POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » хорошие девочки любят плохих девочек


хорошие девочки любят плохих девочек

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1727/788480.png

monaldin feat. emma peters - femme like u

Отредактировано Angelina Johnson (2020-12-05 09:03:24)

+6

2

[icon]https://funkyimg.com/i/393YX.png[/icon][char]Алисия Спиннет[/char][fandom]the wizarding world[/fandom][lz]я стреляла по солнцу из арбалета, чтобы вместе темнеть[/lz]

ночь 17 мая 1996
dreamcastmoe & shungu - temptation

ты стояла неестественно прямо, как будто тебя ударили по спине. смотрела безжизненно прямо перед собой, не в силах и вымолвить и слова. алкоголь будто выбило из тебя, голова на удивление трезва и чиста. кажется, ты дрожала, будто на улице не распускался май, а была середина зимы - льдинки пробирались под кожу, плывя в неспешной прогулке по венам и капиллярам, впиваясь прямо в сердце; оно готово было взорваться, разорваться от такой натуги. она смотрит на тебя безразлично - с небольшим вызовом. ты знала прекрасно этот взгляд - на вуде, на фреде или на джордже. и не понимала, почему тебе этот взгляд вселяет в тебя столько неуверенности, ты же сделала то, что хотела - губы до сих пор горят, будто ты выпила чересчур горячий чай одним глотком. пальцы, которые минуту назад зарывались в её волосы были онемевшими, ватными, ты не могла их даже поднять, чтобы провести руками по лицу, смыть с себя весь этот вечер. едва заживший на сердце шов начал расходиться, обнажая острые клыки боли, и, тебе показалось, что она упивается ей.

начиналось всё так хорошо.

***
утро того же дня
haux & samuraii - lie awake

ты не знала, зачем гриффиндорцы пытаются станцевать на костях бывших игроков в квиддич - в частности поттера и фреда с джорджем. проводить вечеринки, когда амбридж едва ли не владела школой как своим поместьем - было очень опрометчиво. ты повторяла о том, что пир во время чумы - ужасная идея, анджелина лишь отмахивалась. ну да, она же главная - капитан команды, зачем ей вообще слушать советы? с самого своего назначения она раздражала тебя всё больше и больше - особенно тем, что стала сильно походить на вуда. манера читать нотации перед игрой, это закатывание глаз, эти жесты, поля с фигурками. будто она стала уменьшенной женственной копией бывшего капитана олли. и шепотков среди команды о том, что у них был скрытый роман до его выпуска, стало только больше. ты даже не понимала, что тебя раздражало больше - её поведение или слухи.

на седьмом курсе ты будто бы стала леденеть, покрываться плотной корочкой из дедлайнов, учёбы, жаба. ты смотрела на анджелину - расслабленную, живую, совершенно искреннюю, и это вызывало в тебе массу противоречивых чувств. тебе бы тоже смеяться, радоваться последнему беззаботному году, строить грандиозные планы на жизнь. ты бы с радостью вдыхала эту жизнь, глубоко в лёгкие, чтобы взахлеб, чтобы прямо задохнуться её, а потом выдохнуть тёплым паром, клубящимся ввысь в небо. тебе бы не ждать лучших времен, находившись на пороге войны. тебе бы принять всё то, что находится у твоих ног, смириться и надеяться на лучшее. больше всего времени, помимо учёбы и квиддича, ты думала как раз-таки о войне, об её ледяном дыхании, который чувствовался едва ли не кончиками пальцев. иногда ты сжимала в руках холодеющий галлеон, оставшийся с собраний отряда, и размышляла, как же тебе защитить свою семью, которая вряд ли будет готова к войне. ответа ты не находила.

мыслями голова роится, и никак от них не избавится. мать предлагала тебе после школы всё-таки сходить к маггловскому мозгоправу, чтобы привести мысли в порядок. ты отказывалась, прекрасно понимая, что он скажет. ты знала о том, что творится внутри, что заставляет тебя так реагировать на самую близкую подругу, из-за чего ты чаще начала огрызаться на братьев уизли. ты всё прекрасно понимала, и к врачу не ходи. но как это принять? как понять, что мужской пол для тебя никак не откликается, а лишь добавляет напряжения. ты отшивала одного парня за другим, а анджелина смотрела на тебя как полоумную - как можно было отшить того красавчика с рейвенкло? ты лишь жмёшь плечами - легко. он был не тем, ты это понимала едва ли не интуитивно. смысл тратить время на того, с кем это никак не откликалось? а с ней откликалось, ещё как - она была мягким шарфом, в объятия которых зарываешься уютные, с ней и дышится по-другому - как в небе высоко, почти у самых облаков, а её пьяные беседы обо всём на свете нельзя было променять на что-либо другое.

