POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » солнце, тебя так мало


солнце, тебя так мало

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1025/707088.png[/icon]http://forumuploads.ru/uploads/001a/6d/57/2/105110.png
сколото с неба ветрами, брошено на дно
золото — единственное, одно

+3

2

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1025/707088.png[/icon]Великое Солнце согреет каждого.
Опалит, иссушит, испепелит.

Видевшая рассветный мир драконов с беспощадными острыми скалами, прорезающая собой пушистые облака, втягивающая носом разряженный воздух, что можно пить, как воду, а можно задохнуться от переизбытка, вздымает голову ввысь. И моргает, и не может поверить, и старается не сморгнуть эту картину во всём своём изумлении.
Город Золотых Башен.

Именно так выглядит благодарность животным, растоптавшим дом людей, что выбрали тебя своей. У них дворцы, золото, изысканные одежды, у вас — сырая земля и промозглый осенний ветер. Только представь какое пиршество они закатили, когда взяли Верген. Представь, как кровь севера расползается густой паклей, стекает вниз по изгибам колонн и углам триумфальных арок. Представь. Запомни это ощущение, ведь именно с ним ты будешь выпрашивать то, что по праву принадлежало тебе.

Как и само слово аудиенция, любые проявления южной величавости, начиная от непроницаемых лиц слуг и ослепительных лат многочисленной стражи, отзываются полуосознанным отвращением. Всё в Саскии противится этой нелепой церемониальности, что сочится из каждого движения и уносится сквозняком, покамест суть дальнейшего разговора стоит перед глазами яснее прочего. Вопреки ожиданиям, она не попадает в императорские залы. Её приводят на отделённую от остальных помещений веранду; с аккуратным постукиванием на маленький столик впереди ставятся чашечки и ваза с фруктами. Молодая женщина с холодной гостеприимностью ожидает рядом с одним из кресел, обозначая собой место, в котором Саскии положено находиться. Поодаль, как собачке.

Ничего здесь не говорит о войне, и всё же.
От чашечек несёт гарью.
От вазы тянет жжёной сталью.

Она вернулась в пылающий Верген, чтобы переродиться в огне. Она вернулась в пылающий Верген, потому что с того момента, когда на её голову водрузили корону, никакой Саэсентессис больше не существовало. Её доспехам далеко до нильфгаардского кичизма, но они сияли. Сияли в тяжелом, многочасовом бою. Сияли и вминались в рёбра под тяжёлыми ударами, под чужой поступью, марались, марались кровью да грязью — своей и чужой. В запале битвы, ничего не видящими безумными глазами Саския избегала смотреть на своих людей: боялась, что они встретят её ужас и смятение. Сильнее прочего боялась, что разглядят её знание — они обречены проиграть. Всё было решено ещё с момента, когда горизонт окрасился чёрным и золотым. Саския тогда надеялась лишь на победу или же лишь на смерть: неважно, ведь она переродилась бы героем.

Горькая ирония заключалась в том, что ей пришлось переродиться правителем.

Временное укрытие для недобитков севера — временное, однако, затянулось на несколько месяцев — Саския покидала заведомо проигравшей: готовой на любые жертвы во имя конца бессмысленных скитаний. Она всё ещё не позволяла другим застать себя в момент страха и метаний, и всё же среди них каждый в своём собственном горе ютился слишком тесно друг с другом. Ютился и устало ожидал, когда Дева из Аэдирна решится сделать свой следующий безнадёжный шаг. Не осталось у неё никакого я, стало только много-много мы — и мы безумно устали, и мы хотим домой, и мы тебя любим, но более не можем молчать. Сделай же хоть что-нибудь.

В Нильфгаарде ничего не говорит о войне.
Очень легко поддаться заблуждению, будто бы юг не построен на свистоплясках вокруг могил врагов.

Чашечки негромко бьются о блюдца, под сердцем холодеет злорадное любопытство:

новоявленная императрица, что ты знаешь о жертвах в угоду большему? Известно ли тебе, каково это — растаптывать собственное достоинство, если в том нуждается твой народ? И успела ли ты, молодая да солнечная, познать на собственной шкуре нужду этого самого народа?
Сколь глубоко в тебе засели корни Беспощадного Пламени и как быстро ты наверстаешь его недобрую славу?

Саския ведь даже не видела её, ни одним глазком, ни издалека. А та уже просачивалась вместе со своим величавым сквозняком в каждый разговор. Как же она выглядит? Как разговаривает?

Неуместность собственного любопытства беспокоит до того дремавшее чувство абсолютной ужасной, безысходной беспомощности. Саския могла бы убить каждого в этой комнате. Могла бы захватить пару-тройку башен с собой на тот свет до того, как стража успеет привести в действие тяжёлые орудия. Она могла бы низвергнуть все эти триумфальные арки в пламя и каждого из присутсвующих наградить мучением гореть заживо. Но Саския дышит полной грудью и судорожно вспоминает лица тех, кому боится показывать свой страх. Смятение. Жестокость. Этого достаточно, чтобы урезонить спящего дракона. Достаточно, чтобы тяжёлым шагом пройти мимо любезно предоставленного места, сложить ладони на прохладные каменные перила и ждать.

Я, королева Свободной Долины Понтара, пришла, чтобы вернуть свои земли и предложить взаимовыгодный союз.

Драконы, говорят, неподвластны огню. И всё же Великое Солнце смогло обжечь даже Саскию.

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » солнце, тебя так мало