body { background-image: url("..."); }

body { background-color: #acacac; } #pun { background-color: #d3d3d3; } #pun_wrap #pun #pun-viewtopic #pun-main {background-color: #d3d3d3;} .punbb .code-box { background-color: #c8c8c8 } .punbb .quote-box { background-color: #c8c8c8 } .quote-box blockquote .quote-box { background-color: #b7b7b7 } ::-webkit-scrollbar { width: 8px; } ::-webkit-scrollbar-track { background-color: #7a7a7a; } ::-webkit-scrollbar-thumb { background-color: #5e358c; }

POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » обожаю влюбляться


обожаю влюбляться

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://images-wixmp-ed30a86b8c4ca887773594c2.wixmp.com/f/646b3bdd-de09-404a-92f3-01740561f20f/dbket2c-a8d935f1-bd7c-429a-a9ac-e146777b23c1.jpg?token=eyJ0eXAiOiJKV1QiLCJhbGciOiJIUzI1NiJ9.eyJzdWIiOiJ1cm46YXBwOiIsImlzcyI6InVybjphcHA6Iiwib2JqIjpbW3sicGF0aCI6IlwvZlwvNjQ2YjNiZGQtZGUwOS00MDRhLTkyZjMtMDE3NDA1NjFmMjBmXC9kYmtldDJjLWE4ZDkzNWYxLWJkN2MtNDI5YS1hOWFjLWUxNDY3NzdiMjNjMS5qcGcifV1dLCJhdWQiOlsidXJuOnNlcnZpY2U6ZmlsZS5kb3dubG9hZCJdfQ.qds1bLnzBixvRHr9JjsyzAtpAUUnD9WR3AY68yY84qM

джеймс поттер и лили эванс

я сказал, что она, наверное, фея леса, и умеет делать много больших чудес,
что любить ее буду, конечно, и защищать от бесов,
только пусть остается в поле со мною спать.

и она попросила:
"не называй меня поэтессой - я сама бы хотела кому-то стихами стать",

и закрыла глаза.

[nick]James Potter[/nick][sign]я стебли повилики держу в своей руке. луны немые блики повисли налегке.
я зацелован ведьмой из нашего двора под лунным светом бледным.

` my_valkyrie[/sign][status]ты был львом и оленем[/status][icon]http://sg.uploads.ru/t/TkxEb.png[/icon][fandom]harry potter[/fandom][char]Джеймс Поттер[/char][lz]ты - моя, это значит, ты гостья моей страны, все другие невесты улыбчивы и бледны, ты горячая - кровь, но и нежная, словно шелк. я еще не признался себе, что тебя нашел.[/lz]

+2

2

я ведьмой околдован и, видно, обречен – теперь о ней лишь думать и больше ни о чем.
мне не помогут четки и Шивы черепа – прищур под рыжей челкой и пара странных па,
три слова, пролетевших, как птицы, над скамьей.

https://64.media.tumblr.com/326d7bf836bf59c88d1e30deb8270052/tumblr_inline_nwfmbfmIw61qlt39u_250.gif

Джеймс Поттер заносчивый, немного высокомерный, ибо сказывается воспитание и безграничная родительская любовь к единственному выстраданному сыну, которому мало что запрещали, кроме очевидно опасных для жизни вещей, зато прочее разрешали легко и просто, и прощали выходки и шалости, о которых профессор МакГонагалл сообщала чуть ли не каждую неделю. Джеймс Поттер - золотой мальчик, отличник, несмотря на свои проказы, прекрасный игрок в квиддич, приносящий Гриффиндору победы, и поэтому склонен рисоваться, играя на публику, даже если зритель только один и это Питер. Джеймс Поттер - хороший друг и лидер в своей компании, которой выбрал громкое название "мародеры", слово казалось красивым и звучным, а значения его Джеймс банально не знал, как и Сириус. Узнав, менять было поздно - "мародеры" прижились крепко. Ну и пусть, кого вообще волнует, что это такое?

Джеймс Поттер на поверку оказался еще и неплохим магом, так как его безумная идея стать анимагами, принятая Сириусом и Питером с энтузиазмом, таки сработала. Они перерыли много книг в Запретной секции, тренировались по ночам, и в конце концов получилось - Джеймс стал превращаться в оленя, Сириус - в собаку, а Питер - в крысу. Не особо лестные сравнения, выданные им судьбой, но олень мог быстро бегать, пес - кусаться, а крыса... Крыса мало что полезного могла, но Гремучую Иву отключала и ладно. Теперь Ремус не оставался один в полнолуния, а Джеймсу с Сириусом было только в радость не спать, а бегать по лесу в компании оборотня. Что там Люпин по этому поводу ныл, Джеймс особо не слушал.

Но, помимо друзей, учебы, квиддича и шалостей, была еще Лили Эванс, и Лили Эванс из головы не выходила никак, засев занозой в сознании и в сердце. На первом курсе, еще в Хогвартс-Экспрессе, Эванс показалась Джеймсу занудой, которая много о себе возомнила, но шло время, Джеймс рос, и его начали интересовать девочки. Точнее, одна девочка, конкретная, без всяких колебаний. Джеймсу Поттеру нравится Лили Эванс. Точка.

Только Лили Эванс Джеймс Поттер абсолютно не нравился, и она отшивала его раз за разом, предпочитая ходить в компании Снейпа. Что она нашла в этом Снейпе? Он хоть раз в жизни пробовал голову мыть? А его нос? Клюв какой-то, а не нос. А осанка? За такую сутулость мама бы Джеймса по спине треснула и сказала, что горб вырастет. У Снейпа до горба оставалось, по мнению Джеймса, недалеко. Квазимодо натуральный. Тьфу, аж зло берет.

Врезать Снейпу по его носатой роже Джеймс никогда бы не отказался, и о скандале у озера не жалел. Наоборот - вместе с подштанниками на свет вылезла и поганая Снейповская натура; это же надо, сказать девушке - "грязнокровка". Единственное, о чем Поттер жалел - что не врезал Снейпу. Ну почему он ему не врезал?

https://64.media.tumblr.com/3c1d403246e254e28c9f198f126b3031/tumblr_inline_nwfnghtTfQ1qlt39u_250.gif

я был испорчен ведьмой, теперь я сам не свой: не спится и не естся,
не смотрится кино, душа все ищет место, где грустно и темно
или светло до боли в измученных глазах. я посыпаю солью дорожки на часах.

Зато отношения с Лили начали более-менее налаживаться. Раньше, получая который по счету отказ, Джеймс валялся носом в подушку и ныл хуже Люпина после полнолуния, и тот же Люпин таскал ему шоколадки, а Сириус толкал речи в духе "соберись, тряпка", и Джеймс, съев штук десять шоколадок, возвращался в обычное приподнятое настроение и пробовал снова, и Эванс снова хладнокровно говорила "лучше с гигантским кальмаром", и все повторялось по кругу заново. Сириус неоднократно советовал Джеймсу забить, не хочет и не надо, Поттер в школе у девчонок популярный, не то что Снейп, Лили не соглашается - другая согласится, и не одна. Джеймс тоскливо смотрел на друга и вздыхал, что другая-то согласится, и не одна, но нужна ему именно Лили Эванс. Бродяга крутил пальцем у виска.

Но сейчас произошло невероятное - Лили согласилась погулять в Хогсмиде. Джеймс и вправду сначала не поверил - застонал "ну почему не-е-ет", а потом осекся, потому что до него дошло. Не "нет", а "да". Черт возьми, да!

Перед свиданием Джеймс, если верить словам Сириуса, нервничает, как третьекурсница. Но он правда нервничает - а что, если он опять ляпнет что-то, что Эванс не понравится? Или покажется ей глупым? Она же умница-отличница, Джеймс по оценкам тоже вроде не дурак, но если речь зайдет о маггловской литературе, а он читал только Жюля Верна, и то ничего не понял?

Он наводил справки, что нравится Лили - выловил ее подругу Алису и спросил прямо. Алиса болтливой не была, и вообще Джеймса почти не заметила, скользнув по нему мечтательным взглядом, но ответила - и ответила очень подробно, за что Джеймс проникся к ней искренней благодарностью. И ведь вдобавок Алиса Лили ни слова не передаст даже без просьбы молчать - выбросит из головы встречу с Джеймсом сразу же, уйдя в свою Страну Чудес к Фрэнку Лонгботтому.

В назначенное время Джеймс ждет Лили, то и дело нервным жестом ероша волосы и борясь с дурацким желанием жевать лепестки роз. Букет он купил огромный, и так как Алиса назвала цветы, но насчет их оттенка сомневалась, то Джеймс собрал буквально все оттенки из цветочного магазина. Кроме желтых - слышал что-то неопределенное, что это к разлуке или как-то так. Уверен не был, но здесь рисковать не стоило; где угодно, но не в отношениях с любимой девушкой.

Великий Мерлин, она действительно согласилась.

мы выпьем с ведьмой чаю и в виски бросим лед, под призрачные звуки с ней будем танцевать
[быть может, буги-вуги] и рухнем на кровать. полезем с ней на крышу поближе к небесам
и почитаем книжку [быть может, Жан-Поль Сартр].

https://64.media.tumblr.com/fbe8f544b6b581f24a0058fb7606adf0/tumblr_inline_nwfmndFIPu1qlt39u_250.gif

И действительно приходит - Джеймс не то чтобы сомневался, просто своему счастью до сих пор толком не верил, но, когда видит огненно-рыжие волосы, издалека различая только их /очки он носит не зря/, понимает - у них с Эванс взаправду свидание.

- Эванс! - радостно выпаливает Поттер, одной рукой поправляя волосы /какого черта так торчат, одно утешение, что не сальные патлы, как у некоторых/, а другой протягивая даме сердца букет роз. Конфеты вынимаются из рюкзака на плече, и вручаются следом за цветами - шоколадные, с орехами, самой дорогой марки. Джеймс в качестве и вкусе маггловских сладостей не разбирался и решил исходить из принципа "цена - качество".

- Ты прекрасно выглядишь! Потрясающе! Великолепно! - восторгается Поттер, разглядывая Лили, как восьмое чудо света. Впрочем, для него она и есть чудо - и чудо, что она после стольких лет его не отшила.

- Рассказывай, как дела, как жизнь, что ела на завтрак, что снилось, что сейчас читаешь, в общем - я хочу знать о тебе все, и все, что я о тебе узнаю, будет прекрасным и великолепным, потому что это ты, и... - Джеймс смущается. - Все, я заткнулся. Рассказывай!

Он сияет улыбкой, гордо шагая рядом с Лили и чувствуя себя так, словно летит по небу. Никогда еще Поттера настолько не распирало счастье. Определенно, это самый лучший день в его жизни - только бы не облажаться.

что ж, ведьма? значит, ведьма. пусть, так тому и быть.
              и к черту злые сплетни – я смог ее любить.

[nick]James Potter[/nick][status]ты был львом и оленем[/status][icon]http://sg.uploads.ru/t/TkxEb.png[/icon][sign]я стебли повилики держу в своей руке. луны немые блики повисли налегке.
я зацелован ведьмой из нашего двора под лунным светом бледным.

` my_valkyrie[/sign][fandom]harry potter[/fandom][char]Джеймс Поттер[/char][lz]ты - моя, это значит, ты гостья моей страны, все другие невесты улыбчивы и бледны, ты горячая - кровь, но и нежная, словно шелк. я еще не признался себе, что тебя нашел.[/lz]

+2

3

[nick]Lily Evans[/nick][status]адская староста[/status][icon]https://psv4.userapi.com/c848236/u86378514/docs/d7/9f899c90838d/2_2.png?extra=f3oXNP-ZLPaJkAoV6lPWb-f-zUH0hgZS3UkZf8qsnBSBH7I-flu0O3oJwk5Cx2lw7OyzZJvaUfdMRZYl217pPaytCAoTg1_Njtc2EkYIw4v1OxslhBriPwfIebC50rDOA20Q6Ekuz5FTGzYDonA2bg[/icon][fandom]harry potter[/fandom][char]Лили Эванс[/char][lz]словами тяжко - получится не любыми.
мне страшно нужно, чтобы меня любили.
не чтобы рыдали, мучались и страдали,
а чтобы где-то пели и где-то ждали.
не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
от страшного сна, от горести и от боли,
от ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
хвалили за дело, ругали бы за обновки,
чтоб рядом со мной стояли на остановке,
не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
не чтобы меня пластали на покрывале,
а чтобы со мною яблоки воровали[/lz]

//Не успела переделать правила
Перепела как попало набело
Неважно, но так отважно
Отдала всю нежность
Потеряв беспечность
Видно нужно вновь родиться мне
Только я как прежде
Верю в бесконечность
Каждого мгновенья на земле//

Джеймс Поттер всегда раздражал Лили Эванс, сколько она себя помнила. Еще с первого сентября первого курса, когда они встретились в Хогвартс-экспрессе и Мародеры, как они взялись потом себя именовать, сразу же сцепились со Снейпом на вечную и прекрасную тему, какой факультет лучше. Лили еще тогда считала этот спор абсолютно бессмысленным – как и все остальные споры. Она была миролюбивой и спокойной девочкой, истинной леди, за что получила от Сириуса кличку «чертова пацифистка». И разборки между факультетами стенка на стенку Лили считала чистой воды бессмыслицей, хотя ей не очень-то нравилось давление Северуса, что она должна непременно поступать на Слизерин. Почему-то Лили сомневалась, что это лучший в школе факультет, и хотела выбрать сама.

