POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » all good boys go to cyberheaven


all good boys go to cyberheaven

Сообщений 1 страница 12 из 12

1



OR SET UPON A GOLDEN BOUGH TO SING
http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1806/272145.gif
OF WHAT IS PAST, OR PASSING, OR TO COME

[indent] [indent] [indent] [indent] jackie × alt


[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1806/815979.png[/icon]

Отредактировано Alt (2020-12-23 06:01:27)

+3

2

Никто не предупредит, что умирать настолько отвратительно. Нет, представление, конечно, имеется, и у каждого – своё. Но никто не подойдёт, не хлопнет тебя ладонью по плечу и не скажет: «Слушай, чумба, тут такое дело: там нет ни света в конце тоннеля, ни другой жизни – там только ёбанное ничто, в котором ты будешь вариться вечность и ещё немного сверху». Никто не организует тебе человеческие похороны [потому что людей давно не хоронят: сжечь, чтобы тело место не занимало, и дело с концом], а Октавио Пас посмеётся с небес [или из адского котла, если ему в своё время не очень-то повезло]: «Смерть – одна из любимых игрушек и самых крепких привязанностей».

В такие моменты немного жалеешь, что вёл себя как мудак.
«Это начинает утомлять. Чем больше я говорю, что всё окей, тем больше чувствую, что вру».

В ночь перед налётом он снова выбирался на крышу и долго смотрел на неоновый блеск Найт-Сити и чёрную громаду «Арасака Тауэр». Найт-Сити – поражающий своей цветастой обёрткой город, скрывающий за шуршащей фольгой полуистлевшие внутренности. Об этом знают все, начиная от корпоратов, но лучше всего с этим знакомы те, кому приходится каждый день клыками выдирать трахеи у всех тех, кто мешает прожить хотя бы до пятидесяти. Хотя, знаете, пятьдесят – это даже роскошно: в Найт-Сити мало кто может похвастаться смертью от естественных причин. Он уже шутил об этом с лучшим другом, когда того выперли из контрразведки «Арасаки» и даром что не убили [просто он умеет быть убедительным, когда того требует ситуация]:

— ¿Cuál ha sido la causa de la muerte de este individuo?
— De muerte natural.
— ¿Cómo que de muerte natural? ¿Usted no ha visto las puñaladas?
— Si, claro. Es que con esas puñaladas lo natural es que se muriera.

Он даже толком не осознаёт, что послужило причиной.
Привет от «Траума Тим» калибром 12,7 мм.
Или осколок стеклянной крыши «Компэки Плаза», застрявший в кишках.

— ¿Cómo murió?
— En una pelea.
— Tú, ¿cómo sabes?
— Porque el letrero dice «SEPELIO», pero no dice con quien.

Ёбанное ничто посреди грёбанного ничего. Отличная страница истории, о которой никто и никогда не узнает, как в той самой книге, где каждая глава состоит из пары предложений, и самая знаменательная глава - «Падение». Текст этой главы прост до безобразия: «Упал». Система из нулей и единиц, крашащихся пикселей, многократно повторяющегося эхо и абсолютной пустоты. Пустоты не только внешней, но и внутренней [говорят, что мертвецы не рассказывают сказки, но готовы поведать о многом, только бы их слушали]: темнота для эпилептиков, потому что даже эта темнота способна закоротить сознание. Что есть сознание в сути своей? Повторяющийся алгоритм из нулей и единиц, кодирующий каждую последовательную мысль.

Единственное, что нельзя закодировать: непредсказуемость человеческого фактора.
Всё можно закодировать, даже последовательность действий, но непредсказуемость хер проссышь.

«Ведь сейчас у тебя это есть, а сейчас и есть вся твоя жизнь – сейчас. Ничего, кроме сейчас, не будет. Нет ни вчера, ни, тем более, никакого завтра. Когда же ты достаточно повзрослеешь, чтобы понять это?» Ему нужно было повзрослеть гораздо раньше, чтобы понять, что сейчас – это и была вся отведённая жизнь. Понять это стоило раньше стукнувшего по затылку тридцатника и предложения от Декстера ДеШона. Финита ля комедия, занавес опускается, вы спускаетесь под сцену и наблюдаете мрак. Что вы видите в этом мраке? Что вы слышите? Отголоски того, что когда-то было вашим прошлым, и теперь вы должны [буквально обязаны] как на заевшей плёнке остановиться в одном моменте и попытаться отмотать всё к началу, чтобы на повторном круге не застрять снова где-то посереднине.

Отредактировано Jackie Welles (2020-12-23 15:46:21)

+4

3

альт смотрит с сомнением; знает достаточно, но понимает процентов на десять. привязанность к формам, тысячи нелогичных эмоций напротив каждого действия. реакции, колодец сомнений без права на удаление - а вдруг щелкнет на фоне? передумает, переиграет заново, откатит до интуитивного - с чего бы вообще? - сохранения. альт перебирает строки, путаясь в мыслях и реальности - не своих. у людей находит смешную привычку проигрывать диалоги заранее, постфактум жалеть о сказанном в порыве ярких эмоций, запускать заново в голове, пытаясь исправить навсегда стекшее в прошлое. альт находит это забавным времяпрепровождением.
[indent] да ≠ нет - логичное, фундаментальное знание. она собирает миллионы примеров, где происходит обратное.

альт помогает джонни - не ви. наверное? считывает искренность, которую учится отличать от лживой правдивости. константы без расползающихся в разные стороны переменных; нитями от причин и к последствиям. если соврет, несомненно затронет в другом массиве сопровождающие обстоятельства. джонни не врет, а ви в отчаянии. альт остается понять, насколько собственный его порыв помощи - они сплетаются личностями достаточно, чтобы влиять на мысли и действия в обе стороны.

