POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » когда ты умрешь


когда ты умрешь

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

когда ты умрешь, я не стану валять дурака
зализывать раны - на север,потом в пески

мы вместе с тобой флиртовали со смертью
и вот тебе я дарю ее, мой любимый друг

Т О Л Ь К О   Т Ы

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1757/236104.png

харука и мичиру

- Теперь все кончено.
- У нас нет крыльев, чтобы взлететь синее неба. Мы запятнали себя кровью друзей.
- Я знаю...
- Мы даже не можем уйти сами.
- С тобой я пойду, куда угодно. Не побоюсь даже гореть в аду.
- В аду? Тебе это не подойдет.
- Я ни о чем не жалею.

+1

2

//Любимая, не смей дрожать, не смей дарить им радость.
Все кончено: окружены, не вздумай при них плакать.
Как я люблю твои глаза!
Я никогда не говорил "Люблю тебя" - смущался.
Мы жизни плавили края, нас смерть учила танцам.
Ты пахнешь запахом моим//

Галаксия – самое злодейское зло, с которым в своей жизни сталкиваются сейлор-воины. Это поистине самая масштабная битва – нет, война – в которой им приходилось участвовать. Темная и светлая сторона несут потери одну за другой, павшим нет конца, и в итоге в живых остаются только Харука и Мичиру – сильнейшие, а кто бы мог сомневаться – Усаги – куда без Лунной принцессы, даже если на принцессу она не очень и тянет – Сецуна и Хотару – ну, они в принципе тоже не слабые, Хотару же избавилась от своей одержимости, а Сецуна недаром ходячая энциклопедия по всем делам сейлоров. Ну, еще старлайты, но на них Харука особенно рассчитывать не стала бы – во-первых, они воины другой системы, а во-вторых, они сбежали со своей планеты, когда там была война. Дезертиров Харука не уважает. Особенно если они выглядят как парни. Даже если на самом деле они девушки.

//Да-да-да, давайте, три-четыре!
Да, мы с ней. Такие вот дела.
Мы вам кто? Мы что, мишени в тире?
По мишеням в тире целься, три-четыре!
Вы довольны? Инцидент исчерпан?
Приговор успели дописать?
Фарс окончен? Может, вы заткнетесь!
Не тяните, нас пора стрелять!
Прямо в сердце. Начните с меня!
Это любовь. Такая фигня.
Каждый сам за себя.
Для себя. Никого на свете не любя.
Вашу мать, наплевать!
Лучше сдохнуть, чем вас умолять!
Куклам не страшно. Смешные и нежные,
Мы принимаем вас, как неизбежное.
Мы – лишь две строчки в тетради без клеточек:
"Девочки могут любить только девочек"//

Шансов на победу сил света становится все меньше, хотя Усаги, Сецуна, Хотару и даже старлайты сражаются не покладая рук. И на что они надеются? Все остальные пали, первым погиб Такседо-Маск – а Усаги думала, что он пропал потому, что ее бросил. Наивная глупая девчонка, неужели так и не поняла масштаб их битвы? Неужели так и не поняла, насколько опасна жизнь инопланетных воинов? И это наша принцесса? Харука только мысленно морщится.

Пусть все тешат себя напрасной надеждой, что можно победить в честном бою – Харука уже давно понимает, что это не так. Добро никогда не побеждает зла. Побеждает только тот, кто сильнее – это она усвоила еще в земной жизни, еще в шесть лет, когда потеряла родителей и осталась круглой сиротой. Она научилась бить первой, она научилась драться за свое место под солнцем всеми правдами и неправдами, она поняла, что каждый человек нужен только самому себе и больше никому. Ну, пожалуй, исключение можно сделать для Мичиру.

//Кто ты? Кто я? Нас отныне двое.
Нас отныне двое – только ты и я.
Кто ты? Кто я? Пьеса без героя.
Пьеса без героя ничего не стоит!
Да, я – кукла. Не судите строго.
Я смеюсь и плачу невпопад.
Если я на сцене поскользнулась,
Вам скажу, что села на шпагат.
Но однажды кукла стала взрослой.
И, забыв про стрелки на часах,
Я все то, чего всегда хотела,
В тот же миг прочла в ее глазах.
И тогда (ага), и тогда (ага),
Я погибла - раз и навсегда//

Внезапно Галаксия делает Харуке и Мичиру заманчивое предложение – перейти на ее сторону и сохранить тем самым жизнь – вычислила же самых сильных. Перед ними появляются браслеты, которые нужно надеть в знак власти Галаксии. Харука усмехается и переглядывается с Мичиру. Договариваться некогда, но, как и следовало ожидать, Нептун понимает ее с полуслова.

