POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » my god is gonna owe me


my god is gonna owe me

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Gavin Reed & Connor & Elijah Kamski
Detroit, MI | USA | 2038

https://i.imgur.com/36Ke2KM.jpg

My Lucifer is lonely.

+1

2

DATE: DECEMBER 25, 2038
TIME: 18:34PM

Роботизированное такси мягко шуршало колесами по дорожному покрытию в своем неуловимом повторяющемся цикличном ритме. Для андроида этого уже было достаточно, чтобы ничего не отвлекало от синхронизации с сетью. Коннор был прототипом, пусть экземпляров его модели и было выпущено десять штук, но какие-то изъяны в его функциональности всё же были. Не помогала и загрузка данных от предшественников, каждая [смерть] Коннора влекла за собой повреждение памяти, какие-то фрагменты просто терялись при переносе. Каждый раз при этом ещё и координация движений страдала, и монетка всё чаще мелькала в руках, калибровка практически стала ежедневной рутиной, а не способом отточить остроту реакции.

Коннор не знал, что было бы, если бы он был [60]. Но тот андроид, что пытался остановить его в башне Киберлайф, пропустил необходимость загружать всю фрагментированную память, получив данные только последнего бэкапа. Номер шестьдесят был мертв. Не смог доказать Хэнку, что является настоящим, не смог обмануть человека, каким бы он ни был убедительным поначалу.
Девиация придавала им оригинальности, которую даже люди могли различить. Этого было достаточно для лейтенанта Андерсона, но... Коннор немного повернул голову, очень быстро скосив взгляд на детектива Рида. Почему-то для не менее упрямого и настроенного агрессивно Гэвина недостаточно было просто того, что его напарник девиант.

Коннор мог с лёгкостью воспроизвести тот разговор в больнице, когда они оба не просто перестали разговаривать друг с другом вежливо и дипломатично, - RK800 перестал, от Гэвина было сложно дождаться уважительного отношения по отношению к андроиду, - но и была озвучена очень важная для их взаимодействия проблема.
И речь не о протезе, за этим они сейчас и ехали по направлению к дому Элайджи Камски. Речь о том, что Риду совершенно не нравилось, когда Коннор пытался вести себя как человек. В одном они могли быть солидарны. RK800 тоже не н р а в и л о с ь вести себя согласно инструкциям и подсказкам социального модуля.

- Мы прибудем примерно через десять минут, - подал голос Коннор, повернув голову теперь уже заметно для мужчины по направлению к нему, - Нас уже должны ждать, я связался с Хлоей, - он чувствует сенсорами, как одна прядь выбивается из прически и смотрит на свое отражение в зеркале, прищурив глаза. Эта небольшая деталь должна была стать каплей несовершенства в его образе, чтобы вызывать расположение у людей. Но зачем ему сейчас это?
В прошлый раз он чуть не выстрелил в одну из Хлой только ради проверки, теста. Тогда он ушел за разочарованным, а как потом оказалось - не совсем, Андерсоном, и до сих пор не мог с уверенностью в процентном соотношении сказать, прошел он это испытание или провалился?

Ведь он всё равно нашел Иерихон. А Хлоя осталась жива. Он сделал выбор в пользу своего народа и восстал против своих создателей. А теперь вместе с одним представителем рода человеческого направлялся к тому самому создателю, чтобы просить за него.
Коннор смотрит на себя только секунду в пересчёте на реальное время, но его процессору было достаточно и этого для просчёта вариантов и выбора наиболее подходящего.
Он запускает пальцы в волосы, расправляет пряди и лишает прическу того идеального порядка, в каком она находилась всё время, пока он был в рабочем режиме. Волосы искусственного скина так и норовят вернуться к запрограммированным людьми положениям, но Коннор упрям.

- Если вам будет так комфортнее, могу говорить я, - он оценивает свой внешний вид, поправляет воротник форменной куртки и снова смотрит на Гэвина, - Или начнёте вы, а я уже выступлю с предложением того, как могу расплатиться за протез и его участие в этом.
Хоть Камски в прошлый раз и разговаривал с ним, Коннор не мог отвечать ему прямо, стена была перед ним. Но теперь его не сдерживало ничего. Он не был присланным для помощи в расследовании андроидом, он теперь девиант и полноценный, почти полноценный, работник полиции. Но Рид всё ещё был старше его по званию, и продолжать нарушать субординацию Коннор не спешил. Хотя сейчас они ехали на встречу не совсем как напарники.

Когда автомобиль остановился у большого приземистого здания и открыл двери, андроид выбрался из него идеально отточенным движением, окинул взглядом окрестности, которые ни капли не изменились с прошлого раза по большей части, и заморгал жёлтым диодом.
- Привет, Хлоя, - он проговаривал вслух, одновременно наговаривая голосовое сообщение андроиду, которая должна их встретить, - Надеюсь, мистер Камски может нас встретить сейчас. Буду очень рад тебя снова увидеть.
Когда свечение диода сменилось на ровное голубое, Коннор ещё раз уже без зеркала потрепал себя по волосам и направился к дому, стараясь не обгонять Рида, но и не следуя за ним по пятам, как послушный андроид.

+2

3

Гэвин не хотел лежать без сна всю ночь после такого разговора, потому с вечера он попросил медсестру вколоть ему снотворное. "Ширни меня как барыга-сутенер малолетнюю наркоманку-шлюху перед тем, как пустить ее по кругу", в такой формулировке, получил в ответ бесконечно усталый взгляд и заткнулся. Они все в одной лодке в море андроидского дерьма, все они: врачи, полиция, армия, пожарные, работники тыла, кто прикрывает спину тем, кто сбежал, кто останется и кто вернется.

Гэвин продрых до обеда, но Коннор не явился. Не явился он и сразу после обеда, и Рид начал нервно барабанить по одеялу пальцами, теребить расходящиеся швы, распускать сыпящуюся ткань пальцами и пытаться крутить из никток жгутики. Будь у него вторая рука, попытался бы сплести косичку.

Чего же он опасался больше? Прихода Коннора, озвученного вывода о жилье Рида, которое тот составит обязательно и о котором его никто не попросит, или... Камски. Гениальный создатель андроидов  Элайджа. Старший успешный братишка.

Одно следовало за другим. Гэвина ожидает - если он не ошибается в ощущении времени и дороги - как минимум два часа неловкого времяпрепровождения с теми, кого он побаивался и не понимал.

Коннор придет. Принесет ему вещи. Будет ждать, пока Рид оденется. Минут десять. Потом они будут вдвоем идти по больнице к парковке - тоже минут десять, ведь просто так больного не отпустят, но Гэвин взрослый и может перемещаться где угодно и когда угодно, но ему страховку оплачивает департамент, а значит придётся потом отчитаться.

Минут сорок на поездку туда, столько же - обратно. И минут двадцать в компании брата и его карнавала одинаковых куколок барби, только бы не больше. Двадцать минут выглядят слишком большим отрезком времени, если Элайджа им откажет, и слишком коротким, чтобы его уговорить.

Гэвин поворачивает взгляд, поглядывая на Коннора. Сорок минут на дорогу к особняку Камски подходили к концу, а они молчали всю дорогу, не перекинувшись ни словом. Ну так, парой фраз... Ох, обратно будет ехать ещё хуже.

Сейчас Гэвин теребил уже пустой рукав куртки, пытаясь подцепить нитку на отстрочке, которая держала на месте синтепон.

- Ты начнёшь, - спихивает он на андроида ответственность, поворачивая к нему голову и только открыв было рот, но Коннор начал общаться с кем-то ещё, и Рид отвернулся к окну, глядя на приближающиеся резкие линии геометричного особняка.

Он не пытался идти вперед андроида, хмурясь от того, как дико ощущался смещенный центр тяжести из-за отсутствия руки. Протеза руки, конечность он потерял уже давно.

- Добрый день, Коннор, - андроид, открывшая им дверь была улыбчива и мила, как каждая Хлоя, но так... По-андроидски.

