POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » where do u go?


where do u go?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://funkyimg.com/i/395TY.png

where
                                        do                       
u
                       go?

https://funkyimg.com/i/395TZ.png

Отредактировано Clea Lake (2020-12-03 00:53:17)

+1

2

Утро. Прошло уже достаточно времени с последней "встречи" с Тёмным измерением, но на душе Стрэнджа до сих пор было не спокойно. В частности, из-за произошедшего в том промежутке времени. Столько жертв, столько смертей. Столько событий, о которых в своё время обычный, хоть и великий, нейрохирург не мог даже и фантазировать! Всё подчинялось логике и природе, всё было последовательно. Причина – следствие, причина – следствие. Всё взаимосвязано и, при желании, возможно для предсказания. Даже сейчас, будучи талантливым, хоть и пока не совсем опытным, магом Стефан хоть и принял себя, «свою судьбу», но так и не уложил всё это в голове. Наблюдал ли он за всем этим? Да. Обучался ли сам? Несомненно. Но ко всем последующий тогда событиям он просто не был ещё готов до конца. И даже если удалось признать и поверить в то, во что никогда не верил, то в случае со смертями – бывший врач так и не смог отойти. Особенно от смерти по своей вине. Можно сколько угодно успокаивать себя фактом самозащиты, но разве от этого что-то изменится? Разве такое успокоение вернёт человека обратно? Нет. А вдруг у него была семья, дети? Что если тот фанатик был вынужден смириться и делать то что от него требовалось? Ради той же семьи… Маловероятно, конечно, но мысли в данном направлении не покидали голову. Кроме того, сразу после ухода Дормамму Стефану начались сниться кошмары. Может, он ещё не отошёл от впечатлений, может так влияло происходившее с ним… Но те, казалось, вечные смерти теперь снились магу, а также – что случится, откажись Стрэндж от своей затеи. Несколько раз проскакивали сны именно с отказом от мысли и тогда приходилось наблюдать не только что происходит с миром в целом, но также и с близкими для самого Стефана людьми (или не совсем людьми, тут уж как сказать). Например, с бывшей ученицей Клеа. Пожалуй, она единственное что вообще осталось у мага как от жизни старой, так и от нынешней. Старейшины больше не было, знакомые и друзья – разошлись кто куда. Осталась только Клеа, как память и «якорь» во всём этом. Конечно, был ещё Вонг… Но с ним всё сложно. За друга Стефан редко волновался – да и кто будет в здравом уме волноваться, или тем более бояться, за Вонга? Но вот девушка… Она была куда важнее. Слишком многое связывало с ней, по мнению самого Стефана, но преданность, верность, привязанность или нечто большее? Сказать было сложно. Да и мысли светловолосой можно было лишь предполагать, а утверждать – казалось пока не самой лучшей идеей. Но то что они были хорошей, даже прекрасной, командой – несомненно. Стефан был благодарен Клеа за то что она есть, и за то что вернулась в его жизнь, после того что успело произойти. Конечно, признаться в благодарности было ещё сложным – Всё-таки Стрэндж ещё не настолько отделался от «плохих привычек», но возможно девушка и сама всё подозревала, или даже знала. Без слов, без рассказов неопытного мага.