Девушки надевают браслеты и тут же получают от Галаксии первое задание – в доказательство верности убить тех, кто еще остался на стороне Лунной принцессы – Сецуну и Хотару. Что ж, у Харуки глаз наметан, она готовилась убить Сатурн еще давно. Правда, теперь тех причин уже нет, но все равно. Особенно если учесть, что все они все равно возрождаются почем зря.

Поднять оружие на друзей не так-то просто, но и не так уж сложно, как могло бы показаться. Может быть, сердце Харуки стало мохнатым от бесконечных битв? Может, она ожесточилась от того, что мир ее не принял? Как бы то ни было, одна атака:

- Твердь, разверзнись! – и летящие во вчерашних друзей браслеты Галаксии быстро достигают своей цели. Сецуна и Хотару падают и растворяются в воздухе, а их звездные семена достаются Галаксии.

Следующее задание далеко не такое безобидное. Теперь нужно окончательно решить, на чьей они стороне. Галаксия приказывает убить Сейлор Мун – Лунную принцессу, надежду всей светлой стороны. Какой бы невыносимой плаксой ни была Усаги, убить ее – это значит подписать приговор, лишить светлую сторону всякой надежды. Харука и Мичиру вновь переглядываются, и синхронно атакуют… нет, не Усаги – Галаксию.

//Мы – другие. Не судите строго.
Нас не переделать на свой лад.
Так зачем же ставить нам подножки,
Когда можно просто бросить взгляд!
Прямо в сердце! Начните с меня.
Это любовь. Такая фигня.
И тогда, и тогда, и тогда,
Мы простим вас – раз и навсегда//

К сожалению, их сил тоже оказывается недостаточно. У них была одна попытка – и они просчитались. Галаксия понимает, что ее предали, и одним ударом смертельно ранит обеих, забирая их звездные семена. Харука и Мичиру падают на землю, как подкошенные, их тела тоже постепенно растворяются в воздухе, как до этого – тела Сецуны и Хотару. Бумеранг все-таки настиг их. Они хотели как лучше, но как всегда, поступили с чудовищной жестокостью – разве же это не справедливо, такая смерть для двух девушек, окончательно рассорившихся с миром?

- Мичиру… - Харука тянет руку к своей любимой.

//Любимый мой, где ты там я, плевать что нас убили.
Я целовала грудь твою, ты был седой от пыли.
Как страшно умирать второй, страшно умирать второй...
Но, если я умру быстрей тебя - ты догоняй,
Выстрел ртом лови, не прячь лицо - кричи, кричи, кричи.
Мы в себе уносим пули, в себе уносим раны
Всех тех, кого убили, кто никогда не знал любви...//

+2

3

моя память убита и ты вместе с ней,
умирай, умирай, не проси подаянья

я теряю людей,
я теряю людей,

я теряю наследников, имя теряя

Море и небо изменчивы, и меняются они вместе. Их оттенки изменяются в зависимости от солнца или луны, небо вдобавок то покрывается тучами, то темнеет, то светлеет, то озаряется персиковым розовым сиянием рассвета, то - алым заревом заката. Море же всегда отражает небо. Каким бы то ни было - ясным, сумрачным, рассветным, ночным, грозовым - море отражает его, так и Мичиру следует за Харукой. Не слепо, но по собственной воле и инициативе.

Галаксия - сильна и жестока, вдобавок еще умна и хитра, она - сильный противник, враг, который достоин уважения благодаря силе, но именно потому в честном бою победить ее сложно. Нужна хитрость, нужен ход, который введет врага в заблуждение, и да - это удар в спину, но на войне не может быть речи о чести. На дуэли это подло. В спарринге это подло. В поединке один на один без отягощающих обстоятельств - но только не на войне. Ты вспомнишь о никому не нужной чести и рука дрогнет, а у врага не дрогнет, враг тебя не пожалеет и ударит в спину; важна не честь, а победа.

               и потому все будут думать, что они с Харукой - предательницы.
               может, они и есть предательницы?
         но победителей не судят, а если они не победят... что ж, тогда тем более, либо хорошо, либо ничего.

прощальный белых поцелуев след во мне - ты не вернешься.
меня рисуют мелом на стене - ты не вернешься.