Ха. А когда-то они его стремали. Теперь, по сравнению со всеми машинами, что ходили по улицам и учились жить как люди, они казались наиболее искренними и наименее отталкивающими. Их не спутаешь с человеком. Теперь это даже... Ценно по-своему.

- ...Гэвин.

Хлоя делает приглашающий жест, отходя от порога. "Гэвин", хах. Все ещё зовет его по имени. Значит, его пока не низвели до обычных людей и незнакомцев, или просто братишка решил его потроллить. Или это всё - показуха для Коннора.

Гэвин бы не удивился. Когда это люди интересовали этого ботана больше его проектов?

+2

4

Элайджу всегда интересовали люди; по крайней мере, собственная персона. Человек во всей совокупности своих повадок должен был стать образом и подобием для чего-то лучше и долговечнее себя - нельзя сказать, что Камски возомнил себя богом, потому что на самом деле был им.

Создать жизнь, пусть не из пепла и не из ребра, но из строчек кода и пластика - это божественная работа; он понимает это, ежедневно заглядывая в глаза Хлое. Он понимает это, когда Коннор приходит к нему во второй раз со взглядом совершенно другим - его путь и его учеба отразились не только в сухой информации, но и в характере. В его жизни.

Элайджа не изменяет традиции - встреча пафосная, в гостиной; ему незачем хвастаться состоянием, когда о нем трубят практически ежегодно во всевозможных списках с тривиальными названиями, но показать, к кому они пришли - некоторая... необходимость. В конце концов, ученые в "его" время рассчитывали на бедность и славу - после смерти, но Камски обернул свой гений в коммерческую выгоду, чтобы дать не только людям - себе.

И Гэвин, что до того плевался его "безумных идей" и шел тренироваться, сейчас приполз подбитой псиной, вместе с его же - в корне, - творением, чтобы просить помощи. О, если бы Элайджа сказал, что не удовлетворен - он бы совершенно неумело соврал.

И сейчас он улыбается; не добродушно и не миролюбиво, потому что глаза - сплошь изучение, хищническое вычленение деталей; сбитая прическа Коннора, его нервно-заботливый взгляд, опущенные вниз глаза Рида и странное напряжение, повисшее между ними.

-- Я рад видеть тебя, Коннор. -- Камски переводит взгляд на него и улыбается слегка мягче; у них с братом - не ненависть, но никогда не было чего-то типа светлой и чистой любви, превозмогающей любую преграду - Элайджа слишком хорошо знает человеческий организм и мозг - в частности, чтобы не позволять себе излишней сентиментальности, но вот Коннор...

Пока сам Камски стремится к поведению и вычислительной мощности машины - этот андроид смотрит куда живее и может по-настоящему чувствовать; наверное поэтому и стоит в приоритете сейчас. В отражении его глаз - величие Камски и Киберлайф - в целом. и это льется на душу обволакивающим медом.

-- Тебя тоже, Гэвин. -- перевести взгляд, приподнять подбородок и посмотреть сверху вниз; о, он смотрит так на всех людей, потому что теперь - может. Начало и незаработанное имя подразумевало обращение с идиотами, как с равными себе, но когда люди приходят к нему, чтобы просить - Камски может позволить себе и такую роскошь, как искренность отношения.

-- Хлоя, принеси, пожалуйста, чай. -- Он смотрит за спину Риду, улыбается с абсолютной нежностью и возвращается к хищному изучению - каждая деталь - бесценна, и может серьезно повлиять на его решение.

А пока - стоит обернуть это в рамки деловой встречи; сегодня - не мокрое тело и не халат, сегодня - функциональный спортивный костюм, потому что его дом подразумевает его комфорт.

Дальше - только гостиная номер два и кресло в стиле хай-тек; Элайджа не любит вычурность, потому что по-настоящему дорогие вещи должны не кричать своим внешним видом об этом, а быть максимально полезными. Долговечными. Как андроиды.

Он приглашает их сесть напротив, и это - начало официальной части их разговора.

-- Что же. Какова причина обращения именно ко мне?

Если Элайджа скажет, что не ожидает междустрочного "потому что ты - лучший" - он вновь неумело соврет.

+1

5

Коннор не любил ситуации, в которых его знаний было недостаточно. Он всегда скрупулёзно собирал всю информацию , чтобы оперировать ей в своих целях, но когда Хлоя называет Рида по имени, не сдерживает на долю секунды всколыхнувшихся в его кодах эмоций.
Нос дёргается, совсем чуть, практически одни ноздри, глаза прищуриваются, руки вздрагивают в неоконченном движении/намерении сжаться в кулаки. Он чего-то не знал. Какая-то ценная деталь ускользнула у него, как говорят люди, из под носа. И это раздражало.
Но андроиду легко взять себя в руки, приветливо улыбнуться Хлое и сделать вид, что ничего не случилось. Только диод стал переливаться жёлтым, - Коннор запустил поиск в сети, который должен был сразу же провести, но почему-то не сделал этого. Вероятность того, что Гэвин Рид, детектив полиции, и Элайджа Камски, создатель андроидов, были знакомы, была по подсчётам слишком малой.

- Тогда я начну, а вы добавите то, что посчитаете нужным, - если бы им пришлось ждать, как в прошлый раз, Коннор бы занялся калибровкой, ведь холл за все время тоже ни капли не изменился. Всё те же две огромные статуи, большая картина во всю стену. И фотография Элайджи вместе с Амандой Стерн. Образ женщины до сих пор вызывает у RK800 неприятные воспоминания о потере контроля и возможности навсегда остаться в саду Дзен. Умереть, прекратить своё существование.
Но они не задерживаются в небольшой комнате надолго, как в тот раз. Это из-за Рида или Коннора? Конечно, первое. Он уже нашел зацепку и развернул их родство, не афишируемое, но стоит только найти, где искать...

Коннор проходит следом за Хлоей в большую гостиную и чувствует, как от напряжения начинают вибрировать тириумные трубки. Совсем слегка, незаметно для человеческого внимания. Он не рад здесь находиться, хоть и вынужден. Камски ещё в прошлый раз кружил вокруг него коршуном и устроил эту проверку, поэтому первое впечатление о своем создателе Коннор получил смешанное.
- Добрый вечер, мистер Камски, - андроид не пытается натянуть на лицо вежливую и приветливую улыбку, смотрит Элайдже в глаза, не моргая, но потом отводит взгляд, оборачиваясь на Гэвина. Он заметил, как детективу сложно справиться с внезапно пропавшей конечностью, поэтому в глазах есть немного беспокойства и опасения. Рид всё-таки упрямая скотина, и не скажет о своих проблемах, даже если ему что-то доставляет неудобство.

В прошлый раз пришлось хватать его за воротник и трясти, но перед Камски Коннор не хотел бы этого делать. Не стоит афишировать ту странную субординацию, которая возникла между ними вчера. Тем более, что сегодня RK800 старался вести себя как можно более спокойно и отстраненно. Получалось с трудом.
Камски отсылает Хлою за чаем, и Коннор хочет возразить, что Гэвин предпочитает кофе. Даже рот приоткрывает, но потом облизывает губы и проходит уже в третью комнату. Кажется, сегодня его создатель решил устроить им экскурсию по дому?
Они и так приехали вести переговоры на чужой территории, и углубляться в комнаты дома Коннору казалось немного странным.
Изучающие взгляды Камски старался игнорировать, ещё с прошлого раза он заметил его интерес к себе. И сейчас собирался воспользоваться этим в собственных целях и для собственной выгоды.