выныриваешь из своих долгих размышлений от того, как джонсон плюхается к тебе на кровать. уже почти вечер, и ты планировала свалить из комнаты куда-нибудь подальше, лишь бы не принимать участия в этой дурацкой вечеринке в честь победы гриффиндора в чемпионате школы по квиддичу. тебе было откровенно тошно от мысли о ней, хотелось даже притвориться спящей, но было поздно. анджелина щебечет что-то про то, что близнецы украли из кухни несколько дюжин бутылок сливочного пива, а кто-то раздобыл пару фунтов эльфийского вина и фляжку с огненным виски. ты отрываешь взгляд от полога и морщишься, впервые посмотрев на подругу:

- андж, я никуда не пойду. паршиво себя чувствую.

ты действительно думала, что после этого она от тебя отстанет - джонсон не была из тех, кто сильно приставал с расспросами, если только это не касалось чего-то действительно интересного - например, как кто-то схлопотал какую-нибудь непонятную конфетку от уизли, или когда образовывалась какая-то новая парочка, косточки которой нужно было обмыть. ты любила эти вечера - когда вы втягивали кэти под полог одной из ваших кроватей и едва ли не до утра обсуждали каждый момент биографии попавших в ваше поле зрение людей. но в этот раз анджелина вспыхнула, рассуждая про вечеринку года, и как они позвали некоторых проверенных ребят из других факультетов. закатываешь глаза, ну и как ей сопротивляться? она и мёртвого поднимет на эту чёртову вечеринку.

начиналось всё достаточно весело - отправив малышню спать и заперев дверь в спальни всеми возможными заклинаниями, вечер начался с музыки и поздравлений команды с победой. кто-то из хаффлпаффцев притащил с собой волшебное радио, которое чуть ли не вмиг настроил на нужный лад. ты принимала поздравления от всех присутствующих отстраненно, будто в этом не было твоей заслуги совершенно. ты любила вечеринки в башне, но сегодня будто на душе кошки скребли. и кроме как развалиться в кресле и потягивать вино, тебе заняться было откровенно нечем. время от времени ты наталкивалась взглядом на анджелину, сидевшую на коленях у фреда и заливисто смеющуюся от каждой его шутки. вот бы развидеть.

- ребят, давайте поиграем? - крикнул кто-то около камина, и толпа старшекурсников, присутствующих в гостиной, поддержала кричавшего. ты закатываешь глаза, с мыслью - пора валить отсюда, и почти мгновенно рядом с твоим креслом оказывается вездесущая джонсон, которая явно не хотела твоего душевного спокойствия. она тянет тебя за руку, а ты нехотя поднимаешься, не понимая, зачем она ей нужна в этом кружке. ей что, фреда мало? ты желала лишь забиться под одеяло, закрыть полог, и очнуться уже сдавшей жаба.

играть решили в "я никогда не". совершенно скучная игра, которая вряд ли когда выходила на более-менее интересный виток. всем участвующим налили в трансфигурированные из стаканов рюмки огневиски, чтобы игра пошла хоть на йоту веселее. ты смотришь на жидкость, лижущую края рюмки, и находишь в ней своё отражение - отстранённое, чуть задумчивое. уйти отсюда хотелось ещё больше, всё вокруг очень походило на зажёванную плёнку в проигрывателе отца, издающим скрипящую какофонию звуков, - никто не мог договориться между собой, кто же будет начинать первым. допиваешь остатки вина из своего стакана, лишь бы немного отвлечься от происходящего, затуманить себе голову ещё больше, лишь бы постоянно не натыкаться на руку фреда на коленке джонсон. алисия, держи себя в руках, с каких пор это тебя вообще волнует? они уже больше года так себя ведут, - задаёшь самой себе мысленный вопрос, пока бокал полностью не был осушен.

начинает игру всё-таки джордж, вырвавший преимущество у какого-то рейвенкловца. вопрос был совсем безобидным - я никогда не пробовал "забастовочные завтраки". ты переводишь взгляд на сидящую рядом кэти, недовольно хмыкнувшую явно от воспоминания о конфете, заставившей её проваляться в больничном крыле пару недель, пока мадам помфри не нашла способ остановить кровь, постоянно льющуюся из носа. к рюмке ты не прикоснулась - страсти к самокалечению у тебя не наблюдалось, при всём уважении к близнецам, но большая часть присутствующих всё же опрокинули в себя рюмки с огненным напитком. дальше всё пошло по накатанной - про прогулы трансфигурации, обман профессора трелони на прорицаниях, издевательства над кошкой филча. когда круг подошёл к тебе, твоя рюмка до сих пор оказалась нетронутой.

- я никогда не целовалась с девушкой, - спокойным голосом произносишь ты, и звенящая тишина, нарушаемая лишь весёлой музыкой, звучащей с радио. ты медленно выпиваешь рюмку с виски, и толкаешь кэти вбок, чтобы она продолжала. парни, сидящие в кругу, всё в такой же тишине, выпивают свои рюмки. кажется, неловкость и напряжение внутри можно было потрогать, а взгляды однокурсников были весьма красноречивыми. ты смотрела на своих друзей, и думала, как бы не превратиться в демона, не превратиться в пятно на диване, на которое годами не обращают внимание. ты перевела взгляд на анджелину, которая упорно прятала глаза от твоего взгляда, будто что-то поняла. ты прекрасно знала, что этот взгляд значит, поэтому ставишь рюмку на столик рядом и поднимаешься, отряхивая джинсы, - всем доброй ночи.

ты уходишь, хотя следовало остаться. дальше давить улыбку, показывать, что всё в порядке, а ты просто неудачно пошутила. иногда тебе казалось - да какого чёрта тебе это всё нужно? зачем тебе показывать всем сидящим в гостиной, что ты хорошая, правильная студентка гриффиндора? неплохо играешь в квиддич, макгонагалл ставит тебя в пример многим студентам, а профессор трелони всегда восхищалась твоими раскладами таро. ты смертельно устала, и казалось, что правда, вылившаяся наружу в этой нелепой игре, освободила тебя от тяжелого груза, который ты носила на протяжении многих лет, во время которых знала правду о самой себе, но не могла сказать никому. да и как? ты поднимаешься в башню с одним желанием - упасть в подушки, и забыться сном до вечера воскресенья.

но от подъема до ступенькам тебя отвлекает голос.

