гостевая книга роли и фандомы нужные персонажи хочу к вам

BITCHFIELD [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » one point perspective


one point perspective

Сообщений 31 страница 34 из 34

1


one point perspective


Adam & Acapulco // San Francisco // 2028

https://i.ibb.co/bWY9Ymc/one-point.png

Можно было бы сказать, что после «Артемиды» наступили обычные серые будни. Можно было бы.
Только вот в их случае это вовсе не так — Манфред это полная противоположность будням, а Адама едва ли можно назвать обычным.
Да и тем более —между ними ведь «особая химия», разве нет?

By the time reality hits, the chimes of freedom fell to bits
The shining city on the fritz
They come out of the cracks, thirsty for blood

Отредактировано Manfred Stone (2021-08-24 01:06:49)

+1

31

И хочется пошутить и сказать что-нибудь вроде «столько не живут», но в случае с Адамом как раз таки живут.
Сам же Манфред не вполне уверен в том, что протянет хотя бы до пятидесяти. Конечно, это не было бы проблемой, будь Стоун вовлечен в какую-нибудь другую деятельность. Но в его нынешнем положении даже вопрос «кем вы видите себя через десять лет?» звучит как издевательство.
Хотя, не то чтобы это его так уж сильно парит. Но все же немного начинает в тот самый момент, когда Адам упоминает это трехзначное число.

Только вот сейчас совершенно не время и не место для подобных экзистенциальных мыслей – Манфреда в принципе не часто подобные посещают, потому что он попросту не привык думать подобными категориями. Как-то не приходилось прежде.
Изменится ли что-то теперь? Может быть. Но, возможно, и нет.

Так или иначе, но предаться безудержной рефлексии о скоротечности жизни он всегда успеет.
Хотя, с другой стороны, умудрился же он как-то не откинуться в «Артемиде», несмотря на то, что к этому были предпосылки? Может, ему все же везет?

– Какое упущение… – фыркает Манфред, невольно чуть откидывая голову назад, сильнее открывая доступ к шее. Он запускает пальцы в волосы Адама на затылке, слегка их оттягивая и царапая кожу. Сдерживаться уже становится все сложнее и сложнее – да уже и бессмысленно. И потому Стоун начинает подаваться бедрами навстречу, хоть и получается немного рвано. – Охренеть – получается, больше восьмисот лет никого и ничего не было? Сколько же придется наверстывать… – добавляет Манфред, несдержанно рассмеявшись, и в следующий же момент кончает с хриплым стоном, вцепившись в волосы Адама.
Однако почти сразу же рука расслабляется – а вместе с ней и как будто бы все тело разом. Шумно выдохнув, Манфред утыкается лбом в плечо Адама, замирая так на несколько секунд. И он лишь мимоходом ощущает струи воды, летящие на них из душа.

– Не знаю, как ты, а я бы реально прилег лет эдак на восемьсот, как минимум. Можно чуть меньше, окей, ну ты меня понял, – глухо произносит Стоун в плечо Адаму, после все же поднимая голову, чтобы взглянуть на него. Он не отводит глаза секунд десять, внимательно изучая, будто бы видит его впервые (хотя, это как посмотреть – в какой-то степени именно так впервые), а после, усмехнувшись, добавляет: – Ну что, с началом плодотворного сотрудничества? Или тебе больше нравится термин «партнерство»?

+1

32

Адам почти инстинктивно подхватывает Акапулько второй, теперь освободившейся уже рукой, когда тот расслабляется и упирается лбом ему в плечо. Последние сказанные тем слова всё ещё звенят у него в ушах вместе со смешком и стоном, вызывая некий ступор - Адам не знает, как на них реагировать, хотя они как таковой реакции и не подразумевают.

Они стоят так не слишком долго, но его вторая рука успевает сместиться с плечо к шее Стоуна, чтобы коснуться кончиков его волос там, а затем вовсе оказаться у его лба, когда он наконец слегка отстраняется. Адам бездумно убирает в стороны прилипшие к коже пряди и смотрит на него так же молча следующие несколько секунд. Прилечь, в принципе, не такая уж плохая идея. Даже скорее идея хорошая. Конечно, им для этого придётся либо поменять на постели бельё, либо (что может быть чуточку проще в условиях этого дома), сменить саму спальню. Только вот...

Какая-то часть его хочет возразить, мол, "сотрудничеством" или - тем более - партнёрством это можно будет назвать лишь если Акапулько останется с ним на ночь, хотя никакой логики в этом нет. Да и терминология совсем неподходящая - технически "остаётся" где бы то ни было в этом доме он сам. Он - гость, и у него нет собственного места, "его" комната считалась таковой исключительно потому что Манфред всю прошлую неделю оставлял без внимания и его самого, и его местоположение в доме. И все эти тонкости, разумеется, ещё один аспект этого их достаточно сомнительного, как ни крути, "сотрудничества". Партнёрства.

- Если честно, - заговаривает снова Адам, отводя глаза и протягивая руку, которой он уже не держит Стоуна, в сторону, чтобы взять с полки гель, - я не очень представляю, что могу тебе дать, кроме неприятных воспоминаний о месте, которое ты предпочёл бы забыть, как страшный сон.

Гель в его руках, как он и предполагал, оказывается штукой универсальной - предназначен и для рук, и для тела, и для головы, и всех прочих мест, которые вам вздумается. Вылив немного в ладонь, он всучивает остатки Акапулько, а сам, кажется, даже не до конца сообразив, что он делает, чуть отстраняет его от струй воды и принимается мыть ему волосы.

- Секс, как сейчас? - Адам чуть вздёргивает бровь, продолжая говорить, не услышав ответа и не встретив сопротивления (видимо, его "партнёр" всё ещё находится в состоянии шока). - Сомневаюсь, чтобы у тебя хоть когда-то были с этим проблемы. Все твои желания удовлетворяются практически в момент, достаточно одного телефонного звонка.

Наконец ему начинает казаться, что он знает, почему Стоун молчит - скорее всего копит возмущение и агрессию, если судить по его глазам. Адаму кажется, что тот сейчас взорвётся, отбрасывая его руки в стороны, и накинется на него с претензией в духе "Кой чёрт ты делаешь?!", и, в принципе, будет прав. Наверное.

- Ты сказал, что не знаешь, всегда ли у меня были проблемы с головой, или меня всё ещё "колбасит" после прошлого воскрешения, - подытоживает он, опустив обе руки, ощущая как мыло стекает с его пальцев, капает на ноги и скользит вниз по бёдрам. - Полагаю, здесь понемногу и того, и другого.

+1

33

Возможно, термин «сотрудничество» действительно звучит несколько странно, если учитывать все то, что сейчас произошло между ними. Сухо и как-то слишком по-деловому? Возможно. Но для слова «отношения» Манфред чувствует себя слишком уж прожженным.
В принципе, они ведь неплохо сконтачились еще в «Артемиде» (и не только в плане секса). Конечно, Стоун не берет в расчет самое начало, когда к его горлу был приставлен столовый нож – но даже в этом была своя особая изюминка, пусть в тот момент самому Манфреду так не казалось.

А после, когда они разбирались с Ниццей и Франклином?
Сейчас, прошествии некоторого времени, Стоун думает о том, что сам он вряд ли бы справился. Или справился бы – но не настолько хорошо, как вместе с Адамом. Да, он может сколько угодно выделываться и строить из себя самого крутого в мире – но подобные разборки это совершенно не его стезя. Привычная его стихия – это деловые переговоры на миллионы долларов в вычурных интерьерах, на которых редко, когда может случиться что-то экстраординарное.
И покореженный глаз – последствие одного такого исключительного случая.

В ответ на слова о «страшном сне», Манфреду очень хочется как-нибудь экспрессивно возразить, но он практически сразу же лишается такой возможности, потому что Адам вдруг начинает намыливать его голову гелем.
Первые секунды Стоун стоит в ступоре – потому что, блять, какого черта происходит вообще? Нет, это, конечно, все очень даже приятно, но параллельные рассуждения настраивают на совершенно другой лад.
И потому он так и продолжает стоять, ничерта не понимая и сверля Адама озадаченным взглядом, пока тот распинается.

Желание возразить, перебить, выругаться и взорваться становится почти невыносимым, но Стоун каким-то чудом сдерживается. И все же, когда Адам, наконец, заканчивает говорить, проходит еще несколько секунд, прежде чем Манфред находит, что сказать и с чего начать.

– Так, окей, я... Блять! – начинает было Стоун, но в этот момент в глаз попадает шампунь, который тут же начинает разъедать все на свете. – Зараза…

Зажмурившись, он отставляет шампунь куда-то на полку, не глядя, и встает под душ, чтобы смыть с себя все.
– Во-первых, в нынешнее ебанутое время проблемы с головой есть у всех, так что не обольщайся, – произносит Манфред, попутно пытаясь промыть глаза, которые все еще нещадно щиплет. – Да, твои проблемы, возможно, более выебнутые, но все же. Не аргумент, вот вообще. Во-вторых, – продолжает Стоун, развернувшись лицом к Адаму и попутно промаргиваясь, – меня вполне устраивает секс с тобой, и ты зря думаешь, что это не является весомой причиной для того, чтобы продолжать это все. Но дело, конечно, не только в этом.

Прочистив глаза настолько, чтобы можно было не умирать от разъедающей боли, Манфред, наконец, поднимает взгляд на Адама.

– Когда я говорил о сотрудничестве, я именно это и имел в виду. Там, в «Артемиде», я видел тебя в деле – а если еще прибавить ко всему этому бонус в виде бессмертия… Это же охуенно, с какой стороны ни посмотри, – вздернув бровь, произносит Стоун, зачесывая назад мокрые волосы. – Проще говоря – мне нужен тот, кто будет прикрывать мою задницу, а ты для этого идеально подходишь, как мне кажется. Конечно, это все равно не является стопроцентной гарантией того, что меня не грохнут однажды к херам, но тем не менее.

+1

34

- Бессмертие - так себе бонус, если помнить, что оно почти точно так же, как и смерть, выводит меня из строя на какое-то время, - не глядя на Акапулько парирует Адам, внимательно всё это время разглядывая собственные руки и пытаясь понять причину их прошлого поведения. Как Стоун не ожидал от него таких действий, так и сам Адам не до конца понимал, от чего взялся мыть тому волосы. - никогда не знаешь, где будет ближайший водоём.

Да и вообще - не знаешь, как это работает, пока не вспомнишь всё полностью, а этого пока не происходит. Триггерить процесс Акапулько наотрез отказывается по каким-то непонятным до конца причинам, так что приходится иметь дело с тем, что есть. Но Адам не то чтобы отказывается... Просто человек, стоящий перед ним, собирается доверить ему свою жизнь, в прямом смысле этого слова. И мысль о том, чтобы дорожить кем-то - хотя бы чисто в деловом ключе - и защищать кого-то непривычно ложится в его сознании. Даже без полных воспоминаний, исключительно по тому, как легко и непринуждённо, без малейшего колебания он отправил на тот свет сначала Вайкики, а потом и безымянную девушку-ассасина, абсолютно привычными, въевшимися с мышечную память движениями, не трудно сделать вывод о том, что его предпочтения или хотя бы просто склонности скорее лежать в ключе противоположном. Адаму ничего не стоит отнять жизнь, и он очень сомневается, что ему хоть когда-либо приходилось такую жизнь защищать. Это что-то новое.

И, может, в чём-то Стоун прав - тому, кто умеет убивать, достаточно просто использовать свои знания в обратном ключе: зная множество способов, которыми можно убить (особенно, если у тебя напрочь отсутствуют предубеждения относительно нравственности и морали), ты всегда можешь сообразить, как подобных исходов избежать, вот только... И он снова мысленно возвращается к Вайкики и девушке - все его навыки и привычки, его собственные пристрастия в части лишения кого-то жизни явно носят эдакий ретро-характер. Они и для 2013-го года не отличались особой современностью, а уж к 2028-му тем более безнадёжно устарели.

- Следить за твоей безопасностью, - медленно проговаривает он наконец, тщательно смывая с рук мыло под потоками воды, - в обмен на крышу над головой, еду и секс? Звучит очаровательно.

Адам криво улыбается и подаётся вперёд, обхватывая раскрасневшееся от реакции на мыло лицо Манфреда, явно нацеливаясь на поцелуй. Тот, вроде бы, не возражает, и на это у них уходит ещё пара минут. Устраивает ли его секс с Акапулько, как всё устаревает того? Возможно. Хотя, на данном этапе, кажется, что его в принципе устраивает секс только с Акапулько...

- Но тебе придётся многому меня научить, объяснить кое-что. У той девушки в отеле было что-то с глазами, - произносит он быстро быстро, но едва ли громче шёпота, не выпуская лицо Акапулько из рук, - и я должен знать, что. И понять, что за люди её наняли, в случае, если им вдруг приспичит придти за тобой.

Отредактировано Adam (2020-12-19 00:51:19)

+1


Вы здесь » BITCHFIELD [grossover] » Прожитое » one point perspective