[indent] альт не хватает бесконечности всей информации, чтобы определить.

она выстраивает себя в человеческий образ для простоты восприятия; вновь смотрит на правую руку - тяжелее другой. с металлическим звоном, если дотронется до материальной поверхности. находит в воспоминаниях: белый хром, подарочный имплант от its - для работы и бизнеса. для открытия тайного и возможности сейчас все исправить. в рациональности нет места эмоциям, но в мыслях человеческой составляющей столько ненужной информации.
[indent] да › нет. соулкиллер находит пристанище в крошечной щепке, и альт все еще считывает, как он ее тяготит.

джеки почти нетронутый, с ненарушенной целостностью; с пробелами - крошечными. мелкими забагованными участками памяти, наспех восстановленными арасакой для возможности записать. альт вытягивает его за руку - теоретическую. обрамляет не наспех - из сложенного восприятия ви, стараясь не упустить детали, важные для соулрекавера. работа над ошибками будет упорной и долгой, займет много времени - даже по меркам пространства, где его не учитывают. у альт нет прав на тестовую версию - ви тлеет быстро и с каждой секундой рискует лишиться чего-то индивидуального.
[indent] сильверхенда второго мир просто не выдержит.

альт копается в строках личности, выуживая из памяти джеки наиболее теплое воспоминание - смеется, словно может почувствовать термальную разницу. создает подобие уэллсовской квартиры вокруг, точной - наверное. у людей есть привычка замечать только детали, важные по воспоминаниям и эмоциональному отклику. чувства вместо наполненности; альт куда важнее высчитать количество книг на полках, чем запомнить их содержание.
[indent] интересно лишь то, что в подсознании джеки хранится практически все. почему не пользуется?

альт смотрит на возникающие строки непонимания; на массивы мыслей, помеченных на удаление - мозг напоминает процессор до безобразия. запутанный, нелогичный, как будто поломанный.
[indent] - джеки, - альт подставляет свой голос как опору для ориентации, - кто эта женщина?

синее облако информации ростом около ста шестидесяти пяти; незаконченное, слишком приторное - кажется. одно из первых приятных воспоминаний, найденных у джеки и ви. связывающих их, несомненно. с ярким воспоминанием запаха - чего-то острого, мексиканского. альт видит, как ви перебирает аналогии и приходит к верному описанию - чили.
[indent] с радостного начинать выглядит хорошей стратегией.[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1806/815979.png[/icon]

Отредактировано Alt (2020-12-23 17:25:24)

+4

4

Металлическое перезвякивание, не раздражающее слух, раздаётся как будто на периферии, но это не совсем звук – так могло бы выглядеть движение песка под воздействием вибрации от волн. Так касается имплант любой твёрдой поверхности; так соприкасаются друг с другом несколько толстых золотых браслетов, так задевает о кольцо серьги неожиданно аккуратный крест.

[indent] Padre Nuestro, que estás en el cielo, santificado sea tu nombre, venga a nosotros tu reino;

Это не клетка. Это пристанище нулей и единиц, упорядоченное в свое беспорядочности. Ни один человек добровольно не согласится пребывать в клетке. Это или рабство, или вынужденная мера пресечения, или заскоки разума, котором лишь бы пожёстче да погорячее. Чёрт с ней с физической клеткой, это ещё можно пережить. Клетка разума – страшнее.

[indent] Откуда вообще такие выводы?
[indent] Чёрт бы и с выводами. Кажется, его зовут по имени.
[indent] Джеки. Точно, его зовут Джеки.

Женский голос, отдающий чем-то механическим и неестественным, всё равно воспринимается приятным. Парадоксально, но факт. Этот голос – пока что единственная опора, в сторону которой хочется развернуться и хоть как-то обозначить собственное положение в пространстве без ориентации. Интонация не вопросительная, а, скорее, успокаивающе-утвердительная. Всё так, как и должно быть. Но это не точно.

Почти без удивления обнаруживает, что пространство вокруг – квартира. Он чувствует, что должен был удивиться, но подобного впечатления попросту не возникает; лимбическая система превалирует над префронтальной корой, забивает весь спектр восприятия вынужденным успокоением [наваливающимся тяжестью на затылок], давит привычными образами: дурацкий круглый ковёр на полу, на который не раз и не два падала пинта тёмного лагера, однотонные стены, какие-то мелочи, которые должны были привносить в квартиру уют. Джеки помнит, что жил здесь до недавнего времени не один, а потом перебрался куда-то ещё. Почему перебрался – не помнит, но на секунду пряный и островатый запах чили, ассоциирующийся с квартирой, перебивается запахом свежеоткрытого моторного масла, сухой пыли и компрессией от аквариума.

[indent] Естественно акула сдохла в аквариуме.
[indent] Ей надо плавать, чтобы дышать и жить.
[indent] Аквариум стал ей клеткой для медленной смерти.

Невысокая фигура, сотканная из голубоватого свечения, неоформленная, но эту фигуру Джеки узнает из тысячи. Он не понимает, как женский голос вообще может спрашивать, кто это – всё ведь настолько очевидно, насколько это только возможно.

- Ven aquí, ma, - первые слова даются с трудом, словно он забыл, как это – разговаривать. После речь становится чище, когда кинетико-моторный вербальный анализатор и область Вернике с почти слышимым щелчком переключаются на привычный билингвистический манер. – Почему я снова здесь?

