Гостевая
Роли и фандомы
Нужные персонажи
Хочу к вам

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » you know what they do to guys like us in prison


you know what they do to guys like us in prison

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/z2B3E5n.png


well, if you wanted honesty that's all you had to say. i never want to let you down or have you go — it's better off this way / remember when you broke your foot from jumping out the second floor? i'm not okay / i told you time and time again you sing the words (i'm not okay), but don't know what it means to be a joke and look another line without a hook. i held you close as we both shook.


REGULUS BLACK & BARTEMIUS CROUCH JR,
BE THE THING THAT BURIES ME;

[icon]https://i.imgur.com/0TBayoh.png[/icon][nick]regulus black[/nick][status]in you I exist — to live or not.[/status][fandom]the wizarding world[/fandom][char]регулус блэк[/char][lz]stop howling. just calm down and show me where. but some people can't tell where it hurts. they can't calm down. they can't ever stop howling.[/lz]

Отредактировано Yagami Light (2020-09-07 22:09:02)

+7

2

[indent]

he touched me,
i could feel a glow

регулус учит его быть мягче: опускается на колени, берёт в ладонь сжатый кулак, разгибает — один за другим — сомкнутые пальцы. забирает камень: отдай. положи не землю. сегодня это тебе не понадобится. барти запоминает, как легко, когда за спиной ничего не утаиваешь — ладонь раскрыта, глаза наполнены воздухом, солнце ютится на его переносице жёлтым маленьким мотыльком. поцелуй мажет по щеке водой, капающей с мокрых волос: барти подаётся вперёд, лижет по старом следы, улыбку прячет под его языком. хогвартс становится домом (хотя это, конечно, несложно): камни остаются в карманах. барти подбирает их с берега, когда регулус отворачивается. оглядывается на тех, кто смотрит и дотрагивается неаккуратно — оставляет волдыри, синяки, знаешь, я бы убил для тебя сириуса; регулус моргает с лёгким упрёком, от него пахнет палёными совиными перьями и чернилами, отпечатавшимися на ладони: я бы не попросил. хогвартс становится домом, но дом умещается в нём одном. барти роняет камень, учится говорить прямо, не пропускать слова через несколько призм.
барти учится; получается только с ним.

[indent][indent]

he touched me and then
i saw our friendship was impossible to mend

эмоции регулуса — мальки, играющие в салки на мелководье: гонят в ладони пену, всплеск, взбивают хвостами песок. барти закатывает по колено брюки, уверенно шагает в чёрное озеро: шёпот волн незнакомый, к ногам тянутся водоросли, дно — распахнутый рот с отрезанным языком. барти вглядывается в него, но всё равно что-то упускает: может быть, крохотную тень в складке рта. может быть, скрип зубов по ночам. спрятанную на предплечье кляксу (покажи, регулус, дай мне). чужие эмоции считывать просто — поэтому они приедаются, остаются забытой между страниц шпаргалкой. барти замечает: у кого-то из рукава вываливается нетерпение, у кого-то — злость; иногда скрип стула означает, что кто-то хочет его ударить, иногда не означает ничего. регулус что-то прячет — барти делает шаг и проваливается. из-под ног выскальзывает ступенька, лестница движется и улыбается. молчание дрожит над землёй раскалённым воздухом. иногда оно предвещает дождь — регулус прячет прикосновение под столом.
иногда не предвещает ничего. сворачивается дыркой на дне кармана. о такой забываешь, пока по дороге не вывалится что-то значимое — барти хватается слишком поздно.
регулус садится на другом конце стола и отворачивается.

[indent][indent][indent]

