body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » / не потерять бы в серебре


/ не потерять бы в серебре

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

я не вернусь, так говорил когда-то
и туман глотал мои слова и превращал их в воду
я все отдам за продолжение пути
оставлю позади свою беспечную свободу

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/828440.png

Peter Parker & Teresa

ночная улица :: все спокойно :: откуда здесь девушка с мечом?

[indent]  [indent]  [indent] эта сказка имеет финал - свой далекий финиш...
очень жаль,
Первый Номер,
что ты его
не увидишь. [indent] 

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

Отредактировано Kirishiki Sunako (2020-11-18 23:44:14)

+1

2

кто измерит мой путь, кто изменит мой рок
что начертан мне древним холодным мечом?
я блуждаю всю жизнь в лабиринте дорог
[indent] и ношу смерть за правым плечом. \ \

Когда-то, возможно, ее волосы были черными, или русыми, или каштановыми, а то и вовсе - рыжими, и глаза были совершенно другого оттенка, но она не помнит, какого. В семье ее считали прижитой матерью на стороне - она не была похожа на родственников ничем, она была красивее сестер и ее ничуть не волновала домашняя работа, даже если от этой работы зависело выживание ее собственное и ее родных. Она отмахивалась и перекладывала свои обязанности на тех самых менее красивых сестер, уже с восьми лет будучи чересчур заносчивой и самовлюбленной, и сестры доили коз, варили обед и пололи грядки, пока она беззаботным мотыльком порхала среди своих любимых полян; дитя цветов и душистых трав, она не думала о завтрашнем дне.

Завтрашний день маячил впереди чернотой и болью; воровать детей Организация не гнушалась, ей говорили, что нельзя заходить далеко в лес, не то ее утащит йома, однако не йома зажал ей рот костлявой ладонью, не йома сгрузил ее в мешок и не йома после вытряхнул среди таких же испуганных девочек. И не йома вживлял в ее тело часть чудовища, и не йома вручил ей огромный широкий клинок под названием клеймор, и не йома учил ее владеть оружием, тренируя на износ. Все это делали люди. Йома - что йома? Всего лишь людоеды, разумные, однако недостаточно, чтобы строить хитрые планы. Йома пожирали людей и принимали их облик; если в деревне появлялся йома - это грозило гибелью всем жителям, и селяне тратили все деньги, чтобы нанять Клеймор. Так называли их люди - а еще они называли их среброглазыми ведьмами и боялись не меньше, чем йома.

Потому что Клеймор были наполовину йома и наполовину людьми. Их волосы неизменно светлели, а глаза принимали цвет серебра, лишь в моменты высвобождения силы наливаясь золотом. Они приходили на вызов и отказывались брать деньги, щедро высыпаемые перед ними, сухо сообщая, что за деньгами придет другой человек, если воительница погибнет - тогда платить не нужно. Их могли бы обманывать, но никто не шел на подобный риск: не заплатишь Клеймор, и твою деревню точно сожрут подчистую.

Тереза приняла силу йома на удивление легко. Ей было больно, но организм сопротивлялся куда меньше организмов ее подруг по несчастью - наполовину монстрами делали только девочек, хотя сначала были и мужчины Клеймор, но им было намного сложнее балансировать между человеком и чудовищем. Они неизменно пробуждались.[float=left]https://64.media.tumblr.com/c1e4693b2457a17355dffd5d780847bf/tumblr_inline_p7o9exVw2f1szg2em_100.gif[/float] Пробуждение было хуже смерти - пробуждение означало потерю человечности, а все воительницы, несмотря ни на что, мечтали быть людьми. У них отняли возможность жить, как люди, и каждая из них хотела хотя бы умереть, как человек. И если воительница переступала порог, становясь чудовищем - она сама посылала одной из своих соратниц Метку, прося ее убить. Как последнее доказательство их дружбы.

Тереза, хоть и была общительной, с прочими воительницами не сближалась. Могла весело болтать в компании, однако в душу не пускала никого, а со временем начала сомневаться, есть ли вообще куда кого-то пускать. Идеальный контроль йоки - энергии йома, умение чувствовать чужую йоки и потому предугадывать движения - все это сделало Терезу Номером Первым в Организации. Воительницам издавна присваивали номера, и сначала они были далеко от первой десятки и тем более пятерки, но, набираясь сил, воительница уменьшала номер, и самой сильной была, несомненно, Первая. Разница между ней и даже Номером Два была размером в пропасть.

Многим воительницам давали прозвища, характеризующие стиль их боя - например, Илена Быстрый Меч звалась так потому, что ее рука с мечом двигалась очень быстро. Однако Тереза получила прозвище, не связанное с ее сражением - Тереза Слабая Улыбка звалась так потому, что когда наносила противнику смертельный удар, неизменно легко улыбалась.

Сила текла в ней вперемешку с кровью - неудивительно, что Тереза продолжала быть заносчивой и высокомерной.

и холодная сталь ляжет под ноги вновь
равновесием зла и добра / /

Тереза шагает назад, сжимая рукоять клинка так, что пальцам больно. Она никогда не видела таких существ раньше - не обычный йома, не Пожиратель, гораздо более сильное чудовище, страшное, почти непобедимое.

- Это Фрида, - шепчет Грета, Номер Девять. - Она была Первым Номером до тебя.

Тереза с удивлением и страхом наблюдает за движениями чудища - это женщина, но скорее она похожа на осьминога. Фрида, Первый Номер...

- Пробудилась, - коротко объясняет Марта, Номер Семь. - Думаешь, почему тут первая десятка и ты? Она - Порождение Бездны.

Марта недолюбливает Терезу, и намеренно подчеркивает, что вся первая десятка заодно, а Тереза - как приложение к ним, но не с ними. Это могло бы уязвить Первый Номер, если бы она не считала так же.

- Ее же можно убить? - голос Ингрид, Номера Десять, звучит испуганно. Фрида слышит это, и усмехается, облизывая острые клыки раздвоенным змеиным языком.

- Нельзя.

Она бросается на группу воительниц, и те рассыпаются в разные стороны. Командует Марта - она гораздо ниже Терезы, но Терезу никогда не делали командиром, и она тоже не стремилась к этому. Быть лидером Номер Один могла, но не умела грамотно рассчитывать тактику, и, как командир, угробила бы всех подчиненных.

Тереза поднимает клеймор, активирует в себе йоки, чувствует йоки всех остальных...

...что-то сильно ударяет ее в грудь, она не успевает заметить, что, но это сбивает ее с ног и Тереза падает, отлетая назад. На миг все вокруг темнеет.

- Черт! - обиженно и расстроенно. Как Номер Первый могли так позорно сбить с ног? Понизят по лестнице еще, Марта расстарается...

Тереза понимает, что она совсем не там, где была. Ни гор, ни холмов, ни вереска, и не день, а ночь, и здания какие-то... чересчур огромные... даже в Рабоне таких не бывает...

На всякий случай она крепче сжимает меч. Больше Тереза не знает, что делать.

[indent] ни за знамя и герб, ни за список побед
не поймешь, где искусство, а где ремесло
семь шагов через страх, семь шагов через бред
коль остался в живых - повезло. \ \

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

Отредактировано Kirishiki Sunako (2020-11-19 00:31:29)

+1

3

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//хуже всего, что историю эту, в целом, понять может детектив.
...может быть, сжечь этот чёртов город, чем тщетно пытаться его спасти?//

Нелегко быть героем. Питер Паркер, он же Человек-паук, может это подтвердить. Поначалу его жизнь шла своим чередом – одинокий мальчик-ботаник, которого воспитывали дядя и тетя. Когда он был пятнадцатилетним подростком, на экскурсии в корпорацию «Озкорп» его укусил радиоактивный паук, и Питер стал мутантом – Человеком-пауком. Сначала Питер не знал, куда применить свои диковинные способности, к тому же на горизонте все время находилась девушка, кружащая ему голову, как это часто бывает с героями – Мэри Джейн Уотсон, ставшая его роковой любовью и разбившая ему сердце.

Мэри Джейн обожала тачки, баксы и красивую жизнь, как она выражалась. Она мечтала стать актрисой, мечтала о деньгах и славе, и встречалась только с богатыми парнями. Питер решил произвести на нее впечатление. Он участвовал в боях без правил, чтобы получить денежный приз и купить машину. Но организатор соревнований обманул его и не стал платить денег. В тот же день организатора ограбили, и Питер мог помешать грабителю, но не стал делать этого. Вернувшись вечером домой, Питер узнал, что его дядю убили – оказывается, вооруженный грабитель требовал у дяди Бена машину, но дядя Бен отказался, и тогда грабитель застрелил его.

Питер погнался за грабителем – теперь уже он использовал свои паучьи способности, чтобы догнать и остановить злодея. Догнал, сорвал маску – и, о ужас! – это оказался тот же самый грабитель, которого он не остановил днем.

Теперь Питер знал, на что должен применить свои способности – на то, чтобы бороться с преступностью и уменьшить количество зла. Он на всю жизнь запомнил слова дяди Бена: «С великой силой приходит великая ответственность». Он посвятил жизнь спасению города от разных злодеев – но не из чувства мести, скорее из чувства долга. Он больше никому не позволит погибнуть от рук преступников. Но и самих своих врагов Питер не убивал – просто сдавал в руки правосудия.

Питер продолжал встречаться с Мэри Джейн, но она не хотела его понять, хотя изначально и клялась в любви и верности. Но она все еще мечтала о красивой жизни, а трудности жизни супергероя оказались не по ней. Она не могла смириться с тем, что львиная доля времени и сил Питера уходит на его миссию. Питер и Мэри Джейн постоянно ссорились и мирились, сходились и расходились, но потом у них родилась дочь, которую Питер назвал Мей в честь своей тети.

Шло время. Питер отошел от дел, он все время тратил на то, чтобы прокормить семью – в разное время он работал фотографом в газете, учителем химии в школе, изобретателем в лаборатории – он окончил университет неогенетики. Но при всем желании Питера этих денег не хватало на красивую жизнь в понимании Мэри Джейн. А последней каплей оказалось то, что у Мей в пятнадцатилетнем возрасте проявились способности отца – она стала Девушкой-пауком, и тоже решила посвятить свою жизнь спасению мира.

После этого Мэри Джейн не придумала ничего лучше, как бросить мужа и дочь на произвол судьбы, и удалиться на поиски красивой жизни – о чем, надо думать, она всегда подсознательно мечтала. Честно говоря, Питер и сам не был в восторге от того, что его дочь Мей тоже стала мутантом – он так и не смог принять себя, потому что его не принимала любимая женщина. Он всю жизнь винил себя за смерть дяди Бена и многие другие косяки, коих в работе супергероя предостаточно, а еще не видел ни от кого поддержки. Стоит ли удивляться, что и теперь, разбитый уходом жены, он не может поддержать дочь-подростка?

Погруженный в свои мысли, разбитый и уничтоженный, Питер идет вечером по улице в магазин – теперь все домашние хлопоты на нем – но ничто не предвещает беды, как внезапно…

Перед ним появляется девушка – словно из ниоткуда. Красивая, но израненная, с мечом в руках… Питер изумленно протирает глаза – он не спит? Ему не снится что-то из рыцарских времен?

Вообще-то Нью-Йорк видел много таких гостей из разных миров – особенно за последнее время, на памяти Питера. Но откуда бы ни прибыла эта девушка – она человек, и ей нужна помощь.

- Мисс? – Питер осторожно подходит к девушке. – Кто вы? С вами все в порядке, мисс?