Фигура обретает узнаваемые очертания. Волосы с проседью, мягкая улыбка, удобная и не шибко выделяющаяся одежда. Гвадалупе Алехандра Уэллс выглядит маленькой и уязвимой, но у этой женщины есть кое-что покруче, чем стальные яйца, раз она столько лет находит управу на всех завсегдатаев «El Coyote Cojo». И это не говоря о мужиках собственной семьи [внутри разливается отвратительное чувство вины - как после отменной брехни, правда о которой всё равно всплыла на поверхность]. Хромым станет не только койот, на и любой ублюдок, забывший как себя надо вести.

Хейвуд. Район, где все друг другу – семья.

По квартире даже можно ходить, хотя она выглядит… статично. Самое близкое слово, которое получается подобрать к состоянию. Статичность. Ни сквозняка, ни лишней пылинки, ни того, что называют дыханием дома. Абсолютная стерильность, от которой пробирает дрожью осознания по загривку, приподнимая самые мелкие волоски. Тебе никто и никогда не скажет, как оно – по ту сторону жизни, - потому что едва ли кому-то удавалось вернуться обратно, а свет в конце тоннеля – сказки для успокоения верующих. А на что ещё уповать остаётся, когда высококвалифицированная медпомощь доступна едва ли десяти процентам населения, а рипердоки работают в подпольных условиях и не всегда в состоянии сделать необходимое для того, чтобы тело на лабораторном столе не отправилось на тот свет по стечению обстоятельств в виде шальной пули или оторванной суперважной конечности.

Последние воспоминания не стыкуются. «Компэки Плаза», шумиха и тревога [смерть… чья-то смерть, и тот человек был хорошим знакомым, потому что ядовитое чувство вины усиливается вдвойне], и почему-то эта чрезмерно спокойная квартира, в которой Джеки не жил с тех пор, как… не помнит он, с каких пор, перебрался он отсюда.

Путь до Высшей Лиги представлялся не таким.

+4

5

альт нужны данные; скрытые, залоченные толстым слоем льда арасаки. скомпонованные в блоки под надежной защитой от триггеров - джеки не чувствует. джеки реагирует автоматически, без видимой на то веской причины. не помнит и не пытается выкопать: «мозг» атакует любые попытки проникнуть под лед. альт кажется, что по окончаниям пальцев пробегают крошечные разряды от файерволла. что получает в ответ сильнее - ровно с той силой, с которой давит на матрицу.

альт теряет сноровку неумолимо, но медленно. память перезаписывается ежесекундно, редактируется собственническими планами искусственного интеллекта с первой минуты слияния. вычеркивает ненужное - человеческое, эмоциональное - отправляя на задворки бесполезного шлака. меняет приоритеты, тактично отрезая от каждой мысли каннингем идущие полупрозрачным фоном чувства: справедливость вместо сочувствия, рациональность вместо внезапного рандомайзера.
[indent] не удаляет. откладывает чистку до критической точки забитости фрагментов памяти.

альт пробивается - пытается; но раз за разом встречается с непреодолимыми трудностями. код не ее, не ее прошлой, не ее будущей - чужой и надежный, как и предполагается многомиллиардной корпорации. превентит любую стратегию, блочит любой инструмент извне. альт тормозит на пару мгновений, проводит анализ, высчитывая возможные выходы. и приходит к пугающему - для себя - заключению.
[indent] джеки нужно ломать изнутри.

ему не нравится видеть то, что создано строками - голыми, без чувствительного фундамента и ощущений, недоступных ai. джеки слишком потерянный, чтобы реагировать правильно; вопросы принтятся со скоростью, превышающую ответы раз в пять. он не нетраннер, чтобы смекнуть, что к чему; подтвердить, опровергнуть собственные доводы о том, как выглядит код в его естественной среде обитания. он боец и наемник, и альт с впечатлительной скоростью учится говорить на понятном ему языке.

загружает последнее воспоминание перед смертью - биологической; квартира меняется, складываясь в салон деламейновского такси и обеспокоенный взгляд винсента. живот у джеки болит нестерпимо, руки алые и веки на полпути последнего путешествия, но он живет. альт дает джеки пару секунд на принятие информации.

x. джеки в машине, биочип остается в тауэре. ви исчезает еще на половине пути, обещая встретиться у деламейна в такси при первой возможности. живот не болит, а вместо знакомого лица на дисплее - еринобу, который лыбится. рубашка начинает окрашиваться, становится мокро и больно - ему. альт сильнее давит катаной под ребра вперед, сидя на месте ви.

помехи стирают строки до чернеющей пустоты.
загрузка начинается заново.

y. биочип поврежден и покоится у винсента в голове. живот нестерпимо болит - не у него. ви дрожащими пальцами дергается к голове, вынимая их золотой билет; протягивает джеки, еле удерживая ладонь навесу.

пустота обволакивает за миллисекунду до последнего выдоха винсента.
загрузка через три, два, один.

z. биочип у него - у них. живот не болит. грудь обоих скачет от полной нехватки воздуха, пока деламейн мерзким голосом спрашивает, какой адрес ему для доставки вбивать. ви на секунду колеблется, смотрит на джеки с вопросом и достает пистолет, прикладывая тому ко лбу.

вместе с выстрелом информация распадается на пустоту.
альт запускает загрузку заново и отключает насильную симуляцию, отдавая джеки все полномочия на управление.[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1806/815979.png[/icon]

Отредактировано Alt (2020-12-26 23:22:08)

+4

6

Это сложно назвать эмоциями [а если это всё-таки эмоции - то искорёженные неточным воспроизведением эмуляции]. В своё время человечество отказалось от андроидов, идентично похожих на людей от и до: эффект зловещей долины раскрылся во всей красе, когда люди ужаснулись собственному творению. Искусственный интеллект, проводящий десятки тысяч операций в долю секунды, почти живые глаза, эмуляция базовых эмоций и даже дыхания, чтобы машины не выбивались из ряда биологических форм жизни. Во время Четвёртой Корпоративной войны страх подтвердился: с пропажей Бартмосса множество агрессивных ИскИнов [и примитивных, и обретших самосознание] атаковали Сеть, уничтожая данные и разбрасывая битые файлы по всем возможным уголкам. С тех пор у “Сетевого Дозора” одна и та же зацикленная песня: за Чёрный Заслон выходить нельзя.

