body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » My home is far


My home is far

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1212/73367.jpg

Что ты хочешь знать?
Это простое любопытство или попытка принцессы залезть в душу потерянного мальчика?
Лучше подумай...

                     …тебе нечего там делать.

+3

2

[icon]]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1212/628189.jpg[/icon]

Надгробная плита холодит спину и прячет его от полуденного зноя и чужих излишне любопытных глаз, давая Орочимару столь необходимое уединение. Родительская могила давно перестала быть для него местом молчаливого паломничества и стала способом уйти от навязчивого общения товарищей по команде или пытливого взгляда Хирузена, в зрачках которого зреет непонятное мальчику подозрение. Ему не привыкать к подобному, не привыкать к косым взглядам, к настороженному вниманию в ответ на его простые вопросы и к тому, что старшие Шиноби предпочитают отмалчиваться, а ровесники - сторониться. Такое положение дел вполне устраивало Орочимару и тем сильнее, чем больше он обнаруживал в окружающем его мире существенных недочетов, которые попросту нельзя было заполнить темы нелепыми и пафосными объяснениями, которые расточал Хирузен.

Мальчик кривится, вспоминая благодушный взгляд учителя и его снисходительное ворчание в ответ на очередной вопрос о жизни и смерти, о долге шиноби и о том, откуда этот долг вообще взялся. Орочимару не может справиться с тем, что его захлестывает невыносимая обида, густо настоянная на разочаровании от того, что единственный источник ответов, единственный, кто до поры и до времени не отмахивался от него, не воспринимает его всерьез, считая, что его жажда истины не более чем любопытство подростка, которому едва исполнилось двенадцать лет.

Люди - лжецы. Ни на что не годные, глупые, шумные, раздражающие, а главное - смертные. Кладбище было больше чем вся деревня, бастионы седых надгробий выстроились ровными рядами, неуловимо одинаковые во всем, кроме высеченных на них имен и дат, которые уже мало кого интересовали. Он наизусть выучил имена тех, кто упокоился в пропитанной кровью земле Конохи и теперь знает, что всех и вся ждет только один конец - смерть. Рано или поздно - не столь уж важно: могилы ровесников привлекают внимание ничуть не больше, чем все прочие; даже пристанище тех, по кому он горевал так долго, уже не является центром притяжения, потому что эта история, это событие, случившееся, давно потеряло новизну.

Все умирают и их жизнь обесценивается, как и отцветший цветок уже не несет никакой пользы. Учитель сказал, что жизнь может повториться, но Орочимару не уверен, возможно ли это на самом деле. Он не верит ничему, что ему говорят, но шкура белой змеи блестит как фальшивый алмазы, покалывает кожу сухими чешуйками и никогда не остывает, будто бы навсегда заточила в себе тепло исчезнувшей жизни. Она увлекает его, обещает что-то большее, гипнотизирует той тайной, что прячется за слепыми провалами глаз и мучит его желанием узнать, есть ли в жизни что-то большее, чем обреченность и сила. Орочимару может разглядывать эту сброшенную шкуру часами, аккуратно перебирать ее пальцами и воображать то, каким было то существо, что навсегда покинуло эту уже ненужную оболочку.

Может быть и он был такой оболочкой, которую за ненадобностью покинули его родители, оставив сломанного ребенка позади с безнадежным ворохом вопросов, на которые никто не хотел, не желал или не мог дать ему удовлетворяющих ответов. Если так, то это лишь повод превзойти слабости и стать сильнее, чтобы никто не сумел отобрать его жизнь так же легко, как сделал это с жизнями его родных.

Цель лишь кажется ясной, на деле существуя только в ворохе непонятных ощущений и тяжелого отвращения, которое Орочимару испытывает к своему затянувшемуся состоянию. Солнце уже заходит за горизонт, когда он собирается с силами чтобы покинуть свое временное убежище и ощущает, что вовсе не один. Чужое присутствие ощутимое, тягостное и даже несколько неловкое, но мальчик опознает его, хмуро скрещивая руки на груди.

- Если ты тренируешься в скрытности, то ты провалилась, Тсунаде, - не стремясь скрыть едкую ухмылку бросает Орочимару через плечо, ровно в том направлении, где по его представлениям прячется надменная принцесса. Ему не хочется скрывать собственного удовольствия от того, что он обнаружил ее и может это продемонстрировать, в конце-концов в их команде все строится именно на этом стремлении. - А если тебя прислал учитель, то катись к Джирайе, не надо таскаться за мной и шпионить, - последнее он уже шипит, недовольно щуря глаза и только выше задирая подбородок.

С Тсунаде их отношения складывались достаточно ровно. Они существовали как две планеты, чьи орбиты пересекаются столь мало, что их жизнь проходит параллельно, пусть даже и вблизи. Единственной точкой их схождения был Джирайя - камень на шее команды, что отчаянно тянул их вниз, вызывая у Орочимару только брезгливое снисхождение, тогда как напарница не вызывала ничего кроме редких всплесков надменности, когда он наблюдал ее успехи. А посему он тем более не понимал этого возникшего любопытства, побудившего ее затаиться и наблюдать за ним Ками знает сколько времени.

Отредактировано Orochimaru (2020-09-03 12:22:47)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » My home is far