POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » поберегите себя хоть для меня


поберегите себя хоть для меня

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1539/475270.png[/icon][nick]Pyotr Grinyov[/nick][fandom]the captain's daughter[/fandom][char]Пётр Гринёв[/char][lz]<center>Сладко было спознаваться Мне, прекрасная, с тобой;</center>[/lz][status]береги[/status]

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1539/163507.png

Ты, узнав мои напасти,
Сжалься, Маша, надо мной,
Зря меня в сей лютой части,
И что я пленен тобой.

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1539/807058.png

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1539/913186.png

Маша х Петя

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1539/397272.png

+5

2

[nick]Maria Mironova[/nick][status]избави[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/c8/7c/fd/c87cfda4ae5432ce495021c4a2750e16.jpg[/icon][fandom]The captain's daughter[/fandom][char]Мария Миронова[/char][lz]Бог лучше нашего знает, что нам надобно[/lz]

Маменька говорит: Маша наша - жуткая трусиха, слабая барышня, бледная, нервенная, чуть чего - так и сердце в ней заходится, так и затрепещет сама, того гляди и в обморок упадет. Беречь Машу надобно от нервных потрясений, от любых испытаний оберегать. Потому как слаба девка, нету в ней смелости и твердости, ну да уж такой уродилась.

Тропинка к речке узкая, скользкая, коварная. Чуть зазеваешься - поехала нога на утреннем льду, покатишься под горку, собирая юбки, цепляясь о замерзшую землю. Так убьешься, что и в три дня не встанешь, потому осторожнее надо, мелкими шажочками перебираясь, да лучше на руку кому опереться, если уж охота странная приспичила к прогулкам ранним.

Маша бежит, подобрав юбки, перелетает через обледенелые черные корни деревьев, что норовят ухватить ее за меховой сапожок, да где там. Торопится Маша - вот и речка, вот и мужики собрались уже, вот и  отворачивает свое рябое лицо Швабрин, вытирает платком кончик шпаги, а она поблескивает страшно, хоть и солнца нет никакого. Утро, вечер - и не разберешь - одни стылые сумерки.

Ну, подбежала, увидела - дальше что? Задохнуться морозным воздухом, прижать руки к рту, покачнуться не в силах устоять, да и упасть подле на колени, давясь слезами.

- Савельич, ну, несите его в дом скорее, да осторожнее, да рану зажмите крепче, - и сама платок достает, зажимает, показывая, ловит руки старика, прикладывает к бесчувственному телу, распоряжения отдает будто барыня какая, комендантша, капитанская дочка, да мужики слушают, может, и дивятся про себя, а слушают.

Пальцы склизкие, липкие, застывают на промозглом ветру, и утереть нечем - Маша наклоняется, набирает мерзлого снега в ладонь, растирает ладонями. Снег острый, впивается краями, тает, стекает по рукам бурыми каплями, в землю уходит. Весной прорастет травой свежей, зеленой, заколышется.

Лампадка чадит под образами, в комнате жарко натоплено, окна занавешены, чтобы солнечный свет не беспокоил больного. Белые простыни, белое лицо на белых подушках. Грудь тяжело вздымается, но ведь дышит - дышит же. Маша утирает с его лба испарину, промокает сухие губы влажной тряпицей.

- Савельич, сходи хоть поешь чего, вон осунулся как, - говорит, не поворачиваясь. - Доктор сказал, Петру Андреичу лучше уже, кризис миновал, а далее на поправку пойдет.

- Да вы б и сами, барышня, - старик стоит, мнется в дверях. - Матушка Василиса Егоровна уже два раза звать велели.

- Я после, Савельич, ступай.

Лба рукой докоснуться - то ли рука холодна, то ли лоб горяч. И сам Петр Андреич в горячке, в бреду да в аду пятый день, в себя не придет, лежит без памяти, дышит трудно, а то мечется исступленно, говорит что-то быстро, а не разобрать ни словечка. И смотреть больно да боязно, и не смотреть невозможно.

Маша входит к нему каждый день чуть рассветет, справляется о здоровье. Савельич тут уже - докладывает ей - и ведь почему, не жена ж, не невеста, не какая-то начальница, а ведь поди старик все как ну духу говорит, ничего не укроет и думать не думает, что там какие-то чувства беречь, щадить слабость барышни, лишь смотрит по-стариковски, чуть щурясь, смаргивая горячие слезы. Да она б и не уходила совсем, заместо Савельича бы себе постель устроила рядом за дверью, да и не спала б вовсе, а прислушивалась, дышит ли - дышит, спаси господи и помилуй.

Маша меняет бинты, поначалу под руководством полкового цирюльника, потом сама - обтирает края раны пахучим спиртом, заменяет повязку на свежую, стягивает. И смотрит, будто наглядеться не может, будто отними сейчас ее от Петра Андреича - и вот тут-то без чувств и упадет, а пока с ним так откуда-то силы черпает, чтоб за раненым ухаживать, о себе не помня.

Странны мужчины и кровавы их забавы, но ей ли судить о том? Не запрешь же их и в самом деле под замок, отобрав шпаги - посидят свое, выйдут, а обиды не забудут, не спустят, все одно - найдут возможность удовлетворение стребовать, постоять за честь дворянскую. А иначе же сами себя поедом съедят и жить не смогут, и простить не выдержат. А женщины что - трусихи - им лишь причитать да креститься, бросаться в ноги, уговаривая, а после плакать, заливая слезами окровавленный мундир.

Чуть показалось, что дыхание выровнялось, но тут же Петр Андреич стонет тихо, хрипит, бьется в ознобе, и Маша вскакивает со стула, бросаясь хлопотать о нем: укрывает пуховым одеялом, гладит по голове, пропуская черные кудри между пальцев, увещевает шепотом, держит за руку, согревая ледяные пальцы дыханием. Обнять бы, поцеловать в лоб, как мать младенца целует, склонить голову на грудь, да так и лежать вместе - но сидит рядом, смотрит, слушает, ждет, что очнется. Лишь очнулся бы

Отредактировано Natasha Romanoff (2020-12-19 17:57:20)

+4


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » альтернативное » поберегите себя хоть для меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно