body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » WILDCARDS


WILDCARDS

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[indent] BABYBABYBABYBABY (YEAH) [indent][indent][indent] TRUMPET NOISES INTENSIFY
https://i.imgur.com/xjMkEMY.png
you will be immediately killed by this action.
[indent]  [indent]  [indent]proceed?

+6

2

Звук каблуков собственных ботинок отдается эхом по пустынным коридорам.

Помимо собственного сердцебиения, это единственный звук, который он слышит.

Мертвецкая тишина — признак угрозы; всегда замолкают все птицы перед бурей, даже когда в воздухе нет ни запаха грозы, всегда прячутся по углам в ожидании катастрофы звери и всегда, во всех культурах тишина была признаком чего-то неотвратимого и страшного; в Тартаре же все работает немного иначе. К тишине одиночества здесь привыкаешь достаточно быстро — огромный извращенный лабиринт, множество петляющих коридоров, которые никогда не остаются такими, какими были раньше, тянется многие метры вверх и существует лишь в незримый час между прошлым днем и нынешним. Тишина здесь — привычное явление; они разделялись с группой постоянно, чтобы охватить большую территорию поиска. Тишина здесь означает, что пока никакой угрозы нет. По каналу связи он слышит в голове лишь тихое ворчание Иори о чем-то — на это он внимания не обращает. Остальные — молчат.

Этого достаточно для того, чтобы с его стороны все было оценено как «в полном порядке».

В но в Тартаре все никогда не бывает в порядке; это монумент человеческим ошибкам, эгоизму и самомнению, надгробная плита тем многим, что пали в неравной битве между жаждой власти отдельных личностей и силой теней — пойманным меж двух огней невинным.

В Тартаре все само собой кажется очевидно мертвым, и тишина, означающая угрозу во всем нормальном мире здесь — извращенный признак того, что никто еще не вступил в битву.

Он уже разучился ощущать давление этих стен на себе. Пульс отсчитывает свое биение ровно, не давая сбоев; даже уже не устает так, как обычно. Человек приспосабливается ко всему, такова природа его выживание. Люди, может быть, когда-то и умрут, оставив после себя лишь осколки костей и горстки плаха для тех, кто будет после — но почему-то в этом Макото сомневается.

Человечество обладает исключительным упорством и непостоянством в вопросах того, чего именно оно хочет.

В очередной поворот он вписывается без проблем, слыша звук только лишь собственных каблуков и молчание стен прежде, чем в мозг раскаленным уколом врезается пелена помех — шипит сквозь плотно сжатые зубы в тон чему-то непонятному; сквозь пелену статики и шума, перемешивая и перетряхивая все, по черепной коробке бьет потеря связи — Фуука пытается что-то сказать, но ее голос больше мешает, царапает, режет без ножа.

Ему хватает сделать два шага, чтобы агония прекратилась так же резко, как и началась. Странно. Уж что-что, а это точно ненормально.

Ощущение неправильности поселяется где-то под горлом, липким холодным языком лижет легкие, шершавыми шипами стесывает мясо с ребер, обнажая, оставляя лишь голые кости и рефлексы бойца — наработанное и острое; вскидывается, будто хищник по ветру — пытается понять, что происходит. Стены Тартара молчат и не реагируют, затхлый воздух с оттенками трупной гнили и крови не меняется — все как будто бы по прежнему — но нет.

Теперь тишина была неправильной.

Макото умел различать оттенки молчания; это то, от чего зависит, встретишь ли ты очередной свой день живым, или сгинешь среди теней и сотен призраков давным-давно мертвых ученых, слепыми глазами смотрящих на мир, движущийся по краю; этим стенам никогда нельзя доверять — но можно обратить свои знания в привычки, которые купят тебе время — не иллюзию времени за стрелками часов, а вполне себе настоящее.

На рукояти меча сжимаются пальцы до белизны. Стоять без движения опасно; нужно двигаться дальше.

В голове он отсчитывает примерно десять секунд прежде, чем слышит звуки.

Шаги. Бег.

Понимает — он не один.  И это не тени.

Что-то в этом до скрежета зубовного неправильно — связи нет, шаги есть, теней он не ощущает; есть что-то в подобном раскладе иррационально-подозрительное. Намного подозрительнее, чем Тартар.

Щурится. Готовится.

Макото атакует первым.

[status]burn my dread[/status][icon]https://i5.imageban.ru/out/2020/09/15/022e80f9fb5109b79d427672f16917e5.jpg[/icon][nick]Makoto Yuki[/nick][fandom]SHIN MEGAMI TENSEI: PERSONA[/fandom][char]Макото Юки[/char][lz]Do not stand at my grave and cry,
I am not there; I did not die.[/lz]

+2


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » WILDCARDS