Гостевая Роли и фандомы Нужные персонажи Хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » uber — ni — zation


uber — ni — zation

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/pOBVx6x.png

https://i.imgur.com/4kogt3i.png

JON SNOW & ROBB STARK - A FRIENDLY REMINDER : STOP SHRINKING TO FIT PLACES YOU'VE OUTGROWN.

[icon]https://i.imgur.com/GPHswk0.png[/icon]

+9

2

COME, LET'S GO
SNOW-VIEWING
TILL WE'RE BURIED.

Лето на вкус - земляника ; на скрипучем велосипеде Джон уезжает за территорию Винтерфелла, подальше в лес, куда ещё не добрались остальные. Пачкает пальцы красным соком, а потом валяется на мягком и слегка влажном мхе до самого вечера, вытаскивая из рукавов забравшихся туда муравьёв. Нэн из земляники делает варенье и никогда не разрешает его трогать - до зимы, говорит она. Вместе с Арьей Джон таскает банки - старуха не замечает, даже когда их рты перемазаны сладким. Нэн добрая, когда остальные нет. Мейстер опять ругает за забытое домашнее задание и испачканные в машинном масле рукава, Лорд Старк - за рассеянность на стрельбище, Леди Старк - за всё сразу. Джон, если обиду и держит, то совсем недолго, потому что потом перед сном понимает - им тоже тяжело. Джон из тех, кто в конце-концов приходит к осознанию своей виновности во всём происходящем, но не потому что у него слишком доброе сердце или отсутсвует эго - просто потому что так проще. « Я итак знаю [ что я не такой умный, как остальные - что я вам мешаю - что я чужой ] » всегда звучит лучше, чем « Извините ».

Сердце Джона застенчиво скулит ; он понимает - в будущем придётся со всем смириться. И с именем своим, и с местом в семье. И понимает - у него это получится. Пускай сейчас поболит, чтобы потом перестало. Сердце скулит, понимает, что из него ничего не выйдет, что он - дело пропащее, неуместное. Но перебирая очередной автомобильный двигатель, Джон чувствует, как оно шепчет ему нежные гадости, а утром блуждает бесстыдно в его отражении в зеркале, топит в реках визгами, сжигает взглядами - Джон хочет признания. Хочет, и никогда об этом никому не признаётся, чтобы не получить обескураживающий вопрос, на который ему слишком страшно искать ответ - зачем ?

Джон молчаливо завидует отсутствию страха в глазах Робба, когда тот предлагает взять машину и уехать на Стену. Джон смотрит на себя, ломая четвёртую стену, и видит лишь напряжённый стальной ужас, потому что знает - он согласится, а потом будет вынужден в очередной раз выслушивать колющие и режущие слова Леди Старк, от которых ему будет запрещено уворачиваться.
Любая затея Робба всегда оборачивается крахом, Джон выучил это уже давно ; а ещё он выучил, что несмотря ни на что, хочет участвовать в каждой. Сноу завидует храбрости и упорству Старка, потому что ему самому таким безрассудным быть нельзя - боится, что в любой момент его могут выгнать за пределы Винтерфелла без билета обратно. И куда он пойдёт ? В Королевскую гавань искать мать, имя которой он даже не знает ?

Джон вздрагивает. Иногда здесь на Севере он чувствует себя одиноким, значит на Юге будет ещё хуже.

Стена голая, пустая, огромная, как целый мир - мир, в котором Джон мог бы создать свой. Эта мысль режет череп так естественно и легко, что он дёргается. Чужой мир, который может стать его - мысль для бастарда новая, странная, дискомфортная.
Потёртой толстовки явно недостаточно, чтобы справиться с холодным ветром.
Джон думал, что Винтерфелл - великан, опустившийся на землю, закрывший каменными стенами горизонт, если стоять на террасе дома Лорда. Оказалось, что Джон слишком плохо думал о великанах. Стена огромна.
Джон смотрит на свой ботинок, внезапно чувствуя себя таким незначительным, маленьким. Ещё незначительнее, чем он был всегда. Он оглядывается на Робба. И Робб тоже кажется ему незначительным, даже с кровью Старков в венах. Джон пугается - никогда такого раньше не было, никогда. Старки для него всегда были самым большим, самым важным, самым твёрдым в этом мире. Оказывается, что Джон слишком хорошо думает о Старках. Стена огромна.