Изначально, с утра, хотелось устроить «день отдыха» и вместо вечных дел и обучения заняться чем-то иным. Чем-то весёлым, радостным, интересным! Сходить в театр как когда-то раньше, посетить музеи, пройти по городу в конце концов! Тем более что осадок с последних событий, даже спустя месяц, ещё имелся и в приличных количествах, надо было как-то отвлечься от «бренности бытия». Стефан даже подумывал и вовсе пройтись по магазинам с Клеа, даже просто для разнообразия! А там может что-то и с Вонгом удалось придумать. Но приоритетом всё равно была девушка. А поскольку она была куда более великий маг – о чём вслух Стрэндж, пожалуй, никогда не скажет – то хорошей идеей выглядело быть рядом с ней и периодически задавать наводящие вопросы или интересоваться пока ещё неизвестным. Но даже если не брать в расчёт обучение и вопросы – для остальной запланированной (пускай, кажется и не озвученной) задумки была нужна бывшая ученица, которая, как ни странно, куда-то пропала и не предупредила об этом – может, просто торопилась и забыла?
Прежде Стефан поднялся с кровати и аккуратно оделся (только Плащик оделся сам, без помощи «хозяина»). Торопиться пока было некуда и все возможные планы можно осуществить и позднее. Строгих привязок ко времени не было, а значит – полная свобода действий и даже если идеи не осуществятся полностью, то часть так точно! Незачем грустить, унывать или сильно мучиться из-за этого. Клеа пока не было нигде видно и не слышно, но светловолосая и так была довольно тихой, а Санкторум – был не малых размеров. Конечно, при желании быстро можно всё проверить и найти бывшую ученицу, но слишком мешаться и лезть в какие-то её дела – не хотелось. Лишь спустя минут тридцать-сорок (как раз все необходимые приготовления, составления и так далее), Стрэндж попытался позвать близкую подругу – А Стефан считал Клеа именно такой – но ответа не дождался. Вонг, к сожалению, тоже её не видел и появились разнообразные неприятные мысли и сомнения. Обычно, девушка старалась предупредить хоть как-то о неожиданных событиях, но в этот раз – ничего не было. Ни писем, ни сообщений, ни попыток связи… Просто ничего. Словно Клеа растворилась. Хотелось как можно скорее начать «совместный тур», но и играть в прятки не было желания. Тогда Стрэндж просто воззвал к магии в попытках поиска девушки, но они ничем не увенчались. «Магия поиска» ещё была в новинку для Стефана и толком не была изучена, но со столь сильным магическим потенциалом (в том числе и в Клеа) были бы найдены как минимум следы или отголоски светловолосой, но не было ровным счётом ничего. Кажется, в своё время говорилось о чём-то вроде «блокировки связи» или как-то так, но вспоминалось смутно – возможно, Стефан был слишком измотан на тот момент… Или просто не придавал большого значения сказанному. Но точно не вспомнив желаемого, было решено просто отправиться к ней на квартиру. Да, Клеа в последнее время часто крутилась в Санкторуме, но насколько было известно – у неё также была и своя квартира на которой, однако, доселе маг не бывал. Зато подвернулся повод…

Адрес был известен – девушка сама его оставляла не так давно – и дело оставалось за малым. Можно было прогуляться по городу до центра и там уже подняться в квартиру, но путь был слишком долгим и нудным, а планы на сегодня – стоило осуществить как можно раньше, пока был условный выходной. К тому же, практика в порталах лишней никогда не бывает, а если имеется какая-то защита – то тем более. И попрощавшись с Вонгом, Стефан вернулся в спальню, где и открыл портал в предполагаемую квартиру бывшей ученицы. И всё удалось без лишних усилий, что было вполне ожидаемым от талантливого чародея. Жаль зрелище представшее перед Стрэнджем было крайне неожиданным. И немного пугало.
Квартира была небольшой (на первый взгляд) и адрес был правильный, но здесь было всё не так как должно. В «жилище» было темно и пусто, а пыль так и летала в воздухе, что было прекрасно заметно на изредка пролезающих внутрь лучах света. Пол скрипел. Двери были старыми, пошарпанные местами, плотно закрытыми. Лампочки еле горели. Везде лежали слои пыли и разнообразные коробки, часть из которых заполнена лишь наполовину. Чувствовался некое запустение. Казалось будто в самой квартире не убирались довольно давно. С трудом укладывалось в голове, что вечно осторожная и аккуратная – порою любящая чрезмерные чистоту и ухоженность – Клеа вообще могла иметь что-то… Подобное. Более того, называть это квартирой. Тем более – в которой якобы проживала девушка. Всё говорило само за себя – квартира неизвестно сколько необитаема и если сюда когда-то и заходили, то явно очень давно. Но тогда почему был указан именно этот адрес? Быть может, она когда-то здесь всё-таки жила… Квартира отца?
Но гадать не имело смысла, а очередная попытка уловить следы также не возымела успеха. Не имея хоть каких-то ещё карт на руке, только плохие, даже пугающие мысли, Стефан решил пройтись по помещению, выискивая хоть что-то интересное. Увы, кроме старых газет, не совсем понятных записей, выдержек из некрологов (это вообще зачем?) и старинных, едва «живых», фотографий с, кажется, каким-то мужчиной и девочкой (Клеа и отец? кто-то из родственников, о которых Стрэндж ничего не знает?) не было найдено практически ничего. И даже копания в разных шкафах и каких-то ошмётках (возможно, когда-то была одежда) ничего не дали. Были, конечно, различные медицинские записи и заметки по госпиталю и работе в нём (значит, Клеа точно появлялась в этой квартире и не раз), но и там было слишком мало интересной информации. А той которую мог не знать Стефан – и вовсе не существовало. Но интерес вызвал закрытый шкафчик в комнате, смутно похожей на какой-то кабинет.  Шкаф был заперт на ключ, но самого ключа нигде не находилось даже магией и несколько попыток открыть заветный шкафчик тоже не увенчались успехом. Сильно рисковать с магией не хотелось – вдруг внутри что-то важное, а слабые попытки «чародейства» словно развевались при соприкосновении (блокирование магии?). Хотелось приложить силы и вырвать шкаф руками, но… Но сами понимаете. И тогда, спустя множество разных попыток, в дело вступил Плащик, который просто выдрал дверцу из шкафчика. После чего демонстративно отряхнулся.
На удивление, именно здесь пыли было меньше всего, будто относительно недавно (или хотя бы чуть чаще чем с остальными частями квартиры) шкафчиком пользовались. Внутри оказалась небольшая коробочка и тоже с медицинскими записями, отчётами, фотографиями… Но Стефан был просто ошарашен увиденным.
Внутри коробочки да, были записи и заметки о методах лечения в нейрохирургии, в том числе и фотографии с предполагаемыми вариантами для достижения цели. Многие из вариантов были довольно оригинальными, некоторые – даже удивительны и неожиданны для бывшего нейрохирурга. Но отчёты, диагнозы, записи и фото удивляли не только этим… В основном тем, что они относились к весьма сложной операции, которая была, по записям, проведена лишь частично по тем или иным причинам. И это было… Лечение нервных окончаний и нервов в целом на руках, после жуткой аварии. Стефан сразу понял о чьих именно руках идёт речь и что за авария упоминается… Были различные снимки как до операции, так и после. Рентгеновские и не только. При этом, точно и подробно расписывались все шаги и возможные итоги, а также сравнения и соотношения с официальными записями и не редко – с записями Стефана Стрэнджа, с некоторыми его указаниями и приписками от его руки. И если судить в целом, записи были сделаны… Его ученицей. А на памяти некогда великого нейрохирурга была лишь одна ученица.

– Хах… Что же это значит, Клеа. Когда-то ученица почти превзошла учителя, да? – усмехнулся Стефан, с интересом просматривая записи светловолосой и подмечая моменты, которые он мог тогда не заметить, или недооценить – Умно. Похоже ты была достойной и прекрасной ученицей, горжусь!

Отредактировано Stephen Strange (2020-12-03 21:49:29)

+1

3

[indent] Утро. Чтение книг в форме астральной проекции рано или поздно приведёт к катастрофе. Клеа уже успела позабыть, когда в последний раз забывалась крепким, простым сном, с видениями и образами, пропадавшими с рассветом. Врачу не положено предаваться подобному, положено возложить тело и душу на медицинский алтарь, ожидая покорно, пока будет позволено вновь прибрать к рукам хотя бы бренный сосуд (чёрт уж с ней, с душой, забирай, безумная!). Магу, видимо, подобная роскошь тоже не полагается. С момента изучения подобной техники, спать по-иному представляется почти невозможным. Может через несколько лет? Библиотека Вонга подойдёт к концу рано или поздно.
[indent] Только-только расцвело, Санктум тих и пуст, из спальни Стрэнджа раздаётся мягкое сопение. Лейк любила такие моменты, когда можно просто накинуть на плечи нечто лёгкое и цветастое, шататься повсюду в пижаме с милым узором, вроде как не подходящим девушке её лет, но кого спрашивали. Спокойно хлопотать на кухне, ни о ком не заботясь, никому не готовя, не ловя заказы через плечо или спиной ощущая наблюдающие взоры. Одиночество, редкое, но оттого не менее желанное, волшебницу устраивало. Как устраивал и спокойный завтрак в попытках дочитать очередной магический том. Девушке было интересно углубиться в одно магическое направление, изучить, развить. Ночные чтения наполняли голову знаниями, частые вылазки в мир человеческий или любой другой – практику. Всё это сильно отходило от плана, поставленного когда-то почти белокудрой: найти загадочное место, способное укротить неумолимую стихию магии, после чего вернуться в родной, привычный мир, где знания, репутация и статус зарабатывались потом и кровью. И хотя сама Старейшина подтверждала, Лейк и её способностям найдётся место в любом из миров, окончательный уход откладывался всё дальше и дальше, под давлением, как казалось ранее, событий, которые просто нельзя игнорировать. Но теперь синеглазой было очевидно – уверенность, что тот мир примет её новую безо всяких трудностей, постепенно сменялась сомнениями. Нельзя сказать, что не существовало возможностей: у девушки по-прежнему была квартира, деньги, личность, рабочий стаж и навыки, умение упорно трудиться и достигать поставленных целей. Такой набор навыков рано или поздно привёл бы всё в норму, однако время идёт, её квартира обрастает пылью, её вещи переезжают в комнату Санкторума и оправдание в виде «окончания обучения» начинает звучать натянуто.
[indent] Возвращаясь к моменту защиты Токио, волшебница не раз вспоминала миги попадания в Тёмное измерение. Его причудливые формы и чужеродная магия не казались таковыми, словно удалось настроиться наконец на нужную волну, поймав среди тысячи радиостанций. Клеа ощущала это место по-своему правильным, себя в нём правильной тоже. Осторожное путешествие, отсутствие агрессии с чужих сторон, будто мир выжидал, рассматривал гостью, не решаясь напасть. И наконец прерывание осмотра руками женщины, чей лик застыл где-то на подкорке невероятной памяти. Кто она такая? Отчего рассматривала пришедшую так спокойно, со знанием? Отчего, прежде чем вытолкнуть насильно из нового мира, прошептала почти со злобой «тебе здесь не место»? Только ей или любому, пересекающему границу настолько разных миров? Вопросы копились, книги не давали ответа. Они со Стрэнджем искали совершенно разные факты, читая одно и то же. Клеа стремилась понять, отчего ощутила себя там столь комфортно и спокойно, каковы законы тех мест и его обитателей. Стефана интересовал исключительно Дормамму. Что неудивительно, он наделал в мире много шороху. Благо мистер Я-Всегда-Знаю-Что-Делаю при помощи не совсем честно присвоенного камушка поправил ситуацию. Удивительно, как разны и близки одновременно их судьбы, объединённые рядом моментов из прошлого. Стефан тоже являлся врачом (первоклассным, поправил бы он обязательно), обстоятельства также вынудили его разыскать это странное место. Обстоятельства вынуждают его, как и её, сражаться на стороне тех, кого почти не понимаешь, чьей миссии никогда не ведал, чьих знаний не стремился получить в подобном объёме, лишь крупицу, дабы спокойно жить. И теперь, зная слишком много, вернуться к нормальной жизни они уже не способны. Стефан – должно быть в силу привычки взваливать на свои плечи великую работу и выполнять её с блеском, ожидая славы, поклонения, рукоплесканий; хотя, следовало быть к нему менее строгой, прошлый невыносимый эгоизм слегка поутих. Слегка, только лишь. Клеа же ощущала словно нашла странную дверь, за которой непременно окажутся ответы на ранее мучающие вопросы. Просто чтобы открыть нужно больше времени, знаний и сил, которые человеческий мир дать не способен. Интересно, ненавидит ли Стрэндж её за это? Его хирургическая карьера окончена (хотя блондинка никогда не понимала, что ужасного в консультировании и обучении), этот выбор мужчина принял осознанно, как и она свой, хотя их возможности совершенно не равны. Её руки в порядке, способны крепко ухватиться за скальпель для очередного разреза. Хотелось бы верить, что мужчина не думает об этом.
[indent] Их встреча в Камар-Тадже, новый виток общения. Лейк нравился новый Стрэндж, наконец-то рассматривающий этот мир под хоть каким-то новым углом, помимо отражения в зеркале за собственными плечами. Изменилось общение, отношение, хотя схема «учитель-ученица» порой витала в воздухе, но теперь они были равны. Не хотелось бы разрушать подобное спорами об обоими любимой профессии. Хватало и того, кто сегодня готовит.
[indent] Оставляя Нью-Йорк, девушка спешит за его пределы, выбирая нужный мир перед окном в тысячи иных. Ей необходимы ответы, которых не способна дать библиотека, имеющаяся под самым боком. Но кто сказал, что библиотека на весь свет только одна? Путешествия в новые места уже не пугали, скорее интриговали новизной знаний и возможностями, захватывали информацией и культурами, на изучение которых отводилось не так много времени как на чтение. Синеглазая не особо вдавалась в детали своих перемещений меж мирами, как редко и обсуждала, какой новой отраслью заклинаний занялась. Стрэндж не всегда слушал про второе, а первое было делом скорее личным. Погружённая в историю Тёмного Измерения (достаточно вольную, подобно сказке), девушка различает едва заметные колебания знакомой магической энергии, расходящейся волнами по куполу блокирующей магии, о снятии которой иногда получалось забыть. Не наблюдая течения времени, Клеа всё же смогла понять – её разыскивают. Пускай едва различимые частички магии доходят до этого измерения, применяемые техники не позволяют окончательно разыскать беглянку. И хотя желание возвратиться, дабы просто понять, нечто важное или скорее второстепенное требует её присутствия, книга увлекала больше. Да и дочитывать оставалось не слишком много. Однако, время летело с устрашающей скоростью, ведь стоило, казалось бы, только отложить книгу, как тело пронзила мелкая, болезненная дрожь. Кому-то захотелось посетить её бывший дом.
[indent] — Чёрт, — сквозь зубы цедит девушка, чуть помотав головой. Её сегодняшние изыскания явно были завершены и портал в нужнее место (отдающий пурпурой при всех стараниях Старейшины) становился тому доказательством.
[indent] Квартиру волшебница перешагнула в магическом одеянии, даже не представляя возможности попадания в данные края простого человека. Пускай место это уже не было обжитым, магическая защита на окнах и входной двери поставлена самая прочная, дабы никому не пришло в голову развлекаться в заброшенных местах. С тоской оглядывая пыльные, мрачные комнаты, американка ловит себя на мысли, о том как сильно запустила родной дом, хотя магические таланты запросто решили бы проблему банальной грязи. Даже если все ценные вещи давным-давно перекочевали в коробки, отправленные в небезызвестное место, нельзя вовсе оставлять дом. Особенно, если продолжаешь врать самой себе и другим, будто бы часто бываешь здесь, будто ты человеческая нить ещё не оборвана, мысленно понимая, не распакованных коробок осталось до неприличного мало. Желания же собирать их обратно не было вовсе.
[indent] — Стефан? — неслышно пролетев к двери бывшего кабинета, белокудрая так и застыла, не коснувшись ногами земли. Его нахождение здесь было весьма удивительным. Представшая взору коробка с записями и развороченная дверь запечатанного шкафа вызывали скорее злобу. — Кто из вас это сделал? — плащ сразу указал алой полой на волшебника, вызывая у девушки лёгкую усмешку. Эта вещь обладала большим чувством юмора, чем многие её коллеги. И большей любовью к Стрэнджу, чем половина мироздания. — Полагаю, ты уже прочёл это?

+1

4

Записи были весьма интересны, точны, логичны и, можно с уверенностью сказать, вполне захватывающие – краткое описание «недуга», предположительные варианты развития «болезни» и возможности её излечения. Необходимые материалы и с точным, подробным, описанием материалов и инструментов, необходимых температур и частота их использования, в том числе и с большими рисками. Было расписано какие вообще будут итоги после тех или иных действий, а все спорные моменты рассматривались отдельно. Каждый малый шаг лечащих врачей также заносился и объяснялся, были расписаны идеи и предложения остальных участников операции. Не знакомый с медициной в целом и особенно с нейрохирургией не понял бы, скорее всего, и слова в том или ином предложении или особенно диагнозе, но оно было и к лучшему. Стефан прекрасно разбирался в написанном и не мог не признать правильность и последовательность действий, даже если с частью из них был несогласен. Все эти бумаги для мага были не просто листами с описанием и методом лечения, но и просто как настоящая художественная книга – Стрэндж с интересом вчитывался в эти отчёты и наблюдения, постоянно представляя как оно происходило бы и несколько ностальгируя. Периодически тяжко вздыхая, от осознания невозможности хоть что-то из этого когда-либо повторить… Конечно, он мог излечиться полностью за некоторое время благодаря магии (в том числе и благодаря магии Клеа), но… Но Стефан понимал что из такого ничего хорошего не выйдет. Он доверял подруге и тому, что у неё всё выйдет, понимал что скорее всего не получит отказа в помощи. Чародей скорее не доверял именно себе – если задуматься, то прошлая жизнь и прошлые заслуги слишком сильно манят и велик шанс вернуться к изначальному варианту своей личности. А если и магия останется как и таланты к ней… То представить элементарно страшно и риски велики. Оно того не стоило.

Но возвращаясь к записям… Наиболее интересны и прекрасны были, разумеется, свои пометки и сноски. То, на что когда-то обращал внимание Стефан и из-за чего, порою, мучил и практически давил на ученицу – Почему она считала именно так? Это наблюдение слишком расходится с видением Стрэнджа – заменить! Зачем использовать этот скальпель именно из данного материала, вместо того чтобы использовать нечто лучше? Твоя идея в корне не верна и будет эффективна только спустя длинный промежуток времени. Убрать!
Воспоминания о своём наставничестве вызывали только неприязнь и иногда ненависть, даже если признавались некоторые из этих методов действительно необходимыми. Стыд за своё поведение и отношение к окружающим, особенно к Клеа, так и хотели вынудить закрыть руками лицо и проговорить насколько идиотом ты был. Постоянные нападки и, можно сказать, унижения светлокудрой и вовсе заслуживали отдельного места в «камере порочности» и хотелось их забыть как можно скорее, но что пока не удавалось. И ведь не смотря на всё это, девушка и дальше была при Стефане и постоянно старалась следовать его наставлениям и стараться делать то, что от неё и требовали! Но и спорить могла, в случае чего, пусть оно и никогда не приводило к желаемому результату! Идеальная ученица! Ак жаль что в то время к ней кое-кто относился слишком неуважительно и порою некомпетентно, даже ни разу не пытаясь вникнуть в желания и цели Клеа, не пытаясь хоть как-то поддержать или похвалить за внушительные достижения, необычные подходы к тому или иному лечению и столь правильное и чёткое писание диагнозов и заполнение медицинских журналов. Сохранение записей Стрэнджа и попытки их пересматривать или порою следовать – и вовсе засуживало отдельного признания! Девушка была просто одарена в своей специализации и было крайне глупым не принимать это в расчёт… Что заслужило ещё одного проведения по лицу ладонью, с печальным чародейским вздохом.

Хм… Да, что? – не сразу отреагировал Стрэндж на обращение к себе, в результате чего аккуратно поднялся с пола (на котором и рассматривал все заметки и журналы, раскладывая по принципу «моё», «возможно от Клеа» и «остальное»), отряхнувшись и поправив пару складочек на одежде. Может, его немного и застали врасплох, но это не повод сделать вид будто оно не так, даже если как раз у светлокудрой чаще всего так заставать и выходило. – Мы тут, тебя искали. Ты куда-то пропала. Но молодец, блокирование магии почти получилось! Я ещё заранее почувствовал твоё возвращение. Просто… Увлёкся.
Чародей улыбнулся и хотел было сразу добавить несколько комментариев по прочитанным записям и высказать несколько теорий. Также хотелось похвалить девушку за столь проделанную работу, особенно – за участие (или хотя бы попытки) помочь в своё время с операцией Стефана и начать расспрашивать о каждой мелочи и о наблюдениях в целом, но… Но Стрэндж просто мило улыбнулся и решил что подобные разговоры могут немного подождать. Хотя бы их большая часть.

Не слушай этого предателя. Он сломал твой шкаф, хотя я говорил и тонко намекал на то, что нужно нежнее! Всё таки, здесь частная собственность и стоит уважать это. А впрочем, зачем вообще тебе всё это старьё? – попытался было перенести вину на Плащ бывший нейрохирург (тем более что сам Стефан так-то ничего и не сделал!), но резко сменил тему, почувствовав нарастающее сдавливание на горле. Друзья друзьями, но этот друг был порою слишком обидчивым и никогда не считал зазорным проявить свою обиду, особенно если её никто из «посторонних» не заметит и если как таковая добавит новые неудобства «владельцу». Быть может, Плащ и был верным, но не стоит забывать и про его… Хм… Настроение? Жизнь? Душу..?
И, Клеа, у тебя хороший и аккуратный почерк. И квартира… Миленькая, но немножко пыльная. И, конечно, ты выглядишь великолепно! Такая грация, красота, левитация… - На всякий случай решил добавить маг, заметив некоторую злобу на лице девушки. Скорее всего бояться нечего (это же просто старый шкаф и всегда можно приобрести новый!), но лишним не будет. Да и комплимент никогда не бывает лишним.
– Записи и отчёты да, прочёл. Все что нашёл. И я... Впечатлён. - принял серьёзное выражение лица Стефан, решив переключиться на куда более важное и насущное – Эти наблюдения, предположения, идеи и шаги... Даже не подозревал о таком. Может, расскажешь подробнее по пути в какую-либо кофейню или ресторан?
Некогда величайший врач сейчас находился в замешательстве и тысячи мыслей, словно рой, крутились у него в голове из раза в раз указывая насколько он был неправ и как много он упустил. Сколько из этого потеряно лишь из-за своего характера, поступков... Слишком многое. Большая часть из этого даже не рассматривалась в то время. Но потом... Потом оно отошло на задний план. Вновь вернулись идеи просить помощи сейчас, но казалось уже слишком поздно. И также трудно сказать что может выйти даже при положительном итоге.

Отредактировано Stephen Strange (2021-01-21 16:34:27)

+1

5

[indent] — Оно не «почти получилось», Стрэндж. Я сначала блокировку перед перемещением в дом, — надменность высказываний о проделываемой ею работе канула в лету вместе с окончанием их хирургических практик. Отныне есть чёткое разделение деятельности (хотя положение «учитель-ученица» держится до последнего), отстаивать успехи которой Лейк могла до победного. Её магические успехи не легче, они не бессмысленны, не плохи. Стефану давно бы пора понять, что не один только его лик озаряет эту темнейшую Вселенную. Хотя, подобное в эту голову вбить тяжелее, чем в пятилетку законы термодинамики. — Отлучилась, значит это было необходимо. Однако это не повод ни одному из вас находиться здесь, ломать мою мебель и читать мои записи.
[indent] Её постоянное нахождение в Сактуме (неофициальном доме Его Величества) отнюдь не срывало незримые печати, позволяя ходить куда угодно и зачем угодно. Её дом – нейтральная территория, крошечный островок прошлого, которому лишние магические создания не требуются. Здесь хранились секреты, воспоминания, это было банальнейшим планом отступления, если однажды желание вернуть всё как было вновь проснётся в голове Клеа. Маг Земли лишний здесь, как не пришедшийся к месту ковёр, отчего возникает желание убрать, немедля. Не слишком гостеприимный жест, только и гость ведёт себя скорее как домушник, посему – не особо стыдно.
[indent] — Не знаю, Стефан, из вас двоих больше честности и совести всё равно у плаща, — даже негодование материи от откровенной лжи волшебника казалось абсолютно очеловеченным, понятным, в то время как действия мужчины частенько вызывали нечто среднее между смехом и лёгким раздражением. Чёрт возьми, он пришёл в чужой дом, дабы называть находящееся там старьём! Если это хоть приблизительно подходит к описанию нормальности, то Клеа прибыла на Землю с планеты Миклфуниум и на самом деле является переодетым Зойдбергом! Успокаивая клокочущее внутри негодование, блондинка переключается на продумывание более хитроумной защиты собственных тайн. Если один плащ и его несносный владелец умудрились обойти магическую печать банальным ударом по старому дереву, следует учесть физическое сопротивление, добавить тут и там по паре-тройке колец заклинаний. Благо Стренджу захотелось полезть лишь в этот ящик, а не поискать мишень покрупнее...
[indent] — Ей и полагается быть таковой, поскольку живу я в совершенно другом месте, — прерывая этот поток льстивых попыток отвлечь от более важной информации, синеглазая невольно выдаёт секрет, который таковым практически не был. Частота пребывания в Санкторуме говорила сама за себя, количество вещей в комнате намекало. Просто приятно было иметь небольшой уголок, куда можно порой сбежать от всего волшебного мира. Кто бы мог подумать: сменится обстановка, расклад имеющихся особенностей и знаний, время пройдёт, а сбежать от всего, к чему, хоть в какой-то мере, причастен Стефан Стрендж, по-прежнему, хочется невыносимо. Дело явно не в занятиях, но нельзя же выгнать его из всего этого банальным «пошёл вон».
[indent] — Ты в целом мало о чём подозреваешь, расположенном вне «ореола важности Стефана Стренджа», — наконец сходит волшебница с места, вперёд шагает, небрежно рукой взмахивая. Каждый листок, каждая запись с пола поднимаются, дабы на законное место вернуться, закрыться крышкой коробки, спрятаться обратно в чинящийся на ходу шкаф. — В тот момент тебе больше нравилось посылать близких и друзей, с безумными глазами разыскивая решение проблемы с утраченными навеки руками. Хотя, поначалу меня даже обрадовала возможность освободиться от статуса твоего знакомого. Тяжёлый, неблагодарный труд.
[indent] И всё же, с каждым новым днём без наставника, коллеги и занозы в любой точке тела, коробка полнилась, заметки множились, решение разыскивалось, пускай Лейк посвятила ему не всё своё время. Были иные дела, почти что даже перспективы, рассыпавшиеся пылью из-за собственной безответственности. Наверное, старая больничная коробка – единственное на свете доказательство, что как бы ни было сложно обучаться и работать, как бы часто не раздавались фразы и некомпетентности девушки и собственном великолепии, мужчина был важен светлокудрой. Важнее, чем она сама была способна представить. Печать закрывает тайник, девушка медлит с ответом, оборачивается неспешно, разглядывает. Чего он хочет? Банальные расспросы о прошлых деньках или очередная попытка упрекнуть в бездействии, глупости, отсутствии таланта, возможностей? Лейк желала бы оттянуть этот разговор на вечность-две, а тот приближался неумолимо, не желая более сидеть взаперти. Отказаться было легко, ему научились отказывать (неплохое умение за столько лет жизни), однако, понимание насколько сильно задолжала эту беседу грызло изнутри острыми, мерзкими зубами. Оттого Клеа кивает, нерешительно, и всё же без страха, указывается рукой на коридор, где уж давно потухли даже самые крошечные искорки пурпурного портала. В этот раз ему предстояло выбирать путь.
[indent] — Выберемся близ какой-нибудь улицы и посмотрим, куда двигаться дальше, — обречённо-согласный тон вторит медленным движениям.  Ненужная это беседа, воды утекло слишком много. Ненужная. Вот только необходимая.

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » where do u go?