POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » межфандомное » добрые сказки


добрые сказки

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1770/627274.png

пак чон иль и кучики рукия

- Тебе пора найти девушку, - говорят Чон Илю старшие братья.
- Тебе надо уметь отдыхать, - твердят Рукии ее друзья.
Так в ночном клубе Сеула встречаются парень, который в прошлой жизни был генералом и Четырнадцатым принцем Корё и девушка-шинигами, капитан Тринадцатого отряда.
Но разве влюбленности Ван Чжона заканчивались хорошо?
Не говоря уж о влюбленностях Кучики Рукии.
Не говоря уж о том, что она даже не жива.

+1

2

кто даст ответ, если боги молчат?
жизнь перечеркнута гардой меча
доброй дороги тем, кто ушел в туман

С должностью капитана принято поздравлять, принято радоваться чужому повышению и вежливо восхищаться тем, как тот или иной офицер Готея-13 стал сильнее - звание капитана слабому шинигами не дается, звание нужно заслужить, а больше всего среди солдат Готея-13 ценится сила; сколько [float=right]https://i.imgur.com/uOUXFIw.gif[/float]бы денег семья Омаэда ни заплатила за то, чтобы на место лейтенанта Второго отряда брали только их представителей, а все равно - не достиг шикая /первой способности меча/ не видать тебе шеврона, как своих ушей. И везде так - иногда на высокие звания брали родственников, но тоже не просто за красивые глаза и из семейных теплых чувств. Никого из старших офицеров Готея-13 нельзя было упрекнуть в том, что он или она не по праву занимает свое место. Все они были там, где должны быть - детали огромной машины, сохраняющей миропорядок и баланс душ. Все они - как пазл, составляющий цельную и прекрасную картину. Тринадцать отрядов, в каждом около двухсот солдат, главные - капитан и лейтенант, капитан в своем отряде - не просто первый после бога, а почти как бог, и, хотя все отряды фактически подчиняются Первому, все равно служащие будут боготворить не кого-либо, а своего тайчо.

Кучики Рукию с ее повышением не поздравляют, от Кучики Рукии в белом хаори с кандзи "тринадцать" и изображением подснежника отводят глаза - не с осуждением, но с сочувствием. Ее назначение на пост капитана - событие абсолютно не радостное, и ничто не способно осветлить произошедшее - ни похвала со стороны брата /"ты стала сильной", - сказал Бьякуя, и Рукия не сдержала слез, утратив привычную выдержку после применения убийственного для нее банкая/, ни долгожданное обретение силы, красивой, могущественной и смертоносной даже для своей обладательницы, Хакка но Тогаме, приговор и кара серебряной дымки. И хаори не радует - давит на плечи неподъемным грузом и сковывает так, словно не накидка из дорогой ткани, а панцирь. Белый - Рукия задерживается у зеркала, рассматривая себя и удивляясь контрастам черного и белого. Черного стало меньше, белизна преобладает, и правильно: белый - цвет траура. Цвет смерти.

     Рукия стала лейтенантом потому, что однажды Шиба Кайен погиб /от ее руки/
     Рукия стала капитаном потому, что во время войны с квинси Укитаке Джууширо пожертвовал собой, сохранив миропорядок

В гибели Укитаке никакой вины Рукии не было, но она все равно ощущала себя той, кто несет смерть. Несчастливая, неправильная, не на своем месте - единственная из двадцати шести старших офицеров. И в клане Кучики тоже не на своем месте; везде чужая и неуместная.

плачь, плачь, флейта в моих руках
о тех, кто ушел в туман без права вернуться
да будет их дорога светла и легка
пусть жизнь через тысячу лет им позволит проснуться

Рукия кладет букет подснежников на импровизированную могилу Укитаке-тайчо /тела там нет/, складывает ладони в молитвенном жесте /зачем?/ и шепчет:

- Я вас не подведу, я сделаю все, чтобы быть достойной...

Слова уносит вдаль холодный ветер.

Рукии сложно. После смерти Укитаке Тринадцатый отряд остался практически обезглавленным - Кийоне забрала к себе ее старшая сестра Исане, сделав своим лейтенантом /тоже заслуженно/. Капитаном стала Кучики-младшая /капитаном не может быть шинигами, не владеющий банкаем, у Рукии единственной среди офицеров Тринадцатого он был/, таким образом место лейтенанта опустело, и из старших офицеров в строю остался только третий - Сентаро Коцубаки, бывший напарник Кийоне. С Сентаро толку было мало - да и Рукия попросту не могла доверить свою работу другим. Она ночевала в отряде, руководила отстройкой разрушенных во время войны бараков, заполняла документы, набирала новичков взамен погибших, времени не хватало ни на что, спать и то получалось через раз. Рукия и раньше не была упитанной, а теперь и вовсе медленно обращалась в тень самой себя.

Оружие погибших воинов должны поднять выжившие, продолжая их битву - сколько еще оружия погибших придется поднять Рукии?

плачь, плачь, флейта в моих руках
о тех, кто примет из мертвых рук наше знамя

Когда она приходит домой, Бьякуя смотрит с осуждением и качает головой, выразительно поджав губы. Сначала Кучики-младшая пугается, что сделала что-то не так, но брат не сердится на нее, напротив, мягко подмечает:

- Ты должна брать выходные, иначе заболеешь.

Сердце Рукии трогает дрожь от этой скупой заботы - Бьякуя - ее единственная семья, она больше не возводит его в кумиры, но считает братом безо всяких прибавок "названный". Раньше его забота проявлялась лишь в моменты, когда старший Кучики закрывал ее своим телом, но Бьякуя постепенно оттаивал - а Рукия замерзала.

- Я в порядке, нии-сама, не стоит беспокоиться.
[float=left]https://i.imgur.com/QsZAF12.gif[/float]
На следующий день Бьякуя приходит прямо в ее кабинет и молча кладет перед Рукией листок. Она берет его в руки и пробегает глазами.

- Отпуск на две недели?

- Именно, - бесстрастно кивает брат. - Тебе нужен отпуск. Видишь подпись Главнокомандующего?

Упрямая Рукия идет прямо в Первый отряд, но Кьераку еще более прямо и доходчиво объясняет, что в отсутствие Кучики-младшей ничего не развалится, первые офицеры после войны - на вес золота, а лично он, Кьераку, устал хоронить командиров Тринадцатого. Здесь Рукия затыкается - правда ведь. Сначала Кайен-доно, потом - Укитаке-тайчо, лучший друг Кьераку... С отпуском приходится согласиться и смириться.

Просто торчать в поместье Кучики ей не дают; пару дней Рукия отъедается и валяется в постели с книгами, а потом появляется вездесущая Рангику и заявляет, что отдых бывает и другим. И в итоге заговаривает Рукии зубы так, что...

...это Сеул. Ночной клуб в Сеуле. Почему не в Японии?

плачь, плачь, флейта в моих руках
о тех, кто останется жить в этой страшной битве

- А что все Япония да Япония, - машет рукой Рангику. - Пора осваивать новые горизонты.

В клубе Рукия танцевать наотрез отказывается, равно как и пить саке, или соджу, как зовется местный алкоголь. Рангику пытается напоить ее или вытащить на танцпол, но перед упрямством Кучики-младшей сдается, ворчит что-то вроде "ох уж эти аристократы" и сама убегает танцевать с каким-то парнем,[float=right]https://i.imgur.com/0M2m2bH.gif[/float] оставив Рукию сидеть на диванчике в углу в компании безалкогольного коктейля. Ну конечно - Рангику красивая. У нее длинные пышные рыжие кудри, большая и поистине шикарная грудь, изящная фигура - куда там Рукии? Сто сорок четыре сантиметра ростом, худая, бледная, хотя не урожденная аристократка, грудь едва первого размера, ничего примечательного. И почему ей грустно и завидно, если сама танцевать не хотела? Но ее же и не приглашали. Рангику - не парень; танцевать в одиночку Рукии кажется глупым.

