POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » как живётся с таким мягким сердцем?


как живётся с таким мягким сердцем?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[icon]https://funkyimg.com/i/38jv3.png[/icon][lz]<center>and within your furnace heart, you burn in your own flame.</center>[/lz]
http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1085/870464.png
как живётся с таким мягким сердцем? я бы смог его сдавить рукою
я пытаюсь быть как все люди, но выходит как-то отвратно

Отредактировано Eris Morn (2020-11-28 17:59:00)

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/nJULilq.png[/icon][nick]Cayde-6[/nick][status]MODUS[/status][char]кейд-6[/char][lz]<center>artificial ghost with no perception</center>[/lz][indent] Сегодня он умер один раз.
[indent] В опустевший лагерь фолленов влетело две "щуки", ударной волной метнув контейнер с эфиром к противоположной стене. На своём пути контейнер встретил небольшую преграду — Кейда, который в этот момент был занят перезарядкой револьвера. Основной вес с треском вмялся в его лицо, а острый угол пробил корпус и лопнул сразу несколько лёгочных трубок. Лёгочные — лишь номинальное обозначение: вот он я, я такой из себя антропоморф, а вот мои газообменники; в теле экзо нет ничего что напоминало бы лёгкие. Однако его разум оказался занят комплексной борьбой со спешно вылезающими признаками диссоциации, поэтому Кейд дышал аккуратно и надрывно, как дышал бы человек с раздробленными рёбрами.

Кловис Брей, великие и ещё раз чуточку великие, они с присущим гением заботились о завершённости своих созданий. Даже будучи сломанными их солдатики не чувствовали себя сломленными. Кловис Брей, великие-превеликие, никак не могли заставить перенесённый мозг выделять ударную дозу нейротрансмиттеров, свойственную для преагонального состояния. Зато они могли ухватить сцепку нейронов, отвечающих за осознание процесса. Отключаясь, Кейд чувствовал, как те хватали их, — ну, допустим, буквально нейроны Кейда — в свои вспотевшие ладони и говорили:
Если живёшь, то и умирай по-человечески, родной.
Вот прям так и говорили, сто процентов.
И вырывали к чертям собачьим.
Отчасти это правда. Из того скудного, что Кейд оказался способен достать или выведать: от других и из себя. Но Кейду всякий раз смешно. Потому что даже на смертном одре он будет мучиться пограничной дилеммой:
он видит железки, но чувствует пальцы.

[indent] Насколько он помнил, люди не умирали просто от треснутых рёбер, но если ты ощущаешь (или в его случае — видишь), как из твоего тела торчит что-то, что торчать не должно, то дела точно плохи. Если совсем взаправду, то он тухнул бы медленно и мучительно, обволакиваемый парами эфира, до тех самых пор, пока его не нашла бы Эрис. Но в действительности он даже не обратил на это внимания.
[indent] Сандэнс подлетела к нему, когда щекотливая обстановка поутихла, торопливо прыснула светом.
[indent] Кейд с кряхтением поднялся на ноги и наперво съежился от приступа вины, потому что ожидал вторую взрывную волну — гиперопеки Сандэнс, которая реализовывалась в подавляющем большинстве именно на нём.
[indent] Она глядела на него сверху вниз, долго и поучительно, затем перебрала гранями, имитируя тяжкий вздох, и юркнула за его плечо.
[indent] Кейд опрянул.

[indent] Паламон находился севернее, если забраться на самую опушку и идти напрямик около четырёх часов. Окруженный густыми деревьями и перекрытый горами с востока, он усиленно создавал видимость собственного не_существования. Должно быть, именно по этой причине полюбившись контрабандистам с охапкой дрегов, бежавшим преступникам и градоначальникам с замашками узурпатора. Чем ярче разрасталась луна над их головами, тем сильнее Кейд убеждался в мысли, что чёрта с два они так просто выйдут на городок ночью. Затерянная в лесах долина, только без чудесных сокровищ. Но кто знает.