+1

3

накипело
лучшее из всех слов, что может описать состояние большей части студентов по крайней мере твоего факультета. слишком многое вас ограничивало это треклятый год - вся стена перед большим залом была увешана приказами от нового директора. более того, она тронула и святая святых - квиддич. эта составляющая хогвартса в последние два курса стала для тебя слишком много значить. не просто игра, а едва ли не смысл жизни. отдушина, среди нервного напряжения от предстоящих экзаменов, взрослой жизни и тяжелых выборов и вопросов о будущей профессии. страшно было думать о том, кем ты хочешь стать, с чем связать всю жзинь. возможно, это был и квиддич. только было ли у тебя достаточно сноровки, физических данных и амбиций?
сомнений не было, оттого ты так рвалась на квиддичное поле вопреки запретам и игнорируя необходимость готовиться к экзаменам. даже кэти и алисия, которые отмахивалаись от предложений погонять квоффлы тем чаще, чем меньше времени оставалось до конца года. девушки едва соглашались на то, чтобы посещать собрания ОД. ты в последнее время чувствовала, что баланс сил внутри вашего охотничего трио перераспредился - теперь не было "тебя и алисии, а также кэти", а вместо союзов можно было расставить пару сухих запятых. еще немного, как тебе казалось, и алисия с кэти станут лучшими друзьями, а ты будешь тем самым тертьим колесом. в моменты, когда эти мысли посещают твою голову, особенно, во время тенировок, где отныне ты занимала чуть стороннюю позицию наблюдателя, анализатора и контролера, ощущалось въедливое чувство одиночества и зависти. ты потирала рукоять метлы с прибитыми заклинаниями вечного приклеивания к ней талисманами и фенечками, сделанными алисией на четвертом курсе в подарок на рождество, и с бессилием смотрела на прекрасную парную работу подруг.
это смутное ощущение стало частым спутником при взгляде на алисию. и не заметить того, что между вами пробежала кошка было сложно, хоть ты и до последнего отрицала какие-либо неловкости и проблемы.
- я возьму твою помаду? - ты едва ли не вырываешь ее из рук алисии и наклоняешься к зеркалу вплотную, что едва не оставляешь следы свежей помады на стекле. ты с забавной миной подкрашиваешь губы неровным движением руки, любуешься собой с томно приоткрытыми губами, растирая по ним пальцем, и смотришь на отражение алисии так хитро и с вызовом, чтобы раззадорить разбитую подругу. тебе не нравится, когда она такая - закрытая и усталая, будто бы бегала все время квиддичного матча. спиннет все упрямится, корчит недовольные мины, закрывает глаза устало и открещивается от намечающегося вечера.
все также привычно ложишься бесцеременно на ее постель рядом и пялишься в полог, о чем-то без устали болтая, но не заглядывая в ее глаза. а они, пожалуй, могли бы сказать о многом. может быть, хотя бы на мгновение взглянув на нее, ты бы увидела, как не хочется ей слышать ничего о том, что у вас все же было с фредом на каникулах перед последним курсом и как тошно ей вообще от упоминания о любом из близнецов.  и ты говоришь, что в последнее время у вас что-то не ладится, винишь во всем жаба, будто бы каждый из вас увлечен хоть на толику предстоящими экзаменами, и с досадой в голосе подмечаешь, что все меньше заботишь фреда на фоне их с братом забастовочных завтраков.
- я и не знаю, что думать, - и делать, и желать. фред очаровательный и притягательный до одури, до дрожи в животе, и ты готова ему за одно только игривое подмигивание позволить все и даже больше. и тебе приятно обманчивое чувство вседозволенности и обладания, когда ты беспардонно забрасываешь на него ноги в гостиной гриффиндора или задерживаешься на двадцать минут после тренировок на трибунах. тебе кажется, что все идет идеально и иначе и быть не может, а фреда сама же то и дело ловишь на странных взглядах, обращенных к грейнджер. и даже на вечере, который не могла пропустить ни как капитан выигравшей команды, ни как старшекурсница, собирающая в копилке воспоминаний самые яркие из школьных, ни как частая спутница близнецов, ты ощущала липкую неловкость между вами. даже телесные контакты и твой громкий смех не спасали ситуацию.
тебе хотелось напиться в очередной раз до беспамятства, чтобы головокружительно танцевать босиком на влажном от пролитого напитком диване, запрокидывать голову в бесконечном ощущении легкости, трогать волосы и шею, знать, что все до единого взгляды обращены на тебя. потому-то очередная бутылка с твоего фирмененного движения открывается, а крышка отправляется в стопку из еще пяти предшественниц. голова все не туманилась из-за плотного ужина и слишком частых попоек за последний год, и ты призывно разливаешь огневиски по транфигурированным стаканам. заливистый смех заполняет пустоту пригубленной бутылки, избавляя тебя от последних следов темной помады.  вот бы избавиться от колких чувств, нашедших со всех сторон. ты уходишь ненадолго в уборную, чтобы освежиться, бросаешь взгляд на алисию, но та не слишком увлеченно беседовала с кэти - ни одна на твои негромокие оклики не отозвалась. фред одномоментно переключился в беседе на джордана, тебя по пути нагоняют пара бестолковых одноразовых охотников, вовлекая в непродолжительную беседу, а по возвращению тебя в гостиную снова пытаются узнать, кто же заменит тебя в следующем году. их и правда волнует сейчас только это? ты и не вспомнишь, как грубишь молодым людям, возвращаешься к уизли и проводишь еще один час в пустой болтовне и поедании их эксперементальных сладосетй. опытным путем приходите, что мешать с алкоголем некотоыре продукты нельзя совершенно, пока грейнджер все же не решается покуситься на святую святых. запретила на первокурсниках, но выпускники - дело другое. однако староста неприклонна до тошноты, и вы остаетесь без главного развлечения вечера на несколько минут, пока кто-то по счастливой случайности не предлагает сыграть. ты лишаешься содержимого бокала прямо на первом вопросе, сползаешь с дивана на пол и наконец вытягиваешь под ним усталые ноги, прижавшись затылком к коленям втянутой минутой ранее без особого сопротивления в эту игру алисии.  кто бы мог подумать, что это твое желание ее развеселить встанет боком?
