POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » BUM BUM BUM BUM BUM


BUM BUM BUM BUM BUM

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/lQHxtjR.png


WAKE FROM A DREAM WHERE I WAS STUCK LOSING MY TEETH / LUCKY FOR ME, IT WAS ALL FAKE, NOT WHAT IT SEEMED / WHERE OH WHERE DO WE GO NEXT, HAUNTED PILLOW BENEATH MY HEAD? / WHERE DOES IT GO? / PICK OUT HIS HEART WITH A KITCHEN FORK / PIN DOWN HIS ARMS / WAKE FROM THE SCAR STILL FEELIN' SICK                                                                        WHERE DID IT GET STARTED?


HE AND I ARE CLOSER THAN FRIENDS. WE ARE ENEMIES LINKED TOGETHER.

[icon]https://i.imgur.com/9lM0fSy.png[/icon]

+7

2

But the world is not like a human body.
Or the dark that, just past twilight, overtakes a canyon.

если не двигаться слишком долго, тело потеряется, будто растерянный мальчик, свернувший не туда по дороге домой (ватари приходится вести его за руку до двери в спальню). эл не успевает заметить, с какого края начинает исчезать: от пальцев на столе остаются только крошки печенья, собственная тень — легче, чем след от мела. каждый потерянный ребёнок — это пылящийся в коридоре велосипед и заброшенная на верхнюю полку жёлтая кепка (у него жёлтой кепки не было). кажется, когда-то мацуда предлагал ему прокатиться на велосипеде, а потом предположил, что эл сразу запутается в своих ногах. тяжесть внутри — липкая, будто вытащенные из улья соты: эл ждёт, когда отомрёт остальное, чтобы рассмотреть её, повертеть в руках. это единственная улика, что у него остаётся: нужно опередить лайта и дать ей имя. опережать лайта даётся элу с большим трудом: может быть, всё-таки следовало научиться кататься на велосипеде, удержать силу в ногах. мысли начинают бледнеть вместе с телом — такого с ним раньше не было; лайт смахивает со стола крошки печенья.

Or the shiver of sleigh bells on the collar of an invisible donkey, scratching itself

так просто было исследовать мир при помощи медиумов: видеоигр, расставленных им самим наблюдателей, детективов, которые становились его глазами. реальность могла разворачиваться картой в final fantasy или диктофонной записью, но всегда оставалась мембрана, отделяющая его от всего, что можно было попробовать изучить касанием. дело киры заставило её лопнуть: сперва мир чихнул ему в лицо южным погодным фронтом, упал на ладонь маленьким паучком — было весело, было смешно. эл следил взглядом за клочком паутины, собирал дождь раскрытой пастью: интерес к чему-то впервые сошёлся с самим собой, будто зеркало решило отозваться теплом руки. эл мог сравнить это только с полузабытым воспоминанием о детстве, когда во время летнего ливня ловил крохотных лягушат резиновым сапогом: лайт подавал ему мяч, мацуда рассматривал коллекцию динозавров. казалось, если это дело закончится, можно оставить себе друзей и кусочек праздничного пирога, но дело закончилось, и зеркало снова стало холодным и гладким. пустоту ощутить проще, когда на её месте было что-то, но мембрана забрала у него даже воспоминания. 

in the dark,
in the cold of it—

— я, — под языком — сваленная собачья шерсть, комья ваты, обрезки плохой диктофонной записи. — приношу свои извинения. я был неправ.
тело чувствует время иначе: шум в ушах заставляет его замедлиться, холод — превратиться каплю мёда, ставшую ловушкой для муравьёв. эл не замечает, как они уходят, словно тишина растворяет контуры чужих тел прежде, чем растворяет голоса. тетрадь открывает для него мир, но не даёт рук, чтобы его осязать; они есть у лайта, и эл понимает это слишком сложно, чтобы как-то этому помешать: зрячий ведёт незрячего под руку. рассказывает про солнечных зайчиков, но не рассказывает про солнце. шинигами едят только яблоки, у лайта вместо улыбки — половинка луны, яблочная долька, эл сжимает ноги пальцами, но не чувствует злости, которую чувствовать должен. кажется, протяни руку, шагни в собственную тень, но эл опускает голову, пряча растерянную улыбку в складке рта.
— ты не поможешь мне? кажется, я очень устал.
комната у них всё ещё общая.

donkey bells.

нужно проверить правила, но, кажется, это не проще, чем вывести чернила, оставленные рукой бога. эл смотрит на цепь, связывающую его с лайтом, склонив голову набок:
— наверное, ты уже давно хочешь от неё избавиться?
несколько месяцев они действительно были друзьями, и эл пытается вспомнить, как его это согревало, но на ум приходит только боль от ожога, укус красного муравья. конечно, можно попробовать испытать его, раздразнить лазерной указкой, но ветер дует с другой стороны, насылает на него долгую сонную пору. его собственная тень прячется в тени лайта — надо, наверное, попросить выключить свет, — и эл замирает, растерянно разглядывает его из-под слипающихся ресниц.
— первый кира мёртв, если верить этому правилу. и найти второго... будет просто.
кажется, что он видит его впервые: лицо — будто порез, оставленный свежим листком бумаги. эл улыбается, устало опускаясь на кровать.
— ты справишься, если возьмёшь расследование на себя.[icon]https://i.imgur.com/sokI44t.png[/icon]

+7


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » BUM BUM BUM BUM BUM