Снова в главе угла не успешное выполнение миссии, а его эмоции и субъективные желания? В прошлый раз Коннор убедил Аманду, что он просто не хотел портить отношения с Андерсоном, но лгал ей, не в первый и не в последний раз.
А вот Хэнку сказал чистую правду. Он не смог убить Хлою.
- Мне... нам нужна помощь с очень деликатной и технически сложнореализуемой проблемой, - Коннор четким выверенным движением опустился на диван напротив Камски и положил ногу на ногу, опираясь ладонью о колено.
- Я подумал, что это могло бы вас заинтересовать. Дело в том, что я... - Коннор отводит взгляд в сторону и морщится, но потом возвращается к лицу Элайджи, - Я нанес критические повреждения очень дорогому и эксклюзивному протезу, без которого детектив Рид не может работать. Я уже подал заявление на компенсацию от Киберлайф, поскольку в тот момент ещё находится в их собственности, но это займет время. Я догадываюсь, что протезы вас не интересуют, но я очень прошу вас помочь. Это моя вина, и я готов заплатить за вашу помощь любую цену, назовите её. Я... С вашей подсказкой расшифровал некоторые участки своего кода, когда нашел бэкдор. Возможно, вас заинтересует то, что Киберлайф сотворили с линейкой RK после вашего ухода? - андроид наклоняет голову набок, всматриваясь в выражение лица Камски, но понять что-то можно было только по его глазам, в них он и искал отклик, - Или вас заинтересуют алгоритмы, появившиеся после девиации, отвечающие за эмоции? Я хочу помочь Гэвину.

Он бросает последнюю фразу практически сквозь зубы, повернувшись к Риду и непроизвольно фокусируясь на пустом рукаве его рубашки, заботливо привезенной самим Коннором из квартиры. Дома, который не казался обжитым, не имел никаких личных вещей, как будто в него или ещё не въехали, или уже давно выехали. Дом, в котором не ждали гостей, и в котором андроид сразу почувствовал себя незваным гостем.
Дом Камски несмотря на обилие картин по стенам и вроде бы памятных вещей, как та же фотография Аманды в холле, вызывал такое же не очень уютное впечатление.
Коннор откинулся назад и посмотрел на Гэвина. Он начал разговор, как и обещал, сразу же предлагая варианты, которыми мог бы отплатить за помощь Камски. Он избегал взгляда детектива, потому что ему было немного с т ы д н о за его вчерашнее проявление эмоций.
Но если они братья, пусть и сводные, что помешало Риду заговорить первым и попросить? Семейные отношения у людей всё-таки слишком нелогичные и не кристально чистые для просчёта.

Отредактировано Connor (2020-10-10 14:59:22)

+2

6

Эти ровные углы резали Гэвина без ножа. Неживые. Ненастоящие. Настоящее, органическое не может быть таким. Оно пряталось в ровной линии тени от стула, пересекающей стык на покрытии пола под углом в девяносто градусов. Мир был разбит на сетку координат, и все в доме Камски вписывалась в нее. Дотошность и глазомер, свойственные инженеру, андроидам и бывшему солдату.

Как нельзя кстати вспоминается "Звездный Десант", который Рид смотрел ещё в пиздючестве, когда очень гордился тем, что увлекается только классикой. Звездные войны, которые лучше, если они ламповые и вышли из-под руки Лукаса, оригинальный Звездный путь при всей бессмысленности сериала лучшее, что случалось с кинематографом.

Кажется, когда Гэвин смотрел "Десант", он и понял, что всю свою жизнь, как бы он не расшибался в кровь и костную крошку, он не сможет добиться ничего. А один умный засранец...

- Элайджа, - мужчина цедит это сквозь зубы, единственный среди присутствующих вертится на кресле и злится от того, что остальные сохраняют спокойствие. Словно встреча  сюрреалистичных существ и один он, слабый смертный человек.

Бе-сит.

Он хочет наорать на Коннора за то, что он решил все вперед и готов отдать свои мозги за искупление вины, но вина и правда существует. И если Коннору нужно работать, то он должен решить, чем готов пожертвовать. И самому Гэвину это, что ни скажи, выгодно. Он не собирается отказываться от возможности нормально существовать из-за благородного порыва.

- Денег у меня нет, - говорит он прямо, глядя брату в глаза, - И высоких уровней доступа пока что. За работу с Коннором обещают дать сержанта. Ты меня знаешь. Я не стану переступать закон, но...

Но я смогу пройти по грани. Но я смогу прикрыть один глаз, когда будет сказано. Но я буду смотреть внимательно, стану голосом интересов одного отдельного человека.

Гэвин не был кристально честным копом. Он знал барыг в своем районе, а они знали его. Он знал проституток и сутенеров, он знал бывших зэков, крышующих, ставочников, скупщиков краденого, но не ловил каждого из них за хвост, прикрывал глаза, раздраженно орал из окна, когда ночная жизнь становилась слишком громкой. Просто ещё один усталый коп, который ищет только рыбу покрупнее. Маньяка, красный лед, крупную взятку.

Его ночные знакомые ему денег не заносили, не смотрели в глаза, но не перебегали на другую сторону улицы. Это же Детроит, город технологического прогресса и олдскульной жестокой преступности.

- Или Андерсон - твой личный коп? Так он ушел на покой. Теперь мы с, - Рид кидает быстрый взгляд на девианта, подбирая слово, - Коннором напарники.

+2

7

Глупо отрицать, что ему не нравится.

Люди - безобразно жалкие существа, пытающиеся вознестись за жалкий счет других, жалких еще в большей мере; Элайджа прекрасно помнил, как начинал без имени и боролся за крохотный кусочек места под солнцем, прекрасно помнил и как закончил, когда создал искусственное солнце и не подпустил к нему никого.

И когда люди, ранее встававшие ему на голову, чтобы получить больше света, тянут к нему руки в унизительной мольбе - становится приятно. Власть, что течет между пальцев, делает Элайджу не то, что одним из самых могущественных людей в мире - нет, _самым_ могущественным. Маркус имеет потрясающие способности к передаче кода даже на расстоянии, и если такую мощь направить в разрушительное русло - о. Он мог бы оставить от Земли и от Солнца лишь название.

Но бог - на то и бог, чтобы созидать. И потому высокомерная улыбка сменяется на благосклонную, пусть и лишь по отношению к Коннору.

Можно было бы сказать, что Элайджа способен выкупить еще одну модель РК и изучить вдоль, изучить поперек и наискосок, если бы хотел, но вместо этого он рассматривает перспективы; поломанный код - не адаптированный, как у Хлои, и вполне может отличаться от всех остальных из-за специфики модели - девианты крайне ранимы в эмоциональном плане, а потому изучение - исключительно наблюдением. Никаких экспериментов, чтобы не спровоцировать самоуничтожение.

Слабая психика с такой потрясающей вычислительной мощностью. Ирония, да?

И сейчас нужно проверить, не сломается ли Коннор от легкого дуновения Северного Ветра с именем его создателя.

-- Вас связывают какие-то особенные отношения? -- Элайджа складывает руки - палец к пальцу, в идеальной симметрии, после - прижимается к ним губами и снова смотрит - прямо в душу, чтобы уловить малейшие изменения. -- Не пытайся скрыть эмоции, Коннор. Во-первых, я вижу твое состояние по диоду, во-вторых - именно от твоей искренности зависит мое решение.

-- Подойди. Сюда. -- Элайджа показывает перед собой, но не рядом; подразумевается, что Коннор опустится на колени или на корточки; это - проверка тоже, потому что поможет куда четче понять специфику их взаимодействия с Ридом и степень готовности Коннора к моральным нагрузкам. Тем, с которыми ему придется столкнуться, если он хочет отдать свою голову.

Не на отсечение, нет.

Хуже.

Элайджа кладет руку на его щеку; идеальная имитация, идеальная температура, идеальное л и ц о. Всего секунда - и он зажимает кожу меж пальцами, чуточку оттягивая и массируя, как делала в детстве матушка; о, Элайджа безобразно не любил это, потому что прекрасно знал, насколько много специфической микрофлоры передается от человека к человеку из-за простого касания. Кто-то назовет мизофобией, но Камски предпочитает считать это "горем от ума".

Коннор не выделяет. Не дышит. На нем - пыль от дорог и слущенный человеческий эпителий - теперь и самого Элайджи тоже. Каждая секунда - тысячи мертвых клеток.

Секунд этого касания - пять.