Джон молчит всю дорогу обратно до машины, закусывая щёку со внутренней стороны. Теребит в руках выпавший из ботинка, пока они пытались убежать от Ночного дозора, язычок. Ботинки старые, кое-где криво им зашитые, совсем неприспособленные для снега. Падая на холодный лёд, Джон вылавливает взглядом обувь солдат Дозора - крепкие чёрные ботинки с мехом внутри. В таких до Юга не добраться - где-то на пороге между льдом и тёплой землёй остановятся, встанут, как вкопанные. Джон с детской капризностью понимает, что хочет такие же, лишь бы не на Юг. Потом понимает - для тех, кто на стене, всё - Юг, кроме беспроглядной белой пустоты.

Слева от Джона - Робб. Справа - удаляющийся образ Стены, а пустота - он сам.

Джон насильно отрывает взгляд от окна. Смотрит на брата. Хмурится.[icon]https://i.imgur.com/GPHswk0.png[/icon]

+4

3

Робб расправляет воротник куртки, глядясь в Джона, как в собственное зеркало. Они похожи - все чаще хочется хлопнуть его по плечу и спросить, ты что, не видишь? Но Джон смотрит из-под сведенных бровей, и в глазах у него блестит красноватым отсветом набранная в горсти дикая земляника, кровь на ссаженных костяшках, красные глаза волка альбиноса. Джон опускает голову, пока Робб задиристо вздергивает подбородок.

- Иногда ты такой серьезный, просто ужас.

Крыло автомобиля холодит поясницу, пока Робб ловит кончиков сигареты медленно опускающиеся с неба снежинки. Вздерни голову - кажется, Боги посыпают пеплом их нерадивые головы, раз сами они каяться не умеют. Робб улыбается мыслям - сейчас кажется, гори хоть весь мир, ему все ни по чем. Северный ветер с визгом облизывает дорогу шершавым снежным языком, кусает Робба за шею. Весело сейчас играть во взрослого, он знает, на Стене их приняли бы как дóлжно, как наследников Хранителей Севера, но какая тогда во всем этом забава?

Забавно - обжигать ладони о ледяные глыбы. Забавно - оглядываться через плечо на Джона и замечать, как он наконец отпускает свои тревоги, и просто отдается ветру, холоду, льду. Рано или поздно холод становится злым, агрессивным, и это тоже забавно. Сколько получится выдержать здесь, на краю мира. Робб пошире расставляет ноги, чтобы лучше держать равновесие, но это кается совершенно незначительным теперь. Какая разница, если он упадет? Никто этого не заметит, никто не услышит его крика. Приходится оглянуться на Джона - украдкой, чтобы то не заметил, что Роббу стало страшно от того, как мало, кажется, все значит. Кажется, можно почувствовать тяжесть ледяного массива стены просто стоя на ней.

Робб всегда думал, что Винтерфелл и есть Север. Крайний и самый северный форпост семи королевств. На поверку оказывается, за краем мира есть еще что-то. Мир не просто заканчивается.

Они видели белесую молочную пустошь, простирающуюся вперед, насколько хватало глаз. Там, где их взгляд уже не различал снежных барханов и черных скелетов деревьев - снежная пустошь превращалась в марево белого тумана, которое все же не было ничем.

- Как думаешь, что там? - Робб задает этот вопрос тихо, так, чтобы его не услышал никто, кроме Джона. Джон не отвечает - и Робб начинает сомневаться, что и брат его услышал. Мысль о том, что за Стеной, приносит тревогу незнания. Если что-то, во что они раньше верили, оказывается неправдой - только пни его, это знание, покачнется, развалится детской пирамидкой. Сколько еще из тех вещей, в которые они верят, может оказаться неправдой?

Их ловят, конечно.

Глупо было думать, что им удастся взобраться незамеченными на Стену и исчезнуть, не будучи обнаруженными. Их ловят и сажают в служебную машину, как нашкодивших щенят, даром что носом в Стену не ткнули, чтобы неповадно было. Машина старая, разболтанная, и надсадно стонет, пока бородатый и молчаливый брат Дозора везет их в Винтерфелл. Он не поддается ни на лесть, ни на уверения Робба, что они сами прекрасно найдут дорогу в замок.

Домой их возвращают с позором, и Робб видит холодную восковую вежливость на лице матери, когда она благодарит брата Дозора за то, что доставил мальчиков целыми и невредимыми.

- Машину пригонят чуть позже, - говорит напоследок мужчина и уходит, скользнув подолом черного плаща по полу.

Робб виновато опускает голову и шепчет Джону:

- Прости.

Кейтилин уходит, не говоря ни слова, и они остаются наедине в приемном зале. Робб и правда чувствует себя мальчишкой - маленьким и наивно решившим поиграть во взрослые игры. Забавно теперь только думать, что за наказание их ждет.
[icon]https://i.imgur.com/gBGPQSM.png[/icon]

+4

4

прижмя к стеклу свой пятачок
так выворачивал плечо
что плечи сникли

В лихорадке гриппа, под причитания Нэн, Джон всегда видит Юг, маячащий перед ним шёпотом слухов из коридоров Винтерфелла. Когда он болеет, всё становится резким, а сам он - удивительно уязвимым. Старки чихают раз в год, когда Джон вытирает сопли и пытается скрыть простуженное горло за подростковой хрипотой. Он греет воду в турке над зажигалкой и мечтает о сладком чае с лимоном.

- Что-то там точно есть, - отвечает, пиная ногой ледышку, что опасно сверкает под ногами. - Не может быть, чтобы было так много земли и совсем ничего.
Сказки про великанов и ледяных драконов вдруг перестают казаться просто сказками.
Джон ловит себя на мысли, что хочет быть здесь, когда падать будет стена.
Будущее приходит к Джон упавшими на ресницы снежинками, которые отказываются таять.

Он смотрит на сломанный спидометр машины Ночного Дозора и кусает язык, чтобы не предложить его починить.

Госпожа Старк разговаривает с незнакомцем из Дозора лучше, чем когда либо с самим Джоном. Ребёнок внутри него извивается обидой и не знает куда смотреть. Джон пытается смотреть на Роба, но слишком быстро понимает, что его вины в этом нет. Поэтому смотрит опять в пол. Беспомощность кусает щёки, когда он бросает последний взгляд на мужчин из Дозора, скользит по тёплому меху их воротников и сухости их лиц. Во рту впервые появляется желание стоят за себя и брыкаться, пока не порвутся канаты.

Последний взгляд леди Старк пережимает его горло. Джон смотрит ей вслед щенком, которого всё никак не выберут хозяева, потому что он вообще дворовый и его подкинули кормящей матери. Ребёнку внутри него хочется ласки и признания, но сказать об этом не получается. Тыкается и ползает щенком самостоятельное слово, которое Джон себе никогда не позволит. По ночам в подушку он ругается с ними всеми, отстаивает себя, ищет свои границы, но на утро лишь наволочка остаётся измятой.

- Не извиняйся, - вздыхает он. - Я сам согласился поехать с тобой.

Они знали, что их поймают, ещё когда только заводили мотор и вбивали в GPS дорогу. Интереснее было когда именно.
Робб выглядит виноватым, и Джону от этого печально. Кажется, словно только Старку хотелось на Стену, что совсем неправда. Джон тоже хотел стоять на краю мира и понимать, что вся их детская наивность выбивается из алгоритма взрослого взгляда. Хотелось дрожать внутри от знака « Проход запрещён » на обледеневшем заборе из сетки, хотелось скрипеть зубами в попытке сконцентрироваться и не упасть лицом в снег. Разные фамилии не делают разными их самих, и Джон неприятно задевается от мысли, что Робб всё-таки видит его чужим. Близким, но чужим.

Почувствовав ласку в своём голосе, Джон тихо говорит :
- Я рад, что мы туда съездили.

Теплоту прячет за попыткой вытряхнуть из ботинка уже давно растаявший снег. Недолюбленный ребёнок боится недолюбить других. И поэтому запутывается как именно это надо делать. Он закидывает Арье снег в воротник, таскает по ночам книги из библиотеки для Брана, находит на кухне мармелад для Рикона и внимательно следит за мальчиками, которые слишком долго смотрят на Сансу.
Ржавые детали старых машин складываются в его жизнь, когда к ним подбирается мороз.
Джон соврёт, если скажет, что настоящий Север, тот что при Стене и после, не манит его возможностью от всего это сбежать ; от своих кривых зеркал, отражающих мальчишку с перекошенными от молчания глазами. Но из немногих уроков отца, Джон слишком хорошо помнит, что у него нет возможности делать выбор из страха.

- Кажется, мне сегодня опять придётся пропустить ужин, - говорит Джон, кивая в сторону двери, куда ушла леди Старк. Где-то в гараже осталась пачка сухого печенья. [icon]https://i.imgur.com/GPHswk0.png[/icon]

+2


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Фандомное » uber — ni — zation