body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Way down we go


Way down we go

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Gavin Reed & Connor Stern
vampyr!au

https://i.imgur.com/mIOx2Kh.jpg
Oh, 'cause they will run you down, down 'til the dark
Yes and they will run you down, down 'til you fall
And they will run you down, down 'til you go
Yeah, so you can't crawl no more

[nick]Connor Stern[/nick][status]nocturnal animal[/status][icon]https://i.imgur.com/1tP0duB.jpg[/icon][fandom]Vampyr[/fandom][char]Коннор Стерн[/char][lz]blood, blood, blood
pour more through my veins.[/lz]

0

2

Голоса шепчут, голоса зовут.
Где же яркий свет, который видят все умирающие, врата в Рай или же огненные объятья Ада? Была только темнота, и гулкий стук, то быстрый, то замедляющийся. Это конец?
И почему конец? Разве он умирал? Умер?
Голова была пуста, воспоминания ускользали, стоило подтянуться за ними.

Темнота сменилась серым цветом, с пятнами акварели на нём, которые двигались из левой стороны в правую.
Ветер. Облака.
Попытаться встать, руки и ноги не слушаются. Сил нет практически, только гнетущее ощущение в центре груди, пустота, которую нечем заполнить.
Мир вокруг черно-бело-серый, и угольные же хлопья взлетают вверх подобно пеплу.
Только пепел обычно падает вниз.
Быстрый стук заполняет всё сознание, голову хочется повернуть в его сторону, хоть и равновесие теряется.
Ползти, не чувствуя боли в коленях и руках, под пальцами чьи-то лица или только кажется?

Единственное яркое пятно, клякса впереди - красная, манящая, маленькая и двигающаяся в поле зрения.
Доползти, схватить и укусить.
Впиться зубами, до хруста, до приятного теплого ощущения во рту, проглотить живительную влагу и припасть губами к отвратительной серой грязной шкурке крысы, всасывая ещё и ещё, до последней капли.
Поймать ещё одну, противно пищащую и вгрызаться в неё, пока мир переставал быть одноцветным и обретал краски.
Пепел перестал клубиться, звуки стали не такими громкими.

Коннор с отвращением на лице отбросил от себя мокрый шерстяной трупик крысы и прижал пальцы ко рту.
Что случилось? Почему он... Обернувшись назад, Стерн понял, что находится даже не на кладбище, а в какой-то общей могиле, свалке тел. Испанка.
Он отшатнулся от груды тел, суть не свалился с деревянного помоста и попятился спиной подальше от этого места, пока не упёрся лопатками о какой-то ящик.

В голове проясняется, но не очень быстро, как Коннор оказался здесь, до сих пор ускользает от его понимания. Последнее, что он помнил, был тот прием у его благодетеля. Как Стерн приходил в дом, он мог вытащить из памяти, как общался с гостями и заводил новые знакомства - тоже.
Как он попал, да ещё и практически раздетым, оказался среди трупов? Его посчитали мертвым и просто выбросили?
И почему ему не холодно, хотя Коннор должен был уже дрожать, ночи холодные в это время года, а промозглый ветер со стороны реки не грел никак.

Но дуновение ветра было, а вот холода нет. Зато перед глазами вдруг снова стало практически серо, а до ушей донёсся стук. Не такой быстрый, как привел его к крысам, ровнее и медленней.
Коннор попытался встать, пошатываясь немного, потому цеплялся руками за тот самый деревянный ящик, но от источника ритмичного стука убежать не успел.
Красное пятно в форме... Человека? С ниточками, пронизывающими ноги и руки, становящееся ярче в районе груди.
Стерн моргнул несколько раз, и мир вновь заиграл красками, насколько ночь позволяла ему. Теперь он видел перед собой фигуру человека, и судя по всему, именно он так привлекательно звучал. И пах...

Нет, после пары крыс ему было уже стыдно, а если набросился бы и искусал человека, то потом бы себя не простил. Коннор старался не причинять вред людям, даже если те были не слишком добры а нему самому.
Конечно, вся ситуация была абсурдной и напоминала мистические рассказы о пьющих кровь созданиях ночи - Стерн любил читать такие вещи, но оказаться на месте одного из них было совсем не весело и не увлекательно.

Кое как утерев кровь с лица, он медленно вышел из своего укрытия на мужчину с поднятыми вверх руками.
- Прошу вас, я попал в беду. Мне нужна помощь... врача? Я странно себя чувствую. Мое имя - Коннор, Коннор Стерн.
Он попытался найти во взгляде человека напротив хоть что-то, похожее на понимание или сочувствие.
[nick]Connor Stern[/nick][status]nocturnal animal[/status][icon]https://i.imgur.com/1tP0duB.jpg[/icon][fandom]Vampyr[/fandom][char]Коннор Стерн[/char][lz]blood, blood, blood
pour more through my veins.[/lz]

0

3

Ночь не была кромешно-черной, как многим могло показаться. При неровном свете дрожащей свечи, которая больше пугает пляшущими искаженными тенями, чем дает покоя, за окном мгла казалась чернильной.

Но это было не так.

Там, где фонари работали, стараясь развеять страх желтым светом газа или масла, она становилась зеленой. Мертвенной, пугающей, словно могильной и гнилой, отсвечивая на мокрой брусчатке болотным и неестественным. Но идти по этой улице было не страшно... Страшен был звук.

Гулкое эхо шагов, отражающееся от каменных стен с едва светящимися окнами. Оно было жутким, когда приходилось пересекать такую улицу в одиночку, шаги волей-неволей ускорялись, выдавая с потрохами... Но ещё страшнее было услышать эхо другой поступи из-за поворота позади или впереди, из подворотни или со двора. Ночной прохожий кутался в шейный платок, скрывая взгляд. Кто он? Убийца? Неверный муж, предатель-любовник?

Никто не ходит так поздно один без причины.

Гэвин сжимал лямку ружья, висевшего на спине, и надвигал козырек кепки ниже, до самого платка, который закрывал нижнюю половину лица.

Вот как они скрывались среди людей. Охотники, стражники, лекари, охрана и полиция на пустынных улицах Лондона, сотрясаемого кашлем и предсмертным хрипом, последним вздохом.

Надевали на себя маски добродетели, патрулировали улицы, чтобы инфлюэнца оставалась заперта и санирована, но искали они другую заразу. Выискивали в лицах не признаки гриппа, а другую, куда более жуткую моровую язву, которая смешивалась с больной кровью и вырождала население города, выгоняла на улицу уже не человека, а существо, которое пытается разнести заразу ещё дальше.

Дальше, по улицам центрального Лондона, где болезнь пряталась в нюхательную соль и аристократическое недомогание, через обычные районы, на которых печать болезни становилась заметна. Вдовий плач, заколоченные двери и слепые окна, жуткие при свете луны и тоскливые при дневном светиле.

Сердце Гэвина слегка сжимается от неясной грусти, когда он идет через коридоры тесных улиц там, где играл ещё пацаном, где опустели дворы, где нет шумного стихийного базара, где сломавшееся колесо телеги с яблоками не устроило маленького праздника местной детворе, где коты не выпрашивают требуху у мясной и рыбной лавок, а из каждого дома не пахнет чем-то съестным и теплым... О юности напоминает только разбитое стекло молочной бутылки, зарасшее мхом на обочине дороги, через камень которой пробивалась и уже пожухла трава.

Но ему надо идти дальше, туда, где смерть прошла и оставила свой четкий след, выкашивая семьи целыми улицами. Каждый день Рид шел мимо домов, которые даже закрыть было некому, только двери, поскрипывающие на сквозняке от дома к дому помечались одними и теми же надписями красной краской, похожей на кровь, но черных в неуверенном свете поднимающейся луны.

KEEP OUT

DEAD INSIDE

SPANISH FLU

Гэвин переходит через мост и спускает ружье с плеча, сжимая его в руках. К этому времени солнце уже давно опускалось за горизонт, погасив все закатные огни, и начинался их дозор при свете масляных фонарей, которые едва могли разогнать мрак. Но быстрые тени, которые мелькали в узких улочках, его боялись. Боялись света и огня, погибали от пуль и сгорали на огромных кострах.

Тина держала масляный фонарь, ступая от него по левую руку. Покачавающийся свет выхватывал стены бараков и доков, крошащийся кирпич.

- Обойдем яму по кругу, - говорит он женщине тихо, и она кивает. Ничего опасного в паре скалей-трупоедов не было. Опаснее было бы пересечься с пьяницей, но сейчас они все лежали в могильной яме. Гэвин идет вперед, вглядываясь в темноту в слабом свете луны. Она делала мир мертвенно-голубым, с синими тенями и серебристыми отблесками.

Шуршание в закоулках. Писк напуганной крысы, выскочившей из-под ботинка. Отзвук шороха одежды. Гэвин поднимает ружье и замедляет шаг, выдыхая через нос и медленно обходя препятствие, за котором могло таиться что угодно. Бандит. Скаль. Вампир.