+1

4

тьма двоится, цветет сапфирами, прямо в ноги твои уложится,
солнце дремлет в жемчужных локонах: сочетаешь и мир, и битву \ \

Сердце бьется где-то в ушах, руки крепче сжимают рукоять меча, Тереза шокированно оглядывается вокруг, не понимая абсолютно ничего. Где она? Где ее соратницы? Где Порождение Бездны? Она не ощущает их йоки даже на расстоянии, и... она вообще не ощущает ничьей йоки, кроме своей собственной. Это не так удивительно, не везде были йома и воительницы, но в таком странном месте, по мнению Терезы, йоки должна быть. Но ее нет. И Номер Один начинает паниковать, что так ей несвойственно, обычно спокойной и невозмутимой даже в бою, уверенной, что сколько бы ни было врагов, как бы они ни были сильны, а она - сильнее. Но здесь нет врагов, и некого бить мечом. И деваться некуда. Неизвестность оказывается страшнее любых чудовищ, и потому Тереза, увидев мужчину, радуется уже самому факту наличия здесь человека.

Будь она менее уверена в себе - стала бы угрожать ему мечом, требуя не приближаться и немедленно ответить на ее вопросы, но Тереза не верит, что кто-либо может быть для нее угрозой, и поэтому лезвие клеймора не взлетает вверх. Тереза не прячет его в ножны за спиной, но и не поднимает для боя. Тем более, это человек - людей воительницы не убивают, это строго запрещено и так же строго карается: убившую человека воительницу казнят ее же соратницы. Отчасти верная политика Организации, они хотят, чтобы им доверяли, а если люди станут бояться Клеймор и не будут обращаться к ним за помощью, Организация потеряет много денег. Терезу финансовые проблемы Организации не заботили, но она тоже считала, что людей убивать нельзя. Люди слабее воительниц, к тому же, воительницы тоже - люди. Наполовину, но эта половина в них отчаянно стремится к человечности.

ты сильнее песчаных аспидов, ты острее клыков наточенных,
что не сможешь уладить голосом, то исправишь двумя мечами / /

- Мисс? - удивленно смотрит Тереза. К ней так никогда не обращались. Воительниц уважали, потому что боялись, но говорили им "госпожа", например. - Я в порядке, -[float=right]https://64.media.tumblr.com/023584069664dc5ae60894619a113dcc/tumblr_inline_p7o9f3VhJt1szg2em_100.gif[/float] кровь на боку чуть ниже груди говорит об обратном, но способности к регенерации у Терезы присутствуют, как у всех воительниц. Она атакующий тип, атакующему сложнее лечить себя, чем защитному, но благодаря идеальному контролю йоки Тереза не испытывает особых затруднений. Она прижимает ладонь к ране, контролируя йоки в нужной точке, и поврежденные ткани срастаются, и скоро на месте раны - просто кожа. А вот кольчуга порвана, кольчугу регенерировать невозможно, поэтому к воительницам часто являлся кто-то из Организации, чтобы вместе в заданием выдать новый комплект доспехов и холщовые штаны и рубашку, что носились под ними.

- Не бойся, - говорит Тереза. - Я не причиню тебе вреда. Я просто не знаю, куда попала. Как далеко отсюда Пиета? Или Рабона? - в Рабону воительниц не пускают, это священный город, а они в понимании священников - такие же чудовища, как йома, но Рабона, как один из крупнейших городов, является хорошим ориентиром.

- Погоди, - медленно до Первой доходит ощущение чего-то неправильного, почти противоестественного. Медленно, но... - Ты меня не испугался? Ты что, думал, что я ранена? Ты мне помочь хотел?

Невероятно. Воительницам не помогали - и из-за страха, и знали, что среброглазые ведьмы живучие, и сами разберутся, а людям к ним лишний раз лучше не приближаться. Так и было - раненая воительница не причинила бы вред человеку /как и здоровая/, но человек не принес бы ей пользы. Если рана незначительная, воительница залечит ее самостоятельно, если рана смертельно опасная, то никто уже не поможет. К тому же, Тереза гордо отвергала помощь даже со стороны соратниц, из-за чего Марта и говорила "первая десятка и ты". Великая сила не только великая ответственность, но и повод для гордости и снисходительного отношения к более слабым, что раздражало многих других воительниц.

вытри слезы, дитя валькирии. вытри слезы, сложи оружие.
опустись у замшелой статуи, где боярышник пустит корни \ \

- Меня зовут Тереза, - она решает представиться. - Я - Номер Один, - ей кажется, что этого достаточно. То, кто она такая, можно легко вычислить по цвету волос, глаз, наличию доспехов и, наконец, мечу. Тереза не сомневается, что эта информация незнакомца уже напугает - о номерах Клеймор люди некоторое понятие имели. Достаточное, чтобы вздрагивать, услышав "Номер Первый".

Перед глазами стоит жуткая ухмылка Фриды. Была Первой до Терезы и обратилась в сильнейшее чудовище...

Нет, Тереза никогда такой не станет. Фрида обратилась из-за слабости, Тереза сильнее, Тереза сильнее всех - так она думает. Так ей спокойнее. И все же в незнакомом месте и непонятной ситуации она напугана, как была бы напугана любая девушка ее возраста, неважно, насколько она сильная и насколько хорошо владеет оружием.

Энергия йоки тепло струится по телу, и это немного успокаивает. Тереза чувствует голод - иногда воительницам нужно есть, хотя едят они меньше птичек, одного кусочка хватает, чтобы насытиться на долгое время. Видимо, потратила чуть больше сил, чем было нужно.

\ \ ты прочнее щита с алмазами, ты прекраснее льда и пламени,
можешь мир погрузить в агонию, если только
      сама захочешь.

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

Отредактировано Kirishiki Sunako (2020-11-23 13:19:10)

+1

5

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//Крестик на моей груди,
На него ты погляди,
Что в тебе способен он
Резко изменить?
Много книжек я читал,
Много фокусов видал,
Свою тайну от меня
Не пытайся скрыть!//

Действительно, кому в голову придет не бежать от девушки, внезапно появившейся на улицах Нью-Йорка в крови и с мечом, а предлагать помощь? Человеку-пауку – вот кому. Питер одержим комплексом героя и желанием спасать все, что движется, а что не движется – двигать и спасать. Тем более девушку, раненую и наверняка растерянную – она явно не из этих мест, может быть, даже не из этого мира. Подобное не удивляет Питера, успевшего много чего повидать в этой жизни.

Питеру было очень больно потерять дядю. И еще больнее было осознание, что он сам во всем виноват. Еще тогда он понял, что супергерой не имеет права на человеческие эмоции – такие, как страх, гнев или жажда мести. У супергероя вообще нет прав – у супергероя есть только обязанности. И вся его жизнь была нескончаемым исполнением долга.

И хотя в последнее время Питер давно отошел от дел, хотя он хотел, чтобы его дочь была не супергероем, а каким-нибудь уважаемым человеком – например, ученым или хотя бы преподавателем, но ни в коем случае не прыгать по крышам в трико – все же миссия героя с ним навсегда, и он не может спокойно пройти мимо девушки в беде. Питера сломало неприятие и непонимание Мэри Джейн, он замкнут и не умеет общаться с людьми, ему тяжело найти общий язык даже с дочерью, но это не отменяет того, что он – добрый, заботливый отец и отзывчивый человек.

- Да, мисс… - а что здесь удивительного, в Нью-Йорке так обращаются ко всем девушкам. – Но можно и на «ты», меня зовут Питер, - он дружелюбно улыбается, чтобы расположить ее к себе. Ее удивление при слове «мисс» лишний раз доказывает, что она не из этих мест.

«Я в порядке», - заверяет девушка. Питер видел много сильных и независимых воительниц, но он видит кровь, проступающую сквозь странную одежду девушки, и качает головой.

- А вот я бы на твоем месте не был бы в этом так уверен. Я думаю, что тебе нужно обработать твои раны, - чутье героя на кризисные ситуации подсказывает, что нужно делать. Она явно не из простых, может быть, тоже мутант или вовсе какой-нибудь пришелец, значит, вряд ли получится сохранить тайну личности. – Я не боюсь тебя, - еще чего не хватало, Человеку-пауку бояться раненую девушку, прибывшую невесть откуда и потерявшуюся в Нью-Йорке. Напротив, дело чести – ее спасти или хотя бы как-то ей помочь. Конечно, если она прибыла сюда с добром. – Надеюсь, ты не собираешься причинять вреда и другим людям? – с беспокойством уточняет Питер на всякий случай. – Ты в Нью-Йорке. Я ничего не знаю о тех местах, что ты назвала. Наверное, это действительно очень далеко… Может быть, даже в другом мире. У нас такое случается, - вздыхает он. Вот ведь, хотел отойти от дел, но Человек-паук – это на всю жизнь.

- Конечно, я не боюсь тебя, - качает головой Питер и даже немного удивляется. Человек-паук замкнут и нелюдим, но трусом никогда не был, и никогда не уклонялся от опасности или своего долга помочь кому-то. – Ты девушка, ты ранена – разве не так? Конечно, я хочу тебе помочь, если ты прибыла сюда с миром. Что с тобой произошло? Как ты здесь оказалась?

Питер знал многих супергероев и суперзлодеев, среди них были и женщины, что сражались наравне с мужчинами, но все же девушек надо защищать – так он был воспитан. Так, если угодно, внушал дядя Бен, а его уроки святы для Питера до сих пор. А уж когда он стал супергероем – так сам бог повелел защищать девушек, даже если они и сами не робкого десятка. И меч не пугает Питера – Фелиция, более известная как Черная кошка, владела разными видами оружия и в бою приносила неудачи противникам, но была очень даже не против, когда он ее защищал.

- Очень приятно, Тереза, - улыбается Питер, но улыбка на его лице вновь сменяется удивленным и озадаченным выражением. – А что значит Номер Один?

Питер – герой и ученый, а этого уже достаточно, чтобы в любой непонятной ситуации не паниковать, но пытаться докопаться до истины. Номер Один не говорит ему ни о чем, но лишь подтверждает догадку, что девушка из другого мира.

- Может быть, пойдем ко мне домой, Тереза? Я живу здесь неподалеку. А ты все же ранена, тебе нужна помощь, наверняка ты устала и проголодалась. Заодно все расскажешь мне, и я подумаю, как тебе помочь, - дружелюбно предлагает Питер.

+1

6

время сумело сделать меня жестокой,
острым клинком с напоенным кровостоком —
я покорилась времени и судьбе / /

Ее действительно не боятся, не сторонятся и не считают чудовищем, и Тереза теряется, не зная, что с этим делать. Если бы на нее напали, она бы точно знала, но на нее не то что не нападают, за нее переживают, как будто воительница способна вправду пострадать, как будто человеку не все равно, что с ней произойдет. Тереза ошарашенно смотрит на Питера, и меч на всякий случай в ножны не убирает. Она выхватит свой клеймор из ножен при необходимости за доли секунды, но, когда сжимает в ладони рукоять - чувствует себя увереннее. Еще увереннее обычного. Но сейчас все высокомерие Первого Номера на время исчезает, пока Тереза не понимает, где она и с кем, и потому не может обрести под ногами твердую почву.

- Ну как же, - она растерянно моргает. - Я же воительница Организации. Люди называют нас Клеймор, - в честь их мечей. Сами воительницы никогда не называют себя Клеймор, и им всегда смешно от того, как люди на них реагируют - нанимают их, чтобы они убивали йома, доверяют им свои жизни, и при этом боятся их не меньше, чем чудовищ, пожирающих людское мясо. Сторонятся и дрожат, разговаривая с ними, как будто Клеймор вот-вот набросится, обнажая клыки, как у йома. Смешно - и горько, потому что каждая воительница мечтает быть человеком больше всего на свете.

/ / коль мы живые, господи, отчего же
я ощущаю сталь под своею кожей
и застываю в пестрой людской толпе

- Я не причиню вреда людям, - твердо и уверенно говорит Тереза и все-таки прячет меч в ножны с характерным звоном стали о сталь. Меч выглядит слишком большим и тяжелым для ее комплекции, широкий двуручный клеймор размером едва ли не в рост Терезы, но она держит его легко, словно тот бумажный. - Я никогда не причиню вреда ни одному человеку.

Ей и не хотелось никогда. Как бы люди ни реагировали на Клеймор - они были только людьми, и, хотя Клеймор были в сотни раз сильнее, они завидовали каждому человеку просто из-за человечности.

- Я не ранена, - она даже смущается. Никто и никогда не проявлял о ней заботу, кроме той редкой поддержки на поле боя, когда кто-то из соратниц предупреждал об атаке сзади или закрывал Терезу лезвием от удара монстра. Потом Тереза стала Первым Номером, обрела силу и вместе с силой - заносчивость, и помогать ей перестали. Смысла нет, Тереза Слабая Улыбка все равно самая сильная, зачем ее прикрывать? Только посмеется потом, сказав, что не стоило.

Раны у нее на боку действительно больше нет. Кольчуга разорвана и испачкана кровью, но больше ничего. Тереза демонстрирует это, приподняв испорченный легкий доспех.

«лезвие вновь привычно коснулось горла, что полюбила — вскоре сама отторгла»

- Нью-Йорк? Не знаешь Рабону? - священный город знают все, так что, если Питер не знает, то неужели и правда... - Другой мир? Кто из нас сошел с ума, я или ты? Или я умерла?  Но я не могла умереть, - Тереза задумчиво качает головой, выделяя голосом слово "я". Она успокаивается и высокомерие медленно возвращается. - Нет, я точно не могла умереть. Не так просто. Значит, другой мир, и здесь такое бывает?

В возможность собственной смерти Тереза не верит. Она не может быть убитой так легко, убить ее способно лишь по-настоящему сильное чудовище, а Фрида, Порождение Бездны, пусть была очень опасна, но Тереза ощущала ее йоки, и точно знала - удар Фриды был не смертельным. Она скорее хотела оттолкнуть Терезу, отмахиваясь, как от назойливой мухи.
[float=right]https://64.media.tumblr.com/b1fb7c111a6cfef3d1e538e11a1c061f/tumblr_inline_p7o9evCFmA1szg2em_100.gif[/float]
- И что мне теперь делать? - самый логичный вопрос. В своем мире Тереза знала все до мелочей, и свое предназначение в том числе. Смысл жизни не обрела, и поэтому жила просто потому, что живет, получала удовольствие и уничтожала йома. Вопросов вроде "зачем?" не задавала. Как - зачем? Если так случилось, значит, так надо.

- Первый Номер - это... - Тереза улыбается краем губ. Она ужасно гордится своим рангом. - Видишь ли, там, оттуда я пришла, воительницам присваивают номера по их силе. Обычно воительниц сорок семь. Самая слабая - сорок седьмая, но со временем она может повысить номер, став сильнее. А я Номер Первый, - Тереза пожимает плечами. - Но я правда не опасна для людей, убить человека - преступление, карающееся смертью.

Питер ведет себя так любезно, что даже приглашает ее к себе домой и говорит, что она устала и проголодалась... Она, клеймор - проголодалась?

- На самом деле немного я бы съела, - признается Тереза. - Буквально кусочек. Нам не нужно много еды, мы можем не есть и не пить месяцами, но когда мы устаем, немного еды нам нужно. Спасибо, Питер.

Внезапно раздается вой сирены - то ли пожарных, то ли полиции или скорой помощи. Раздается издалека, но звук для Терезы непривычный и неожиданный, она вздрагивает, снова хватая рукоять меча.

- Что это было? Это опасно? Я не чувствую йоки, - Тереза почти жалуется. - Здесь нет ни капли йоки! Значит, и йома у вас нет?

Мир без йома кажется Терезе утопией и нереальностью, но ее контроль йоки идеален, и она бы непременно учуяла, а раз не чует, значит, и правда йома здесь нет. И воительниц-клеймор тоже.

- Только люди?

так научи их вовсе не замечать
диких, больных, калечащих чувств
                  меча.

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

Отредактировано Kirishiki Sunako (2020-11-28 05:19:27)

+1

7

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//Обо мне позабыли боги,
Путник, сбившийся с дороги.
Заведений ночных пороги
Истоптали мои ноги.
Там ее и встретил,
Участь свою,
И теперь мы вместе
С ней на краю.
Неожиданный поворот
В моей судьбе такой никчемной,
Ее шепот меня зовет
Отныне каждой ночью темной.
То, что твоя душа в облике темной силы -
Для меня не беда
Ради тебя готов вырубить все осины,
Но против креста
Я не пойду никогда//

Наверное, Питер не способен в принципе нападать на девушку – если, конечно, девушка не является представителем какой-нибудь суперзлодейской банды и не нападет сама. Но в целом Питер воспитан так, что девушке в беде всегда нужно оказать помощь – в этом немалая заслуга дяди Бена, гуманного и благородного человека. Да и Питер – герой, в конце-то концов. Впрочем, стать героем он тоже решил из-за дяди Бена.

//С великой силой приходит великая ответственность//

Пожалуй, в том и беда Питера, что он не способен обидеть слабого. Вообще никого не способен обидеть, пока не обидят его. Нет, конечно, если дело касается спасения мира или отдельно взятого человека – он отважно ринется в бой, но вот постоять за себя он не очень умеет – потому и позволял токсичным личностям вроде Мэри Джейн или Гарри Озборна вить из себя веревки. Но это происходило в обычной жизни, не в супергеройской.

//Питер, ты умный и очень добрый. Таким приходится тяжело в жизни//

Сейчас, видя перед собой Терезу, Питер видит только девушку, потерявшуюся в чужом мире, девушку, нуждающуюся в поддержке и помощи. Он совершенно не думает о том, что она может быть опасна. Он совершенно не способен считать девушку монстром. Если бы был способен – первой, кого следовало бы так назвать, была бы Мэри Джейн – хотя она была самым простым, заурядным человеком.

//Мир, конечно, уже не спасти, но отдельного человека всегда можно//

- Я ничего не знаю об Организации и Клеймор, - встревоженно хмурится Питер. – Кто это такие? Расскажи мне о них.

Впрочем, тревога слабеет, когда Тереза заверяет, что не причинит вреда ни одному человеку, и даже прячет меч – заботиться о девушке без меча как-то сподручнее, чем о девушке с мечом.

- Это хорошо, - с облегчением вздыхает Питер. – Значит, Клеймор тоже спасают человечество?

Ну а что, есть же Люди Икс, есть Мстители – может быть, Клеймор – это что-то вроде этого, только в другом мире? А в том, что Тереза прибыла из другого мира, Питер не сомневается – он наблюдателен, и научился уже распознавать таких пришельцев.

Заботиться о других, тем более о женщинах – у Питера, кажется, в крови, как у героя. Ему приятно, когда можно о ком-то позаботиться, и он почти физически страдал, когда Мэри Джейн отвергала эту заботу – но ей были дороже тачки и баксы. Тереза же хоть и смущается, хоть забота Питера и застает ее врасплох – но в целом она явно не против.

- Я не сошел с ума, - отрезает Питер – уж в этом-то он может быть твердо уверен, как и в устройстве своего мира. – И ты тоже. Но сюда часто попадает кто-нибудь из других миров – не знаю, почему, но я уже привык. И другие привыкли, кто с этим сталкивается… - Питер пока не рассказывает Терезе о том, кто он такой, но чувствует, что рано или поздно придется поведать ей тайну своей личности.

- Я не знаю, что тебе делать,- задумывается Питер. – Это все зависит от того, хочешь ли ты вернуться. Я постараюсь помочь, чем смогу, в зависимости от того, что тебе нужно, - он, конечно, любит заботиться и поддерживать, но гораздо лучше умеет постигать мир логикой. Про воительниц, о которых рассказывает Тереза, Питер тоже мало что понимает – остается только надеяться, что они не служат злу и действительно не опасны для людей. – Но во имя чего вы сражались?

Тереза признается, что немного еды она бы съела – отлично, миссия спасти барышню в беде становится немного проще – и даже благодарит Питера, от чего на душе у него немного теплеет. Если о Терезе никто никогда не заботился – Питера никто никогда не благодарил. Мэри Джейн в особенности принимала его заботу и защиту как должное, не уставая требовать все больше и больше знаков внимания – чаще всего материальных.

Вой полицейской сирены возвращает Питера в реальность. Нельзя, чтобы полиция увидела здесь Терезу – ну как обычные полицейские могут отреагировать на появившуюся из ниоткуда девушку с мечом? Питер успокаивающе берет Терезу за руку, чтобы она не натворила своим мечом дел.

- Надо уходить отсюда, - серьезно кивает Питер. – Я не знаю, что такое йома и йоки, но сюда едет полиция. И нет, в Нью-Йорке живут не только люди, но еще и мутанты. Я, например – Человек-паук, -все-таки признается Питер. - Вот только люди к мутантам относятся не очень хорошо… и лучше нам с ними не сталкиваться. Пойдем ко мне домой, это недалеко, и там все обсудим.

Питер осторожно, но не теряя времени, уводит Терезу с места происшествия и приводит к себе домой. Обычная квартира – ну, не холостяка, но отца-одиночки. Интересно, Мей уже дома?

//Вероятно я до сих пор
Живу лишь в виде исключения.
Сам себе вынес приговор,
К ней проявив свое влечение.
Дочка вурдалака!
Жизнь без утех.
Страсть сильнее страха,
В смерти - не грех
Знаю я, что любовь такая
Не увенчается успехом.
А была бы она другая -
Я б стал нормальным человеком//

+2

8

зачем мне мертвые враги? я выбираю жизнь и драку. пройду все адовы круги не за медаль и не за плаху. я просто меч беру с собой и выхожу на тропы ночью. сегодня бой и завтра бой, никто исхода не пророчил, но если лягу я костьми, то лишь в полшаге от победы.
зачем мне мертвые враги?

Страх исчезает, уступая место растерянности - да и был ли страх? Терезе иногда казалось, что она попросту не умеет бояться, что это вытравили из нее вместе с человечностью. Сильнейшая из своего поколения, то ли женщина, то ли чудовище, она стала такой не благодаря физической силе, огромной скорости или особой технике фехтования, о нет, в этом - силе и скорости - Тереза уступала многим из первой пятерки, и своим собственным, личным, своеобразным стилем боя не обладала, однако у нее было преимущество, что превосходило и силу, и скорость, и любые техники меча.

Тереза Слабая Улыбка потрясающе чувствовала чужую силу йома - йоки, что позволяло ей практически читать мысли противника в бою и предугадывать атаки. Ее же собственный контроль йоки был столь силен, что, хоть Терезе никогда еще не приходилось сражаться в полную силу, она не сомневалась, что не пробудится никогда. Она могла драться с превосходящим числом противников и остаться без единой царапинки, и максимум, что менялось в Первом Номере в бою - глаза.


«Получеловек-полумонстр, созданная Организацией: 77-ое поколение Клеймор, воин №182 - Тереза: неважно, сколько йома на ее пути - она убивает их, не используя свою силу йома, так что лицо ее никогда не знало уродливых гримас или искажений, а убивая монстров, она, похоже, слабо улыбается... Поэтому, она известна как Тереза Слабая Улыбка: сильнейшая женщина, среди так называемых Клеймор...
А может быть, и не сильнейшая женщина, а сильнейшее в мире чудовище?..»