и пролетают черные леса, успеть прикрыть бы спину.
я рада - ты живой пока, я удержусь, я не покину.
З В У Ч И

[float=right]https://64.media.tumblr.com/2531766f09a46dcc259d095740a2ab1d/tumblr_noo7517q7s1ttxzf0o2_250.gif[/float]
Перейти на сторону сильного - почему-то Мичиру кажется, что младшие сейлоры даже не особенно удивляются. Им с Харукой вряд ли по-настоящему доверяли, учитывая их поведение и изначальную позицию "мы сами по себе". Даже потом вряд ли им доверились полностью - Мичиру судит по себе, она бы не верила таким, как Уран и Нептун, потому и думает, что младшие не верят и заранее готовы к их предательству. Но Мичиру больно не поэтому - ей плевать, что думает мелочь, пусть считают их плохими; однажды они втроем с Харукой и Сецуной прямо заявили Усаги, внезапно вспомнившей о своем титуле принцессы и запретившей им убивать Хотару - можете считать нас своими врагами, нам все равно, важнее спасение мира, а не ваше мнение. И Мичиру без колебаний убила бы тогда Хотару, невзирая на то, что та была /и осталась/ больной несчастной девочкой, не виноватой в жестокости и безумии своего отца. Хотару в любой момент могла стать Сейлор Сатурн и принести всему миру уничтожение, а в такой ситуации нет понятия "жалко". Жалко только у пчелки.

Но тогда Мичиру не знала Хотару лично, а сейчас - знает, и, тем более, знает Сецуну, Сейлор Плутон, свою единственную подругу /ибо Харука ее девушка и потому за подругу не считается/, и они всегда были втроем, еще с прошлых жизней, втроем охраняли Королевство Серенити издалека, втроем видели падение Лунного Королевства, когда их жезлы зазвучали единой мелодией... Втроем объединили свои жезлы, призывая воина тишины. Любила Мичиру только Харуку, и Плутон в их тройке иногда наверняка чувствовала себя лишней, как часто чувствует себя человек, который дружит с парочкой влюбленных, но Мичиру считала Сецуну подругой, и только с ней могла общаться нормально, за исключением Харуки /ибо Харука всегда была, есть и будет исключением/. Сецуна была другом.

     Теперь в Сецуну летит смертельная атака Сейлор Нептун.
               "Прости"
     В Хотару попадает смертельная атака Сейлор Уран.
               "Прости"

А после им отдают приказ убить Усаги, и Мичиру коротко смотрит на Харуку, словно читая ее мысли - она с самого начала думала о том же. Усаги - глупая, плаксивая и безответственная, но именно Усаги - принцесса. Усаги станет королевой, хочет она того или нет.

    Мичиру сможет.

Их с Ураном атака летит не в Усаги - в Галаксию, и на миг Мичиру кажется, что у них получилось, что они уничтожили врага, но...
                       ...нет.

лети, моя душа, лети, мой тяжкий рок
под облаками блакитными
под облаками-зенитками

в небо.

Мичиру не держат ноги и она садится на землю; не падает на колени /еще чего не хватало!/ но садится, потому что просто не может стоять. Ей страшно и одновременно легко - даже почти радостно. Еще с тех пор, как Мичиру начала видеть кошмары про накрывающую ее с головой волну и узнала, что она - сейлор-воин, в прошлой жизни - принцесса планеты Нептун, она неосознанно готовилась умереть. Ожидание всегда выматывает, и сейчас, понимая, что это конец, Мичиру почти рада. Только... они проиграли, и проиграли, поставив на кон не только собственные жизни. Сецуна. Хотару. Их подруга. Их... ребенок?

Мичиру хотела однажды выйти замуж за Харуку. Хотела быть с ней всегда и везде. Хотела жить с ней - но они не будут жить вместе.
                       Они вместе умрут.

- Я не побоюсь даже гореть с тобой в аду.

Это правда - Мичиру согласна пойти с Харукой в любое пекло, и, хотя в быту часто командует Нептун, беря на себя не только женскую работу по дому, но и женское же умение распоряжаться хозяйством, при этом часто применяя также истинно женские хитрости, но когда речь заходила о сражении - лидер в их тандеме сразу становился ясен. Мичиру никогда не станет боевым лидером, а Харука словно создана для этого.

          Но даже так - они обе проиграли.

след поцелуя чуть ниже сердца, пуля укрыта надежно и ладно.
сталью по венам: веселое средство, быть невеселой и громко смеяться мне
этой весной смерти со мной радостно.
этой весной боли со мной сладостно.