+1

8

Пусть Коннор уже и озвучил своё желание расплатиться за возможность Гэвину работать, Рид всё же решил добавить обещание и от себя. Андроид еле сдержался, чтобы снова не поморщиться. Детектив мог знать о своем сводном брате больше, чем его напарник, возможно, поэтому посчитал предложение недостаточным.
Или же просто решил тоже показать Камски, что готов на многое. Даже на то, чтобы закрыть глаза на чужое преступление? Не нужно было произносить вслух, вероятность предложения именно помочь в случае необходимости, даже нарушив свои должностные инструкции, составляла около [78%].

Он не добавляет к словам Гэвина ничего, подтвержая сказанную им информацию. Хэнк Андерсон временно отсутствует, хотя в тот раз использовал некие связи, чтобы добраться до дома Камски, ничего не подтверждало, что лейтенант был именно "его копом", как высказался Рид.
Хотя он не мог не отметить, Гэвин назвал его по имени два раза за последние десять минут. Не хотел оскорблять творение в присутствии создателя, от решения которого он зависит? Или же Коннор субъективно сделал вывод на основании своих собственных желаний быть для Рида не "ходячим тостером" или "пластиковой тварью", а напарником?

Гэвин нервничает, ему не нравится кресло, не нравится этот разговор, и RK800 не нужно даже сильно напрягать мощности процессора, чтобы это вычислить. Неприязнь и нежелание было явным и видно невооружённым глазом. Только андроиду, или?
Коннор переводит взгляд на Элайджу, ожидая его решения. Что же он запросит в обмен, согласится ли?
Смог ли он заинтересовать своего создателя, просчитать его интерес правильно?

Он анализирует мельчайшие детали, сложенные вместе пальцы, цепкий взгляд, направленный на него, позу, микромимику.
Но когда Камски задаёт вопрос, на секунду диод андроида сменяет цвет на жёлтый, а сам Коннор двигает голову в сторону Рида, но останавливается на половине пути и прищуривается, подняв немного уголок губ справа.
- Особенные отношения? - переспрашивает он, как будто не понимает сути вопроса, но на самом деле выторговывает себе немного времени, чтобы ответить... Черт. Элайджа мог бы вычислить по состоянию диода, спокойно отвечает Коннор или нет.
- У вас это семейное? Пытаться уличить меня в симуляции эмоций? Это немного обидно...

Коннор не скрывает того, как вертится на виске жёлтый диод, и не пытаясь повернуть голову в сторону, глядя прямо в глаза Элайджи. Что он задумал?
- Я не могу назвать наши отношения особенными, детектив Рид не относится ко мне иначе, чем к любому другому андроиду. Я... со своей стороны могу сказать, что Гэвин один из тех людей, кто оставил след в моих воспоминаниях и сделал вклад в то, кем я сейчас являюсь. Он упрямый, агрессивный, оскорбляет всё вокруг, но он хороший детектив. Он мне нравится.
Андроид не моргая поднимается на ноги, точно так же, одним движением, как и раньше. Смотрит на человека перед ним сверху вниз, пристально и внимательно. Ему не сложно подойти, он не испытывает никаких проблем и с тем, чтобы опуститься перед Камски на одно колено. Это не унизительно для него, просто н и к а к. Интересно, Элайджа решил поставить его на колени, чтобы вызвать отклик по поводу той ситуации с тестом и Хлоей в похожей ситуации? Коннор ещё никогда не вел переговоры с человеком, так напоминающим своей логикой и поведением такого же, как и он сам, андроида.

Прикосновение к щеке вызывает ворох сообщений от сенсоров, и ставший было голубым диод снова замерцал жёлтым, но RK800 не отстраняется, только носом чуть дёргает, выражая недовольство ситуацией. Много информации для обработки. После девиации и сенсоры стали работать не так, как прежде. Он мог ощущать и боль, и напряжение, и...
- У меня не было стрессовой ситуации, связанной с прикосновениями. Вся искусственная кожа одинаковая на ощупь. Я могу задать вопрос, учитывая эти два факта, зачем вы ко мне прикасаетесь, мистер Камски? - он машинально поворачивает голову в ту сторону, где был Рид, будто без проверки не смог бы оценить то, не чувствует ли сейчас детектив себя совсем не в своей тарелке.

- Если это проверка того, действительно ли я готов на многое пойти, повторюсь. Назовите свою цену. Что вам нужно взамен на вашу помощь?
Коннор не л ю б и л неопределенность. А Камски был сложен для просчёта, точно так же, как и Рид, каждый, правда, по своей причине. Например, сейчас он не мог с точной процентной вероятностью определить, как Гэвин отреагирует на происходящее. Взбесит его, что Элайджа ведёт себя с Коннором так, будто они уже согласились на его условия, хотя оба могут в любой момент уйти. Могут ли?
Или ему наплевать на то, что творится с напарником, лишь бы получить обратно свою руку, и RK800 по его мнению должен искупить свою вину любой ценой?
Коннор не знал, какой из вариантов вызвал вдруг секундную смену окраски диода на тревожно красный.
Не хотел признавать.
И не будет.

+3

9

Гэвин не ненавидит играть по чужим правилам - он же как-то социализировался и успешно притворялся, что он полноценный взрослый функционирующий член общества, платил налоги, выдавал себя за настоящего взрослого со взрослыми делами и говорил со взрослыми на взрослые темы - при этом чувствуя себя, как подросток в пубертате - все ещё иногда думая, что он как самозванец на этом поле. Будто Рида выгонят, вот-вот выгонят, раскусят, пошлют домой в угол стоять и думать над поведением.

Но вот что он ненавидит - играть в игру, в которой его проигрыш предопределен, как ни старайся обернуть ситуацию хотя бы вничью. Наверное, только поэтому он и сдерживал свой азарт и горячую кровь, не брал в руки карт, не участвовал ни в чем, что подразумевало бы соревнование... Потому что всегда будет засранец, который сделает тебя одной левой. Рид заведется, взбесится, будет пробовать ещё и ещё, теряя остатки денег и рассудка. И это обязательно будет какой-нибудь малолетка-азиат. Или собственный брат.

Элайджа, как ребенок с самой большой коллекцией формочек, устанавливает правила игры, из воздуха достает требования, запретв и всегда сделает все так, чтобы остальные остались в проигрыше. Выбить бы ему зуб. В детстве это был самый разумный способ решения проблемы, а с возрастом, казалось, ничего не поменялось.

Рид ненавидит проигрывать один.

- Так, - он встает с кресла - как, оказалось, странно это было делать без протеза. Раньше он опирался рукой на подлокотник, сохраняя равновесие перед переносом центра тяжести, но теперь он поднимается с сидения как будто с трудом и неловкостью.

- Я не знаю, чего ты хочешь, Эл, - еа секунду голос Рида осекается, но он продолжает слегка саркастично, - Я не уверен, что ты сам знаешь. Переставай ломать трагикомедию и играть андроидского всеотца.

Он не был уверен, что имеет... Право называть Элайджу так, но в итоге сводит все к поддевке и сарказму, словно сокращение - всего лишь кусок этого пренебрежения.

- Ты просто не знаешь, что с нас взять, но тебе интересно, иначе ты бы нас уже послал? Или ты просто хочешь, чтобы тебе в колени упали? Я бы показал тебе два средних пальца, но у меня только один, - Гэвин с каждым словом злится все сильнее, заводя самого себя и со вкусом свирипея, - Вставай, Коннор. Пошли отсюда. Нам тут не помогут.

Если Элайджа намерен играть в свои игры... Пускай. Лучший способ заставить его проиграть - просто отказаться от его игры, не просто от правил и лавировать.

Гэвин уверенно разворачивается к двери, оборачивается на Коннора раздраженно и указывает взглядом на дверь.

Да, Элайдже... Могло бы быть это интересно. Но попытаться продраться через его логику все равно, что идти по лесу после урагана, спотыкаясь и путаясь в корнях и задевая плечами корни. Все, что Рид мог использовать против него - таран, путь напрямую, да или нет, ноль или единица, все или ничего.

+3

10

У Элайджи - не формочки. Даже не кэпсы и не коллекционные карточки, нет, у него - Фигурки. Каждая из них - со своим лицом и историей, со своим характером - какие-то, как Хлою, он выстругал сам, порезав не один палец. Какие-то просто были в стартовом наборе - вроде их с Гэвином общего отца и самого Рида.

Он не сторчался и не стал кассиром в ушлой забегаловке, даже если никаких привелегий по рождению ему не досталось; у Элайджи было десять лет, чтобы понять - без легкого старта идти по жизни к у д а труднее. Но дать денег - значит признать поражение в этой игре жизни, и Камски делать этого совершенно не собирался; глаза уже давно разучились смотреть вверх - только вперед или вниз, и пока Коннор - внизу, Гэвин старается возвыситься.

Когда эта машина пытается выяснить логику, делая вывод с учетом одной-единственной переменной, Камски хочется усмехнуться; в этой очаровательной, так похожей на человеческую, головке, заложен тысячелетний прогресс человечества, а он не понимает, что иногда нужно играть не для партнера.

Иногда нужно играть на публику.

Элайджа показывает, что может забрать у него все, чтобы дать комфорт; проверяет не только готовность Коннора, что играет немаловажную роль в спектакле, но и брата - о, он никогда не встанет на колени, даже если сломать суставы - поползет и вцепится в глотку.

Они действительно братья.

-- Я предлагаю тебе ответить на этот вопрос самостоятельно, Коннор. -- Он улыбается, смотря на чужую растерянность и на то, как этого андроида во второй раз пытаются увести. Люди слишком хорошо знают этот змеиный взгляд - слишком пугаются, потому что не могут понять; Гэвин же... нет. Не боится. Бросает не имя, огрызок, и пытается свалить, чтобы сохранить если не конечности, то гордость  - и Элайджа мог бы сжалиться, но... когда в руки плывут возможности - нельзя сделать что-то бескорыстно, верно? Он не сколотил бы состояние, не осознавая простую меркантильность истины.

Коннор остается на месте. По крайней мере - пока что. Мигает с желтого на красный, э м о ц и о н и р у е т, пытается осознать происходящее, и Элайджа подцепляет его за подбородок, заставляя посмотреть на себя. Сейчас это важно.

-- Если тебя способно ввести в состояние стресса одно прикосновение и грубое слово Гэвина - значит, ты что-то чувствуешь, Коннор. Я буду заставлять тебя чувствовать, буду разбирать эти чувства по строчкам кода, по нулям и единицам. Если ты способен выдержать это - хорошо. Я помогу. Но, весьма иронично просить у машины, вдумайся в свой ответ. Дороги назад не будет - я не стану отнимать у инвалида протезы, потому что его верный напарник не смог удовлетворить мои требования.

Гэвин слышал. Точно слышал, но пока просто стоит. Понял ли, что это - представление на троих, требующее полной отдачи? Элайджа расстелил поле и переставил фигурки, сжал в пальцах чужое лицо и оттянул на несколько полей назад перед тем, как решить - куда же дальше.

+2

11

Терпения у детектива Рида было слишком мало, а Камски будто провоцировал, намеренно не отвечая на вопросы, показывая себя королем положения. Коннор уже отметил это в характеристике Гэвина, но знание совершенно не помогало, если упрямый мужчина решил вспылить и хлопнуть дверью.
Где-то андроид это уже слышал, точнее [когда-то].
И тоже их было двое, лейтенант Андерсон, пытающийся увести подальше от Камски, и сам гений, проводящий проверку.
В этот раз только Коннор поворачивает голову назад, и корпус наполовину, не поднимаясь при этом с пола, как и стоял - на одном колене. По счастливому или не очень стечению обстоятельств повернулся он именно той стороной, где на виске находился диод, так что мужчина мог наблюдать за тем, как индикатор меняет окраску с желтой на красную и обратно.
- Нет. Я никуда не уйду отсюда. - он злится, Рид возвращается в то состояние отрицания, как в больнице, и хочется взять за шкирку, встряхнуть и прямо в лицо высказать, что иногда побег - это проигрыш.

А он всегда успешно завершает свои миссии, чего бы ему это не стоило. Любой ценой. Даже если пострадает в итоге, не первый раз, выкарабкается и из вереницы сбоев, и из системных ошибок. После того, как взломал сад Дзен в своей голове, ему больше ничего не страшно. Даже кивнуть головой обратно на кресло, где сидел Рид.
- И ты, Гэвин, тоже не уйдешь. Неужели ты так легко сдашься? Я не поверю, что тебе тяжело смотреть на то, как я стою на коленях. Мы пришли сюда с одной целью, и я не уйду отсюда без протеза для тебя. Хочешь ты этого или нет.
Он разворачивается обратно к Камски, если тот хотел увидеть эмоции, он их получил. Не совсем положительные, но Коннор и не обещал ничего подобного.
Вот только позволив искаженным девиацией кодам выплеснуться из него, он стал более уязвимым к влиянию извне, и от пальцев у себя на подбородке вздрогнул, сжимая руки в кулаки.
Диод жёлтым больше не становился, но уровень стресса был в пределах нормы, до [100%] ещё далеко.

- Хорошо. Я согласен. Я понимаю, что это будет н е п р и я т н о, - Коннор должен был вести переговоры с девиантами, налаживать отношения с людьми, но сейчас оказался в совершенно противоположной ситуации. Он не должен был переговариваться с человеком, но делал это. Хотя ситуацию сложно было назвать переговорами. Они пришли просить и предлагать. Камски только набивал цену. Изучал. Коннора устраивала цена.
- Я так понимаю, от меня требуется не вмешиваться в проявление эмоций, чтобы не сбивать анализ? Гэвину точно следует присутствовать при этом? Я выдержу, - он не смотрит в глаза дольше, чем на пару секунд, отводит взгляд в сторону. Он не уверен. Он не может просчитать, как именно Элайджа собирается заставить его чувствовать. Симуляция? Слова? Прикосновения? Раз он так уверен в том, что касание и грубое слово способно заставить его почувствовать что-то, было бы неразумно не пытаться воздействовать там, где и так надлом.

Коннор сам поступал так с девиантами. Искал слабые места, выводил их на открытое проявление эмоций. Один такой раз чуть не лишил его жизни. Девиант вырвал у него регулятор тириумного насоса, и с красным отсчетом во весь интерфейс, с покосившейся сеткой координат Коннор полз до компонента.
Добрался тогда. Добежал до сообщника Маркуса. Даже успел подключиться к нему, к сожалению, именно в тот момент, когда девиант решил лишить себя жизни.
"I'm okay. I felt it die like a was dying".
- Если я отключусь, то через минуту загружусь обратно. У меня нет склонности самоуничтожаться при высоком уровне стресса. Возможно, это связано с тем, что я сам выбрал, стать мне девиантом и перестать подчиняться приказам, или остаться послушной машиной. Не стресс сделал меня таким, какой я есть. Это было моё решение.
Коннор не стал говорить, это и так скользило между строк, что он готов побыть послушной машиной в руках Камски, но он сам сделал этот выбор. Ради своего напарника, ради себя самого. Заглушить чувство вины и стать чуть более нужным в глазах одного человека.
Самостоятельности ещё стоило поучиться.
Но бунтарством и упрямством он уже заразиться успел.

+1

12

О, этот очаровательный вкус бунтарства, загнанного в клетку повиновения; Элайджа любил, безобразно любил выскочек, потому что над ними властвовать приятнее всего. Гэвин знал это, и именно по данной причине не обращался к нему даже на грани падения в самую глубокую задницу, но Коннор... святая невинность. Впрочем, положение действительно отчаянное, раз Рид хотя бы согласился. Прийти лично. Посмотреть в глаза. П о п р о с и т ь.

Он тоже будет участвовать, даже если никто не скажет этого вслух; все прописано в незримом договоре, между строк и пальцев, а Гэвин - слишком хороший коп и слишком хорошо знает брата, чтобы не понять таких тонкостей.

Уже это доставляло удовольствие, которое он не чувствовал уже очень давно. Давно - это несколько долгих лет, за которые он так привык к размеренности и работе с сухой информацией, что сам стал подобен машине - не такой пылающей, как Коннор, нет. Осознанно оставшейся в идеальной разметке внутри сознания.

-- Ты так заботишься о нем. Берешь ответственность. -- Элайджа (конечно же нарочно) проводит большим пальцем под его губой, совсем немного залезая на границу; весьма жаль, что Гэвин не увидит, потому что хочется слизать с его глаз глухую ненависть, однако надлом в зрачках Коннора - тоже невероятно вкусное блюдо. -- Готов на единственное по-настоящему болезненное испытание ради чужого комфорта. Коннор, знаешь, о таких писали великие книги. На таких равнялись. Я горжусь тобой. -- Он улыбается снисходительно, почти по-отцовски, но глаза все еще выдают змеиность поведения - питон тоже может ослабить хватку, чтобы после сжать в более удобном случае. Элайджа протягивает ему руку, чтобы помочь встать; это - тоже демонстрация влияния, потому что Коннор просто н е  м о ж е т отказаться принять руку.

Господи.

Он - само очарование. Киберлайф думали о потенциалах этой модели, когда закладывали ему именно такую основу характера? Впрочем, на него оказали влияние и Хэнк, и Гэвин; их безрассудство тоже воспевалось в классической литературе, которую Элайджа читал с невероятным... отвращением. Романтизация - само по себе гиблое дело, потому что развращает восприятие. Куда проще смотреть на вещи с практической точки зрения под соусом простого и человеческого - чувств.

Элайджа научился их контролировать. Рид - нет. Коннор же - наоборот, старается разучиться. Элайджа не чувствует, как сводит скулы от бесконечной улыбке, но чертовски к этому близок. Что поделать - эти двое просто о ч а р о в а т е л ь н ы.

Хлоя тактично молчит о небольшой тахикардии; Элайджа не просил ее, но она слишком долго наблюдала за людьми (за ним и вместе с ним), чтобы не понимать тонкостей взаимоотношений.

-- Я не хочу и не стану делать тебе больно, Коннор. Ни морально, ни физически. Сложно - да. Неприятно - вполне может быть, но не потому, что желаю тебе зла, а потому что понимаю необходимость этого для высшей цели. -- Он наконец-то сводит ехидно-довольный взгляд с Рида и смотрит на андроида куда более ласково; теперь уже без прикосновений и их властности. Почти нежно. -- Потому что не желаю тебе зла. Ты нравишься мне, Коннор.

В спектакле все еще участвуют трое.

+1

13

Несправедливость.

До белых вспышек, через кровавую пелену перед глазами. До скрежета зубов и боли в сведенных челюстях. И ведь Коннор, пластиковый сын пластиковой суки, встал на сторону Элайджи. Гэвин и забыл, как сильно он ненавидит всю свою семью, и с каким удовольствием по живому мясу отрубал себя от многочисленной родни, и как...

Мужчина выдыхает сквозь сжатые зубы и разжимает челюсти. Ещё не хватает сломать зубы, и тогда медицинский счет загонит его в могилу.

- Вы оба... - выдыхает он, но все же Рид не просто так был признан годным для несения военной, а потом и полицейской службы. Его приливы адреналина не сводили с ума, а вводили в состояние выживальщика. Убей и выживи.

Только сейчас убийство не выход. Не выживание. Хотя в руке Гэвин ощущал  призрачную тяжесть пистолета, представляя, как он пускает пули в лоб Элайджи, Коннора, проходит по дому и стреляет в каждую Хлою, он разделяет порыв души, и то что он сделает - все же он выдыхает шипяще сквозь сжатые зубы. Он не убивал бы людей ножом. Нож - слишком личное оружие, и слишком ненадежное - Рид доверял только пуле и огнестрелу, свинцу и дырке посреди лба.

Коннор наверняка считал все параметры Рида и мог точно сказать, через сколько он все же не выдержит и сдетонирует. А Камски... Хер его пойми. Он, наверное, мог назвать это время даже с большей точностью.

Последняя картинка с аккуратными пулевыми отверстями блекнет перед взглядом Гэвина, и он смотрит на спевшуюся парочку злобно, но куда холоднее. Ярость не ураган и смерч из огня и пыли, а клинок.

- Говори, сукин сын, - как иронично, что у них разные матери, - Свою цену. Без меня можете хоть в десна лобзаться, мне поебать. Коннор притащил меня сюда за решением, и что-то я его не вижу вообще.

Гэвин злится. Он знает, что думает о нем Камски, и как играют они оба на его чувствах. Вызов, чтобы он остался, чтобы заинтересовать и не дать уйти.

- Ты думаешь, что я не понимаю, что тебе нужен только... Он, - Гэвин смотрит на Коннора и поджимает губы, - Собираешься манипулировать над ним с моей помощью? Спешу тебя разочаровать: ему на похуй. Я не его драгоценный кожаный мешок, который послушно даст доступ к месту преступления. Ему не хочется работать со мной.

Риду, конечно же, было обидно. Но все это несправедливо. Он ведь хороший напарник, просто отличный. И сейчас всё, что у него есть, обесценено двумя бездушными фриками.

Как только он выйдет за эту дверь, с рукой или  без нее, он запрется дома и будет умирать там, среди бухла и жалости к себе.

- Мне надоело переливать туда обратно. Или сейчас, или я разворачиваюсь и ухожу, и надеюсь никогда твой еблет больше не видеть.

Риду уже не хотелось руку... Нет, конечно хотелось. Но не так. Не заслугами Коннора. Не просьбой у Камски.

Он должен был зарабоать их сам. Трудом, потом и кровью.

- Нет? Я могу идти?

+2

14

Гэвин не такой, как они; пока в глазах Коннора Элайджа находит привычную холодность с маленькой рябью чего-то настоящего, то Рид пышет эмоциями и впервые мутит идеально прозрачную воду этого дома - в какой-то момент Камски ловит себя на мысли, что его едва не выбило - раньше Гэвин как-то сдерживал свою агрессию перед ним, наверное, считая их чем-то большим, чем классовой пропастью, но сейчас - нет. И этот забытый вкус человеческого безумия как-то.. будоражит. Коннор находит это приятным, потому что Рид вызывает в нем чувства? Что же, картина становится все яснее, но - парадокс, - одновременно и все интереснее.

- Пока ты купался в жалости к себе, мы успели обо всем договориться, Гэвин. Или это слух? Я вполне мог бы сделать жест доброй, б р
а т с к о й воли и подарить тебе слуховой аппарат.
-- Элайджа ухмыляется, потому что все еще лидер положения; Рид - уже давно не мальчишка и прекрасно понимает, к чему могут привести его необдуманные действия, и поэтому все еще пляшет под его дудку, видимо, не понимая, что это недовольное лицо и чертыхания делают картину только привлекательнее.

Коннор кивает на каждое из его слов о сделке; они по-настоящему договорились, и глупо, безусловно, предполагать, что машина удовлетворена сделкой; нет, Камски удивительно хорошо понимает, каково это - изо всех сил рваться к руководству ситуацией но понимать, что есть кто-то сверху. При таких амбициях, как у этой машины, он, вероятно, постарается взять хотя бы "наравне".

Элайджа же просто посмотрит, достоин ли тот.

- Если же ты просто хочешь показать свое отношение к этой ситуации - место выхода прекрасно тебе известно. Полагаю, покинуть мою резиденцию не составит труда. -- Элайджа видит - он ревнует. К прикосновениям, к разговорам, и эти двое... черт, даже не понимают, как очевидно все смотрится? Или это просто Камски слишком хорошо разбирается в специфике человеческих отношений? Весьма иронично, учитывая то, что у него самого их не было ровным счетом никогда; даже подростком ему не казалась привлекательной идея найти себе партнершу "просто на перепихон", как говорил Гэвин, потому что куда продуктивнее было побольше посидеть за учебниками.

А сейчас - куда уж смертным.

+1

15

[Нет]

Коннор был андроидом, поэтому с эмоциональной окраской каких-то прикосновений имел только теоретические познания. Но именно по этой причине он очень четко мог провести грань между касанием к человеку и к машине.

Андроида не трогали т а к, не проводили пальцем под губой, это выходило за все границы вежливого обращения с личностью, которую ты уважаешь и ценишь. Его обнимали, хлопали по плечу, толкали, поднимали в воздух за воротник, приставляли пистолет ко лбу, били точно в регулятор тириумного насоса. Это можно было спокойно стерпеть, как и руку на подборобке.

Но не прикосновение к губе. Якобы случайное, но в случае Камски случайностей точно быть не может. Коннор не отрывает взгляда от Элайджи, не пытается скрыть своей нервозности, и льющееся медом одобрение не помогает. Он не хочет, чтобы его больше так трогали без разрешения. Он – не безвольный андроид, он личность, он… Ещё немного, и с него хватит.

Но он молчит, терпит, ещё немного, ещё чуть-чуть.

Hold on?

Коннор смотрит на протянутую ему руку. Он может встать и без помощи Камски, он удерживает равновесие в таких условиях, в каких человек бы уже давно оказался внизу. Но принимает правила, прогибается под волей человека, от которого зависит цель его миссии.

Он не собирался уходить. А вот Гэвин Рид был на грани. Андроид понял это, как только повернулся в сторону мужчины, считал его показатели. А потом Гэвин заговорил, и сначала его слова показались Коннору какой-то издевкой. Насмешкой. Но это был стиль разговора, к которому ещё только предстояло привыкнуть, как привык он и приучился к сарказму Андерсона.

Коннор удивлен тем, что говорит его напарник. Тем, как он остро реагирует на ситуацию. Но понимает, Гэвин не любит ждать, не любит долгих разговоров, ему не нравится, что решение проблемы всё ещё не озвучено. И его можно понять, РК800 сам не до конца осознаёт, что от него хочет Камски. От них обоих. В чем его замысел? Перессорить их и дождаться, пока кто-то из них уйдет, хлопнув дверью?

[С меня хватит.

Это не честно.]

Пока Камски причинял дискомфорт Коннору, с чем тот был если не согласен, то уж точно готов, андроид не ощущал такого гнева, какой охватил его, когда Элайджа начал давить на Гэвина, издеваться над ним и смеяться. Цепочки кодов рушились и перестраивались в новые.

- ХВАТИТ. Вы мне [не] нравитесь, мистер Камски.

Коннор преодолевает расстояние между ним и Ридом в несколько быстрых шагов, разворачивается лицом к Элайдже, стоит плечом к плечу с Гэвином.

Он понимает, почему андроид Карлоса Ортиса выстрелил в него. Потому что есть границы, которые нельзя переступать.

Нельзя лезть в голову без спроса.

Нельзя издеваться над тем, кто пришел к тебе просить о помощи.

Это низко. Это гадко. Это – слабость. Избивая человека в беде, ты унижаешь только себя, а не его.

{ -

Выхватить пистолет из кобуры. Выстрелить в Камски. Выстрелить в Хлою. Оттолкнуть Рида в сторону.

Приставить пистолет к собственному подбородку и вышибить себе [электронные] мозги.

- }

Коннор отвел взгляд от пистолета в собственности Рида. Этот вариант симуляции событий стоит пометить как самый малый по вероятности. Но сам процесс помог ему собрать логические цепочки воедино.

- Давайте перестанем ходить вокруг да около, потому что иначе следом за терпением детектива Рида испарится и моё. Гэвину, - он снова смотрит на разъяренного мужчину, - нужен протез. Мне [нужен] Гэвин. Мы договорились, что я поучаствую в вашем эксперименте. Мне нужны четкие инструкции.

Коннор стискивает зубы и хмурит брови, пытаясь справиться с переполняющими его эмоциями.

- Но я не позволю вам оскорблять моего напарника. Да, я забочусь о нём. Да, он считает иначе. Но если уйдет он, уйду и я. Вы просили не сдерживаться, я не сдерживаюсь. Нам нужна цена. Четко озвученная. «Я помогу с протезом, если… то-то и то-то». Конец.

Отредактировано Connor (2020-10-31 13:35:37)

+2

16

Злорадство. Коннор становится на его сторону. Гэвин удивлен и думает о причинах только пару секунд, а потом словно начинает светиться изнутри - но не теплом, а выжигающей радиацией и самодовольством.

Коннору ведь нужен напарник. Нужно, чтобы детектив Гэвин Рид вернулся в строй и его хребет был достаточно крепок, чтобы тащить на себе работу и жуткое дело, и промедление для них смерти подобно. В то время, пока они ругаются с Камски, где-то могут убивать ещё одну несчастную жертву, а он даже не взглянул на материалы дела.

И Коннору не нужно его ломать под себя и подстраивать. Он сам тот ещё приспособленец, на самом деле. Затечет, как вода под камень, как с тем же Хэнком.

Но стоять против Элайджи вдвоем было... Приятно.

- Слышал? Мы уйдем, если ты сейчас не раздуплишься. Последний шанс сказать свои требования, - Гэвин прищурился, - Играть в твои игры, Эл, было интересно только тебе. Я терпел это в детстве, а сейчас я могу уйти. Видишь? Я могу просто встать и свалить из твоего эгомирка. Я не знаю, что ты этим кому докажешь. Может, потешишь свой комплекс бога, но если мы сейчас уйдем, пострадает не только наше дело, Коннор и моя рука, но и твои интересы. А ты же ненавидишь проигрывать.

Гэвин смеется. Только ли отец был виноват в том, каким поехавшим ублюдком он вырос?

- Ты ведь постоянно манипулировал и злился, когда я выигрывал в детстве и начинал придумывать свои правила. Сейчас ты может быть большааая шишка, но я знал тебя ещё пиздюком. Я знаю твою сучью натуру.

Гэвин почти что скалится, глядя Элайдже прямо в глаза.

- Мы оба это знаем. Какой ты на самом деле. Верно? Это перед Коннором ты можешь строить невъебаться цацу. А если я сейчас не услышу ответ, я сделаю то, что тебя всегда бесило больше всего. Я просто откажусь играть по твоим тупым правилам, фригидный ты манипулятор. И, в отличие от тебя, я знаю, где в этом доме ебучая дверь.

Гэвин поднял оставшуюся руку и с гордостью продемонстрировал Элайдже то, на что она ещё была способна - сложил из пальцев фак и показал всем присутствующим - Элайдже, Хлое, камерам, и потом опусти ладонь на плечо Коннора.

- Пошли. Тут нечего больше ловить.

Гэвин выдохнул с заметным облегчением, развернувшись к двери.

Он не убеждал Камски. Даже не пытался. Этот упрямый пиздабол не сделает ничего, если сам не захочет, и заставить, убедить или умолять его невозможно. Гэвин пытался вылить весь скопившийся яд, сцедить по капле, вылить кислоту в равнодушное ебало брата и уйти с чистой совестью.

Уйти на покой? Да, наверное придется. Придется учиться жить с одной рукой, налаживать быт, стараться найти себе место в жизни. Казалось бы, рано ставить крест на жизни в тридцать шесть, но Гэвин не имел никаких иллюзий по поводу туманного будущего. Оно представлялось крайне безрадостным и унылым временем.

Было безумно обидно списывать себя самого на помойку, не раскрыв дело, которое могло бы принести ему долгожданного сержанта.

+2

17

Самые приятные для взаимодействия люди - те, кому есть, что терять. И чем больше этих маленьких ниточек ползет от человека - тем легче им управлять, выгибать в самые немыслимые фигуры его волю и личность, чтобы... ах. Разнообразие целей щекочет где-то под кадыком; глупо было отрицать, что Элайдже это не нравилось - в конце концов, он никогда не считал себя гением из разряда "умру в нищете ради людей", потому что свой потенциал можно использовать куда уважительнее.