- Организация - это... Организация, - в объяснениях Тереза не сильна. - Нас прозвали Клеймор из-за мечей, сами мы себя обычно так не зовем. И мы не спасаем человечество, - усмехается она. - Слишком громкое заявление. Мы просто убиваем монстров, вот и все. Нам за это платят. Не совсем нам, Организации, но... Это наша работа. Погоди... тоже? Ты хочешь сказать, что и ты воин? Ты не похож на воина, - возможно, это обидно, но Тереза никогда и никого не боялась обидеть. Питер же действительно на воина не похож - во-первых, у него нет меча и вообще какого-либо видимого оружия. Во-вторых... нет, единственная причина, по которой Терезе он не кажется похожим на воина - у него нет меча. Вот если бы она ощущала от него йоки, сразу бы поняла, насколько он силен, а так остается только судить по внешности, к чему Первый Номер не привыкла, полагаясь только на чутье йоки.

если снова не веришь, тем же тебе плачу — на удар лишь ударом стоило отвечать, мне дороже всех этих жалких, нелепых чувств шанс как раньше сражаться, сжав рукоять меча. мы вернулись к началу, души у нас пусты, кто же первым падет на землю, разбит и наг?

- Хорошо, что я не сошла с ума, - Тереза с облегчением вздыхает. Хуже всего для воительницы - потерять разум. - Раз я жива, раз я не перешла предел - все в порядке, а в другом мире разберусь как-нибудь... наверное.
[float=left]https://i.gifer.com/JxW9.gif[/float]
Хотя куда она пойдет? Здесь нет йома, а все, что умеет Тереза - уничтожать йома. Ей не нужна пища, она может отдыхать, просто сидя на земле и опираясь спиной на меч, такая поза для нее гораздо удобнее, чем лежать в постели, но даже так - ей станет банально скучно. Ей и в родном мире часто было скучно от однообразия - ходи из города в город, получай задания, убивай йома... Хорошо еще, если посылали на охоту за пробудившимся, хотя бы весело, а простейших монстров она убивала одним ударом. Ради развлечения Тереза иногда пугала деревенских, угрожая им нападением йома, если не заплатят, иногда заходила в трактир, чтобы выпить - воительницы сами решают, пьянеть им или нет, и трезвеют тоже по желанию, благодаря идеальному контролю йоки Тереза могла пьянеть и трезветь туда и обратно за пару секунд, но и это в конце концов приедалось.

- Ты задаешь хорошие вопросы, - одобряет Первая. - Во имя чего мы сражались? - она задумывается. Уничтожать монстров? Защищать людей? Нет. Монстры есть монстры, их положено убивать. Людей лично Тереза защищать не рвалась и делала это только потому, что это было тесно сопряжено с убийством монстров.

- Понятия не имею, - наконец честно отвечает она. - Нам всегда говорили, что нужно уничтожать йома и спасать людей, но разве это спасение, если люди платили за это нашему начальству? Это работа. Я думаю, мы все просто хотим жить ради тех, кого мы любим. Организация создает нас оружием, меняет наши тела, но души и сердца у нас такие же. Мы все к кому-то привязаны - у нас есть подруги. А цель Организации... Истреблять йома, что же еще? - Тереза пожимает плечами. - Это чудовища-людоеды, они способны притворяться другими людьми. Живешь-живешь, а потом твой сосед решает тебя сожрать. Или родственник. И тогда деревня собирает деньги и вызывает воительницу, и одна из нас приходит, мы спасаем их задницы, а они на нас смотрят и колотятся от страха, как будто мы тоже чудовища... Хотя почему как? Мы и есть чудовища. Наполовину, но... А возвращаться я не хочу. Мне там скучно, у меня там никого нет, я одна, Черную Карту, если что, и то послать некому, разве что Илене, и все.


«Каждая из нас носит Черную Карту в эфесе меча. Борьба между человеческим сознанием и сущностью монстра - это как перетягивание каната... Когда мы чувствуем, что наше человеческое сознание на пределе, и мы можем превратиться в монстра... тогда... мы решаем умереть, как люди. И поэтому мы посылаем Черную Карту тому, от чьих рук хотим погибнуть.»


Питер уверенно сжимает ладонь Терезы - она вздрагивает, она отвыкла от прикосновений, если это не удар, но Питер хочет ей добра, хотя Первая понятия не имеет, что именно сюда едет и почему это опасно.

- А я не знаю, что такое полиция, - усмехается она. - Зато мне не привыкать, что люди ко мне плохо относятся. Ты Человек-Паук, а я - чудовище, так что споемся, - весело заключает Тереза.

Признание Питера ее не шокирует, зато шокирует, что он не только не нападает на нее при первой встрече, но еще и приглашает ее к себе домой, держит за руку, хочет спасти от неизвестной ей опасной "полиции", и вообще относится так хорошо, как никто еще не относился. Среди своих соратниц Тереза ни с кем не сдружилась, кроме Илены, и то их дружбу можно было назвать скорее более теплым общением, чем сжатые зубы и желание скрестить мечи. Но все же и от Илены Первая ощущала недоверие - меньшее, чем от остальных, и все-таки.

             Она ведь была не просто сильнейшей воительницей.
             Она, по мнению многих, была сильнейшим чудовищем.

                          ...и эти многие - не ошибались.

может, я и монстр, о котором ты говоришь,
но рождена была я человеком, и жила, как человек,
и умереть хочу, как человек.
вот единственная правда для меня.

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

+1

9

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//Боль это боль как ее ты ни назови
Это страх там где страх места нет любви
Я на тебе как на войне
А на войне как на тебе
Но я устал окончен бой
Беру портвейн иду домой
Окончен бой зачах огонь
И не осталось ничего
А мы живем а нам с тобою
Повезло назло//

У Питера и вовсе не было страха – он научился вытравлять его из себя, как и все слабости, как и вообще все чувства. Страх – главный враг супергероя, Питер давно усвоил, что супергерой не имеет права на страх, а заодно и на другие негативные чувства – гнев, месть, злоба, банальный эгоизм. Даже привязаться к кому-то, полюбить кого-то сильнее, чем собственный долг – для супергероя это может кончиться плохо. Питер не был уверен, что ему удастся создать семью, но с Мэри Джейн страсть затмила здравый рассудок. Впрочем, судя по тому, что Мэри Джейн ушла – Питер был прав в своих опасениях. А скрывать свои чувства и прятать их внутри Питер научился быстро – предпосылки у него были. Замкнутый ботаник-сирота, живущий только с дядей и тетей – в школе с ним никто не дружил, кроме Гарри Озборна – сына амбициозного бизнесмена Нормана Озборна. Но Гарри не отличался талантами отца, и Норман вечно ставил ему в пример Питера, как более умного и талантливого к точным наукам. Питер жалел Гарри, и мог лишь давать ему списывать, Гарри же затаивал злобу и зависть, в конце концов вылившуюся во вражду и соперничество – в том числе и за Мэри Джейн, которая искала себе партнера побогаче. Таким образом, единственный друг Питера был довольно токсичным. Ни с кем из мутантов – ни с Людьми Икс, ни с Мстителями – Питер не поладил из-за своей замкнутости. Фелиция была влюблена в него и много раз предлагала помощь и поддержку, но он отвергал ее. Так что со временем Питер и вовсе разучился общаться – даже с родной дочерью. Вся его жизнь основывалась на подавлении всех своих слабостей и эмоций.

Организация, воины, которые убивают монстров… Питер только пожимает плечами – его трудно удивить такими вещами. Люди Икс, Мстители – с одной стороны, многочисленные злодейские команды - с другой, чего стоит одна организация с лицемерным названием «Друзья человечества», ставившая своей целью уничтожение мутантов. Но чутье ученого и супергероя подсказывает, что не все здесь следует принимать на веру. Точнее, Тереза-то искренна, но вот не ввели ли ее саму в заблуждение, учитывая, что она сама не знает, во имя чего сражается?

- То есть вы сами не знаете, ради чего убиваете монстров? Просто вам приказывает некая Организация? – хмурится Питер, словно на уроке химии его ученики столкнулись с некой сложной задачей. Он же не успокоится, пока не разгадает все загадки – ни как ученый, ни как супергерой. Зато мнение Терезы о том, что он не похож на воина, его не обижает – напротив, даже успокаивает. Значит, никто из его окружения точно не угадает в замкнутом ботанике черты супергероя Человека-паука.

Ну, ты права, - улыбается Питер. – Я и не должен быть похож на воина. Я ученый, изучал в университете физику, химию, сейчас работаю школьным учителем. Просто… однажды, еще в юности, меня укусил радиоактивный паук, и теперь я – Человек-паук, - в доказательство своим словам Питер нажимает двумя пальцами на ладонь и выпускает паутину, пока никто, кроме Терезы, не может его видеть. – И свои способности я использую для того, чтобы сражаться со злодеями и спасать мир, но делаю это под маской, инкогнито, чтобы никто не знал моего настоящего имени, иначе злодеи начнут грозить моим близким.

Питеру всегда было трудно кому-либо доверить тайну своей личности, а с Терезой все произошло само собой. Наверное, это хороший знак, и ей можно доверять.

- Конечно, ты разберешься, я тебе помогу, - кивает Питер – он не может оставить девушку в беде. Он смущенно улыбается, когда Тереза говорит, что он задает хорошие вопросы – может, на воина Питер и не похож, зато в умении логически мыслить ему не откажешь. – Спасибо. Задавать хорошие вопросы – это моя работа, я же ученый и учитель. То есть вам не говорили ничего конкретного? – Питер хмурится – кажется, его опасения оправдываются. – Ты не думала, что тебя могли обманывать? В нашем мире тоже множество организаций, направленных на борьбу с кем-либо, но не у всех из них благородные цели. В мире, где много разных созданий, непохожих друг на друга, легко использовать различия для того, чтобы посеять ненависть – а ненависть, увы, выгодна многим неразвитым душам.

Чем больше Питер слушает историю Терезы, тем больше к ней проникается.

- Какой ужас… Вы действительно вели масштабные битвы, - девушки, которые вынуждены сражаться с чудовищами и терять подруг – это действительно ужасно. – Могу только представить, как вам было тяжело. А почему сражались только девушки? Где были мужчины? Хорошо, можешь оставаться здесь – здесь я хотя бы смогу тебе помочь. А что такое Черная карта? – на свою голову спрашивает Питер.

От Питера не укрывается, что Тереза испуганно вздрагивает, когда он касается ее – видимо, у нее и правда была нелегкая жизнь. Что ж, придется находить к ней подход, дать понять, что он для нее не опасен, что его намерения только хорошие.

- Что такое? Тебе больно? – осторожно спрашивает Питер.

В его мире так реагируют девушки, у которых тяжелые психологические травмы – например, насилие. В современном Нью-Йорке все шибко умные и грамотные, все всё понимают про посттравматический синдром, триггеры, абьюз, депрессию, синдром выжившего и прочее – а у Терезы наверняка есть львиная доля всего этого. У Питера, как у героя, привыкшего спасать девушек, просыпается желание окружить Терезу своей заботой.

- Полиция – это стражи порядка, закона. Как охранники или стражники, - пытается объяснить Питер. – Они следят за порядком, но когда появляется кто-то, непохожий на других, - с пресловутой толерантностью в Америке нужно тщательно подбирать слова, а проблема мутантов для Питера по-своему болезненна на собственной шкуре, поэтому он осторожен вдвойне, и надеется, что это не обидит Терезу, а лично для него непохожесть – это уже комплимент, - когда кто-то отличается от других, стражи порядка относятся к нему с подозрением. Как мутант, не могу сказать, что это правильно – лично я на стороне закона. Есть несколько организаций супергероев – например, Люди Икс или Мстители – которые работают над тем, чтобы люди и мутанты жили в мире. Как-то так. Но пока лучше не попадаться на глаза полицейским лишний раз. И какое же ты чудовище? По мне, ты красавица, - Питер широко улыбается, глядя на Терезу. Милое личико в обрамлении светлых волос, губы, складывающиеся в подобие слабой улыбки, глаза, в которых навеки запечатлены прожитые испытания – но девушка находит в себе силы быть девушкой, быть красивой, сильной, смелой, вести борьбу и еще улыбаться…

- Мей, я дома, - зовет Питер на всякий случай. Из дальней комнаты выходит Мей – хрупкая девочка-подросток с завязанными в хвост волосами. Шатенка, светлые глаза – она чем-то похожа на Питера, но более бойкая, более уверенная.

- Привет, пап. Здравствуйте… - Мей озадаченно смотрит на Терезу.

- Тереза, познакомься, это моя дочь, Мей. Мей, это Тереза… - начинает было Питер, и немного теряется, не зная, как представить Терезу. – Ей нужна наша помощь.

- Что случилось, Тереза? - участливо спрашивает Мей, унаследовавшая от отца комплекс героя и желание спасать все, что движется.

Когда дочь разделила твой путь супергероя, в этом есть по крайней мере один плюс – можно не скрываться и не заводить тайн хотя бы от своих домашних. И никто не удивится, если вам на головы свалится девушка из другого мира.

Отредактировано Muroi Seishin (2021-01-19 13:02:31)

+1

10

серебро - для людей,                                 
и золото - для чудовищ.                                 
Шир встречает меня легким звоном своих могил.                                 


- Ради защиты людей, чего же еще? - ворчит Тереза. Ей кажется это очевидным, она и не думает копаться в причинах и следствиях; сказали - сделает. Сказано, что йома - чудовища-оборотни и людоеды, сказано, что их нужно убивать, что еще надо? Тереза умная, в бою она буквально читает мысли противника и потому непобедима, но она не так любопытна, чтобы лезть, куда не следует. - Тем более, кто защитит людей от йома лучше нас - наполовину йома?
[float=left]https://i.imgur.com/t1ld11z.gif[/float]
Питер говорит кучу непонятных слов - университет, физика, химия, радиоактивный... Тереза впервые слышит об этом, знает только, кто такие учителя, и все. Ну и про пауков знает. Но ей не нравится чувствовать себя глупой: глупость - это слабость, а Тереза привыкла быть сильнее всех. Только с поправкой - всех женщин. Если бы Питер был девушкой, Тереза могла бы даже предложить ему поединок, и не потому, что считает женщин соперницами или относится к ним плохо, просто среди воительниц было нормально скрещивать мечи, чтобы узнать чужую силу, это был один из способов их общения. Не все воительницы ладили, не все были хорошими людьми, святых нет нигде, и, встреть Тереза девушку, говорящую то же самое, что Питер - ощутила бы обиду, досаду и ревность. Питер же - мужчина, и одно это Первой уже в новинку; обычно мужским полом в ее окружении были черноробые из Организации, и... все. Селяне в счет не брались. Тереза и с женщинами особо не общалась, а тут - мужчина.

Еще и Человек-Паук.

- Ого, - только и может сказать зависшая Тереза. - Если честно, я мало что поняла. Ты учитель, тебя укусил радиу... радиа... В общем, паук, и ты теперь сражаешься со злодеями... А у тебя самого-то какие цели? Неужели от одного человека зависит судьба всего мира? Не слишком ли громкие слова?

С ее стороны крайне неосторожно снова цепляться к Питеру, но Тереза не страдает манерами, не боится нападения, и если Питер ее бросит - тоже не пропадет. И Тереза не может принять, что целый мир под силу спасти в одиночку - хотя она сама привыкла сражаться в одиночку, но никогда не говорила, что спасает мир.

Ей было попросту все равно. Зачем, почему, во имя чего... Есть клеймор за левым плечом, есть огромная сила и потрясающее чутье, есть получение удовольствия от убийства чудовищ, и достаточно.


мы доходим до грани, до темной черты, до края,                                 
достигаем однажды предела,                                 
и вот тогда                                 
человеческий разум становится слаб и гибок,                                 
тьма гнездится внутри и колется под ребром.                                 


- Обманывали нас или нет - уже неважно, - отвечает Первая. - Я не хочу возвращаться в свой мир, и мне наплевать, что и кого Организация использовала. Но в нашем мире не жило много разных созданий - только люди и йома. И мы, воительницы, ни те и не другие, и одновременно те и другие сразу. Люди боялись нас так же, как монстров, и назвали нас "клеймор" в честь наших мечей, но ни одна из воительниц себя так не назовет. Мы - чудовища, но не бездушные орудия. Мы не вели масштабные битвы... Ну, я не вела. Некоторых посылали на охоту за пробудившимися, некоторых - на зачистки, так вот меня в основном на зачистки. Ничего сложного. Приходишь в деревню, убиваешь йома, уходишь, получаешь новое задание. И так по кругу. Но мне было проще так, чем на охоты, охоты же в команде велись, а я не умею в команде работать, - Тереза сильная, но умеет признать и свою слабость в чем-то. Точнее, не слабость, скорее - неумение. Она ведь не может работать в команде как раз потому, что сильнее всех соратниц. - Мне и команда-то не нужна, я бы в одиночку пробудившегося легко убила. Это на том задании что-то пошло не так. А девушки сражались... - Тереза выдыхает. - Я не очень сильна в теории, но попробую объяснить. Мы - наполовину монстры. В нас вживляют кровь и плоть йома. И, если мы однажды перейдем порог - мы станем чудовищами полностью, утратив человечность. Вначале воителями были и мужчины, но они почти сразу переходили порог и пробуждались, а женщины могли держать баланс. Вот поэтому в итоге воительницами стали только женщины. Черная Карта же... Как я уже говорила - мы всегда рискуем перейти порог. Если мы будем сильно ранены, или если мы очень сильно разозлимся или расстроимся, мы можем потерять контроль, и стать чудовищами. У нас тогда еще остаются остатки разума... И воительница, переступившая порог, посылает Черную Карту соратнице, с которой была ближе всех. Это просьба о последней дружеской услуге - убить нас, пока мы еще люди. Так вот, я не знаю, кому могла бы послать свою Черную Карту, но я - немного другой случай. Я Первый Номер. Если пробуждается слабый номер - воительница постепенно теряет разум, становясь жестоким чудовищем. Но если пробуждается Первый Номер... - Тереза усмехается. - Появляется сильнейшее чудовище. Такие существа зовутся Порождениями Бездны, и они не теряют разум. Они просто... сильные. Но многие из них жестоки, однако по собственной сути. На данный момент Порождений три, были и другие, но погибли. Гистерия Изящная, Кассандра Пылевая, Роксана Любовь и Ненависть...

Тереза могла бы добавить, что если она вдруг начнет переходить порог сама - то попросит Питера ее убить, но не добавляет. Нет нужды - она не перейдет порог. Никогда. Кто угодно, но только не она. Это не просто самоуверенность - это четкая оценка собственных сил. Хотя Тереза очень самоуверенна, но и не без оснований.


на губах остается пыль и сухая горечь,                                 
я старалась быть прежней, но мне не хватило сил.                                 


Она видит, что Питер ей сочувствует, и не знает, как на это реагировать. К Терезе никогда не относились так, словно у нее есть чувства, и она считала это нормальным - как можно обижаться на то, что твои волосы считают светлыми? Вот и на уверенность отсутствия у нее чувств Первая не обижалась. Питер же не только беспокоится за ее рану /смешно даже - о ком он беспокоится?/, не только считает ее обычные будни ужасными, но и спрашивает, больно ли ей. Тереза же понимает это буквально - тонкости человеческих чувств ей чужды, боль в ее представлении бывает только физической. И все же что-то в ее душе переворачивается, словно однажды кто-то уже спрашивал ее "тебе больно?" ...нет, не спрашивал, утверждал, и утверждение было верным, но кто? Тогда Тереза плакала, тронутая до глубины души, но сейчас - почему-то сердится, только не на Питера, а на себя: показалась-таки слабой. Первый Номер Организации, называется.

- С чего ты взял? - ворчит Тереза. - Мои раны исцелились, конечности на месте, мне не больно. Про стражников я знаю, - она кивает, успокаиваясь. Значит, полиция - не чудовища. - У нас есть стражники. В моем мире ко всем нам тоже относились с подозрением.. да что там с подозрением, - она горько смеется. - С ужасом. Словно мы тоже йома, и вот-вот им голову откусим. Называли "среброглазыми ведьмами", тряслись, как припадочные, хотя иногда мне было весело их пугать, - из песни слов не выкинешь. Тереза обожала нагонять еще больше страха на селян. - Я красавица?..

Происходит невероятное - Тереза Слабая Улыбка заливается истинно девичьим румянцем. И тут же снова на себя за это сердится.

- Не заблуждайся, - резко отвечает она. - Возможно, внешне я выгляжу привлекательно, но внешность обманчива. Я Первый Номер Организации, и я - чудовище. Тем более, ты не видел моего тела под доспехами, видел бы - сразу бы перестал говорить, что я красавица, - у всех клеймор есть шрам, длинный, тянущийся от ключиц до низа живота, оставшийся от вживления в них плоти монстра. Людей в мире Терезы это пугало. Она же не стеснялась - стеснительность в Первой отсутствовала так же, как и страх. Она же все равно не девушка и не женщина - она чудовище, так чего стесняться вида своего тела? И улыбается Тереза вовсе не от силы духа - а просто от силы. Ее называют не в честь ее техники, но в честь ее улыбки - потому что это доказывает ее непобедимость. Ее вечное превосходство - и гордость тем, что она так сильна.
[float=right]https://i.imgur.com/q24cQcg.gif[/float]
Но сильнейшее в мире чудовище и Первый Номер Организации, оказавшись в жилище человека из двадцать первого века - понимает, что она... боится? Вот именно, она боится! Здесь так много всего странного, даже в коридоре - хотя даже наличие коридора для Терезы уже странность. А тут еще... обстановка, и... вещь. Очень_странная_вещь, которая приковывает к себе внимание Терезы и заставляет ее замирать от ужаса.

На самом деле это обыкновенный пылесос, но Тереза никогда не видела пылесосов, и теперь уже она сама цепляется за руку Питера так, что тому может даже стать больно - она не думает о расчете силы. Черт побери, где же она оказалась? Тереза бы обязательно впала в панику, но - нет, не впадает, потому что вовремя ловит себя на страхе, и это так ее удивляет, что страх быстро утихает - не исчезает, но и в панику не рискует перерасти. Такое новое ощущение, даже интересно. Она умеет бояться... Это же признак человечности, о которой так мечтает каждая воительница.


утро доброе, Клэр, ты же знаешь, что так бывает,                                 
начинает казаться кровью в ручье вода                                 


Тем более, вовремя внимание Первой привлекает девочка - она встречается взглядом с той, кого назвали Мей, и в сердце Терезы что-то переворачивается. Как будто она видела однажды эту девочку... нет, не эту, другую, та была младше, волосы носила распущенными, но тоже каштановые, и глаза у той девочки тоже были светлыми, но кем она была? Сестрой Терезы из ее жизни до вступления в Организацию? Подругой?
                     ...самой Терезой?
[float=left]https://i.imgur.com/BUyCsYe.gif[/float]
Нет, другой, но Первая не может вспомнить. Знает лишь то, что при виде Мей ее сердце наполняется непонятным теплом, и она даже не возражает на слова Питера, что ей нужна помощь, хотя обязательно бы огрызнулась, ибо как может быть нужна помощь ей, Номеру Один?