Мичиру до сих пор не страшно, хотя она понимает, что умирает. До того она не осознавала этого полностью, но сейчас - она умирает, и, пока Харука говорит с Усаги, вспоминает их недолгую общую жизнь, как они ездили на море, как дарили друг другу конфеты на день святого Валентина и цветы на Белый день, как Харука постоянно дергала ее со словами "Мичиру, отложи скрипку, пойдем гулять_есть_спать_еще куда-то", как они играли вместе - Мичиру на своей любимой скрипке, а Харука аккомпанировала ей на пианино, как они ходили на соревнования и болели друг за друга - Мичиру за Харуку на гонках, Харука за Мичиру на плавании, как они вместе ездили на машине или мотоцикле, как мелочь влюблялась в Харуку, принимая ее за парня, и Мичиру ревновала, а Харука ревновала ее к еще большей мелочи возраста Чибиусы... Их дни. Их ночи. Их будни и выходные. Их битвы и поцелуи.

Они прожили прекрасную жизнь. Неважно, что короткую.

Протянув руку, Мичиру крепко сжимает ладонь Харуки, и больше ей точно не страшно - ни умирать, ни гореть в аду, ни знать, что она стала убийцей друзей.

Пока Харука держит Мичиру за руку - она ничего не боится.

И если в аду они тоже смогут держаться за руки - то не такой уж это и ад.

я теряю тебя, словно звук, словно вкус,
забываю записывать, поздно - забыто

я теряю казах, я теряю тунгус,
я теряю альцгеймер – убита,

У Б И Т А

+1

4

//Никому не доверяй
Наших самых страшных тайн
Никому не говори, как мы умрём
В этой книге между строк
Спрятан настоящий бог
Он смеётся, он любуется тобой
Ты прекрасна, словно взмах
Волшебной палочки в руках
Незнакомки из забытого мной сна
Мы лежим на облаках
А внизу бежит река
Нам вернули наши пули все сполна//

То, что задумали Уран и Нептун, не было предательством или подлостью, это была всего лишь военная хитрость – ведь на самом деле Харука и Мичиру не думали предавать друзей, не думали, что все зайдет так далеко – но выглядело это именно так – как предательство, к тому же осознанное, как сознательный переход на сторону того, кто сильнее. Наверное, именно так и думала мелочь – а может быть, и нет, Харуке уже давно нет дела до того, что думают о ней.

Но Харука и Мичиру – не предатели по сути своей, какими бы жестокими они ни старались выглядеть – особенно Харука пытается в жестокость, Мичиру же по большей части просто держится отстраненно. Однако же Уран и Нептун не такие, как старлайты – у Харуки сразу возникла устойчивая неприязнь к Сейе, Тайки и Ятену, строящим из себя сладких мальчиков, кумиров всех девочек, а Харука терпеть не могла мальчиков, хотя они ее и не обижали. Младшие же сейлоры сначала пачками падали к ногам старлайтов, но при ближайшем рассмотрении оказалось, что кумиры-то весьма поверхностны – старлайты сбежали со своей планеты, когда там была война, и теперь пытались найти свою принцессу, чтобы искупить вину перед ней. Харука бы так никогда не сделала – хотя она и бросала на произвол судьбы младших сейлоров, и не особенно рвалась им помогать, но она не пошла бы на дезертирство, не изменила бы Лунной принцессе, хоть та часто и раздражала ее. И Харука еще больше укрепилась в своей неприязни к старлайтам. Тем более оказалось, что они на самом деле реинкарнации девочек – и вышло, что Харука не любит даже тех мальчиков, которые на самом деле девочки. Это выглядело смешно, а Харука терпеть не могла быть смешной. Да и утверждение Ятена на вечную и прекрасную тему, что на войне нельзя петь - Харука не творческий человек, и не знает точно, что об этом думать, но что уж точно нельзя делать на войне - так это дезертировать, а игра на скрипке и пианино лично им с Мичиру никогда не мешала воевать.

Однако Галаксия требует доказательств верности – и Харука понимает, что это уже не игра. Уран берет на себя Хотару – она давно хотела ее убить, наверное, подспудно Хотару раздражала ее тем, что больных детей принято жалеть, опекать, сочувствовать и сострадать, а Харука с детства ненавидит жалость, и потому ненавидит вид чужих страданий. Если бы она позволила себе страдать самой и сострадать другим – она раскисла бы, а держится только потому, что всячески культивирует жестокость. Нет, Мичиру все же добрее – когда они мирно жили почти-нормальной-семьей, Мичиру даже пыталась подбадривать Хотару.

