POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » disappearer


disappearer

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1451/892328.jpg
IT'S BEEN AWAY TOO LONG,
IT'S BEEN AWAY, I'M GONE.
EAST COAST AND ON, TO THE WEST STAR *

sirius & remus, '81

+6

2

Первый взгляд — всегда жалобный: Сириус привык смотреть на Римуса так, поэтому не успевает его прогнать.

Когда тот всё-таки появляется, от злости остаётся только стук шлёпнувшегося о стекло жука — немного, но если положить под язык, даст в голову лучше травки.

Сириус сбрасывает ноги с кровати, не торопится размыкать молчание. Солнце — словно гнилая тыква: валяется на просёлочной дороге, царапает стены оранжевыми длинными пальцами. Сириус чувствует облегчение, когда оно заходит — собственная тень отстаёт от него на шаг, лицо Римуса выхватывает только тишина. Волнение, подрагивающее в руках, проще незаметно обратить в ярость.

— Как же я заебался тебя искать.

Римус делает его беспомощным, отдаляя от себя недоверием, недомолвками, отсутствием злости. Сириус вылизывает шрам, пытается узнать, что у него внутри: сегодня из него вываливаются лающие вдалеке псы, укрытый лесом шум железной дороги. Лицо Римуса — встревоженное, обеспокоенное, будто его скомкали несколько раз. Сириусу жаль, что скомкал не он: укусом, поцелуем, случайным касанием.

Говорят, оборотни встали на его сторону. С каждым днём Сириусу всё проще в это поверить: даже сейчас глаза Римуса не показывают его отражение.

Разворачивать слова сложнее, чем намокший клочок бумаги:

— Ты ведь не только меня обманывал, правильно?

Только сейчас Сириус понимает: нет такой дистанции, которую нельзя было бы преодолеть, дотянувшись до его горла.

Твою смерть я не доверю ни одному заклинанию.

Отредактировано Sirius Black (2020-09-16 20:44:53)

+5

3

Римус опускает палочку.

Вместе с узнаванием уходит готовность обезоружить (навсегда), вместе с выдохом приходит временное облегчение. Усталость берёт его за руку, тянет рукав вниз, кончик палки смотрит в пол.

Римус смотрит на Сириуса. Его тут быть не должно. Это самое очевидное место, где он может быть.

Думать об этом не хотелось.

— Что ты тут делаешь? — будто случайно встречает младшекурсника вне спальной комнаты в поздний час (что там же делает староста, конечно же, никогда не отвечал).

Парирует его вопрос:

— Давно ты здесь?

Падс смотрит категоричным взглядом человека простой души, требующего простых объяснений, но все объяснения уносит нетерпеливая сова Дамблдора, и Римусу нечего ему дать. Остаются только смятый билет на поезд, песок из глаз, прохудившиеся ботинки, лопнувшие мозоли. Корочка на рассечённой недавно брови. Даже если бы было, что выложить перед собой — Римус бы не стал делиться.

"Только не кричи".

Падс — простая душа, но ситуация, в которой они оказались, к сожалению, сложная. Ему стоит научиться задавать правильные вопросы, а не ждать сервированной миски.

— Голоден?

Походная сумка падает на пыльный пол. Римус отодвигает её ногой в сторону; в ней — настоящая ложь: два грамма аконита, деньги магглов, вываленная в пыли и саже куртка, старые пятна крови на ней. Джона Хауэлла хотелось бы задвинуть под стол вместе с его вещами, но он покидает Римуса неохотно, не сразу забирая назад резкость движений, тяжесть взгляда, бритву с языка; всё, что даст рост почти прощупываемому желанию Сириуса дать ему пизды.

Дёргающееся веко, ноющие суставы, тоска — свои. Пустой желудок общий. Остальное не так легко разделять.

+4

4

Римус забирает так много: прозрачные руки перелистывают прошлое, будто конспекты лекции. Вытаскивают несколько из середины — думают, что он не успеет заметить (он не успевает). У Сириуса остаются только беглые отпечатки пера на следующем листе бумаги — немного, слов не разобрать. Время пройдёт, и даже они разгладятся.

— Какой же ты мудак.

Не разгладятся. Не пройдёт. Сириус опускает лицо в ладони — нужна всего секунда, чтобы спрятать удивлённое выражение, разгладить растерянность. Вернуть всё на места. Секунда, не больше: чуть помедлишь — Римус заберёт ещё что-нибудь. Злость, сомнение, тень из уголка рта. Имена, которые Сириус так тщательно подбирал; даст свои. Пустые. Научит на них откликаться.

— Не пытайся меня наебать.

Сириус медлит — карман становится легче. Руки падают на колени.

— Только не снова. Только не сейчас. Где ты был? От кого ты прячешься?

Римус — силуэт взрослого без лица: мягкий укор, терпеливое выражение лица. Уверенность в голосе, которая должна сгладить углы — вместо этого их ломает. Ласковые руки — ими Римус забирает осколки из его ладоней: ничего, это мы склеим, будет совсем как новое. Не расстраивайся.

Не будет, знает Сириус. Больше не будет.

Римус тоже знает.

— Может, расскажешь правду? Ну, для разнообразия?

Сириус резко сокращает расстояние, толкает его в плечо. От прикосновения в пальцы возвращается холод, свинцовая тяжесть — он всё ещё далеко. Как и в прошлый раз.

— Нашёл себе новых друзей, да?

Голос расползается на лоскуты, будто кто-то вытягивает из шва нитку — вместо крика вываливается судорога, скрип половицы. Усталость. Сириус знает, кто; ты не сможешь этим ничего изменить. Только не сейчас. Только не снова.

Отредактировано Sirius Black (2020-09-30 23:56:02)

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » disappearer