- Да, я Тереза, - тихо говорит воительница. - Не бойся меня, Мей, не смотри на меч, я не причиню вреда ни одному человеку. Я не знаю, как попала сюда, но твой отец встретил меня на улице, и... Что ж, я представлюсь вам обоим снова, раз вы так добры, что пригласили меня к себе. Полное мое имя - Тереза Слабая Улыбка, я Первый Номер в Организации, если вкратце - сильнейшая из сорока семи воительниц. Я наполовину человек и наполовину монстр-йома, но я клянусь вам - я не опасна. Да, Питер, я говорила тебе, что иногда мы переступаем порог, - она косится на Питера немного виновато, - но я его не переступлю. Мой контроль силы йома - лучший среди всех воительниц. Я никогда не выпускаю эту ауру больше десяти процентов. Мое лицо никогда не искажалось. Только глаза загораются золотым, если я использую йоки. Возможно, это звучит, как самолюбование, - вздыхает она. - Возможно, это оно и есть. Но я все равно говорю правду. Я не думаю, что останусь тут надолго, но даже если останусь дольше, чем следует - я не доставлю вам беспокойства. Мне не нужна еда, мне хватит кусочка яблока раз в неделю. Мне также не нужна вода - кроме как для мытья, но если здесь где-то есть речка - я могу использовать речные воды. Я почти никогда не сплю в постели. Моя одежда немного порвана, и вряд ли в вашем мире такое носят, так что, возможно, мне будет нужен другой комплект, и все. Я побуду у вас, пока не пойму, что делать дальше, и не стану вас обременять. Спасибо за вашу доброту, - Тереза улыбается. - Это так непривычно, что люди, пусть и мутанты, ведут себя так мило.


я тебе продаю полсотни моих ошибок,                                 
заплати мне за них, пожалуйста,                                 
серебром.                                 

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

Отредактировано Kirishiki Sunako (2021-01-27 14:55:49)

+1

11

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//Порой один человек может стать залогом победы или поражения//

То, что Терезе с трудом удается понять рассказ Питера, и вообще устройство его мира, как раз не удивляет Питера. Во-первых, его мир, судя по всему, сильно отличается от мира Терезы, а во-вторых, знакомые девушки Питера никогда не разбирались в физике, химии и прочем. Фелиция в университете постоянно списывала у Питера вышеозначенные предметы, хотя «глупой блондинкой» ее язык бы не повернулся назвать – позднее она стала гениальным детективом. А Мэри Джейн и вовсе была типичной искательницей красивой жизни с претензией на актрису, и никогда не обсуждала с Питером науку – их губы все чаще находили более интересное занятие. Единственной женщиной, которая разбиралась в физике и химии, на памяти Питера была Гвен Стейси – но это не спасло ее от Зеленого гоблина, в битве с силами зла Гвен оказалась абсолютно беспомощной. А Тереза не окажется. Питеру нравится ее ответ – что она сражается ради защиты людей. Значит, она не злодейка, и можно быть спокойным.

- Достойный ответ, Тереза. Я сражаюсь ради защиты людей, как и ты. Нет, судьба мира зависит не только от меня. Да и мутант в Нью-Йорке не я один. Здесь нас много – Люди Икс, Мстители, есть и одиночки вроде меня. Каждый вносит свой вклад, но уменьшить количество зла в мире – в силах каждого человека, особенно если ему многое дано. Ведь с великой силой приходит великая ответственность. Скажем так – я не смогу пройти мимо, если бандит грабит банк или насилует девушку. С этих мелочей и начинается героизм. Сначала я просто обезвреживал мелких жуликов, но потом у меня стали появляться все более серьезные противники – тоже со сверхъестественными способностями, покушающиеся на судьбы всего мира. Не хочу хвастаться, но мне удавалось их остановить. Героизм начинается с малого - но ведь ты и сама это знаешь, если спасаешь людей.

Говоря о деле всей своей жизни, Питер испытывает удовольствие – наверное, каждому приятно поговорить о своем деле жизни. Тереза – одна из немногих женщин, с которой можно это обсуждать. Мэри Джейн лезла, а ничего не понимала. Фелиция все понимала, но слишком зависела от Питера, а ему – завоевателю по натуре – это было неинтересно.

Питер внимательно и сочувственно выслушивает историю Терезы.

- Действительно, тебе пришлось многое пережить, и естественно, что ты не хочешь возвращаться в свой мир. Тогда, пожалуй, тебе и в самом деле будет лучше здесь. И не думай ты, ради всего святого, кому послать эту вашу Черную Карту, - Питер мало что понимает про мир Терезы, как и Тереза – про мир Питера, но про Черную Карту и суицидальное настроение понимает, и ему это совсем не нравится. – Фиг я тебе тут позволю умереть, тоже мне, моду взяла, - бурчит он, может быть, и не очень нежно, но беззлобно и с искренней мужской заботой.

Сочувствие Питера Тереза воспринимает в штыки, но и здесь для него нет ничего нового и удивительного – женщин с простым характером Питер на своем веку еще не видел. Зато шрамов и необычных людей, которых многие назвали бы чудовищами – сколько угодно. Да он и сам из таких.

- Ну, скажем так, меня трудно чем-либо шокировать, - спокойно отвечает Питер на выпады Терезы. Толерантность. Толерантность. В Америке с этим сложно – что-нибудь не то скажешь, не тот оттенок придашь своим словам – и сразу же попадаешь в разряд нетерпимых. И что-то подсказывает Питеру, что Тереза хоть и не из современной Америки, но тоже может любое случайное слово воспринять в штыки. А в оттенках чувств Питер не силен. Он сам – исключение из всех правил, и потому странно, что не смог договориться с другими мутантами – ни с Людьми Икс, ни с Мстителями. Но каким-то непонятным образом Питер ухитрялся обидеть их всего одним словом – причем даже сам не понимал, каким. Только Питер умеет испортить себе полжизни одним словом. А другие полжизни – другим словом. И жить по принципу: «кто сделал эту фигню? В смысле я?»

Зато Питер знает, что делать, если испуганная девушка ухватилась за его руку – обнять, поддержать и успокоить. Может, это стандартная реакция героя – но нет, скорее просто доброго человека. Питер замкнутый, но не злой, напротив – он добрый и сострадательный.

- Это всего лишь пылесос, Тереза. Техническое изобретение. Оно создано людьми, чтобы убирать пыль в квартире, и оно не причинит тебе вреда, - Питер ободряюще улыбается – он не смеется над страхом Терезы, он всего лишь хочет ее приободрить.

Тереза переключается на Мей – а Мей переключается на Терезу, и пока Тереза рассказывает о себе невероятные, головокружительные вещи, способные напугать любого обычного человека, у Мей глаза загораются восторженным огнем – нет, что ни говори, а стремление к приключениям и подвигам у нее в крови, и это не лечится, вне зависимости от того, нравятся ли Питеру такие наклонности дочери или нет.

- Это так интересно, Тереза! – восхищенно говорит Мей. – Оставайтесь у нас сколько вам будет удобно, нам будет только в радость, - торопыга поспешно принимает решение за отца.

Питер тоже только рад помочь Терезе и поддержать ее, но, в отличие от Мей, он более сдержан и даже смущен. Что ни говори, а Тереза оказалась в чужом мире – понятно, что здесь все ее пугает. Кроме того, она невольно заявилась в чужую семью – столкнулась с одним Питером, а теперь оказалось, что у него есть дочь. Естественно подумать, что если есть дочь, значит, есть и жена – а значит, присутствие лишних людей может быть неуместно. Что, если Тереза решит, что она их стесняет? Питер решает расставить все точки над i.

- Действительно, Тереза, ну куда ты пойдешь? Ты правда можешь оставаться здесь сколько угодно, ты нас не стесняешь, у нас достаточно и еды, и воды, и одежды. Мы с Мей живем здесь вдвоем… - Питер вздыхает, - мама Мей ушла от меня, так что мы будем только рады гостям.

Мей тоже едва уловимо вздыхает, и в этой грусти, в сдержанной реакции на стресс, становится заметно, как она похожа на отца. Мей больно от того, что мать предала ее в самый трудный в ее жизни момент.

Отредактировано Muroi Seishin (2021-01-28 13:19:52)

+1

12

– Я – чудовище.
– А разве нет?
Какое-то мгновение Ренфри казалась беззащитной и надломленной. И очень грустной.
– Не знаю, Геральт, – шепнула она, потом черты ее лица снова ожесточились. – Да и откуда мне, черт побери, знать? Если я уколю себе палец, идет кровь. Ежемесячно тоже… ну сам понимаешь. Переем – болит живот, а перепью – голова. Если мне весело – я пою, если грустно – ругаюсь. Если кого-то ненавижу – убиваю, а если… А, дьявольщина, довольно. Твой ответ, ведьмак.

– Мой ответ таков: нет.


- Ты не совсем правильно меня понял, - вздыхает Тереза. - Да, я сражаюсь ради защиты людей, но не из желания их защитить. Мне нет до них дела. Я убиваю монстров, которые пожирают людей, и это моя работа, только и всего. Я не могу быть кем-то другим - только воительницей, ибо я сама - полумонстр. Мне абсолютно безразлична судьба мира и количество зла в нем. Я не героиня, и я пройду мимо, если кто-то будет грабить или насиловать, -[float=left]https://i.imgur.com/tQ6awFv.gif[/float] слово "банк" Терезе тоже непонятно, зато понятие "грабить" и "насиловать" - более чем, на себе она не испытала ни то, ни другое, но видела со стороны и грабежи, и насилие, и убийство одними людьми других. И проходила мимо, и не думала, что тем самым поступает плохо. Она поступала правильно. Она делала то, что от нее требовалось, и не пыталась влезать в то, что ее не касалось. - Я вмешаюсь, только если на человека нападет йома, и в этом тоже нет героизма и достоинства - мне просто нравится убивать йома, вот и все. Но, опять же, не пойми неправильно - я не стану спасать одних людей от других не потому, что я согласна с тем, что можно отнимать у кого-то деньги или издеваться над девушками. Последнее мне особенно неприятно, я же сама девушка, и я могла бы дать отпор, хотя на воительницу никто и не позарится, - Тереза хмыкает, - а простые девушки - не могут, и вынуждены терпеть. Но я не слушаю, если иду по улице и кто-то зовет на помощь. Если я не чувствую йоки - я иду дальше. Потому, что если я стану защищать людей от других людей - я могу убить человека. Случайно не рассчитать силу - потому что я умею сражаться с монстрами, но не с людьми, и убить. Это не просто карающееся смертью преступление - это то, что противно нашей природе. Мы не любим людей и они не любят нас, но ни одна из нас никогда не пойдет на человекоубийство.

Почему-то Первой вдруг кажется, что она убивала людей - внезапно перед глазами на мгновение вспыхивает картина с множеством мертвых тел, но умерщвленных не из обычной злости - нет, это была ненависть, ярость, отчаяние, горе и желание... защитить? Кого? Не себя же, как люди могли быть ей опасны? А кого еще? Подругу? Но она ни с кем не близка так, чтобы защищать, и ни одной из воительниц не опасны люди...

- С великой силой приходит великая ответственность, - задумчиво повторяет Тереза. - Красиво сказано.

