POP IT DON'T DROP IT [grossover]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » межфандомное » так уж вышло, что ведьмы невезучи в любви


так уж вышло, что ведьмы невезучи в любви

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

на веревке от тени мячик жизни лови:
так уж вышло, что ведьмы невезучи в любви.
но напрасно собака охраняет твой дом:
так уж вышло, однако - что хотим, то возьмем

http://forumuploads.ru/uploads/0019/e7/78/1815/861201.png

Ayasegawa Yumichika & Sadira

Аграба :: рынок :: старые времена :: попытка украсть что-то у шинигами

будет ведьмы победа - будет сказки конец;
тем, кто страсти не ведал, в кости льется свинец.
по извилинам ночи, по ущербной луне
нет дороги короче, чем дорога ко мне

+1

2

//Вот почти что с четверть века, как шмыгнула в белый свет,
А чудные человеки ведьмой кличут двадцать лет:
Мол, девчонкой пятилетней при сияющей луне
Мать меня порою летней подарила Сатане.
Плюнуть или каяться - кто же разберет
Кто не испугается - в жены пусть берет!
Только есть одна проблема - в город толком не войти:
Люди с криком "Ведьма, ведьма!" разбегаются с пути.
Люди прячут злые морды в обывательском тепле,
Ну, а я над ними гордо пролетаю на метле!//

Это обычный жаркий день на базаре Аграбы, и ничто не предвещает беды. Юная ведьма Садира идет по базарной площади, с любопытством глазея по сторонам. Садира готова к подвигам и приключениям – обычно в этом понятии заключается задача что-нибудь украсть, чтобы себя прокормить. Быть ведьмой хорошо, но зарабатывать этим Садира пока не наловчилась – она не так хорошо знает магическую науку, чтобы желающие осуществить свои самые невероятные мечты шли к ней толпами. Напротив, лучше будет, если Садира не станет делать такую карьеру – пока что она для себя самой-то не научилась колдовать, у нее никак не выходит приворожить Аладдина, а если наколдует что-то не так для клиента, и выйдет у него все наоборот – проблем не оберешься! Так что, пожалуй, лучше уж добывать деньги и пропитание по старинке, а именно воровством.

Несмотря на все это, Садира вполне довольна своей жизнью – она умна и проницательна, может посмотреть на себя со стороны, и вполне понимает и осознает, что ей не нужна тихая гавань и спокойная семейная жизнь. Ей нужны приключения. А уж приключений-то у ведьмы и воровки, к тому же безответно влюбленной, навалом! Хотя в последнее время Садира постепенно переосмысливает свою жизнь. Может, хватит страдать из-за того, кому она не нужна?

Перед Садирой идет юноша – весьма симпатичный и неплохо одетый. Садира следит за ним наметанным глазом воровки – у такого приличного человека наверняка есть чем поживиться. Она улучает удобную минутку и тянет руку в карман юноше, чтобы под шумок вытащить кошелек…

//Я который день лью слезы - присмирела егоза:
В сердце нож воткнули острый чьи-то синие глаза!
Месяц ядом вновь налился, и себе желаю я,
Чтоб в меня скорей влюбился тот, кого хочу в мужья.
Согрешишь - покаешься, и пойдешь домой.
Песне улыбаешься - значит, будешь мой!//

+1

3


столько искать тебя в переплетах улиц, в лицах, стихах, обрывках случайных песен. город гудит - огромный бетонный улей, в нем я - кусок мозаики, травинка, плесень, синяя птица, легкий прозрачный ладан, запах озона, ящик с двойным секретом...
солнце мое - в историях и балладах.
так, понимаешь, легче дождаться лета.


Арабские страны имеют свое, особое очарование. Юмичика знает толк в красоте, в неодушевленных предметах ценит в первую очередь их внешний вид, и с точки зрения эстета этот город, кажется, Аграба, очень красив. Даже прекрасен. Особые арабские ночи, золотые пески, разноцветие товаров на рынке и видный с любой точки города шикарный дворец, где живет султан... Впрочем, дворец на вкус Юмичики - чересчур аляповатый, и построили его таким заметным зря: и глаза мозолить начинает со временем, и если город кто-то решит захватить - сразу будет понятно, куда напасть. Один выстрел - и прощай, дворец, вместе со всеми его обитателями.

Выстрел - сильно сказано; Юмичика думает о выстреле хадо вроде Бьякурая, но живые люди такими способностями не владеют, и дворец временно стоит мирно. И вообще все вокруг мирно, даже обидно, потому что несмотря на весь свой ухоженный и красивый вид, Аясегава Юмичика, пятый офицер Одиннадцатого отряда Готей-13, любит сражаться не меньше, чем его лучший друг Мадараме Иккаку, третий офицер того же отряда. Юмичика мог бы стать четвертым /они с Иккаку оба по силе были на уровне лейтенантов/, но место лейтенанта было прочно занято приемной дочерью капитана Зараки, так что им пришлось выбирать. Иккаку был сильнее Юмичики, и тот скрепя сердце отдал другу звание, а себе взял пятый номер, а не четвертый, потому что ему не нравится цифра четыре. Больше всего Юмичике нравится цифра три, но, за неимением лучшего... Пять - тоже неплохо.


Аль-го - страна визирей, пустынь, султанов, древних гробниц, запрятанных под песками, звездных ночей, таинственных караванов, диких мечей, разящих и сталь, и камень, башен из белоснежной слоновой кости, ведьминых гобеленов из паутины.


[float=left]https://i.imgur.com/pgMxMGB.gif[/float]
На патруль в Аграбу Юмичику отправили вообще-то вместе с Иккаку - их всегда отправляли везде вместе. Точнее, Аясегава сам вызывался идти с ним, зная, что его друг умеет и любит влипать в неприятности, а в их тандеме сила есть у обоих, но вот мозги - только у Юмичики. Иногда ему казалось, что он - единственный адекватный человек в Одиннадцатом отряде, полным головорезов и рубак, что не ценят ни свою жизнь, ни тем более чужие. Иногда ему казалось, что он единственный в Одиннадцатом отряде умеет читать - во всяком случае, никто из сослуживцев Юмичики не был замечен им с книгой. Разве что с мангой эротического характера, явно стащенной из Восьмого у Ядомару Лизы, но манга не в счет, текста там по минимуму и вряд ли кто-то его читал.

Впрочем, Юмичика на свой отряд не жаловался... ну ладно, жаловался, когда наступало время писать отчеты и сдавать документацию в Первый. Читать прочие служащие в Одиннадцатом, может, и умели, а вот со счетом у них дела обстояли гораздо хуже; Юмичика бесконечно уважал Зараки-тайчо, но иногда у него появлялось впечатление, что из цифр капитан знает только "один", "два" и "много". Такие мелочи Кенпачи не интересовали - с цифрами нельзя драться.

Иккаку считать умел чуть лучше, но Юмичика был человеком не только адекватным, но и ответственным. И умным. И понимал, что бумажки, хоть и скучные, но для отряда и конкретно для него самого - необходимые. Включался принцип "если не я, то кто же", и, хотя Юмичика предпочел бы зарезаться ножом для бумаг - сцеплял зубы, садился и строчил отчеты. А потом пил с Иккаку в честь успешной их сдачи - и на следующее утро снова страдал, но по другому поводу.

И все же в другой отряд Юмичика не перевелся бы ни за что, и не потому, что там служит его лучший друг, но потому, что он тоже такой же, как все в Одиннадцатом. Тоже любит сражения и находит в них удовольствие, тоже жаждет битв и побед, тоже обагряет лезвие вечно обиженного на него меча кровью врагов, тоже, как все в Одиннадцатом, вырос на улице и был вынужден выживать. Просто Юмичика по сравнению с остальными был более интеллигентным, ну и умел читать и считать. И даже каллиграфически писать. И даже стихи, но никому их не показывал. Кто из этих дуболомов разбирается в поэзии?


медом июльским, лавой, седой грозою, отблеском свеч в янтарных глазах ифрита, искрами звезд, горячей моей слезою, жаром свечи откликнись, услышь, приди ты


Итак, Иккаку в Аграбе тоже был. Где-то. Они решили разделиться и ради интереса поспорили на бутылку саке, кто первый найдет Пустого, и Мадараме решительно зашагал в сторону увеселительных кварталов - явно не за Пустыми, а Юмичика отправился на рынок, но тоже не за Пустыми. А вдруг тут что-то интересное продается?

Вскоре Юмичика понимает, что ничего особенно интересного здесь не продается. Еда, специи да женская одежда вроде платков. И украшения тоже женские. Хотя...

Вот оно! Юмичика замечает прилавок торговца оружием и замирает в восхищении; он и эстет, и воин одновременно, и обожает красивое оружие. Шинигами редко берут в руки оружие, помимо своих занпакто, ибо те ревнивы, но Юмичика со своим мечом в такой давней и прочной ссоре, что хуже не будет, и он шагает к прилавку, как вдруг...

О, с ворами в своей жизни Аясегава сталкивался не раз. Ему самому приходилось воровать в Руконгае - он обладал духовной силой и потому чувствовал голод, а за еду нужно платить. Только вряд ли методы Юмичики можно было назвать воровством - он не вытаскивал у людей кошельки тайком, а заставлял отдать с мечом у горла. Но и другие методы не осуждал; хочешь жить - умей вертеться.

Только интересно, с какой стати вор полез к нему? Нет, выглядит Юмичика вполне состоятельным, к тому же, иностранец, что видно буквально налицо, но в том-то и дело, что его не должно быть видно. Он - шинигами, его можно убить, можно ранить, он ест, пьет, дышит, его сердце бьется и кровь течет по жилам, но он все равно - дух, а не живой человек, и для живых невидим. И тем более - неосязаем.


Руфус - душа отряда, хмельное злато, темное пламя, смуглый собрат шайтана. рыжие космы, хитрый раскосый прищур, смел и удачлив, словно нашедший клевер


За меч Юмичика не хватается - рефлексы у него отработаны идеально, но вместе с рефлексами присутствует и умение соображать, и поэтому просто оборачивается. И видит... ее.

Какая же она красивая. Длинные черные кудри оттенка воронова крыла, черные глаза цвета агата, гладкая оливковая кожа и гибкая фигура дикой кошки. Глаза Юмичики расширяются от восторга гораздо большего, чем при виде инкрустированных драгоценными камнями кинжалов - он нашел драгоценность куда прекраснее.

- Кто вы, прекрасная леди? - выдыхает Юмичика, забыв даже о том, что она не должна его видеть.

Арабские страны имеют свое, особое очарование.

...солнце мое - за следующим поворотом.
сквозь темноту я чувствую жар рассвета.

Отредактировано Ayasegawa Yumichika (2021-01-02 03:02:14)

+1

4

//Смерть с глазами кроткой изящной лани снова снится, снова глядит в упор и щеки касается бледной дланью, и тебя прошибает холодный пот. Ты лежишь во тьме и почти не дышишь — ты же ведьма, чёрт бы тебя побрал! — а в углу лачуги скребутся мыши, сердце рвётся наружу из-за ребра.
Коль болит нутро, обернись волчицей — под луной легко от себя сбежать. Только смерть вернётся, продолжит сниться, съест на завтрак душу твою с ножа, а потом прижмётся к тебе теснее — и застрянут в горле десятки слов...
Смерть сильна — никто не сравнится с нею.
Но тебе, красавица, повезло//

