Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » постоянство веселья и грязи


постоянство веселья и грязи

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[sign] [/sign][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/0f/2/619446.jpg[/icon][status]возьми сюжет и подавись[/status][fandom]гришаверс[/fandom][char]Григорий Аксаков[/char][nick]Григорий Аксаков[/nick][lz]В детские годы я был уверен, что у Бога лицо старенького провизора Моносзона. Когда меня без вины стегали ремнем, я огорчался за Богa. [/lz]

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/0f/2/22966.jpg
над их головами — чужое неихнее небо, в небе идёт шевеленье слипшихся тел исполинских, узел туманный, голени, локти, и бёдра, и плечи, и головы — невычленимы, всё это сразу и вместе, всё это — единство и мощь, тучное — в тучах — тело народа большого.

+9

2

[sign] [/sign][icon]http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/0f/2/619446.jpg[/icon][status]возьми сюжет и подавись[/status][fandom]гришаверс[/fandom][char]Григорий Аксаков[/char][nick]Григорий Аксаков[/nick][lz]В детские годы я был уверен, что у Бога лицо старенького провизора Моносзона. Когда меня без вины стегали ремнем, я огорчался за Богa. [/lz]Грише хотелось плакать, но пока все эмоции он выражал так же, как и прежде — ложноневозмутимо. Для постороннего человека он стоик, аскет, скала, и все те дефиниции, за которые держится человек, у которого из багажа — он сам и ничего более. Для Яны он, конечно, ничего из этого списка, раньше она бы посмеялась, а сейчас времена не те. Гриша прежней, дореволюционной формации никогда бы не подумал, что будет ждать возвращения чужой громкости.

Живых американцев он пока видел немного, и все они ему не нравились. Что есть, в сущности, американец? Англо-французская щепка, испанская тень, португальское что-то. Наверняка где-то во Франции отыщется маленькая копия их главного символа, превращающая оригинал в раздутую шутку. Когда Гриша плохо ест, а сейчас он ест совсем плохо, в его голове бродят такого же качества мысли.

«Не осталось ничего настоящего», думал Гриша, пока они толкались в людской веренице, «искусственный остров для искусственного процесса» — всё логично и правильно, а оттого ещё больше унизительно; командующие их процессией абсолютно безразличны к частностям в виде человеческих судеб, щупают тела на предмет болячек, о которых Гриша вспоминал только по некрологам в газетах, подозревают самые неподозрительные лица и в своём внимании предельно беспощадны. Хочется завернуться в Яну и причитать на детском, но просят нагнуться, согнуться, встать ласточкой, открыть рот, высунуть язык — у них много дел.

Всё то время, что они ели на завтрак, обед и ужин кашу, а днём в качестве развлечения пялились на небо, пытаясь отыскать и находя различия с небом родным — на третий день Гриша перестал считать, потому что дней оказалось слишком много — ему казалось, что вот-вот обязательно их вытащит из этого ужаса ласковая рука благоволения судьбы, которая всегда гладила его по голове. Сейчас позвонят, и все в этом общежитии узнают, кто они такие. Глаза американцев увеличатся в размерах, и удивление дойдёт до всех, кто не говорит на знакомых им языках. Все вздохнут спокойно, потому что их двоих наконец-то догонит заплутавшая ещё на другом континенте справедливость.

Сейчас Гриша начал считать, но уже из вредности — чтобы было, что предъявить тем, кто приподнимет их над другими, потому что таков порядок. Под «приподнять» он подразумевает «избавить от необходимости соседства». Яна как-то задумчиво и наверняка риторически, в облике жалобы спросила, сколько они уже ждут. Гриша вредности не раскрыл и сказал «пару месяцев», как будто можно было скрыть от Яны хоть что-то.

— Как думаешь, может, нужно кому-нибудь сообщить?

Это, наверное, тоже в форме жалобы. Кому сообщать?

Гриша вглядывается в лицо продавца хот-догов и думает о том, каково построить карьеру на сосисках. Брезгливость к бытовому и приземленному из него пока не выщелкнул даже вид из их квартиры и то, что называется парком, но с настоящим парком не имеет ничего общего. Английский язык, слишком логичный и простой, одной ногой выбравшийся из знакомой Франции, не обещает ничего интересного. Кругом скука и грязь. Гриша никогда не был весёлым, но теперь захотелось. Когда не впечатляет жизнь, приходится обращаться к памяти.

— Я иногда думаю, — штанина вступает в спор с занозой скамейки, на решение этого вопроса у Гриши нет сил, — как дела у того снегиря. Последнего. Сколько вообще снегири живут? Десять лет? Пятнадцать? Надеюсь, он нашёл себе друзей.

Самого себя Гриша, конечно, мнит отогретым чьими-то руками снегирём, которого оставили на растерзание фатуму.

— Тут столько бездомных собак.. не по душе мне города.

Хочется месить подошвами плотно утрамбованный снег и ругаться на ветки, лезущие за шиворот.

+8


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » постоянство веселья и грязи