he touched me, with nothing left to gain
аnd i knew this must really be the end

барти огрызается, когда кто-то дотрагивается до его локтя: отъебись, слушай, не до тебя сейчас. пытается стряхнуть злость плечами, расслабиться (в конце концов, это не моё дело), но она возвращается. сворачивается в клубок под воротом, гремит чужими косточками в рукавах. барти бросает взгляд на него, не выдерживается, отворачивается; чужая радость соскальзывает с регулуса, сползает вниз, на пол. под ногами — дождевая вода, осенняя грязь, прелые листья. лопнувшие каштаны. для июня сегодня выпадает слишком много осадков — пахнет мокрой землёй, гнилыми корнями, заебавшим его нытьём. регулус не жалуется вслух — это хуже всего: барти сжимает кулак обратно, считая по согнутым пальцам пропущенные вопросы. получается слишком много. недомолвки и оговорки выползают из углов клочьями пыли, серыми пауками. барти отталкивает их ногой, берёт его за плечи, встряхивает. пытается наполнить регулуса собственной гордостью — не получается: он одёргивает плечах, отворачивается, улыбка виснет на губах лопнувшим пузырём. поцелуи на вкус — мыльные, как пиздёж. барти утирает рот. регулус бы сказал: ты не злишься, а беспокоишься; регулус, конечно, не скажет — барти отворачивается от него, когда хочет ударить. сплёвывает сквозь зубы, растирает слюну подошвой. раздражение липнет к ней, как жвачка: лёгкое неудобство, которое обычно не замечаешь.
сейчас он замечает. растравливает обиду. почему ты не можешь чувствовать так же, как я.

[indent][indent][indent][indent]

i just can't help you still don't know yourself
you lie beside me now as all these rivers flow

регулус учит его быть мягче: обтачивать слова, пока они не станут безопасными. не смогут причинить вреда. барти ощупывает их ртом — всё равно, что облизывать розовый лёд под задранным лисой зайцем. значит, нужно ещё немного, пока от злости ничего не останется. скорлупки можно будет подбросить потом: не регулусу — тем, кто заслуживает их по-настоящему. прятать в себя он не умеет; не научится никогда. замечает краем глаза движение: регулус исчезает за дверью, молчание тянется за ним следом. [nick]barty crouch jr[/nick][status]rat king's walking [/status][icon]https://i.imgur.com/tlSWcGF.png[/icon][fandom]THE WIZARDING WORLD[/fandom][char]барти крауч-младший[/char][lz]i wear a wreath of fire around my head. it hangs heavy, sanctified, сuts like vinegar, purifies like bleach.[/lz]
барти натягивает на лицо улыбку и поднимается из-за стола. от ветра она сползает — приходится поправлять пальцами.
— ты выглядишь расстроенным, — почему; ты должен быть доволен. барти хотел бы оказаться на его месте: стать частью чего-то важного. чего-то большого. лизнуть открытый перелом прежде, чем он срастётся, срастётся правильно. — это всё-таки твой выпускной.
барти сжимает его плечо, останавливает. слизывает со рта запах воды, плеск чёрного озера.
— может быть, поговоришь со мной?

Отредактировано L Lawliet (2020-10-04 16:26:36)

+7

3

детские игры закончились пару лет назад. под влажными пальцами кирпичная кладка рассыпается в ржавую крошку, пачкает белые рукава рубашки, оставляя уродливые пятна на полупрозрачной коже. регулус криво улыбается, утыкаясь в неё лбом. стена, нагретая полуденным солнцем, щедро делится украденным теплом и шепчет секреты; ласково целует в родинку на щеке, пока одни только воспоминания о подземельях высасывают из него желание жить.
иногда в хогвартсе можно спрятаться от собственных мыслей.
барти знает часть из его потайных мест и может найти при желании. от голода сводит живот, урчание пугает русалок в озере и доносится до замка, потому что иначе зачем барти принёс бы ему яблоко? он разрывает паутину нелюдимости и смотрит дальше скривленной линии губ; недовольство стирается мягкой подушечкой большого пальца. барти может дразнить регулуса его же мимикой, но они так больше не делают. регулус разучился обижаться после первого года сириуса в хогвартсе, но натыкаться на собственные взгляды и улыбки всегда казалось особенно неприятным; слова лишь сотрясают воздух. дома он терял время повторяя за жестикуляцией сириуса, а после забывал, что это краденное, и раздраженно расцарапывал предплечья. луна насмешливо наблюдала за ним в окно комнаты.
регулус мягко говорит: барти. иногда, когда он позволяет себе злиться и демонстрировать это, прорывается шипящее крауч-младший — тоном темного лорда; сегодня мало кто знает откуда эти интонации. блэки лидируют в соревновании, которое никто не объявлял.