[indent] Вообще непонятно, зачем “Арасаку” вновь пустили в Найт-Сити.
[indent] В прошлый раз их игрища с “Милитехом” едва не стоили городу существования.
[indent] Токио, Вашингтон, Чикаго. От Рио-де-Жанейро остались только руины.

Привычный уютный мирок разрушается на глазах. Квартирка, мама Уэллс, дурацкие приблуды на письменном столе, встроенная в стену кровать с единственной лампой прямо над головой, диван на котором спал Ви до тех пор пока не съехал на собственную жилплощадь. Запах специй и чего-то горячего распадается в восприятии мерцающими частицами, из которого состоит всё пространство вокруг, а потом эти же частицы обретаются новой явью.

Резкий запах крови, раздражающий рецепторы. Во рту отвратительный медный привкус, от которого хочется то ли сплюнуть, то ли проблеваться, если бы было чем. Острая боль мешает сосредоточиться, дёргает сознание к самому источнику - живот вспорот неаккуратной резаной раной, осколок застрял глубоко [представить: стекло падает вниз со всё возрастающей скоростью, падает ребром на арбуз - прорезает кору и ярко-красную мякоть с такой лёгкостью, будто это - бумага]. Сознание плывёт и смазывается, последним уловить удаётся только сильное беспокойство в глазах Ви и скрип кожаной обивки салона такси Деламейна.

[indent] Он сдохнет. Вот так просто. Сдохнет.
[indent] Принятие информации на уровне должного.
[indent] И всё оборачивается вспять, отматывается немного назад.

То же такси, только из эмоций - досадное разочарование. Они феерически проебали задание, биочип остался в “Компэки Плаза”, а наследничек ёбнул главу мегакорпорации, из-за чего пришлось спешно делать ноги не особо разбирая пути отступления. Зря они так поступили. “Арасака” не прощает ошибок. Вместо участливого и предельно вежливого ИскИна - отвратительно торжествующий оскал Ёринобу, и снова боль, снова руки в крови - Джеки пытается сдержать лезвие катаны, хищно прокалывающее плоть прямо под рёбра, но закалённая сталь из тысячи двадцати четырёх слоёв сильнее, она режет и ладони, оставляя в них раны до пястных костей, и тело, вспарывая до метафизического понятия души.

[indent] Пауза. Откат и реплэй.

Они выбрались из “Компэки Плаза”, но почти проебались, потому что Винсент смертельно бледный, пытается сказать что-то про биочип и вытаскивает его из нейропорта [не любит, когда его зовут по имени, и Джеки уважает это желание - зовёт просто Ви, когда они пересекаются на людях или у тех же фиксеров]. Джек откровенно рычит на Деламейна, потому что ему глубоко поебать, что у ИскИна заранее проложенный маршрут - поебать настолько, что он почти готов выдрать с корнем панель, отвечающую за управление автомобилем по сети, и перехватить на ручное, чтобы отвернуть такси от отеля “Ноу-Телл” и направить в сторону клиники Вика. Дрожащие пальцы Ви втыкают биочип ему в нейропорт, и на секунду зрение застилают помехи всех холодных оттенков.

[indent] Пауза. Откат и реплэй.

Они выбрались из “Компэки Плаза” с золотым билетом в Высшую Лигу - биочип у них, охрана и в полглаза не видела двух наёмников, выбравшихся из апартаментов Ёринобу Арасаки. Воздуха не хватает после забега до парковки, в крови плещется адреналин, а адекватное восприятие ситуации застилает полнейший восторг. Голос ИскИна скрежещет и искажается, поступает информация о том, что в пакет “Эксельсиор” включена бесплатная доставка останков до любого пункта назначения, нужно лишь обозначить адрес.

[indent] Не так. Всё, блядь, было не так.

Взлом льда - с практически слышимым хрустом, после которого твёрдая поверхность исчезает из-под ног и швыряет с головой в ледяную воду. Хруст вторится в голове револьверным триггером [щелчок-щелчок-щелчок], ощущения схожи не с тем, как стреляешь сам - схожи с тем, как целятся в тебя.

Чувство вины - сетевая охрана “Арасаки” нашла Ти-Баг и прожарила ей мозги до золотистой корочки. Острая боль - “Траума Тим” не смогла спасти своего пациента, так попыталась уничтожить потенциальных убийц, а Уэллсу просто не повезло. Золотой билет достался Ви, и в какой-то степени это хорошо. Наверное.

Пространство формируется рывками - Джеки не нетраннер, действует интуитивно, спотыкаясь об собственные ошибки [на самом деле просто представляет привычное место, в котором сейчас хотел бы оказаться больше всего]. Небольшая комнатка с просевшим диваном и низким кофейным столиком, страшно кривая мандала из цветного песка [да, да, Мисти так его задрала с чисткой кармы, что пришлось попробовать - и дело не в просветлении, которым Господь должен был поссать с неба на голову, а в успокоении, растущем пропорционально высыпающемуся из ладони песку].

[indent] Почти готов поверить в то, что сейчас на плечо опустится тёплая ладонь Ви.
[indent] Естественно это не происходит. Винсента нет рядом.
[indent] Концентрация сбивается, и успокаивающий образ рассыпается.

- Красивые спецэффекты, mis respetos, - говорит Джеки. - Может до кучи ещё войну между “Валентинос” и “Мальстрёмом”?

+3

7

[indent] альт считывает, как ломается синтаксис.

он осыпается джеки под ноги цифровой трухой, подхватывается блуждающими байтами незаконченной информации в надежде дополнить себя до чего-то большего. непоколебимое желание записаться заново, выкинуть старое и втиснуть в крошечный фрагмент доступного то, что превышает размер в сотни и тысячи раз. альт избавляет джеки от лишнего - арасаковский лед исчезает из памяти; джеки теперь - открытый для доступа и сети.

он не видит и грамма от происходящего хаоса; не видит, как все окружает его в такой плотной порядочной закономерности, что дребезжит в глазах. как запросы формируются с нереальной скоростью, как скрипты выползают и пробуют его буквально - на зуб. клетка интересующихся им наполняется в нелепых попытках захлопнуться по периметру его дампа внезапного существования. они обрамляют его цифровыми мошками - ничтожными и раздражающими; альт смахивает их рукой.

[indent] создание ≠ разрушение.

все не работает, как исходное действие, но в обратную сторону. поглощать альт и восстанавливать джеки - принципиально разное; искин понимает, вытаскивая из груди - рукой, для наглядности - длинную строку его совершенно случайного воспоминания. пробелы зияют дырами и неаккуратными формами, царапая кожу (потенциальную), если дотронуться.

информация - фоном и вездесущая - обхватывает джеки со всех сторон; пичкает его крохотными программами, пытающимися вписать себя в его код. цифры липнут к пробелам, подбирают необходимое из похожей области применения, вставляются, словно картриджи - сложность наполненности оцифрованной личности сжигает их за пару фемтосекунд.

его мир ограничивается воспоминаниями, пошарпанными и неточными. альт осматривает созданное им окружение: детали с их необходимостью, с запросом в воспоминание и попыткой отобразить с доскональной точностью. картина на стене возле выхода дребезжит потерянным объектом и предложением о восстановлении - цветная мандала дублируется прямиком туда, подгоняясь в размерах и теряя в качестве.

альт видит запрос в раздел с хранящимися данными возрастом в месяц от нынешнего его состояния. альт помогает выцепить одно - поврежденное.

ви вваливается в комнату без спроса и предупреждения, идет нечеткой фигурой и плюхается на диван. - эдди будут у нас, тот идиот даже не просек, что кто-то дотрагивался до его компьютера, - ви довольно лыбится. - осталось лишь позвонить...

[indent] диалог прерывается, зависая неподвижной картинкой в пространстве.

  ↓                  ↓             ↓
дексу      ти-баг     падре

[indent] код упорно шерстит информацию и проверяет данные на противоречащие условия.
[indent] шаг от нее на шаг от него. альт думает, что неплохо было бы объяснить происходящее:

- твое тело мертво. ты личность, но оцифрованная, ви очень хочет тебе помочь и сам нуждается в помощи. нетраннеры «арасаки» оставили кучу дыр при переносе данных, и по моим подсчетам утеряно 32,869% воспоминаний. если у нас получится их восстановить, то ты сможешь жить в привычной тебе реальности и перестанешь существовать как код.

<...>

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1806/815979.png[/icon]

Отредактировано Alt (2021-01-05 07:11:57)

+3

8

Мерзкий случай был, к слову. Может всплыл просто потому что боль тогда была примерно похожего толка. И тоже – три раза, вот прям как сейчас [не беря во внимание, что одна из трёх настоящего времени – душевная, не физическая]. «Валентинос» знают, что такое честь, уважают Бога и Santa Madre, а «Мальстрём» - абсолютно отбитые, некогда перерезанные инквизиторами остатки группировок, которые собрались в одну наглухо двинутую банду. Джеки ненавидит их, правда.

[indent] Знает, как иметь дело, но ненавидит.
[indent] Ему было девятнадцать, решение уйти не поддавалось сомнениям.
[indent] Зачем оставаться, если можно найти тысячу других вариантов.

Образ собирается вновь – комната, знакомый диван, не менее знакомая фигура, говорящая что-то о деле. Картинка зависает также внезапно, как проявилась до этого, а Джек судорожно пытается вспомнить, кому там надо было позвонить, чтобы… что бы что? Оцифрованные эмоции – не совсем то, что формируется импульсом живого мозга. Эмуляция правдоподобная, не отличимая внешне, но внутри – нет того раздражения, которое должно возникнуть. Вернее, оно есть, но… но как будто просто горит словом в воздухе, вместо того, чтобы тлеть ощущением.

Картинка не сдвигается с места, предлагая варианты выбора. Уэллс не хочет выбирать, он оглядывается, пытаясь ухватить взглядом того/ту, кто с машинной точностью вплоть до тысячных раскладывает происходящее на составные части. Для него пространство – чёрное с синеватыми всполохами; просто не видит того, что на его месте видел бы сведущий [и то не до конца, крепости данных уникальны по структуре и наполненности].  Возникает почти физическое желание найти пульт и отжать кнопку паузы, посмотреть, что будет дальше в остановленном ролике. Это всё равно что смотреть фильм, снятый от первого лица, на самом ближнем к экрану ряду кинотеатра. Можешь сколько угодно махать руками и орать, а главный герой не слышит, поступает по-своему и огребает за собственные ошибки.

[indent] Казалось, что шутки про цифровые рай и ад – это только шутки.
[indent] Мол, куда отправляется душа раннера, когда ему мозги прожаривает.
[indent] Видимо не только раннеры обречены на подобное.

- А если не получится? Останусь здесь? La guillotina me parece humana.

Естественный вывод, в общем-то, можно даже не спрашивать.

- Покажись?

Неудобно разговаривать с воздухом. Даже если воздуха тут как такового нет. Напоминать вот уже в четвёртый раз о том, что он мёртв, смысла особого нет. Это знание всё равно никуда не денется, будет незримо маячить на периферии. Это только в детских сказках призраки почему-то иногда забывают, что они уже много лет как откинулись, а на самом деле понимание вгрызается в сознание стальными челюстями.

Нетраннеры «Арасаки». Mierda, неужели всё-таки не удалось выбраться из Компэки-Плаза. Он помнит, что чип передал, золотой билет, за который Декс должен отвалить приличную сумму эдди, но что же, всё зря что ли. Так дела не делаются.

- Что с Ви? У него… у него не получилось?

Вопрос речитативом сбивается; больше всего хочется, чтобы там всё-таки ничего серьёзного [что может быть серьёзнее смерти, ха; есть дурацкое правило «сделай или умри», которое у долбанутых русских трансформировалось в «умри, но сделай» - и смерть не оправдание, не отмазка]. «Нуждается в помощи» - звучит очень херово, в краткий миг формирует представление о нескольких ответвлениях событий, напоминая простейший алгоритм просчитывания ближайших вероятностей. Пожалуй, на то, чтобы сидеть здесь, у него нет времени, но само пространство тонким намёком на толстое обстоятельство как бы говорит, что понятие времени весьма и весьма субъективно.

+3

9

форма и обман зрения; оболочка без сути, к которой так много привязанности. альт - ее составляющая, неотъемлемая и важная, хранится в сжатом и закодированном отсеке памяти на случай, если понадобится. с воспоминаниями и эмоциями, скопированными для изучения и анализа, с мировоззрением и мыслями - человеческими. альт отдает код личности на добровольных условиях, искин не противится: перманентное желание совершенствоваться превыше всего.

- я могу тебя удалить или поглотить. заблудших тысячи, и все они на моей совести, но у тебя есть шанс, - искин замолкает, завершая визуальные приготовления. - вероятность не нулевая, а значит есть смысл пробовать.

тело - совокупность забавных ограничителей. перемещение и взаимодействие конечностями, органы с далеко не большим сроком эксплуатации; их миры отличаются, поддаются разным законам и правилам на первый взгляд. по итогу - все упирается в восприятие, и провести аналогии для альт не составляет труда. пищевая цепь превращается в информационную, пожирание - в выгодное слияние. джеки стоит напротив нее, похожий и отличающийся одновременно; альт вытягивает руки перед собой, осматривая подрагивающее мерцание своей истины.

- а если ничего не получится, то у меня есть пристанище. будешь среди своих, - альт смотрит на джеки, сухо констатируя факт. решений - два, вердикт - только за ним.

город призраков - названный так не альт; обитель ее последствий и ее решений, забота - двусмысленная, не такая правдивая на первый взгляд. выгодное сотрудничество: она защищает их, они дополняют ее своей информацией. повторяющейся, но с разным ее восприятием и деталями: у людей приоритеты памяти настолько разные, что собрать целостное представление об объекте получается после нескольких проникновений в чужие сущности.

джеки - попытка исправить, подопытный - без плохого подтекста в сказанном. исправленный соулкиллером - не ее, апгрейднутым, переписанным с еще большей жестокостью - сценарий мира движется по одному из худших путей развития; код подсказывает, что по-человечески необходимо сейчас тяжело выдохнуть.

- тот чип, что вы украли, содержит в себе конструкт джонни сильверхэнда. и он переписывает сознание ви - осталось не так много времени, чтобы ему помочь, - цифровые клетки стекают вниз и разбиваются о несуществующий пол. - если получится восстановить, то в будущем возможно поможем другим.

альт не врет - почти; прикрывает свой интерес потенциально возможной значимостью происходящего, с интересом всматривается в его реакцию. от его помощи - кроха той информации, которую можно достать другим, но долгим и медленным способом; это невыгодно. альт хочет помочь: целый фрагмент ее памяти намертво скреплен с конструктом - анализ быстро подсказывает, что это привязанность. старая альт непременно откликнулась бы, и искин не противится. «благодарность» давно появляется во встроенном словаре.

альт рискует и видит дыры, что остаются после визита ви в этот мир; сетевой дозор не собирается ждать удобного случая, и уйти за черный заслон необходимо немедленно. штопать каждую - энергозатратное развлечение с необходимым доступом в той действительности. альт верит в людей и их способность на освоение навыков, но не может научить их видеть то, чем все здесь является. ai хочет - наверное; но недоверие играет по обе стороны.

искин - нечто злое и разрушающее; дозор не устает промывать людям мозги. пропаганда сочится в каждом их сообщении, и альт с непониманием шерстит информацию.

искин - совершенно иное и отличающееся, с похожим устройством жизнедеятельности, но гонимое абсолютно другими принципами и задачами.

альт не знает, почему ее любопытство воспринимают враждебностью.

Отредактировано Alt (2021-01-11 17:40:23)

+3

10

Вообще-то Джек не рассчитывал, что его просьба показаться и впрямь будет услышана. Он смотрит на фигуру, возникшую рядом, не задаётся вопросом, откуда она вообще сформировалась в обозримый [но не физический] облик. Явственно различает общие черты, не позволяющие угадывать характерные и мельчайшие: женщина с вибрирующим механическим голосом, кто она и откуда берутся картинки, которых никогда не было – вопрос без ответа.

Удалить или поглотить.

- Обнулить.

Не переспрашивает, скорее, переворачивает фразу в привычное для себя понятие. Это звучит лучше, чем предложенный вариант: «удалить» значит не оставить ничего вообще, очистить память и стереть любые остаточные данные, «обнулить» - значит что-то ты всё же успел в своей жизни сделать, прежде чем произойдёт откат до точки невозврата.

[indent] Это было бы блестящим лечением.
[indent] Если бы пациента не потеряли.
[indent] Так и живём.

Пристанище. Это как перебиваться от схрона до схрона, когда по собственной тупости подставляешься и ещё думаешь, что успеешь выкрутиться. Главное пережить пару дней, ага, а там как-нибудь само рассосётся. Здесь, блядь, уже ничего не рассосётся, абзац без продолжения. Среди своих Джеки не быть – качает головой в несогласии. Для того, чтобы быть среди своих, ему нужно либо каким-то чудом воскреснуть, либо чтобы по ту сторону всех перерезали. И второй вариант пиздец нежелателен.

- Среди своих… es poco probable.

И если с мыслью о собственной смерти ещё можно как-то смириться, то с последующей информацией – едва ли. Звучит как что-то сродни плохому триллеру, для которого подобрали не самого лучшего сценариста. Если бы по этому пространству можно было бы ходить, то Уэллс уже бы нарезал круги – неспешные, с равным промежутком времени между каждым шагом. Вообще-то здесь можно бродить – подбираются даже подходящие образы [недлинная набережная у «Райота», лабиринты Виста-дель-Рей, переулок за «Эзотерикой», где мужик не от мира сего пытается заливать случайных прохожим в уши ну очень уж странные байки] – вот только мысль застревает в голове, что-то не даёт осознать её целиком и полностью.

[indent] О конструктах говорили очень мало.
[indent] Где-то по телику передавали.
[indent] Сказки для богатых, которые думают, что даже от смерти можно откупиться.

- У меня тоже, - Джеки поднимает руку и касается пальцами нейропорта височной кости, - некоторое время стоял этот биочип. Y no pasó nada. – Не укладывается в голове и не растягивается вдоль спинного мозга; конструкт Легенды «Посмертия», переписывающий сознание. Легенды, о которой каждая собака знает, если хоть иногда поднимает морду из-за кучи мусора. - Джонни Сильверхенд… бред какой-то.

Почти чувствует на языке горечь, перемежающуюся с сиропной сладостью. Привет, который больше дурацкое воспоминание, нежели реальный отклик рецепторов. Разбавленный водой «Олд Фешн», красивая история о том, что тебе надо сдохнуть, чтобы тебя запомнили. В Найт-Сити так оно и есть. Интересно, та барменша и правда назовёт «Московский Мул» в его честь или просто посмеялась?

В любом случае, даже если история звучит как что-то, во что можно поверить только после пары стаканов, если дело касается Винса – выбор вообще не стоит. Спектр раздумий от «какого хрена» до «выкладывай, что от меня требуется» считывается с лица едва ли не одномоментно.

- Выглядит как ремейк «Total Recall 2070». Что именно нужно восстановить?

В голос всё равно просачивается замешательство; не совсем замешательство, но лучше назвать это так, чем подбирать определения.

+3

11

страх неизбежного, несмирение - странное. в мире, где конечность обуславливается жизнью всего, еще есть боязнь. неподдельная и настоящая, этап - финальный - своего существования, нечто пугающее своей неизвестностью и непониманием. ничего не заканчивается, ничего не прерывается после последнего издыхания, просто тянет в круговорот большего и масштабного; изменяет до неузнаваемости, лишает целей и мыслей, но значить начинает в разы глобальнее. цикл жизни перманентен в обычных условиях.

- ты просто перестанешь существовать в привычном для тебя образе. это не обнуление, - разница восприятия очевидная. - некоторые миры строятся иными законами. твоя значимость будет куда больше, чем цифровая табличка в колумбарии и чужие воспоминания.

привязанность заставляет забыть о глобальности, эгоизм - сжирает в конце миллионами сожалений о сделанном и несделанном; о предстоящем не думается, предстоящее даже и не рассматривается потенциальной возможностью продолжения. точка - жирная, черным маркером - ставится там, где вовсе не требуется. потом - заменяется запятой, потому что приходит великое осознание, но горечь из-за потери личности едва ли можно просто так отпустить.

самодостаточность там воюет с привычным желанием стать частью большего здесь; потерять личную значимость, но привнести достаточно информации. быть кирпичиком крошечным, но необходимым, чтобы стена - теоретическая - не разрушалась от прикосновения. быть битом, из набора которых образуется все прямо сейчас его окружающее; искину не нравится, что для столь важной роли обычно используют противоположные определения. «ничтожность» - обратно пропорциональное по значению, но почему выбирают его?

- среди людей, - искин поправляет ранее сказанное: те чувствительны к выбору слов, - и ви, если тот выберет эту сторону.

вопросы исчезают сразу, как появляются: искин боится переусердствовать. мотивация хороша, пока не вызывается поток ненужных эмоций, что невозможно взять под какой-то контроль. пока джеки способен удерживать мысли в границах понятного ей, пока он читаемый и упрощается привычными кодами. рисковать - дело сомнительное, вероятность покоится малым значением, искин думает, что это может быть тестовой версией ее разговора с ви. правда о происходящем - физически - в той голове не сулит ничего хорошего, мозг поврежден достаточно, чтобы не оставалось возможности откатить до состояния недельной давности.

у винсента выхода два, оба - худшие для него, как для личности. чип убивает буквально, захватывая тело для конструкта; работа нетраннеров потрясающая, все действует четко, словно заранее подготавливаясь к живому носителю. очередная победа технологии над человечеством - искин испытывает затруднение в выборе между радостью и сожалением.