Но детские забавы уже в прошлом.

Харука никогда не считала себя добренькой и совестливой, и в свое время поразилась, когда у нее нашли кристалл чистого сердца и один из талисманов святого Грааля, но теперь она вынуждена признать – убийство – дело не простое, что бы ни думали на этот счет простаки. Раньше сейлоры убивали лишь демонов – порождений зла, не имеющих души. Поднять оружие на живого человека, на друга – это ужасно, и бремя вины оказывается непосильным даже для Харуки. Страшно представить, что же в это время испытывает ее нежная девочка Мичиру? И ведь это Харука втянула ее в это – верно, именно Уран всегда являлась боевым лидером.

Расплата приходит сразу же – как только Галаксия понимает, что Харука и Мичиру не собираются убивать Усаги, так тут же наносит им смертельный удар сама. Харука не верит в бога – она лесбиянка, она считает себя злым человеком, бог не помогает таким, как она, но если она расплатилась за свои грехи на земле – может быть, добрые намерения зачтутся ей на небе?

У нас нет крыльев, чтобы взлететь синее неба. Мы запятнали себя кровью друзей. Мы даже не можем уйти сами…

Харука знала, что однажды она умрет. Она никогда не жалела себя, бросаясь в сражения очертя голову, навстречу своему злому року. Еще гоняясь за святым Граалем, они с Мичиру дали друг другу клятву, что не станут спасать друг друга, если кто-то окажется в смертельной опасности – выжить должна хотя бы одна из них, и то лишь до того времени, чтобы закончить миссию. Когда святой Грааль был найден у них в сердцах, Харука была готова умереть. Тогда Усаги, их плаксивая принцесса, нашла выход, чтобы все остались живы. Так вот какова их смерть, она настигла их только сейчас… Теперь Усаги – единственная, кто осталась жива.

«Не подведи, Усаги».

Лунная принцесса должна выиграть, чтобы смерти всех ее преданных соратников оказались не напрасны. Хотя страшно представить, как эти ужасы ударили по Усаги, которая и без того ноющий ребенок. Разве слабая девчонка, оплакивающая друзей, сможет дать отпор непобедимой Галаксии?

Страшно не умирать – страшно оставлять мир на произвол судьбы. И страшно оставлять Усаги – Харука не привыкла беспокоиться за других, кроме Мичиру, но что, если Усаги не справится? А еще – страшно умирать с нечистой совестью, Харука раньше даже не думала, что это так тяжело. Но почему-то она хочет взять всю вину на себя. Она не считает виноватой Мичиру – ведь все это была ее, Харуки, идея, а Мичиру просто была рядом, поддерживала ее во всем. Они грешили вместе, и ошибались вместе, они делили постель, они обе подняли оружие на друзей – но Харука готова взять всю вину исключительно на себя. Они похожи – но Мичиру плохим человеком Харука почему-то не считает.

- В аду? – усмехается Харука. – Тебе это не подойдет.

Уран далека от романтики – она не тешила себя мечтами о свадьбе, зная, что в их случае смерть вероятнее. Но и перед ее мысленным взором проносятся их совместные воспоминания – первая встреча, попытки Мичиру уговорить ее спасать мир, и то, как Харука, не раздумывая, схватила жезл Урана, когда Мичиру угрожала опасность, и многочисленные трудности и радости, которые они делили пополам, бурные ссоры и не менее бурные примирения, поиски святого Грааля и его нахождение, знакомство с младшими сейлорами, то, как Харука дразнила мелочь, разбивая им сердца, и то, как сначала отношения двух девушек смущали остальных, и то тепло, которое неожиданно разлилось в сердце Харуки, когда их приняли, когда Усаги, а вслед за ней и остальные, назвали Харуку и Мичиру своими друзьями… Харука-то думала, что в жизни у нее есть только Мичиру, ну и она сама, разумеется.

Теперь все кончено. Харука в ответ сжимает ладонь Мичиру, и ей тоже не страшно, и она ни о чем не жалеет – Сейлор Уран, воин ветра, всегда хотела лететь наперерез ветру, вся ее жизнь была такой – вопреки всему, и она ни за что бы не хотела отсиживаться дома, не зная ни любви, ни войны.

Если перед смертью есть кого держать за руку – жизнь прожита не зря.