А ведь она могла бы показать им танцы - не те три, что способности ее шикая, не танцы Соде но Шираюки - танцы Кучики Рукии. Она умеет танцевать.

Рукия подпирает щеку рукой и печально смотрит в свой бокал на розоватую жидкость клубничного коктейля, что блестит от огней светомузыки.

сила любви сильнее, чем смерти страх
а верный меч надежней любой молитвы.

+1

3

//Бедный художник белит холсты
А река Нева утром сводит мосты
Во дворе гудит детвора,
Может, будет дождь, а я назло без зонта
Как бы мне найти в этом мире её
И не потерять, что сложнее ещё
жизнь бы с ней прожить до скончания дней
Ещё сложней
День, ночь, всё равно
чёрно-белое кино
Привет, как дела и опять разбежались
День, ночь, как ты там
Может, всё-таки не зря по слогам
Добрые сказки в детстве читали нам//

Пак Чон Иль – обычный парень, ну насколько может быть обычным сын и племянник большой и знаменитой в Сеуле семьи политика. У него много братьев и двоюродная сестра, которую они все любят и оберегают. А еще у него очень авторитарные, крутые и успешные родители, которым нужно соответствовать. Чон Иль в свободное время любит боевые искусства и легенды о древних временах, но ему нужно хорошо учиться, чтобы не посрамить семью – собственно, именно этим он и занимается. Но его братья, которых великое множество, обладают самыми разными характерами. Далеко не все из них такие правильные, а один и вовсе, что называется, изгнанник – не вписывается в семейные требования. У большинства старших братьев, и даже кое у кого из младших, уже давно есть своя личная жизнь – богатые и симпатичные, парни из семьи Пак пользуются успехом у девушек. Только Чон Иль пока не встретил свою любовь.

Почему так – трудно сказать. Может быть, у него завышенные требования? Чон Иль хотел бы, чтобы его любили за то, какой он есть, за то, что он ловкий, смелый, любит приключения и мечтает о путешествиях, интересуется всем необычным, а вовсе не за то, что его семья богатая и знаменитая. Но, может быть, некоторых братьев устраивает и такое – Чон Иль не знает, но, в конце концов, не в средних веках живем.

//Он сегодня дома, он сегодня один,
Он немного болен, немного устал.
Сам себе трубадур, сам себе господин,
Он коньяк с кагором зачем-то смешал.
А за окном темно, смотрит в форточку ночь:
"И с какой это радости парень напился?.."
А ему, бедняге, уж ничем не помочь –
Он устал быть тем, кем сегодня родился.
Он забыл, как люди включают на кухне газ,
И чужую боль заглушил цитрамоном,
Он глядит на стены и видит родной Прованс,
Где когда-то он звался графом Раймоном.
Он вернулся на землю сквозь дни и года,
Семь столетий назад безвозвратно ушедший.
Вспоминает об этом Раймон иногда,
А друзья говорят про него – "сумасшедший..."
И снова битва идет для него каждый день,
Только ныне масштаб поражений неравен:
От былого осталась лишь зыбкая тень –
Там Тулуза сдана, здесь завален экзамен//

Кстати, о средних веках. Периодически Чон Илю снятся невероятные сны. В них он видит генерала и принца, и смутно осознает, что это именно он. Тот генерал из снов был настоящим воином, он был предан своей стране и семье, он спасал близких, но в итоге был вероломно убит ударом в спину. А еще в его снах есть девушка… Ни лица ее, ни имени Чон Иль не помнит, но знает, что там, в том сне, он любил ее, а она его не любила. Впрочем, самой любви Чон Иль тоже сейчас не помнит. Но, может быть, именно поэтому он и не решается сближаться с девушками?

Теперь же братья решают заняться устройством личной жизни Чон Иля, и тянут его вслед за собой в ночной клуб. Подобные места Чон Илю не нравятся. Нет, он не трус, не лентяй, и любит активный отдых, но лучше уж пойдет на тренировку или в фитнес-центр, чем в ночной клуб. Напиться до тошноты и клеиться к девушкам, которым либо это не нравится, либо вообще все равно, кто к ним клеится – Чон Илю это не доставляет удовольствия. Может быть, он слишком старомоден? Хотя его сестра, Ын Чжи, тоже строгих правил – она встречается с парнем, но у них все очень прилично, никто не переходит черту. Но при этом от комплекса героя и разделения мира на черное и белое Ын Чжи свободна – хотя иногда ее манеры и поведение напоминают средневековую императрицу, но она совсем не против высокого статуса их семьи. А старшие братья довольно быстро обосновались в современной жизни – хотя их семья, большая и знатная, действительно иногда напоминает королевскую.

Шумная компания братьев заваливается в ночной клуб – парни пьют соджу, шутят, смеются, и, конечно же, поглядывают на девушек. Чон Иль пытается уговорить себя, что девушки тоже пришли сюда развлекаться и их никто не заставляет, но… Потребительское отношение большинства парней к девушкам в подобных местах никогда ему не нравилось. Нет, с ним определенно что-то не в порядке. Где-то в подсознании, хотя никто никогда не внушал ему подобных гуманистических идей, Чон Иль знает – любовь нельзя найти, если за ней гоняться и пытаться присвоить ее себе, посадить в клетку. Напротив, если любишь – счастье любимого человека важнее собственного. Если любишь, то будешь стремиться не обладать человеком, а сделать его счастливым, и если понадобится – то и отпустить. Щемящая боль от потери – как будто бы Чон Иль когда-то ее испытывал, но знал, что так надо, что так правильно.

Нет, с такими высокими идеалами он точно никого не найдет. Но товарно-денежных отношений Чон Иль тоже не хочет.

//И отбывает он вновь летний свой карантен,
Заблудившись в сети бесконечных тропинок;
Ищет отдыха в россыпях телеантенн,
Веря в грустную ложь разноцветных картинок
И Раймон Седьмой печально глядит в экран,
Заполняя времени стертые лузы,
И болят на погоду призраки старых ран,
Что получены им на полях под Тулузой//

Он задумчиво отпивает соджу, стараясь не терять чувство меры, и оглядывается по сторонам, уже не надеясь отыскать в этой шумной толпе что-то интересное, как внезапно…

Чон Иль замечает девушку, сидящую в углу с таким же одиноким и безучастным видом, как и он сам. Почему-то эта девушка, так выделяющаяся из толпы, притягивает внимание Чон Иля. Ему хочется с ней познакомиться, он поднимается и идет по направлению к ней. Но внезапно дорогу ему преграждают сильно подвыпившие парни, которые начинают вертеться вокруг девушки, отпуская грязные комплименты вроде: «какая цыпочка, поехали с нами».

Средневековые идеалы вступают в силу, и Чон Иль, недолго думая, показывает этим пьянчугам пару приемов своих боевых искусств на практике, после чего они разбегаются врассыпную.

- Добрый вечер, - Чон Иль оборачивается к девушке с извиняющейся улыбкой. – Простите за эту сцену. С вами все в порядке? Как вас зовут? Меня зовут Пак Чон Иль.

//Люди бегут наперегонки
Бьются о стекло, как во тьме мотыльки
Где-то в пробках спят наяву
Может, будет дождь, но нам зонт ни к чему//

+2

4

я знаю, чем кончится эта история
там, где старик выпускает невод
как всякой волне возвращаться в море
так всякой душе возвращаться
              на небо

Скучно.
Что люди находят веселого в подобных заведениях?
Ей здесь абсолютно не нравится и она хочет скорее уйти, но неудобно бросать Рангику /которая к тому же младше по званию и Рукия - какая ирония! - за нее отвечает/.

Кучики-младшая врет сама себе; в ночном клубе весело, музыка ей нравится, обстановка - тоже, чем-то вся эта болтливая шумная толпа напоминает те заброшенные дома в Руконгае, куда битком набивались дети-бродяжки, души-плюс, они тоже хохотали, а еще - играли в догонялки, в камушки и в карты, рассказывали друг другу сказки и болтали обо всем на свете. Но там Рукия была своей среди своих, а здесь...
[float=right]https://64.media.tumblr.com/21d9ff5acf8e5923a8b62db72e0b2e0f/tumblr_inline_oasblyRunV1uncmzu_100.gif[/float]
Она давно не часть этого мира - живого и разноцветного. Рангику, возможно, вписывается лучше; идеально вписывается, по ней никто и не угадает, что она - шинигами, она для всех - просто красивая и в меру легкомысленная женщина, которая не против найти приключения. А Рукия - как белое пятно посреди яркого красочного пейзажа. Не совсем мертвая, ибо сердце бьется и с губ срывается дыхание, не совсем живая, ибо она - дух и божество смерти. В Японии грань между миром людей и духов очень зыбкая, и фактически мертвые шинигами едят, дышат, могут умереть или родить ребенка, но, все равно, они - не люди.

Рукия смотрит в бокал и под ее взглядом в коктейле появляется кубик льда. Изначально льда не было. Радоваться этой способности или нет? Она стала сильнее, но стала и холоднее - во всех смыслах; раньше руки бывали теплыми, сейчас - всегда такие, словно Рукия их только что из снега вынула. И дыхание морозное, никакой жвачки не надо. И сердце покрывается таким же льдом - Кучики-младшая замерзает. Капитан Кучики Рукия замерзает насмерть во время использования банкая, капитан Кучики Рукия замерзает в переносном смысле каждый день все сильнее.

и ветер гуляет в моей голове, но без ветра не грянешься с высоты
я могла бы прикинуться человеком
хотела бы любить такого, как ты

Копна рыжих волос мелькает у выхода из клуба, а Рукия лишь равнодушно провожает Рангику глазами - пусть веселится, кто она такая, чтобы запрещать? Капитан? Так не ее же капитан, но и своего тайчо Рангику бы не послушалась. Пусть - она все же почти вдова. Соломенная. Даже стыдно, что когда-то Рукия до дрожи боялась Ичимару Гина и ненавидела его; Гин собирался ее убить по приказу Айзена, и убил бы, если бы не Бьякуя, но, в сущности, Ичимару был неплохим человеком. Хорошо сыграл свою роль и проиграл. Хотел защитить свою первую любовь...

...вот кто-то первую любовь защищает, а кто-то сам же и наносит смертельный удар. Рукия рассматривает свою ладонь, тонкую, хрупкую, изящную, ничем не похожую на ладонь мечницы - ни мозолей, ни натертостей, ни шершавости. Гладкая и словно фарфоровая кожа. Кто из присутствующих здесь людей мог бы подумать, что этой рукой миниатюрная черноволосая девушка убила своего наставника?

И почему она до сих пор не отпустила? Любви-то нет уже ни капли, но, увидев Куросаки Ичиго, похожего на Кайена, как две капли воды /только Ичиго - рыжий/, Рукия подставилась под клыки Пустого, защищая его, рискнула всем, спасая в первую очередь его, была готова умереть на холме Сокиоку...

         Ичиго лишь потом стал ее другом
         он в первую очередь был отражением Кайена
         спасая Ичиго, тем самым Рукия говорила Кайену "прости"

Форменный идиотизм, так давно это было, она в ночном, черт побери, клубе, Рангику вон любимого мужчину потеряла, а не детскую любовь-увлечение старшим товарищем, и ничего, живет дальше, веселится вовсю, а Рукия сидит и тоскует невесть о ком. Дважды же попрощалась - сначала в ту дождевую ночь, а после - в Уэко Мундо, мире Пустых, когда та самая тварь, что пожрала Кайена, почти убила Рукию. Почти. Он думал, что победил, что девчонка мертва, но, перед тем, как потерять сознание, Кучики-младшая прошептала название еще одной техники своего меча. Танцев у Соде но Шираюки было три - Хакурен пронзил голову не-Кайена, лед расползся по земле вместе с кровью.

Все просто смешалось в одно - гибель Укитаке, назначение капитаном, разрушенный Сейретей, а рана в душе с именем Шиба Кайена еще не зажила: старые шрамы всегда болят на непогоду, у Рукии разболелось одиночество.

Самое смешное, что в первую очередь именно Кайен сказал бы ей: танцуй. [i]Забудь, Рукия.[/i] Танцуй, смейся, радуйся тому, что жива - но не получается.

Она давно уже не жива, и дело тут не в том, что Кучики-младшая - шинигами. Ее душа медленно умирала с момента смерти Кайена, и, когда погиб Укитаке - душа Рукии умерла окончательно. Лед сковал, и не вынырнуть из-под него.

а время сжигает царей, пока я сижу и курю
а я ни о чем не жалею
и дело идет к декабрю

У Рукии есть, что защищать, и все же она одинока - болезненно одинока, ибо в обществе нуждается, но ее жестко сковывают рамки долга и происхождения - с руконгайцами веселиться может такая же руконгайка, а не леди из клана Кучики; что дозволено Юпитеру - не дозволено быку, только наоборот. Теперь еще и времени нет. И помочь ей некому, да и когда Рукия просила о помощи?

От мыслей ее отвлекают явно обращенные к ней голоса, и Рукия устало-мрачно смотрит на окружающих ее парней. Хотела внимания, как у Рангику - пожалуйста, только никакой радости, да и от "цыпочки" во рту становится кисло. Рукия не привыкла к такому - в Сейретее никто бы не посмел вести себя так с одной из Кучики, а в Руконгае даже если бы и повели - Рукия бы быстро показала им, что она не цыпочка. Она и здесь может, но не хочется, и Кучики-младшая просто терпит, надеясь, что им надоест и они уйдут, но нет, не уходят. Один даже предпринимает попытку схватить ее за руку, но тут же его перехватывает чужая рука.
[float=left]https://64.media.tumblr.com/f7d16b7d96ce3ab5776fcaa13da75c51/tumblr_inline_oasbluYa321uncmzu_100.gif[/float]
Он хорошо дерется, отмечает Рукия, наблюдая за движениями парня, который действует так, словно у него огромный опыт - больший, чем может быть у человека в силу недолгой продолжительности их жизни. Рукия даже любуется этой ловкостью и умелыми приемами, и, когда наглецы разбегаются, поднимает на парня темно-синие глаза.

- Это было профессионально, - отмечает она. - Спасибо. Они... мешали. Я в порядке, очень приятно, Чон Иль, - истинное солнце, значит? Похож... - Меня зовут Кучики Рукия, - она протягивает руку в знак приветствия, и улыбается едва ли не впервые после войны. Улыбка печальная, но не вымученная и не натянутая, и не такая уж холодная. А рука вот - холодная, словно Рукия сильно замерзла.

Но ей тепло. Ей на самом деле
         тепло.

и будто немного светлей         
будто бы это меня зовут         
домой.         