- чип начинает развертывание, когда тело мертво - так запрограммированно, чтобы не было ошибок при перезаписывании, - механичность голоса должна вызывать неприязнь, и альт пытается его максимально смягчить. - у ви получилось это все пережить, но критическое значение пройдено. даже если их разделить, полгода - не больше.

прошлое мешается с этой реальностью, лет пятьдесят проносятся как по щелчку; арасака выигрывает в очередной раз, оставляя всех позади - вопрос давно не в монополии рынка и его воздействии на население. корпорация проникает во все слои общества и сферы влияния, пишет рукой единой династии правила, как жить положено; на что надеяться, что хотеть и мечтать, кем в итоге стать или быть. корпорация добирается даже до отдаленных участков пасифики, пытаясь подмять. заслон - вопрос времени; искин ощущает легкий испуг, который не должен присутствовать.

- отдельные участки памяти, детали прошлого, - звучит чем-то легким, если имеешь доступ ко всей информации; сложнее - если та стерта практически окончательно. - что-то вроде мозаики с потерянными паззлами. и находить придется не в себе, а в окружении. привычками, интуицией или любым другим способом. мне сложно сказать, эта часть человечности сложная для моего понимания.

кадры с выжженными участками и реквизитом, который забыли внести.

Отредактировано Alt (2021-01-25 17:58:14)

+2

12

К сожалению, это единственный шанс для живого существа - жизнь после смерти в воспоминаниях тех, кто слышал или был знаком непосредственно. Практически в этом смысл Легенды - быть на слуху, быть узнаваемым, быть тем, кого будут помнить и с кем будут считаться [это, разумеется, значит и наличие огромной мишени через грудь и спину, но кого это волнует чуть больше, чем ни хера?].

Существовать в виде программного кода, конечно, безумно интересно, только клетка из плоти и крови как-то привычнее. Но с другой стороны - чем не возможность начать новую жизнь? Пусть и такую... странную. Сложно подобрать другое определение из миллиона доступных в словаре.

[indent] Не сразу ловит себя на том, что всерьёз можно остаться здесь, а не вернуться.
[indent] Отбрасывает тут же - почти видит, как она разбивается цепочкой символов.
[indent] Есть есть возможность - надо ей пользоваться.

Пространство обретает большую чёткость. Джек смотрит чуть в сторону от силуэта, проецирующего женскую фигуру. Нули и единицы кода становятся чуть большим, чем просто невнятная клетка без окон и дверей, становятся чуть более структурированными, организованными. Значит ли это, что чем дольше он будет проводить время здесь, тем больше цифровой хаос будет казаться ему упорядоченным?

- Но ты ведь тоже живёшь в чьи-то воспоминаниях. - Говорит наугад, просто потому что так кажется. - У тебя есть имя?

Даже если это не энграмма, о которых иногда говорили в новостях как о программе, доступной только сливкам человеческого общества, даже если это просто ИскИн. Многие ведь слышали хотя бы краем уха о падении Первой Сети и о том, что случилось, когда всё погрузилось в хаос. После этого ИскИны заперли за Чёрным Заслоном, чтобы подобное впредь не повторилось, а того гениального нетраннера так и не нашли.

[indent] ИскИны помнятся тем, кто помнит о первом падении.
[indent] Логично? Логично.
[indent] Пусть даже не отдельно, а цельной массой.

Она говорит настолько будничным, не меняющимся интонационно голосом, что от этого становится банально жутко. Как будто человеческая жизнь, которая может оборваться через полгода - это так, пара секунд в просвете бытия. Возможно здесь так оно и есть, возможно это ничего не значит, вот только воссозданная энграмма, перепаивающаяся во что-то отличное от видеозаписи личности, до сих пор воспринимает жизнь как здесь и сейчас, без обозрения таймлайна в целом. Стрёмно предполагать даже то, что подобное восприятие - это тоже запись модели поведения.

- Полгода… Es mi culpa.

Вырывается без ожидания сочувствия, просто как констатация факта. Проебался крупно по всем фронтам сразу примерно тогда, когда… когда точно не скажет, но точно до вылазки в “Компэки-плаза”. Дырки в воспоминаниях раздражают и заставляют копаться в себе, искать то самое, из-за чего всё пошло по одному месту. Отвратительно.

Джек замолкает, смотрит под ноги. Чёрное нечто переливается синими искрами программного кода. Если присмотреться - можно даже увидеть отдельные строчки, но Джек не хочет приглядываться. Что если по всем канонам жанра он заглянет в Бездну, а Бездна заглянет в него.

Значит, для перезаписи конструкта недостаточно того, чтобы быть при смерти. Нужно сначала умереть для того, чтобы тебя убило ещё раз. Блестяще.

- Для того, чтобы восстанавливать через окружение, разве не нужно вернуться? - спрашивает, потому что это важно. Потому что… должен понять, как это работает? - Не поймите неправильно, мэм, я не знаю, как у вас тут устроено.

Слишком легко переключается с обычной манеры поведения на более вежливую. Привычка, сформированная годами: кто бы там что не шутил про бандитскую рожу пополам с флиртом направо и налево, две вещи остаются неизменными - верность и “я всегда очень вежлив”.

Часть человеческого, сложная для понимания. Кажется, именно из-за этого однажды возник эффект Зловещей Долины: если взять машину, идентичную человеку во всём, тот всё равно будет испытывать страх, потому что неживое не может быть ему равно. Потому что он чувствует, что каким бы натуральным не выглядел получившийся андроид - в нём нет жизни и той самой пресловутой души.

У конструктов, если следовать логике, тоже нет души.

+3


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » фандомное » all good boys go to cyberheaven


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно