в соседнюю комнату, обставленную куда скромнее. Каждый из них уже заранее знает, что нужно делать, ведь для этого им не нужно слов. Всё обговорено заранее, все фразы и условные знаки. Казалось бы, пустая беседа, на самом деле, не была такой уж пустой. Вся команда знала, что им предстоит длинная ночь с посменным дежурством. А завтра с утра, если ночь пройдёт спокойно и без проишествий, Тентен разузнает что-нибудь о клинке у жениха, Неджи одурманит шармом и попытается вызнать подробности о служанке у невесты, ну а Ли в образе раненого героя пойдёт окучивать прислугу. Как известно, на кухне знают больше подробностей о том, что творится у хозяина в спальне, чем даже сам хозяин.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » All the Time