алисия обрывает смех провокационным для себя самой вопросом, рушит твою последнюю попытку забыться в этом вечере. она окатывает своим признанием, будто бы обливает вином и поджигает. пламя откровения охватывает моментально и беспощадно весь круг играющих, шум позади вас становится далеким и чужим. ты цепенеешь, затем трезвеешь в миг. смотришь в сторону, гонишь бушующие в голове мысли, воспоминания и недостающие нити в полотнище. все начинает встовать по местам, но слишком медленно. тишина, повисшая в гостиной, только усугубляла положение, а затем, с уходом алисии, потянулись неприкрытые шепотки, что даже новый вопрос от кэти не смог отвлечь ни единого участника игры. ты с пустым взглядом поднимаешься с дивана, вручаешь кому-то свой неопустошенный бокал и стремглав несешься за спиннет, нагоняя ее на ступенях к спальням.
- что это было? объясниться не хочешь?- в твоем голосе вызова больше, чем в любую из тренировок, злости больше от проигрыша и ужас даже в подметки не годится экзаменационному мандражу. и все от одной лишь фразы алисии. боль и непонимание враждуют внутри, не думая уступать, и каждая эмоция на лице, только вот взгляд снова устремлен на бледные руки алисии. и глаза ты подять не хочешь. пользуешься замешательством и молчанием, поднимаешься вихрем по лестнице и хватаешь спиннет за руку, чтобы утащить в вашу спальню насильно. она ожидаемо вырывается.
- хочешь поговорить прямо здесь? - тон отчитывающий, будто бы ты ее строгая мать, поймавшая дочь за грешным делом, и тебе совершенно не кажется он неуместным. возмущение берет верх, ты требуешь объяснений, и не столько о самом факте, сколько о том, что алисия от тебя что-то скрывала. ты не пускаешь ее дальше, уперев руки в перилла и стену, требуешь хоть каких-то объяснений, - я думала мы друзья, думала, у нас нет тайн, - ты равняешься с алисией на ступеньке выше и смотришь наконец ей в глаза, от чего нутро все сжимается, - вот так значит я достойна об этом узнать? на уровне заблудших сюда рейвенкловцев и праочки душных старост. какого черта, спиннет? я делюсь с тобой самым сокровенным и близким, а в ответ не могу получить того же, - ты чувствуешь, как комок обиды встает поперек горла и слезы накатывают, но ты держишься. не дождется, вы, как оказалось, не настолько близки. еще бы сказала, что белл в курсе, чтобы окончательно тебя добить, к черту. за спиной алисии уже с полдесятки любопытных студентов пытались подслушать вашу с ней перебранку и спиннет сдается. уводит тебя в спальню молча, запирая дверь, и ты за эту минуту успеваешь выдохнуть. продлеваешь тишину, ждешь хоть каких-либо слов и борешься с внутренними бушующими демонами. ты не можешь продолжать срываться, слишком много я было в твоих словах сейчас. боль сжимает грудь в тиски от ревности, в которой ты, наконец, можешь себе признаться. проклятое чувство, преследовавшее тебя на протяжение всего седьмого курса. легче от признания самой себе не становится, но и хуже уже некуда. ты выдыхаешь шумно, скрещиваешь на груди руки и подпираешь спиной дверь, баррикадируя путь к отступлению. вы должны поговорить.
кто-то ломиться в дверь едва ли не сразу. ты нарочно сильнее наваливаешься на дверь, и после пары попыток человек по ту сторону отступает - остается надеяться, что это была не кэти. да и будь это бэлл, ты все равно не пустила бы ее сейчас в эту спальню, как бы бессовестно и эгоистично это ни было с твоей стороны.
- я не могу представить, как тебе было непросто, это точно, но... - ты вздыхаешь и снова пытаешься найти хоть какие-то слова. выходит скверно, - но это многое объясняет. не все, конечно, - объясняет, но отнюдь не оправдывает.  ты чувствуешь, что внутри одна недомолвка цепляет другую, мелкие замятые ссоры начинают нарастать огромным комом внутри, хочется выплеснуть на нее все накопившееся за долгую дружбу. дело не то в алкоголе, не то в шатком твоем состоянии, но самообладания на удивление хватает, чтобы лишь впиваться ногтями в собственную кожу, не причиняя боль алисии дальше.
ее время выговариваться, твое - слушать, ведь ты так хотела близости и откровений. 
времени на них, по правде сказать, уже почти не было. время давало о себе знать, студенты расходились, в дверь спальни снова требовательно стучались. тебе было все мало слов алисии. медленно захлестывала новая волна чувств, на этот раз необъяснимое сострадание и даже жалость с примесью чувства долга. ты была обязана узнать все, чтобы дать возможность спиннет вывалить все накопившееся за годы. ты снова почувствовала дефицитную в последние месяцы причастность к ее жизни, и непростительной глупостью было бы срывать ту едва построенную заново задушевность.
- нужно проветриться. как думаешь, нам повезет?

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » хорошие девочки любят плохих девочек