Интересно, а она сама хоть раз чувствовала ответственность за свою силу? За свою огромную силу Первого Номера, идеальный контроль йоки и способность побеждать любое чудовище, не высвобождая силу монстра больше, чем на десять процентов?
Нет, понимает Тереза Слабая Улыбка - она никогда не чувствовала ответственность за свою силу. Гордость - да. Удовольствие от победы - да, потому и улыбалась, когда ее меч насмерть пронзал очередное чудовище. Но не ответственность. С ее великой силой к ней скорее пришел скучный долг - идти не туда, куда хочется, а туда, куда укажет черноробый из Организации. Убивать йома - иногда и это было скучно, если монстры попадались слабые. И никакой свободы и права на выбор - вечно убивать чудовищ, жить с тем, что она сама - наполовину чудовище, и однажды обязательно либо умереть, либо переступить порог и тоже умереть.


«– Верю. Но я недостаточно благороден для этого. И недостаточно мужественен. Я не гожусь в солдаты и герои. Я мучительно боюсь погибнуть либо остаться калекой. Но это не единственная причина. Солдата нельзя заставить не бояться, но можно вооружить основанием, мотивацией, которая поможет ему перебороть страх. А у меня такой мотивации нет. И быть не может. Я – ведьмак. Искусственно созданный мутант. Я убиваю чудовищ. За деньги. Защищаю детей, если родители заплатят. Если мне заплатят нильфгаардские родители, я стану защищать нильфгаардских детей. И если даже весь мир превратится в развалины, во что я не верю, я буду убивать чудовищ на развалинах до тех пор, пока какое-нибудь из них не прикончит меня. Вот моя судьба, моя мотивация, моя жизнь и мое отношение к миру. И выбирал не я. Это сделали за меня другие.»


Они с Питером чем-то похожи - оба получили особые способности не по собственному желанию. Питера укусил какой-то паук со странным названием, Терезу с детства изменила Организация, и выбора у них не было. Точнее, у Питера, может, и был, а вот у Терезы точно нет. Но тем он и лучше нее - он добровольно хочет помогать людям, а не как Тереза - из необходимости. Он хочет делать мир добрее и лучше, в то время как Терезе плевать на мир. Ей жаль только[float=right]https://i.imgur.com/nMANn3Y.gif[/float] девушек-жертв насилия, и то лишь из женской солидарности, но одновременно Тереза им... завидует? Не потому, что их насилуют, конечно, но потому, что они - люди. Им страшно и больно, они после уничтожены морально и искалечены физически, но... разве с Терезой не сделали то же самое? Разве то, что в нее вживили плоть и кровь монстра - не насилие над телом? Разве она не сломана физически? Да и морально - Тереза не может сказать, что ей все время грустно, что она меланхолик или что она мрачная, но она все равно не человек, и это сказывается. Она не может весело болтать с людьми в таверне - они ее боятся. Но и с другими воительницами Тереза не близка - она сильнее всех и это отгораживает ее от соратниц, ставя на такую высокую ступень, что им не дотянуться до нее, а ей - не дотянуться до них. Тянуть руку ведь можно и вниз, да не всегда дотянешься.

И заботу Первая принимать не умеет - особенно мужскую. Ворчание Питера насчет Черной Карты ее не обижает, наоборот - кажется милым, но также это очередное подтверждение разницы между ними, их мирами и их представлениями о жизни. Первая печально качает головой:

- Я не могу не думать о Черных Картах. Ни одна из нас не может. Я вряд ли перейду порог, но речь не только обо мне. Видишь ли, больше всего воительницы хотят быть людьми, и умереть, как человек - высшее счастье для нас. Тем более, если гипотетически допустить возможность моего пробуждения - я даже представить боюсь, какой стану. Я же не просто воительница, я Первый Номер. А... что такое "фиг"? - внезапно заинтересовывается Тереза, в чьем мире выражения использовались другие.

О пробуждении Тереза думает редко, но все же думает, как и все, и понимает, что стать уродливым чудовищем она боится намного больше, чем потерять человечность - тем более, что она-то как раз человечность не потеряет, если пробудится, именно благодаря своей силе. Но она будет принимать облик монстра - хотя, опять-таки, по желанию, Порождения Бездны могли казаться простыми людьми, и, судя по трем существующим Порождениям, спокойно живущим каждый в своем регионе - им не обязательно пожирать людей сотнями. Но сам факт того, что она, Тереза Слабая Улыбка, будет выглядеть уродливо и жутко, пусть и по собственному желанию - вызывал у Терезы отвращение. Она красивая - хотя и возразила Питеру насчет этого, и свое тело действительно считает уродливым, но лицо... Ее лицо - прекрасно, и это подтверждает ее прозвище. Да и тело, хоть и со шрамом, лучше уж человеческое, чем как у ящерицы, змеи или паука.


«Почти не видно… следов. Но я уже никогда не надену декольтированного платья, Геральт. Никогда.»


- Может, тебя и правда сложно шокировать, -[float=left]https://i.imgur.com/n4LfaVW.gif[/float] не без уважения кивает Тереза. - Но ты не видел, что со мной сделали. И не увидишь, - она отводит глаза. Внезапно Первая вспоминает, что у мужчин и женщин иногда бывают... особые отношения, и если бы не упоминание изнасилования - она бы и не вспомнила, что люди делятся на два пола. Ей давно уже даже в голову такое не приходит, но вдруг Тереза думает - а если бы Питер увидел? Может, его бы действительно не шокировало?
А ей-то какая разница?..

- Пы-ле-сос, - повторяет Тереза. - Эта штука убирает пыль? Сама? Она живая? - Первая с подозрением косится на пылесос. Что такое техника - она тоже не представляет. В ее реальности были только боевые техники. - Конечно, он не причинит мне вреда, - насмешливо фыркает она. - Скорее уж опасайся за свой пылесос. Не забывай, я - Номер Один, я убивала таких тварей, что этому пылесосу в подметки не годятся, - но Тереза не обижается и не думает, что ее считают слабой. Она в принципе не может предположить, что кто-то посчитает ее слабой или будет над ней смеяться. Как могут смеяться над ней? Но и желание ободрить ее Первая тоже не замечает - в картине ее мира над ней не могли смеяться и пытаться подбодрить - тоже. Ее боялись, ее уважали, к ней относились нейтрально или чуть более дружественно, и то чуть более дружественно к Терезе относилась только Илена. Но и Илена не стала бы ее подбадривать. Просто повода бы не было.


«– Ты уверен, – тихо отозвался Геральт, – что не хуже?
– Защищать людей, – прищурился Йурга, – жизнь им спасать – какое это, по-вашему, дело, плохое или доброе? Те четырнадцать на Холме? Вы на том мосту? Что делали – добро или зло?
– Не знаю, – с трудом проговорил Геральт. – Не знаю, Йурга. Порой мне кажется, что знаю. А в другой раз – сомневаюсь. Ты хотел бы, чтобы твоего сына мучили такие сомнения?
– Пусть мучают, – серьезно сказал купец. – Пусть бы мучили. А Предназначения своего никто не минует.»


Мей такая милая, что вызывает у Первой странное желание ее обнять, и так радостно принимает ее, и так восторженно смотрит, что в сердце снова что-то непонятно щемит. И тот бой с Фридой вдруг кажется... призрачным? Как будто сон, а наяву все было иначе, но как?..

Но насчет наличия у Питера жены Тереза не задумывается - хотя понятно, что просто так он бы ребенка не завел, для рождения дочери нужна женщина, но здесь у Первой тоже определенные представления - в ее мире было достаточно сирот и вдов. И вдовцов. Тем более, Тереза так давно не жила в семье, что напрочь забыла, что обычно она состоит из отца, матери и ребенка, и иногда не одного ребенка, а еще есть дедушки и бабушки, тети и дяди, братья и сестры - родные и двоюродные, племянники и племянницы...

В благодарностях Тереза больше не рассыпается - высокомерие Первого Номера остается при ней. Но Питер все-таки говорит о жене, и Тереза вспоминает - а ведь точно, у человеческих мужчин есть жены, тем более, если есть дети.

- Ушла? - Первая моргает. - Куда? - увы, в ее понимании отсутствует и возможность развода. Она и свадьбы-то плохо представляет, и начало отношений для нее - темный лес, а окончание отношений и вовсе непроходимая чаща. Да и во времени, когда она жила, что жены, что мужья уходили от своих супругов разве что на тот свет. Вот изменять - могли, она слышала подобную ругань людей на улицах, а чтобы взять и уйти... - Ну, когда она вернется - я и ей не помешаю, - беззаботно заявляет Тереза. - Мне бы только переодеться, - она показывает на кольчугу, которая порвана и все еще заляпана кровью. - Это уже не постирать и не зашить. Да и нижнюю рубашку задело. Тело-то я заживила, а одежду уже никак.


«– Однако мои источники, Геральт, молчат относительно того, сколько детей из десятка выдерживают Испытание Травами. Ты не мог бы удовлетворить мое любопытство?
– Королева, – откашлялся Геральт, – вероятно, ты немало потрудилась, изучая проблему, и должна знать, что кодекс и клятва запрещают мне даже произносить это название, не то что рассуждать о нем.
Калантэ резко остановила качели, упершись каблуком в землю.
– Трое, самое большее – четверо из десяти, – сказала она, покачивая головой в притворной задумчивости. – Крутая селекция, я бы сказала, очень крутая и притом на каждом этапе. Вначале отбор, потом испытания. А затем изменения. Сколько юношей в результате получают медальоны и серебряные мечи? Один из десяти? Один из двадцати?»


Внезапно шею Терезы пронзает резкая боль - не в горле, а именно в шее.[float=right]https://i.imgur.com/oo3yd21.gif[/float] Как будто ей отрубили голову - но ей хватает выдержки не вскрикнуть. Только вскинуть руки и ощупать шею, убеждаясь, что голова на месте. Она жива. Она в порядке. Но почему ей кажется, что ее голова слетала с плеч, и почему она все время вспоминает о какой-то девочке, которую напоминает ей Мей? И почему бой с Порождением кажется сном? А ведь и правда, Порождений три. Исли с Севера, Люсиэла с Юга, Рифул с Запада. Не существовало Фриды. И не было никаких Греты, Ингрид и Марты.

Тереза проводит ладонью по лицу.

- Я в порядке, просто показалось что-то, - говорит она. - Не бойтесь меня. Я даю слово, что не опасна, а если стану опасна - Питер, ты знаешь, что делать, - Тереза тянется к мечу и четким движением вынимает из его рукояти карту. Черную Карту, на которой нарисован ее знак, индивидуальный для каждой воительницы. Ее знак выглядит, как крест, на горизонтальной черте которого есть еще две косые черты. - Я не думаю, что могу перейти порог. Но если я его перейду - держи, - она всовывает Карту Питеру в руки почти силком. - Это главная помощь, что ты можешь мне оказать, намного более важная, чем крыша над головой, пища и одежда. Это... - Тереза вдруг краснеет. - Подарок, если можно так выразиться. Знак доверия. До сегодняшнего дня никто не заслужил моей Черной Карты, - не без самодовольства добавляет Тереза. Для нее это на самом деле знак высочайшего расположения к кому-либо.


– Да?.. Значит, ни один ведьмак…
– Ни один. Испытание Травами, Калантэ, ужасно. А то, что с мальчиками происходит во время Трансмутации, еще страшнее. И необратимо.

[nick]Teresa[/nick][status]порождение Бездны[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/199887.png[/icon][sign]день за днем с неизменной улыбкой иду по краю обрыва,
рискуя не удержаться, сорваться в какой-то миг
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/751958.gif
попасть под мою улыбку
боятся, как под клинок.
[/sign][fandom]claymore[/fandom][char]тереза, 18[/char][lz]тереза слабая улыбка
зато нехилый апперкот
когда так можешь дать по морде
не грех полыбиться в бою[/lz]

+1

13

[nick]Peter Parker[/nick][status]человек-паук[/status][icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1746/727985.png[/icon][fandom]spiderman[/fandom][char]Питер Паркер, 35[/char][lz]я живу среди них и почти привык, уговорам пустым не внемлю, научился терпеть и плевок, и крик. вот бы просто покинуть Землю и не думать, что кто-то опять умрёт. но, увы, меня ждёт другое... почему я спасаю весь этот сброд?
ты ошибся, прислав героя?[/lz]

//Через квартиры соседей, мимо антенн на крыше нашей девятиэтажки
Это совсем не трудно и не страшно
Все дома внизу как будто из кубиков сложены
А я, наверно, оттуда кажусь размером с горошину
Машины ездят крошечные, как игрушечные
В любую, кажется, можно пальцев подушечками
Вцепиться и покатить её, куда захочется
Прямо как в песочнице. Мой полёт не кончится —
Пока я утром не вернусь, на ночь старше став
Пока мама с папой не выяснят, кто из них прав
Они меня не замечают за стеклом оконным
Друг на друга лая, как пара собак бездомных
Спорят на повышенных тонах, снова что-то делят
И думают, что я мирно сплю в своей постели
А я не здесь — я там, где облака и звёзды
И не беда, что мне гулять нельзя так поздно//

- Боюсь, если ты будешь некоторое время рядом со мной, то тебе придется смириться, что я не смогу пройти мимо чужой беды, - вздыхает Питер. – Я ничего против твоего присутствия не имею, мне это ничуточки не в тягость, даже веселее втроем. Но моя жена не выдержала именно моего рвения прийти на помощь всем и каждому. Я не виню ее – женщины по природе своей не созданы для сражений, и я понимаю, что ты вдоволь навоевалась в своем мире, могу только представлять, как тебе было тяжело и больно… Просто, понимаешь, я не могу иначе. Однажды я тоже вот так прошел мимо грабителя… а потом этот грабитель убил моего дядю, что заменил мне отца… - Питер тяжело вздыхает. Об этом знают все его близкие – хотя их не так уж много. Мэри Джейн он рассказал – но она так ничего и не поняла. Фелиция сама из него вытрясла все откровения, пыталась встряхнуть и раздавала лещей, чтобы прекратил себя винить – но это не подействовало. Терезу Питер знает всего ничего, но страшная тайна как-то сама собой выходит наружу. Хотя Питер, как и всегда, умалчивает о смягчающих для себя обстоятельствах – о том, что тогда его обманули, загнали в угол, что никто его не поддержал, что без денег и тачки он считал себя человеком второго сорта – и вовсе не потому, что сам меркантилен, но потому, что без денег и тачки он не был нужен Мэри Джейн.

//Мама, хватит плакать, я не выношу этот звук.
Твоя боль ужасна и она разрывает меня.
Сидя в своей постели, я слышу, как бьются стаканы.
Я сказала папе, что ты не хотела говорить ему
все те ужасные вещи.
Вы ссоритесь из-за денег, из-за меня и моего брата.
И к этому я прихожу домой, и это мое убежище.
Нелегко расти на третьей мировой войне,
не зная, что же такое любовь.
Пойми, я не хочу чтобы эта любовь уничтожила меня,
как она уничтожила мою семью.
Можем ли мы справиться с этим?
Можем быть семьей?
Я обещаю, что исправлюсь,
мама, я сделаю что угодно.
Можем ли мы справиться с этим?
Можем быть семьей?
Я обещаю, что исправлюсь,
папочка, не уходи!//

- Дядя был моим самым близким человеком, - признается Питер. – Именно его последние слова – про великую силу и великую ответственность – я запомнил на всю жизнь. Потому и спасаю людей. Но если ты можешь не рассчитать силы – то это уважительнейшая причина, и я ни за что не заставлю тебя подвергаться такому риску. Ты спокойно можешь стоять в стороне, - в мире мутантов это никого не удивляет, все знают, что у каждого есть свои слабости, или, наоборот, чрезмерная сила может нечаянно вырваться наружу, а потому мутанты в таких вещах стараются пойти навстречу друг другу, поддержать и облегчить состояние.

Получается, что Мей тоже слышит эту историю – но Питер от нее и не скрывается, как многие родители, живущие ради своих детей, он не считает Мей самостоятельной личностью. Странно, что, зная по собственному опыту, что от миссии никуда не денешься, Питер категорически против, чтобы и Мей спасала мир. Но он так и не смог принять себя – как же ему принять дочь, которая тоже часть его?

Но неужели же он хочет, чтобы у Мей тоже были комплексы? Подобно многим родителям, Питер не думает об этом. А ведь Мей очень похожа на него – с тем же комплексом героя, так же любит науку, так же во всем стремится к справедливости. Дети из неполных семей – Питер вовсе не помнил своих родителей, его воспитывали дядя и тетя, а потом и дяди не стало, Мей же суждено пережить развод родителей и остаться с отцом-одиночкой. Единственное – гены бойкой актриски тоже берут свое, и сломать волю Мей не так-то просто, как в свое время волю Питера. Возможно, это тоже тревожит Питера – он боится, что Мей станет такой же искательницей легкой жизни и приключений на голову, как и Мэри Джейн.

//Папа, хватит кричать,
я не выношу этот звук.
Пусть мама не плачет,
я хочу, чтобы ты был рядом.
Мама любит тебя...
Что бы она ни говорила — это правда.
Знаю, что она обижает тебя, но помни,
я ведь тоже тебя люблю.
Сегодня я убежала, убежала от этого шума.
Не хочу возвращаться туда,
но у меня нет никакого выбора.
Нелегко расти на третьей мировой войне,
не зная, что же такое любовь.
Я поняла, что не хочу чтобы эта любовь уничтожила меня,
как она уничтожила мою семью//

«Воительницы хотят быть людьми, и умереть, как человек» - эти слова Терезы бьют в сердце Питера наотмашь, это он как раз понимает – по себе и по другим мутантам. Многие из них не в восторге от собственных метаморфоз, и хотели бы стать простыми людьми – только вот это никак не изменишь. Питер знает, что многие мутанты до того отчаялись, что ходили к разным жуликам, обещающим избавить их от их способностей. Да и его жизнь была бы проще, будь он обычным человеком. Но Питер с детства привык экономить на эмоциях и защищаться рационализаторством.

- А не лучше ли жить, как человек? – Питер – ученый, и в любой непонятной ситуации взывает к логике. – А что – ты красивая девушка, ты и есть человек, и я – человек, просто с особыми способностями. Здесь таких много, поверь.

Как же сложно с этой толерантностью. Питер без предрассудков, но в их менталитете каждое слово приходится взвешивать, чтобы не обидеть человека ненароком, тогда как в других ляпают, не думая. К тому же Питеру кажется, что с Терезой нужно быть особенно осторожным. Как еще утешить – Питер не знает, он в этом не силен, но внезапно трагическую картину рушит сама Тереза, интересуясь, что такое «фиг», и Мей начинает хихикать, а Питер смущается, понимая, что употребил сленг при дочери, которую сам частенько журил за жаргонные словечки.

- Эм… ну… как объяснить, грубоватое слово, и я постараюсь больше так не говорить, - Питер – строгий отец, но слишком умный для двойных стандартов вроде «я бранюсь, потому что у меня жизнь трудная, а ты – потому что тебя друзья научили», и всегда готов признать свою ошибку – и перед дочерью в том числе.

//И кто из них прав — мне всё равно, ведь они оба мне нужны
Я засыпать привык давно под ругань из-за стены
Обрывки серьёзных взрослых слов уже не мешают мне видеть сны —
Я засыпать привык давно под ругань из-за стены
Мне снова приснится, что я смело набираю высоту
Это так смешно — раз я летаю, значит я расту
Город из-за штор в мою комнату впустит темноту
И я покину дом, сквозь потолок уйду//

- Неужели все так плохо? – Питер с сочувствием смотрит на Терезу. По опыту разных расследований он знает – с человеком могут сделать все, что угодно, особенно с женщиной. – Ты правда очень красивая, милая и добрая, а остальное неважно. Поверь – у нас у всех есть шрамы, особенности, тайны. Это нормально, и этого не стоит стыдиться – если, конечно, мы сами не совершили ничего преступного.

Питер действительно видел много травм и шрамов, много раз видел, как люди превращаются в мутантов – в том числе девушки, и от этого они не переставали быть красивыми и сильными девушками, вызывающими восхищение. У него и самого была мутационная болезнь, когда однажды он чуть не превратился в огромного паука – к счастью, вовремя взял мутацию под контроль. Питера и вправду трудно шокировать.

- О нет, пылесос не живой, - успокаивает Питер Терезу. – Это человеческое изобретение, его можно включать и выключать, оно создано, чтобы служить людям, и тебе нет нужды с ним сражаться.

Но внезапно разговор переходит на более серьезную тему – Тереза спохватывается, что, раз у Питера есть дочь, значит, есть и жена – и она может вернуться. Разумеется, такое известие смутило бы любую женщину, а уж тем более – раненую пришелицу из параллельного мира.

- Она не вернется, - мрачно говорит Питер. – Она ушла насовсем. От нас с Мей.

Мей угрюмо вздыхает, шмыгает носом, и подает голос, ставший ломким от переживаний:

- Мама ушла из-за меня. Потому что я обуза.

Всем мутантам тяжело принять проснувшиеся способности. Многих даже выгоняют из дома. А иные родители поступают так, как Мэри Джейн – просто бросают мужа и дочь, с которыми много проблем, и уходят на поиски легкой жизни. Из-за этого принять себя становится еще сложнее.

- Не выдумывай, Мей, - Питер может утешать только так – сухо и отрывисто, он не силен в чувствах и их проявлении. – Мама разошлась со мной, а от детей не уходят. Но ты должна быть благоразумной – не ради нас, а ради себя. А Терезе наши проблемы не нужны, у нее своих хватает. Тереза, - Питер переводит взгляд на Терезу и ее окровавленную одежду, - тебе надо помыться, а я найду новую одежду. Ну, не совсем новую, - он смущается, понимая, что одежду придется дать только ту, что осталась от Мэри Джейн, - но по крайней мере чистую. Тереза, ты в порядке? – с тревогой вскрикивает Питер, замечая что-то неладное.

Тереза быстро овладевает собой, вот только про Черную Карту заикаться не перестает – более того, вручает ее Питеру, да еще и говорит, что это честь и знак доверия.

- За доверие спасибо, - понимающе кивает Питер – в мире мутантов чего только не бывает, в том числе и просьбы убить, если способности выйдут из-под контроля. Он не удивляется, но понимает, что это неправильно. Вся его душа протестует против этого. – Но я никогда тебя не убью. У меня рука не поднимется. Я должен спасать, а не убивать. Если тебе станет плохо – я найду способ тебя вытащить, так и знай.

//На семейном портрете мы выглядим вполне счастливыми.
Давайте притворимся, что так и есть на самом деле.
Я не хочу делить выходные,
не хочу иметь два адреса.
Не хочу иметь сводного брата
и не хочу, чтобы мама сменила фамилию.
На семейном портрете мы выглядим вполне счастливыми.
Мы выглядим нормальными, давайте это повторим.
На семейном портрете мы выглядим вполне счастливыми.
Давайте притворимся, что так и есть на самом деле.
Папа, не уходи!
Вернись, пожалуйста!
Помни, что когда ты ушел,
ты отнял у меня мою звезду.
Папа, не уходи!
Не оставляй нас одних....
Мама станет лучше.
Я исправлюсь, и я скажу брату...
Я перестану проливать молоко за обедом.
Я стану хорошей и буду все делать правильно.
Я всегда буду твоей маленькой девочкой.
Я всегда буду спать по ночам....//

Отредактировано Muroi Seishin (2021-02-03 17:48:15)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » / не потерять бы в серебре