[indent] Он просит Сандэнс прокрутить сообщение Андала ещё пару раз, после чего разворачивается к Эрис.
[indent] — В наводке значилось про нескольких заложников, но здесь никого нет. Значит мы всковырнули лишь один из охранных постов.
[indent] Круто, хочет добавить он.
[indent] Будет чем заняться, хочет добавить он.
[indent] Ведь с тех пор, как Андал стал авангардом, а Широ каждый раз находил предлог оставить Башню, жизнь Кейда обращается в бесконечное ожидание своей очереди: есть, сэр; да, сэр; нет, я не идиот; а как вас теперь правильно называть — ваше величество? Они давно не тащат всё, что плохо лежит, и у них больше нет самоубийственных вылазок, чтобы это оправдать. В их разговорах появляется горьковатый привкус обязанностей и ответственности. Смысла. Всё это благолепие — под ноги взошедшему, как солнце в зените, на пост командира командиров Андалу. Последней внезапностью, которую он позволил себе выкинуть, стала попытка врезать Кейду после замечания насколько же новая броня Авангарда отлично смотрится на охотницах.
[indent] Это он добавлять не хочет.
[indent] Не только потому, что с Эрис Морн они знакомы, как знаком один охотник с любым другим — перекликаясь через общие черты отваги, опасно отплясывающей на грани с отбитой самонадеянностью. То есть, очень поверхностно.
[indent] Кейд боится об этом говорить, иначе он будет выглядеть словно зажиревший от скуки идиот, который изредка чешет себе проявившуюся аллергию на запылевшееся эго. Воу, мы такие крутые, мы спасаем людей и всё в этой вселенной лежит на наших плечах.
[indent] Кейд боится об этом говорить, потому что опасения, произнесённые вслух, начинают существовать, а значит — иметь вес.
[indent] Боится, ведь даже не помнит точное число заложников, а просьба прокрутить брифинг в третий раз точно покажет его идиотом.

[indent] Сандэнс тем временем кружит над лагерем, сканируя содержимое брошенных контейнеров. Кейд время от времени делает вид, что помогает ей — отпихивает ногой тела сваленных дрегов, отталкивает одну из "щук". Но в основном он задирает голову к небу и думает о том, какую бы уморительную ремарку влепить посередине разговора. Сандэнс внезапно тихонько толкает его в плечо:
[indent] Не думаешь, что это им пригодится?
[indent] Пока Кейд складывает два плюс два, Сандэнс обводит глазом обилие ящичков и ящиков. У Кейда наконец получается — оу, отзывается он.

[indent] Он знает, что его призрак чувствует себя крайне неуютно в присутствии тех, к кому не успела привыкнуть. Её визор направлен на него, визор Кейда на неё — потом он обращается взглядом к Эрис и передаёт этот мячик информации на чужое поле:
[indent] — Может, перетащим часть контейнеров в поселение? — как иногда бывает с переводом, он немного искажён.

[indent] Дело вот в чём: Паламон чаще прочих исходит сигналами бедствия. Постоянные набеги, фоллены, дреги, "щуки", эфир, попытка выменять ещё эфира на заложников, вытащенных из собственных домов. Не повезло с градоначальником, если верить слухам. Не повезло с истощающимися припасами, потому что этот идиот не подпускает стражей на расстояние выстрела, но разогнать контрабандистов сам не в состоянии.
[indent] Если они с Эрис принесут оружие и эфир, у тех появится шанс. Возможно, свержение власти. Возможно, насильственное.
[indent] Но кто знает.

Отредактировано The Drifter (2020-10-28 03:46:31)

+3

3

сай-3-7-295
эрис
сай-3-8-295
эрис
3-4-295
на вылазке с кейдом-6
сай-3-9-295
КРУТО
3-5-295
серьёзно

Клинок Эрис попадает дрегу точно в шею; через дыру в вакуум с шипением вытекает эфир. Второй дрег, зачем-то спрыгнув с щуки (дурак, из неё же можно стрелять), едва ли успевает поднять пистолет – электрическая граната взрывается прямо у него под ногами. Эрис оглядывается, дабы убедиться, что веселье на этом закончилось – в лагере внезапно всё умолкает.