Садира, конечно, не собирается взрывать дворец, но иногда поминает тамошних обитателей недобрым словом – Аладдин прочно женат на Жасмин, и надежды на то, что однажды и на улице Садиры перевернется повозка с рыцарями, все меньше и меньше. Героев на всех не хватает – и Жасмин получила своего героя, еще бы, она ведь принцесса – а Садире, нищей девчонке-оборванке, осталось лить слезы и страдать. Печально, что не каждой девушке в этой жизни суждено быть счастливой в любви, но что же поделать? Желание приворожить Аладдина уже не такое сильное, оно все больше гаснет и блекнет, за своей невыполнимостью выходя из списка первой необходимости. Садира учится жить без Аладдина, учится жить вообще без ничего – у нее никогда никого не было, так надо же в конце концов научиться спасать себя самой. Она сильная. Она ведьма. Она владеет магической силой. Она воспитывала себя сама и заботилась о себе сама, живя на улице. Она прошла такую школу жизни, что Жасмин и не снилась – так неужели же спасует из-за неразделенной любви?

К тому же Садира – умная девушка и прекрасно понимает, что когда любит один – это скорее зависимость и желание любить. А настоящая любовь всегда взаимна, это союз двух равноправных личностей. Для Востока мысль практически кощунственная – там женщины привыкли жить исключительно ради любимого мужчины. Но вот Жасмин же сумела противостоять стереотипам, смогла даже стать первой в истории Аграбы женщиной-султаном – власть принадлежит в первую очередь ей, а Аладдин – всего лишь принц-консорт. Потому Жасмин и встретила свое счастье, что не побоялась быть собой – ведь если тебя нет, как ты сможешь найти свою половинку? Садире же лишь предстоит обрести себя, хотя она также осознает, что она во многом умнее, сильнее и способнее, чем Жасмин. Садира – ведьма, она хочет практиковать свою магию, хочет учиться и узнавать новое, она много чего хочет, дело за малым – лишь поверить в себя.

Но пока Садиру интересует лишь идущий впереди богатый иностранец. Причем интересует в чисто прозаических целях – как бы под шумок стащить у него побольше добра. Дело, конечно, нехорошее, и гордиться тут нечем, но у Садиры большой опыт в карманных кражах, и она почти уверена, что не попадется. Почти уверена… как внезапно…

«Кто вы, прекрасная леди?» - изумленно вопрошает иностранец, кажется, удивленный самим тем фактом, что Садира вообще его увидела и шла за ним по пятам – Садира чуткая и проницательная, как и положено ведьме, и понимает, что это его удивило больше, чем вероятное намерение Садиры залезть к нему в карман. Да и разве такими словами встречают воров? Скорее уж… принцесс… Да и он очень даже привлекательный, только ответить ему такими же красивыми словами Садира не решается – ее мучает совесть.

- Простите, добрый господин, - пока что он не выглядит угрожающим, но Садира заранее пугается, зная, что ее намерения не были честными. – Я… я всего лишь… я просто целый день не ела, вот и… Простите меня, - Садира кланяется. – Меня зовут Садира, я простая бедная девушка… - ну, еще ведьма, но об этом она скажет ему потом, если знакомство пройдет хорошо. - А как вас зовут?

+1

5

и плевать, что подстерегают в потемках ямы,
что гремят арсеналом молний чужие выси…
если что-то случится, то эта гибель – моя, мол.
понимаешь, она от меня одного
зависит.


Она такая красивая.

Юмичика встречал красивых женщин - как тот, кто ценит красоту, он и в толпе часто невольно ловил взглядом эстетически привлекательных людей женского пола /наличие мужской красоты он тоже признавал, но только по отношению к себе, остальные, по мнению Юмичики, были или абсолютной серостью, или тем самым, что презрительно называют "чуть красивее обезьяны"/  и в Готее-13 был знаком с весьма симпатичными девушками, например, Рукия, черноволосая изящная и холодная аристократка, или огненно-рыжая пышногрудая Рангику, или смертоносная грозная капитан Сой Фонг, или капитан Унохана Рецу, воплощение элегантности и скрытой глубоко внутри огромной силы... Но эта девушка, живая, наверняка теплая, способная его видеть, от которой отходит слабая реяцу - не просто красивая и не просто привлекательная.

Она целиком и полностью во вкусе Юмичики. И, знай он, кто хочет его обворовать - сам бы ей все отдал... хотя особо у Юмичики ничего и нет. Несколько монет, пара кинжалов, пара сюрикенов - и все. Ну и еще вечно обиженный занпакто, но занпакто - не вещь, чтобы его можно было кому-то отдать. Нет, Юмичика на эмоциях и Рюджиро Кудзяку бы подарил, но сама же девушка бы потом обратно меч и вернула - характер у занпакто был... так себе.


георгины распускаются на могилах
а случится чего со мной, горевать не надо б,
только этого я тебе запретить не в силах


- Г-господин? - Юмичика аж заикается от удивления. Так с ним еще никто не разговаривал, тем более - женщины. Нет, в Готее особо вежливые личности добавляли к его фамилии суффикс "-сан", но чтобы еще извинялись и кланялись? К такому поведению женщин Юмичика и вовсе не привык - обычно он им кланялся. Попробуй не поклонись, например, Сой Фонг - жить-то хочется, а Унохане Рецу тем более кланялись все без исключения, не задумываясь. И даже Рангику Юмичика кланялся, потому что хоть она и подруга по множеству пьянок, а все же рангом выше - приходится, если на них смотрит кто-то из капитанов. Хотя прочим служащим Одиннадцатого на поклоны было наплевать с высокой колокольни, но Юмичика же, в отличие от этих бабуинов - интеллигент!

Но Сой и Унохана были капитанами, Рангику - лейтенантом, Рукия, хоть и младше Юмичики по званию - была аристократкой, им было положено и необходимо кланяться, а Садира, как она сама призналась, бедная сирота, и...
[float=right]https://i.imgur.com/8oHcueE.gif[/float]
- Вы голодны? - доходит до Юмичики. Любоваться девичьей красотой можно, сколько угодно, но он по себе знает, как это мерзко - голодать. И ладно он, он мужчина, он свою еду мог запросто отнять, забрав кусок хлеба иногда вместе с державшей этот самый кусок хлеба рукой, а девушка, не владеющая мечом - конечно, она идет на воровство, жить всем хочется. - Здесь есть где-то эти... как их... - он растерянно озирается - в Руконгае еду покупали у уличных торговцев, а в чайных домах продавалась далеко не еда, в Готее были столовые, и Юмичика не то чтобы забыл, как называются места общественного питания в мире живых, просто не знает, как они называются конкретно здесь. - Ну, места, где можно поесть? Я угощу вас всем, чем только пожелаете, очаровательное солнце пустыни, - галантно склонившись, Юмичика берет Садиру за руку и оставляет аккуратный поцелуй на тыльной стороне ее ладони. - Меня зовут Аясегава Юмичика, для вас я могу быть кем угодно... кхм, в общем, просто Юмичика, никаких господинов, пожалуйста. И не говорите, что вы простая! Вы - не простая! Вы прекрасны так, что само солнце хочет зайти за тучи, стыдясь того, что сияет тусклее вас! - Юмичика умеет сыпать комплиментами, но в этом случае у него выходит более чем искренне. И вроде бы обычно мужчины, видя действительно нравящуюся им девушку, в которую могут влюбиться, по всеобщему мнению обязательно теряют дар речи, но Юмичика, наоборот, понимает, что может болтать о красоте Садиры сутками. Бывают исключения из правил.

К тому же, говоря, что Садира не простая - Юмичика пусть и имеет в виду ее неземную красоту, но еще он и чувствует ее реяцу. Она и без того видит его, что для обычного человека уже странно, а еще - хотя Юмичика и не использует технику своего шикая, которая поглощает чужую реяцу, намеренно обижая меч, все равно благодаря этой технике чужую духовную силу чувствует хорошо. И у Садиры она есть, она пахнет солнцем, песком и магией.

Но об этом они еще поговорят - сначала ее надо накормить.


говорит, что в саду за домом созрел крыжовник,
теплой мякотью наливается облепиха.
можно сесть на скамейку и ничего не делать,
можно просто прикрыть глаза, улыбаться немо.

+1

6

//Свободное с детства дитя леса
Училось летать у своей Синей Птицы.
Для тех, кто летать не сумел научиться,
Её покрывала злой тайны завеса.
Душа выбирать свободна
Свободная с детства из тени света
Пьянящий полет выбирает всё время.
Лети дитя леса и пой свои песни,
пусть братья по крови узнать в них сумеют Биение сердца...
Звенит колокольчик, рождаются строчки
О странном полете, о новом рожденье
И этой свободе, не данной от бога
Люди потом назовут тебя Ведьма//

Садира замирает от шока не меньше, чем Юмичика. В его глазах читается такое восхищение, что сияет едва ли не больше палящего восточного солнца – так что Садире чудом удается не ослепнуть – наверное, потому, что она ведьма. Впрочем, она чувствует, что Юмичика тоже далеко не из простых людей – не зря же он удивился тому, что Садира его видит. И сам по себе красивый чужестранец вызывает у Садиры живой и жгучий интерес – даже если бы он не говорил так красиво, а он еще и говорит так, что ему впору слагать стихи и быть поэтом. Наверное, он много знает и много читает – Садира восхищается теми, кто стремится к знаниям, и еще больше теми, кто может их получать – ведь для восточной девушки образование – порой непозволительная роскошь, особенно для такой нищей сироты, как Садира. Единственное, чему она пока может учиться – так это колдовству, и она жадно постигает премудрости своей науки, хотя пока и получается не очень. Но Садира открыта новому, и хочет узнавать об этом удивительном мире как можно больше.

А еще Юмичика похож на воина – храброго, сильного и хорошо обученного. Садира проницательна и улавливает это – по одежде, по оружию, по манере двигаться и быстрой реакции. А смелые и сильные люди вообще пользуются ее расположением. Похоже, не только Садира во вкусе Юмичики, но и Юмичика во вкусе Садиры…

- Ох, спасибо вам за такие добрые слова… - Садира бы, наверное, покраснела от смущения, если бы была из стеснительных, и если бы на смуглой коже румянец был заметен. – Юмичика… Какое красивое имя… И необычное… Вы из Японии? Конечно, я с радостью все вам здесь покажу. У нас есть трактиры, где можно поесть, я проведу вас туда… - как истинная восточная женщина, Садира рада услужить мужчине, к тому же такому, который так о ней заботится, говорит такие красивые слова, да еще и готов угостить, что немаловажно. О том, как придется расплачиваться с ним, Садире думать не хочется – да и кому бы захотелось, после того, как не ел целый день?

Садира берет Юмичику за руку и ведет в сторону трактира – она, конечно, немного смущена и растеряна, привычная система сломана вдребезги – кто бы мог подумать, что воровке и сироте, всеми отвергнутой, кто-то – да не просто кто-то, а сильный, богатый и красивый воин – начнет говорить такие комплименты? Но Садира была бы не Садира, если бы не воспользовалась этим – ей тоже нравится общество Юмичики, и его помощь и поддержка как нельзя кстати.

- Ох, вы, право, смущаете меня, - все-таки Садира не привыкла к таким красивым словам. – Мне никогда в жизни никто такого не говорил… Обо мне вообще никто никогда не заботился…

//Лети ведьма, лети ведьма
И пой свои песни бродячему сердцу
Лети, ведьма, лети, ведьма
И знай, от себя никуда не деться
Свободному с детства...
Холодные руки, холодные волны,
Все тянет ко дну тяжесть камня на шее.
И гомон толпы от полетов далекой...
Другая, чужая, опасная ведьма.
невидима и свободна...
Свободная с детства, дитя леса...
Чтоб стать для кого-то синей птицей...
Лети против ветра...//

+1


Вы здесь » POP IT DON'T DROP IT [grossover] » межфандомное » так уж вышло, что ведьмы невезучи в любви