Отредактировано Kuchiki Rukia (2020-12-08 07:23:30)

+1

5

//Пламя заката проходит сквозь пряди
Серебро становится темной медью
Я иду к тебе в дурацком наряде
Укрывая в ладонях метку бессмертья
Я иду к тебе по белым ступеням
Я иду к тебе по пыльным дорогам
Я иду к тебе сквозь песни и тени
И я верю, что мне осталось немного
Там, куда я приду, будет только покой
Будут руки твои, прикасаясь легко,
Исцелять мои раны на истерзанном сердце
Будет право забыться, будет право согреться
У живого огня
Годы бессчетные странничьей доли
Превратили память в досадную ношу
Я устал жить среди долга и крови
И однажды я мир этот просто брошу
Я устал видеть во сне кошмары
Просыпаться в чужих городах из камня
По тавернам платить осколками дара
И хранить у сердца рваное знамя//

Чон Иль не знает, нравится ему здесь или не нравится. Он замечает, что хрупкая девушка – та, что так привлекла его внимание своей непохожестью на других – не без интереса и зависти смотрит на свою рыжеволосую подругу, что ее привела – да, Чон Иль видел – а теперь сначала беззаботно отплясывает посреди танцпола, а потом и вовсе уходит из клуба с новым знакомым, оставляя здесь подругу. Может быть, если люди говорят, что не любят развлекаться, на самом деле они завидуют тем, кто развлекаться умеет?

Может быть, и Чон Иль в чем-то завидует братьям – некоторые из них беззастенчиво пользуются знатным положением семьи Пак, далеко не все такие уж правильные, один мечтает стать неплохим хакером, другой – изгнанник в семье, бунтарь и исключение из всех правил, которому все нипочем, третий – хитрый лис, одновременно похожий на дворцового интригана из средних веков и на успешного бизнесмена нашего времени, четвертый… не хотел бы Чон Иль встретиться с его друзьями, особенно на темной улице, даже владея боевыми искусствами.

Словом, братья неплохо вписались в современную жизнь, далекую от сказочных идеалов. Все они разные, у всех из них есть свои достоинства и недостатки, но всех их Чон Иль любит – они же его семья. Хотя не всех понимает. Положа руку на сердце, он вообще мало кого понимает – и его с его идеалами не понимает почти никто. Может быть, однажды он найдет взаимопонимание и родство душ… и это будет та самая девушка… как в сказках и легендах, но… Почему мысли об этом наполняют душу тревогой – будто так было уже однажды, и ничего хорошего не принесло?

А пока что братья веселятся, как ни в чем не бывало, и Чон Иль хотел бы отбросить средневековые идеалы и веселиться вместе с ними, но не может. Да, если заглянуть глубоко в душу, и не хочет по-настоящему – нет, все-таки любовь нельзя купить на одну ночь, любовь – это настоящее чудо, которое случается один раз и на всю жизнь, одна-единственная роковая встреча, которая поразит как удар молнии, которую не перепутаешь ни с чем… Чон Иль – идеалист, так сказали бы и многие братья, и сестра. Ну и пусть.

//Приходи в мои сны, не бросай меня здесь
Дай мне верную память о нашей звезде
Сколько лет я блуждаю по тропинкам и трактам
Каждый день безуспешно сражаясь со страхом
Не увидеть тебя
Я называю запретное слово
Я шагаю в волны великого моря
И со звоном рвутся оковы былого
И бессонные чайки послушно вторят
Кратковременной муке заведомой смерти
Бесконечному крику иного рожденья
Я иду по волнам в догорающем свете
Опасаясь поверить в свое отраженье//

Но внезапно пресловутые средневековые идеалы и даже боевые искусства, про которые родители всегда ворчали: «Делать тебе нечего, только драться», а сам Чон Иль шутил, что он не технарь и не гуманитарий, а «нифигарий» (хотя на самом деле боевые искусства – это целая философия, Чон Иль мог бы рассказывать о них часами, но кто ж его когда слушал) – внезапно все эти вещи играют с Чон Илем хорошую шутку. Да, его немного помяли в драке, но в целом это того стоило. Нежный девичий голосок благодарит Чон Иля, еще и отмечая его профессионализм – никто никогда не хвалил это его «бесполезное» увлечение, но сам Чон Иль внутренне поражался, насколько легко ему даются восточные единоборства – будто он занимается ими уже… тысячу лет? Полно, люди столько не живут…

- Не стоит благодарности. Не мог же я позволить им обижать девушку. Да и мне было несложно, я занимаюсь боевыми искусствами. Вам спасибо за добрые слова, - смущенно произносит Чон Иль. – Очень приятно, Кучики Рукия… Какое необычное и красивое имя… Вы японка? – он пожимает протянутую руку девушки – какая холодная! – и тает, встретившись взглядом с темно-синими глазами. Словно лед, словно северное сияние… Искра, буря, вдохновение… Удар молнии…

//И отступит беда, и развеется мгла
Я узнаю тебя по сиянию глаз
Ты меня позовешь, и сомкнутся ладони
Я вернулся домой, только имя не вспомнить
Только кто-то снова будит меня
По велению нового дня//

Отредактировано Wang Jung (2020-12-13 17:00:35)

+2

6

гори огнем твой третий Рим
лови мой ритм
танцуй, танцуй, танцуй, танцуй, танцуй,
                                  танцуй.

Шевеля и тормоша печальную Рукию и заставляя ее пойти отдохнуть в ночной клуб, Рангику в числе прочих доводов авторитетно заявляла - "тебе надо влюбиться!", а Рукия только отмахивалась, но всерьез спорить не решалась - язык не поворачивался возражать Рангику, которая пережила, по сути, то же самое, что и Кучики-младшая, но ей пришлось гораздо хуже, потому что Кайен-доно для Рукии был всего лишь первой детской неосознанной любовью, заранее обреченной бесследно исчезнуть по мере взросления, и ее чувство было даже не столько любовью, сколько восхищением и уважением по отношению к старшему, а у Рангику на руках умер тот, кого она действительно любила. Рукия так думает - уточнять насчет любви бы тоже язык не повернулся, но про то, что между Ичимару Гином и Мацумото Рангику существует не только дружба - поговаривал весь Сейретей. А даже если была и только одна дружба, то что хорошего в том, чтобы потерять друга детства? Если бы Ренджи умер у Рукии на глазах - разве бы это ее не ранило? Но Рангику живет дальше, смеется, радуется и развлекается с мужчинами, а Рукия мрачно сидит в углу и гипнотизирует коктейль. А может, поведение Рангику - ее способ справляться с болью? У всех по-своему, каждый находит собственный путь и следует по нему, но Мацумото точно в тысячу раз сильнее духом, чем Рукия. Даже стыдно - Кучики-младшая и по званию теперь выше, и происходит из благороднейшего клана, пусть и не родилась аристократкой, но все равно... А Рангику, лейтенант и простая руконгайка, находит в себе столько сил, чтобы не только самой не унывать, но и других поддерживать.

Что мешает Рукии встать и пойти танцевать? Здесь-то ее кто осудит? Здесь ее никто не знает, здесь она всего лишь одна из многих, часть разноцветной толпы отдыхающих, никому и в голову не придет, что она какая-то там аристократка и, тем более, божество смерти. Но Рукия не может себя заставить.

[indent] — танцуй, Рукия
[float=left]https://64.media.tumblr.com/4756fd9261091dd6f571110bb63d5d1a/tumblr_inline_oasbjhbCHq1uncmzu_100.gif[/float]
Мелодичный женский голос, напоминающий звон капели, раздается на периферии сознания; Кучики-младшая улыбается краем губ. Соде но Шираюки то ли поддерживает свою шинигами, то ли шутит: призыв ее шикая звучит как "танцуй", и не зря. Соде но Шираюки любит танцевать, и Рукия любит, но... прости, Соде, не сегодня, не здесь, не то место и не то время. Раны после битвы с квинси давно зажили, словно и не было, после горячих источников Тенджиро тем более, но ни одно кайдо не исцелит раны на душе, и даже полубожественное отрицание реальности Иноуэ на это не способно.

Но парень, который разогнал пристающих к Рукии нахалов, улыбается ей солнечно и от этой улыбки лед внутри как будто немного тает под теплыми лучами, по-весеннему робкими, но яркими и уверенными. И рука у него теплая, почти горячая, особенно для Кучики-младшей, которая холода не чувствует, зато к теплу восприимчива.

- Все равно спасибо. И сразу заметно, что вы этим занимаетесь, - отвечает Рукия, и улыбка становится немного смущенной. - Да, я японка, я вроде как... туристка? - забавно звучит, но туризм в мире живых развит. Наверное. - А вы родились здесь? - хотя вопрос задан исключительно из вежливости, интересует Рукию другое. У Чон Иля слишком профессиональные движения во время боя - именно боя, обычной дракой это никак не назвать. Рукия в рукопашном бою никакая - не все шинигами обладают физической силой, в сражениях она делает ставку на фехтование и шикай, иногда - на кидо, но уметь что-то самой необязательно, чтобы по достоинству оценить других. И не только легкость движений и уверенность ударов выделяли Чон Иля, но и...

- Простите за любопытство, но вы случайно не владеете мечом? - спрашивает Рукия, и тут же поспешно добавляет, - Мой брат профессионально занимается боевыми искусствами и кендо, я часто наблюдала за ним, и когда вы атаковали, то держались так, как будто в вашем распоряжении есть не только руки, но и меч.

хочу уснуть и не проснуться, уйти в моря и не вернуться
или вернуться только вместе
с тобой намного интересней

Почему-то Рукия не хочет говорить, что занимается боевыми искусствами сама - вдруг ей хочется казаться более хрупкой, чем она является на самом деле. Ее только что защитили и это было так мило и приятно, а тут она возьмет и заявит, что сама профессионал; вот уж нет. А про брата Рукия даже почти ничего не соврала - брат у нее есть, и он действительно профессионал, Бьякуя - превосходный мечник. В рукопашном бою он был практически не замечен, ставку делал, как и Рукия, на меч и шикай, и на кидо плюс шунпо, но Ренджи подраться умел и любил не только мечом единым, и Кучики-младшая сочла, что и он сойдет за брата. Разве в их отношениях было что-то иначе?

И не только профессионализм в боевых искусствах привлекает Рукию - Чон Иль смотрит на нее так внимательно и восторженно, что хочется покраснеть и кокетливо поправить волосы. После обретения банкая краснеть не получается, и прядь волос с лица Кучики-младшая не отводит, но ей теплее, ей вправду теплее, и улыбается она уже не натянуто и не вымученно. Неужели она может кому-то нравиться? А почему не может?

"Тебе надо влюбиться", - настойчиво лезут в мысли слова Рангику, а Соде но Шираюки во внутреннем мире заливается серебристым смехом, подобным колокольчику.

           танцуй, капитан Кучики Рукия
                  т а н ц у й
      все божьи дети могут танцевать.

Отредактировано Kuchiki Rukia (2020-12-13 21:12:37)

+1

7

//Отпустите меня в мой сон
Там поёт серебряный дождь
Там заждался меня мой конь
Но следов в траве не найдёшь
Там горит на окне свеча –
Дом, в котором помнят и ждут
Где не тронет меня печаль
Где беда и боль не найдут.
Дождь омоет на ранах кровь
Я вернусь наконец домой
Там родится музыка вновь
Серебристо – лёгкой струной
Там ладони хранят тепло//

Чон Илю братья тоже постоянно твердят, что ему надо влюбиться – ну или просто устроить свою личную жизнь. Еще в школе никто из семьи Пак не страдал от недостатка внимания, и Чон Иль не был исключением – при его появлении девушки начинали оживленно шептаться. Еще бы – парень из богатой семьи, да еще симпатичный, да еще воспитанный – Чон Иль никогда не обижал девушек, и действительно не видел ничего особенного в том, чтобы заступиться за девушку, когда к ней пристают. На его взгляд, это самый естественный поступок для порядочного парня. Но безголовые хохотушки, охотницы за деньгами, славой и влиянием семьи Пак не производили на него особенного впечатления.

У братьев были девушки, братья пинали Чон Иля тоже обзавестись подругой – но почему только он один из семьи, хотя еще и не встречался ни с кем, чувствует невыразимую тоску, когда речь заходит о любви? О нет, любовь – это не погоня за тем, кто богаче, умнее, красивее. Любовь – стихия, которая накрывает нас вопреки всему. Любовь должна быть трагедией… Чон Илю одновременно хотелось испытать на себе эту стихию, и одновременно он робел – хотя прежде не робел ни перед чем, ни перед строгим учителем, ни перед дракой за справедливые идеалы, ни перед сложными тренировками.

Братья же и здесь знакомятся с девушками, вон уже танцуют, а девушки обнимают их гораздо жарче, чем позволяют приличия в простом танце с первой встречной… А вот Кучики Рукия чувствует себя здесь так же одиноко, как и Чон Иль – он это сразу заметил. Этим она его и заинтересовала.

- Путешествия – это так интересно, - Чон Иль сияет улыбкой. – Да, я родился здесь, в Сеуле, живу здесь, сколько себя помню, семья прочно связана здесь работой, поэтому я никогда никуда не выезжал, а так хотелось бы побывать в других странах…

Чон Иль смотрит на Рукию с интересом, но, судя по всему, он ее заинтересовал не меньше – она с любопытством и знанием дела расспрашивает о боевых искусствах.

- Да, я немного учился владеть мечом, - Чон Иль смущается под восхищенным взглядом Рукии, - в наши дни это уже не так актуально, наверное, как в старые времена… - мечтательно вздыхает Чон Иль. – Живи я тогда, обязательно научился бы всем техникам, связанным с мечами. Но и сейчас тренер поразился, как быстро я научился драться с помощью меча, как будто всю жизнь это делал, - он смущенно улыбается. – Спасибо за добрые слова, почему-то редко кто в моем окружении относится к этому серьезно. Родители ворчат, мол, делать тебе нечего, только драться, хотя я зря не дерусь, только по справедливости. Просто они хотят, чтобы я выбрал какую-то серьезную профессию… - Чон Иль морщится, желая переменить разговор – он не хочет рассказывать о том, кто его родители, чтобы Рукия составила впечатление только о нем самом, а не о влиятельной семье Пак.

- Ваш брат занимается боевыми искусствами и владеет мечом? – теперь разговор с Рукией становится для Чон Иля еще интереснее. Конечно, Рукия сама по себе очень привлекательная девушка, но, как оказывается, еще и собеседник очень интересный, понимающий и уважающий то, что важно для него. – Это очень круто. А вы сами чем любите заниматься? Какие у вас хобби? И вообще, давайте на ты, - солнечно улыбается Чон Иль.

//Отпустите меня домой –
Там застыли стихи в огне
Этот дождь – он пришёл за мной
Это дождь вспомнил обо мне.
Смотрит осень в мои глаза –
Неподвижно – янтарный взгляд
Серой птицей небо в слезах
Кто сказал, что нельзя назад.
Лабиринт размытых дорог
Рассечёт дождя серебро
Кто изменит проклятья срок
Прочитав слова над костром
Сине – бархатный взмах крыла
Серебристо – печальный звон
Это смерть за мною пришла
Отпустите меня в мой сон…//

+2

8

год догорает свечкой, пламя полощет ветер. скоро декабрь потухнет, и разлетится пепел. к небу пойдут салюты, крики, мольбы, надежды. я никогда не стану вновь молодой и нежной. черствым комком забьется глупое злое сердце.
девочка не вернется.
девочке не согреться.

Со стороны Рангику легко было заявлять "тебе надо влюбиться". Возможно, несерьезная Мацумото просто не понимала ситуации, возможно, не считала ее столь важной, но в случае Рукии влюбиться - не так легко. Влюбиться-то легко, дело нехитрое, но дальше влюбленности Рукия зайти вряд ли имеет право. Кучики - один из четырех благороднейших кланов Сейретея и на данный момент - самый влиятельный. После побега Шихоуин Йоруичи, главы клана Шихоуин, столь же благородного, если не больше - главой стал ее младший брат, пока ребенок, и поэтому Шихоуин утратили большую часть влияния - и из-за юности главы, но в основном из-за дезертирства Йоруичи, которую целых сто лет считали преступницей. Таким образом Кучики невольно возвысились, но у них тоже были некоторые проблемы. Из всего клана осталось только двое - Бьякуя и Рукия. Бьякуя, вдовец, скорбящий по покойной жене, не сможет полюбить больше никого, и Рукии не хотелось бы, чтобы и без того настрадавшийся брат вынуждал себя к связи с нелюбимой женщиной, потому что так надо. Ею руководило не только одно сочувствие - Рукии ужасно не хотелось, чтобы Бьякуя был с кем-то, кроме Хисаны; так ребенок бы отреагировал на новый брак отца, заранее с ревностью относясь к замене супруги. Рукия никогда не знала Хисану и лицо сестры видела только на фотографии, и, по сути, к той, что бросила ее в младенчестве, должна была относиться с неприязнью, но Рукия жалела Хисану и не винила ее - бросила, чтобы выжить, и ничем плохим для Рукии это не обернулось. А для Хисаны обернулось - возможно, именно чувство вины вызвало болезнь, что свела ее в могилу. И Рукия заранее восприняла бы штыки другую жену Бьякуи; к тому же, она успела привыкнуть, что госпожа Кучики - только одна.

Бьякуя не женится, кроме него и Рукии, у клана представителей нет. Кучики однажды понадобятся наследники; шинигами живут тысячи лет, но их могут убить, в войне с квинси и Бьякуя, и Рукия оба чуть не погибли, и после этого Бьякуя мог задуматься о наследии, а обеспечить наследие могла Рукия. Дать одному из детей фамилию Кучики - вполне возможно, и заранее обговорится в случае брака.

Вот и влюбляйся после этого. Какого черта она вступила в клан Кучики? А все Ренджи виноват - "конечно, соглашайся, это такой шанс, будешь есть досыта и спать на мягкой постели!" Ест-то Рукия досыта, и комната у нее своя, и слуги, но со временем все это великолепие радует все меньше и меньше.

я иду по тонкой и острой грани, сожаленья старые сжав в горсти,
научилась танцам на поле брани,
научилась просто и грубо мстить

[float=left]https://64.media.tumblr.com/180e3fcb7aff35d83fccb861d329978e/tumblr_ngj93dXiWj1t775v8o1_250.gif[/float]
- Я тоже не путешествую, - отвечает Рукия. - Обычно живу в... Каракуре, - как хорошо, что это почти правда. Кучики-младшая очень часто появляется в Каракуре даже после окончания всех войн - она дружит с Ичиго, с Орихиме и с обоими Исида. - В Сеул меня подруга притащила, но... - Рукия с усмешкой кивает на выход из клуба. - Ей и без меня весело. Но она - хороший человек и хороший друг, просто... легкомысленная? - Рукия не уверена, можно ли назвать Рангику легкомысленной, но немного все-таки она такая и есть.

О путешествиях Кучики-младшая никогда не мечтала, хотя путешествия для нее не являются чем-то сложным. Ни денег не нужно тратить, ни времени на долгие сборы, открыла Сенкаймон - и вот уже где угодно. Только не тянуло. Но мечты о том, чтобы узнать новое, Рукии понятны.

- Немного? - она приподнимает бровь, решив, что Чон Иль намеренно преуменьшает свои таланты, чтобы не хвастаться. Рукия не лучший мечник, но глаз у нее наметанный, и было очень заметно, что в любой момент драки он готов схватить меч. - В наши дни это неактуально, но увлекательно, - интересно, что бы сказал Чон Иль, узнав, что для нее это более чем актуально, и что меч Рукии при ней прямо сейчас, не в форме клинка, но, если она примет облик шинигами, то и меч появится в ножнах на бедре? А пока Соде но Шираюки только серебристо смеется в ее сознании. - Ваш тренер был прав, - задумчиво говорит Рукия. - Вы так двигались... Вы все время полагались на меч. Действуя руками, иногда вы делали жест, похожий на желание обнажить клинок. Незаметный жест, вы не дергались, вы, может, и сами не понимали, но вы полагались на меч. Я очень часто видела тренировки брата, - объясняет Рукия свою чрезмерную осведомленность. - А какую вы хотите выбрать профессию?

лед трещит на сердце и под ногами, жжет чужая ненависть до кости —
вот оно, чем стражи нас так пугали, в глубине ломается и хрустит, я устану вскоре ходить кругами —
кто тогда сумеет меня спасти?

Вопрос о ее собственных увлечениях ставит Кучики-младшую в тупик - у нее есть увлечения, и не одно, но когда об этом спрашивают, она забывает обо всех сразу интересующих ее вещах. Но вспоминает быстро. - Я очень люблю кроликов! - признается Рукия. - Особенно Чаппи! - кролики Чаппи - любовь всей ее жизни, она коллекционирует все с Чаппи и ее комната заполнена игрушечными кроликами. - А еще мне нравится рисовать, - жестом обнажающего лезвие меча воина Рукия вынимает карандаш и блокнот из сумки на плече и начинает наглядно демонстрировать свое творчество. Она очень любит рисовать, и ее ничуть не смущает такой резкий переход разговора на рисунок. Карандаш летает по бумаге быстро-быстро, и вскоре Рукия радостно показывает Чон Илю листок с изображением чего-то, что отдаленно напоминает кролика. А может, кота.

Рукия очень любит рисовать, но абсолютно не умеет.

настало время что-то поменять — сперва во мне, потом и в тех, кто рядом,
я холодна — иного мне не надо.
я вижу свет, но в свете
                       нет меня.

+1

9

//Непредсказуемы пересеченья
И разветвления наших дорог.
Мы расстаёмся на несколько жизней,
Чтобы однажды столкнуться в холодном метро.
Странствуя между мирами,
Я храню в себе память
О каждом моём воплощении.
И в назначенный час
Я узнаю тебя
По первому прикосновению//

Чон Илю братья советуют влюбиться, особенно когда ему становится тоскливо и одиноко, будто чего-то не хватает, будто ему тесно в современной прозаической действительности. Любовь считается обывателями лекарством от всех проблем, но, по мнению Чон Иля, в том и проблема, что люди часто ждут от любви слишком многого, слишком идеализируют партнера, ждут, что кто-то придет и решит все проблемы. Мужчины ждут женщину, которая будет готовить еду и рожать детей, женщины – богатого и успешного мужчину, что решит все материальные проблемы. Все стремятся к отношениям, но ни слова не звучит о любви настоящей, когда чужие интересы ставишь выше своих. А настоящая любовь – это труд души, это одновременно и жертва, и трагедия, и в то же время величайшее счастье. Любят не за что-то – иначе будет погоня за любовью, а не любовь. Чон Иль сам не знает, откуда он все это знает, но эти мысли и чувства приходят, словно из давно забытого сна. Ему кажется, что сейчас люди превратили любовь в торг, а он-то ждет настоящего чуда.

- О, я понимаю, - Чон Иль только улыбается, когда Рукия говорит о легкомысленной подруге. – Мои братья тоже вовсю веселятся, - улыбка Чон Иля делается смущенной. – Может быть, кого-то из них тоже можно назвать легкомысленным. Ну ничего, самое главное, чтобы близкие люди были надежными и добрыми, а недостатки есть у всех.

//Лишь для одной ослепительной вспышки,
Лишь ради нескольких звёздных мгновений
Мы будем плыть друг другу навстречу
Сквозь бесконечность и океаны забвения.
Странствуя между мирами,
Ты хранишь в себе память
О каждом моём воплощении.
И в назначенный час
Мы узнаем друг друга
По первому прикосновению,
Где бы я ни был,
Кем бы я ни был//

Внезапно Чон Илю становится неловко – ну вот, выложил все о путешествиях каких-то, а вдруг Рукии это неинтересно? Может, он и сам ей не особо интересен? Может, она вообще с кем другим потанцевать хотела? Хотя не с теми же типами, что он разогнал… Еще и ляпнул, что немного учился драться на мечах – а дерется так, будто всю жизнь только и делал, что меч в руках держал, это еще тренер отметил. Цитировать тренера Чон Иль постеснялся, но теперь выйдет, будто он набивает себе цену и выпендривается… или Рукия так не подумает? Кто бы мог подумать, что легче победить дракона, чем поговорить с симпатичной девушкой?

- Ну, занимался я и правда немного, но тренер удивился, как быстро я овладел этой техникой. На самом деле я всегда так дерусь, с такими жестами, они сами получаются… - говорит Чон Иль и снова смущается. Он не обращает внимания на чрезмерную осведомленность Рукии, даже не замечает этого, потому что для него боевые искусства – нечто само собой разумеющееся. Зато «все время дерусь», наверное, звучит не очень – Рукия еще подумает, что он хулиган какой-нибудь, и этим хвалится. – Я имею в виду, на тренировках… Если честно, я хотел бы и сам однажды стать тренером. Учить детей спорту, помогать им обрести уверенность в себе. Ведь боевые искусства – это не просто драки, это целая философия… - ну вот, нашел о чем говорить с девушкой. Чон Иль может говорить о своем хобби часами, и вроде бы Рукия тоже в теме, но вряд ли это можно назвать романтической идеей для свидания… - Или открыл бы ресторанчик корейской кухни, чтобы люди приходили в него за порцией хорошего настроения, - Чон Иль солнечно улыбается. По его мнению, делать людей счастливыми каким-то простым делом куда интереснее и достойнее, чем работать с теневыми сторонами жизни – а уж в политике, куда прочат его родители, теневых сторон предостаточно.

- Кролики – это мило, - Чон Иль снова улыбается. – Моя сестра когда-то носила на рюкзаке брелки с пушистыми кроликами самых разных цветов. Одно время все девочки их носили. И рисование – это тоже очень здорово. Я сам никогда не рисовал, и вообще не занимался никаким творчеством, - Чон Иль и правда далек от искусства, его познания о художниках ограничиваются любимыми комиксистами – но это не значит, что он глуп, он способен видеть глубокий смысл о спасении мира и в комиксах Марвел. И когда Рукия рисует, Чон Иль вряд ли может оценить это хоть сколько-нибудь профессионально. – Очень мило, Рукия… - он только и может, что солнечно улыбаться девушке. – Может быть, пойдем посидим в каком-нибудь тихом месте?

//Время придёт и мы снова откроем
Книгу на самой последней странице.
И эпилог станет новым прологом,
И мы уйдём, чтобы вновь повториться.
Только бы не разминуться, не заблудиться
В круговороте смертей и рождений.
И в назначенный час вспомним друг друга
По первому прикосновению//

Отредактировано Wang Jung (2021-01-12 11:49:21)

+1

10

снег на трамвайных свернул направо.
да, если хочешь — тай.
ночью я, кажется, буду слабым: вся эта суета
крепко засела в моих бездонных,
даже течет слезой.


Братья. У Чон Иля даже не один брат, и, судя по всему - не два, но он говорит о них спокойно, как и полагается обычному человеку. Да и необычному тоже - вон те же сестры Котецу друг к другу относятся спокойно и любяще. Им хорошо - они не ждали всю жизнь признания. Им хорошо - они не видят в сестре лицо мертвой возлюбленной. Рукия же с возрастом начала многое осознавать и теперь искренне жалела Бьякую, и действительно - неважно, какой твой близкий человек, важно, что близкий.

Правда, назвать Кучики Бьякую легкомысленным - все равно, что сказать, что снег горячий.


просто заноза попала в сердце —
льдышка, слегка знобит.


Рукия безошибочно отслеживает по взгляду Чон Иля его братьев - те вовсю танцуют и флиртуют с девушками, кое-кто даже излишне откровенно, но не это ее настораживает. Что-то другое, непонятное... точно. Движения. Они не дерутся, а танцуют, но мечника от обычного человека отличает даже походка, если уметь замечать, а Рукия умеет. Еще пару лет назад она бы отмахнулась от своей догадки, но после обретения банкая и хаори Кучики-младшая поняла - хоть она и не мечник, но мечом владеет тоже хорошо, и чутье у нее есть. Да, она далеко не такая хорошая мечница, как Ренджи, и, тем более, Зараки Кенпачи и Унохана-тайчо, с ними никто не сравнится. Да, чутье Рукии хуже, чем у Сой Фонг и Хинамори Момо, ибо у одной чутье - часть профессии, а другая - просто очень талантлива в этом. Но Рукия все равно способна замечать чужие движения и прочие мелочи.

- Твой тренер удивился не зря. Я почти уверена, что ты сразу же овладел мечом, - Рукия не помешана на холодном оружии, на фехтование ставку делает гораздо меньшую, предпочитая шикай, но, решив стать сильнее - пошла к Юмичике и попросила его потренировать ее в фехтовании. Почему Юмичику? Потому что он тоже бродяжничал в Руконгае и мог ее понять. Почему не Ренджи? Потому что Ренджи самого бы кто-то чему-то научил; Рукия любит и ценит друга, но он и как ученик даже у милой лапочки Хинамори вызывал желание стукнуть книгой по дурной рыжей башке /что она и делала/, а в качестве учителя тем более ни на что не годился. Почему не Иккаку, который бродяжничал вместе с Юмичикой? Потому что Иккаку психованный, себе дороже.


нам от зимы никуда не деться,
она никогда не спит.


- Я понимаю, на тренировках, - улыбается Рукия. - Но и вне тренировок иногда хочется врезать, - да хотя бы ее собственная привычка здороваться пинками. Только что она несет, что значит "врезать", что за выражения, она аристократка!
[float=right]https://i.imgur.com/5s8nf68.gif[/float]
Отучиться ругаться было сложнее, чем овладеть мечом. До сих пор несанкционированные словечки наружу рвутся.

- И ты хотел бы быть тренером? - Кучики-младшая смотрит с уважением. - Это сложно. Я бы не смогла, - как хорошо, что она не обязана и спихнула тренировки с рядовыми на Коцубаки. Но все равно однажды придется учиться и... учить. Забавно звучит: учиться учить. Но если даже люди учатся на педагогов, то что-то в этом есть. - Ресторан - тоже хорошая идея, но разве это не скучно? Готовить еду, вести бизнес... - Рукия не умеет готовить и это закономерно, когда ты бродяжка - готовить не из чего, когда ты аристократка - готовить не положено, ибо зачем тогда в поместье Кучики поваров держат. И цифры - не то чтобы Рукия страдала от необходимости составлять отчеты, как Ренджи и Юмичика, которые буквально рыдали и бились головой об стол, видя стопки документов /причем Юмичике еще везло, потому что его капитану на все бумажки было плевать, а вот Бьякуя гонял Ренджи с отчетами, как бобика, тыкая носом в каждую ошибку/, но и не так этим увлекалась, как Хинамори или Нанао, которых хлебом не корми, а дай зарыться в документацию с головой. Приходилось - делала, но без восторга.


я так замерз, и меня колотит,
зуб не попал на зуб.
ты забегай ко мне, я не против,
встречу тебя внизу.


- А моя сестра умерла, - Рукия сама не ожидала, что скажет это, она не любила распространяться о Хисане, даже с Ренджи, что был ее лучшим другом, о ней не говорила, даже с Бьякуей - и то не говорила, хотя с ним уж точно могла бы, но единственная их беседа о Хисане состоялась на холме Сокиоку, пока Унохана-тайчо лечила раненого Бьякую, который вовремя спас Рукию, закрыв ее собой. И беседой это назвать можно было с натяжкой - Бьякуя рассказывал, Рукия слушала и держала его за руку. И потом - ни слова. Хисана стала запретной и личной темой. Но Чон Илю Рукия о ней говорит - и ничего не мешает, и не кажется, что это неправильно. Да и не больно же ей от потери Хисаны, она ведь ее не знала. Это Бьякуе было больно, а Рукия просто узнала правду, переварила, приняла - и все-таки было грустно. Как раз от того, что не знала. У нее была сестра, все время, пока Рукия бродяжничала в Руконгае - у нее была родная старшая сестра, которая ее бросила, а если бы не бросила - кто знает, вдруг обе бы выжили? Вдруг были бы, как сестры Котецу? Это же такая редкость - умереть и переродиться в Руконгае вместе, и часто Рукия косилась на двух Котецу с тайной завистью - вот Исане же Кийоне не бросила почему-то. Но и винить Хисану Рукия не могла - та сама себя так винила, что чувство вины ее и убило. Сложно. У Рукии всегда сложно. Сложно с братом, который всегда отстраненно-ледяной. Сложно с сестрой, которая для Рукии не существовала, но была ее копией и вечно терзала сердце мыслями "а если бы?.." Сложно с другом - единственный друг, и то умудрились расстаться и друг на друга обидеться /точнее, обиделась больше Рукия/. Сложно с наставниками - одного Кучики-младшая убила лично, другой умер у нее на глазах, прощаясь со всеми присутствующими там шинигами, но в основном - с ней, с Рукией. И с самой собой ей сложно. Может, потому ее и убивает собственный банкай - потому что подсознательно Рукия так себя во всем винила и так грызла, что это отразилось на способности Хакка но Тогаме, мол, хочешь умереть - так умри хотя бы на время?..

А с Чон Илем почему-то не сложно. Он и кроликов не высмеивает, хотя увлечение Рукии не понимал даже Ренджи, он и над ее рисунками не смеется, хотя, опять же, все друзья и знакомые ржали, хоть и знали, что получат за это пинок, и предлагает ей где-то посидеть - а почему бы не посидеть. В более тихом месте.

- Да, кролики очень милые, - сияет Рукия. - Пойдем отсюда, ты прав, тут шумно, я не привыкла к такой обстановке. Меня сюда Рангику притащила, но мы потом друг друга найдем без проблем, - по реяцу. - А куда пойдем? Я не знаю... - Кучики-младшая глотает слова "мир живых". - Сеул.


мокро растает уставший город,
на яблоню выйдет цвет.
кажется, будто я очень скоро проснусь,
а зимы и нет.

+1

11

//Сквозь тревожные сумерки, дым сигарет
отражается в зеркале нервное пламя свечи
Я сижу за столом, на столе - пистолет
Я играю в игру для сильных мужчин
Ты еще не знаешь, насколько
Все это будет всерьез
У меня осталась два часа до рассвета
И еще один нерешенный вопрос
Кто мы, незнакомцы из разных миров
Или, может, мы - случайные жертвы стихийных порывов
Знаешь, как это сложно - нажать на курок
Этот мир так хорош за секунду до взрыва
Я, увы, не знаю насколько
Все это было всерьез
Твоя тень, к сожалению, не может ответить
Мне на этот несложный вопрос//

У Чон Иля много братьев – столько, что порой он сам сбивается со счета. И характеры у них у всех непростые, и цели в жизни – все они уже давно не дети, и найти общий язык подчас сложно. И нельзя сказать, чтобы отношения Чон Иля с братьями складывались сами собой, без конфликтов и разногласий – Чон Иль, конечно, в семье один из самых открытых и доброжелательных людей, но у многих братьев свои тараканы в голове. И даже у сестры непростой характер – но все равно Чон Иль любит своих близких такими, какие они есть, и ни за что не хотел бы других. Семья – это сложно, а все хорошее требует усилий. Но все равно в семье друг друга не бросают.

- О да, так и было, я быстро научился драться с помощью меча, - Чон Иль немного смущается. – Ты только не думай, что я хвастаюсь… хотя я хвастаюсь, - он улыбается, пытаясь разрядить обстановку юмором. Все-таки, даже если ты владеешь боевыми искусствами, искусство общения с симпатичной девушкой гораздо сложнее, и не смущаться мало кому удается, конечно, если ты не совсем законченный наглец.

- О да, например, таким, как эти хулиганы, что тебя доставали, - слово «врезать» ни капельки не смущает Чон Иля – напротив, он рад, что Рукия поняла его и не осудила. От родителей как за слово «врезать», так и за соответствующее действие, сразу бы прилетела нотация длиной в целый вечер, а с Рукией можно общаться просто и легко. Это радует Чон Иля. Он понятия не имеет, какая у нее семья, но даже не подумал бы, что она аристократка – простая хорошая девушка, без всяких понтов. А в жизни Чон Иля так не хватает естественности…

- Ну, вести бизнес действительно сложно, но, надеюсь, бухгалтерией буду заниматься не я, - усмехается Чон Иль. – А в остальном – радовать людей вкусной едой было бы здорово. Во всяком случае, это лучше, чем пойти в политику, как хочет отец… - неожиданно для самого себя проговаривается Чон Иль. Ну вот, теперь Рукия узнает, что его отец – крутой политик. Но ей ведь все равно интересно общаться с ним самим? Да и невозможно ни с кем не поделиться, как он устал от прессинга семьи.

Откровенность за откровенность – похоже, на откровения потянуло не только его, и Рукия признается в том, что ее сестра умерла. Среди ярких огней и клубной музыки такое откровение – словно гром среди ясного неба, заставляющий задуматься о быстротечности жизни… И правда, как часто мы куда-то бежим, спешим, гонимся за мифическим успехом, забывая о том, что жизнь коротка… Чон Иль сокрушенно вздыхает. В этой жизни ему еще не доводилось терять близких - так откуда же он знает, как это может быть больно?

- Прости меня, я не знал. Мне очень жаль, соболезную, - он осторожно кладет руку на плечо Рукии, сначала немного колеблясь, словно сомневаясь, позволено ли это ему. Аристократка не аристократка – но Рукия производит впечатление сильной и уверенной в себе девушки с чувством собственного достоинства.

И у Чон Иля нет ни малейшего желания высмеивать ни кроликов, ни рисунки Рукии – почему нет, кролики действительно милые, а когда человек самовыражается – это всегда прекрасно, пусть даже и не совсем умело. А сбежать в тихое место Чон Илю сейчас особенно хочется – раз уж начались такие задушевные разговоры. В его жизни редко находится место душевности, хотя для него это очень важно.

- Я вообще не люблю клубы, меня сюда братья притащили, - улыбается Чон Иль. – Пойдем, я покажу тебе один милый ресторанчик, хотел бы я сам организовать нечто подобное…

Чон Иль выводит Рукию из дверей клуба и ведет в свой любимый корейский ресторан национальной кухни. Там мило, уютно, вкусно пахнет чаем и специями.

//Мы накажем друг друга высшей мерой отчаяния
Для того чтоб из памяти этот вечер изъять
Здесь одна только пуля... Не огорчайся,
я кручу барабан, эта пуля - моя...
И теперь мне точно известно
Насколько все это всерьез
Потому что молчание ведь это тоже
Ответ на мой нелепый вопрос//

Отредактировано Wang Jung (2021-02-26 11:25:09)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » межфандомное » добрые сказки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно