body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Here Lies the Abyss


Here Lies the Abyss

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1307/162528.jpg

Maxwell / Dorian

[nick]Maxwell Trevelyan[/nick][status]The Inquisitor[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a8/6f/dc/a86fdc7a86d6f23518da9877505f572a.jpg[/icon][fandom]Dragon Age[/fandom][char]Максвелл Тревелиан, 28[/char][lz]Простой парень из богатой семьи[/lz]

0

2

Максвелл валялся на кровати, заложив руки за голову, и смотрел в потолок. В последнее время события происходили с такой быстротой и скоростью, сменяя друг друга, что он не всегда за ними поспевал. Всю свою сознательную жизнь он провел в обыденной обстановке церкви и собственного дома. Все вокруг было приличное, отличного качества, удобное - и совершенно одинаковое. Нет, мечтать о жизни ремесленника или, тем более, попрошайки было бы глупо, но мысли о том, что он не столько живет, сколько существует, иногда мешали спать. Сначала - в виде юношеских мечт о чем больше, о приключениях и славных делах, потом - как фоновая неудовлетворенность положением дел. А потом вдруг - Конклав и все. Он получил ровно то, чего хотел, но все оказалось куда сложнее, чем представлялось.
Теперь его окружало множество людей, которые ждали его слов и решений, что поначалу вгоняло в панику. Пока Максвелл не понял, что делать что-либо в одиночку и не нужно. Все прекрасно понимают, что юный представитель оствикской аристократии тянет максимум на красиво постоять в углу, прочитать стихи или галантно пообщаться с какой-нибудь графиней. В общем, произвести впечатление и сделать нужное лицо. А вот банальные переговоры о сотрудничестве, простой разведпоход или даже разведка местности... Не тому его учили дома.
Максвелл и сам понимал, что несколько сгущает краски, - для всего поименнованного у них были специальные люди, разведчики, солдаты и торговцы, но поначалу его вводило в ступор от того, сколько всего должна делать Инквизиция, чтобы просто существовать. А от него лично помощи, мягко говоря, не слишком много. Навык, как обычно, приходил с опытом полевых действий - которых в последнее время стало что-то ну очень много. И вот случилось именно то, чего он опасался с самого начала, - действовать и думать пришлось полностью самому. Почти.
Поход в церковь Редклифа не сулил им ничего хорошего с самого начала, но попасть в будущее, конечно, не ожидал никто. Включая Дориана, который, в отличие от Вестника, как-то разбирался в происходящем и, похоже, был увлечен им. А у Максвелла от всего этого шла голова кругом. Поэтому он старался не особо думать, что делает. И, главное, - что будет, если у них ничего не выйдет...

А теперь все это было позади, он лежал на кровати в своей комнате, вспоминал произошедшее и пытался понять, как так получилось, что он справился и даже сделал это неплохо. Хоть и не понимаю ничего. Не приходя в сознание практически. Все лавры причитались этому малознакомому тевинтерскому магу безусловно. Дориан из дома Павусов. Красиво звучит. Впрочем, аристократия умеет это делать, а что Дориан именно аристократ Максвелл понял сразу - воспитание, вбитое в подкорку с малолетства, не пропьешь. Максвеллу всегда было интересно читать про другие страны - особенно Тевинтер, по понятным причинам. Больно уж он отличался от прочих стран, у Вестника не очень укладывалось в голове, какова должна быть жизнь в месте, где правят маги. И неплохо это делают, кажется. Так что, да, новый знакомый был ему очень интересен. И, одновременно, вызывал некоторые опасения. Максвелл считал себя выше национализма, но все равно плохо понимал, чего ждать от мага. И, как обычно, чувствовал необходимость не ударить в грязь лицом. О том, что зачатки симпатии вызывают еще и некоторое стеснение, он предпочитал тоже не думать.
Поняв, что очень скоро мозги начнут дымиться от того, о чем не стоит думать, Максвелл встал с кровати. В Убежище был трактир, где в часы досуга отдыхал почти весь лагерь. Но прилично ли будет пойти туда ему? Скорее всего, озвучь он свое желание, ему в дом принесут все, что он скажет. Поэтому Максвелл встал и пошел в трактир сам - когда еще доведется посидеть среди простых людей? Своих людей. Которые пьют... надо выяснить что.

В трактире оказалось куда меньше народу, чем он ожидал. Помедлив на пороге, Максвелл вошел и направился к трактирщику. Он вообще-то намеревался как-то затесаться в толпу, послушать и посмотреть вокруг, но тут затесываться было некуда. В итоге попросив у трактирщика "что-нибудь выпить" он отошел в сторонку и сел, делая вид, что ему совершенно привычно так себя вести. Оставалось надеяться, что трактирщик налил ему не воду, но и не что-нибудь такое, от чего выедает желудок.[nick]Maxwell Trevelyan[/nick][status]The Inquisitor[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/a8/6f/dc/a86fdc7a86d6f23518da9877505f572a.jpg[/icon][fandom]Dragon Age[/fandom][char]Максвелл Тревелиан, 28[/char][lz]Простой парень из богатой семьи[/lz]

Отредактировано Valkyrie (2020-10-04 02:23:25)

+1

3

[indent] Что же, вот и оно, думает Дориан, глядя в небо. Стоя там, где Старший впервые явил себя миру. Оставил свой безжалостный отпечаток.
Брешь зловеще гудит в ответ. Пульсирует рваной раной.
Тот еще вид. Головокружительный до тошноты. Завораживающий – своей противоестественностью. 
Лицо обжигает холодом, ветер запускает в волосы жесткие пальцы. Особенно сильный порыв щедро осыпает мелким колючим снегом пополам с пеплом, и Дориан морщится. Ворча, пытается плотнее укутаться в плащ.
Впрочем, дрожью до самых костей его пробирает не только от холодной погоды.

Печать мучительной смерти разливается по долине, как смрад. Еще бы: столько жизней в один момент нашло здесь свой страшный конец. Отголоски все еще слишком свежи, а порванная Завеса не дает им рассеяться, утихнуть. Будто снова и снова вскрывает рану, стоит ей чуть затянуться.
Огромные глыбы красного лириума усиливают и без того гнетущую атмосферу. Заполняют руины неумолчным гулом на грани слышимости. Дремотно тяжелым, обволакивающим пением. Искусительным шепотом, проникающим, кажется, прямо в голову.
И, как прикосновение к телу чего-то мерзкого, здесь чувствуется остаточный след очень мощной магии. Причем миазмы конкретно этой магии теперь, после прогулок во времени, знакомы Дориану даже слишком хорошо.
То же ощущение, что и в обезображенном замке Редклиф – отдаленно похожее на густой и вязкий аромат ладана в семейной часовне.
Вот только этот ладан отравлен ядом гниения.

Он отводит взгляд от Бреши, охваченный печалью и горечью. Стыдом за своих соотечественников.
Столько жизней принесено в жертву, стольким еще суждено погибнуть – и ради чего? Чтобы какой-то болван, претендующий на божественность, мог создать свой «идеальный мир»?
Видел он этот мир, большое спасибо Алексиусу.
Выглядело как полное дерьмо.
[indent] Будущее, что открылось им с Вестником по ту сторону временного разрыва, ужасало. Стремительно и неотвратимо приближалось к концу. Грозило в любой момент опрокинуться, уйти из-под ног.
Мир распадался на части. Сходил с ума.
Вестник шел бок-о-бок с Дорианом, все больше каменея лицом. Помогал выносить венатори ногами вперед. Лихо развеивал демонов, закрывал разрывы.
И казался до хрупкости юным.
Возможно, тут было виновато могильно-зеленое освещение, щедро приправленное сиянием красного лириума. А может, все дело было в том, как он смотрел на творящееся вокруг безумие – глазами глубоко и неприятно пораженного человека. У него на лице большими буквами было написано отчаянное «Верните все обратно».
Желание, которое Дориан разделял целиком и полностью.
Его самого ни на минуту не покидало ощущение нереальности происходящего. Что нужно делать, чтобы за какой-то год все стало настолько плохо? И кому вообще может понадобиться превращать мир в... это?
Все время, проведенное там, он чувствовал, как вокруг будто... звенело от напряжения. Словно перетянутая струна.
И надеялся только, что они успеют до того, как она лопнет.
   
Он думает об Алексиусе: не плохом, в сущности, человеке, от отчаяния ломающем мир на части. И о Феликсе: жалкой тени прежнего веселого друга, с мертвыми глазами и безразличной маской вместо лица.
От этих мыслей его настроение портится окончательно. Дориан чувствует мрачную решимость сделать что угодно, чтобы не допустить наступления того будущего.
Не дать Старшему превратить весь мир в Храм Священного Праха.
Праздное любопытство и исследовательский интерес, которые так манили подобраться вплотную к Бреши, сменяются желанием как можно скорее покинуть разрушенный храм.
Он не отказывает себе в этом.
[indent] День выдался ясным, хотя и обжигающе холодным. В основном – за счет ледяного ветра. Он треплет одежду, кусает лицо и пальцы и все норовит припорошить снегом с ног до головы. Впрочем, что Дориану зверский мороз, местным не страшнее комариного укуса. Ему уже успели растолковать: то, что он называет непозволительным холодом, еще цветочки по сравнению с настоящими ферелденскими заморозками.
Дориан стучит зубами, прячет нос в меховой опушке плаща. Щурится от бьющего в глаза снега. И вздыхает с облегчением, когда ветер приносит запахи не только снега и сосновой хвои, но и близкого жилья. Пахнет дымом из кузницы, лошадьми, собаками, горячей едой и свежей сдобой. В животе урчит, и он ускоряет шаг, с непривычки то и дело застревая в рыхлом снегу. Шагает тем бодрей, чем дальше отходит от руин храма. Да, поесть не мешает. Тем более что к местной еде, сперва казавшейся ему удручающе простецкой и однообразной на вкус, он уже попривык. Некоторые блюда даже начали ему нравиться.

Убежище было разочаровывающе крохотным поселением, лепившимся к скале. Несколько домиков, выросших на скудной каменистой почве – вот и весь оплот Инквизиции. Они, как перепуганные овцы, теснились поближе к церкви – будто даже домам было холодно так высоко в Морозных горах.
Морозные горы, фыркает Дориан. Типичный Ферелден – каждое название очень жизнеутверждающее. И за каждой, даже самой захолустной деревенькой – своя жуткая история. Из тех, что так нравились ему в детстве.

После резкой свежести, царящей снаружи, воздух таверны кажется ему затхлым и продымленным – но благословенно прогретым. В этот час здесь почти пусто. Густо пахнет горячей похлебкой и рыбным пирогом, а в камине ревет пламя. Он ждет, пока глаза привыкнут к скудному освещению, прежде чем подойти к Флиссе. Довольно вздыхает, когда снова начинает чувствовать пальцы. Высматривает место поближе к огню – и еще больше оживляется, заметив среди немногочисленных посетителей Тревелиана.
Как нельзя кстати занявшего столик перед камином.
Дориану срочно нужно отвлечься. Отогнать мрачные мысли. Например, разговором с кем-то, кто видит человека за словом «тевинтерец». Здесь, на юге, Дориан постоянно привлекает к себе внимание. На него испуганно таращатся. Косятся с подозрением, а то и с неприкрытой враждебностью. Шепчутся вслед. В тавернах же и вовсе смотрят так, будто от одного его присутствия портится аппетит и еда.
Ну, хоть не оплевывают, и на том спасибо.

Вестник же - совсем другое дело.
Дориан улыбается, подходя к столу, за которым тот устроился в компании еды и выпивки.
Путешествие во временную воронку сплотило их. Неразрывно связало жутким секретом, в который больше никто не мог быть посвящён.
Так поэтично.
И, похоже, после их маленького приключения Тревелиан тоже проникся к нему симпатией. Во всяком случае, точно не стал думать о Дориане хуже. Смотрит в ответ открыто, с тем же любопытством, что и в первую встречу в церкви.
- Я присоединюсь к тебе, если не возражаешь? - спрашивает Дориан. Ободренный этим взглядом, занимает место напротив, не дожидаясь ответа. С удовольствием протягивает озябшие руки к огню. – Подумать только, а я ведь считал, что это во Внутренних землях холодно!

0


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Here Lies the Abyss