Но на него вываливается мертвенно-бледный юноша с искаженным тенями лицом - это кровь течет у него из рта? - и молит о помощи. Он идет медленно, он едва стоит на ногах, а поднятые руки дрожат... Но Гэвин крепче сжимает ружье и направляет его прямо парню в голову.

- Стой где стоишь, - приказывает он глухо и ждет.

В глазах нечеловеческий блеск - или это луна?

- Покажи мне свою шею. С обеих сторон, - Рид слегка покачивает ружьем, пряжка ремня стукается о металл показывая серьезность его намерений.
[status]Vampire hunter[/status][fandom]Vampyr[/fandom][lz]Kill it with fire[/lz]
Вампир.

- Спиной ко мне, на колени. Руки за голову. Живо, упырь!

Отредактировано Gavin Reed (2020-11-04 17:04:22)

+1

4

Фокусировать взгляд было тяжело, мир так и норовил стать бесцветным, потерять все оттенки, и это было пугающе. Коннор испытывал страх, потому что происходящее с ним было похоже на ночной кошмар. Казалось, сейчас он зажмурится, а когда вновь откроет глаза, то окажется уже у себя дома в уютной постели или на том самом приеме.
"Что не так с этим приемом?"
Но сколько бы Стерн ни моргал, мир не менялся, был таким же опасным, как и дуло ружья, направленное прямо ему в лицо. Он вздрогнул и не смог скрыть страха. Конечно, он был похож, наверняка, на только что вылезшего из могилы мертвеца, но разве стал бы труп разговаривать, стал бы просить о помощи, стал бы?..
"Зачем ему моя шея?"
Коннор стоит на месте, ему не хочется получить выстрел в лоб, от этого мучительно умирают, наверное, это больно. Он не любил боль, поэтому послушно оттянул ворот рубашки, - и откуда только на нем оказалась такая странная одежда - показал со всех сторон кожу, сам случайно нащупав пальцами запекшуюся корочку.
"Кровь? Укус?"
Шея начинает пульсировать, так что Стерн морщится, и от окрика снова вздрагивает, пытаясь посмотреть этому, этому человеку в глаза.
Он считает Коннора опасным.
Это видно по его твердой хватке, по тому, что ружье не опускается, по тому слову, которым его называют. "Упырь".
- Я... Я не причинил никому вреда... - пытается оправдаться Коннор, он и правда только парой крыс перекусил. Мерзко, как мерзко и отвратительно.
Но это всё какая-то ошибка. Просто шалость. А желание наброситься на человека - просто последствия... какого-то препарата? Что-то было в том напитке, который Стерн выпил на приеме?

- Пожалуйста, не убивайте меня, - он поворачивается спиной, складывает руки замком за головой, медленно опускается на колени. Продолжает чувствовать спиной дуло ружья, и от этого ощущения все чувства будто обостряются. Опасность превращает его в натянутую струну, а мир снова вспышками меняется.
Свет-тьма, черное-красное.
Коннор тихо стонет, опуская голову и стискивает зубы, вдруг чувствуя как покалывают губы клыки. Они точно стали больше и острее, чем он помнил. Бред...

Во рту появляется дурманящий привкус, от него одновременно тошнит, и Коннор еле сдерживает рвотные позывы, крепче сжимая пальцы на затылке.
- Я чувствую себя не так, как обычно. Мне нужна помощь. Кажется, я болен... - он практически садится, терпеливо ожидая своей участи.
В темном мире все звуки становятся громче, но и желание наброситься/укусить/нажраться крови сильнее.
Это желание чуть ли не поглощает его всего, но Коннор бросает на это последние остатки своей человечности и борется, сражается с тем зверем, который поселился в нем.

Ему ещё нужно вспомнить. Нужно узнать, кто сделал это с ним. Нужно отомстить за то, что он пережил этой ночью. Неужели никто не будет его искать? Неужели он будет убит одним из патрулей, и сгинет в безызвестности?
Но как же чертовски приятно пахнет этот человек. Он слышит как бьётся и стучит сердце, теперь понятно, что это был за звук. Возможно, он просто при смерти, вот все его чувства и обострились?
Сейчас он может уповать только на его сострадание.
"Упырь."
Это слово никак не давало ему покоя.[nick]Connor Stern[/nick][status]nocturnal animal[/status][icon]https://i.imgur.com/1tP0duB.jpg[/icon][fandom]Vampyr[/fandom][char]Коннор Стерн[/char][lz]blood, blood, blood
pour more through my veins.[/lz]

Отредактировано Connor (2020-11-04 23:57:46)

0

5

Было что-то отвратительно привлекательное в вампирах. Они были как раскрытая грудная клетка, обнажившая саму суть человеческую - острые сломанные кости, вырывающиеся из плоти подобно причудливым шипам, сизые легкие, комок сердца, которое заставляла функционировать эту машину из мяса и костей так, как паровой двигатель сдвигал с места локомотивы.
 
  Только вскрытый таким образом человек был и оставался недвижим, мертв, а упырь... немертв.
 
  И было что-то пленительное в самой смерти. Азарт от того что костлявая в этот раз указала своим пальцем не на тебя. Затаенное желание, загнанное в угол цивилизацией и веками воспитания, хищное, мерзкое, ловить уходящий вздох и съедать печень врага.
 
  - Не двигайся, - повторил Гэвин, прислушиваясь к топоту ботинок, но не спуская пальца с курка, а дула - с затылка парня.
 
  Но повторил спокойнее. Не было ничего дружелюбного в этом тоне, конечно. Как врач говорит с буйным пациентом со сложной патологией, к которому он не испытывает ничего кроме любопытства и затаенной брезгливости, как рассматривают под увеличительным стеклом внутренности мыши, погибшей при очередной прививке, как мясник находит в мясе забитой коровы странную опухоль.
 
  Юный. Перерожденный. Не срезанный умелой рукой садовода, а сорванный, потрепанный, побитый, но достижимый, только руку протяни.
 
  Руку в клетку с боевым псом.
 
  - Не стрелять! - Гэвин кричит предупреждающе, увидев, как в свете приближающихся огней пляшут тени, - Не стрелять. Этого - живьем.
 
  Охотники окружают их, вскидывают ружья, пистолеты, тесаки и арбалеты - да, оружие старое, изживающее себя, но что может быть болезненнее чем болт, который вцепляется крючками в плоть, жжет ядами, не дает вырвать и замедляет.
 
  Какой это пёс? Это они псы, гончие псы, охотники, следопыты и бойцы. А это волчонок, который в кругу, который загнан, но пока ещё не опасен, не знает что делать с зубами, но в жилах - дикая кровь.
 
  - Встань. Медленно и без фокусов, - Гэвин опускает ружье, уже не целясь парню в голову, оставляя дуло опасно покачиваться на уровне груди, - Теперь повернись.
 
  Парень смертельно - ха-ха - бледен, на контрасте - темные волосы, на контрасте - белая дорогая рубашка, на контрасте - кровь и грязь и рана на шее.
 
  Клыки и испуганный взгляд.
 
  - Как, ты сказал, тебя зовут? - Гэвин делает шаг вперед, опуская ружье и выдыхая. Его дыхание, его сердце, вся эта ситуация - только под его контролем.
 
  - Меня зовут Гэвин. Гэвин Рид. А это, - он кивает на безмолвные фигуры с ружьями, которые осторожно окружают их, но целятся в парень, - Охотники на вампиров. Так что... Коннор, краткую версию произошедшего. Ну, ты знаешь. Сухие факты.

+1

6

Столько всего можно сделать между двумя ударами сердца, когда ты не человек. Коннор с каждой секундой убеждался в том, что это действительно так - он больше не принадлежал миру теплокровных созданий. Паника отступала, возвращая бразды правления рассудку, и выводы парень мог сделать неутешительные.
Он всё ещё был растерян, напуган, полученный приказ "не двигаться" выполнил буквально. Замер, не дыша, с удивлением и ужасом понял, что может - в самом деле - перестать вдыхать воздух и не умереть от этого.
Уже умер?
Неправда…
Он не может быть мертв, если ощущает себя живым.
Он же двигается, думает, чувствует.

Вот только сейчас голод затмевает всё, когда Коннор ощущает приближение теплых и вкусно пахнущих людей, окружающих его. Зверь внутри требует. Шепчет на ухо - прыгни, р-р-разорви!
Но остатки человеческого держали монстра по шатким контролем, а их гораздо больше, чем он себе представлял - кровь крыс была тому причиной, утолив дикую жажду, или Стерн просто не так быстро превращался в чудовище?

Мужчина приказывает окружившим их людям не стрелять. По его тону понятно - он здесь главный, он привык, что ему подчиняются. Если от кого-то и зависит жизнь Коннора - то только от него.
Живьём - означает плен, но сейчас он готов и на такое, лишь бы выиграть время, чтобы разобраться в том, что с ним произошло и почему.
Поднимается Стерн медленно, как может, он уже понял, что скорость его реакции поражает, но получить пулю или арбалетный болт не хотелось. Как и проверять, увернется или нет. А если не получится?

— Коннор Стерн… - повторяет своё имя парень, когда поворачивается и смотрит в лицо командиру этого отряда. Он практически ощущает направленное на себя оружие, не только глазами, но и будто бы спиной.
Ему не нужен свет факелов, чтобы рассмотреть мужчину внимательнее. Тот явно старше, держится уверенно, крепко держит оружие в руках. Не в первый раз встречается с вампиром? Знает все слабые места, поэтому выглядит хозяином положения? Коннор же не знал ничего о своей новой природе, кроме жажды и обострившихся ощущений.

Гэвин… Рид дышит спокойно, его сердце бьётся ровно, хоть и манит алыми проблесками через грудную клетку в мгновения, когда голову вдруг сжимает болью, а мир окрашивается черным.
— Я актер в театре… или был им, - Коннор чуть морщит нос, прижимает пальцы к саднящей слегка ране на шее и поджимает губы. Это ему кажется, что рана болит, потому что он сам не хочет верить в то, что больше не человек?
— Я был на приеме вчера… но я не помню, что случилось потом. Я не знаю, как оказался здесь, но очнулся уже в таком виде и… - он непроизвольно облизывает губы и натыкается языком на острые клыки во рту. Охотники на вампиров. Значит, вампиры существуют, и кто-то его таким образом проклял?

— Я не знаю, что за мерзавец сделал это со мной, - не спросив, украв его жизнь одним укусом, разрушив всё, что он из себя представляет, - Но я клянусь, я не убивал никого. Я не убийца, а жертва, и где-то в городе прячется настоящий монстр… если я могу чем-то помочь, чтобы схватить его и отомстить?
Коннор возвращает себе прежнее красноречие, обращаясь только к Риду, до него пытаясь отчаянно достучаться. Остальные - просто подчинённые, они не решают ничего.
[nick]Connor Stern[/nick][status]nocturnal animal[/status][icon]https://i.imgur.com/1tP0duB.jpg[/icon][fandom]Vampyr[/fandom][char]Коннор Стерн[/char][lz]blood, blood, blood
pour more through my veins.[/lz]

Отредактировано Connor (2020-12-03 16:19:40)

0

7

Они молчат. Все они - вампир, охотники на вампиров, и Гэвин может слышать вдалеке шум колес поезда, стук рельс, неожиданный гудок из порта и стук железных листов на крышах складов.
 
  И тишина.
 
  Не скажешь сразу - город уснул или умер, скончавшись в пыли и золе, оставляя после только серо-коричневую земляную пыль, гоняемую ветром по улицам. Было тихо. Ни собак, ни людей, ни нескончаемой работы заводских кварталов, где постоянно хоть кто-то что-то разгружал или увозил, ни экипажа, ни машины, ничего.
 
  Решение снова принимать ему.
 
  - Ты же и сам понимаешь, что тебя превратили в выродка, - Гэвин слегка усмехается, а потом закидывает ружье на плечо, - Но ты хочешь отомстить своему вампирскому прародителю. Странно, но похвально.
 
  Мужчина развел руками, пожимая плечами словно растерянно, а потом щелкает пальцами.
 
  - Хотя да, я понимаю. Он обрёк тебя на существование, которое ты ещё не осознал... А оно будет мучительным. Многие привычные вещи могут причинить тебе немыслимую боль, а некоторые - уничтожить. И это ещё не говоря о том, что ты потеряешь всю богемную жизнь вот  там и этот твой театр, - Гэвин пренебрежительно махнул рукой в сторону богатых, ярко освещенных, не смотря на кризис, кварталов, - Ты не сможешь вернуться туда. Но!
 
  Рид задумался, словно для вида, а потом покачал головой. Никаких хороших "но" Коннору не грозило.
 
  - Давай-ка я обрисую тебе ситуацию. Ты или идешь с нами и подчиняешься мне, или умираешь. Выбор невелик. Ты сможешь отомстить, или мы сожжем тебя и бросим пепел в ту могилу, из которой ты выбрался. Вампиры тебя не примут и сделают то же самое, кстати. Поэтому, - Гэвин делает уверенный шаг к парню, глядя на него слегка снизу, но совершенно не подчиняясь, - Если ты только оскалишься - тебя изрешетят пулями. Иди с нами по-хорошему.
 
  Гэвин машет рукой, и охотники недоверчиво, медленно, один за одним опускают ружья, переглядываясь и переминаясь с ноги нс ногу, готовые в любой момент превратить Коннора в мишень.
 
  А что Рид? Он не боится смерти, потому что вся их жизнь - риск, хождение по лезвию опасной бритвы. Коннор выглядит так заманчиво, так перспективно, что сердце бы пустилось вскачь, не контролируй он пульс.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » Way down we go