После нескольких лет охоты на ахамкар патрули на Земле кажутся наискучнейшей задачей из всех, что авангард может предложить – вырезать бусинки вместе с Сай и то интереснее, если честно.

Ну, наверное, по очевидным причинам, подсказывает ей Брия.

Так, нет.

Потрясающе непривычная тишина тянется как-то слишком долго, и только так Эрис замечает, что её напарник примерно в том же состоянии, что и подбитые фоллены; в голове проносится только многозначительное какого хрена. Пока призрак суетливо сплетает вокруг Кейда свет, аккуратная луна рассеивает закатный полумрак над лесом. У Эрис почти вырывается машинальное "ты в порядке?", но почему-то застревает где-то ещё на полпути – вместо элементарной вежливости получается тяжёлый вздох. Ей едва ли обычно приходится пересекаться с Кейдом-шесть, но почему-то с ним стойко ассоциируются те самые печальные задания, в которых тебе самому приходится нажимать на все кнопки и одновременно отбиваться от какой-нибудь пары-тройки десятков аколайтов в лучшем случае.

Звучит, наверное, очень предвзято.

Ладно. Может быть, ну просто возможно. Чисто теоретически. Эрис не нравится Кейд, потому что Сай он кажется очень клёвым.

А вот это уже ну прямо невыносимо.

Вытащив из дрега свой нож, она подкидывает его пару раз в воздухе; Брия тем временем смело облетает лагерь, деловито осматривая пожитки фолленов. Серебристые грани её оболочки красиво переливаются в свете луны. Высокие кроны деревьев почти незаметно шелестят на ветру – Брия говорит, что это им просто повезло – судя по ежегодным сводкам, осенью здесь обычно ужасно. Эрис шустро осматривает палатки и небрежно пинает носком ботинка осколок небольшого прислужника. Знакомый голос, чуть искажённый аудиопередачей, едва слышно звучит у неё за спиной. 

– Ты не можешь запомнить всё с первого раза или тебе просто так нравится слушать Андала?  – губы Эрис растягиваются в довольной улыбке, когда она поворачивается к Кейду.

Главное, думает Эрис, вовремя остановиться.

Или нет.

– Если у них и правда ещё несколько постов, нам лучше поторопиться, – Эрис морщится, пытаясь прикинуть время до самого Паламона и сколько ещё часов им понадобится, чтобы прошерстить все окрестности (математика явно не её сильная сторона). Чёлка под шлемом неприятно щекочет ей лоб. Здесь, в такой глуши, чтобы выжить, нужно уметь избегать патрулей дрегов и вандалов – мерзких стервятников, наслаждающихся резнёй. Даже дикие звери, холод и изнеможение казались сущими пустяками по сравнению с атакой фолленов. Для стражей, разумеется, и сами фоллены – сущий пустяк, но терроризирование простых жителей местных поселений вызывает у Эрис тревогу. Она вскидывает голову, прислушиваясь к тишине окружающего их леса – в те драгоценные секунды, когда Кейд как по волшебству не издаёт ни звука.

– Как хорошо, – она довольна, как кот, который только что стянул кусочек рыбы из сэндвича Шакса, – место охотника – здесь, а не за этими дурацкими стенами. Идём?

В башне даже спится хуже – кошмары, мучающие её ещё с охоты; они глупые и однообразные, но пугают своей реалистичностью и постоянностью. Ей не хочется верить, что хоть что-то из этого может оказаться правдой. Косточка ахамкары – это какой-то жутко нелогичный и сумасшедший талисман ну вот прямо в стиле Толанда; у Эрис до сих пор спутанные чувства по поводу того, что она в самом деле взяла эту гребанную кость. Глухая тревожность бьёт по ушам каждую ночь.

Сай говорит: не переживай так, всё проходит.
Но Сай не знает.
Эрис молчит.

– Ого, хорошая идея, – она вскидывает брови – Кейд не видит этого из-за шлема, но возможно улавливает сарказм в её тоне. – Брия, поможешь?

Пока её призрак, непривычно молчаливая в присутствии Кейда, сканирует для орбитальных энергосистем ящики фолленов, Эрис осторожно подглядывает в один из них, присев на корточки.

– Думаешь, если принести им оружие, оно правда достанется жителям, а не идиоту, который пользуется своей властью? – она вздыхает, размышляя над тем, почему авангард до сих пор не сделал хоть что-нибудь. Ей всегда казалось, что стражи существуют, чтобы помогать простым людям, а не просто прятаться за стенами города, изредка отбивая атаки то тут, то там. Паламон, может быть, никогда полностью и не переберётся в Последний город.

Эрис раздражённо снимает шлем, чтобы сдуть со лба чёлку, и переводит напряжённый взгляд на Кейда.

– Ну что, – она точно не сможет остановиться, – прослушаешь ещё раз или как?

Ей почему-то вдруг очень весело. Кейду, она надеется, не очень.

Эрис бережно проводит рукой по плащу – прикреплённые к грубой ткани бусы, которые сделала для неё Сай, легко царапаются гранями о перчатки – и снова поднимается на ноги.

– Пойдем сначала на восток – Эрис кивает в сторону чащи леса, плавно переходящей в горы. – Фоллены любят разбивать лагеря в пещерах и прятать там всё своё добро.
[icon]https://funkyimg.com/i/38jv3.png[/icon][lz]<center>and within your furnace heart, you burn in your own flame.</center>[/lz]

Отредактировано Eris Morn (2020-11-28 21:40:54)

+3

4

[icon]https://i.imgur.com/nJULilq.png[/icon][nick]Cayde-6[/nick][status]MODUS[/status][char]кейд-6[/char][lz]<center>artificial ghost with no perception</center>[/lz] [indent] Он глядит на Эрис с деланным возмущением. Не иначе, кинжал под ребро. Очередь в спину. Интересно!
[indent] Думает: окей, я тебя уловил.
[indent] Я тебя понял, думает.

[indent] — Поднимаю себе боевой дух, — самая очевидная двусмысленность, пришедшая на ум в первую же секунду.
[indent] Кейд даже не старается. У него имеется щедрый выбор над чем конкретно не стараться: впечатлить Эрис остротой языка или попытаться хоть за чем-то спрятаться.
[indent] Языка у Кейда, кстати, нет.

[indent] Но какая разница?
[indent] Нет, серьёзно, какая к чёрту разница?

[indent] Сандэнс нависает над ним, переключаясь с общей неловкости на странные заигрывания со смыслами своего стража. Через несколько мгновений по глазам Кейда бьют две прицельные короткие вспышки — это аналог человеческого потряхивания за плечо. Иначе говоря, Сандэнс спрашивает его: всё путём? Нет, не так. Сандэнс аккуратно, самую малость слишком трепетно заглядывает ему в лицо, а после произносит: Я чувствую, с тобой что-то не так. И только следом спрашивает: Всё в порядке? Просто сейчас вокруг них слишком много — по внутренним меркам Сандэнс — посторонних и она решает, что поиграть в сломанную морзянку будет более уместно. Кейд не может сдержать глупый смешок и вот как раз он кивает:
[indent] Всё путём.

[indent] Она старается облетать Брию на уважительном расстоянии — его девочка очень дружелюбная, но опасается, что её заинтересованность могут воспринять как наглое посягательство на чужую территорию.

[indent] Кейд считает, что Сандэнс слишком сильно морочится о других, но что он в этом смыслит. Сам Кейд c пoлoбopoтa готов отплясывать; игриво, как щенок с ещё невыраженными клыками, огрызаться, потому что каждый охотник свято почитает свой плащ (обязательно с причастностью к чему-то большему) и каждую потёртую штанину (обязательно с длинной историей), но больше всего — наличие блестяще отточенного сарказма (обязательно на самом-то деле ну такого себе). Головы у них пустые и открытые, как красивые приветливые скворечники. Кейд эту истину не стремится ни подтверждать, ни опровергать — просто иногда ему охота почесать язык обо что-нибудь острое, а возможно ему легче среди ничего не значащих фраз. Стоит заговорить по существу и станет уже не так весело, верно?
[indent] Но на самом деле они говорят прямо. Прямее, чем Кейд привык. Он опасается Эрис, как опасался бы человека, непреднамеренно бьющего в самую суть.

[indent] Помимо прочего, он занят. Занят методичным перебором тройки скауток и парочки коцаных револьверов. Это не так много, но хоть что-то. Кейд с трудом может представить на что сейчас похож Паламон. Времена такие, даже не угадаешь — может это добротная деревушка среди лесов и лугов, а может три балки увенчанные железным листом, колыхающимся на ветру. Всё меняется быстрее, чем успевает воплотиться в работающую реальность. Кто-то вонзает в кусок земли раскрашенную палку и называет это личными владениями. Кто-то спасает то немногое, что осталось от золота прошлых веков.
[indent] Так вот. С эмпатией всегда выходит боком: Кейд ничего не знает о Паламоне и откровенно слабо мыслит о жизни вне Башни, но порой его вдруг заботят люди, обитающие в таких вот паламонах. Ведь будь Кейд на их месте, то... Возможно, он ничего не сделал бы. Не знал бы, что можно что-то сделать. Это ли не трагедия?
[indent] Он хрипло вздыхает — метафорически. Звук вырывается из речевого модуля и выходит ситуативно подготовленный, прямо как нужно.

[indent] Эрис снимает шлем и на её лице ясно отпечатывается эмоция раздражения.
[indent] Кейду кажется, что у него сильно чешется нос; он чувствует напряжённую морщинку, залегшую на переносице. От промозглого ветра мёрзнут уши, так и норовит сползти с головы широкий капюшон.
[indent] Он с грохотом захлопывает крышку ящика, частично удовлетворённый найденным. А следующие несколько минут занимает тем, что перетаскивает несколько самых наваристых на и под бережно подложенный дырявый брезент. В нём просыпается голодная жажда быть полезным аккурат в момент, когда Эрис тянет руку, чтобы перетащить один из находившихся поблизости. Кейд превентивно по ней хлопает и такой: нет.

[indent] — Но идиот-то один, — после настаивает он; немного помолчав, мотает головой. — Ладно, даже если не один... Славу Локена приметил даже всевидящий, но малость глуховатый Авангард, должно быть, дела совсем плохи. Да и вообще. Какая разница?
[indent] По внутренним правилам Кейда сторона силы это сторона справедливости. По внутренним правилам Кейда ублюдки всегда терпят поражение и погибают в муках. Было некое очарование в том, чтобы ублюдок вроде Локена умер от рук собственного народа — народа, который он пообещал сберечь.
[indent] — Официально мы не вмешиваемся, если что.
[indent] Его тянет улыбнуться. Условный рот обозначает условную улыбку условным ярким свечением.
[indent] Может, в кои-то веки Авангард попытаются хоть что-то изменить, даже если сами не узнают об этом. Он не хочет делать Эрис соучастником своего формального нарушения регламента, но, эй, будто бы им есть чем заняться?

[indent] Локен, стоит думать, всего лишь человек, что не смог вовремя остановиться. Он не пугает Кейда ровно на том же уровне, на котором его не пугает рядовой список патрулей, в основном ограничивающийся визитами в пещеры, оккупированные фолленами. Ему лишь самую малость скучно и по-свойски погано: тянет кичиться набитыми шишками и руками по локоть в грязи, но вместо этого его толкают в грязную мелкую лужу, а он, между прочим, только выцепил себе новые ботинки. Слава Тревелеру, рядом есть Эрис, и стрелять в своих не положено. Кейд ненадолго задерживает на ней взгляд; ищет и ищет до чего бы докопаться. Бинго. Есть что-то такое. Эдакое. Выбивающееся.
[indent] — Красивые бусы, сама смастерила?

[indent] Признаться честно, он тоже не знает когда стоит притормозить. На язык лезет глупейшая аналогия про фотографию любимой в потайном кармашке, но этот подкол — обоюдоострый, учитывая, что Кейд опасно близок к тому, чтобы действительно прокрутить голос Андала третий раз.
[indent] Если ещё честнее, то сейчас он сам просит Эрис не останавливаться. Он шмакает на эту кнопку с поступающим окситоцином, потому что Эрис в данном случае предсказуема: она вскинется, она вбросит в слова свой безвредный яд. А Кейд весь такой начнёт шутливо отпираться, он начнёт протестовать, но самое главное — он раскатает свой метафорический язык и разразится информационным мусором — для Эрис. Он нашёл за что зацепиться, поэтому отныне ей нет спасения.
[indent] Говори об этом и оно начнёт существовать.
[indent] Говори со мной, Эрис.
[indent] Может быть в конце они даже поладят.

[indent] — Пойдём? В смысле пойдём?
[indent] Кейд скидывает тело дрега с наименее подбитой "щуки". Поутихшую опушку прорезает рёв двигателя, изредка перемежающийся на протяжный скрип. Металлические лепестки хвостовой брони постукивают друг о друга, содрогаясь от сдерживаемой на месте тяги; на фюзеляже играют светом пятна эфира. Хреновина тяжёлая и будто бы вовсе неподвижная, но в один миг она выстреливает вперёд, оставив напоследок лишь всполохи пламени. У Кейда есть опасение ненароком спалить лес; нырнув в расщелину меж деревьями, он понижает мощность и в какой-то момент это создаёт впечатление, словно "щука" плывёт. Щука. Плывёт.
[indent] Кейд остаётся доволен этим каламбуром. Он думает про Андала, памятные фотографии и бусы. Почему ему вдруг показалось, что Эрис всковырнула какой-то необычайно страшный секрет.
[indent] И совершенно не думает про дружную парочку вандалов, засевших над входом в пещеру. Про одного из них, чей прицел винтовки теперь прыгает от приборной панели к плечу, наконец вперившись в неопределённое место в грудной клетке. Кейд знает, в пещерах фоллены ютятся мелкими группами — и так действительно кажется поначалу, если не зайти в едва освещённый проход.
[indent] А затем ты слышишь визг капитана и становится уже не так весело.

+4

5

Эрис пристально – даже с интересом – наблюдает за Кейдом пока тот делает вид, что занят припасами. Ей не то чтобы трудно скрыть неподдельное удивление, но она всё равно нехотя тормозит с ответом.

Вот так вот, значит. Бьём в ответ.

Она сама не понимает, почему ожидала, будто эта шалость будет принадлежать только ей одной – как так вышло, что Кейд превратил это в игру на двоих?

– Нет, – Эрис невозмутимо надевает шлем обратно, и тут же, скрытая от светящихся глаз Кейда, сильно зажмуривается. Её накрывает неловкая паника, будто подростка (как будто она помнит, каково это – быть подростком), чей секрет только что раскрыли перед всем классом. Эрис хочется соврать, но ей почему-то кажется, что её тут же раскроют. Ничего не сказать – это всё равно что признать, что Кейд затронул что-то очень личное.

– Это подарок…от друга, – Эрис отвечает совершенно непринуждённо, стараясь аккуратно подбирать слова в надежде, что Кейду будет не за что зацепиться. То, что до него может дойти раньше, чем до Сай – перспектива совершенно отвратительная. Не то чтобы Эрис вообще собирается что-либо рассказывать Сай…так что она почти готова зарыть Кейда в лесу вместе со своим секретом.

Она на все сто уверена, что Кейд-шесть просто обожает сплетни.

Брия ей после скажет: «такая ты трусиха», но Эрис и вправду намного проще перебить пару-тройку хитрющих магических существ или встретиться лицом к лицу с каким-нибудь кровожадным полубогом, чем признаться в чувствах девушке, которая вырезала ей бусы. Она улыбается про себя, думая о том, как несколько лет идеализировала Вей и Эриану, радуясь любому уделённому ей вниманию, и как быстро забыла про свою маленькую безобидную влюблённость, стоило только одной молчаливой охотнице показать ей, как вырезать ножом бусинки.

Подождите-ка.

Эрис удивлённо смотрит вслед Кейду, внезапно понимая, что своей дурацкой шуткой, по всей видимости, и сама влезла в чужой секрет. Ну или…он просто в настроении обмениваться любезностями?

Ну нет, Брия скептически хмурится одной из своих граней. Эрис только пожимает плечами, но на всякий случай решает, что лучше оставить пару подколов на потом – азартность и осторожность, конечно, едва ли сочетаются, но в её голове почему-то вполне себе соседствуют.

Андал Браск, значит.

– Эрис! Он же авангард охотников!

– И что? – Эрис переводит взгляд на Брию и поднимает одну руку в вопросительном жесте. – Теперь совсем нельзя про него шутить?

Ей, возможно, и не очень-то хочется как-то задевать Андала – она его глубокого уважает и от этого никогда не отступится, но….Кейд ведь сам начал эту игру, разве нет?

Эрис кривится, глядя на потрёпанную временем и её собственной гранатой щуку. Было бы прекрасно, конечно, спокойно проехать до пещер на спэрроу, но у этой штуки такие крутые электрические пушки…Брия едва ли успевает раствориться в воздухе, а Эрис – покрепче ухватиться за ручки, когда щука резко дёргается вперёд, тяжёлая и почти неуправляемая. Громкие выхлопы явно говорят о том, что с гранатой Эрис немного перестаралась, но Брия тут же уверяет её, что эта фолленовская адская машина точно продержится хотя бы половину леса. Её немного заносит на поворотах – ветви кустов неприятно царапают шлем и цепляются за длинный плащ – человек, который ввёл у охотников моду на плащи, был тем ещё гением. Эрис, разумеется, больше переживает за бусы. 

Она почти догоняет Кейда, когда слышит знакомый рёв. Вздёрнув голову, Эрис приближает визор шлема, фокусируясь на пещере, и недовольно втягивает воздух сквозь зубы.

– Там что, капитан? – она чуть сбавляет скорость щуки и телепортируется в прыжке прямо в заросли на безопасное (совсем нет, подмечает Брия) расстояние от фолленов. Кейд как-то теряется из виду – выстрелы из шрапнели не особо воодушевляют, если честно, и Эрис морщится, прикидывая, сколько ещё раз Кейд может умереть за этот вечер. Брия почти готова рассчитать все шансы.

— Спорим, я смогу завалить этого капитана с одного выстрела? – Эрис поводит бровями и хитро улыбается, почти чувствуя негодование своего госта.

Стоит, конечно, ещё рассчитать шансы Эрис получить по голове.

Она уверенно прицеливается прямо в лоб капитану.

Ашер часто говорит: охотники не видят разницы между храбростью и безрассудством (Эрис мысленно исправляет: тупостью, Ашер, ты ведь это хотел сказать).

«И все эти ваши споры – бестолковая бессмыслица».

– Эрис, там сервитор!

Пуля пролетает чуть выше левой верхушки шлема капитана и заседает глубоко в коре дерева. Эрис беззлобно шикает на Брию, замерев на месте – расстояние между ней и фолленами большое, но если вдруг…

Что-то острое вонзается ей в левое плечо, и Эрис по инерции откатывается назад.

Ладно, это было очень самонадеянно.

— Если хочешь, я могу... – у Брии взволнованный голос, но Эрис мало заботит противная рана от ударного лезвия – у неё таких было много – она пытается выследить взглядом Кейда, крепко сжимая нож в одной руке.

— Тихо, не высовывайся! Ну вот, а я даже пушки щуки не испытала.

Она подкидывает в воздухе электрический клинок и снова телепортируется.

[icon]https://funkyimg.com/i/38jv3.png[/icon][lz]<center>and within your furnace heart, you burn in your own flame.</center>[/lz]

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » как живётся с таким мягким сердцем?