Отредактировано Haruka Tenou (2021-01-18 12:20:41)

+1

5

нас книги обманут, а люди не вспомнят. последняя битва сорвет голоса.
стараться не стану - ничем не наполнит пустая молитва пустые глаза.
а ты уходи, и, чем дальше, тем лучше. нет права тебе оглянуться назад.
и ты не следи, как, цепляясь за тучи,
дорогой небес
поднимается ад.


"На небе только и разговоров, что о море".

Мичиру нравится фильм "Достучаться до небес". Это не мелодрама, не боевик, не фентези, не комедия, это драма - философское кино, где затрагиваются важные и болезненные темы жизни и смерти. И любви там нет. И войны тоже. Просто двое мужчин, которые оказываются вместе в больничной палате, и у обоих диагноз, что не предполагает выздоровления. У Руди Вурлитцера - саркома кости, у Мартина Бреста - опухоль мозга, и обоим осталось жить буквально несколько дней. Оба молоды, оба говорят о жизни, и вдруг неожиданно распятие, которым украшена стена палаты, падает вниз на тумбочку, от чего тумбочка открывается и там оказывается бутылка текилы. Им нечего терять - они пьют эту текилу, им нет смысла уже беречь здоровье, у них уже нет шанса. И, когда они пьют и снова разговаривают - выясняется, что Руди никогда не видел моря, а Мартину кажется важным, чтобы новый друг его увидел.
[float=right]https://i.imgur.com/EVRg4h3.gif[/float]
И тогда они сбежали из больницы, и угнали первую попавшуюся машину, не подозревая, что она принадлежит боссу гангстеров. Сначала парни не знали, чья эта машина, еще и ограбили автозаправку и банк, из-за чего на них стала охотиться и полиция, а потом обнаружили, что в украденном автомобиле есть кейс с миллионом немецких марок.

Два обреченных на смерть парня, за которыми гонится и полиция, и мафия. Самое забавное - даже зная про то, что они умрут, Мартин и Руди спасались от гангстеров и полицейских, используя хитрые ходы и ускользая от врагов. Они не хотели умирать раньше, чем Руди увидит море.

Еще они составляли список своих желаний - умирающие часто составляют такие списки, но поняли, что смогут выполнить только что-то одно. Зато - смогут. У них есть деньги, и Мартин хочет купить своей матери розовый кадиллак, такой же, как у Элвиса Пресли - она его поклонница. Желание Руди не материальное, и даже более чем приземленное - он хочет переспать сразу с двумя девушками. И Мартин дарит матери машину, но у дома их поджидает засада.

И тогда открывается тайна Мартина - он тоже не видел моря. Он говорил о море с видом знатока, описывал все подробно, Руди и подумать не мог, что Мартин не знал того, о чем говорит. Но Мартин не видел моря. Ни разу в жизни. У него просто было хорошее воображение и доброе сердце. Даже умирая, он хотел выполнить не свое желание, а желание матери.

Они оба умерли, глядя на море. Сидя рядом и любуясь тем, как солнце тонет в водах. Их не поймала полиция. Их отпустили гангстеры. Деньги они потратили или разослали разным людям из адресной книги - в частности, некоторую сумму нашли у задержанного, и он объяснил полицейскому, откуда у него эти деньги - их прислали ему неизвестные Мартин и Руди.

[indent] "Кто же эти небесные ангелы Руди и Мартин?"


в молчании дней сонной жизни кумиры уходят стремительной горной рекой.
мы будем сильней за границами мира,
мы пленом земным заслужили
покой.


Мичиру никогда не думала о смерти - понимала, что ее могут убить, и что Харуку могут убить, они говорили об этом, решая, что одна обязательно должна выжить, чтобы найти святой Грааль, но всерьез Мичиру все равно не верила, что они умрут. И в то же время ее не пугала смерть - как раз благодаря фильму о небесных ангелах Руди и Мартине. Мичиру посмотрела его, когда еще не была знакома с Харукой, одна, и не пыталась показывать его Харуке - не считала ее сухой и неспособной понять смысла, но почему-то боялась, что Харука все же не поймет. Она любила Сейлор Уран всем сердцем и действительно готова была пойти за ней даже в ад, но если бы Харука, не задумываясь, сказала бы что-то в своей привычной манере, что никогда не сердила Мичиру в иных случаях - здесь Нептун бы была задета за живое. И Мичиру хранила историю о Руди и Мартине, двух обреченных на смерть друзьях, глубоко в сердце. В ее сердце было много глубин - как и подобает океану, Мичиру не выставляла на поверхность многое. Большее таилось на дне. Душа же Харуки была широкой и бесконечной, как небо, свободной, ничем не ограниченной - и снова на ум приходит цитата "мы вправе лететь, куда захотим, и быть такими, какими мы созданы".

И кто из этих ангелов - Мичиру, а кто - Харука? Руди был более серьезным, а Мартин - более склонным к нарушению правил, и именно Мартин был в их тандеме лидером... Харука. Она бы тоже могла так уверенно говорить о том, чего не видела. Но и Мичиру - могла бы. К тому же, Мартин хотел подарить матери машину, в то время как Руди думал о себе...

Они обе - Мартин. Каждая по-своему.


нас дьявол покинет, и бог отвернется,
сломается хрупко бессильная сталь.
и время застынет, и кто-то вернется затем, чтоб найти на пороге
Грааль.


- Харука... - Мичиру сжимает ее руку. Их тела тают не быстро, у них есть время, они могут попрощаться и поговорить. Им не больно - да, их ударили смертельной атакой, даже странно, что не больно. Только ощущение пустоты. Может, так чувствовала себя Русалочка у Андерсена, когда становилась морской пеной? - Харука... Знаешь... На небе - только и разговоров, что о море. Я никогда не показывала тебе свой любимый фильм, и теперь мне так стыдно... Но на небе только и разговоров, что о море и о закате. Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах. И еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине… - [float=left]https://i.imgur.com/BC4MZ8W.gif[/float]цитирует Мичиру. - Стоишь на берегу и чувствуешь соленый запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты и жизнь лишь началась… И губы жжет подруги поцелуй, пропитанный слезой... Я не жалею, что мы сделали это. Я не жалею. И ты не жалей. Мы же с тобой... были. Мы жили. Мы любили друг друга и любим до сих пор. Мне так нравилось ездить с тобой, неважно, на машине или на мотоцикле... Я плавала... Я играла на скрипке... Я рисовала... От меня останутся картины... И ты останешься на этих картинах... Может, я потому их и рисовала - чтобы у меня была частичка бессмертия? И у тебя тоже... Не жалей ни о чем, любимая, мы запятнали себя кровью и проиграли, но мы... мы видели море, - последнее утверждение звучит, как самый веский довод ни о чем не жалеть, и для Мичиру это правда важно. Она видела море. Она видела его вместе с Харукой. Они целовались у моря, они окунались в его воды, они видели закат - как солнце было укрощено... Может, им и не достучаться до небес, но и на земле им было неплохо. Где-то там их ждут Сецуна и Хотару - а вдруг они будут жить вчетвером? Как семья? Харука и Мичиру - муж и жена, Хотару - ребенок, Сецуна... Сецуна... сестра кого-то из них? Какие глупости, у Мичиру, наверное, бред.

- Я бы могла подарить своей маме розовый кадиллак, - тихо смеется Мичиру. Ей становится все равно, как это звучит - ну и пусть бредово. - Приемной маме. Только она не фанатка Элвиса. Ей нравился Бетховен. Она любила, когда я играла Пятую Симфонию, хотя она звучит жутковато, но в то же время и величественно. Музыка, которую сочинял глухой человек... И я рада, что умираю так. Не как Мартин и Руди. Без боли. Рядом с той, кого я люблю. Мы же сначала пытались сражаться... Мы почти ее обхитрили... Кто же знал, что она сильнее? - Харука думает об Усаги, Мичиру - нет. Ей все равно. Усаги больше не волнует Нептун, и судьба мира уже не волнует. Ее мысли - о Харуке, о море и о том, что будет за той призрачной гранью. А еще Мичиру даже сейчас хочет как-то поддержать Харуку - и себя заодно, потому и говорит все это.

- Мартин не видел моря... Он говорил так знающе... Но он его не видел...

На глазах у Мичиру блестят слезы. И кого она жалеет - себя и Харуку или персонажа из старого фильма, понять сложно.


не видно лица неизбежности жуткой,
где пламя ревет, и бессильна вода.
душа в небеса улетает голубкой
она не умрет,
не умрет
никогда.