Когда Лили оказалась на церемонии распределения, стало очевидно, что куда больше зеленых с серебром гобеленов Слизерина и зловещих, что ни говори, личностей, собравшихся там, ее влекут красные с золотом гобелены Гриффиндора, дух подвигов, приключений и справедливости. Глядя на гобелены Гриффиндора, Лили вспоминала любимые ею легенды о короле Артуре и Робин Гуде, и мечтала тоже не ударить в грязь лицом, однажды совершить что-то великое.

Но вскоре на Гриффиндор были зачислены и надоедливые мальчишки из поезда, в том числе и Джеймс Поттер. Лили мысленно закатила глаза – и с этими-то раздолбаями ей придется учиться!

Ее опасения оказались далеко не беспочвенны. Талантливые, но бесшабашные Джеймс и Сириус принесли Гриффиндору много призовых очков – преимущественно на поле для квиддича – но и штрафных – преимущественно по поведению, преимущественно за драки, преимущественно с Северусом, которого они окрестили Нюниусом. Разумеется, Лили не могла стоять в стороне, и еще задолго до пятого курса, на котором ее избрали старостой, постоянно разнимала дерущихся. Пока она досадовала на мальчишек-хулиганов, девочки с курса хихикали и советовали ей определиться и сделать выбор, тогда и драк, мол, внезапно не станет.

// - Тонут два человека, один любит тебя, другого любишь ты, кого ты спасешь?
- Пфф, никогда еще бездействие не решало разом столько проблем//

На пятом курсе пришлось признать очевидное – драки возникают из-за нее. Вообще, пятый курс оказался весьма тяжелым и в какой-то степени злополучным и роковым – он принес не только ответственность старосты и сложные экзамены СОВ, но и роковую сцену у озера. Джеймс и Сириус в очередной раз лупили Снейпа, Лили в очередной раз ввязалась разнимать их, но в какой-то момент что-то пошло не так, и Северус сказал непоправимое слово – «грязнокровка».

Конечно, многолетняя дружба распалась не только из-за одного слова, что бы там ни говорили сплетники, постоянно прохаживающиеся насчет гриффиндорки и слизеринца. Лили уже давно становилось тяжело закрывать глаза на то, что Северус связан с дурной компанией, что он обзывает грязнокровками всех без исключения, что его так называемые друзья практикуют темную магию и собираются вступать в ряды Пожирателей смерти. В то же время Джеймс и компания Мародеров тоже предстали с неожиданной стороны. Северус постоянно прохаживался насчет Люпина и его пушистой проблемы, в его глазах это было поводом позубоскалить, и это тоже отдаляло Лили от ее друга – сама она вынуждена была признать, что эта догадка вполне логична, но от души сочувствовала Ремусу, если он в самом деле оборотень. Для нее это было поводом не брезговать человеком, но сострадать. А Джеймс и Сириус, как оказалось, стали ради друга анимагами – и не поленились же! Что же им мешает домашку делать и правила соблюдать? Хотя стоит признать, что оценки они неведомым образом получают хорошие, хотя дисциплина – это не про них. Мало того, Джеймс спас Северуса, когда тот полез под Гремучую иву, поведясь на дурацкую шутку Сириуса – все это Снейп рассказал Лили, чтобы очернить в ее глазах Мародеров, но их еще пока детские попытки в героев лишь добавили Джеймсу призовых очков в глазах Лили.

Со временем Эванс начала оттаивать. И как-то само собой получилось, что однажды она приняла предложение Джеймса – как же он забавно выглядел, когда в ответ на «да» застонал: «Почему нет?» Сейчас, стоя перед зеркалом и прихорашиваясь перед свиданием в Хогсмиде, Лили снова вспоминает эту сцену и не может удержаться от улыбки.

Сама не отдавая себе отчета, она готовится тщательно. Идеально укладывает волосы, надевает самое нарядное белое платье, привезенное из дома на особый случай, и даже берет у Марлин косметичку, отмахиваясь от вопросов и смущенно краснея. В итоге, несмотря на подколы подруг, Лили довольна отражением в зеркале и результатом проделанного труда, и отправляется на свидание. Первое в жизни настоящее свидание – утешения Северуса и попытки решать его проблемы в одни ворота в течение долгих лет не считаются, там довольно быстро вышел из употребления вопрос, как дела у самой Лили.

Когда Лили видит Джеймса с огромным букетом роз всех оттенков – она не может удержаться от улыбки – выглядит такой букет весьма странно. Но мило же, черт возьми! Поэтому Лили с благодарной улыбкой принимает букет.

- Привет, Поттер. Спасибо за цветы и конфеты, - Лили принимает также и коробочку конфет – она действительно очень яркая и дорогая, как и все, что мог бы подарить Джеймс, но их сортом Эванс тоже довольна – шоколадные с орехами, все, как она любит. – Мои любимые, какая прелесть…

Как и следовало ожидать, неугомонный Поттер забрасывает ее комплиментами и вопросами. Лили только улыбается, не успевая отвечать на все сразу, и думает только об одном – как много она потеряла на ссоры, выяснения отношений, попытки призвать к порядку и разнять его с тем, кто оскорбил ее, вонзив нож в спину. Как она не замечала раньше золотого сердца этого бесшабашного, но доброго парня, рискующего жизнью каждое полнолуние ради больного друга, и всегда готового защитить ее саму?

- Спасибо тебе, - Лили краснеет, такие пылкие комплименты смущают ее. – Не все сразу, - смущенно смеется она, - помедленнее… Дела хорошо, жизнь хорошо, главное, что экзамены сдаются на мою милость, - ну а что еще может волновать главную школьную отличницу. – Читаю я «Собор Парижской богоматери», - выдает Лили. Произведение из магловской классики – первый исторический роман, вряд ли Джеймс его читал, но если не читал – это даже хорошо, потому что тамошние разборки из-за девушки очень похожи на то, что все это время происходило в жизни Лили – на драки Поттера и Снейпа, на сцены ревности, словом, жизнь идет, а чувства людей все те же. – А что я ела и что мне снилось – разве это так уж важно? А ты как? Что читаешь? Чем увлекаешься, кроме квиддича? Как у тебя дела? – Лили снова краснеет и смущается, после Северуса, который интересовался только своими проблемами, слышал только себя и любил только отражение Лили в его глазах, такой интерес к собственной личности заставляет растеряться. Кроме того, Лили не собирается отчитываться, что снилось ей первое в ее жизни свидание, а за завтраком она не смогла удержаться от лишней порции сладкого, хоть и давала себе зарок считать калории. Но в целом внутри нее, как и вокруг, бушует весна, и Лили чувствует себя Эсмеральдой – зеленоглазой чаровницей, беззаботно танцующей на площади и влюбленной в Феба, пока рок не начал сгущаться над ней…

//Сон, светлый счастья сон мой Эсмеральда
Стон, грешной страсти стон мой Эсмеральда
Он сорвался с губ и покатился камнем вниз
Разбилось сердце белокурой Флёр-де-Лис
Святая дева ты не в силах мне помочь
Любви запретной не дано мне превозмочь
Стой, не покидай меня безумная мечта
В раба мужчину превращает красота//

+1

4

грива спутанных рыжих волос и глаза - топаз,
твое прошлое тянет назад нас - пустой балласт.
открывай же глаза
и прямо в мои смотри

https://64.media.tumblr.com/935e229ef08fec7af4220dfbd81805cf/tumblr_inline_nwfl7zuJJo1qlt39u_250.gif

Лили Эванс - ожившая мечта, рыжеволосая фея, солнце, сияющее рассветными лучами, воплощение самой красоты и грации, прекрасная богиня, ангел небесный, лесная нимфа... Влюбленный Джеймс чувствует себя пьяным, как на прошлое Рождество, когда они с Сириусом тайком стащили из отцовского бара бутылку огневиски и попробовали, а потом еще попробовали, и еще - в общем, втянулись быстро, и ночью им было весело и хорошо, а вот утром - грустно и плохо, по крайней мере, Джеймсу. Чертов Бродяга из своей черной крови алкоголь выветрил быстро, а Поттер страдал, врал матери, что простудился, и с тех пор решил - ни капли больше этой дряни в рот не возьмет. Но ощущение эйфории вспоминается четко, и Лили рядом, только руку протяни и можно дотронуться, вызывает еще большую эйфорию и душевный подъем. Точно богиня или ангел, или одновременно, и фея, и нимфа, и... и...

И, кажется, Джеймса опять заносит.

- Я понятия не имел, какие конфеты конкретно тебе нравятся, - оправдывается он, - в смысле, я знаю, что шоколадные с орехами, но их же куча в магазине, так что... Я решил, что эти самые лучшие, - путано заканчивает Джеймс, вспомнив наставления матери никогда не говорить о деньгах, когда речь о подарке. Мысленно Поттер благодарит маму - мог же ляпнуть без задней мысли, а Лили бы обиделась. Отлично, вроде бы первый подводный камень обошел, так держать, Сохатый, ты на верном пути.

- Экзамены, - Джеймс немного киснет, но тут же снова воодушевляется, - я бы на их месте тоже сдался тебе на милость.

Он хорошо учится, сдает экзамены на вполне приемлемые оценки и считается отличником, но как же Поттеру лень корпеть над домашкой или зубрить! Есть масса более интересных занятий, например, прогулки с оборотнем, или ночные походы на кухню, или создание Карты Мародеров /ну ладно, ладно, все делал в основном Лунатик, но кто был идейным вдохновителем? правильно/, или свидание с Эванс... Свидание с Эванс. Какие тут домашки и даже мародеры - Джеймс окончательно потерял и без того некрепко держащуюся голову.

https://64.media.tumblr.com/9b7173506bc6a2f0c6fc97af4afc8220/tumblr_inline_nwfl8ewtPq1qlt39u_250.gif

в нашем мире, где нет ни русалок и ни богинь,
в нашем мире все презирают таких героинь,
говорят, мол, ищи себе мужа или работу.
ты живешь для себя и ценишь свою свободу.

- "Собор Парижской Богоматери", - растерянно повторяет Поттер и снова ерошит волосы. - Это что-то про религию? Или архитектуру?..

Маггловская литература его не особо интересовала, как в принципе любая литература. Разве что детективы - вот это чтиво Джеймс буквально проглатывал, как и фэнтези, но "Собор Парижской Богоматери"... Есть такой. В Париже. Поттеры туда однажды на каникулах ездили, а теперь оказалось, что про него книжки пишут. Странные магглы, зачем писать про дом?

- Ой, да что обо мне, - отмахивается Джеймс. - Квиддич, и, собственно, все. Лучше расскажи про... - он задумывается, о чем бы интересном для Лили и себя одновременно мог бы спросить. - Точно! Расскажи про технику? У магглов... В смысле, у тех, кто не волшебники... - у Джеймса пылают уши от титанических усилий не ляпнуть ничего идиотского. - У них есть технологии. Автомобили там, самолеты всякие, пылесосы, те-ле-ви-зо-ры, - ему удается произнести все слова правильно и Поттер считает это успехом. - Вот как автомобили двигаются? И самолеты огромные в воздухе не падают?

Как любому мальчишке, ему интересны такие вещи, но Джеймсу в голову не приходит, что девочки этим обычно не увлекаются, более того, что принято считать, будто девочки и не должны любить подобное и разбираться в таких вещах.

- Хотя важнее другое, ну их к Мерлину, эти самолеты, - сам себя одергивает Джеймс. - Важнее то, куда мы пойдем. В Сладкое Королевство? В Три Метлы? Может, к мадам Паддифут? - последнее Поттер предлагает с надеждой на согласие. Ему не сдался кафетерий Паддифут с дурацкой девчачьей атмосферой, но девушкам там нравилось, к тому же, заведение мадам Паддифут славилось, как место для поцелуев. Джеймс события торопить не собирался, ему с головой хватило простого согласия Лили пойти на свидание, ее общество было большим, о чем он мог мечтать, но - а что, если?

Дальше Поттер думать не решался - сердце начинало колотиться, как сумасшедшее. Но, правда, а что, если...

я беру твои руки, и шрам на душе зарос,
я беру твои руки - как дикий чужой матрос,
на тебе сапоги из самых тяжелых кож,
посреди твоей юбки спрятан прекрасный нож

https://64.media.tumblr.com/0a8aba49a868c611641c0057d2c9dc9d/tumblr_inline_nwflerK5b71qlt39u_250.gif

Аристократическое воспитание матери не позволяло Джеймсу ни давить, ни, тем более, упаси Мерлин, чего-то требовать, но никто не мог запретить ему мечтать, вот он и мечтал, а теперь героиня его грез была так близко, что он чувствовал тонкий нежный аромат ее волос и обязательно споткнулся бы, если бы не ловкость игрока в квиддич, потому что смотрел только на Эванс, больше ничего не замечая. Пролети в небе дракон - Поттер и то внимания бы не обратил.

Она слишком красивая в этом белом платье, действительно ангел или богиня, и Джеймс не может не воображать, что в свадебном платье Лили будет тем более великолепна. А что? Они скоро закончат школу, они уже совершеннолетние, и они могли бы... о Мерлин великий, надо срочно переключиться.

- Иногда я смотрю на тебя и не верю, что ты реальна, - Джеймс нервно поправляет очки. - Ты просто... Ну... Ты невозможно красивая. Я никогда не перестану восхищаться, Эванс. И я это серьезно говорю, а не чтобы... Ну, знаешь, как Бродяга девушкам головы крутит, наговорит всякого и они за ним на край света. Я не поэтому, я так правда думаю, - он выдыхает и снова возвращает сползшие с носа очки на место.

Путано, странно, непонятно, но и не уточнить Джеймс не может, тщательно завуалировав неприглядное "не буду тащить в постель". Это Сириус особо не смущался, а Поттеру с детства в голову вбили, как обращаться с девушками - в первую очередь вежливо и уважительно. Мама всегда повторяла, что он - мужчина, а значит, должен быть рыцарем, защищать женщин и оберегать их, так что, если бить снейповскую морду Поттер не гнушался, то девушку не обидел бы никогда. Даже словами. Даже не оскорбительными словами.

Тем более, обидеть Лили - Джеймс лучше бы умер, чем стал причиной ее слез.

Кажется, его снова заносит.

мы кружимся, как будто на палубе корабля,
и твоя скорлупа железная
                        раскололась.

[nick]James Potter[/nick][status]ты был львом и оленем[/status][icon]http://sg.uploads.ru/t/TkxEb.png[/icon][sign]я стебли повилики держу в своей руке. луны немые блики повисли налегке.
я зацелован ведьмой из нашего двора под лунным светом бледным.

` my_valkyrie[/sign][fandom]harry potter[/fandom][char]Джеймс Поттер[/char][lz]ты - моя, это значит, ты гостья моей страны, все другие невесты улыбчивы и бледны, ты горячая - кровь, но и нежная, словно шелк. я еще не признался себе, что тебя нашел.[/lz]

+2

5

[nick]Lily Evans[/nick][status]адская староста[/status][icon]https://psv4.userapi.com/c848236/u86378514/docs/d7/9f899c90838d/2_2.png?extra=f3oXNP-ZLPaJkAoV6lPWb-f-zUH0hgZS3UkZf8qsnBSBH7I-flu0O3oJwk5Cx2lw7OyzZJvaUfdMRZYl217pPaytCAoTg1_Njtc2EkYIw4v1OxslhBriPwfIebC50rDOA20Q6Ekuz5FTGzYDonA2bg[/icon][fandom]harry potter[/fandom][char]Лили Эванс[/char][lz]словами тяжко - получится не любыми.
мне страшно нужно, чтобы меня любили.
не чтобы рыдали, мучались и страдали,
а чтобы где-то пели и где-то ждали.
не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
от страшного сна, от горести и от боли,
от ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
хвалили за дело, ругали бы за обновки,
чтоб рядом со мной стояли на остановке,
не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
не чтобы меня пластали на покрывале,
а чтобы со мною яблоки воровали[/lz]

//Ночная фея, сумеречный ангел,
Живой огонь…
Скажи, о чем поведала цыганке
Твоя ладонь:
О пылких юношах, перед тобою
Упавших ниц,
О жгучем взгляде, рвущемся на волю
Из-под ресниц,
О том, что нет тебя прекрасней в мире,
И, наконец,
Об офицере в щегольском мундире
И на коне.
Любви навстречу дружескую руку
Протянет он,
Пока стрелу прилаживает к луку
Твой купидон//

Лили слишком наивна, чтобы заподозрить что-то циничное вроде денег, и ей даже не приходит в голову обидеться на то, что ляпает Джеймс – тем более она знает, что Поттеру чуждо вкладывать в свои слова двойное дно, в отличие от того же Снейпа. Джеймс, как и Лили, тоже наивный, как и положено гриффиндорцу – недаром Северус говорил, что они стоят друг друга, «олень да лань». Скорее уж, Джеймса надо приземлять, спускать на грешную землю с метлы, на которой он летит навстречу приключениям не только на поле для квиддича, но и в мыслях – постоянно витает в облаках.

- Мне очень нравятся эти конфеты, все хорошо, - спокойно улыбается Лили и пытается как-то успокоить и Джеймса, чтобы не переживал так – действительно, все же хорошо. – И цветы тоже потрясающие, очень впечатляет… - разноцветный букет действительно выглядит странно, но также очень мило. – Я больше всего люблю розовые розы, и мне так жаль, что розовый цвет не сочетается с рыжими волосами… - Лили смущенно краснеет – она не меньше Джеймса боится сказать что-то не то. – Хотела бы я быть не такой рыжей – а то словно морковка.

Джеймс предсказуемо мрачнеет, когда речь заходит об экзаменах, зато весьма двусмысленно звучит замечание, что на их месте он тоже сдался бы на милость Лили, и Эванс вновь смущенно краснеет, решив не комментировать, чтобы не смущать обоих еще больше.

//Она прячется среди кружев и в тени золотистых лип.
Солнце прыгает робко в лужи, не касаясь почти земли.
Назови её Маргаритой, Эсмеральдой, Аннабель Ли.
Говори ей, о чём захочешь; обо всём, окромя любви//

С «Собором Парижской богоматери» Джеймс тоже садится в лужу – впрочем, Лили не собирается тыкать его в это носом. Она даже рада, что не придется углубляться в сюжетные перипетии, но она слышала, что на третьем курсе Поттер ездил на каникулы во Францию. Тогда Лили немного завидовала, что он может там столько всего узнать – да ведь не пожелает, это же Поттер! Будет целыми днями прохлаждаться и время терять. Уж Лили бы, если бы оказалась в другой стране, изучила бы все – и про маглов, и про волшебников. Но вот – кому-то путешествовать, а кому-то читать книжки про дальние страны.

- Не совсем. Это первый исторический роман, - дружелюбно поясняет Лили. – Там есть и архитектура, и религия, но больше всего человеческих чувств…

Джеймс засыпает ее вопросами, и Лили даже рада, что с ним нельзя надолго заостриться на одной и той же теме. Ее ни капельки не обижают слова о маглах – не грязнокровкой же он ее обозвал, а магл – слово не бранное, она и сама называет так сестру – мысленно, конечно, ведь Петунья в штыки воспринимает все, что отличается от привычного уклада.

- Ох, боюсь, я не смогу тебе объяснить, я не очень разбираюсь в технике, - честно признается Лили. Здесь она как раз типичная девочка – любит книги про любовь – только не бульварные романы, а хорошее чтиво вроде того же «Собора» - и ровным счетом ничего не смыслит в устройстве машин и самолетов. Лили не была замечена в особой любви к математике, хотя все школьные предметы знала на отлично, но у волшебников и не было точных наук как таковых, кроме нумерологии, а это совсем не то, что у маглов. – У простых людей свои науки, физика, химия, механика, и с помощью законов этих наук они тоже могут творить почти что чудеса. Но самая настоящая магия – это совсем другое, - Лили мечтательно устремляет взор куда-то вдаль. – Самая настоящая магия подвластна и маглам, и волшебникам. Магия в наших душах – это, например, дружба, или творчество, или любовь…

Лили краснеет – ну вот зачем она завела об этом речь? Вдруг он подумает, что она на что-то намекает, заигрывает и хитрит, как иные девочки? Лили это чуждо, она просто любит рассуждать на разные философские темы. Но, наверное, Джеймсу это покажется скучным…

//Тебя в седло он поднимает ловко
Под звук трубы.
Но здесь кончается инсценировка
Твоей судьбы…
И каждый вечер сумрачные речи
Твердя в уме,
Горбатый карлик возжигает свечи
В соборной тьме.
Огнем неверным озаряя своды
Святой тюрьмы,
Он до сих пор еще не знает, кто ты…
Но знаем мы…//

Джеймс возвращает ее с небес на землю – «важнее то, куда мы пойдем». Ну да, конечно, Поттер такой Поттер. Лили задумывается – Северус точно не водил ее к мадам Паддифут. Да, честно говоря, здесь начинается территория того, где Лили становится нетипичной девушкой – она не любит такую приторную, выставленную напоказ романтику, как в том кафе, ей куда больше нравится естественность и тепло «Сладкого королевства» и «Трех метел». А еще Лили мечтает стать не каким-нибудь колдомедиком или учительницей в Хогвартсе – профессии, которые обычно выбирают девочки – но аврором. Но это пока слишком сокровенная мечта, чтобы рассказать Джеймсу. Вдруг он станет смеяться или отговаривать – мол, не девчачье это дело?

Но все бывает в первый раз. Девочки мечтают о первом поцелуе ничуть не меньше, чем мальчики, и неожиданно для самой себя Лили произносит:

- Хорошо, давай пойдем в кафе мадам Паддифут, - Эванс не так-то просто проявить нежные чувства, она скромная и стеснительная, но она надеется, что романтическая атмосфера в кафе поможет оттаять даже Адской старосте. Разумеется, о свадьбе Лили пока и мечтать стесняется, она бы залилась краской смущения, если бы заглянула в голову Джеймса. Наверное, после токсичной передружбы-недоотношений с Северусом, после постоянных допросов и беспричинных сцен ревности, она уже окончательно замкнулась, предпочтя зарыться в книги, где было безопаснее. Но Джеймс – как раз тот человек, который способен развеселить и развеять.

Джеймс сыплет комплиментами, как из рога изобилия, заставляя Лили снова покраснеть, а затем смущенно оправдывается, что он не соблазняет девушек, в отличие от Блэка. Лили понимает, что он хочет сказать, и считает своим долгом как-то ободрить его.

- Я понимаю, - благосклонно кивает Лили и смущенно улыбается. – Но, право же, меня это смущает… Я вовсе не такая уж необыкновенная. Самая обычная, простая девочка.

Северус тоже говорил громкие слова, но они только ложились на плечи Лили тяжелым грузом, придавливая к земле и заставляя чувствовать себя обязанной. С Поттером все иначе – легко и непринужденно. Может быть, это и есть новая жизнь?

//Она ждёт, чуть наступит осень, твоих песен и небылиц;
Ты с собою всегда приносишь чудеса и волшебных птиц,
А в карманах твоих легенды и ещё по чуть-чуть смертей.
Обозначив границу лентой, ты подводишь её к черте.
Говори ей про Атлантиду, Вавилон и Великий Рим.
Сквозь туманные речи видно и друидов, и алтари.
День заменится вскоре ночью; ночь – вся в россказнях до зари.
Говори ей, о чём захочешь; только правды не говори//

+1

6

ты — высокая нота, которую я не взял,
гениальный роман, до которого не дорос.
вся свободна от штампов, полна совершенства вся;

Все хорошо. Лили нравятся эти конфеты, он угадал и вовремя ничего не ляпнул про идиотские и не имеющие никакого значения деньги. Джеймс может вздохнуть с облегчением, что он тотчас и делает, искренне радуясь, что Эванс довольна. Он определенно на пути к успеху, и ради этого успеха в лепешку готов разбиться, и по одному слову Лили с головой засыпал бы ее и конфетами, и розами, и галлеонами, и чем угодно, что бы она хотела. Фигурально выражаясь, ибо засыпанная конфетами с головой Эванс - скорее жутко, чем романтично. Из Джеймса так себе романтик - лет в четырнадцать он, как многие безответно влюбленные подростки, пробовал писать стихи, а потом почитал их и чуть не лопнул от смеха на пару с Сириусом. У Бродяги тогда натуральная истерика случилась, пришлось водичкой отпаивать, тактичный Люпин - и тот улыбнулся, но Джеймс не обиделся ни капли, сам смеялся над идиотскими рифмами и оборотами вроде "зимой с тобой теплей, а днем с тобой светлей". Но, хотя Мародерам свое творчество Поттер показал, Лили бы не согласился показать даже под страхом смертной казни; с друзьями это весело, с любимой девушкой - позорище.

- Фух, ну слава Мерлину, - выдыхает Джеймс. - Значит, розовые розы, я запомню! - широко улыбается он. - Только вот не надо, - поправляет он Лили. - Ты абсолютно не похожа на морковку. В смысле, морковка, она же... - Поттер напряженно задумывается. - Такая... Невкусная, - первое определение для морковки в его голове. Что бы там ни говорили о пользе овощей - Джеймс их терпеть не может. Разве что картошку, и то в качестве гарнира. - У тебя волосы скорее как... - он снова зависает. Не брякнуть ничего идиотского, только бы не брякнуть ничего идиотского... - Огонь? - находится Поттер. - Точно! Ты такая рыжая... Как огненная. В смысле, я хочу сказать, что ты очень красивая и тебе идут любые розы. И любые цвета. Это ты украшаешь эти розы, а не они тебя, - звучит, может, и глупо, но Джеймс серьезен. - Ты все украшаешь. Всегда. Одного твоего присутствия достаточно.
[float=left]https://64.media.tumblr.com/557845104f6a18c8d4bbced53e22abbf/tumblr_inline_nwflbboZTn1qlt39u_250.gif[/float]
Он мог бы осыпать Эванс комплиментами вечно и без остановки, но она заслуживает самых лучших слов, а у Джеймса с этим немного сложно. Романы он не читает, стихи тоже, для него это скучно, и даже если он совершит подвиг ради любви и все же прочтет все это - вряд ли у него получится красиво и складно. Кому что дано. Поэтому поток комплиментов стоит вовремя остановить, иначе можно ненароком обидеть Лили, выдав что-то, что для Поттера кажется приятным, а на деле - совсем не так.

К счастью, она сама начинает новую тему, переключая Джеймса на книги.

- О чувствах и архитектуре одновременно, что ли? - теряется он. - Собор Парижской Богоматери красивый, это да... - секунда размышлений, и Поттер воодушевленно выдает, - Хочешь однажды со мной туда съездить? На каникулах? Ты посмотришь на собор, а я на тебя, - у него краснеют уши. - В смысле, ничего такого, но ты красивее любого собора.

Магглы ужасно странные, если пишут книги о церквях, но строят эти самые церкви они красиво, даже далекий от искусства Джеймс признает. Но для него лучшее на свете искусство - живая и настоящая Лили Эванс, а не бездушная картина или скульптура. И живая настоящая Лили пошла на свидание именно с ним! Вот про это надо писать романы, а не про всякие там скучные соборы.

- Не разбираешься? - Джеймс немного удивляется. Эванс, которая чего-то не знает. Ему в голову не приходит, что далеко не все магглы разбираются в технике, ведь все волшебники умеют колдовать, а технологии для Поттера - что-то вроде магии простых людей. Но он легко отказывается от идеи обсуждать машины и самолеты на свидании с девушкой. Нашел о чем разговаривать, олень несчастный, ей же это наверняка и неинтересно даже.

Тем более, чудеса не заканчиваются - Лили соглашается пойти к Паддифут! Джеймс определенно поймал удачу за хвост, и не прыгает на месте от радости только потому, что вовремя себя одергивает - это бы смотрелось нелепо.

В душе в который раз просыпается белая зависть к Сириусу - Бродяга уж точно не казался бы глупым, и болтал бы без умолку, и слова бы выдавал красивые, и сравнения не дурацкие, и тему для беседы нашел бы сходу. Только и разницы, что Блэк с помощью красноречия девушкам мозги пудрил, а у Джеймса намерения более серьезные. Нечестно, что Сириусу дан такой дар, а он тратит его впустую, в то время как Джеймсу действительно надо, а он то и дело рискует снова утратить дар речи и замереть перед красотой опустившейся на грешную землю богини.

- Хорошо, что понимаешь, - Эванс снова удается его успокоить. - Но ты совсем не простая девочка! Ты необыкновенная! - горячо возражает Джеймс. - Ты потрясающая, и даже если это тебя смущает - я буду тебя смущать!

ты – далекая высь, запредельная красота,
ты – то пламя, которым объята моя душа.

В самом деле, столько лет добивался, чтобы взять и перестать восхищаться? Ну уж нет, Эванс придется смириться с его восторгом и его любовью, а Мародеры тем временем вздохнут спокойнее, радуясь и за успех друга, и за то, что друг хотя бы временно перестанет действовать им на нервы нытьем в духе "она снова меня отшила". Сириус точно локтем перекрестится; ныл Поттер в основном ему, потому что Питер бы ничего не понял, а у Люпина и без страданий Сохатого была масса собственных проблем.

Джеймс галантно открывает дверь кафе мадам Паддифут перед Лили, пропуская ее внутрь, и стул для нее отодвигает; обычно он ведет себя далеко не вежливо, но то - с друзьями, а с леди Джеймс обращаться умеет - не такой аристократ, как Блэки, но родители воспитали достойно и при необходимости манеры в нем присутствуют. Слащавая атмосфера кафе внезапно не раздражает, а приятно воодушевляет.

- Заказывай все, что хочешь, - говорит Поттер, устраиваясь напротив. - Не стесняйся. Ты достойна всего самого лучшего, и... в общем, не стесняйся.

ты – творенья венец, Magnum opus того, чья кисть
написала Вселенную.

[nick]James Potter[/nick][status]ты был львом и оленем[/status][icon]http://sg.uploads.ru/t/TkxEb.png[/icon][sign]я стебли повилики держу в своей руке. луны немые блики повисли налегке.
я зацелован ведьмой из нашего двора под лунным светом бледным.

` my_valkyrie[/sign][fandom]harry potter[/fandom][char]Джеймс Поттер[/char][lz]ты - моя, это значит, ты гостья моей страны, все другие невесты улыбчивы и бледны, ты горячая - кровь, но и нежная, словно шелк. я еще не признался себе, что тебя нашел.[/lz]

+1

7

[nick]Lily Evans[/nick][status]адская староста[/status][icon]https://psv4.userapi.com/c848236/u86378514/docs/d7/9f899c90838d/2_2.png?extra=f3oXNP-ZLPaJkAoV6lPWb-f-zUH0hgZS3UkZf8qsnBSBH7I-flu0O3oJwk5Cx2lw7OyzZJvaUfdMRZYl217pPaytCAoTg1_Njtc2EkYIw4v1OxslhBriPwfIebC50rDOA20Q6Ekuz5FTGzYDonA2bg[/icon][fandom]harry potter[/fandom][char]Лили Эванс[/char][lz]словами тяжко - получится не любыми.
мне страшно нужно, чтобы меня любили.
не чтобы рыдали, мучались и страдали,
а чтобы где-то пели и где-то ждали.
не чтобы, меня кляня, из окон бросались,
не чтобы писали, а чтобы со мной спасались
от страшного сна, от горести и от боли,
от ссоры с собою, от чьей-то чужой любови.
я слабых утешу, бальзам нацежу ранимым,
мне страшно нужно, чтобы меня хранили,
хвалили за дело, ругали бы за обновки,
чтоб рядом со мной стояли на остановке,
не чтобы бледнели, видя меня не с теми,
не чтобы в постели, ведь я же не о постели,
не чтобы меня пластали на покрывале,
а чтобы со мною яблоки воровали[/lz]

//Ты все кличешь Эсмеральду, милый мальчик, глупый мальчик, ты баюкаешь неправду в голубых глазах незрячих, ты боишься этой маски, что в себе хранила лица. На завязках ало-красных будешь ты повешен, рыцарь. /Все они пропали втуне, ты один вот и остался/. Вина смешаны с безумьем. Скоро ты, мой мальчик сдашься, сладкой с горечью отраве, темно-синим душным рекам.
Мне безумные во нраве, что-то есть от человека в перекошенных улыбках и порывистых движеньях. Здесь реальность, знаешь, гибка, только действует на нервы.
Кличь девчонку, славный мальчик, не дождешься, не вернется. Здесь дела немного значат, если сердце в клетке бьется.
Не найдется Эсмеральда, все танцовщицы сбежали.
Приходи ко мне, мой славный.
Маски дышат мертвецами//

Есть что-то милое в том, как неустрашимый Мародер смущается, пытаясь произвести на Лили как можно более хорошее впечатление, и Эванс внутренне улыбается тому, какой сейчас Джеймс милый и наивный – еще более наивный, чем она сама. Может, на Лили дружба со слизеринцем так повлияла – что она стала более осторожной и недоверчивой? Ну да сейчас не время думать о грустном. А неуклюжие попытки Джеймса в поэзию и красивые слова Лили даже нравятся и умиляют.

Хотя иногда он все же хватает через край.

- Морковка невкусная, а я вкусная? – смеется Лили над каламбуром, и тут же краснеет, понимая, как двусмысленно это прозвучало. Зато дальнейшие комплименты Джеймса ей нравятся, и даже очень. «Волосы как огонь», «ты украшаешь эти розы», «ты всегда все украшаешь» - звучит мило. Ей такого никогда не говорили.

- Спасибо, Поттер. Это очень мило… - или нужно назвать его Джеймс? Где та грань, когда пора переходить от задиристого обращения одношкольников по фамилии к нежному обращению влюбленной парочки по имени? Влюбленной парочки? Но ведь у них свидание, разве нет? Они будут встречаться? Или еще слишком рано, чтобы это понять? Голова кружится от вопросов… И от смущения. – Мне никогда не говорили ничего подобного.

Как ни странно, хвалили Лили редко, хоть она и считалась по умолчанию «хорошей девочкой». В основном требовали – хорошо учиться, слушаться старших, быть идеальной ученицей, сестрой, дочерью, подругой. Ее успехи на этом поприще воспринимались как должное, зато просчеты долго припоминались. И клеймо «идеальной дочери и сестры» вызывало только зависть Петуньи, а обязанность быть «идеальной подругой» для того же Северуса ложилась на хрупкие девичьи плечи непосильной ношей ответственности за то, чтобы разгрести все его проблемы. Словом, этот статус «идеала» скорее угнетал, чем радовал. И сейчас Лили даже радуется неуклюжим комплиментам Джеймса – это показатель того, что они идут из сердца. Лили не верит слишком красивым словам.

//Я не грущу о том, что жаль; не зову свою печаль.
Я обхожусь без горьких слов, но ты верни мне мою любовь//

Кому что – это верно. Кому громкие слова, а кому – поступки, настоящие подвиги. Лили уже знает, что слизеринцы обычно любят громкие слова – во всяком случае, ее бывший друг был именно таков. Он мог наговорить чего угодно, клясться ради нее и убить, и умереть, но обычно прикрывал этим очередную пакость своих дружков – будущих Пожирателей. И эти громкие слова тоже больше пугали, чем радовали. Джеймс же говорит неуклюже, постоянно теряется – ему привычнее совершать подвиги на поле для квиддича, а еще… Лили знает – Снейп пытался очернить Джеймса, но достиг лишь обратного эффекта – что Мародеры стали анимагами ради Люпина, и вот это уже настоящий Подвиг и Поступок. Да, именно так – с большой буквы. Это уже не пустяковые детские шалости, благодаря которым Джеймс и Сириус прогремели на всю школу. Это взрослое, осознанное, смелое решение, на которое не каждый взрослый и респектабельный человек решится. И они держат это в тайне, не похваляются, в отличие от своих детских шуточек – значит, взрослеют. Пока что Лили не будет говорить Джеймсу, что ей известна тайна Мародеров – но если однажды он ей расскажет, она лишь подтвердит, что он для нее давно уже герой.

- Ну, как тебе сказать? – о книгах Лили может рассуждать вечно, это вам не техника. – Там много разных отсылок к истории, говорится о том, что Собор – это исторический памятник, но гораздо важнее, конечно же, чувства людей… Сколько времени проходит, а чувства все те же… - да, действительно, и в жизни сейчас можно узнать и поверхностного Феба, и фанатичного Фролло, и обреченного Квазимодо, и доверчивую Эсмеральду, по простоте душевной совершенно не умеющую разбираться в людях, но, конечно же, Джеймсу, привыкшему действовать и лезть в приключения, неинтересны рассуждения о книгах.

Поттер подтверждает мнение Лили о нем как об искателе приключений и человеке действия, и предлагает ей съездить на каникулы в Париж – еще и добавляет, что она красивее любого памятника архитектуры – сравнение, что и говорить, оригинальное, зато от души.

- Спасибо, - Лили тепло улыбается. Комплименты Джеймса ее радуют, это видно невооруженным глазом. – Может быть… когда-нибудь… если родители отпустят…

Страшно представить, что скажет Петунья, если Лили однажды поедет на каникулы с мальчиком, да еще в другую страну. Но одна мысль о каникулах в Париже, где можно столько всего узнать, да еще с Джеймсом Поттером… а Париж испокон веков считался городом влюбленных… Голова снова идет кругом. Да, это, пожалуй, куда интереснее, чем сидеть с книгой в одиночестве и лить слезы над судьбой безвременно погибшей Эсмеральды. Лили все больше чувствует, как поток новой жизни вливается в нее, она все больше ему открыта. Заходи, новая жизнь, раз пришла.

- Да, представь себе, я тоже чего-то не знаю, - Лили улыбается смущенно, но все-таки с некоторым вызовом. Нет уж, если это новая жизнь – то комплекс отличницы надо хотя бы частично оставить в прошлом. Она не хочет быть с Джеймсом идеальной пай-девочкой, которая всегда все делает правильно и не имеет права на ошибку. С Джеймсом она хочет быть самой собой. Только тогда все может быть по-настоящему.

Сириус действительно более изощрен в комплиментах, чем Джеймс – но может быть, потому и изощрен, что пока никто настолько сильно не запал в душу Блэку? Как говорится, все мы сильные, пока не встретим свою слабость. Но скажи, кто твой лучший друг – я скажу, кто ты, поэтому Лили как-то не верится, что до нее Поттер не кружил головы девушкам так же, как это делал Блэк. Недаром же они оба – самые популярные парни чуть ли не во всем Хогвартсе. Впрочем, Лили напоминает себе, что у нее тоже не самое светлое прошлое – однако Джеймс, к счастью, настолько великодушен, что не припоминает ей дружбы со слизеринцем, тем более со своим заклятым врагом.

«Ты потрясающая, и даже если это тебя смущает – я буду тебя смущать!» - заявляет Джеймс, и Лили снова хочется улыбнуться – ее за всю жизнь так не засыпали комплиментами, действительно, есть от чего растеряться, еще и первое свидание к тому же. Но это приятно, даже если не так высокопарно, как у Блэка – тем и приятнее, что искренне и немного неловко.

- Спасибо, мне очень приятно… - краснеет Лили. Ей никогда в жизни не говорили столько комплиментов, а ей самой никогда не приходилось столько благодарить. В самом деле, не Петунью же благодарить за колкости? И не Северуса – за сомнительный комплимент вроде «я убью ради тебя кого угодно, я принесу тебе голову врага на блюде, ты только скажи»? С другой стороны, Джеймс всегда был в жизни Лили, всегда говорил милые и приятные вещи – это ее вина, что из-за гордости, принципов и страхов она его раньше даже слушать не хотела и потеряла столько времени.

Лили заходит в кафе мадам Паддифут и присаживается за столик напротив Джеймса. Она знает, что у Поттера наверняка немеряно карманных денег, а потому заказывать действительно можно что угодно, но этот пункт никогда не был для нее решающим. Другое дело – стать анимагом ради друга, вот это действительно шикарно, это она понимает. Но Джеймс хочет поухаживать, а принимать ухаживания оказалось очень приятно. Лили просматривает меню и заказывает кофе и шоколадные кексы.

- Говорят, здесь хороший кофе и выпечка, - в ожидании заказа можно и поболтать еще. - Что нового у тебя? Как твои друзья?

//Сколько лишнего веками происходит между нами,
Только счастливый миг наполнит светом мир.
Снова любить хочу, а значит, снова я прощу//

0


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » обожаю влюбляться