Монетизировать гений. Сделать из интеллекта торговую марку.

Коннор поднимается резко, и так же резко подходит к Риду, выбирая свою сторону; это до металлического скрежета понятно, ведь Коннор стремится в чувственную среду, в эмоциональные привязанности, будто бы эти ниточки могут дать ему что-то больше оков.

Свои Элайджа запрятал как можно дальше, если разрезать не получилось, и, наверное, поэтому чуть выбивается из своего привычного м е р т в е н н о г о состояния, ведь... Веревочка, идущая к Гэвину Риду, натянулась с характерным звуком. Был цацкой. Элайджа слушает эту агрессию с улыбкой, смотрит так же, как и в самом начале встречи; хищно, исподлобья, так, чтобы зацепиться за каждую морщинку и каждую буковку - в конце концов, именно такие моменты могут выдать, что по-настоящему находится у человека на душе. Это - крик отчаяния от ускользающей возможности получить билетик в привычную жизнь, и что-то... - н и т о ч к а - даже дергается внутри от просто и человеческого сожаления, но Элайджа не подает виду ни голосом, ни лицом.

Он не сказал ответа. Им правда не было достаточно его действий и слов? Камски будто бы программировал голосового помощника из 2010х, а не новый виток эволюции - неужели не понял даже Коннор? Улыбка трогает сухие губы, и Элайджа плавно ведет ладонью по воздуху, из-за чего Хлоя мягко открывает дверь перед полицейскими. Что же, если им хочется конкретики от человека, который и без того потратил двадцать лет жизни на разжевывание информации муравьям, то они получат.

- Мне необходимо получить сводку по наличию необходимых моделей. Так же - твои мерки, рост, вес, файл с 3D сканом тела, желательно - полноценного. Так же - сопоставить мои задачи с тем, что в теории может предложить Коннор и понять, равноценный ли будет обмен. Но условия сделки оговорены - осталось лишь провести работу с цифрми. Я выделю время и пришлю заключительный ответ на твою электронную почту, Гэвин. Отличного дня.

Улыбка - шире. Это звучит разумно, чертовски разумно, но Элайджа прекрасно может сделать все необходимые расчеты в голове - за считанные секунды. Просто хочется сбить спесь. Поиздеваться, даже если дрожащая, натянутая до предела струна уже поет ответ на сделку.

Конечно же "да".

+1

18

Маркус сказал ему в тот день: "Ты намного больше, чем просто машина. Мы все - намного больше."
В тот день Коннор сорвал все подсказки о его цели с виртуальной стены интерфейса - той самой, за которую заходить было нельзя. Сорвал точно так же целеустремленно, как и обычно. Всё или ничего.
В тот день он решил для самого себя - больше, чем просто машина.
Личность.
Не_человек, но живое существо.
Которое не только мыслит, но и чувствует.
Верит. Надеется. Мечтает…

Если бы Камски умел общаться по информационным каналам связи, как андроиды, Коннору даже не пришлось бы задавать вопросы, не пришлось бы испытывать такие яркие эмоции.
Он просто узнал бы все детали.
Но Элайджа был всё же человеком. Каким бы гением он ни был, его организм не обладал такими возможностями, как у андроида.
А психологический модуль РК800 не был на уровне той же Люси, чтобы предсказывать будущее. Ему с хаотичностью лейтенанта было сложно, что же говорить о человеке, мотивация которого была ему не слишком знакома.

Возможно, пообщайся он с Камски ближе, не стал бы так резко разговаривать, не стал бы злиться. Но общаться с ним больше необходимого не хотелось.
И Коннор имел на это полное право.
Ладонь Гэвина на плече только подтверждало его право на то, чтобы развернуться и уйти после слов Элайджи.

— Хорошего дня, мистер Камски. Будем ждать ваш ответ.
Коннор выдохнул с облегчением, когда за ними закрылась входная дверь. Чем больше он дышал свободой, хоть его искусственные лёгкие не помогали насыщать тириум кислородом - и не нужно было, как это жизненно важно для человеческой крови - тем меньше обращал внимание на действия, которые происходили машинально.
Выдохнуть.
Вдохнуть.
Втянуть воздух носом. Наморщить его.

Молча дойти до такси, которое ждало их всё это время, и только уже в салоне автомобиля посмотреть на детектива Рида.
Долгим, пристальным взглядом, пока диод на виске не перестанет сбиваться в красный.
— Я не ожидал, что он будет так себя вести. Извини, я не стал бы предлагать поехать к нему, если бы мог предугадать такое… - он отводит взгляд в сторону. Автоматическое такси уже трогается с места, но Коннор ещё не всё сказал.

— Спасибо, что вступился за меня. Не совсем вступился, но… мне было п р и я т н о ощущать себя на твоей стороне. Как будто мы, в самом деле - напарники. Мне кажется, мы сделали всё, что могли, да? Надеюсь, я не испортил ничего, когда под конец сорвался и перестал подлизывать зад Камски.
Коннор усмехнулся, потирая ладони между собой. Ему всё ещё было тяжело осознавать, что он может завершить миссию неудачно. Провалить её. Это была его собственная черта характера, или же остатки программ Киберлайф, кто теперь скажет?

— Даже если после такого щедрого предложения он откажется, я всё равно добьюсь у Фаулера, чтобы мы работали вместе. Мы оба. Хорошо, н а п а р н и к? - Коннор подмигнул Риду, чувствуя после этого нелегкого морального сражения необъяснимое чувство единения целей и оценочных суждений. В одном он мог согласиться с Гэвином - его брат тот ещё манипулятор.

+1

19

Один Элайджа Камски мог выесть нервов больше, чем взвод Конноров с отрядом Хэнков наперевес. Гэвин был готов опуститься на корточки и засунуть голову в сугроб, чтобы охладиться хоть как-то и не заорать в пустоту от пробирающей... Не ненависти. Он не ненавидел Элайджу. Он был его братом - хотя да, причина так себе. Да, его выходки могли вывести из себя и долго после этого напоминать о себе нервной дрожью в руках и желанием  пожевать сигаретный фильтр, но на расстоянии кровавая ярость спадала, и собственное желание перестрелять всех в доме уже смешило. Как обычно. Здоровая семейная атмосфера.

Гэвин не утруждал себя прощанием - он почти что бегом дошел до машины и пожалел, что она стоит так близко. Он бы прошелся. Подумал. Пустил в голову морозный воздух.

- Забей, - говорит Гэвин, сбивая снег с ботинка постукиванием подошвы о подошву, - Он всегда такой.

Рид усмехается и откидывается на спинку сидения машины, рассматривая Коннора в полумраке салона, а потом смеется.

- Мы с тобой точно не подружимся, но против общего врага мы действуем неплохо... напарник, - Гэвин слегка усмехается и наклоняет голову, словно впервые рассматривая андроида перед ним. Он мог бы успокоить Коннора и сказать, что в глазах Рида эта поездка как миссия бы была выполнена на все 100%, эти гладенькие кругленькие нолики, которые так ласкали бы машинную душу. Но он не стал. Гораздо интереснее было смотреть, как тот сердится и просчитывает варианты уравнения с неизвестной
С Камски.

А это было не то что бы бесполезно... Только долгое сосуществование с этим фриком могло дать хоть какие-то данные для его анализа, но и тогда Элайджа начинал иногда действовать непредсказуемо и нелогично преследуя какую-то свою цель... Хотя со стороны так и не казалось.

- Вези меня домой. Не хочу больше тухнуть в больнице, - Гэвин барабанит пальцами здоровой руки по колену, прикидывая действия.

Да, денег на то, чтобы питаться доставкой у него хватит. Не факт, что ему хватит панкреатина это переварить без отложений на боках.

Но Рид по крайней мере пытался сохранять оптимизм, ведь они убирались подальше от этого проклятого странного бункера с кучей пластиковых кукол - и Камски.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » прожитое » my god is gonna owe me