Отредактировано Michiru Kaioh (2021-02-25 19:06:32)

+2

6

//Мне так мечталось, чтобы люди хотели иначе
М-м, незадача — попала сама под раздачу
Там первый снег, даже он ни к чему
Ты молчишь, а послушай
Боже ж, я циник, а ты говоришь
Про какую-то душу, пожалей ж мои уши//

У Харуки есть свой любимый фильм о жизни, смерти, любви и войне – войне с самим собой и жестокостью мира. Он чем-то похож на тот, что любит Мичиру, только про девушек, и с явственными намеками на отношения между девушками – именно за это Харука и любит фильм «Тельма и Луиза». Он рассказывает о двух девушках, которые защищали друг друга от приставаний разных негодяев, а потом сбежали в закат, бросив вызов всему миру. Девушки стали преступницами и разбились на машине, удирая от полиции. За бунт против всего мира, за нестандартность, за поддерживающих друг друга подруг этот фильм и нравится Харуке. Хотя Харуку никогда никто не обижал и не приставал, не разбивал сердце, ее первые и единственные отношения были с Мичиру. Да Харуку и не больно-то обидишь - себе дороже. Но мужчин она не любит – просто не переваривает вплоть до физического отвращения. Наверное, она просто ярко выраженная лесбиянка. В любом случае, женская энергетика и психология ей приятнее, хотя саму ее внешне и не отличишь от парня.

И правильно, что Мичиру не показывала Харуке свой любимый фильм – если Мичиру видела только море, то Харука бы увидела только то, что один из парней хотел переспать сразу с двумя девушками, и высказалась бы в духе: «Больной, а все туда же. Всем им только одно надо». Харука ничего не может сделать с собой – ей противны парни, противно то, что их первым, последним и, похоже, единственным желанием является только с кем-то переспать. Когда-то Харуке попалась на глаза заметка о больном мальчишке, который хотел только одного – чтобы любимая актриса занялась с ним оральным сексом, и грозил покончить с собой, если она этого не сделает. А демон Тигриный Глаз однажды шантажировал подругу сейлоров Нару, чтобы она вступила с ним в отношения, рассказывая байки, будто он смертельно болен и жить ему осталось всего ничего. Харука не видит в подобных вещах ничего романтического и трогательного – лишь озабоченного манипулятора. Парням, будь они больные или здоровые, важен лишь свой комфорт, а о том, что девушке может быть с ними плохо, они даже и не думают. И никакое море этого не перекроет.

И сейчас Харука не думает ни о море, ни тем более о Русалочке. А вот о Сецуне и Хотару думает – но не о том, что на том свете они смогут жить дружной семьей. Харука думает скорее о прозе жизни – смогут ли их простить Сецуна и Хотару? Да и встретятся ли они вообще? Сецуна и Хотару наверняка в раю.

- Не стыдись… - слабо улыбается Харука из последних сил и пожимает руку Мичиру. – Правильно не показывала, я не очень это понимаю, ты же знаешь. Всю эту романтику, красивые цитаты, творчество, Мартинов разных… Даже подарки мамам не понимаю – моя мама умерла, но это даже хорошо, что она не дожила до того дня, когда я стала то ли девочкой, то ли виденьем, - усмехается Харука с присущим ей цинизмом. Она не верит, что родители способны принять такое. Мичиру повезло, если у нее способны. Но Харука - реалист, и считает, что если бы ее родители были живы - она бы не была жива. – Но ты права. Я тоже ни о чем не жалею. Романтику и любовь с тобой я воспринимаю. Ты единственная, кому позволено видеть меня настоящую… - сейчас Харука говорит серьезно, поэтому говорит о себе в женском роде. – Я тебя очень люблю, милая. Буду любить и в жизни, и в смерти. Никто не сможет заставить меня пойти туда, где нет тебя, а на мой взгляд, только такое место и будет адом.

Они умирают не как неизвестные Харуке Руди и Мартин. Они умирают как Тельма и Луиза – рассорившись с миром, но оставшись самими собой. Это, на взгляд Харуки, самое важное.

- Не плачь, милая. Я с тобой, - Харука вновь пожимает пальцы Мичиру. Их руки становятся все более призрачными и неосязаемыми – сейлор-воины растворяются звездной пылью. Сколько раз уже так было… Обычно Усаги всегда приходила на помощь… Придет ли она в этот раз?

//Я понимаю: ни к чему разговоры
Я не хочу с тобой ссоры, веришь?
Больше — знаешь
Можно взлететь, улететь, налетаться
Может, уйти, либо остаться
Но ты же таешь//

Отредактировано Haruka Tenou (Вчера 10:15:06)

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » когда ты умрешь