[indent] I felt I was holding still

вырезать статьи из газет и быть очевидцем не то же самое, что смотреть на убийство и поднимать палочку. во рту регулуса желчь и разочарование; путь, по которому ему сказали идти, привёл в тупик, позади — тела маглов, если свернешь — пожмёшь руку смерти.
семь лет он прятался в хогвартсе, а теперь будет негде.
отчаяние растет в нем, как грозовая туча, но регулус заранее знает, что это ничем не кончится. еда на вкус как прелые листья, сок — застоявшаяся вода в душевом сливе; дней до выпуска становится всё меньше, а гроза всё не начинается. регулус давится завтраком, и барти нет рядом, чтобы помочь.
иногда он этому радуется; энтузиазм в регулусе выцвел, когда пришло разочарование. барти им гордится, тогда как регулус себя презирает; если вспороть его от шеи до пупка, то найдешь только стыд за принятые решения, за слепой фанатизм, за то, что показал ту жизнь барти.
стыд питается его сном.
однажды он почти завёл этот разговор; в прохладе гостиной, под треск камина, когда собственная неуязвимость казалась всеобъемлющей и непоколебимой. тишина пожирала дрова и его желания.
— барти, — произнес регулус, но когда барти посмотрел на него, то не смог продолжить. слова потерялись где-то в горле, самоконтроля хватило на то, чтобы отвести взгляд и покачать головой. ничего.
[indent] so nothing could bump me and break me apart.

ему остается лишь жалеть о несказанном. скоро — всего год — барти увидит то, от чего регулус пытался его оградить; после первого убийства будет поздно. мертвых нельзя вернуть, совершённые ошибки вырезаются в памяти до конца дней. ты ничего не изменишь.
он думает об этом в большом зале. чужие улыбки — настоящие, радостные — режут глаз, от шума начинает болеть голова, и регулус сначала теряется в толпе, а потом незаметно скрывается в коридоре.
завтра они отправятся домой; он больше никогда не увидит этот замок. мысль неприятно болезненная.
иногда барти его находит, и сегодня, разумеется, именно тот день. регулус морщится.
сумерки хватают за рукава парадной мантии, звёзды лезут под воротник, тёмные воды играют в салки у их ног. возможно, думает регулус, присутствие барти — это правильно. так и должно быть. возможно, это и их прощание тоже. он стряхивает то, что не должен чувствовать перед тем, как встретиться с ним лицом к лицу; ничего правдоподобного изобразить не успевает, поэтому барти успевает увидеть то, что ему не нравится.
жаль.
— а ты бы радовался? — регулус наклоняет голову, криво улыбаясь. он бы радовался, регулус зря тратит слова, время, воздух. цепляется пальцами за рукав барти, тянет его под деревья. их приватность позволяет ощутить себя в безопасности на пару лишних мгновений. вдыхает полной грудью, пока не становится чуть-чуть легче.
[indent] It is so easy to get broken.

— мне странно от того, как этот замок становится важным для тебя, а потом выкидывает обратно, — слова остаются висеть между ними странной тишиной; коричневый жук ползёт по его брючине, а когда ему надоест, то он сможет поползти в любую другую сторону. регулус завидует ему больше, чем хотелось бы.
— и я оставляю тут тебя.
стыд питается его голосом и заливает краской щёки; всё лучше, чем упоминать то, что ждёт его за стенами. регулус крадёт выражение лица барти для себя, на память.[icon]https://i.imgur.com/0TBayoh.png[/icon][nick]regulus black[/nick][status]in you I exist — to live or not.[/status][fandom]the wizarding world[/fandom][char]регулус блэк[/char][lz]stop howling. just calm down and show me where. but some people can't tell where it hurts. they can't calm down. they can't ever stop howling.[/lz]

+7

4

I KEEP WAITING FOR THE GOD UNDER THE ANTHILL TO SPEAK UP.

— я бы радовался, — механически отвечает барти, потому что должен; когда-то — может, ему было лет семь или восемь — его отправили на всё лето далеко-далеко, к маминым родственникам. тогда барти впервые узнал, что случается, когда кончается город: от зелёного заболевают глаза, вместо сморщенных яблок на ветках болтаются огромные спелые звёзды. из тумана, кажется, можно слепить всё, что угодно, и однажды утро слепило из него одинокое стадо коров: только одна из них не походила на призрака, у неё были стройные белые ноги и долгий ласковый взгляд. барти почти погладил её, но заметил, как бабушка, наблюдая за ним, улыбается; стало стыдно, щекотно, пришлось убрать руку, соврать, что хочет домой и устал от ужасного запаха. тогда неправда давалась сложнее: у несказанных слов был и вкус, и вес. со временем он побледнел, стал прозрачным, барти стал забывать, что так долго пытался спрятать. сейчас регулус возвращает им горечь — барти хмурится и пытается вспомнить, но ничего не находит. значит, и не было ничего, правда? это его раздражает. — я бы радовался. ты же знаешь.

I KEEP WAITING FOR THE PART OF THE MYTH WHERE EVERYONE TURNS INTO A DIFFERENT BIRD

регулус, конечно, эту тяжесть носит в себе до сих пор. с каждым разом его молчание весит как будто немного больше: барти учится распознавать это по тому, как он теряет в цвете, становясь совсем прозрачным и лёгким. если бы не слова, которые регулус прячет, рассовывая по карманам, ветер, наверное, смог бы забрать его вместе с собой, поэтому барти предпочитает не спрашивать. только временами, когда регулус становится против яркого солнца, тень выдаёт себя очертаниями: барти кажется, что, протянув руку, он сможет растереть её между пальцев, избавив его от молчания, но не протягивает. регулус так и не научился прятаться у всех на виду, поэтому барти знает каждое из его потайных мест. раньше он мог оставлять там записки и бутерброды, найденную на берегу озера гальку или стрекозиное крылышко. регулус, находя их, улыбался, и барти мог быть уверен, что морщинка в уголке его рта зависает удивлённой птицей, но сейчас, приходя, он будто застаёт регулуса за чем-то личным. чем-то, что он пока не готов ни с кем разделить. барти, конечно, не подаёт виду, но яблоко в его руке от обиды становится кислым.

OR THE REEDS START TALKING OR HORSES COME OUT OF THE OCEAN

барти приседает на корточки, чтобы снять с его брюк жука (иногда нелегко найти повод спрятать лицо): на его ладони он кажется темнее и больше (так же голос регулуса становится чётче, когда доносится издалека). барти улыбается, позволяя ему доползти до кончиков: сжать кулак — в его власти, но он не сжимает.
— я... понимаю, — барти сбивается: смущение регулуса оказывается неожиданно заразным. его бросает в жар, взгляд становится мягким. прежде, чем посмотреть на регулуса, он провожает глазами поднявшегося в воздух жука. — когда ты уйдёшь, здесь не останется ничего важного.
барти помнит этот разговор: год назад рабастан стоял так же, как стоит сейчас регулус, а он чертил носком ботинка линию по грязи. это не научила его ничему, кроме чувства беспомощности и уязвимости: во второй раз они идут по протоптанным тропам и быстрее заполняют его доверху.
— я бы хотел уйти вместе с тобой, — унести с собой: сладкое королевство, вечера в библиотеке, рождество, когда регулус остался с ним, не поехав домой. иногда барти казалось, что всё это существовало только в отражении чёрного озера. — но, — улыбка становится прозрачной. — дело ведь не только в этом, правда?

I KEEP WAITING FOR THE BUGLE AND THE JACKAL-HEADED GOD TO WEIGH MY HEART ACROSS THE RIVER.

тяжелее всего вынести поздние осенние дни — те выходные, когда просыпаешься слишком поздно: все вокруг уже зажигают огни и готовятся к войне с темнотой. небо светится тускло, будто умирающий в спичечном коробке светлячок, и не остаётся ничего, кроме сожалению об упущенном утре, как будто утро — это вся жизнь, которой не дали возможности развернуться.
регулус дарит ему это чувство.
— в хогвартсе ты чувствуешь себя в безопасности, — барти приваливается спиной к дереву. голос становится суше от мысли, что последними словами регулус просто бросил ему пыль в глаза; злость кажется достаточно сильной, чтобы позволить себе её не проявить, не дать ему возможности оправдаться. — я тоже. он стал для меня единственным домом. но если школа осталась для тебя только убежищем, ты зря провёл в ней семь лет.
отцовские интонации сминают голос, превращая его в хитиновый панцирь.
— ты уходишь не в пустоту. ты знаешь, что тебя... ждут. разве этого мало?
барти пожимает плечами и отворачивается.[icon]https://i.imgur.com/tlSWcGF.png[/icon]

+6


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » you know what they do to guys like us in prison